UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
  Александр Образцов

 С Е Т И   Р А З В Р А Т А
   водевиль

  ДАМОЧКА
  СТАРАЯ ВЕШАЛКА
  МОЛОДОЙ ГЕНИЙ
  ХУДОЖНИЦА
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

    Полукушетка. На  ней полулежит дамочка.  Входит
 старая вешалка со стаканом воды. Ставит его на тум-
 бочку.

ДАМОЧКА. Ах, как не хочется мне идти на работу, Нинель Исидо-
   ровна! Ах!
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Так не ходи.
ДАМОЧКА. Не ходи! Легко сказать! А жить на что?
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. А что это у тебя за специальность за такая?
ДАМОЧКА. Что?
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Какая же у тебя специальность, говорю, что на
   нее жить можно?
ДАМОЧКА. Ах!
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Ах да ах.
ДАМОЧКА. Философ я по образованию.
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Ах!
ДАМОЧКА. Ах!
СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Это не специальность.

    Дамочка, не меняя позы, протягивает ей диплом.

СТАРАЯ ВЕШАЛКА  (читает).  "...окончила по специальности "фи-
   лософ".  (Поднимает глаза на дамочку. Озадачена.). И много
   платят?
ДАМОЧКА. Ах!
СТАРАЯ ВЕШАЛКА   (вытирает   глаза   платочком).  Во  что  же
   это...(всхлипывает) вас превратили...

    Вбегает молодой гений.

МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Так! Здесь никого! (Зовет.) Фудашкина!

    Вбегает художница.

ХУДОЖНИЦА. Глебов! Вы здесь!
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Фудашкина, нам здесь никто не помешает...
ХУДОЖНИЦА. Я буду вас рисовать, Глебов!
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Верни сначала пять рублей.
ХУДОЖНИЦА. Вы ниже, чем я думала. Но я все равно...
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ  (замечая  дамочку  и  старую  вешалку).  Здесь
   кто-то есть!
ХУДОЖНИЦА (также замечая). Живописная группа. Я их нарисую.

    Входит председатель.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (художнице). Вот ты где! Уф-ф... Насилу отыскал.
ХУДОЖНИЦА (высокомерно). И напрасно!
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ничо...  Сейчас  я тебя начну это...  распро...
   перераспре...
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ.  Слышь ты!  Ханыга! Шоб я тебе не видал здесь!
   Канай отсюда!
ХУДОЖНИЦА. Глебов, я ценю, но это низко. Это ниже вас.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (молодому гению). Чо ты?..
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ (художнице). Фудашкина?..
ХУДОЖНИЦА.Это председатель колхоза, в котором я родилась.
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ.  А.  Так бы и сказал. (Протягивает руку.) Гле-
   бов.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Щас как дам по руке!  Я два  кирпича  разбиваю,
   учти!
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Ладно! - я же сказал! Ладно!.. И черт с тобой.
   (Убирает руку.)
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Я не посмотрю...  Я как щас прыгну - и уши пят-
   кой оборву!  Тоже,  блатной! Видал я блатных в десанте! Ты
   где служил?
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Нигде я не служил. Я - физик. Доктор наук.
ДАМОЧКА. Ах!
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Мадам?..
ДАМОЧКА. Такой молодой... (всхлипывает) и физик...
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я теоретик, мадам. Без захода в зону.
ДАМОЧКА (недоверчиво). Тогда почему доктор?
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я - гений.
ДАМОЧКА(старой вешалке).  Как вы считаете, Нинель Исидоровна?
   Похож?
СТАРАЯ ВЕШАЛКА.  А  кто их знает сейчас.  Сейчас идет,  такая
   босота, а у него визы некуда ставить. Может, и гений.
ДАМОЧКА. У меня на курсе было три гения. Один стал милиционе-
   ром, а двое лаборантами. Но если действительно доктор...
ХУДОЖНИЦА. Тогда - что?
ДАМОЧКА. Ах!
ХУДОЖНИЦА. Глебов, будьте выше!

    Молодой гений молчит.

ХУДОЖНИЦА. Она вас ловит в сети, Глебов! В сети разврата!
ДАМОЧКА.Ах!
ХУДОЖНИЦА (председателю).  Пантелеев,  вы сколько получаете в
   месяц?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. В месяц?
ХУДОЖНИЦА. Нет, лучше - в год!
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. В год?
ХУДОЖНИЦА. Нет, лучше - сколько у вас на книжке?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (подумав). Не скажу.
ХУДОЖНИЦА (дамочке). Вот! Вот вам объект! А Глебова оставьте!
   Потому что он гений. А значит - слаб.
ДАМОЧКА (председателю). А серьезно - сколько?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Не скажу.
ДАМОЧКА. Скажете.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. У тебя специальность есть?
ДАМОЧКА. У меня?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну да.
ДАМОЧКА (подумав). Не скажу.
ХУДОЖНИЦА. Есть у нее специальность, Пантелеев. Она будет те-
   бе верной подругой.
ДАМОЧКА (старой вешалке). Нинель Исидоровна, рискнуть?
СТАРАЯ ВЕШАЛКА (оглядев председателя). А не запьет?
ДАМОЧКА (художнице). Как?..
ХУДОЖНИЦА. Это зависит исключительно от вас.

    Дамочка оглядывает председателя со всех сторон.

ДАМОЧКА. Не запьешь?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. История называется: "Наша русская Лолита". Дело
   началось  девять  лет  назад  в одном из сел Нечерноземья.
   Студент пятого курса одного из престижнейших столичных ВУ-
   Зов Леша П. приехал в это село в августе месяце. Неистовая
   природа устала уже цвесть,  плодоносить и т.д. Леша П. хо-
   дил по деревенской улице,  зевал, как вдруг - встреча! Она
   шла из сельпо,  маленькая Лолита,  с теплой буханкой хлеба
   на груди.  Жизнь Леши П. была решена в один миг. Он уже не
   вернулся в столицу.  За несколько лет он сделал  хозяйство
   рентабельным. Он исподволь развивал художественные наклон-
   ности своей маленькой Лолиты,  будил в ней  чувство  прек-
   расного.  Ему казалось, естественно, что годы до ее совер-
   шеннолетия идут медленнее,  чем гумусизация после глубокой
   вспашки,  но если бы он мог предположить, что после восьми
   лет развития она без паспорта, без совести, ночным поездом
   сбежит в столицу,  то те годы показались бы ему... Так что
   если он не запил тогда,  то теперь,  мадам, он уже вряд ли
   запьет.
ДАМОЧКА. Ах!
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вот тебе и ах.
ДАМОЧКА. Я вспомнила...
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Кого?
ДАМОЧКА. Вас. Ведь вы - Леша П.?
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Я стал таким простым,  что матерюсь без предуп-
   реждения.
ДАМОЧКА История называется: "Повесть о первой любви". Столич-
   ный  двор.  Тринадцатилетняя  девочка-подросток.  Соседний
   подъезд.  Из него по утрам весь в фирме  выходит  студент.
   Девочка-подросток,  труся,  ждет  его  появления в решетке
   балкона третьего этажа. И вдруг студент исчезает. Горе де-
   вочки-подростка неутешно. Она героически любит исчезнувше-
   го студента еще четыре года,  а  затем  поступает  на  фи-
   лософский  факультет МГУ,  чтобы при будущей встрече через
   десять лет...  случайной такой встрече, вроде нашей... по-
   разить бывшего студента цитатами из Канта.  Как вы измени-
   лись, Леша.

    Председатель глубоко,  скорбно вздыхает, целует
 ее руку.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Что делать, любезная... э... э...
ДАМОЧКА. Елена.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Елена.
СТАРАЯ ВЕШАЛКА.  Я думала,  что такие истории бывают только в
   тридцатые годы!.. Леночка!.. Я сейчас зарыдаю!..
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ (художнице). Фудашкина, это низко!
ХУДОЖНИЦА. Не верь ни одному слову!
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ.  Это черт знает что!..  (Ходит. Председателю.)
   Берите ее...  Берите, берите! Должна быть мужская солидар-
   ность. Позвольте вам... руку... пожать...
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (растроган). Да что там...

    Обмениваются торжественным рукопожатием.

МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Очень рад знакомству... очень! Так редко дово-
   дится встретить...  встречать примеры истого мужского бла-
   городства!  Вот моя визитная карточка. (Подает.) Мама, па-
   па, две сестры готовы принять вас, как... родного. В любое
   время! Удивительный пример... да... добросердечия...
ХУДОЖНИЦА. Вы, Глебов, ничего не поняли...
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Все понял! Все! И учти, Фудашкина, что я бы не
   дал тебе достичь совершеннолетия! Я хуже! Значительно!
ХУДОЖНИЦА. Это зависило бы только от меня, Глебов! Как вы бы-
   ваете глупы!

    Рыдает. Все слушают рыдания, которые постепенно
 затихают.

ХУДОЖНИЦА. История называется: "Пять рублей". Когда я вышла с
   вокзала на Комсомольскую площадь, ко мне подошел дядечка и
   спросил:"Тебе куда?" Я подумала,  что это таксист и говорю
   ему:  "Строгановское училище." И что же?  Дядечка  завозит
   меня на какую-то квартиру,  где среди батареи бутылок гру-
   дой лежат порнографические журналы, а обитатели "обдолбаны
   в хлам",  как они говорят между собой,  и мне предлагается
   начать подобную жизнь.  И не только предлагается, а с меня
   делается попытка что-то снять. Я кричу, визжу и царапаюсь.
   Вдруг раздается звонок и появляется Глебов, мой спаситель.
   У него квартира этажом ниже. Я бегу в слезах и без кофточ-

 
в начало наверх
ки под его покровительство, но он почему-то не верит в мою чистоту и относится с брезгливостью. Он дает мне пять руб- лей на первое время и выводит на улицу. С тех пор вот уже год я веду в Москве жизнь без прописки, обучаясь рисунку на курсах. Разговор про пять рублей у нас стал нарицатель- ным, потому что Глебов - максималист. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Эта история тоже хороша!..Теперь я точно за- рыдаю!.. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Обождите рыдать! Я хочу, чтобы вы услышали историю, которая называется: "Любимый ученик". В четырнад- цать лет я с золотой медалью окончил, потом поступил, по- том защитился на третьем курсе и стал кандидатом, докто- ром, потом членом различных обществ - математических, аст- рофизических и т.п. Обсерватории рвали меня на части! И вот теперь, после всех триумфов, вы видите перед собой надломленного, усталого, изверившегося человека. А между тем мои косвенные вклады в народное хозяйство составили бы около одиннадцати миллиардов золотом! ДАМОЧКА. Ах! Милый! СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Золотом! (Рыдает.) МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Да, золотом! Или в конвертируемой валюте. Что равнозначно. Но злая воля моего руководителя, старого, бездарного академика Вермонтского, маразматика, саботажни- ка, сластолюбца и стяжателя выбила меня из рабочей колеи. И вот перед вами бывший ученик, доктор наук в отставке. Я работаю теперь во вневедомственной охране и проверяю про- пуска у сотрудников своего же института. Если бы вы виде- ли, как вчера я отхлестал своего бывшего руководителя, так называемого действительного члена! Семь с половиной минут он доказывал мне подлинность своей личности! Рожа у него, надо сказать, была здорово помятая. Нализался, видимо, на общем собрании Академии наук. (Кричит.) Мы перетряхнем их гадюшники! Мы выбросим на помойку истории змеиные клубки дутых величин! Художница в одиночестве аплодирует. Затем сти- хает. ДАМОЧКА. Все гении таковы. Отходит к полукушетке, устраивается в прежней позе. ДАМОЧКА. Ах! Как не хочется мне идти на работу, Нинель Исидо- ровна! Ах! СТАРАЯ ВЕШАЛКА. А по этому поводу, дети, у меня есть своя история, которая называется: "Любимая работа". Тридцатые годы, как известно вам по музыкальным произведениям и по произведениям кино, были годами напряженной, но одновре- менно праздничной жизни. Пришла пора и мне устраиваться после шести с половиной классов. В то время у нас не было такого: хочу - не хочу. В то время у нас была любимая ра- бота. У меня, например, была любимая работа медсестрой. То есть, вначале эта работа называлась "нянечка" и "санитар- ка", и только попозже я выслужилась, уже перед войной. Как я ее любила, свою работу! Халатик на мне всегда был чистенький, сама я была завита раскаленными гвоздями. Ког- да я уходила на пенсию, уже в новое время, мне подарили электрический самовар на пять литров емкостью. Вот и вся история моей жизни. Не правда ли, забавно? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Какая суровая простота! И истинно народное терпение! И юмор! Вы интересны мне. Да. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Ах, если б вы меня видели на ночном дежурстве в лучшие годы! Когда я шла по темному коридору, от меня летели искры, как от электросварки! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Как вы образны! СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Я была постоянно голодна, но моя поджарость была мне по душе. Я могла пять ночей не спать! И синие те- ни у глаз придавали мне... ХУДОЖНИЦА. Давайте я вас нарисую. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Нет-нет! Я уже пятнадцать лет не фотографиру- юсь. ХУДОЖНИЦА. Я буду рисовать вашу внутреннюю сущность. СТАРАЯ ВЕШАЛКА (твердо). Не надо. ДАМОЧКА. Нарисуйте меня. ХУДОЖНИЦА. Вас? (Думает.) Хорошо. Я нарисую вас... Уходит, возвращается с планшетом. ХУДОЖНИЦА. ...роскошной советской содержанкой. Это будет со- вершенно новое в жанровой живописи сегодняшнего дня. ДАМОЧКА. Я согласна. Художница рисует. Все смотрят. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Мало секса. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. А на мой вкус... на мой взгляд, то есть... ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Я выписывал ей "Историю искусств". ХУДОЖНИЦА. Я благодарна вам, Пантелеев. Но сердцу не прика- жешь. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Не прикажешь... конечно... Только вся эта на- родная мудрость сомнительна. Вот, я беру Даля и наугад от- крываю. (Берет Даля и наугад открывает.) "Первому выигрышу не радуйся". Да, это... Да... "Выигрыш с проигрышем на од- них санях ездят". Ага... Дальше мы... смотрим... "Тиха во- да, да омуты глубоки", "чем глубже схоронится семя, тем лучше уродится" , "рыба ищет, где глубже..." Чепуха! (зах- лопывает словарь.) Банальности какие-то. А им придали фор- му афоризмов. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Нет. Народ велик! ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Да вы-то что о народе знаете в своей охране? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я?.. Вот так обвинение. А кто, по-вашему, пе- ресек все наше общество по вертикали. с самого верху дони- зу? ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. И - что? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Да вот - пересек, и все усек! ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Чего усек-то? Чего? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Тщету. Что ты баловень общества, что изгой - все одно. Тщета. Суета сует. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Ну, и что? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Что? ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Дальше что? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Дальше?.. Хм... Дальше... (Ходит. Останавлива- ется перед портретом дамочки.) Вот! Пожалуйста. Вот это! ХУДОЖНИЦА. Глебов! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Да! Вот это! Вот - сети разврата, разрушение организма, отравление потомков! Как всегда! ДАМОЧКА (обеспокоенно). Что вы там изобразили? ХУДОЖНИЦА. Да сидите вы спокойно. ДАМОЧКА. Спокойно!.. Может, вы меня ославили. Встает, подходит к портрету. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Мне нравится. Главное, что так и хочется съесть. Прямо с мизинца начать и по суставчику, по ребрыш- ку... Художница и дамочка почти одновременно лупят его по щекам. ХУДОЖНИЦА. Растлитель! ДАМОЧКА. Сопляк! ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (дамочке). Ваша реакция непонятна. Объяснитесь. ДАМОЧКА. Что за цинизм!.. Ну хорошо, соглашаешься как-то ук- расить собою жизнь! Жертвуешь всем чистым и детским в себе ради праздничности, ради взбадривания общества! И что? Что?.. Приходит какая-то неудавшаяся молекула и во всеуслышание обзывает тебя шлюхой!.. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Да я ж польстить... ДАМОЧКА. Польстить?! Это ты в Париже можешь так льстить, тва- рям всяческим! А я... я!.. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Бедняжка!.. ДАМОЧКА. Я - интеллектуально высокое, богато одаренное внеш- не, тонко-страстное и задумчивое н е к т о! Ясно вам? Н е к т о! Этому еще нет названия. Ложится на полукушетку. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Так им! Так! За всех нас! Браво! Аплодирует. ХУДОЖНИЦА (задумчиво). Так вам т а к о е нравится, Глебов?.. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Да!.. Такое!.. Чтобы ползать в пыли!.. У ног!.. Чтобы себя не помнить! (Становится на колени перед полукушеткой.) Польстить! Ей-богу! ХУОЖНИЦА. Глебов! Опомнитесь! Она пуста! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Может быть, в ней нет внутреннего содержания, но мне так и хочется ее съесть. (Дамочке.) Теперь вы пони- маете, в каком контексте я сказал о съедобности ваших ми- зинцев? ДАМОЧКА. Зачем ты ушел в охрану? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я вернусь. ДАМОЧКА. Возвращайся. (Подает ему руку. Он целует ее.) Време- на не только меняются, но они еще и уходят. (Художница молча удаляется.) И они утаскивают за собой нас. Как бы мы ни упирались. Скажите ему, Нинель Исидоровна. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Давно ли, кажется, я сама возлежала на полу- кушетке? А теперь только врач-терапевт холодными пальцами пытается продавить мою диафрагму... Да перемена давле- ния... Да северо-восточный ветер... Да парад планет... И от всего перечисленного скоро можно будет спастись только за слоем земли в метр двадцать, да за бетонной плитой в десять сантиетров... А где-то существует время, где я шла на свидание темным коридором, все на мне было чисто хлоп- ковое и прокаленное утюгом, и от меня самой летели искры, как от электросварки. ДАМОЧКА. Вам хоть есть, что вспомнить. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Да, от нищеты и голода мы спасались в чувствах. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (дамочке). Снова я не понял. Объяснитесь. ДАМОЧКА. И снова все просто. Да, я решила отдать себя пороку. Но решение об этом, а также обоснование этого решения не дают мне ни одной свободной минуты для его реализации! Я лежу на этой полукушетке и мысленно прохожу все стадии! И во всем виноваты вы, Леша П.! Вы и там, в деревне, ничего не добились, и меня толкнули на путь созерцательности. (Молодому гению.) Встаньте, что вы, в конце концов. Это уже глупо - стоять так долго на коленях. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Вы хотите сказать... ДАМОЧКА. Конечно! Нельзя держать плод в руках... (Молодому гению.) Да встаньте же! (Председателю.) ...долгое время. Или ешьте, или отдайте голодному. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я не встану. ДАМОЧКА. Почему? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я пропустил момент, когда можно было встать с победой, и теперь буду ждать выгод от упорства. ДАМОЧКА. Вставайте... ну?.. Ваше стояние очень быстро прошло стадии упорства, как вы сказали, затем пронеслось зоной уныния и теперь оскорбляет меня!
в начало наверх
МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Чем? ДАМОЧКА. Пародийностью, вот чем! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ (радостно). И замечательно! Сейчас я могу вли- ять на вас! Если я тут же встану - вы почувствуете облег- чение. Если останусь на коленях - войду в вашу душу, глу- боко ее уязвив... Задачка... Рискну: останусь у ваших ног. ДАМОЧКА. Ладно. Вставайте. Я уже не сержусь. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я чувствую, что все мои силы... вся мощь моего интеллекта меняет направление... Да!.. Пусть они сами, без меня, попробуют догнать! Да! Винтик! Пусть! Но в интег- ральной схеме! Я выпал, по мне не течет больше ток! Слыши- те? Я выпал! Но я незаменим! Таких, как я, природа произ- водит штучно! Она напрягает все свои силы, чтобы создать в одной точке лазерное жало интеллекта! А они - в охрану! И думают, что это можно исправить! Так, взял и переставил обратно, и чтобы ты, как ни в чем не бывало, продолжал ге- ниальничать! Нет, дорогие мои! Хорошие! Нет! Я ухожу! Слу- шайте! Я торжественно заявляю всем, всем, всем! Чихать я хотел на вашу цивилизацию! Я углубляюсь в разврат! Со всею мощью своего интеллекта! Начинаю!.. Жадными глазами оглядывает дамочку. ДАМОЧКА (кокетливо). Не жгитесь... МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Стоит только вдуматься! Вот!.. (Вдумывается.) В женское! Всмотреться! В созданное для слияния! ДАМОЧКА (холодно). Идите к черту. Вдумывайтесь в своем НПО. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Это рудименты прошлой жизни. Простите. ДАМОЧКА. Скучно. Скучно! Никаких событий! Никто даже не посмотрит жадным взглядом! Никто! Мелькнет какой-то голод в глазах и тут же вежливо и виновато улыбается! Он думает, что оскорбил меня своим желанием! Нет! Он смертельно оскорбил меня тем, что струсил! Значит, я не так хороша! Значит, я не могу зажечь его! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Вы меня зажгли! ДАМОЧКА. Не верю! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Зажгли! ДАМОЧКА. Ложь! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Я докажу! ДАМОЧКА. Чем? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Сейчас... рухну! Без чувств! ДАМОЧКА. Рухни! О, рухни! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Сейчас... (Встает, пожирает дамочку взглядом, пытаясь побледнеть и рухнуть.) ДАМОЧКА (разочарованно). Хоть бы притворился, что ли. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Мы всю кровь использовали для своих нужд. А на детей остался какой-то суррогат, бледные кровяные шари- ки. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Нет! Я чувствую... (Дамочке, застенчиво.) Вы точно не обидетесь, если я... э-э... буду... э-э... груб? ДАМОЧКА. Да нисколько. (Пауза.) Ну? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Что? ДАМОЧКА. Что вы затихли? МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Может, я сначала... вдумаюсь... Все-таки при- вычней... от головы немного... А потом... ДАМОЧКА. Ах, Нинель Исидоровна, как мне не хочется идти на работу, если б вы знали! СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Так не ходи. ДАМОЧКА. Придется... А вы, Леша П., что молчите? ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (неохотно). А что говорить? Все понятно... ДАМОЧКА (вдруг кричит на молодого гения). Ну чего ты пя- лишься, как баран? Молекула стерилизованная! МОЛОДОЙ ГЕНИЙ (почти одновременно, кричит). Я все понял! Окончательно! Мы не можем называться одинаково людьми! Нет! Со всеми животными и растениями мужского пола у меня больше общего, чем с вами, с женщинами!.. Падает без сознания. Пауза. СТАРАЯ ВЕШАЛКА. Неужто мыслью себя сразил?.. А мне один зна- комый конюх в конце тридцатых годов так сказал: не все, говорит, Нина, поддается разуму в этом мире. Сам храм ми- роздания еще можно оценить и освоить, но если уж начнешь связи изучать, то непременно упрешься в идеализм. Удиви- тельные дела, скажу я вам, бывают... Просто черт знает, что за дела... ДАМОЧКА. Леша! И теперь вам все понятно? ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (неохотно). Ну, а что? Я сам первые годы в де- ревне сутками без сознания жил... Подписываю сводки, агро- технику изучаю, а одну только Лолиту свою вижу... Фудашки- ну то есть... ДАМОЧКА. Но она же беспола, Леша! В ней нет игры! ПРЕДСЕАТЕЛЬ (качая головой). Не-ет... Это я ее так воспи- тал... чтобы не разбаловалась... А так - все у нее есть, а уж игры этой... Входит художница, одетая и намазанная для разв- рата. ХУДОЖНИЦА. О! Глебов!.. Глебов! Он мертв! (Мечется по комна- те.) Так я и знала! Мы не встретились в этом мире! Уви- димся в том! Здравствуй, Глебов! Ссыпает в ладонь таблетки из сумочки, глотает их с помощью стакана воды, стоящего у полукушетки на тумбочке с самого начала. Опускается рядом с Глебовым. Застывает. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А-а!.. А-а!.. (Дамочке.) Какой здесь этаж? ДАМОЧКА (растерянно). Семнадцатый этаж двадцатидвухэтажного дома... ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. А-а!.. А-а!.. (Достает из портфеля бумаги.) Это новый устав артели. Мое завещание землякам. А-а!! А-а! Разбегается, прыгает в окно. Крик "а-а" слы- шится долго. ДАМОЧКА. Все кончено, Леша. Как сказал Эммануил Кант, душа не может жить вне своего тела, но все-таки живет. Прощай. Подходит к художнице, достает и глотает остав- шиеся в сумочке таблетки, запивая оставшейся в стакане водой. Опускается по другую сторону от мо- лодого гения. Застывает. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ (подняв голову, непонимающе смотрит на женщин). Что это?.. Зачем такие юные и способные нести огонь по- гасли? (Озирается.) А ведь и покончить с собой нечем. Не- чем! А хочется... Встает. МОЛОДОЙ ГЕНИЙ. Нет, Нинель Исидоровна, ваш знакомый конюх был все же глубоко неправ, несмотря на классическое образова- ние. Потому, кстати, он и стал конюхом. Все поддается ра- зуму в этом мире! Все! (Подносит палец к виску.) Пух! Падает. СТАРАЯ ВЕШАЛКА (восхищенно). Нет, этого даже в тридцатые годы не было! Нет! Даже представить себе невозможно было что-нибудь подобное! Коллективное самоубийство на почве неразделенных чувств! Да это же черт знает что за дела!.. (Пауза.) Разве что, когда я шла по темному коридору в наг- лаженном белье и накрахмаленном халатике и от меня летели искры, как от электросварки... Разве что тогда я могла... да, могла себе представить, что такое станет возможно!.. Когда-то!.. Ах, как это феерично! Я сейчас зарыдаю!.. (Уходя.) Да, уже плачу! И даже не задумываюсь о последствиях! Уходит.

ВВерх