UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Елена Фанайлова



ВМЕСТО ПУТЕВОДИТЕЛЯ






	Рассмотрим существование Воронежа в качестве культурного пространства. В этом качестве он, несомненно, существует, 
несмотря на возможность появления текста под названием  Воронеж как его отсутствие , иначе где бы, скажем, могло 
располагаться младенчество Бунина с бутафорским домиком его родителей, или простодушное железное перо топографа, 
землемера и метафизика местности Платонова, или краткосрочная тень бритого/лысого Улисса Нарбута с его сладкоголосым 
журналом для воспроизведения акмеистических вечеров, и юность Замятина, город покинувшего ради призраков более 
крупных кораблей, чем те, что шли к Азову. И Эйхенбаум, уехавший, впрочем, тоже в юношеском, подростковом почти 
возрасте семнадцати, кажется, лет, из докторской семьи, из уютно свернутого кокона, из зеленого, салатовой зелени, 
свертка центра города, из глухой, заглушенной, в валенках зимы, из неповторимой, так, что уши кажется заложенными, 
и из кокона в коконе - из золотого, медленного, медового кокона домашнего света - не жесткого, современных новостроек, 
а того, который еще сохранился именно там, где Эйхенбаум жил, в тех местах. Все это держится, кажется, на каких-нибудь 
двух-трех иголочках, булавках, которые крепят бумажный план города к обоям ландшафта, что староваты, успели слегка 
устать и предательски потрескивают в точках укола, грозя обнаружить серую, влажную штукатурку, ребра, каркас. В 
каких, собственно, местах происходит это прикрепление - там, где чудом попустительства сохранились осколки декора 
десятого года, его решетки, лепнина, которой уже не узнать, не признать медуз-горгон, кариатид неоклассики, курсисток 
для радушного приема Комиссаржевской-Маяковского? В ублюдочной яме одной из квартир Мандельштама - как не вспомнить 
его астму, виолончельную щель Ансельмуччио, на игольное только ушко? В странных полукупеческих-полумещанских особнячках 
на склонах правого берега, чье голландское описание известно любителям изящной словесности? Ну, уж, кажется, не 
там, где высятся стыдные остовы церквей, либо их более-менее удачно раскрашенные стараниями
 местной епархии трупы, улыбчивые косметические мертвецы. Адмиралтейский Успенский шпиль, иллюзорно благопристойный, 
не способен сшить эту землю с небом, церковь по колено в воде, фундамент погружается в заболоченный берег водохранилища, 
какие-то иностранные люди собирают средства для спасения утопающих, которое известно, чьих рук дело. Сакральная 
невостребованность колокольни компенсируется ее использованием в качестве зоны выявления особенностей национального 
характера, всегда связанных с загулявшим свободомыслием.
	Мелкий, нежный гвоздик: старинная афишная тумба, на которой более уместны были бы дуровские аншлаги, нежели наблюдаемые 
сейчас. Есть еще ржавая от сырости кнопка, прикрепляющая еврейское кладбище, эти толстенькие надгробья с верхушками 
в виде трапеций, напоминающие супружеские кровати, желтый, расплавленный снег, загаженный воронами и окрестными 
пьяницами, сомнамбулия снегопада, нелепая уборная строителей соседней многоэтажки почти в кладбищенской ограде, 
голубоглазая кошачья девушка, с удивлением выглядывающая из-под машины вослед удаляющемуся любовнику, который тощ 
и независим. Летом там, говорят, появляется сторож, пугающий любителей меланхолического уединения и химически индуцированного 
времяпровождения.
	Еще жив сельскохозяйственный институт, отдельная зеленая роза, любимое место прогулок вышеупомянутого классика, 
чье доверие к зоологии не раз отмечалось биографами, а тема чернозема под конец просто навязла в зубах - было ли 
в этом что-то искусственное? Так или иначе, стеклянный купол здания отсылает к образу какого-либо смутного берлинского 
вокзала в кино из жизни революционеров, архитектуре музея Орсэ в Париже или шуткам Портогези с сотрудниками, обнаруженным, 
увы, на репродукции. Не с чем сравнить этот объем пыльного, дрожащего воздуха, разве что с какой-нибудь библиотекой, 
так ли уж необходимой учтивым горцам, обучающимся здесь? Время строительства корпусов совпало со временем советских 
классификаций, когда был написан  Ламарк ; Шкловский считал его барочным, это время деталей, оно меж тем закручивалось 
в бараний рог. Живое барокко города - не педалируемый путеводителями особняк Кваренги и не рифмующийся с ним будто 
бы Ринальди, и не условный, многажды перестроенный Растрелли, - а летняя улиточная листва лентяя, сирень, райские 
кущи.
	Самодержец планировал центр города для корабельных нужд по примеру своей северной столицы, по такой же простодушной 
линейке, но пространство в этом месте поступило иначе: презрев среднерусскую привычную плоскость, оно обрушилось 
в реку, образовав воздушную яму, закрученную спираль. Овальный объем для летания, воронкообразную зелень с утекающими 
на ее дно строениями можно обнаружить и сейчас, чувствуя эту форму, вероятно, при помощи вестибулярного аппарата: 
с одной стороны, в центре города всегда подташнивает и кружится голова, как на карусели, и вид прекрасен, и легче 
дышать, с другой - непременно ощущаешь пределы, наводящие на мысль о не вполне зримых, но от этого не менее реальных 
стенках воронки. Как будто лежащее пространство делает жест - от себя, и все уходит в этот жест. Эта местность 
описана, имеет свою мощную мифологию: Кольцов пел плоские пространства; профессиональные знания позволили Платонову 
назвать все это котлованом; автор  Неизвестного солдата  был выброшен в разреженный эфир этой сжатой пружиной, 
успев отметить обрыв, берег, львиный ров.
	Внутри вышеописанной воронки находятся в свободном парении: классический особняк губернатора; гостиница  Бристоль 
, ныне  Центральная , вырождающийся русский модерн со сказкой о генерале Шкуро и Олеко Дундиче на балконе; деревянная, 
расписная, варварская восточная шкатулка для жуков- древоточцев - бывший табачный магазин, пиратская лавчонка с 
запахом колониальных товаров, ныне погубленная кооператорами; красного кирпича университетская библиотека, останки 
коей ностальгируют о своем дерптском замке. Затерявшаяся во дворах синагога - обыкновенно, склад. Унылоплечий бронзовый 
Никитин и два Кольцова - маленький белый бюстик с почему-то звездой Давида на постаменте, в сквере своего имени, 
и обращенный к вечнозеленому водохранилищу монструозный колосс в шинели Железного Феликса.
	Внутри города хранятся коллективные сокровища памяти группы авторов, код их юности, предметы тайных перемигиваний: 
золотой португальский портвейн в буфете Дома Офицеров, ночные прохладные прогулки в новой шелковой коже, воздух, 
протекающий тело насквозь через открытые форточки пор, кубинский табак, запах ночной фиалки, велосипед и купания, 
голубые джинсовые крылья, утренние зябкие улицы, ведущие к вокзалу, мальчики с цветными конвертами пластинок в 
руках, халтура в ТЮЗе, китайский свиток заснеженного побережья с висящим посредине расплывающимся островом и маленьким 
четким иероглифом лыжника внизу, - все сохранится, все хранимо, кинопленка, которой не сгореть, не быть смытой. 
Мы, конечно, погибнем на рассвете на шоссе Москва- Ленинград, как ты когда-то хотела, мы захлебнемся горькой водой 
многочисленных морей Южной Аравии.
	Город, как, впрочем, и многие другие, содержит свою структуру сновидений, чья застройка отличается от наблюдаемой 
физическим взором, перекрываясь с нею примерно на треть, имея свою архитектуру, тупички и переходы, ощущаемые порой 
при обычных перемещениях. Путешествия в данных областях улучшают знание истории, позволяя наблюдать город в более 
истинном, что ли, свете, давая представление о многих объектах, не зафиксированных на генплане. Нельзя с уверенностью 
утверждать, чтоб город там был как-то особенно хорош, нет, там управляется все та же немного неряшливая метафизика, 
о которой сновидец имеет представление по собственной дневной биографии, продуктом города являясь и сию метафизику, 
видимо, размножая, но там можно посетить церкви и монастыри, которых ранее было великое множество, и которые теперь 
забыты охраняться государством за физической невидимостью.
	В этой связи кажется уместным вопрос: как, по каким законам изменяются со временем места существования, ареалы 
обитания? Кроме как особенностями птичьих миграций, невозможно объяснить отсутствие действующих лиц на скамейке 
с фольклорным названием  банан , над которой нависает дикий виноград, некогда укрывавший курящих филологинь от 
взглядов любопытных прохожих, - редкая птичка нынче залетит под его сень. Или, скажем, сквер имени великого прасола, 
- что подвинуло его в конце семидесятых стать прибежищем хипни, добела вытершей об асфальт свою франко-американскую 
парусину, всегда имевшей шанс распродать фонотеку, расплеваться с братом - членом Римского Клуба, загнуться от 
цирроза, - потом обернуться оазисом предприимчивых жриц любви, а теперь и вовсе превратиться в какой-то долгоиграющий 
цветомузыкальный фонтан, воскресную жвачку для бедных? Некогда здесь было немецкое военное кладбище.
	Зачем, вообще, город склонен как-то устраиваться, именно что с насмешкой располагая увеселительные, легкомысленные 
свои заведения и места прогулочных скоплений народа над областями подземной печали? Вот одно из старинных городских 
кладбищ, обращенное сперва в парк Живых и Мертвых с танцами по выходным (сокращенно - ЖиМ, шестидесятые годы, жизнь 
настоящих ковбоев, жимолость кладбищенская в этом слове все же сохранялась), а затем в площадку под строительство 
цирка, с успехом завершенное. Вот дворец спорта и массовых мероприятий над вторым, не менее почтенным. И не убеждайте 
меня в происках муниципалитета, в профессиональном беспамятстве.
	Люди, которым здесь приходится заниматься различными искусствами, с удивительным единодушием отмечают абсолютную 
неприспособленность города к этим занятиям. Трудности, по всей вероятности, связаны не столько с провинциальной 
инерцией, отсутствием востребованности и хорошей критики, сколько с функционально иными задачами, которые эта местность 
призвана решать. В давние времена она служила пограничной областью между Московским государством и южными степями, 
контрольно-пропускным пунктом, поселением полувоенного типа. Устойчивая же театральная репутация Воронежа, при 
отсутствии реальных оснований для таковой, связана, видимо, с тем, что пограничник, находящийся в пограничном состоянии 
город или человек, всегда имеет в себе функцию декорации, нечто бутафорское, знак о переходе из одной реальности 
в другую. Театр, стоящий на грани колебаний физического мира перед его рассыпанием, всегда намекающий на преобразование, 
на другое. Он даже не мост, не такая, к примеру, часть речи, как союз, он - фикция в качестве реальности, он отсутствует 
в качестве объекта. Во время войны эта его функция обнажилась: город стоял, как пустые декорации, страшные. Смерть 
Кольцова не является следствием его семейных передряг с чахоточной купецкой вдовой, она есть логика города, который 
подбирает людей себе по вкусу.
	Как если бы подниматься на фуникулере, видеть сцену реки, зеленые ярусы и ложи, юношеский Колизей, описанный опальным 
поэтом. Происходящ натягивает свою ежесекундную золотящуюся паутинку; для таких местностей пишутся вариации на 
темы  Вильгельма Мейстера  и  Коричных лавок  с их наблюдательной метафизикой. Бергман, которого интересуют подобные 
вещи, видимо, великий дилетант от театра.
	Город устраивается так, что, возможно, однажды, ближе к утру, невидимая рука, высунувшись из водохранилища, потянет 
на себя его скатерть со всеми рюмками, тарелками, окурками и объедками и утащит на дно, что будет сопровождаться 
мощным облегченным вздохом усталого пространства. Мы находимся в ожидании тишины, и попытки прибегнуть к обману 
во избежание своей судьбы кажутся бессмысленными.

ВВерх