UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Наль Подольский

  СКАЗКА ПРО КРОКОДИЛА И РЫБКУ-ФОНАРИК

   Жил-был в реке крокодил. Когда он видел что-нибудь живое,
будь то  рыба или  зверушка, то  говорил "Съем!",  раскрывал
пасть  и  действительно  съедал,  а  если  видел  что-нибудь
несъедобное,  то   говорил  "Гм"   и  отворачивался.   Около
крокодила всегда  плавали рыбка-прилипала и рыбка-подпевала.
Рыбка-прилипала  обычно   висела,   присосавшись   к   броне
крокодила у  его левого  уха, а  рыбка-подпевала держалась у
правого уха  крокодила и  докладывала  ему,  что  происходит
вокруг (я  забыл сказать,  что крокодил  был старый  и плохо
видел). Обе  рыбки подъедали крошки от крокодиловых обедов и
считали, что устроились в жизни очень недурно.
   Днем крокодил  выползал на  песок и  дремал  под  горячим
солнцем, по ночам же охотился. А охотятся крокодилы вот как:
вечером, только  солнышко скроется  за горой и станет темно,
крокодил в  реке, у  звериного водопоя  закапывается в  ил,
открывает заранее  пасть пошире  и ждет,  пока кто-нибудь не
придет  напиться   воды.  Едва  несчастная  зверушка  успеет
склониться  к   реке,  крокодил   быстро  говорит  "Съем"  и
захлопывает пасть,  и на  этом собственно охота и кончается.
Все звери  - и зебры, и антилопы, и обезьяны, и даже хитрые-
прехитрые шакалы, отправляясь попить воды, не знали, удастся
ли им  вернуться назад,  и согласитесь,  такую жизнь веселой
никак не назовешь.
   Но вот  однажды нашлась сообразительная обезьяна, которая
придумала, как  избавиться от  беды. Она  подговорила  своих
подружек, и они устроили для крокодила целый спектакль.
   Как-то утром  крокодил плавал у берега и прикидывал, пора
уже вылезать  греться на  солнце или не пора, и тут вдруг по
деревьям начали  носиться обезьяны  и орать  так громко, что
даже крокодил  не мог их не услышать (а я забыл сказать, что
крокодил был не только подслеповат, но и слышал неважно).
   - Вы  слыхали, слыхали, что делается? - верещали изо всей
мочи обезьяны.  - Вы  слышали, какой  крокодил у  соседей, в
реке за  горой? Вот там крокодил настоящий, не то что у нас!
Выплывает он  вечером -  так одно  загляденье, слева от него
три прилипалы, справа три подпевалы, а впереди, перед носом,
рыбка-фонарик светится!
   - Ай-ай-ай!  - подтявкивали обезьянам шакалы. - А наш-то,
наш крокодил  в темноте  живет, как  лягушка!  Жалко,  жалко
нашего крокодила!
   - Ах,  как нам  жалко нашего  крокодила! -  завывали  все
остальные звери.
   - Съем,  - сказал  обиженно крокодил  и выпустил из глаза
крокодилову слезу, так ему себя стало жалко. Потом он слегка
щелкнул пастью, снова сказал "Съем" и покосился левым глазом
на рыбку-прилипалу, а правым - на рыбку-подпевалу.
   Делать нечего, пришлось обеим рыбешкам отправиться искать
рыбку-фонарик. Они  спрашивали про нее всех - и угрей на дне
темных омутов,  и бегемота, что плескался и фыркал у отмели,
и  даже   черных  ибисов,   хотя  для  маленьких  рыбок  это
небезопасно - расспрашивать о чем-нибудь ибиса. Наконец, они
совсем сбились  с ног  (если можно так говорить про рыбок) и
не знали  бы, что делать дальше, если бы с ветки над ними не
свесилась обезьяна.
   - Эй вы, крокодильи присоски! Рыбка-фонарик живет в море,
на такой  глубине, что  там даже днем темно. Плывите вниз по
реке, да не попадитесь к рыбакам в сети!
   Поплыли рыбки  к морю. Они миновали благополучно рыбацкие
сети, после  их чуть  не съели  хищные злые  мурены, а когда
вода вокруг  стала прозрачной и зеленоватой, они поняли, что
попали в море.
   Кругом росли  коралловые деревья и стояли огромные губки.
Рыбы-попугаи обгладывали  кораллы, и  наши рыбки  подплыли к
одной из них.
   - Ты не знаешь рыбку-фонарик? - спросила подпевала.
   - Не  мешай, - проворчала рыба-попугай, даже не глянув на
рыбок, и  так долбанула  клювом по  коралловой ветке, что во
все стороны  посыпались крошки.  Рыбки по  привычке стали их
подбирать, но крошки оказались твердые, соленые и невкусные.
   - Не  понимаю, -  запричитала рыбка-подпевала,  - как тут
можно жить!
   Проплыла  мимо  стая  серебристых  селедок,  но  они  так
спешили, что  их было не догнать, а за селедками со страшной
скоростью пронеслась  рыба-меч. Потом медленно выплыла рыба-
луна. Она-то  явно  никуда  не  спешила,  и  рыбки  решились
заговорить с ней.
   - Скажи пожалуйста, где живет рыбка-фонарик!
   Рыба-луна долго-долго открывала рот, и наконец сказала:
   - Не знаю.
   - Удивительно,  - возмущалась  рыбка-подпевала, - у нас в
реке все  знают друг  друга, а здесь никому до остальных нет
дела. У  нас, даже  если кто  кого и  съест, все  равно это
выходит как-то  душевно, по-домашнему,  а тут  можно  с  ума
сойти, какие все бессердечные!
   Рыбки спустились поглубже, вода стала темнозеленая, а рыб
кругом совсем  не было,  и вдруг  они увидели очень красивую
рыбку, которая не спеша плыла им навстречу и вся светилась,
как настоящий фонарик.
   - Скажи, ты не рыбка-фонарик! - спросила рыбка-подпевала.
   - Да, - отвечала рыбка, - откуда ты меня знаешь?
   - О,  мы везде  только о  тебе и  слышали! Ах,  какая  ты
красивая,  как   замечательно  светишься!  -  запела  рыбка-
подпевала, а рыбка-прилипала тут же попыталась присосаться к
рыбке-фонарику.
   - Ой, как щекотно, - сказала рыбка-фонарик, - пожалуйста,
не делай этого.
   - О  тебе говорят  так много,  - продолжала  петь  рыбка-
подпевала, -  даже сам крокодил сказал: хотел бы я взглянуть
на этот фонарик!
   - А кто он такой, крокодил?
   - Невероятно!  Она не  знает крокодила!  Он в  реке самый
главный, и вообще самый главный.
   - В реке? А что такое река?
   - О,  бедняжка! Как  мне тебя  жалко! Жить  здесь, в этой
бездонной дыре,  и не  знать, кто такой крокодил и что такое
река!  Поплыли  скорее  с  нами,  я  не  переживу.  если  ты
останешься здесь, в темноте!
   И  поплыли  они  втроем  к  реке,  а  к  вечеру,  изрядно
поработав хвостами  и плавниками,  добрались  до  крокодила.
Рыбка-прилипала сразу  же присосалась  к броне  крокодила  у
левого уха,  а рыбка-подпевала  заняла свое  место у правого
крокодильего уха. Он же стал присматриваться и принюхиваться
к рыбке-фонарику.
   - Съем!  - сказал  крокодил и  щелкнул челюстями. Рыбку-
фонарик отнесло водой1 в сторону, словно мячик.
   - Гм? - удивился крокодил.
   - Его  превосходительство крокодил  спрашивает, зачем  ты
светишься, - пояснила рыбка-подпевала.
   -  Не  знаю,  -  засмеялась  рыбка-фонарик,  -  я  всегда
светилась. Наверное, так веселее.
   - Она говорит, - заорала рыбка-подпевала крокодилу в ухо,
- что светится для увеселения вашего превосходительства!
   - Гм, гм, - сказал крокодил.
   - Его превосходительство берет тебя на службу, - объявила
рыбка подпевала.
   - А что я должна делать?
   -    Каждую    ночь    светиться    перед    носом    его
превосходительства!
   - Но  что я буду здесь есть? Ведь я живу в море и питаюсь
планктоном.
   - Каждый  день,  от  рассвета  и  до  заката,  ты  будешь
получать отпуск и сможешь плавать питаться своим планктоном.
   - У меня не хватит сил каждый день так далеко плавать.
   - Постыдись!  - возмутилась рыбка-подпевала. - Неужели ты
хочешь огорчить  такого  почтенного  его  превосходительство
крокодила?
   - Хорошо, я попробую, - согласилась рыбка-фонарик.
   С этого  дня каждый  вечер крокодил торжественно выплывал
на охоту. Его мокрая броня ярко блестела, за хвостом бурлила
вода, слева  от него  плыла рыбка-прилипала, справа - рыбка-
подпевала, а впереди сияла рыбка-фонарик.
   - Наш  крокодил плывет на охоту! - радостно кричали звери
по берегам.  - Смотрите! Смотрите! Какое прекрасное зрелище!
Наш крокодил  самый важный,  самый  главный  из  крокодилов!
Смотрите! Смотрите!  - и, накричавшись вдоволь, звери бежали
пить воду подальше от крокодила.
   Первые два  дня крокодил был счастлив от того, что теперь
он важнее  крокодила из  соседней реки,  но потом дела пошли
хуже.  Из-за  рыбки-фонарика  ни  один  зверь  не  попадался
крокодилу в  зубы, так что он через несколько дней от голода
сделался злющим-презлющим,  и  даже  пытался  есть  лягушек.
Прилипала и  подпевала сильно  отощали и стали тоже злющими-
презлющими.  Но   тяжелее  всех,   наверное,  жилось  рыбке-
фонарику. Каждое  утро она  направлялась  к  морю,  и,  едва
доплыв со  службы домой  и  не  успев  как  следует  поесть,
должна была  снова плыть на службу. От такой жизни она тоже
отощала, и  с каждым днем светилась слабее. Зато все звери в
лесу были довольны-предовольны.
   Вскоре рыбка-подпевала решила, что пора действовать.
   - Я в отчаянии, - запищала она в ухо крокодилу, - что из-
за этого  негодного плавучего фонаря ваше превосходительство
может подохнуть с голоду! Не пора ли вам ее съесть?
   - Съем! - злобно сказал крокодил и лязгнул челюстями.
   Прилипала и  подпевала страшно  обрадовались: как  только
приплывет рыбка-фонарик,  крокодил ее тотчас сожрет, и у них
опять начнется сытая жизнь. Так бы оно и случилось, если бы
разговор подпевала с крокодилом не подслушали обезьяны.
   Когда вечером  приплыла рыбка-фонарик,  и  крокодил  стал
примериваться,  как   бы  ее  поудобнее  съесть,  на  берегу
поднялся страшный гвалт.
   - А  вы слышали?  Слышали новости? У соседского крокодила
уже пять  прилипал и  пять  подпевал,  и  целых  три  рыбки-
фонарика! Вот  у них  крокодил так  крокодил!  А  наш  так,
крокодилишка! Жалко, жалко нашего крокодилишку!
   - Гм,  - сказал  крокодил и  выпустил из  обоих  глаз  по
огромной крокодиловой слезе.
   В эту  ночь крокодил  охотился  как  обычно,  то  есть  с
рыбкой-фонариком, и  опять  остался  голодным.  А  когда  он
отвернулся, чтобы проглотить зазевавшуюся лягушку, подпевала
зашипела на рыбку-фонарик:
   - Ты,  светящаяся паршивка,  ты что  - хочешь,  чтобы его
превосходительство подохло  от голода?  Да кто тебя, морскую
гнилушку, звал  сюда, в нашу реку? Шевели плавниками отсюда,
да поскорее, пока его превосходительство тобою не закусил!
   - Ну  вот, мне еще и грубят, - обиделась рыбка-фонарик. -
Прощайте, не нужны мне ни вы, ни ваша река, ни ваш крокодил!
   И поплыла она к морю.
   Но у поворота реки, на песчаной отмели, ее ждали звери.
   - Не оставляй нас, рыбка-фонарик, - просили они.
   - Без тебя нас всех сожрет крокодил, - причитали антилопы
и зебры.
   А мамы-обезьяны  и  папы-шакалы  показывали  рыбке  своих
детенышей и рыдали:
   - Неужели ты позволишь, чтобы их съел крокодил?
   - Хорошо,  я вернусь,  - грустно сказала рыбка-фонарик, -
но я не знаю, что из этого получится.

 
в начало наверх
У нее уже не было сил доплыть до моря и вернуться обратно, и она отправилась прямо к крокодилу. - Как все плохо, - думала по пути рыбка, - крокодил либо съест меня, либо я сама погибну от голода, и все равно никому не смогу помочь, ведь я всего лишь маленькая рыбка. Тут я должен сказать, что положение действительно случилось опасное, в том смысле, что у этой сказки может выйти печальный конец. Но не следует забывать, что даже самые безнадежные истории иногда кончаются хорошо. Доплыв до крокодила, рыбка-фонарик увидела, что он с большим аппетитом поедает сочные зеленые водоросли и не обращает никакого внимания на обезьян, которые собрались посмотреть на удивительное зрелище. На рыбку-фонарик крокодил даже не взглянул. Через несколько дней крокодил так приохотился к водорослям, которых в реке было видимо-невидимо, что потерял всякий интерес к животным. От растительной пищи он растолстел, и когда плыл по реке, от него расходились волны, словно от парохода. И звери на берегах кричали: - Смотрите, смотрите, как красиво плывет крокодил! Наш крокодил самый главный, самый мудрый из крокодилов! А рыбка-фонарик помахала всем на прощанье своими светящимися плавниками и уплыла в море. Там она вдоволь наелась планктона, светилась в свое удовольствие и больше никогда не нанималась на службу. Что же касается рыбки-прилипалы и рыбки подпевалы, то их судьбой я интересоваться не стал - уж эти-то нигде не пропадут. ПОУЧИТЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ СТАРОЙ ОБЕЗЬЯНЫ МАЛЕНЬКИМ ВНУКАМ Если вдруг крокодил Тебя в гости пригласил, Удирай, а то не миновать беды. Даже если крокодил Добрым малым стать решил, Все равно держись подальше от воды! Если вдруг крокодил Перестроиться решил, У него ничуть не уже будет пасть. Те же зубы, та же власть, Так же любит жрать он всласть - Постарайся к нему в брюхо не попасть! Дружбу с ним не води И на службу не ходи - Он сожрет тебя в награду за труды. Даже если крокодил Травоядным стать решил, Все равно держись подальше от воды.

ВВерх