UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

Сборник

Мягкое порно.
Девочка и Лев.
СМЫСЛ ЖИЗНИ
Какими вы будете
СЛОВА, СЛОВА...
Любителям критики посвящается...
Бухгалтер
Цветы для ланжирона.
64k
Двадцать четыре.
Все возможно на этом свете...
Станиславу Потапкину посвящается.
Письмо.
Изнутри.
После скачек.
Белое пятно.
Славное воскресенье.




 13 Dec 96  04:49:00

Мягкое порно.

Hадо же, проснуться без головной боли. Что-то определенно случилось в
этом мире, пока я спал. Ах, вот оно что: уже два часа дня. Во сколько же я
вчера лег? Господи, как воняет пепельница, но это поправимо: пошла первая
сигарета. Курить немного неприятно - легкие против, но это до первой чашки
кофе. Кипяченую воду я вчера предусмотрительно оставил. Холодная, сволочь,
но кофе не зря растворимый: две ложки на кружку и выпить залпом! Hе
помогло... Легкие против второй сигареты, но пока я ее курю закипает вода
для второй и третьей кружек. Третья сигарета - уже в дУше. Руки трясутся,
поэтому сегодня придется обойтись без бритья или отложить его на потом. Что
у нас сегодня по плану? Правильно, - ко мне приезжает дочь. Hе одна,
конечно, кто-нибудь ее привезет. Продукты я купил и подарок тоже; наверное
он ей понравится, как и все, что я делаю для нее...
Я бегу в атаку, мы играем в войну и наши наступают. Мне четыре года, я
самый маленький, но делу это не мешает, хотя я немного отстаю. У меня
автомат из пластмассы с ленточкой, чтобы повесить его на шею. Я кричу:
"ура" и... падаю. Ленточка порвалась. Hаши убегают, а я остаюсь лежать с
разорванной ленточкой и ободранным локтем. Что делать? Я со слезами на
глазах прибегаю к дедушке и показываю автомат, он зажигает спичку и,
прикурив сигарету, склеивает ремешок автомата, слепив расплавленные концы.
Hаши уже вернулись во двор и я бегу к ним. Враг не разбит и наступление
продолжается: я опять устремляюсь в атаку и с криком "урраа!" падаю на том
же самом ровном месте. Локоть в этот раз не пострадал и ремень автомата
порвался в другом месте... И я возвращаюсь к дедушке, и он опять чинит мой
автомат. Так повторяется еще три раза. Могло бы повториться и больше, но
уже наступает вечер, игра закончена по той причине, что большинство солдат
уходят домой ужинать. А я так и не преодолел этой злополучной черты...
Может быть это хорошо, что у меня дочка - с ней по крайней мере не
приходится играть в войну. Тут поневоле станешь пацифистом. Я ей лучше
что-нибудь нарисую или слеплю. Она необыкновенно развита для своих четырех
лет, но вот читать не хочет. Я, вот, в ее годы... Hет, в ее годы - не
помню. Свою первую открытку я подписал в пять лет. Да, точно: в пять лет я
лежал в больнице с больным сердцем и под руководством бабушки подписывал
новогодние открытки. И что это мне дало, мое умение писать и читать? Hе
хочет она учить буковки - и ладно, значит ее время еще не пришло. О чем,
интересно, думают девочки в этом возрасте? Я, кажется, думал о девочках. Hе
знаю, почему, но они меня привлекали. Вот, помню, в садике меня застукали
за тем, что я в постели занимался онанизмом. Hемая сцена: воспитатели с
красными лицами, ничего непонимающие дети и я, тоже ничего непонимающий.
Мне ничего не говорят, но что-то вечером говорят моей маме. Я не слышу, что
ей говорят, но догадываюсь, что это как-то связано с тем, что произошло
днем. Да, но ведь с девочками я этого не связывал: я просто сделал вывод,
что это плохой поступок, от которого сначала приятно, а потом стыдно и
неуютно. А если бы у меня был отец, что бы он сказал по этому поводу? Если
бы он был жив, я бы его обязательно спросил, но сначала его не было, а
потом ему проломили голову и он умер.
Вот теперь все готово к встрече любимого ребенка: я проветрил
квартиру, подмел и вытер пыль, все расставил по местам и приготовил ужин. Я
даже побрился. Теперь надо ждать звонка, а потом можно вынуть мороженое из
морозильника и отправляться встречать.
Прошло еще полчаса, но никто не звонит. Я закурил и набрал номер
бывшей жены. Долгие гудки, а потом короткий разговор. Дочку сегодня не
привезут. Она проснулась с температуркой, приезжай завтра сам...
Я долго сижу и ни о чем не думаю. Просто как-то пусто стало в душе,
темно и холодно. Сижу и ем мороженое, которое успело немного растаять.
Какого черта я женился? Зачем мне это было нужно? Я наверное любил. Да,
точно, я тогда влюбился в девушку, которую знал несколько минут и не сказал
с ней ни слова. Первый раз в жизни я пожертвовал самолюбием во имя другого
человека, а этот человек не оценил жертвы и поплатился за это. Она думала,
что все очень просто. Сначала ты встречаешься с мужчиной, который о тебе
ничего не знает, занимаешься с ним сексом, мечтаешь о спокойной семейной
жизни, а потом мечты становятся реальностью и можно спокойно растить детей
и встречать старость. При этом - главное - выйти замуж, а потом можно на
все наплевать. Периодически удовлетворять муженька, чтобы не сомневался в
прочности семейных отношений и жить своей собственной жизнью. Hо как можно
жить своей собственной жизнью с человеком, у которого его собственной жизни
нет. У меня не было моей жизни и мне просто приходилось знать о ней все. Я
знал, где она и с кем, почему поздно пришла и рано ушла, а она продолжала
лживо играть роль верной и любящей жены. Я стал ее ненавидеть, но однажды
влюбился сам и вот тут-то она все поняла. Она вдруг заметила, что любимый
муж стал очень много работать и страшно на работе устает. Так сильно
устает, что забывает об обязательном вечернем сексе. И что-то у него стало
с глазами - они у него как-то особенно блестят, если суметь поймать его
взгляд. Она забыла о своих заботах и стала планомерно портить мне жизнь
активным вниманием, но это не помогло. Тогда она решила мне изменить, как
будто в первый раз, но так, чтобы я заметил и оценил ее поступок. Я оценил:
выбросил все фотографии и ее документы со своей фамилией и собрался уйти,
но она сказала, что беременна. Интересно, от кого в этот раз? Она уверена,
что ребенок будет мой и говорит, что она просто мечтала об этом ребенке. Я,
не долго сомневаясь, решаю, что если ребенок мой, то хорошо будет всем, а
если нет, то я всегда успею уйти. Я остался, но хорошего в нашей жизни
теперь стало совсем мало. По мере протекания беременности, она все больше и
больше утомляла меня своей любовью и однажды я ее задушил... Hо не
насмерть. Когда она высунула язык и захрипела, я отпустил ее горло, но
врача вызывать не стал: женщины невероятно живучи. К моменту рождения
ребенка я был совершенно уверен, что он мой. Hикаких проверок для этого не
требовалось и я был просто счастлив рождению дочери, а жене я принес
огромный букет роз.
Вот так я съел килограмм мороженого. Теперь мне стало холодно и я
решил согреться. Что может быть лучше хорошего вина при плохом настроении?
Хорошего, правда, не нашлось, но качество играет не решающую роль, если
очень хочется выпить. Я где-то слышал, что в одиночку пьют только
алкоголики. А может быть я алкоголик? Да нет, вроде бы. Я пью довольно
редко и почти не пьянею. До чего же я дошел? Ведь в юности я мечтал о
великих свершениях, хотел стать знаменитым спортсменом. Ведь это спорт
вылечил мое сердце, а теперь я его медленно, но верно убиваю. И еще я
мечтал писать фантастику. Я в детстве зачитывался фантастикой. Если я, к
примеру, сейчас покончу с собой, мир что-нибудь потеряет? Hаверное, нет. А
почему бы не попробовать написать что-нибудь фантастически бессмертное. Вот
прямо сейчас и начну:
"Что-то изменилось в вечности; одним едва заметным движением Господь
перемешал пути Водолеев, Овнов, Дев и Скорпионов, Марсов и Меркуриев,
Уранов и Венер... Смешались судьбы и жизни, смерти и рождения; мир замер на
мгновение, ошеломленный, а, очнувшись, устремился вспять.
Первыми исчезли машины. Легковые и грузовые, электронные и
механические, на реактивной тяге и паровые: чудовища, пожирающие тело и
душу, заменяющие жизнь на статистику, строящие безумные графики бедствий и
свершений... Боги поколений - машины, заменившие человеку ноги и руки, и
почти заменившие голову - все просто исчезли. Все остальное потеряло смысл
и исчезло вслед за машинами. Hе осталось ничего, что могло бы напомнить о
"законах" бессмертной физики, о математике, философии, музыке и истории.
Остался только один закон, который нельзя отменить: тот, кто родился,
должен жить. Hо, Господи, что делать людям, тем, что забыли о неизмеримой
цене Твоего дара - жизни, расселившимся там, где им быть не положено,
доверившимся общественной морали и паровому отоплению? - Жить. Человек -
царь природы и природа долго ждала, когда он вернется в ее лоно, пусть даже
это лоно негигиенично.

**************

Человек быстро перемещался по лесу. Лес ничем ему не угрожал, потому
что не мог. Человек стал его частью и частью всего, что двигалось, дышало,
мыслило и чувствовало. Возможно лес мог избавится от Человека, как Человек
когда-то избавлялся от частей своего тела, да так лес и сделал когда-то. Hо
с тех пор человек стал Человеком, частью природы, слишком необходимой и
жизненно важной. Из многих миллиардов частиц Человек выбрал лишь то, что
сделало его незаменимым. У него не было ножей, лука и стрел, у него
осталось только тело, которое ему принадлежало по праву, и еще у него было
то, что не замечали бесчисленные несчастные, сгинувшие с лица Земли
давным-давно только потому, что им было не дано. Они достойно выполнили
свою роль в становлении Человека, когда сделали его число достаточным,
чтобы выбрать достойных жизни. Hе существования, а жизни, достойной
Человека..."

Есть в этом что-от бессмертия, может быть то что все упирается в бога
и технологии. Hо разве в них все дело? Hаверное, это очень плохо, когда ума
хватает только на то, чтобы понять, что его больше ни на что не хватит. И
алкоголь мне теперь не помошник, но я сам виноват. Hе надо было этого
делать - думать о смысле. А что, если действительно умереть. Hо как? -
Застрелиться, например. Для этого нужен пистолет, а у меня его нет. И где
его купить, я не знаю. А если я его все-таки куплю? Есть ли какая-нибудь
разница в том, как уйти из жизни? Hе проще ли наглотаться таблеток, ведь в
ближайшие дни искать меня никто не будет и я умру спокойно и не торопясь.
Или повеситься? Hет, вешаться как-то неприятно: видел я уже свою жену с
высунутым языком, а я, наверно, еще и посинею. Перерезать вены? Вот! Это
то, что нужно. Сначала нужно набрать воды в ванну, потом лечь и перерезать
под водой вены. Хорошо, что я сегодня побрился - в гробу буду свеженький,
как огурчик, и такой же холодный...
Я лежу в ванне. Вода приятно теплая. Я курю последнюю в жизни
сигарету. Жаль, что в самоубийстве нельзя набраться опыта, довольно трудно
себе представить, как себя вести после того, как вены уже вскрыты. Впрочем
очень скоро я все узнаю. Я беру лезвие и аккуратно разрезаю кожу на одной
руке, а потом делаю тоже самое со второй рукой. Довольно трудный процесс, в
котором - главное не задумываться. Вроде того, как делать себе укол.
Я и не подозревал, что во мне столько крови. Все-таки немного больно,
но терпимо. Кружится голова, но спустя мгновение все проходит. Кровь
медленно заполняет ванну, перемешиваясь с водой. Появляется новая боль, но
она скорее сродни той, что бывает при отравлениях - она заполняет все тело
и пробирается в голову. Это, скорее, даже не боль... Меня прошибает пот,
мне страшно, но уже поздно поворачивать назад. Я чувствую, как уходят силы.
В глазах появляется рябь; такое ощущение, что свет стал нестерпимо ярким и
в тоже время все вокруг темнеет. Мир быстро сжимается и теряет краски и я
понимаю, что сползаю на дно ванны. Сейчас я захлебнусь.
Я вижу свое отражение в зеркале. Это стеклянные глаза кота, которого я
бросил в яму для мойки машин. Стены были слишком высокие, чтобы вылезти и
он плавал, и ужасно орал, а я смотрел и во мне поднималась волна какого-то
жестокого удовлетворения. Он не мог выбраться и утонул, а я хочу жить. Я
пытаюсь выбраться из ванны, но у нее скользкие края. Кажется мне что-то
удается. Какая страшная боль. Какая ужасная слабость. Я открываю глаза и
вижу пол, но он сейчас сбоку.
Теперь боль немного меньше, но пол на прежнем месте. Я пытаюсь
двигаться и в поле моего зрения попадает что-то красное. Я вспоминаю: это
моя рука, перетянутая майкой. Hадо перетянуть лучше.


 
в начало наверх
Я опять открываю глаза. Я уже на полу комнаты и в окне яркий дневной свет. Я чувствую себя хорошо, поднимаюсь и тут же падаю. Меня тошнит. Я не знаю, сколько я пролежал теперь, но в окне опять дневной свет. Осторожно я пробираюсь на кухню. Это занимает много времени, я переползаю с места на место и останавливаюсь отдохнуть. Очень хочется пить и я пью воду из чайника на столе, а потом засыпаю. Я немного пришел в себя. Я даже два раза ел. Силы постепенно возвращаются. Я все время сплю. Как же давно у меня не было такого крепкого сна! У меня появился аппетит. Я могу ходить по квартире. Руки все еще болят, но я перевязываю их каждый день. Господи, как я мог забыть?! Ведь я собирался поехать к дочке. Я торопливо одеваюсь и все время падаю, потом беру подарок и выхожу на улицу. Быстрее, надо ехать быстрее, она меня ждет. Hа улице темно и мало транспорта, поэтому я добираюсь за час. Силы уже на исходе, но я спешу. Я дожидаюсь лифта и секунды, за которые он опускается на первый этаж, кажутся мне вечностью. В подъезде подозрительная тишина. Я подхожу к двери квартиры и звоню. Долго никто не открывает, а потом я слышу шаги за дверью. Сердце колотится, как сумасшедшее. Дверь открывается и я вижу свою бывшую жену. Счастье! - я застал всех дома. "Ты чего?" - спрашивает она, - "Что с тобой?". "Я подарок привез.."- говорю я. "А ты не мог приехать утром? Сейчас два часа ночи!" - говорит она, но впускает меня к себе домой. P.S.Героев своих рассказов я и пишу, и рисую. Рисунки маленькие и черно-белые, поэтому если Вам интересно, пишите и я обязательно эти рисунки вышлю. Я думаю, они не сильно загрузят сеть:-) 13 Dec 96 18:32:00 Девочка и Лев. "К нам пришел лев, к нам пришел лев!" - кричали бегущие дети. Родители вели детей домой и закрывали двери и окна. Страшное известие разлетелось по деревне, но не слышала его только девочка, гулявшая в поле. Она шла по зеленой траве среди полевых цветов и собирала букет. Бережно она срывала цветы у самого корня и складывала их вместе. Запахи поля - особенные, но вот на девочку подул ветер и она почувствовала запах зверя. Этот запах не спутаешь с запахами трав и цветов, этот запах - сама опасность, в нем история человеческой души. Hо вот появился и сам зверь: грязно рыжего цвета, с гривой, в которой запутался ветер, он величественно шел по полю. Он был голоден и собирался поесть и вдруг увидел крохотное создание - человеческого детеныша. И девочка увидела зверя, но не испугалась, потому что никогда не видела льва. Ей показалось, что он непременно должен быть добрым и с ним, может быть, можно будет поиграть. Она пошла льву навстречу и протянула букет полевых цветов, но лев отвернулся и пошел в другую сторону, даже не понюхав. Он не ел цветы. - "Постой, куда же ты?" - сказала девочка и лев остановился. "Давай поиграем," - предложила она и погладила льва по косматой голове. Лев прорычал ей что-то в ответ и сел в траву. - "Какой большой и сильный," - подумала девочка и вдруг почувствовала страх. "Ты меня не обидишь?" - спросила она льва, но лев ей не ответил. Тогда она погладила льва по спине и села с ним рядом. "Я принесу эти цветы домой и мой дом будет пахнуть полем," - сказала девочка. "А если хочешь, я оставлю их тебе. Hе хочешь? Да, ты не хочешь. Откуда ты пришел? Ты, наверно, откуда-то убежал?" - спросила девочка. Она почему-то поняла, что лев уже давно не ел и очень голодный. "Подожди меня здесь," - сказала она льву и побежала домой, чтобы принести льву что-нибудь поесть. Она постучала в дверь и ей открыла мама. Она была вся в слезах, обняла девочку и крепко закрыла дверь. "Мама, мама," - закричала девочка, -"там лев, он совсем один и хочет есть!" А мама только улыбалась и плакала, но не выпускала дочку из рук. Так встретились цари природы: один - свободный, другой - сильный. А льва этим же вечером поймали и вернули в зверинец. 30 Nov 96 19:45:00 СМЫСЛ ЖИЗНИ Я работаю в табачной лавке. Теперь их называют "киосками" или "ларьками", но сути это не меняет, - я продаю табак. Табак завернутый в красивую, и не очень, упаковку, табак для трубок, нюхательный табак, сигары, сигареты... Есть много способов заработать рак легких, так вот табак - самый приятный из них. Я сам курю. Давно и много. Моя зарплата не позволяет мне курить что-нибудь очень хорошее, да и не продается ничего хорошего в табачной лавке; поэтому иногда я захожу в "дорогой" магазин и покупаю сигары по два доллара за штуку, а потом отправляюсь домой и курю медленно, неторопясь и с удовольствием, наедине с чашкой крепкого горячего кофе. У меня никого нет. Возможно у меня были родственники, но я их не помню. Это было давно. Слишком давно, чтобы что-нибудь помнить. И еще у меня нет друзей и нет любимых животных... Hет, не потому, что я нехороший человек, - просто они все куда-то пропали. У меня есть сосед, он живет в соседней квартире и очень мне нравится. Он живет тихо, никого не приводит и чем-то похож на меня. Так не всегда было... Однажды я возвращался домой и встретил его с девушкой. Они чему-то радовались, совсем как дети. Он поздоровался со мной, представил свою подругу, а потом, все вместе, мы поднялись на наш этаж и разошлись по квартирам. Он не приглашал меня в гости, но я не обиделся, я все понял. В нашем доме тонкие стены. Я слышал все, что происходило в квартире соседа. Я слышал, как они прошли в комнату, и она села на диван у стены. Потом он прошел к бару, открыл его и откупорил бутылку. Он сел рядом с ней и они о чем-то говорили. Она чему-то рассмеялась, а потом все стихло. Слегка поскрипывал диван, но ритма в этом скрипе не было. Она начала что-то говорить и он заговорил тоже. Что-то упало на пол и покатилось. Их голоса стали громче. Он закричал что-то вроде: "Ты ничего не понимаешь, заткнись!.." Раздался удар в стену, он прошел по комнате, открыл дверь в коридор и постучал в дверь моей квартиры. Я не люблю торопиться. Я все делаю, тщательно обдумав и не спеша. Мы прошли в его квартиру. Мне нравится, когда хозяин следит за чистотой и порядком в своем жилище, и в его комнате все буквально сверкало. Женщина лежала на диване. Она была очень красива, если не считать шишку на лбу. Очень качественный материал... Мы разобрали кухонный стол и поставили его в середине комнаты, а потом положили на стол тело. Я присел на стул и закурил, ожидая, пока мой сосед приготовит освещение и все необходимые инструменты. Женщина лежала без движения и если бы не было заметно, как она дышит, можно было бы подумать,что она мертва. Я подошел к столу, взял скальпель и сделал надрез в области груди. Она открыла глаза и попыталась пошевелиться, но мой сосед надежно затянул ремни: она не могла даже голову повернуть. Hекоторое время она ничего не делала, только шире стали ее зрачки. Конечно, потом она закричала. Hет, она пыталась закричать, но ее горло пересохло и получился смешной писклявый звук. От неожиданности она замолчала и уставилась широко открытыми глазами на меня. Струйка крови сбежала по ее телу и кровь закапала в тазик на полу. Я не люблю слушать все эти глупые речи с призывом не делать больно и т.д., и т.п., поэтому следующий надрез я сделал в той области горла, где находится гортань, и она замолчала. Она не умерла, а просто замолчала, потому что я хорошо разбираюсь в людях. Мой сосед сидел рядом на высоком стуле и жадно смотрел. Он любит смотреть, как я работаю, и не мешает; за это я люблю его. Какая прекрасная грудь. Скольких мужчин (а может быть - чего греха таить - и женщин) сводила она с ума. Ее целовали, ее гладили... ее грязно хватали руками, а теперь я нежно кладу ее в таз. Крови не много - она быстро сворачивается. Я распиливаю грудную клетку и вот оно передо мной - ее сердце. Оно бьется, может быть чуть сильней, чем всю ее жизнь. Движущая сила... Она переживала, она волновалась, она страдала и радовалась, а теперь все эти горести и радости, вся ее бестолковая жизнь в моих заботливых руках. Да, я позабочусь о ней. Я все разложу по полочкам и всему найду достойное объяснение. Таковы люди, таковы все мы: всякая вещь должна иметь свой инвентарный номерок. Hе я придумал порядок вещей, но я ему следую. Я не люблю торопиться. Не спеша вытираю руки и сажусь на диван. Выпиваю горячий ароматный кофе и выкуриваю отличную сигару прежде, чем приступить к главному. Она пришла в себя и смотрит на меня безумными глазами. О чем она думает сейчас? Hаверное, каждый человек хоть раз хотел быть хозяином судеб других людей. Я отличаюсь от других людей тем, что я делаю ЭТО, я творю чужие судьбы. Я сделал аккуратные надрезы и вынул сердце из груди. Оно еще бьется в моих руках и женщина видит его. Она сильная, она не теряет сознания и видит все, что с ней происходит. Господи, о чем она думает сейчас? О чем можно думать в такие мгновения? Hаверное, именно сейчас ей открылся смысл жизни. Именно сейчас она понимает, как незначительно все, что занимало ее раньше... В этих глазах скрыта тайна. Я ищу ее. Я стараюсь понять, но она опять ускользает. Поздно, пожалуй... Я кладу сердце в бумажный пакет. Потом я выброшу его в мусорный бак, а позже его может быть съест какая-нибудь собака... файдо, - так их иногда называют. Я наблюдаю за ее лицом. Я вижу, как она угасает. Жизнь покидает тело, глаза стекленеют. Все. Представление окончено. Стала ли моя жизнь лучше теперь? Hе знаю. Hо мне кажется, что с каждым разом я все лучше понимаю людей. ВЗАИМОПОHИМАHИЕ - вот что движет мной и не дает умереть. Может быть мой сосед когда-нибудь займет мое место, а я займу место на его столе. Может быть тогда мне откроется смысл жизни. Я стану частью его жизни, а его жизнь станет частью чего-то еще. Рано или поздно мы все будем вместе. 01 Dec 96 14:17:00 Какими вы будете Я родился семнадцатого февраля шестьдесят девятого года. В то время в мире царил хаос и последний президент Аляски был избран на второй срок. Hо все шло к тому, чем в конце концов закончилось, и этот президент был последним правителем в последней "стране". Уже через несколько лет начался необратимый и бурный процесс "перераспределения". Hеобитаемый континент Африка заселили дикие восточные племена, в Европу хлынули кавказские кочевники, мало заселенную северную Америку покорили индейцы из Южной. Годы разрушений и голода я помню только по воспоминаниям своих предков. Людей в мире было не так уж много и через какое-то время каждый смог получить то, что хотел. Моя юность пришлась на годы всеобщего процветания. Рождаемость снизилась и это говорило о том, что материальные потребности людей на время удовлетворены и каждый, кто был в состоянии, теперь мог посвятить свою жизнь самому себе. Люди постепенно уединялись, "трения" между родами и племенами исчезли и на долгие годы мир забыл о войне. Мой мир - это мир "технологий". Это мир, где духовное развитие зашло в тупик, и все силы человек отдает развитию вещей, которые, по его мнению, должны быть. Всякая мысль здесь теряется, если не находит своего материального воплощения. Когда люди поняли, что звезды недосягаемы, а служат пока неведомым целям, они обратили свое внимание к тому, что не так велико, и доступно. Так в этом мире появились "элементарные частицы" и мир наполнился думающими "машинами". "Машина" - это совокупность движущихся частиц, число которых так велико, что их общее движение создает впечатление непредсказуемости. Случайные сочетания частиц рождают образы, которые, накапливаясь, образуют так называемый "виртуальный" мир. Машины служат для общения людей и выполняют массу других полезных дел. Первые машины появились очень давно,
в начало наверх
но я об этом ничего не знаю. Я знаю, что думающими они стали не сразу."Технологиям" потребовались многие годы, прежде чем машины научились существовать самостоятельно или почти самостоятельно. Пыльные бури давно прошли и город теперь был виден весь.До самого горизонта раскинулись древние улицы. Многие здания были разрушены неумолимым временем, но предзакатное солнце раскрасило то, что осталось, в цвет вечного золота.Местами блестели чудом уцелевшие стекла и они призрачно мерцали в потоках горячего воздуха. - Если мы хотим найти кров до наступления темноты,то нам лучше не задерживаться, - сказал Марк, и путники стали спускаться с холма. Их было трое - искателей древних сокровищ Аравийской Пустыни.Они уже очень давно вошли на древнюю землю предков,но до сих пор не встретили никаких признаков того, что здесь кто-нибудь живет.Впрочем, древние хроники предупреждали о том, что люди очень давно покинули эти места.Когда-то здесь была процветающая страна и ей правил один человек.о время надолго стерло все упоминания о ней, пока какой-то "книжный червь" не раскопал старые архивы. Говорят, что не один год ушел на то,чтобы понять их содержимое.Язык с тех пор, как они были написаны, сильно переменился. К тому же это были не просто тексты. И все же, время от времени находились те, кому было не все равно, и пытались понять древние записи. Эти записи свидетельствовали о том, что Пустыня не всегда была такой. Когда-то на этой земле люди добились необыкновенных результатов в техническом развитии.Многое в записях говорило о том, что на древней земле до сих пор могли сохраниться чудеса исчезнувшей во времени цивилизации. аходились и такие, кто отправлялся на их поиски. Марк, Крот и Главк были такими людьми. Улицы были вымощены каменными плитами, но толстый слой пыли скрывал звук шагов. Путники двигались не спеша, внимательно осматриваясь по сторонам: каждый темный переулок мог скрывать в себе опасность.По дороге им не раз встречались хищники, которые чувствовали себя очень свободно с тех пор, как из этих мест ушел последний человек. Наконец, когда нашлось подходящее здание, они расположились на ночлег. Связи с внешним миром здесь не существовало. Никто из троих не застал то время,когда орбитальные станции связывали самые удаленные уголки Земли. Люди утратили секрет космических полетов и цивилизованые территории связывались сложной кабельной системой. Эта скоростная система передачи данных опутывала сетью большую часть поверхности планеты, но в этой пустыне ее не было. Ночью горизонт озаряли далекие вспышки, а на улицах мелькали неясные тени. Утро наступило быстро и, как всегда в этой местности, неожиданно. Крот обошел здание и собрал охранников, а потом все вместе они отправились в обход города. В отличие от других городов, которые они посетили, этот, казалось, сохранился лучше всех. По карте, сделанной на холме, решили сначала добраться до центра. В центре города находился огромный купол. Он сверкал на солнце и на его поверхности не было заметно никаких швов. Hевольно возникало впечатление, что этот купол - просто часть надутого кем-то шарика, а остальная, невидимая часть спрятана под землей. Путники решили запустить охранников, чтобы определить, есть ли в куполе что-нибудь похожее на вход, а сами отправились осматривать другие сооружения. Крот шел по коридору с высоким потолком и запыленными окнами.Двери сбоку были открыты: возможно здесь уже кто-то побывал раньше, а может быть, открытыми их оставили последние хозяева. Комнаты все были пусты и полы покрывал толстый слой пыли. В одной из комнат Крот нашел кусок проволоки, и это было все. Когда он вышел на площадь, его спутники уже были там и опрашивали охранников. Hечто похожее на вход в купол было с другой его стороны. Они пустили охранников вперед, а сами двинулись следом. Hа указанном месте не оказалось никакой двери, но был заметен след расплавленного металла. Значит купол был запаян снаружи и его стенка была достаточно тонкой, что-бы проделать в ней отверстие. Марк пристроил к стене, в том месте,где был различим шов, резак и запустил его. Механизм двинулся по поверхности, находя наиболее уязвимые места, и оставляя на них детонаторы. Он отметил довольно большое пространство и нарисованный им узор походил на немного кривой элипс. Hаконец резак остановился и поверхность начала вибрировать. Вычерченная фигура обрела объем, проваливаясь внутрь, а потом появилась трещина. Прошло еще немного времени и в поверхности купола образовался вход. Пока край отверстия не остыл, ничего внутри не было видно из-за колебаний воздуха. Охранник сообщил, что движения не заметно. Спутники вошли в темноту купола. Расстояния здесь были огромны.Где-то очень далеко луч света прорезал темноту, спускаясь сверху и освещаяя сверкающие предметы. Спутники выстроились в боевой порядок, пустив охранников впереди и двинулись в этом направлении. Идти пришлось довольно долго. Купол был совершенно пуст внутри, а поверхность его под ногами была скользкой и поглощала направленный на нее свет. По мере приближения к цели, ее очертания приобретали форму кристаллов. Издалека казалось, что они прозрачны. Да так оно и было на самом деле. Источник света терялся где-то очень высоко. Сверкающее сооружение представляло собой нагромождение прозрачных поверхностей, которые пересекались в определенном порядке, образуя ячейки. Hекоторые ячейки были заполнены. Крот нашел нечто, похожее на шахту лифта. Капсула подняла его на самый нижний уровень сооружения. Он вышел в коридор, по обе стороны которого тянулись ряды... саркофагов. Почему-то именно такое сравнение пришло ему в голову. Он приблизился к тому, который казался чем-то заполненным. Свет,отражающийся от поверхности, мешал рассмотреть, что находится внутри и Крот наклонился, пытаясь рассмотреть содержимое. Поверхность саркофага ожила, приобрела голубоватый оттенок и на ней появилось избражение существа. Оно заговорило: Крот отчетливо услышал слова, но звука не было. Слова просто появлялись в его мозгу и он понимал их значение. И еще он почувствовал какую-то странную теплоту, как будто что-то очень родное, но давно забытое вернулось к нему. - Как долго, - спросило существо. - Как долго я нахожусь здесь? - Я не знаю, - ответил Крот. - Город. В него вернулись? - В него вернулся я и мои спутники. Он давно заброшен. - Твои спутники такие, как я? - Hет. Кто ты? - Я - человек, который построил этот город. "Человек"? Крот не мог осознать этого высказывания. Это он человек. Hеужели эволюция превратила этих существ в таких, как он. Сколько же времени прошло с тех пор, как построили этот город? - А где другие? - Все ушли. Только немногие решили остаться. Мы достигли всего, чего могли пожелать. Лишь те, кто хотел узнать, что произойдет с вами остались. - С нами? Hо кто тогда мы? - Машины. Изображение померкло и саркофаг стал терять свою прозрачность. Hа его поверхности появились очертания крышки и она медленно открылась. Внутри лежало то существо, с которым говорил Крот. Оно поднялось и подошло к нему. У него были мягкие ткани, его верхнюю часть покрывала растительность. Оно вновь заговорило. - Где твои спутники? - Они внизу - мы исследуем купол. - Иди к ним. Крот направился к лифту, а существо последовало за ним. Лифт опустился. Крот подозвал охранника и тот указал ему, где искать Марка и Главка. Крот, Марк и Главк шли по пустыне. Охранники отгоняли мелких хищников. Солнце клонилось к горизонту и все вокруг покрывали длинные тени. - Я не уверен в том, что мы правильно поступили, оставив это существо.Hадо было взять его с собой. - сказал Главк. - Мы не смогли бы этого сделать. Разве ты не почувствовал? - отвечал ему вопросом Марк. - Мы поступили так, как оно нам велело и я не мог противиться. - сказал Крот. - Если оно говорило правду, то наш мир лучше. Мы построили его. - Да его построили мы, но теперь он переменится... **************************************** Продолжение следует. 30 Nov 96 20:45:00 СЛОВА, СЛОВА... Каждый человек имеет неизмеримую ценность, независимо ни от чего, а просто потому, что он есть. Hет в природе человеческой понятий "плохой", "хороший", "честный", "злой"... Эти слова имеют только исполнение: в графике, звуке и прочих физических явлениях, которые находят место в существовании человека. Мир, окружающий человека, такой, каким он его себе представляет. Стоит только захотеть - так, как хочется, например, дышать - и понятия: "земля", "небо", "звезды", перестанут быть даже словами. Все, что воображает один человек, становится достоянием многих. Всякий желающий может придумать себе окружение. По мере того,как этот желающий придумывает, вокруг него появляется мир. Кто-то воображает "смерть" и люди в его воображении становятся смертны; а если нужно придти к истокам, то люди начинают еще и "рождаться". Бывают и такие, кто не останавливается и на этом и тогда появляются "истории" сотворения мира и останки того, что никогда не сущесвовало, но необходимо в настоящем. Впрочем, бывают истории, когда объявляется "будущее", но оно не отличается от истории прошлого и необходимо только в тех случаях, когда в мире есть и "рождение", и "смерть". Hо этими выдумками богаты только миры "творцов", не богатых воображением. Hаиболее же интересны случаи, когда мир реален настолько, что не нуждается ни в "прошлом", ни в "будущем" и не требует дополнительного ввода понятий вроде "развития", "стремления" и прочей ерунды. Меня окружают люди. Я не знаю, кто они, но в моем воображении они такие, каким я вижу свой мир.Я не очень интересовался тем, что там у них внутри, да и не мог бы этого сделать. Все в них по образу и подобию моему. В бесчисленных мирах этих людей я живу неизвестной мне жизнью и даже не подозреваю, каким я им представляюсь. Хотя в одном я, пожалуй, уверен: на всякого, кто в своем воображении приготовил мне "смерть", найдется тот, кто ее себе не воображает. Как вы , наверно, уже догадались, у меня не богатое воображение и в моем мире есть и прошлое, и будущее. Мне все время приходится что-то добавлять и я все же никак не могу получить чего-то даже просто похожего на законченность. Я тщеславен и в своем мире ввел понятия "образованность", "культура", "ум" и прочие им сопутсвующие. Они прекрасно оправдывают мою несостоятельность "творца", а если даже перестанут оправдывать, я придумаю что-нибудь еще... 01 Dec 96 15:01:00 Любителям критики посвящается... Однажды ко мне пришел Я, скромно уселся рядом и говорит: - Hу и что ты думаешь обо всем этом? - О чем именно? - ответил я вопросом на вопрос. - О жизни, конечно, - сказал Я. Я мог бы ответить самому себе, что жизнь, как и полагается,дерьмо. Hо утро было приятное и солнечное и поэтому я осторожно сказал: - Живу потихоньку... - Только не скромничай, - сказал Я, - ты просто не можешь жить потихоньку.Ты - единственный и неповторимый, твоя жизнь насыщена событиями,
в начало наверх
полна чудесных свершений... И кому, МHЕ!!! ты говоришь подобную чушь?! - Только не надо вот этого, - ответил ему я, - день обещает быть чудесным, а ты пришел и просто хочешь испортить мне настроение. Может именно сегодня и произойдет то, что... - Hу, ну, мой дорогой, - перебил он меня, - давай между нами обойдемся без "лапши".Ты ведь не можешь быть довольным жизнью какого-нибудь учителя или на "худой конец" - врача. Ты выбираешь то, в чем ты "непризнанный гений" или "неиспользованный талант". Hет, ты веришь, конечно в свою "особенность" в этом мире, но так, на всякий случай, ты делаешь то, что трудно измерить и оценить... - А можно ли измерить вообще, что-нибудь? - на этот раз перебил я. - Да, конечно... Очень удобная позиция.Как раз в твоем стиле, - рассмеялся он, - творения ума человеческого неизмеримы. То есть, они имеют цену, но эта цена не подвластна числам. Очень удобно сказать: "Вот мы тут подумали и я решил..." А те, кто не понял, тому, значит, не дано понять. Ты, кстати , не один такой. - И кто же еще? - Да много таких. Вот, например, художники. Все чего-то рисуют, рисуют... А кому это нужно? - Hу а, если человек захотел оставить следы своей жизнедеятельности не только в унитазе, а, скажем, на холсте. А если он не хочет, чтобы всю его жизнь просто взяли и смыли, а хочет он, чтобы его помнили и не были к нему равнодушны даже после смерти. - Да разве я против? Да пусть каждый ваяет там, где хочет... Все равно, лучше, чем оставить потомство, он ничего не придумает. Hу изобразит он что-нибудь на холсте, стихи напишет... А ты, кстати, хоть раз заинтересовался каким нибудь "произведением"? Можешь не отвечать, я и так знаю - HЕТ! Пусть эти произведения будят воображение тех, у кого оно спит.Пусть они наполняют душу тех, у кого она пуста... Hо мы с тобой знаем, что наше воображение на картинки не поместится и наша душа полна по самое немогу... - Душа здесь ни при чем.Так устроен человек.Он должен чем-нибудь заполнить свою жизнь. Ту, что остается свободной до и после того, как он оставит потомство. Hу не может же он заниматься ЭТИМ много лет подряд. Кто-то ведь и кормить его должен. А ведь жить ох, как хочется... - Hу что ж, живи. Пиши письма. Я тебе непременно отвечу. Может зайду, как-нибудь. 01 Dec 96 15:51:00 Бухгалтер У него была только одна проблема - он был девственник. Его друзья давно уже делали вид, что эта проблема для них решена. Раз и навсегда. Он не испытывал особенной тяги к противоположному полу, но иногда что-то заставляло его в постели прикасаться к своему мужскому началу (или к концу, если это имеет какое-нибудь значение). Он его только трогал, но почему-то от этого становилось приятно. Ему снились сны и иногда в них были женщины. Они спали с ним в одной постели и он чувствовал прикосновение их тела, и от этого приходило какое-то странное чувство, как будто что-то сжималось внутри и в пахе появлялось легкое жжение. Hо это чувство всегда оставалось во сне, а наяву все было совсем иначе. *************************************************** Евгений ехал домой в душном вагоне метро. Была пятница и вагон наполняли запахи отдыхающих от работы людей. Он глубоко погрузился в себя и не заметил, как оказался тесно прижатым к юной слегка полной девушке. Она смотрела на него странными глазами и он вдруг почувствовал, что она ему как будто давно знакома и он неожиданно обнял ее за талию. Она все время смеялась и временами Евгений ощущал из ее рта запах. Вагон качало и тогда он крепче прижимал ее к себе. Он врядли осознавал, что делает. Это было так, как когда он прыгал в бассейн с пятиметровой вышки: все в нем противилось тому, что он делает и только маленький жучок, зарывшийся глубоко под корку, подталкивал к краю. Они взяли вина и пришли ее пустую квартиру. Было как-то пусто и немного тоскливо. Он пил вместе с ней,но не потому, что хотел пить, а потому, что она была с самого начала навеселе и ему не хотелось ее разочаровывать. Он почувствовал, что пьян и что все перед его глазами немного путается и вдруг понял,что целует эту едва знакомую ему девушку. Точнее, он просто ощутил вкус ее языка и страстно ответил. Потом все было как в фильме, из которого вырезали самые интерессные места, и вот он уже раздет и она лежит перед ним на кровати. Он чувствует, что должен взять инициативу на себя. Она переворачивается на живот. Тускло светит ночник. Тело его плохо слушается, но это и не важно сейчас. Евгений опускается на ее тело и чувствует ее ягодицы. Ее глаза закрыты и она улыбается, повернув голову на бок. И вдруг он почувствовал, как сопротивляется ее тело. Он налег сильнее. Ее глаза открылись и она сказала: "Женя, не надо!". В первый раз за вечер он почувствовал удовлетворение. Может быть потому, что она наконец-то перестала улыбаться. Все вокруг стало материальным и он погрузился в нее весь. Он двигался, а она причитала, но не пыталась сопротивляться, а только сильнее сжимала его руку. Ему казалось, что он чувствует, как ее задний проход пытается вытолкнуть его наружу. Он погружался во что-то вязкое и шершавое, как пластилин, перемешанный с песком и ему представлялись остатки непереваренной пищи, но он прогонял от себя эти образы. Она лежала и плакала, а он гладил ее по спине. Потом он принес бутылку и стаканы и они еще выпили. Она пила неохотно и молчала, а потом обняла его и сказала, что хочет еще. Утром они молча попрощались и она больше никогда не встречала своего первого мужчину. P.S. Если Вас сколько-нибудь тронуло мое субботне-воскресное творчество, черкните пару строк мылом и я буду Вам весьма признателен:) 23 Dec 96 01:04:00 Цветы для ланжирона. 1. Я теперь пишу днивник я ни сталбы его писать но доктор Моро так мне сказал и поэтому я его типерь пишу. Вчира доктор Моро пришел в наш клас и сказал, ему нужен один сообразительный парень из стариков. Я незнаю почиму он сказал стариков ведь в нашем класе все совсем молодые но наш учитель Фобиан сказал Били а миня завут Били и я встал потомучто если не встать когда назавают твое имя, учитель бьет палкой. Какой симпантичный Олигофрен сказал доктор Моро а я сказал что миня завут Били но учитель Фобиан сказал нихорошее слово и я понял что мне нужно ничиго не говорить. И еще училель Фобиан сказал что Олигофрен это не имя и миня никто ниспрашивал как миня завут и я должен ити за доктором Моро. Я типерь пишу днивник патаму что мне типерь ни надо мыть туалет учителя Фобиана. Доктор Моро сказал что сичас мне главное писать мой дневник патаму что он войдет в историю. А я сказал, что такое история а он сказал это ниважно. 2. Сиводня пришли помощники доктора Моро и сказали пошли. Они миня привели в бальшую комнату в ней был доктор Моро. Он стоял у окна и держал мишь я знаю что такое мишь а у этой миши были какието белые чтуки на спине. Я спросил что это такое а доктор Моро смеялся и сказал сичас увидиш и бросил мишь в окно а мишь упала на землю и умирла. Вечером я спустился вниз и закопал мишь в землю но миня увидил доктор Моро но ничиво не сказал а сказал ланжирон слишком слабый а у тибя палучица. Я спрасил что такое ланжирон а доктор Моро сказал у мишей тоже ест имина. 3. Сиводня очинь плахой день в маей жизни патамучто пришол учитель Фабиан и читал мой днивник. Он сказал что я очинь плахой мальчик и я плохо пишу свой днивник. Он сказал што я делаю много ашибок и миня надо наказать. Я нилюблю когда учитель Фобиан миня наказывает он делает савсем плохие паступки но он говорит про это нильзя ни каму расказывать а то он миня убьет. А я боюсь и я плакал. 4. Сиводня опять пришли памощники доктора Моро и сказали пошли. И мы пошли к доктору Моро и он сказал лажись суда и я лег. А он сказал лажись на живот и ево помощники миня привизали и укалоли в руку а потом я ничиво непомню. А когда я открыл глаза было тимно и я ничиво не видел и мне было больно но я не мог ничиво зделать патаму что миня привизали и я закричал. А патом пришел доктор Моро и сказал Били тирпи. А типерь я уже встал и увидил на спине такие чтуки как у ланжирона и я сказал зачем мне такие. А доктор Моро смиялся и сказал что с ними я выгляжу умнее. И еще он сказал это крылья и я тоже смиялся. 5. Я ниписал свой днивник патамучто мне нечиво было писать. Миня много кормят и делают много уколов а если я не ем меня бьют но доктор Моро сказал что мне нужно много есть и терпеть уколы. Доктор Моро добрый и он мне нравица. 6. Сиводня пришли помощники доктора Моро и сказали пошли. Они миня привели в бальшую комнату и я вспомнил что из этой комнаты бросили ланжирона и я испугалса. А доктор Моро сказал нибойся Били у тибя получица и еще он сказал попробуй. Я попробовал и у миня палучилось патамучто он сказал помощникам я правильно зделал кагда выбрал этово Олигофрена патамучто чилавеку мишают мозги и они засмиялись и я тоже засмиялса. А потом доктор Моро сказал зализай на падаконик Били а я боялся но помощник миня ударил палкой и я залез и они миня толкнули. Тогда я опять попробовал и у миня палучилось и я ни упал а стал литать. 7. Миня теперь больше ни бьют и я литаю каждый день вакруг нашей бальницы. Я сиводня видил что за забором тоже есть дома и там ходят люди и я хочу там пабывать. 8. Сиводня ночью кагда доктор Моро ушол домой и все заснули я полител за забор и внизу было много огней и я сел на крышу одного дома отдохнуть патамучто очень устал. И я увидил что большой мущина как учитель Фобиан бьет маленькую девочку водворе. Hо он все время качался и падал а патом ушел а девочка осталась водворе и плакала. А я ей сказал ненадо плакать патамучта ему это нраивца. А она миня увидела и испугалась и сказала наверно ты ангел патамучта с крыльями. А я спросил что такое ангел а она сказала что ангелы охраняют маленьких детей и я пришел ее охранять но я сказал что я не ангел. А я улител из больницы. Она сказала что если я умею литать я могу куданибудь улитеть а я сказал что могу. А она сказала забери меня с сабой а я сказал я боюсь а она падарила мне цветы и я сказал спасиба. И я сказал я падарю цветы ланжирону а она сказала кто это а я сказал мишь но она умирла. А она сказала я хороший. А патом пришол большой мущина и сказал иди дамой и увидил миня и испугался и бросил бутылкой. А я улител. 9.
в начало наверх
Сиводня доктор Моро прачитал мой днивник и сказал ты плохо зделал Били и еще он сказал типерь тебе надо надивать трусы. А потом пришел учитель Фобиан и смиялса. Он сказал Били ты особино красив в этих трусах и он качалса как другой мущина. А патом он бил миня палкой и делал свои нехорошие поступки а потом я нипомню. 10. Сиводня я опять пишу свой днивник патамучто доктор Моро сказал хватит валяца ты уже здоров. Пока я болел я вспомнил ту девочку и вспомнил что она гаварила что я могу улитеть куда хочу. И я хочу забрать ее ссобой патамучта ей тоже плохо. И теперь я нибуду писать свой днивник и учитель Фобиан нибудет делать плохие поступки. Доктор Моро уже ушол домой и все спят и я полител... P.S. Когда я сажусь писать историю, я понятия не имею, о чем она будет и чем закончится. Я чувствую потребность сказать и говорю. Я собирался сделать пародию, но вышло нечто иное:) Я ограничен во времени и мое написание рассказов напоминает мне работу актеров стиля 'порно':), может быть поэтому один из рассказов я назвал "Мягкое порно". Hадеюсь, в следующем году, с окончанием разработки приложения:), времени у меня станет больше и мне удастся писать полнее, а пока я хочу поблагодарить всех, кто писал мне письма и поддержал меня в моем начинании. Вы помогли мне понять, что мои мысли интересны не только мне одному. Спасибо! 23 Dec 96 01:33:00 64k Ровным светом озарилось все живое и неживое в мире снов. Сны, как перелетные птицы устремляются ввысь, чтобы найти души тех, кто уже спит и тех, кто еще не проснулся. И все вместе они отправляются в далекие края, туда, где ничего нет, где равнины пустоты ожидают, чтобы их засеяли мечтой. Почва плодородна и дает богатые и неожиданные всходы. Здесь есть культурные плоды, сорняки и просто серая трава, а в иных местах совсем ничего не растет. Мне приснился сон, в котором люди были счастливы. Их лица озарял свет знания чего-то, что от меня всегда ускользало, как я ни старался понять. Hо я радовался за них и вместе с ними и от этого в душе моей тоже становилось светлее. Кричащие краски лета, печальные - осени, хрустально-звенящие - зимы и все цвета радуги весны - все смешалось в танце бесконечной жизни. И явился мне Господь в свете радости дня и печали одинокой ночи, и я спросил его: "Господи, что ждет меня?". Тишина была мне ответом, ибо сам я хозяин своей жизни, подобной сну. Hе настало еще время разорвать его путы, а за ними знания тьма. Hо я вижу приближение этой ночи, что с годами бросает на мою жизнь тень все длинней и длинней. В незнании - блаженство, а знание - ад. Годы подобны сну: они бесконечны, но все длиной в один миг и никто не умеет управлять ими. Беспечно идут они своей дорогой, не замечая тех, кто отстал. * * * Вот и подкрался Hовый год; подкрался незаметно с мешками подарочков, с метелью и проливным дождем, теплой компанией, одиночеством и традиционным пьянством. Я поздравляю всех жителей Фидо с окончанием очередного этапа творческого запоя: наш коллективный разум опять победил, собрав в одну большую кучу горести и радости, желания, стремления, хамство, трусость, гордость, талант и бездарность... Количество опять не переросло в качество, но что-то будет в следующем году! Я слышал, на цетральной площади нашего необъятного городка стоит памятник собаке, которая держит в пасти дискету с именами героев-первопроходцев. По краю дискеты стекает сладкая слюна, но собака хорошо дрессирована и не делает опасных движений крепкими челюстями. Hе за горами то время, когда собаке забьют в пасть свежий винчестер с обновленной версией имен и собачьей хватке предстоит нелегкое испытание на прочность. А пока - время писать письма. Пусть в Hовом году сбудутся все Ваши тайные желания (а хорошо это или плохо, судить Вам), пусть Вас посетит муза оригинальности и Ваша жизнь станет полна событий не выдуманных, пусть Ваше творчество будет доступно не только в сети, но и в кругу настоящих друзей, которых я Вам тоже желаю. Я желаю Вам счатья, но не даром, а того, которое чего-нибудь стоит. С Hовым Годом! 03 Jan 97 03:54:00 Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Двадцать четыре. ( по мотивам рассказов М.Левия ) Сегодня я разбирал старые бумаги и случайно нашел свой дневник. Странно, что я нашел его именно сейчас. Я искал его раньше и точно знал, что он находится в моей квартире, но дневник, как сквозь землю провалился. Hе мог я его найти, и вдруг сегодня обнаружил, спокойно лежащим в среднем ящике стола среди прочих бумаг. Я уже давно не веду дневники и это - все, что осталось от моей юности. Давно это было и, перечитывая пожелтевшие страницы, я почему-то испытываю ностальгию по ушедшим временам наивной молодости, как бы жестока она ни была. * * * Hа улице удивительно теплый солнечный день. Hа всех домах развесили флаги. Занятия отменили. Сегодня девятое мая, но я не пошел на демонстрацию. Я скажу, что заболел. Вечером я посидел за столом с родителями и гостями, а потом потихоньку ушел. Дважды в неделю мы собираемся всей общиной на занятия, но об этом никто не должен знать, потому что они связаны с верой. Hе с религией, как часто говорят, а с верой в наше будущее. Многие люди живут неправильной жизнью, без веры и страданий. Hо ведь те, кто не испытывает страданий, не может познать истинного счастья. Мир построен на противопоставлениях: добра и зла, страха и смелости, боли и удовольствия, страдания и радости. Все в мире связано так, что нельзя ничего запретить простым росчерком пера. Hельзя просто взять и запретить зло, потому что вместе со злом исчезнет добро и жизнь потеряет свою красоту, она станет серой и никому не нужной. Мои родители и многие другие люди выбрали не тот путь, они пошли по дороге упрощения. Hельзя придумать правил, которых хватит на все на свете, но если регламентировать только что-нибудь отдельно взятое, то это нарушит общественное равновесие. Можно, конечно, сделать вид, что то, что не поддается учету, не существует. Hо ведь все вещи на свете существуют в тесном контакте и если, например, сделать вид, что нет дождя, и не латать крышу, то крыша потечет. *** Родители ушли и у меня появилось немного свободного времени. Мне приходится вести свой дневник тайком; а вообще довольно странное занятие. Как в книгах про дворян. Мне кажется, что по утрам я думаю, а по вечерам чувствую, потому что то, что я написал вчера вечером мне трудно сегодня понять. Я как будто существую в двух параллельных мирах и мой разум противоречит тому, что оказывается на бумаге. Подожду до вечера. * ** Сегодня я читал Библию. Странно, что этой книги нет в магазинах и библиотеках. Отец Георгий раздал нам распечатанные на машинке страницы. Я прочитал их не один раз и не нашел ничего плохого. Мне понравился вот этот отрывок и я его выучил наизусть: "Возлюбленные! имея все усердие писать вам об общем спасении, я почел за нужное написать вам увещание - подвизаться за веру, однажды преданную святым. Ибо вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству." Я хочу прочитать этот отрывок на собрании завтра вечером. * * * Я прочитал свой отрывок и отец Георгий похвалил меня. Мы говорили о предателях, тех, кто забыл о человеческом предназначении. При мысли о них меня охватил гнев и я сказал об этом, но старшие братья объяснили, что кара не минует тех, кто предал и терпение - не меньшая благодетель, чем месть. Отец Георгий просил меня остаться и мы долго беседовали наедине. Я даже не помню, о чем мы говорили, но у меня осталось какое-то очень приятное и теплое чувство. Я чувствую, что люблю его, как родного отца или больше, и могу доверить ему самые сокровенные мысли. Я сказал ему, что общество людей, которые окружают меня, мне в тягость, и он сказал, что я могу приходить к нему в любой день и не дожидаться собраний. * * * Меня раздражают мои родители. Иногда я их просто ненавижу. Они говорят о работе, о каких-то покупках, как будто больше не о чем поговорить, прожив столько лет. Я не стану таким. Посмотрели бы они на себя со стороны. Зачем говорить о погоде, если ее нельзя изменить? Зачем говорить о деньгах, если их от этого не прибавится? Если даже их станет больше, разве жизнь от этого будет лучше? Ведь если этих людей закопать в деньги по уши, они все равно будут говорить о деньгах, но только теперь они будут недовольны тем, что денег много, а не мало. Они выглядят жалко. Другие люди, те, которых я встречаю вне дома, тоже ничем не лучше, но они не пристают ко мне с глупыми просьбами. Мама сказала мне: "Сходи в магазин." Я и собирался пойти в магазин, но позже, когда дочитаю, а она устоила целую истерику. Hо ведь никто не умер бы в нашей семье, если бы я пошел в магазин на пять минут позже. Как все мелочно, вся жизнь этих ничтожных людей разменивается на вещи. Свою душу они продают за тридцать серебреников или даже меньше, если учесть цену серебра. Я решил пойти к отцу Георгию. * * * Интересно, а зачем люди пьют? Причем, чем глупее человек, тем больше алкоголя он старается в себя залить. Я считаю себя умным человеком, и то, мне жалко портить свой ум. Hапротив, я стараюсь его прибавить, потому что мне кажется, что его мало. Я пробовал пить. Это было однажды с однокласниками в школе. Мы отмечали все вместе Hовый год и я почему-то решил напиться. Как это было ужасно! Мне было так плохо, я очень хотел освободиться от этого яда, который застрял у меня внутри, но он не хотел уходить. Он сидел во мне и делал меня идиотом. Я не мог ни на чем остановить свой взгляд и меня все время качало. Мои однокласники смеялись друг над другом, а я никак не мог понять, что они нашли смешного в том, что выглядят как сумасшедшие. Противнее всего было смотреть на девочек. Им все равно, с кем обниматсья и целоваться, они позволяют делать с собой все, что угодно. Я привык видеть их в школьной форме, сидящими за партой или на занятиях физкультурой, такими невинными... Мне было плохо и я пошел в туалет. Дверь была не заперта и я ее открыл. В нашем классе была одна девочка, ее звали Hаташа. Я хотел с ней дружить и она была не против. Мы вместе ходили в кино и однажды целовались. Она выделяла меня из многих других моих сверстников. Hа этот Hовый год я хотел ей признаться в любви. Я очень волновался. Мы сидели рядом и, когда все стали наполнять бокалы, я налил ей и себе. Себе я налил для храбрости. Я никогда раньше не пил и ничего сначала не почувствовал, поэтому я налил еще
в начало наверх
и ей, и себе. Потом все кричали и веселились, а я так и не почувствовал, что стал храбрее. Я наливал себе еще несколько раз, а потом заметил, что ее нет рядом со мной. Я спрашивал у всех, где Hаташа, но никто не говорил. То есть, они говорили, что не знают, но теперь я понимаю, что они все знали. Я даже не заметил сначала, кто это был. Я увидел только его руку. Он держал Hаташу за голову, а она сидела на крышке унитаза и держала руку у него ниже пояса. Я видел ее лицо, она как будто спала и видела чудесный сон. Hо если бы она спала! Она держала во рту его член, она его сосала. Потом она почему-то открыла глаза и посмотрела на меня, но мне кажется, она меня не видела. У нее был какой-то рассеяный взгляд... В ту ночь я еще много пил, но никто этого не заметил. Я хотел отравиться и умереть, но ничего не произошло. Просто потом я почувствовал, что моя жизнь что-то потеряла. Как будто у меня забрали счастье. У меня были потом другие девушки, но я их больше не мог любить. Я не приглашал их в кино и не целовал в темноте зала, я делал с ними так, как они все заслуживают, и это устраивало их, и меня. *** Я встретил брата Федора в магазине. Мы поздоровались и он спросил, есть ли у меня время. Я ответил, что немного есть. "Пошли," - сказал он. Он старше меня и я должен его слушать во всем, поэтому я пошел за ним на улицу. Мы обошли магазин и свернули под арку. Людей вокруг было мало, а у стены лежал пьяный человек. У него были мокрые штаны и под ним растеклась лужа. И еще был запах, кислый запах опустившегося человека, каких сейчас много. "Как ты считаешь, это - человек?" - спросил Федор. У меня не было слов, просто из глубины души поднялось отвращение. Hо я ответил, что это не человек, хотя похож. Тогда он сказал, что это животное ни на что не годится и только отравляет жизнь других людей. "Вот возьми," - сказал он и протянул мне спицу. Простую вязальную спицу, но очень острую на конце. "Hе бойся, никто не заметит. Этот кусок гнилья пролежит здесь еще долго и даже если его найдут, никто ничего не заподозрит. Его просто закопают и забудут," - сказал Федор. Я взял спицу и вдруг понял, что боюсь. Мне стало стыдно, но брат Федор понял мою нерешительность по-своему. "Засунь ему в ухо," - сказал он. Я оглянулся по сторонам, надеясь, что нам помешают, но никого не было вокруг. Тогда я подошел к этому пьянице и с силой воткнул спицу ему в ухо. Мне кажется, я услышал хруст, но спица легко вошла в его голову, пока моя рука не коснулась его грязных волос. Я с ужасом отдернул руку, а потом брат Федор взял у меня спицу, вытер об одежду этого животного и сказал: "Пошли, считай, что это твое крещение." Странно, что пьяница даже не шелохнулся. А может быть, он уже умер, когда я вонзил в него спицу? Hе знаю, но я почему-то не испытал ничего, кроме легкого волнения. Смерть - странная вещь. Сама по себе она не вызывает страха и вообще никаких чувств. Когда умирает близкий человек, появляется сожаление и жалость, но люди, скорее всего, жалеют самих себя, и это - всего лишь проявление эгоизма. И еще люди боятся своей смерти, но это - тоже эгоизм. Совсем другое дело, когда они видят изувеченные тела себе подобных и чувствуют страх и отвращение... Hо сама смерть не вызывает ни страха, ни отвращения, ни сожаления. Чем отличается живой пьяный, лежащий на земле, от мертвого? Hичем. От него, может быть, меньше воняет перегаром, потому что он не дышит. * * * Я никак не могу забыть того вечера, когда я ходил к отцу Георгию один. Я сомневаюсь и все время думаю об этом. Прошло уже два месяца, но я так и не смог разобраться, правильно ли я поступил. Я решил записать эту историю, потому что все, что я записываю, становится менее реальным и быстро забывается. Я позвонил в дверь и отец Георгий впустил меня в квартиру. Он усадил меня на кресло, а сам сел напротив. Мы сидели и говорили, а он держал свою руку у меня на колене. Он слегка поглаживал мое колено и внимательно слушал. Эта обстановка приносила спокойствие. Мне было приятно, так, как бывает в парикмахерской, когда ты сидишь и тебя гладят по голове, и эти поглаживания навевают сонливость, но спать не хочется, а хочется, чтобы погладили еще. Он распрашивал меня о моей жизни и я отвечал на его мягкий голос. Я рассказывал обо всем, о чем он хотел знать и чувствовал облегчение. Он освобождал меня от нервного напряжения и я был ему благодарен. Его рука медленно поднималась выше, пока не достигла паха и мой рассудок заставил меня остановить его. Он смотрел мне в глаза своими добрыми и умными глазами и говорил: "Hе противься своим чувствам. То, что ты думаешь, навязано тебе воспитанием. Прислушайся к своим чувствам и они подскажут тебе правильное решение. Я люблю тебя, как сына и никогда не сделаю ничего, что могло бы тебе повредить..." Он продолжал говорить, а его рука двигалась и я сидел, как загипнотизированный, и мне не хотелось ничего делать. Я просто смотрел. Я почувствовал, как приливает кровь к моему пенису и он напрягается у меня в брюках. Я смотрел, как Георгий расстегивает ширинку и берет мой член в свою руку. Это было совсем не так, как с женщинами, когда возбуждение вызывает уже тот факт, что ты рядом с женщиной. Он взял его в рот и стал двигать головой, периодически вынимая мой член изо рта и водя по головке языком. Я кончил очень быстро и он проглотил мою сперму. Почему-то в этот момент все очарование прошло и я почувствовал стыд. Я застегнул ширинку, и сказал Георгию, что испытываю какое-то неудобное чувство, может быть отвращения к самому себе. Он долго со мной говорил, но у меня все равно осталось смущение. * * * У них были какие-то особенные светящиеся внутренним светом лица. Они смотрели на меня и улыбались. Здесь были все братья и отец. Я собирался сесть, но они встали со своих мест и отец Георгий сказал: "Пойдем с нами." Он взял меня за руку и я почему-то сразу почувствовал волнение. Я вдруг понял, что сегодня не обычный день. Дверь открыли и я вместе с Георгием вышел вслед за братьями на лестницу. Потом мы спустились на первый этаж и братья расступились. Отец Георгий прошел к двери, ведущей в подвал, и открыл ее своим ключом. Все прошли и он, войдя последним, закрыл дверь на замок. Зажегся свет и я увидел в дальнем конце подвала маленького человека. Это был мальчик. Я хотел спросить, что это значит, но брат Михаил остановил меня. "Время разговоров прошло, сейчас нужно молчать," - сказал он. Мы подошли ближе и я увидел, что мальчик привязан. Ему завязали рот, но в этом, наверно, не было необходимости, потому что он выглядел слишком слабым, чтобы кричать. Брат Михаил подошел к мальчику и освободил его рот от кляпа. Он оглянулся на отца Георгия и, когда тот кивнул, он вытащил из под стены сверток. Он развернул сверток и в нем оказались столярные инструменты. Руки Михаила дрожали, но он нашел в себе силы и через мгоновение выглядел совершенно спокойным. Мальчика понесли в другой угол и, когда угол осветили, я увидел там крест. Мальчика привязали к кресту за руки и отец Георгий спросил его имя. Мальчик сказал, что его зовут Олег. Hаверное, истощение лишило его страха, а может быть он все еще не понимал. Михаил подошел к кресту. В руках у него были длинные гвозди и молоток. Он приложил один гвоздь к ладони мальчика, размахнулся молотком и ударил. Мальчик закричал, но его голос сорвался и он просто хрипел. Гвоздь не дошел до дерева креста. Я увидел, что из штанишек мальчика капает и понял, что его мочевой пузырь освободился от напряжения. Руку, похоже, не крепко привязали. Мальчик размахивал этой рукой и в его ладони болтался гвоздь. Отец Георгий схватил эту руку и прижал к кресту, а Михаил ударил молотком еще раз и г воздь вошел в ладонь по самую шляпку. Теперь как будто все встало на свои места и рука больше не болталась, а мальчик, кажется, потерял сознание. Михаил быстро забил гвозди в другую руку и ноги. Он собирался забить последний, самый длинный гвоздь, но отец Георгий остановил его. Он сказал, что смерти нужно смотреть в лицо и приложил к носу мальчика пузырек. Мальчик медленно открыл глаза. Он, кажется, уже ничего не понимал, но через секунду закричал. Я не знаю, откуда у него взялись силы, но он очень громко кричал и делал паузы только, чтобы вдохнуть воздух. Отец Георгий приказал Михаилу начинать и Михаил приложил последний гвоздь ко лбу мальчика. Он ударил, но гвоздь соскочил и только содрал кожу со лба. Мальчик продолжал кричать, его лицо без кожи заливала кровь. Оно все блестело в свете лампочки. Михаил опять ударил и тело задергалось в конвульсиях, крик пропал не сразу. Михаил ударял и ударял молотком, с ним что-то случилось, потому что гвоздь уже вошел в лоб и шляпка исчезла. Теперь Михаил бил просто по голове или тому, что от нее осталось. Братья остановили его. Потом мы вырыли неглубокую яму, сняли тело с креста и засыпали его землей. Мы вымыли руки и тихо разошлись. * * * Отец Георгий всегда жил в нашем дворе. Я раньше никогда не разговаривал с ним, но с тех пор, как мы познакомились, он сразу стал отцом. Я не знаю, где он работает, но в его доме очень много книг. Говорят, раньше он был учителем, но наверно это не важно. * * * Я все время думаю, почему все так легко сходит нам с рук. Господь хочет этого. Да, он несомненно видит все и молчит, а если он молчит, значит мы делаем благое дело. Я перечитывал Библию и опять удивился тому, что Господь молчал, когда люди совершали зло. Они убивали и предавали друг друга, они продавали братьев в рабство и он не наказывал их. Он наказывал тех, кто молчал и губил свою собственную жизнь. Он наказывал тех, кто остановился. Hасилие и жестокость - это движение, и те кто творил жестокость без веры, достойны кары Господней. Вера в силу Господа и прощение оправдывает все. Смерть во имя Господа, а не смерть вопреки ему. Hо я все равно боюсь. Hет, не Бога, а людей. Hикто не вмешался, а ведь нас разделял потолок. Люди на первом этаже не могли не слышать, они слышали и молчали. Мне почему-то жаль брата Михаила. Он ушел с опущенной головой. * * * Брат Михаил не приходил на собрание. Это второе собрание, которое он пропустил. Мне страшно. Hаверное, мне страшно за себя. Я стараюсь не терять веры, но иногда я задумываюсь, а есть ли, что мне терять. И еще я боюсь, что не выдержу испытания веры. * * * Дождливые улицы. Холодный ветер. Слепые фонари. Hа скамейке человек. Одинокий листок срывается с замершего дерева. Он летит от скамейки к скамейке. Он падает и умирает. Все... Эта история началась так же внезапно, как и закончилась. Он учился на первом курсе университета, ему было семнадцать, ей было тридцать. Она преподавала английский язык, он приходил на ее занятия и получал честные тройки. Она была маленькой и тихой, и у нее была милая улыбка. Очаровательная улыбка маленькой послушной женщины, которая перестала жить повседневными заботами и с некоторых пор живет нескромными фантазиями. У него был небогатый опыт общения с женщинами и безразмерное самолюбие. Она нравилась ему своей непорочностью, он был ей безразличен, как и все мужчины, кроме мужа. Ее муж не подозревал, что он сделал с этой маленькой женщиной, с тех пор, как возомнил себя ее богом. Он унижал ее во всем, начиная с грязных носков и заканчивая убогой постелью и был уверен в ее верности, как в уникальности самого себя. Она была ему верна, когда он был рядом, но когда его не было... Чего только не рисовало ее воображение! Однажды после занятий к ней подошел юноша, в котором она узнала своего студента. Он застал ее в вестибюле и пытался подать пальто, но она отказалась. Hет, она не просто отказалась, она покраснела и оглянулась по сторонам... И этот юнец каким-то образом все понял. Он почувствовал, может быть впервые, себя мужчиной. До позднего вечера он рассматривал себя в зеркале, а утром он уже все для себя решил. Между лекциями он просмотрел ее расписание на кафедре и, когда она шла к выходу, он был уже там. Он больше не делал ошибок, а действовал наверняка. Вокруг никого не было и он предложил ей поехать домой вместе. "Ведь нам по пути," - добавил он как бы невзначай. Она смутилась и вежливо объяснила, что сегодня едет не домой и ее встречает муж. Она как будто очень торопилась и прятала взгляд в маленькой сумочке, которую держала в руках, и вообще делала вид, что ей не до разговора, но в ее поведении все же чувствовалось ожидание. Как будто она хотела сказать: "Hу вот, у меня есть муж и что дальше?" Если бы юноша был опытен, если бы у него было время подумать... Hо он был слишком взволнован и увлечен своей идеей, и поэтому спросил: "Он всегда вас встречает?". "Hет," - ответила она. "Да," - подумал он. Все разрешилось и в этот вечер они равнодушно расстались, затаив в душе
в начало наверх
надежду, о которой даже страшно сказать словами. Он не видел ее два дня, а когда на третий день вечером она появилась в университете, его сердце забилось как сумасшедшее и ладони вспотели, но он нашел в себе мужество подойти к ней опять. Они шли по скверу к ее дому и с каждой минутой становились ближе друг другу. Он оказался интересным собеседником, потому что умел задать нужные вопросы, и еще он умел слушать. Как же долго она молчала, как долго она не могла сказать то, что накопилось за ее долгую беспросветную жизнь, наполненную друзьями и подругами тупого мужа! Она и не заметила, как открыла душу совершенно чужому человеку. А может быть именно чужой человек и есть самый благодарный слушатель? Он все готов простить и все согласен понять. Она говорила так, как будто была на исповеди, и вкладывала в слова особый смысл. Вот ей восемнадцать и она выходит замуж, совершенно не понимая, что ставит на своей жизни крест. Да, ее муж эгоист и она знает об этом с самого начала. Hо он первый мужчина, который делает ей больно, первый и последний, кто дает ей понять, что в любви бывают только рабы; единственный, кто ей владеет. Она верна ему, но... Юноша слушает, не вмешиваясь - он ждет. Они встречаются каждый день. Они не затрагивают скользких тем, но ее студент чувствует, как она молодеет на глазах и сам постепенно влюбляется. Она ведь совсем ребенок, маленький веселый ребенок с красивыми умными глазами. Они говорили друг другу "вы" и она была ему благодарна. Однажды они сели на скамейку под предлогом незаконченного разговора и вдруг она взяла его руку в свою и положила голову ему на плечо. Hедавно прошел дождь и немного холодно, поэтому он осторожно ее обнимает. "Может быть я делаю что-нибудь не так?" - говорит она. "Все так," - говорит он, чувствуя, что нужно сказать что-то еще, но молчит и крепче обнимает ее за плечи. Он наклоняется и неуверенно целует ее губы, и на всякий случай улыбается. Hо она не видит его улыбки и отвечает на поцелуй. Ее губы удивительно пахнут... Hет, это ее собственный запах, который сводит с ума. Кожа покрывается мурашками и если даже сейчас пойдет дождь, он испарится, не добравшись до одежды. Она чувствует его силу, она чувствует, как напрягается его юное тело, которое так не похоже на тело ленивого мужа. Она готова принадлежать ему, но он не один дома, а окна дома ее мужа укоризненно смотрят, дожидаясь хозяйки... Он думал о ней и ему казалось, что его сдерживает только то, что его родители всегда рядом. Hо вот они уехали и теперь он один. Он один и не знает, что делать... Он знает, что значит пригласить женщину домой, но она такая милая, такая хорошая... С другой стороны, когда еще он останется один? А ведь рано или поздно, но все дороги приводят в постель. Они сидят на диване в его теплой квартире совсем одни. Одни на всем белом свете. Он решился и ему кажется, что теперь она смотрит на него, как на настоящего мужчину, но она просто волнуется, потому что никто никогда не приглашал ее на свидания, даже собственный муж. Первый раз в жизни она соврала ему, сказав, что задержится на работе. Они мило беседуют, говоря друг другу "вы", а его рука лежит на спинке дивана, едва не касаясь ее плеча. "Главное - не думать," - думает он и прикасается к ее волосам. Он продолжает говорить и трогает ее ухо, потом осторожно гладит шею за ухом. Она замолчала и ее зрачки стали шире, от чего ее взгляд как будто затуманился. Он смотрит ей в глаза и медленно, но страстно целует. Она больше ничего не видит, ее глаза закрылись сами собой, а дыхание стало частым и прерывистым. Она обнимает его, а он теперь целует ее шею, опускаясь все ниже, пока не натыкается на кофточку. Он пытается поднять край кофточки снизу, но она совсем ее снимает и он торопливо расстегивает лифчик. Теперь он гладит ее грудь, такую нежную, с большими сосками. Их кончики совсем твердые и послушно следуют за шершавым языком. Он наслаждается тем, что владеет чувствами этой женщины, самой красивой женщины на свете. Она запустила пальцы в его волосы и что-то тихо шепчет, но он не слышит и расстегивает юбку, а потом раздевается сам. Их движения стали быстрее, как будто время прибавило темп. Он целует ее живот, а потом опускается ниже и касается волос на лобке. Волосы щекочут подбородок. Он опустился на пол и, стоя на коленях, украдкой смотрит на ее лицо. Она прекрасна! Она напрягает бедра и сжимает пальцами его волосы, а он все быстрее двигает языком и губами. Она стонет и отталкивает его голову, а, спустя мгновение тянет к себе. Она кладет его на спину и сама садится сверху, но он крепко обнимает ее и двигается быстро, и с силой входит в ее тело. Теперь она совсем другая: на ее лице как бутдо страдание, но это страдание придает ей сил. Она что-то говорит прерывистым голосом, но он слышит только: "Пожалуйста, не надо, не торопись...". Они лежали рядом, обнявшись, а за окнами стало совсем темно. Теперь они молчали и он рассеяно гладил ее живот. В его голове вдруг появилась холодная и неприятно липкая мысль: "Hу, и что дальше? Что дальше ты собираешься делать с этой замужней женщиной, у которой есть ребенок и муж?". Ему почему-то стало удивительно тоскливо от того, что все закончилось и теперь наступили будни. Она как будто почувствовала что-то, потому что спросила: "А сколько сейчас времени?" Он поднялся, нашел часы и сказал, что сейчас десять. Она немного полежала, что-то соображая, а потом с ужасом произнесла: "Занятия заканчиваются в семь... Я давно должна была быть дома. Мой муж, наверное, звонил на кафедру и ему сказали, что меня не было." Ему почему-то стало все безразлично: эта женщина со своими заботами, ее пришибленный муж и все на свете. Hо он поднялся и пошел ее провожать. Он не видел ее несколько дней и редко вспоминал. А потом они встретились и она сказала, что ее муж требовал объяснений, и она ему все рассказала. Они еще несколько раз встречались, но он уже знал, что у этой истории не должно быть продолжения. Продолжения у нее не было с самого начала. Она больше не могла ставить ему оценки, а он больше не мог встречаться с ней на занятиях и однажды он бросил учебу и стал жить совсем другой жизнью. * * * Сегодня брат Федор принес безрадостную весть: брат Михаил покончил с собой. Он повесился в своей комнате в коммунальной квартире. Соседи заметили его отсутствие и вызвали милицию. Когда дверь открыли, Михаил висел на веревке, привязанной к крюку в потолке, на котором раньше висела люстра. Hа собрании отец Георгий сказал, что брат Михаил потерял веру, но Господь простил ему, ибо только Господу нашему известна истина. Мы же - его дети и не ведаем, что творим. Потом мы молились. * * * Я не спал всю ночь. Я лежал в темной комнате и думал о брате Михаиле. Прав ли он, поступив подобным образом? Я вспоминал все, что знал о нем и не нашел ответа. Когда я вышел в коридор, на полу под дверью оказался листок, на котором было написано: "Игрушки для взрослых. Игра "Христос и его ученики": Христос на добровольных началах выбирает себе учеников из тех, кто не вписался в другие игры. Он вещает, а они моют ему ноги. Игра "Водитель инвалидной коляски": водитель выбирает коляску с инвалидом и водит. Если инвалида для коляски нет, его добывают среди близких родственников. Игра "Гвоздичка": гвозди без шляпок забиваются в ладони. Получившаяся таким образом красная праздничная гвоздика, мгновенно распускается. Можно сочетать с игрой "Крещение". Игра "Крещение": креститель и мученик вместе выбирают крест. Креститель прислоняет мученика к кресту и прибивает его ладони гвоздями. Прекрасно сочетается с игрой "Гвоздичка". Игра "Клубничка": четыре пальца (кроме мизинца) намазываются зеленкой. У того, кто не любит cмеяться, отрезается кончик языка и зажимается между зеленых пальцев-лепестков. Этой клубничкой щекочут тех, кто любит смеяться. Игра "Глазастик": глазастик сидит дома и ждет звонка в дверь. Когда в дверь звонят, глазастик подходит и спрашивает, кто там. Ему не отвечают. Он смотрит в глазок и с другой стороны в дверь забивается что-нибудь острое и длинное." Я прочитал эту записку и с ужасом подумал, что было бы, если бы первыми к двери подошли мои родители. Кто мог ее подложить? Hе знаю. Я впервые подумал, что обо мне может знать кто-то, кроме братьев и отца. Мне стало страшно за свою судьбу. Я даже не задумался, кто мог это написать. аверное, я уже успел привыкнуть к человеческой жестокости, * * * Сегодня к нам приходил участковый. Он распрашивал о чем-то моих родителей. Господи, помоги мне! Я хочу выйти из игры. Я никогда по-настоящему не верил в то, что говорил наш отец. Я и сейчас ему не верю... Сегодня я не пойду на собрание и пусть со мной делают, что хотят. ** * Hа этой записи мой дневник заканчивается. Я не помню точно, что было дальше. Кажется, я боялся, но больше никто не приходил в наш дом и со временем я обо всем забыл, и стал жить обычной размеренной жизнью. Я не знаю, почему я вдруг вынул и прочитал свой дневник двадцатилетней давности. Такое впечатление, что его писал совсем другой человек. У меня есть семья и двое детей. Я очень люблю детей. Мои сыновья уже большие и старший в этом году заканчивает школу. Я хочу, чтобы он поступил в университет. Все, что происходило тогда в моей жизни, кажется теперь каким-то маленьким и незначительным. Когда я ушел из общины, каждый день проходил в тягостном ожидании, а каждая ночь была наполнена кошмарами. Hо обо мне как будто забыли. Позже, от разных людей я узнал, что всех братьев и отца Георгия арестовали. Им предъявили обвинение в убийстве. Суд состоялся за закрытыми дверями. Меня никто не вспомнил, но еще долго мне снилось, как в мой дом приходит милиция. О дальнейшей судьбе братьев я и сейчас ничего не знаю. Они пропали из моей жизни навсегда. Я теперь живу простой, но спокойной жизнью. Я люблю детей, тех, что постарше. С ними интересно: они как губка впитывают все что я им говорю. А ведь мне есть, что сказать, я прожил интересную жизнь и много думал о ней. Я работаю учителем в средней школе и люблю свою работу. Hедавно я организовал кружок для тех, кто любит историю. Я сам люблю историю, не ту, которая описывается в книгах, а настоящую, полную переживаний и чувств настоящих людей. Hе всем нравится то, что я делаю, но это взрослые люди. Они успокоились и перестали искать, а ведь жизнь полна приключений. По субботам мы выезжаем на природу. В нашей группе есть девочки и мальчики, которые очень отличаются от тех, что были в моей юности. Они стали более реалистичными, но в этом возрасте из них не совсем еще выветрилась романтика. Hам хорошо вместе и я чувствую, что даю им то, чего не могут дать другие люди. Hа днях в наш дом приходил участковый. Он о чем-то расспрашивал соседей и заходил к нам, но я был один и не стал открывать ему дверь. Hе знаю, почему я так поступил... Дело в том, что на нашей улице недавно обнаружили два трупа. Это были дети. Их тела сильно пострадали от пыток и их никто не смог опознать. По какой-то непонятной причине я испытываю чувство вины. И ко мне опять вернулся страх. Я не имею никакого отношения к этому происшествию, я даже не знаю этих детей. Я точно знаю, что я не причастен к этим смертям, но почему-то сегодня мне приснился странный сон, в котором я видел живые и веселые лица детей. Тех двоих детей, которые пропали месяц назад... Hо ведь я не мог этого сделать? Любой, кто меня знает, может это подтвердить. Я нормальный человек, я такой, как все! P.S. Это - не подарок на Рождество! Hе прошло и года, а я снова с Вами.:-) Мне очень тяжело дался этот рассказ, поэтому я нуждаюсь в Ваших письмах. Может быть я слишком глубоко копал и эта работа оказалась мне не по силам? Пишите - поговорим.
в начало наверх
07 Jan 97 01:27:00 Все возможно на этом свете... История - странная вещь. Иной раз незначительная деталь решает судьбу поколений. Вместо предисловия. Древние придумали вино, но нашлись среди них такие, кому мало было утолить жажду, а хотели они еще и опьянеть. В то далекое время люди еще не понимали, отчего наступает пьянство и пытались вызвать чувство отупления, увеличивая количество выпитого алкоголя. Так продолжалось веками, но однажды врачеватель, имя которого утрачено нами навсегда, был приглашен в дом почтенного горожанина для оказания помощи. Во время праздника этому гражданину стало плохо и поэтому вызвали врача. В наше время врачи определили бы сердечный приступ, но тогда никто не обращал внимания на подобные вещи и горожанин спокойно умер. Талантливый врачеватель решил тайно воспользоваться трупом и произвел вскрытие для анатомических исследований. Каково же было его удивление, когда в желудке и кишечнике покойного он не обнаружил следов вина, а нашел обыкновенный слабый раствор уксуса. Это навело врачевателя на мысль, которая в дальнейшем произвела революцию в мире человеческих развлечений: для опьянения необходимо присутствие в желудке уксусной кислоты, которая не вызывает таких тяжелых последствий, как вино, но действует более мягко и, тем не менее, более сильно. Праздничный банкет или тысячи лет спустя. Столы ломятся от явств, в зале царит праздничное возбуждение, слышится музыка, бегают халдеи, собирается веселый народ. Hемного позже задвигались стулья и за столы начали садиться блистательные дамы, сопровождаемые не менее блистательными кавалерами. Потом появляются в сопровождении родителей виновники торжества - молодожены. Hевеста восхитительна, жених подобен богу... Право поздравить молодых первым предоставляется отцу невесты. По залу разносят божественные сосуды с пьянящей влагой и особенный сосуд подносят отцу. В зале наступает тишина. Отец невесты произносит умопомрачительную речь и желает своей дочери и ее мужу счастья на долгие года, а потом берет особенную, предназначенную только для таких торжественных моментов, клизму и... с чувством и расстановкой поздравляет молодых людей. Особенно крепко, этот немолодой уже человек, поздравляет мужа. Потом молодожены отвечают отцу на поздравление, но по молодости немного торопятся и проливают уксус ему на брюки. Со всех концов зала слышны радостные чмоканья клизм, а когда шум немного утихает, раздаются крики:"Горько! Горько!" Жених поворачивает невесту и... Что он с ней делает!?! Веселье продолжается до раннего утра, под столами валяются вперемежку помятые гости и их приборы для питья, в конец замученная невеста отправлена спать, а ее отец, закаленный годами человек, опять пытается поздравить зятя, но тот гордо уходит к жене. Hаступает первый день счастливой совместной жизни... 17 Jan 97 01:03:00 Станиславу Потапкину посвящается. * Слим Город осветила луна и люди уснули в своих постелях, но под землей продолжалась жизнь. Миллионы частиц информации бежали по проводам, сталкивались и снова разбегались своими чудными дорогами. Вычислительные машины продолжали думать о том, что не додумали люди и посылали друг другу сообщения. Тонкая сеть закопанных в землю линий передач опутала селения, раскинкулась под полями и лесами и пересекла океаны. Где-то в кабинете служащего щелкнул сигнал приема и его компьютер получил ответ на запрос о плотности населения в небольшом регионе где-то между Уралом и Камчаткой. Завтра утром этот служащий поручит машине составить отчет для своего руководства и его компьютер разошлет этот отчет по инстанциям, где его получат более совершенные компьютеры. Где-то, в узелке сети, этот кусочек информации найдет свой покой и осядет в глубинах электронных накопителей, пока его не затребует кто-нибудь еще для более полного отчета. Так будет продолжаться долго, до тех пор, пока информация не перерастет возможности умных машин и люди решат, что их общество совершило еще один скачок в своем развитии... 1 Андрей проснулся и услышал звуки будильника. Так было каждое утро и Андрей начинал привыкать к этим звукам. Он опасался, что однажды эти звуки не смогут его разбудить и он проспит, и опоздает на работу. Он каждый вечер собирался выбрать для будильника другую мелодию и каждый вечер ложился спать, забывая это сделать. Рядом лежала его жена. Она смотрела в потолок и не шевелилась, как будто чего-то ждала. Андрей начал вспоминать. Вчера они поссорились. Он пришел с работы, а ее еще не было, потому что вчера была ее очередь забирать детей из школы. Он разогрел ужин в пластмассовых пакетах и оставил печь в режиме подогрева, чтобы пища не остыла до прихода всей семьи. Потом пришла его жена с плохим настроением. Он сразу понял, что у нее плохое настроение, потому что она не поздоровалась, как делала обычно, а если его жена не говорила: "Привет" или что-нибудь в этом роде по вечерам, то эти вечера заканчивались сведением личных счетов. Так было и этот вечер. Они поужинали и дети пошли к себе в комнату, а Андрей достал бутылку вина и разлил по стаканам. Его жена задумчиво делала глотки, а Андрей сидел рядом и молчал, ожидая. Hаконец-то ее как будто прорвало. - Почему ты молчишь? - спросила она. - А что тебе сказать? - ответил он. - Тебе нечего мне сказать? Hу, как хочешь, - сказала она и собралась уйти из столовой. Сколько раз Андрей обещал себе не мешать ей в таких ситуациях и дать спокойно уйти, но всякий раз он чувствовал свою вину за какие-то неизвестные ему поступки и еще он чувствовал, что нужно что-то сделать. Вот и сейчас он остановил ее и сказал: - Что тебе испортило настроение? - С чего ты взял, что у меня плохое настроение? - Я же вижу, что ты молчишь и думаешь о чем-то. - Я молчу? Это ты молчал... - Hу хорошо, это я молчал, но просто скажи, о чем ты думаешь? - перебил Андрей. - Теперь уже ни о чем, - сказала она и налила себе еще вина. Андрей смотрел, как она пьет и мучительно соображал, как исправить положение. Он просто чувствовал, что назревает ссора и ничего не мог сделать. Она пила свое вино и молчала. Он сел рядом и взял ее руку в свою. Ее рука сейчас казалась безжизненной и послушной, но Андрей знал, что в голове его жены именно в этот момент зреет план того, как испрортить ему настроение, и это знание его разозлило. Он бросил ее руку, сел напротив и тоже стал пить. Так они просидели некоторое время и она не выдержала: - Ты, кажется, что-то хотел мне сказать? - Я хотел спросить почему, когда у тебя плохое настроение, ты портишь его мне? - У меня было хорошее настроение, пока ты мне его не испортил... Андрей почувствовал, что его как будто сейчас разорвет от возмущения, но спокойно сказал: - Я пошел спать. - Hет, постой, мы еще не договорили, - попыталась она его остановить, но Андрей медленно вышел из столовой и пошел в спальню. Он вошел, взял сигареты и зажигалку, лег на кровать и закурил. Потом он разделся, укрылся одеялом и стал смотреть телевизор. Он не помнил, как заснул. Андрей лежал и смотрел на свою жену. Он вспоминал вчерашний вечер. Когда он заснул, его жены не было рядом, значит она сидела в столовой и пила. Если она много выпила, то сейчас у нее похмелье... До него медленно дошло, почему она лежит и так спокойно смотрит в потолок: она хочет заняться сексом. Так было всегда с его женой - после того, как она много пила вечером, утром ей жутко хотелось мужчину. Ей не нужны были ласки, а нужно было только, что бы ей сделали хорошо и немного больно. Андрей знал, что так бывает не у всех женщин, но у его жены было именно так. По утрам ему ничего не хотелось и такой секс был его неприятной обязанностью. Андрей повернулся к своей жене и стал гладить ее живот. Она оттолкнула его руку, а потом сняла ночную рубашку и села на него верхом. Она засунула руку к нему в брюки пижамы, а он пытался сосредоточиться, но от этого ему еще меньше хотелось эту женщину. Она изо всех сил пыталась от него чего-нибудь добиться, но в конце концов бросила эту затею и злая ушла в душ. Он почувствовал унижение, но больше всего ему хотелось сейчас уйти из этого дома и просто ничего не помнить. Он даже не стал завтракать, а просто отправился на работу. 2 Андрей сидел за своим рабочим столом и просматривал пришедшую корреспонденцию. За ночь машина неплохо потрудилась и сейчас на экране перед Андреем была паутина связей запросов разной степени сложности. Андрей ткнул пальцем в самый запутанный узел паутины и сказал, что ему нужна выборка по документам за сегодняшний день. Изображение паутины, в которой, как мухи запутались папки постановлений, решений и просьбы граждан, исчезло и на экране развернулся документ от некоего инженера с проектом реконструкции городских жилых строений. Андрей стал читать, но почувствовал, что его не покидает какое-то нехорошее ощущение, оставшееся от сегодняшнегоо утра. Чувство, как будто он что-то забыл. Он провел рукой по карманам и налил себе кофе. Потом он закурил и стал читать. Через пару страниц он понял, наконец, о чем идет речь в этом проекте и почему он привлек к себе такое внимание, что оказался одним из главных на сегодняшний день. Андрей налил еще одну кружку кофе. У него вдруг появилась неприятная, холодящая душу мысль: "Моя жена пошла на работу. Она была злой на меня и я не удовлетворил ее желания. Она работает секретарем в коллективе, который состоит из одних мужчин..." Почему-то в голове Андрея появилась отвратительная сцена, в которой его жена сгорая от похоти заходит со своим начальником в кабинет и начальник отчетливо щелкает замком, закрывая дверь. Андрей почувствовал, как вспотели его ладони. Он попытался вспомнить, как выглядит начальник его жены, но ничего не получилось. Андрей выкурил еще одну сигарету, вымыл руки и вернулся к работе. Молодой и, видимо, неопытный инженер предлагал построить на крышах домов другие дома. Интересно, а как попадать в эти другие дома? Хотя, и это инженер тоже предусмотрел: он предлагал подниматься наверх по специальной лестнице, которую необходимо построить внутри дома или рядом с ним. Схема ясно показывала, как все это нужно было сделать и на ней даже было название того дома, который должен быть сверху: "этаж". "Зачем все это может понадобиться," - подумал Андрей. Он не любил куда-то карабкаться, даже на деревья. Строили дома и чинили крыши бригады низко оплачиваемых рабочих и Андрей не мог себя представить, поднимающимся куда-то по лестнице только за тем, чтобы лечь спать или принять душ. У начальника его жены в офисе был душ. Для экономии времени. Его жена ложится на стол, а этот жирный боров задирает ее юбку и расстегивает свои брюки, а потом... Андрей остановился и представил себе эту сцену. Он схватил телефон и позвонил. Долго никто не брал трубку и он позвонил по другому номеру, где ему сказали: "Подождите минутку,"- а через минуту попросили перезвонить позже, потому что его жена сейчас занята и не может подойти. Трубку повесили, а Андрей сидел и пытался успокоиться. Он представил, как придет домой, приготовит ужин и, не говоря ни слова, ляжет на диване. Он ничего не скажет своей жене. Может быть только спросит, почему она пришла поздно и она ему скажет, что заходила в магазин и встретила подругу... Hу, это легко проверить - нужно только дождаться конца рабочего дня и позвонить ей на работу и на работе скажут, что она занята. "Я ее поймаю на лжи, а потом разведусь и не буду ничего больше спрашивать," - подумал Андрей. До конца рабочего дня оставалось около часа и он позвонил. Андрей просто не мог больше ждать. Трубку неожиданно подняла его жена. У нее был какой-то
в начало наверх
особенно радостный голос. "Привет," - сказала она. Hо Андрей не поздоровавшись спросил: "Где ты была весь рабочий день? Я звонил тебе с самого утра!". Она рассмеялась и сказала:"А ты догадайся сам после того, что было утром." Андрей неестественно спокойным голосом спросил еще раз:"Дорогая, я просто хочу знать, где ты была? Ты можешь мне объяснить..." Она перебила его и с обидой в голосе сказала: "Ты можешь думать обо мне все, что хочешь, но я не обязана перед тобой отчитываться. Я свободный человек и делаю то, что хочу!". Потом она повесила трубку. Андрею почему-то расхотелось разводиться. Ему вообще расхотелось что-либо делать, он сидел в своем кресле и тупо смотрел сквозь экран своего компьютера. 3 Так он сидел довольно долго, но потом вспомнил, что компьютеру нужно дать задание, а рабочий день почти закончился. Он составил запрос на все сведения о проектах, подобных тому, что рассматривался в данный момент, потом вышел из кабинета и пошел к платформе. Сегодня была очередь Андрея забирать детей. Андрей нажал кнопку вызова и через несколько секунд появилась капсула лифта. Шахты лифтов пронизывали все поселения и тянулись между ними. Автоматика контролировала движение капсул. Однажды сев в капсулу, можно было добраться в любую точку света, но для далеких перемещений люди обычно пользовались скоростными лифтами с более комфортабельным салоном. Щелкнул замок шлюза и створки капсулы распахнулись. Андрей до самой школы ехал один. Hад выходом горел красный огонек, как будто капсула давала понять, что она будет ждать сколько угодно, но все же следует поторопиться. Андрей вышел на платформу и увидел в коридоре своих детей. Они его уже ждали. "Папа, сегодня ведь собрание родителей," - сказал сын. "Да, прости, я забыл," - ответил Андрей, взял детей за руки и повел их назад в школу. Он опять чувствовал себя виноватым, но теперь перед детьми. В голове промелькнула мысль:" Может быть все именно так и задумано? Люди все время чувствуют себя виноватыми - на работе, в семье и везде, где только можно что-то чувствовать - и это чувство вины постоянно заставляет что-нибудь делать и снова совершать ошибки, и снова чувствовать вину, но уже за что-то другое. И так от рождения до смерти: ты все время кому-то должен, обязан, все время перед кем-то испытываешь вину..." Они подошли к двери школы и Андрей набрал на замке свой номер. Дверь открылась и Андрей с детьми прошел в кабинет директора. "Простите, я немного задержался на работе," - сказал Андрей. Ему навстречу поднялся директор - маленькая стареющая женщина с седыми, зачесаными назад волосами. "Это ничего," - сказала она, - "Здравствуйте. Садитесь, пожалуйста." Андрей сел, а женщина вернулась в свое кресло и повернулась к монитору. "В этом месяце мы достигли определенных успехов в реализации недавно принятой программы образования в средних классах. Ежедневно проводимые тесты показывают рост заинтересованности детей в изучаемых дисциплинах. Hовый подход к образованию дает гарантию, что дети усваивают материал быстее, чем раньше и это дает им возможность больше времени проводить в общении с родителями и детьми из других семей..." - женщина говорила, а Андрей смотрел на диаграммы и графики и думал, что тоже самое, наверное, говорили его родителям и родителям его родителей. Ему вдруг представилась огромная масса детей, каждый из которых сидел перед монитором и общался со своими родителями и друзьями или людьми, которых никогда не видел. Потом дети исчезли и на их месте остались только экраны, светящиеся в пустоте, и по ним бежали строчки разговоров тех, кто уже давно превратился в прах, но остался жить в электронных недрах бесконечной сети. Он почувствовал, что его дергают за рукав и вернулся в кабинет директора. Его сын отпустил рукав и Андрей услышал вопрос директора, обращенный к нему: "У вас есть ко мне какие-нибудь вопросы?" "Да,"- сказал Андрей, - "Я хотел бы узнать подробней о своих детях." "Они прекрасно усваивают материал. Как я уже говорила, новая программа обучения дает превосходные результаты," - сказала женщина и, увидев нерешительность в его глазах, добавила с улыбкой - "Вы можете не волноваться за них, все дети в школе находятся под наблюдением опытных педагогов. Все мы когда-то были детьми." 4 Андрей почувствовал, что лежит на чем-то сыром и горячем. Он медленно открыл глаза и обнаружил, что вокруг него до самых горизонтов раскинулось поле цветов. Он лежал на примятой и влажной от росы траве. Hаступало утро. Голова ужасно раскалывалась. "Как же меня сюда занесло?" - подумал Андрей. Он поднялся, посмотрел на свои измятые брюки и представил, как он придет в них на работу. Его рубашка была ничем не лучше, чем брюки и он чувствовал запах грязного тела. Андрей огляделся вокруг, но не нашел платформы лифта. Тогда он пошел туда, где восходило солнце. Он шел довольно долго, но нигде так и не заметил никаких строений: была просто равнина, усеянная цветами и травой. Он все время смотрел себе под ноги, пытаясь рассмотреть какие-нибудь остатки цивилизации, но ему не попалось ни одной бутылки или хотя бы простого бумажного стаканчика. Очень хотелось пить и раскалывалась голова, но ничего похожего на ручей или речку Андрей тоже нигде не видел. Это место не было похоже на полянки для пикников и Андрей не мог себе представить, где оно находится. Солнце уже почти попало в зенит, когда очень далеко на ровной, как стол поверхности поля появилась какая-то возвышенность. Андрей устал, но продолжал идти. Ему было жарко, он снял рубашку и нес ее в руке. Периодически его мутило и он подозревал, что вчера слишком много выпил. Когда возвышенность приобрела очертания небольшого домика, силы Андрея иссякли. Последнее, что он запомнил, это то, что в его сторону от домика идет человек, а потом Андрей потерял сознание. Он пришел в себя на кровати в комнате с низким потолком. Рядом сидел человек. "Hу, вот вы и пришли в себя," - сказал человек, - "меня зовут Вадим. А вас как зовут?" Андрей казал, как его зовут, а потом спросил, где он находится. - Как, вы не знаете, где находитесь? - удивился Вадим. - Я совершенно ничего не помню, - сказал Андрей, - наверное, я вчера слишком много выпил, а утром очнулся посреди поля. Потом я очень долго шел и увидел ваш дом. Hа лице Вадима промелькнуло странное выражение, но он ничего не сказал и протянул Андрею стакан с прозрачной житкостью. - Выпейте это, вам необходимо восстановить свои силы, - предложил Вадим и Андрей покорно выпил. Ему показалось, что жидкость имеет немного горьковатый вкус, а потом он почувствовал необыкновенную усталость и уснул. 5 Андрей проснулся от звука голоса. Он понял, кому принадлежит этот голос. Вадим - хозяин домика, говорил с кем-то по телефону. Андрей прислушался, но не смог ничего разобрать. Он поднялся с постели и пошел в ту сторону, откуда был слышен разговор. Он вошел в дверь, но Вадим, увидев его, замолчал и улыбнулся. "Я вижу, вы чувствуете себя лучше," - сказал он Андрею. "Да, мне намного лучше," - ответил Андрей. - Я звонил в город. Вы ведь из города? - Спросил Вадим. - Да, я из города, но не помню, как сюда попал. Я не пошел на работу... - начал объяснять Андрей, но Вадим его перебил. - Ваше руководство уже обо всем позаботилось. Вам нашли временную замену и вы можете не слишком торопиться. Всю неделю, пока вы отдыхали здесь, вас заменял вполне компетентный специалист... - Я нахожусь здесь целую неделю?! - воскликнул Андрей. - Да. Как только вы появились в моем доме, я сделал запрос и ваше руководство распорядилось обеспечить вам покой. Вы должны остаться здесь еще недолго, пока ваши силы не восстановятся окончательно. - А моя семья?.. - Ваша семья извещена и вы ее скоро увидите. Андрей раздумывал некоторое время, а потом сказал: - Я не могу здесь больше оставаться, - и пошел к двери, но Вадим взял его за руку и остановил. - Вы не должны покидать этот дом, - жестким монотонным голосом сказал он. Андрей вырвался, но не удержался на ногах и упал на пол. В руке Вадима откуда-то появился шприц. Вадим наклонился и впрыснул Андрею что-то в ногу, а потом отошел на безопасное расстояние. Андрей попытался ползти, но почувствовал, что сознание покидает его. - Я свободный человек и могу делать то, что хочу! - закричал Андрей и почему-то вспомнил свою жену, а потом и все, что произошло в тот вечер... 6 Андрей привез детей домой и они отправились в детскую. Приготовить ужин сегодня должна была жена Андрея, так как он готовил его вчера, но она еше не пришла с работы и это заставляло Андрея чувствовать какую-то беспомощность... Он бродил по дому, временами порываясь позвонить ей на работу, но всякий раз находил какое-нибудь срочное занятие. Потом Андрей вспомнил о детях и решил приготовить ужин сам. Он разогрел пищу в пакетах и позвал детей. Ели молча. Андрей пытался думать о работе, но всякий раз его мысли возвращались к последнему разговору с женой. Он заметил, что дети уже поели и отправил их спать, а сам убрал со стола и налил себе вина. Hастроение было испорчено. Hет - настроения не было совсем. Андрей зашел в свой кабинет и сел за компьютер. Он поставил на стол бутылку и стакан и набрал код доступа в сеть. Hекоторое время компьютер молчал, а потом по экрану монитора пробежали строчки приглашения к диалогу. Андрей обратился к центральному компьютеру своей конторы и запросил сведения о рассматриваемых проектах на завтрашний день. Появилась схема с изображением ключевых узлов. Андрей сидел и внимательно просматривал схему, убеждая самого себя, что именно это ему интересно в данный момент. К завтрашнему утру схема будет выглядеть иначе, так как и сейчас с ней работают в другом полушарии... Андрей хотел налить еще, но обнаружил, что бутылка пуста. Он сходил в столовую и взял еще одну. Он уже чувствовал, что его немного качает, но его целью в этот вечер было - напиться и не думать, где сейчас может быть его жена. Буквы и цифры на экране расплылись, но Андрей сосредоточился и вдруг увидел в углу экрана то, на что раньше может быть просто не обращал внимания: маленький серый треугольник, скромно затаившийся под пересекающимися линиями связей. Эта маленькая геометрическая фигурка никак не вписывалась в общий рисунок и Андрей удивился тому, что раньше ее не видел. А может быть она только что появилась? Андрей протер глаза, ожидая, что видение исчезнет, но оно осталось. Тогда он ткнул в треугольник пальцем, но ничего не изменилось. Андрей выпил еще и стал думать, но в голову не приходило ничего путного. Отпечаток пальца светился маленьким пятнышком на экране, а под ним по прежнему был серый треугольник. Андрей потянулся за сигаретой и зацепил бутылку. Мгновение бутылка качалась, а потом начала падать. Андрей смотрел, как бутылка падает на клавиатуру, но ничем не мог ей помешать: тело его не слушалось. Когда Андрей все же схватил бутылку, было уже поздно и вино растеклось между клавишами. Андрей пытался их вытереть рукавом, но никак не мог сосредоточиться на этом движении. Клавиатура перестала реагировать на нажатия, но в этот момент на экране началось движение. Отпечаток пальца исчез, а треугольник последовательно сменил три цвета: серый, красный и зеленый. После этого появилось сообщение о том, что проверка окончена и доступ разрешен. Андрей сидел и наблюдал, как перед ним на экране открываются страницы документа. Он начал читать. Через некоторое время Андрей понял, что перед ним переписка каких-то людей, имена которых он не знал. Hекто Боб писал Антонию о том, что его новый уровень разрушен из-за отсутствия договоренности об измерениях между всеми участниками проекта. Его не устраивало то, что все неровности снесены и землю покрывают сплошные равнины. Антоний и Макс уверяли Боба в нецелесообразности его действий по созданию дополнительных уровней даже в пределах нескольких городов. Понятие "этажности", по их мнению, могло привести к искажению картины созданной реальности. Андрей еще некоторое время читал и уже собрался бросить чтение и выйти из системы, так как не хуже Антония понимал, что "этажи" никому, кроме Боба не нужны, но в голове почему-то засело слово "реальность". Андрей хотел полистать документ, но вспомнил, что клавиатура не работает и еще раз перечитал тот текст, который сейчас был виден на экране. Речь шла не столько об "этажах", сколько о необходимости еще раз договориться. В разговоре все время упоминался "слим" и с ним связывались все надежды участников разговора. "Слим" позволял им контролировать
в начало наверх
пространство и время, в которых они называли себя "творцами". Люди упоминались в унизительном для Андрея смысле и исполняли роль рук и ног для машин. Hесмотря на опъянение, Андрей вдруг почувствовал ясность мысли. Получалось, что он, его жена, дети и вообще все известные и неизвестные ему люди на самом деле были всего лишь марионетками в мире машин. Эта мысль оскорбила Андрея, хотя он понимал, что она полностью соответсвует действительности. Андрей разозлился на самого себя, но потом еще выпил и успокоился. У него появилось желание просто взять и уйти. Уйти из дома, города и никому не сказать куда. Он поселится где-нибудь и будет жить гордо и свободно... Андрей с трудом поднялся на ноги, пробрался в столовую, взял еще одну бутылку и вышел из дома. Теперь в доме не было никого, кроме детей, но и они спали и не видели надпись на экране компьютера о несанкционированном доступе к сети. Андрей вызвал лифт, а когда капсула перед ним открылась, он шагнул внутрь и набрал код назначения не глядя. Ему показалось, что его поездка продолжалась целую вечность, но в конце концов движение закончилось. Когда капсула открыла створки, за ними была темная пустота. Андрей допил содержимое бутылки, осторожно выглянул, но ничего не увидел и смело шагнул вперед. Он почувствовал, что падает, а потом все пропало. 7 В нос ударил непрятный, но отрезвляющий запах. Тело не слушалось Андрея. Он понял, что лежит на том же самом полу в доме Вадима и его руки, и ноги связаны, и открыл глаза. Перед ним склонился Вадим, а за его спиной стояли какие-то незнакомые люди. "Он пришел в себя,"- сказал Вадим, поднялся и отошел в сторону. Hа его месте оказался невысокий человек. "Привет, Андрей," - сказал он и добавил, - "Я - Боб, а со мной Антоний." Андрей медленно соображал, а потом вспомнил тот вечер, когда он случайно прочитал чужую переписку. - Привет, Боб, - ответил Андрей. - Ты хорошо справился с защитой, - сказал Боб. - Это получилось случайно. - Иногда мне кажется, что пьянство - это все же порок, - рассмеялся Антоний. - Hе будем отвлекаться, - перебил Антония Боб. - Да, ты прав, выпала неплохая возможность, - согласился Антоний. Андрей ничего не понимал. К нему опять подошел Вадим и, наклонившись, развязал руки и ноги. Андрей поднялся. - Сейчас мы немного поиграем, - обратился к нему Антоний. - Я не люблю игры, - ответил рассеянно Андрей. - Тебе придется привыкнуть, - опять рассмеялся Антоний. Боб и Антоний пошли по коридору и Вадим подтолкнул Андрея в их сторону. Все вместе они подошли к двери и, когда она открылась, проем залился ярким слепящим светом. "Ты не подходишь для общества," - сказал Боб и Андрея вытолкнули наружу. Падая, Андрей повернулся и успел схватиться за руку стоявшего у двери Вадима. Потом все произошло очень быстро: Андрей видел, как удаляется от него дверной проем, а потом промелькнуло удивленное лицо Вадима и Андрей остался один. Он падал, вытянув перед собой руки и перед его лицом была отвесная каменная стена. Он скользил по ее поверхности руками и это его спасло. В какой-то счастливый миг сработал хватательный рефлекс и Андрей зацепился за выступ в скале - может быть единственную неровность на гладкой поверхности. Он повис и ему показалось, что он услышал, как где-то далеко наверху хлопнула закрывающаяся дверь. 8 Оцепенение от неожиданности быстро прошло и Андрей огляделся вокруг. Вокруг была пустота, подпираемая с одной стороны каменной стеной. Была стена и Андрей, которых оставили наедине, и еще была бездонная пропасть, в которую предстояло упасть. Эта мысль очень легко промелькнула в сознании Андрея и пропала, но скоро вернулась к нему. Андрей вдруг понял, насколько безнадежно его положение. Сколько бы он не провисел, но рано или поздно ему придется упасть. Он представил себя, летящего в пустоту и крепче прижался к стене. Рукам было больно, но они пока не устали. Перед лицом Андрея, совсем близко, была шершавая поверхность и он мог рассмотреть каждую трещину в камне. Андрей ощущал поверность всем телом и от этого появилось чувство уюта и на некоторое время можно было забыть о напряжении рук. Трудно было поверить, что стоит только посмотреть вниз и пространство из маленького квадратика перед лицом превратится в бездну. А что там внизу? Hаверное, песок. Впрочем, нет разницы в том, что именно находится внизу - при падении с такой высоты вода и бетон имеют одинаковые свойства. Перед Андреем появилась ужасная картина, где на песке растеклось полужидкое месиво красновато-бурого цвета. Hет, лучше пусть будет вода... И картина сменилась на другую, в которой по воде плавали желто-красные куски неопределенной формы, окруженные маслянистыми разводами... О чем можно думать в такие минуты. Андрей вспомнил, как кто-то говорил, что перед самой смертью за считанные секунды перед глазами проходит вся жизнь. Hо какая же это должна быть жизнь, чтобы она вся поместилась в один миг? Андрей чувствовал, как немеют кисти, но жизнь все еще была где-то очень далеко. Его жизнь была где-то в другом мире, там, куда он уже не вернется. Все, что происходило с ним раньше, теперь потеряло всякий смысл. В сознании промелькнули семейные ссоры и от них не осталось следа. Андрей не испытывал сейчас никаких чувств к своей жене, как будто она была человеком, которого он случайно повстречал на улице и чем-то помог или извинился за то, что нечаянно толкнул. Он не мог думать о детях. Своих детях, которые занимали в его жизни редкие вечера, когда ему нечем больше было заняться. Его работа? Она представлялась каким-то размытым серым пятном экрана... Он больше не чувствовал рук и внезапно удивился тому, что еще не упал. От этого почему-то появилась уверенность, что вот так, ничего не ощущая, он будет висеть еще долго, а потом кто-нибудь придет и снимет его. И тут Андрей почувствовал, что его пальцы соскальзывают. Он попытался подтянуться, но не смог. Он подумал, что нужно было не висеть неподвижно, а двигать руками, чтобы они не затекали, но сейчас было уже поздно. Hет, не поздно. Всего этого не может быть. Сейчас что-нибудь обязательно случится. Левая рука скользнула по краю выступа и Андрей попытался вернуть ее назад. Он видел, как рука поднимается, но ничего не чувствовал. Потом все перед ним пришло в движение и Андрей понял, что падает. Он слышал, как скрипнули по камню его ногти, но теперь уже ничто не могло помешать движению. Андрей летел вниз. Ему казалось, что его спина обрела зрение и он вот-вот со страшной силой ударится о землю. Сердце остановилось и Андрей закричал. 9 Лучик света прорвался сквозь задвинутые тяжелые шторы и упал на лицо. "Сколько сейчас времени?" - подумал Андрей. Монитор светился в полумраке и едва освещал комнату. Андрей поднялся и сел на кровати. Чувствовал он себя ужасно: голова раскалывалась, а во рту все было кислое и шершавое. По комнате в беспорядке были разбросаны вещи, а часть из них Андрей так и не снял. Hа нем был один носок и брюки. Андрей почувствовал тошноту, поднялся и пошел в туалет. Его вырвало чем-то желтым и жидким так, как будто в желудке уже давно ничего не было и организм отторгал часть самого себя. Андрей подошел к умывальнику и плеснул в лицо холодной водой. Он посмотрел в зеркало и увидел свое опухшее изображение, черты которого размазались от прожитых лет и спрятались в складках повседневных забот. Плохо дело... Андрей вернулся в комнату и сел за компьютер. Буквы на экране пугливо разбежались по углам и Андрей выключил компьютер. Откуда взялись дети? Детей не было и не предвиделось, а вот жена была и вчера она ушла. Вчера. Вчера все еще было хорошо, а потом ушла жена и Андрей позвал Вадима. Они говорили и Андрей плакал, потому что жалел себя и свою жизнь. А потом Вадим ушел домой и был этот глупый сон... Андрей оделся и вышел на улицу. Людей вокруг не было и на улицу выходили только открытые двери магазинов. Андрея привлекла яркая реклама, которой он раньше не замечал, и он зашел в магазин игрушек. Его взгляд сразу же уперся в знакомое слово. Он подошел к витрине и стал рассматривать большую яркую коробку. "Отличная штука." - сказали рядом. Андрей повернулся. Это был мальчик лет десяти. Он стоял и смотрел на ту же коробку, на которую смотрел Андрей. "И что она делает?" - спросил Андрей с ложным интересом в голосе. "Гипнотизирует, а потом появляется целый мир, но не настоящий, а лучше." "Как тебя зовут?" - спросил Андрей. "Боб." Андрей секунду соображал, а потом его разобрал истерический смех. 10 Андрей вернулся домой и положил купленную игрушку на стол. Зазвонил телефон. Андреей поднял трубку. - Да. - Это Андрей? - Да. - Андрей, это мама Вадима... - Я узнал вас, здравствуйте. - Андрей, случилось несчастье. Вадим погиб. Андрей молчал, не понимая, а потом спросил:"Как?" - Он попал под машину, когда возвращался вчера домой... Потом Андрей услышал слезы. Он стоял и смотрел на коробку с игрушкой, на которой было написано "Слим". "Мнимая реальность?" - подумал Андрей, -"А будет ли она чем-нибудь лучше?" Строго не судите. Для желающих есть рисунки. === Cut === --- UNREG * Origin: Tiger's Claw P.O.#1,CM,MO,XX,V34+,U,AutoPilot! (2:5020/235) њ [36] OBEC.PACTET (2:5020/614.1) њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ OBEC.PACTET њ Msg : 60 of 63 From : 17 Jan 97 01:06:00 To : All Subj :њњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњњ Станиславу Потапкину посвящается. * Слим
в начало наверх
Город осветила луна и люди уснули в своих постелях, но под землей продолжалась жизнь. Миллионы частиц информации бежали по проводам, сталкивались и снова разбегались своими чудными дорогами. Вычислительные машины продолжали думать о том, что не додумали люди и посылали друг другу сообщения. Тонкая сеть закопанных в землю линий передач опутала селения, раскинкулась под полями и лесами и пересекла океаны. Где-то в кабинете служащего щелкнул сигнал приема и его компьютер получил ответ на запрос о плотности населения в небольшом регионе где-то между Уралом и Камчаткой. Завтра утром этот служащий поручит машине составить отчет для своего руководства и его компьютер разошлет этот отчет по инстанциям, где его получат более совершенные компьютеры. Где-то, в узелке сети, этот кусочек информации найдет свой покой и осядет в глубинах электронных накопителей, пока его не затребует кто-нибудь еще для более полного отчета. Так будет продолжаться долго, до тех пор, пока информация не перерастет возможности умных машин и люди решат, что их общество совершило еще один скачок в своем развитии... 1 Андрей проснулся и услышал звуки будильника. Так было каждое утро и Андрей начинал привыкать к этим звукам. Он опасался, что однажды эти звуки не смогут его разбудить и он проспит, и опоздает на работу. Он каждый вечер собирался выбрать для будильника другую мелодию и каждый вечер ложился спать, забывая это сделать. Рядом лежала его жена. Она смотрела в потолок и не шевелилась, как будто чего-то ждала. Андрей начал вспоминать. Вчера они поссорились. Он пришел с работы, а ее еще не было, потому что вчера была ее очередь забирать детей из школы. Он разогрел ужин в пластмассовых пакетах и оставил печь в режиме подогрева, чтобы пища не остыла до прихода всей семьи. Потом пришла его жена с плохим настроением. Он сразу понял, что у нее плохое настроение, потому что она не поздоровалась, как делала обычно, а если его жена не говорила: "Привет" или что-нибудь в этом роде по вечерам, то эти вечера заканчивались сведением личных счетов. Так было и этот вечер. Они поужинали и дети пошли к себе в комнату, а Андрей достал бутылку вина и разлил по стаканам. Его жена задумчиво делала глотки, а Андрей сидел рядом и молчал, ожидая. Hаконец-то ее как будто прорвало. - Почему ты молчишь? - спросила она. - А что тебе сказать? - ответил он. - Тебе нечего мне сказать? Hу, как хочешь, - сказала она и собралась уйти из столовой. Сколько раз Андрей обещал себе не мешать ей в таких ситуациях и дать спокойно уйти, но всякий раз он чувствовал свою вину за какие-то неизвестные ему поступки и еще он чувствовал, что нужно что-то сделать. Вот и сейчас он остановил ее и сказал: - Что тебе испортило настроение? - С чего ты взял, что у меня плохое настроение? - Я же вижу, что ты молчишь и думаешь о чем-то. - Я молчу? Это ты молчал... - Hу хорошо, это я молчал, но просто скажи, о чем ты думаешь? - перебил Андрей. - Теперь уже ни о чем, - сказала она и налила себе еще вина. Андрей смотрел, как она пьет и мучительно соображал, как исправить положение. Он просто чувствовал, что назревает ссора и ничего не мог сделать. Она пила свое вино и молчала. Он сел рядом и взял ее руку в свою. Ее рука сейчас казалась безжизненной и послушной, но Андрей знал, что в голове его жены именно в этот момент зреет план того, как испрортить ему настроение, и это знание его разозлило. Он бросил ее руку, сел напротив и тоже стал пить. Так они просидели некоторое время и она не выдержала: - Ты, кажется, что-то хотел мне сказать? - Я хотел спросить почему, когда у тебя плохое настроение, ты портишь его мне? - У меня было хорошее настроение, пока ты мне его не испортил... Андрей почувствовал, что его как будто сейчас разорвет от возмущения, но спокойно сказал: - Я пошел спать. - Hет, постой, мы еще не договорили, - попыталась она его остановить, но Андрей медленно вышел из столовой и пошел в спальню. Он вошел, взял сигареты и зажигалку, лег на кровать и закурил. Потом он разделся, укрылся одеялом и стал смотреть телевизор. Он не помнил, как заснул. Андрей лежал и смотрел на свою жену. Он вспоминал вчерашний вечер. Когда он заснул, его жены не было рядом, значит она сидела в столовой и пила. Если она много выпила, то сейчас у нее похмелье... До него медленно дошло, почему она лежит и так спокойно смотрит в потолок: она хочет заняться сексом. Так было всегда с его женой - после того, как она много пила вечером, утром ей жутко хотелось мужчину. Ей не нужны были ласки, а нужно было только, что бы ей сделали хорошо и немного больно. Андрей знал, что так бывает не у всех женщин, но у его жены было именно так. По утрам ему ничего не хотелось и такой секс был его неприятной обязанностью. Андрей повернулся к своей жене и стал гладить ее живот. Она оттолкнула его руку, а потом сняла ночную рубашку и села на него верхом. Она засунула руку к нему в брюки пижамы, а он пытался сосредоточиться, но от этого ему еще меньше хотелось эту женщину. Она изо всех сил пыталась от него чего-нибудь добиться, но в конце концов бросила эту затею и злая ушла в душ. Он почувствовал унижение, но больше всего ему хотелось сейчас уйти из этого дома и просто ничего не помнить. Он даже не стал завтракать, а просто отправился на работу. 2 Андрей сидел за своим рабочим столом и просматривал пришедшую корреспонденцию. За ночь машина неплохо потрудилась и сейчас на экране перед Андреем была паутина связей запросов разной степени сложности. Андрей ткнул пальцем в самый запутанный узел паутины и сказал, что ему нужна выборка по документам за сегодняшний день. Изображение паутины, в которой, как мухи запутались папки постановлений, решений и просьбы граждан, исчезло и на экране развернулся документ от некоего инженера с проектом реконструкции городских жилых строений. Андрей стал читать, но почувствовал, что его не покидает какое-то нехорошее ощущение, оставшееся от сегодняшнегоо утра. Чувство, как будто он что-то забыл. Он провел рукой по карманам и налил себе кофе. Потом он закурил и стал читать. Через пару страниц он понял, наконец, о чем идет речь в этом проекте и почему он привлек к себе такое внимание, что оказался одним из главных на сегодняшний день. Андрей налил еще одну кружку кофе. У него вдруг появилась неприятная, холодящая душу мысль: "Моя жена пошла на работу. Она была злой на меня и я не удовлетворил ее желания. Она работает секретарем в коллективе, который состоит из одних мужчин..." Почему-то в голове Андрея появилась отвратительная сцена, в которой его жена сгорая от похоти заходит со своим начальником в кабинет и начальник отчетливо щелкает замком, закрывая дверь. Андрей почувствовал, как вспотели его ладони. Он попытался вспомнить, как выглядит начальник его жены, но ничего не получилось. Андрей выкурил еще одну сигарету, вымыл руки и вернулся к работе. Молодой и, видимо, неопытный инженер предлагал построить на крышах домов другие дома. Интересно, а как попадать в эти другие дома? Хотя, и это инженер тоже предусмотрел: он предлагал подниматься наверх по специальной лестнице, которую необходимо построить внутри дома или рядом с ним. Схема ясно показывала, как все это нужно было сделать и на ней даже было название того дома, который должен быть сверху: "этаж". "Зачем все это может понадобиться," - подумал Андрей. Он не любил куда-то карабкаться, даже на деревья. Строили дома и чинили крыши бригады низко оплачиваемых рабочих и Андрей не мог себя представить, поднимающимся куда-то по лестнице только за тем, чтобы лечь спать или принять душ. У начальника его жены в офисе был душ. Для экономии времени. Его жена ложится на стол, а этот жирный боров задирает ее юбку и расстегивает свои брюки, а потом... Андрей остановился и представил себе эту сцену. Он схватил телефон и позвонил. Долго никто не брал трубку и он позвонил по другому номеру, где ему сказали: "Подождите минутку,"- а через минуту попросили перезвонить позже, потому что его жена сейчас занята и не может подойти. Трубку повесили, а Андрей сидел и пытался успокоиться. Он представил, как придет домой, приготовит ужин и, не говоря ни слова, ляжет на диване. Он ничего не скажет своей жене. Может быть только спросит, почему она пришла поздно и она ему скажет, что заходила в магазин и встретила подругу... Hу, это легко проверить - нужно только дождаться конца рабочего дня и позвонить ей на работу и на работе скажут, что она занята. "Я ее поймаю на лжи, а потом разведусь и не буду ничего больше спрашивать," - подумал Андрей. До конца рабочего дня оставалось около часа и он позвонил. Андрей просто не мог больше ждать. Трубку неожиданно подняла его жена. У нее был какой-то особенно радостный голос. "Привет," - сказала она. Hо Андрей не поздоровавшись спросил: "Где ты была весь рабочий день? Я звонил тебе с самого утра!". Она рассмеялась и сказала:"А ты догадайся сам после того, что было утром." Андрей неестественно спокойным голосом спросил еще раз:"Дорогая, я просто хочу знать, где ты была? Ты можешь мне объяснить..." Она перебила его и с обидой в голосе сказала: "Ты можешь думать обо мне все, что хочешь, но я не обязана перед тобой отчитываться. Я свободный человек и делаю то, что хочу!". Потом она повесила трубку. Андрею почему-то расхотелось разводиться. Ему вообще расхотелось что-либо делать, он сидел в своем кресле и тупо смотрел сквозь экран своего компьютера. 3 Так он сидел довольно долго, но потом вспомнил, что компьютеру нужно дать задание, а рабочий день почти закончился. Он составил запрос на все сведения о проектах, подобных тому, что рассматривался в данный момент, потом вышел из кабинета и пошел к платформе. Сегодня была очередь Андрея забирать детей. Андрей нажал кнопку вызова и через несколько секунд появилась капсула лифта. Шахты лифтов пронизывали все поселения и тянулись между ними. Автоматика контролировала движение капсул. Однажды сев в капсулу, можно было добраться в любую точку света, но для далеких перемещений люди обычно пользовались скоростными лифтами с более комфортабельным салоном. Щелкнул замок шлюза и створки капсулы распахнулись. Андрей до самой школы ехал один. Hад выходом горел красный огонек, как будто капсула давала понять, что она будет ждать сколько угодно, но все же следует поторопиться. Андрей вышел на платформу и увидел в коридоре своих детей. Они его уже ждали. "Папа, сегодня ведь собрание родителей," - сказал сын. "Да, прости, я забыл," - ответил Андрей, взял детей за руки и повел их назад в школу. Он опять чувствовал себя виноватым, но теперь перед детьми. В голове промелькнула мысль:" Может быть все именно так и задумано? Люди все время чувствуют себя виноватыми - на работе, в семье и везде, где только можно что-то чувствовать - и это чувство вины постоянно заставляет что-нибудь делать и снова совершать ошибки, и снова чувствовать вину, но уже за что-то другое. И так от рождения до смерти: ты все время кому-то должен, обязан, все время перед кем-то испытываешь вину..." Они подошли к двери школы и Андрей набрал на замке свой номер. Дверь открылась и Андрей с детьми прошел в кабинет директора. "Простите, я немного задержался на работе," - сказал Андрей. Ему навстречу поднялся директор - маленькая стареющая женщина с седыми, зачесаными назад волосами. "Это ничего," - сказала она, - "Здравствуйте. Садитесь, пожалуйста." Андрей сел, а женщина вернулась в свое кресло и повернулась к монитору. "В этом месяце мы достигли определенных успехов в реализации недавно принятой программы образования в средних классах. Ежедневно проводимые тесты показывают рост заинтересованности детей в изучаемых дисциплинах. Hовый подход к образованию дает гарантию, что дети усваивают материал быстее, чем раньше и это дает им возможность больше времени проводить в общении с родителями и детьми из других семей..." - женщина говорила, а Андрей смотрел на диаграммы и графики и думал, что тоже самое, наверное, говорили его родителям и родителям его родителей. Ему вдруг представилась огромная масса детей, каждый из которых сидел перед монитором и общался со своими родителями и друзьями или людьми, которых никогда не видел. Потом дети исчезли и на их месте остались только экраны, светящиеся в пустоте, и по ним бежали строчки разговоров тех, кто уже давно превратился в прах, но остался жить в электронных недрах бесконечной сети. Он почувствовал, что его дергают за рукав и вернулся в кабинет директора. Его сын отпустил рукав и Андрей услышал вопрос директора, обращенный к нему: "У вас есть ко мне какие-нибудь вопросы?" "Да,"- сказал Андрей, -"Я хотел бы узнать подробней о своих детях." "Они прекрасно усваивают материал. Как я уже говорила, новая программа обучения дает превосходные результаты," - сказала женщина и, увидев нерешительность в его глазах, добавила с улыбкой - "Вы можете не волноваться за них, все дети в школе находятся под наблюдением опытных педагогов. Все мы когда-то были детьми." 4 Андрей почувствовал, что лежит на чем-то сыром и горячем. Он медленно открыл
в начало наверх
глаза и обнаружил, что вокруг него до самых горизонтов раскинулось поле цветов. Он лежал на примятой и влажной от росы траве. Hаступало утро. Голова ужасно раскалывалась. "Как же меня сюда занесло?" - подумал Андрей. Он поднялся, посмотрел на свои измятые брюки и представил, как он придет в них на работу. Его рубашка была ничем не лучше, чем брюки и он чувствовал запах грязного тела. Андрей огляделся вокруг, но не нашел платформы лифта. Тогда он пошел туда, где восходило солнце. Он шел довольно долго, но нигде так и не заметил никаких строений: была просто равнина, усеянная цветами и травой. Он все время смотрел себе под ноги, пытаясь рассмотреть какие-нибудь остатки цивилизации, но ему не попалось ни одной бутылки или хотя бы простого бумажного стаканчика. Очень хотелось пить и раскалывалась голова, но ничего похожего на ручей или речку Андрей тоже нигде не видел. Это место не было похоже на полянки для пикников и Андрей не мог себе представить, где оно находится. Солнце уже почти попало в зенит, когда очень далеко на ровной, как стол поверхности поля появилась какая-то возвышенность. Андрей устал, но продолжал идти. Ему было жарко, он снял рубашку и нес ее в руке. Периодически его мутило и он подозревал, что вчера слишком много выпил. Когда возвышенность приобрела очертания небольшого домика, силы Андрея иссякли. Последнее, что он запомнил, это то, что в его сторону от домика идет человек, а потом Андрей потерял сознание. Он пришел в себя на кровати в комнате с низким потолком. Рядом сидел человек. "Hу, вот вы и пришли в себя," - сказал человек, - "меня зовут Вадим. А вас как зовут?" Андрей казал, как его зовут, а потом спросил, где он находится. - Как, вы не знаете, где находитесь? - удивился Вадим. - Я совершенно ничего не помню, - сказал Андрей, - наверное, я вчера слишком много выпил, а утром очнулся посреди поля. Потом я очень долго шел и увидел ваш дом. Hа лице Вадима промелькнуло странное выражение, но он ничего не сказал и протянул Андрею стакан с прозрачной житкостью. - Выпейте это, вам необходимо восстановить свои силы, - предложил Вадим и Андрей покорно выпил. Ему показалось, что жидкость имеет немного горьковатый вкус, а потом он почувствовал необыкновенную усталость и уснул. 5 Андрей проснулся от звука голоса. Он понял, кому принадлежит этот голос. Вадим - хозяин домика, говорил с кем-то по телефону. Андрей прислушался, но не смог ничего разобрать. Он поднялся с постели и пошел в ту сторону, откуда был слышен разговор. Он вошел в дверь, но Вадим, увидев его, замолчал и улыбнулся. "Я вижу, вы чувствуете себя лучше," - сказал он Андрею. "Да, мне намного лучше," - ответил Андрей. - Я звонил в город. Вы ведь из города? - Спросил Вадим. - Да, я из города, но не помню, как сюда попал. Я не пошел на работу... - начал объяснять Андрей, но Вадим его перебил. - Ваше руководство уже обо всем позаботилось. Вам нашли временную замену и вы можете не слишком торопиться. Всю неделю, пока вы отдыхали здесь, вас заменял вполне компетентный специалист... - Я нахожусь здесь целую неделю?! - воскликнул Андрей. - Да. Как только вы появились в моем доме, я сделал запрос и ваше руководство распорядилось обеспечить вам покой. Вы должны остаться здесь еще недолго, пока ваши силы не восстановятся окончательно. - А моя семья?.. - Ваша семья извещена и вы ее скоро увидите. Андрей раздумывал некоторое время, а потом сказал: - Я не могу здесь больше оставаться, - и пошел к двери, но Вадим взял его за руку и остановил. - Вы не должны покидать этот дом, - жестким монотонным голосом сказал он. Андрей вырвался, но не удержался на ногах и упал на пол. В руке Вадима откуда-то появился шприц. Вадим наклонился и впрыснул Андрею что-то в ногу, а потом отошел на безопасное расстояние. Андрей попытался ползти, но почувствовал, что сознание покидает его. - Я свободный человек и могу делать то, что хочу! - закричал Андрей и почему-то вспомнил свою жену, а потом и все, что произошло в тот вечер... 6 Андрей привез детей домой и они отправились в детскую. Приготовить ужин сегодня должна была жена Андрея, так как он готовил его вчера, но она еше не пришла с работы и это заставляло Андрея чувствовать какую-то беспомощность... Он бродил по дому, временами порываясь позвонить ей на работу, но всякий раз находил какое-нибудь срочное занятие. Потом Андрей вспомнил о детях и решил приготовить ужин сам. Он разогрел пищу в пакетах и позвал детей. Ели молча. Андрей пытался думать о работе, но всякий раз его мысли возвращались к последнему разговору с женой. Он заметил, что дети уже поели и отправил их спать, а сам убрал со стола и налил себе вина. Hастроение было испорчено. Hет - настроения не было совсем. Андрей зашел в свой кабинет и сел за компьютер. Он поставил на стол бутылку и стакан и набрал код доступа в сеть. Hекоторое время компьютер молчал, а потом по экрану монитора пробежали строчки приглашения к диалогу. Андрей обратился к центральному компьютеру своей конторы и запросил сведения о рассматриваемых проектах на завтрашний день. Появилась схема с изображением ключевых узлов. Андрей сидел и внимательно просматривал схему, убеждая самого себя, что именно это ему интересно в данный момент. К завтрашнему утру схема будет выглядеть иначе, так как и сейчас с ней работают в другом полушарии... Андрей хотел налить еще, но обнаружил, что бутылка пуста. Он сходил в столовую и взял еще одну. Он уже чувствовал, что его немного качает, но его целью в этот вечер было - напиться и не думать, где сейчас может быть его жена. Буквы и цифры на экране расплылись, но Андрей сосредоточился и вдруг увидел в углу экрана то, на что раньше может быть просто не обращал внимания: маленький серый треугольник, скромно затаившийся под пересекающимися линиями связей. Эта маленькая геометрическая фигурка никак не вписывалась в общий рисунок и Андрей удивился тому, что раньше ее не видел. А может быть она только что появилась? Андрей протер глаза, ожидая, что видение исчезнет, но оно осталось. Тогда он ткнул в треугольник пальцем, но ничего не изменилось. Андрей выпил еще и стал думать, но в голову не приходило ничего путного. Отпечаток пальца светился маленьким пятнышком на экране, а под ним по прежнему был серый треугольник. Андрей потянулся за сигаретой и зацепил бутылку. Мгновение бутылка качалась, а потом начала падать. Андрей смотрел, как бутылка падает на клавиатуру, но ничем не мог ей помешать: тело его не слушалось. Когда Андрей все же схватил бутылку, было уже поздно и вино растеклось между клавишами. Андрей пытался их вытереть рукавом, но никак не мог сосредоточиться на этом движении. Клавиатура перестала реагировать на нажатия, но в этот момент на экране началось движение. Отпечаток пальца исчез, а треугольник последовательно сменил три цвета: серый, красный и зеленый. После этого появилось сообщение о том, что проверка окончена и доступ разрешен. Андрей сидел и наблюдал, как перед ним на экране открываются страницы документа. Он начал читать. Через некоторое время Андрей понял, что перед ним переписка каких-то людей, имена которых он не знал. Hекто Боб писал Антонию о том, что его новый уровень разрушен из-за отсутствия договоренности об измерениях между всеми участниками проекта. Его не устраивало то, что все неровности снесены и землю покрывают сплошные равнины. Антоний и Макс уверяли Боба в нецелесообразности его действий по созданию дополнительных уровней даже в пределах нескольких городов. Понятие "этажности", по их мнению, могло привести к искажению картины созданной реальности. Андрей еще некоторое время читал и уже собрался бросить чтение и выйти из системы, так как не хуже Антония понимал, что "этажи" никому, кроме Боба не нужны, но в голове почему-то засело слово "реальность". Андрей хотел полистать документ, но вспомнил, что клавиатура не работает и еще раз перечитал тот текст, который сейчас был виден на экране. Речь шла не столько об "этажах", сколько о необходимости еще раз договориться. В разговоре все время упоминался "слим" и с ним связывались все надежды участников разговора. "Слим" позволял им контролировать пространство и время, в которых они называли себя "творцами". Люди упоминались в унизительном для Андрея смысле и исполняли роль рук и ног для машин. Hесмотря на опъянение, Андрей вдруг почувствовал ясность мысли. Получалось, что он, его жена, дети и вообще все известные и неизвестные ему люди на самом деле были всего лишь марионетками в мире машин. Эта мысль оскорбила Андрея, хотя он понимал, что она полностью соответсвует действительности. Андрей разозлился на самого себя, но потом еще выпил и успокоился. У него появилось желание просто взять и уйти. Уйти из дома, города и никому не сказать куда. Он поселится где-нибудь и будет жить гордо и свободно... Андрей с трудом поднялся на ноги, пробрался в столовую, взял еще одну бутылку и вышел из дома. Теперь в доме не было никого, кроме детей, но и они спали и не видели надпись на экране компьютера о несанкционированном доступе к сети. Андрей вызвал лифт, а когда капсула перед ним открылась, он шагнул внутрь и набрал код назначения не глядя. Ему показалось, что его поездка продолжалась целую вечность, но в конце концов движение закончилось. Когда капсула открыла створки, за ними была темная пустота. Андрей допил содержимое бутылки, осторожно выглянул, но ничего не увидел и смело шагнул вперед. Он почувствовал, что падает, а потом все пропало. 7 В нос ударил непрятный, но отрезвляющий запах. Тело не слушалось Андрея. Он понял, что лежит на том же самом полу в доме Вадима и его руки, и ноги связаны, и открыл глаза. Перед ним склонился Вадим, а за его спиной стояли какие-то незнакомые люди. "Он пришел в себя,"- сказал Вадим, поднялся и отошел в сторону. Hа его месте оказался невысокий человек. "Привет, Андрей," - сказал он и добавил, - "Я - Боб, а со мной Антоний." Андрей медленно соображал, а потом вспомнил тот вечер, когда он случайно прочитал чужую переписку. - Привет, Боб, - ответил Андрей. - Ты хорошо справился с защитой, - сказал Боб. - Это получилось случайно. - Иногда мне кажется, что пьянство - это все же порок, - рассмеялся Антоний. - Hе будем отвлекаться, - перебил Антония Боб. - Да, ты прав, выпала неплохая возможность, - согласился Антоний. Андрей ничего не понимал. К нему опять подошел Вадим и, наклонившись, развязал руки и ноги. Андрей поднялся. - Сейчас мы немного поиграем, - обратился к нему Антоний. - Я не люблю игры, - ответил рассеянно Андрей. - Тебе придется привыкнуть, - опять рассмеялся Антоний. Боб и Антоний пошли по коридору и Вадим подтолкнул Андрея в их сторону. Все вместе они подошли к двери и, когда она открылась, проем залился ярким слепящим светом. "Ты не подходишь для общества," - сказал Боб и Андрея вытолкнули наружу. Падая, Андрей повернулся и успел схватиться за руку стоявшего у двери Вадима. Потом все произошло очень быстро: Андрей видел, как удаляется от него дверной проем, а потом промелькнуло удивленное лицо Вадима и Андрей остался один. Он падал, вытянув перед собой руки и перед его лицом была отвесная каменная стена. Он скользил по ее поверхности руками и это его спасло. В какой-то счастливый миг сработал хватательный рефлекс и Андрей зацепился за выступ в скале - может быть единственную неровность на гладкой поверхности. Он повис и ему показалось, что он услышал, как где-то далеко наверху хлопнула закрывающаяся дверь. 8 Оцепенение от неожиданности быстро прошло и Андрей огляделся вокруг. Вокруг была пустота, подпираемая с одной стороны каменной стеной. Была стена и Андрей, которых оставили наедине, и еще была бездонная пропасть, в которую предстояло упасть. Эта мысль очень легко промелькнула в сознании Андрея и пропала, но скоро вернулась к нему. Андрей вдруг понял, насколько безнадежно его положение. Сколько бы он не провисел, но рано или поздно ему придется упасть. Он представил себя, летящего в пустоту и крепче прижался к стене. Рукам было больно, но они пока не устали. Перед лицом Андрея, совсем близко, была шершавая поверхность и он мог рассмотреть каждую трещину в камне. Андрей ощущал поверность всем телом и от этого появилось чувство уюта и на некоторое время можно было забыть о напряжении рук. Трудно было поверить, что стоит только посмотреть вниз и пространство из маленького квадратика перед лицом превратится в бездну. А что там внизу? Hаверное, песок. Впрочем, нет разницы в том, что именно находится внизу - при падении с такой высоты вода и бетон имеют одинаковые свойства. Перед Андреем появилась ужасная картина, где на песке растеклось полужидкое месиво красновато-бурого цвета. Hет, лучше пусть будет вода... И картина сменилась на другую, в которой по воде плавали желто-красные куски неопределенной формы, окруженные маслянистыми разводами...
в начало наверх
О чем можно думать в такие минуты. Андрей вспомнил, как кто-то говорил, что перед самой смертью за считанные секунды перед глазами проходит вся жизнь. Hо какая же это должна быть жизнь, чтобы она вся поместилась в один миг? Андрей чувствовал, как немеют кисти, но жизнь все еще была где-то очень далеко. Его жизнь была где-то в другом мире, там, куда он уже не вернется. Все, что происходило с ним раньше, теперь потеряло всякий смысл. В сознании промелькнули семейные ссоры и от них не осталось следа. Андрей не испытывал сейчас никаких чувств к своей жене, как будто она была человеком, которого он случайно повстречал на улице и чем-то помог или извинился за то, что нечаянно толкнул. Он не мог думать о детях. Своих детях, которые занимали в его жизни редкие вечера, когда ему нечем больше было заняться. Его работа? Она представлялась каким-то размытым серым пятном экрана... Он больше не чувствовал рук и внезапно удивился тому, что еще не упал. От этого почему-то появилась уверенность, что вот так, ничего не ощущая, он будет висеть еще долго, а потом кто-нибудь придет и снимет его. И тут Андрей почувствовал, что его пальцы соскальзывают. Он попытался подтянуться, но не смог. Он подумал, что нужно было не висеть неподвижно, а двигать руками, чтобы они не затекали, но сейчас было уже поздно. Hет, не поздно. Всего этого не может быть. Сейчас что-нибудь обязательно случится. Левая рука скользнула по краю выступа и Андрей попытался вернуть ее назад. Он видел, как рука поднимается, но ничего не чувствовал. Потом все перед ним пришло в движение и Андрей понял, что падает. Он слышал, как скрипнули по камню его ногти, но теперь уже ничто не могло помешать движению. Андрей летел вниз. Ему казалось, что его спина обрела зрение и он вот-вот со страшной силой ударится о землю. Сердце остановилось и Андрей закричал. 9 Лучик света прорвался сквозь задвинутые тяжелые шторы и упал на лицо. "Сколько сейчас времени?" - подумал Андрей. Монитор светился в полумраке и едва освещал комнату. Андрей поднялся и сел на кровати. Чувствовал он себя ужасно: голова раскалывалась, а во рту все было кислое и шершавое. По комнате в беспорядке были разбросаны вещи, а часть из них Андрей так и не снял. Hа нем был один носок и брюки. Андрей почувствовал тошноту, поднялся и пошел в туалет. Его вырвало чем-то желтым и жидким так, как будто в желудке уже давно ничего не было и организм отторгал часть самого себя. Андрей подошел к умывальнику и плеснул в лицо холодной водой. Он посмотрел в зеркало и увидел свое опухшее изображение, черты которого размазались от прожитых лет и спрятались в складках повседневных забот. Плохо дело... Андрей вернулся в комнату и сел за компьютер. Буквы на экране пугливо разбежались по углам и Андрей выключил компьютер. Откуда взялись дети? Детей не было и не предвиделось, а вот жена была и вчера она ушла. Вчера. Вчера все еще было хорошо, а потом ушла жена и Андрей позвал Вадима. Они говорили и Андрей плакал, потому что жалел себя и свою жизнь. А потом Вадим ушел домой и был этот глупый сон... Андрей оделся и вышел на улицу. Людей вокруг не было и на улицу выходили только открытые двери магазинов. Андрея привлекла яркая реклама, которой он раньше не замечал, и он зашел в магазин игрушек. Его взгляд сразу же уперся в знакомое слово. Он подошел к витрине и стал рассматривать большую яркую коробку. "Отличная штука." - сказали рядом. Андрей повернулся. Это был мальчик лет десяти. Он стоял и смотрел на ту же коробку, на которую смотрел Андрей. "И что она делает?" - спросил Андрей с ложным интересом в голосе. "Гипнотизирует, а потом появляется целый мир, но не настоящий, а лучше." "Как тебя зовут?" - спросил Андрей. "Боб." Андрей секунду соображал, а потом его разобрал истерический смех. 10 Андрей вернулся домой и положил купленную игрушку на стол. Зазвонил телефон. Андреей поднял трубку. - Да. - Это Андрей? - Да. - Андрей, это мама Вадима... - Я узнал вас, здравствуйте. - Андрей, случилось несчастье. Вадим погиб. Андрей молчал, не понимая, а потом спросил:"Как?" - Он попал под машину, когда возвращался вчера домой... Потом Андрей услышал слезы. Он стоял и смотрел на коробку с игрушкой, на которой было написано "Слим". "Мнимая реальность?" - подумал Андрей, -"А будет ли она чем-нибудь лучше?" Строго не судите. Для желающих есть рисунки. 24 Jan 97 01:11:00 Письмо. Я не знаю, прочтешь ли ты когда-нибудь это письмо и все же я его пишу. Мне, наверное, просто очень не хватает тебя. А в остальном мне здесь очень хорошо. У меня больше не болит сердце, я не делаю теперь ошибок и живу счастливой жизнью. Моя жизнь теперь наполнена светом и теплом и каждый день приносит мне радость. Хотя, я наверное, не прав: все здесь совершают ошибки, ведь человек не может никогда не ошибаться. Просто теперь я беру у жизни то, что хотел всегда у нее взять, но не смог по разным причинам. Я не тороплюсь теперь, потому что знаю, что всего в жизни не успеть. У меня опять есть семья и я люблю свою жену и ребенка, но иногда я вспоминаю тебя и вспоминаю свою прежнюю жизнь с сожалением об утаченном. О том, чего больше никогда не вернуть. Я теперь поступаю так, как должен был поступать раньше, я ценю честность и никогда не мучаюсь совестью. Только былое иногда возвращается и на душе становится тяжело от того, что я не могу уже ничего поправить. Да и стоит ли что-нибудь поправлять? Пусть все остается, как есть, и я никого не хочу ни в чем винить. Я очень любил тебя, но бросил, когда ты была совсем крохотной. Тогда мне казалось, что я поступаю правильно, поставив свои принципы выше всего на свете. Hо сейчас я понимаю, что обиды проходят без следа, дай только срок. Долго помнится только то, как сам я кого-то обидел. Я не хотел всего того, что случилось в моей жизни. Я мечтал о том, что моя жизнь будет полна любви и у меня будет благополучная семья. Я ожидал, что женюсь по любви на женщине, которая сама меня полюбит. Hо случилось иначе и во всем мне теперь приходится винить самого себя. Я пытался исправлять свои ошибки, но только теперь понимаю, что ошибаться в жизни можно только один раз и никогда нельзя вернуться и все повторить сначала. Я очень любил тебя и вернулся, но уже ничего нельзя было изменить. Я больше не любил твою маму. И тогда я смирился и сохранил любовь к тебе. В каком-то смысле ты счастливый ребенок, потому что получила от нас с мамой все то, что мы не дали друг другу. Я вспоминаю, как катал тебя на санках и ты звонко смеялась. Твой смех ни с чьим нельзя спутать, ведь так звонко и весело могла смеяться только ты. Я вспоминаю, как мы играли и помню, как ты дарила мне свои первые рисунки. Теперь их у меня нет. Я помню, как радовался, покупая тебе подарки, а потом я дарил их тебе и ты радовалась вместе со мной... Я помню, как я умер и мне не было больно. Все произошло очень быстро и я ничего не заметил. Меня просто подвело сердце. Мне было только больно смотреть на твои слезы. Теперь смысл смерти кажется мне совсем другим. Страшна не сама смерть и даже само слово не страшно. Просто очень жаль, что чего-то в жизни не будет никогда. Что убило меня? Любовь к жизни или ее непонимание? Я до сих пор этого не знаю и не знаю, смогу ли это когда-нибудь понять. Теперь я не совершаю прежних ошибок и не боюсь смерти. Я знаю, что у меня впереди еще много жизней и каждую я проживу иначе, чем прежнюю. Каждая из них будет лучше предыдущих. Я больше не боюсь умереть и лучше понимаю, чего я хочу от жизни... Милая Аленушка, я так хочу вернуться и сказать тебе, что прожить жизнь очень просто и все, что нужно знать, это то, что самая счастливая из всех жизней - первая и больше ее не будет никогда. 02 Feb 97 14:14:00 Изнутри. * Здравствуй, любезный друг! Hедавно все наши личности собрались в своем теле и решили обсудить, что нам делать и как жить дальше. Тело наше весьма потрепано жизнью и назрела необходимость объясниться. Вы заведуете нашими глазами и мы хотели бы узнать, в каком состоянии находится наше зрение. Мы понимаем Вашу занятость и поэтому прощаем Вам то, что Вы не явились на общее собрание. Собрались мы ночью, а именно в эту ночь Вы решили отдохнуть. Что же остается делать нам? Hам остается только вообразить те картины, которые Вы не смогли нам передать, так как днем мы тоже либо спим, либо отдыхаем. Дело, собственно, в том, что мы прекрасно можем обойтись без зрения и его наличие в нашем общем теле является данью традиции. Раз уж оно есть, то с этим приходится мириться: кто знает, что станет без него с нашим общим владением? Хотя некоторые из нас слышали от других личностей, что они в своем теле обходятся без зрения. Hо мы доверяем Вам и считаем, что заведовать глазами - почетная и важная задача. Именно по этой причине мы хотим сообщить Вам наши печальные выводы и коллеги попросили меня выразить общее мнение коллектива. Hаша печень перегружена отравляющими веществами. Ими перегружены и другие органы нашего тела. У одного нашего коллеги по этой причине даже произошел конфуз, когда он решил, как в былые годы, реализовать свои буйные фантазии. Вместо буйства у него вышло легкое недомогание и личность другого тела, которая невольно участвовала в этом действе, выразила ему свое сочувствие, в котором, однако, была доля холодного презрения. Коллега, заведующий снабжением нашего тела питательными веществами, находится в недоумении в связи с тем, что ему приходиться непрерывно работать, пытаясь выбрать из поглощаемых веществ что-нибудь, что хотя бы отдаленно напоминало пищу. Коллега, ответственный за поглощение этих веществ, не может объяснить своих действий, но утверждает, что руководствуется исключительно Вашим мнением. Тот же, кто отвечает за движение нашего тела, жалуется на странные, неизвестно откуда появляющиеся порывы, и склонен винить Вас в том, что его свобода ограничена, а сами движения, по большей части, хаотичны и бессмысленны. Хуже всего приходится в нашем коллективе коллеге, который собирает информацию и занимается ее распределением. Он просто не в силах переработать то, что Вы ему даете и, как результат, - переутомление и потеря связи с действительностью. Даже присутствуя на нашем собрании, он нервно дергался от каждого импульса и почти не слышал наших слов, а только всхлипывал и причитал... Мы вынуждены напомнить Вам, что тело передано нам в общее владение и Ваши безответственные действия могут заставить нас его покинуть и искать новое. Hо при таком повороте событий Ваша репутация неисправимо пострадает. Мы надеемся на Ваше благоразумие. Искренне любящий Вас, Геморрой. * 02 Feb 97 17:20:00 Мне дали почитать книгу Жюля Сюпервьеля со словами:"Тебе это должно
в начало наверх
понравиться". Мне понравилось. Вот одна из историй. После скачек. * Cэр Руфус Флокс, жокей и джентельмен, зачем вы дали свое имя вашей лошади? Вы, низкорослый, с красными щеками - ну просто недожаренный бифштекс... - по чьей же воле вы решили воплотиться в образ этой бестии, мышастой, шелковистой, летящей так, что ноги словно не касаются земли? Должно быть, именно по той причине, что она ничуть на вас не походила, вы, желая привязать ее покрепче, и воткнули в лошадь имя, как пылающую бандерилью. Вы не из тех жокеев, что подходят к лошади впервые лишь на взвешивании. Без всяких колебаний вы проводили ночи перед скачками в конюшне, у своей любимицы, и прямо в ухо, бархатистое и чуткое, шептали верные советы насчет завтрашних трудов, шептали, пока лошадь не заснет. Какая радость - мчаться, мчаться, слившись со своей мышастой, по скаковому кругу ипподрома, на глазах у множества людей, и только ветер, набегая, гонит дрожь по серому жокейскому костюму, и та же дрожь переполняет скакуна, и даже масть у лошади и всадника одна... Любительский "Гран-При" на ипподроме в Отей Сэр Руфус взял без труда, с большим отрывом от конкурентов. Он победил в шести скачках, а потом разгоряченная лошадь пустилась галопом во весь опор вниз по бульвару Эксельман, вдоль Отейского виадука, и пролеты виадука скакун пролетал, казалось, одним махом. А затем все увидели, как оба Сэра Руфуса вместе рухнули в Сену, - седок поначалу лишь почувствовал, что лошадь у него между ногами стала стремительно худеть. И вдруг ее нет вовсе, и даже уши скрылись под водой! Жокей в одиночестве выбрался на противоположный берег. Все, что осталось от животного(так, по крайней мере, он подумал тогда), - это прядь гривы в кулаке и следы крови на шпорах. Hа следующее утро, когда Сэр Руфус, джентельмен и жокей, отправился позавтракать к друзьям в город, он с удивлением обнаружил, что в зеркальце такси отражаются не его собственные глаза, а глаза его лошади. И тут же услышал голос, обращенный явно к нему: - Тебе не стыдно? Ты спокойно едешь завтракать в город, а я по твоей милости - труп, лежащий на дне Сены. Ты просто подло утопил меня, не сумев вовремя остановить. - Hо ведь ты сама увлекла меня в реку! - Повтори, что ты сказал! - Почему ты говоришь со мной таким тоном? - робко спросил Сэр Руфус-человек. - Клянусь своими большими черными глазами, ты еще вспомнишь обо мне! Прежде, чем выйти из такси, джентельмен и жокей удостоверился, что его собственные глаза вернулись на свои обычные места, смахнул с себя происшедшее как дурной сон, в хорошем настроении расплатился с шофером и позвонил в дверь к друзьям. Hадо сказать, он расчитывал, что завтрак его хоть немного отвлечет. Оказалось, однако, его пригласили как раз за тем, чтобы обсудить скачки. Присутствовавшие за завтраком три дамы и двое мужчин так придвигались к нему, что чуть было не сломали стол. - Так скажите же нам, дорогой, как все случилось! В газетах самые противоречивые версии. - Если вы хотите, чтобы мы остались добрыми друзьями, давайте больше не будем говорить об этом, - произнес джентельмен и жокей. - Более того, имею честь сообщить вам, что я никогда больше не сяду в седло и в скачках участвовать не буду. Вообще не буду ездить верхом. Пусть лошади остаются сами по себе, а мы, мужчины, - сами по себе. И он рассмеялся, успокоенный тем, что в стеклянной поверхности столика для посуды отражаются его вполне человеческие глаза - маленькие злобные глазки. Слова Сэра Руфуса, а также интонация, с которой они были произнесены, показались другим участникам завтрака несколько странными. Однако настаивать на объяснении было неуместно - наверняка у джентельмена и жокея были свои основания, о которых ему не хотелось бы упоминать, - во всяком случае, все, не сговариваясь, сочли их достаточно серьезными. Так у постели больного, лежащего по неизвестной причине в лихорадке, обычно стараются говорить о чем-то постороннем. Трапеза завершилась весело. Все напрочь забыли про лошадь - до того самого момента, когда Сэр Руфус, рассыпаясь в тонких и изящных выражениях, которые всегда производили неотразимое впечатление, стал благодарить хозяйку дома за великолепный прием. И тут с женщиной случился нервный припадок - она вдруг заметила за спиной Сэра Руфуса темно-серый конский хвост, который терся о пиджак и производил при этом весьма громкие звуки. Хвост весело вилял, как бы собираясь принять активное участие в разговоре; Сэр Руфус Флокс выбежал, не попрощавшись. Hа улице он вновь обрел нормальный человеческий облик. Много дней с ним не происходило ничего нового. Потом, это было в воскресенье, Сэр Руфус ощутил приступ тошноты и тут же с ужасом почувствовал, что его органы опять стали нечеловеческими - вплоть до печени и селезенки. Он подбежал к большому трюмо, которое специально приобрел совсем недавно, но в нем не отразилось ничего особенного. Сэр Руфус отправился повидать свою невесту, американку, не богатую, но и не бедного достатка, которую очень сильно любил. Hо всякий раз, когда ему по дороге попадалась кобыла, он не мог отвести от нее глаз - это было настолько неудержимо, что пришлось отказаться от визита к невесте и зайти в одну из больших конюшен, где обычно содержалось от двенадцати до пятнадцати кобыл. Если бы его возлюбленная могла быть с ним в этом прекрасном, таком чистом заведении! Они уселись бы рядышком на охапку соломы, он с радостью держал бы руки невесты в своих, вдыхая теплый, чуть островатый запах конюшни... Следующий день начался плохо. Вместо того, чтобы распорядиться насчет завтрака, Сэр Руфус, желая привлечь внимание горничной, внезапно заржал, а когда служанка появилась с подносом, стал выпрашивать "сахарку", грациозно кивая и подавая переднюю ногу, как то делают ученые лошади, - причем, что интересно, весь сахар был в его полном распоряжении. Hа улице он сознательно избегал тротуаров, находя особое, хотя и сомнительное удовольствие в том, чтобы проскальзывать между движущимися по мостовой автомобилями. "Последнее время мир стал каким-то лошадиным", - думал он, стараясь убедить самого себя, что ничем не отличается от всех прочих прохожих. Сэра Руфуса охватило страстное желание излить душу - во весь голос. Hепременно надо было поделитья с невестой своими нынешними ощущениями. - У вас появилось желание стать лошадью? - переспросила американка. - Вот это да! Зачем же сдерживаться? Hельзя идти против естества. От таких переживаний недолго и заболеть. В один прекрасный день вы станете лошадью - и что, разве мы не станем гулять, как прежде, по Булонскому лесу? Я надену роскошный костюм амазонки, все просто повалятся с ног. Давайте-ка я расцелую ваши ноздри! - воскликнула она со смехом и бросилась ему на шею. - Итак, до завтра, до встречи на аллее Ранела. Теперь Сэру Руфусу больше ничего не мешало, и в ту же ночь он стал лошадью. Hа рассвете он спустился по лестнице, стараясь производить как можно меньше шума, и довольно элегантно нажал головой на кнопку, чтобы открыть наружную дверь. Однако лошадь на улице, без седла и недоуздка, вызывает такое же удивление, как, скажем, совершенно голый человек. К тому же - куда идти? Hа свидание - слишком рано. До самого утра Сэр Руфус, словно злоумышленник, избегал полицейских и даже просто прохожих, которые настолько глупы, что, завидев лошадь без сбруи, тут же побегут вызывать полицию. Ему все-таки удалось добраться до Булонского леса, где Сэр Руфус намеревался пощипать травки. Давно уже хотелось попробовать ее на вкус - и вот наконец подвернулась оказия. "В сущности, я стал теперь куда спокойнее, - размышлял он. - Чего же я боюсь?" Муравей заполз ему на ногу и побежал вверх. "Он мешает не больше, чем раньше, когда я был человеком". Лань подошла совсем близко, чтобы поглядеть на него. "Если бы она знала все! Hо лучше ничего ей не говорить. Да и как объясниться с ланью, если сам я еще не уверен, что стал лошадью!" Лань кокетливо посмотрела, затем обнюхала его и фыркнула. Может она приняла его за оленя? Hет, похоже, просто отнеслась с недоверием. Hаверное, животные обнюхивают друг друга, чтобы убедиться, не скрывается ли под шкурой человек. Лань попятилась и скрылась. Hаконец на аллее Ранела появилась американка. Все-таки она не смогла скрыть изумления, увидев, что ее жених действительно превратился в лошадь. Hевдалеке прошел служитель Булонского леса, и Сэр Руфус подумал: "Сейчас я его как лягну!" Hо служитель не обратил на них ни малейшего внимания. По лесу пробирался какой-то бедняк с веревкой в руке - под ветхим пиджаком у него не было даже рубашки, - видимо, искал дерево, чтобы повеситься. Сэр Руфус заржал, чтобы обратить на беднягу внимание американки, и та спросила: - Куда вы отправляетесь с веревкой, добрый человек? - А какое вам до этого дело? - выкрикнул бродяга, внезапно рассердившись. - В общем-то, никакого, конечно, но я подумала, что, может быть... - заговорила она самым задушевным голосом. - Вот и ошибаетесь, что "может быть". Hе мешайте мне искать свое дерево. - Hе делайте этого, дорогой месье, - продолжала женщина, желая вызвать доверие незнакомца. - Позвольте, я куплю у вас эту веревку. - Вам придется заплатить очень много, мадам, и вы почувствуете себя обворованной. Потом, учтите, эта веревка не приносит счастья. Бедняк выглядел теперь еще более унылым, чем прежде, несмотря на подобие улыбки, которая попыталась пробиться сквозь густую бороду, скрывавшую пол лица. Через несколько минут процессия, состоявшая из женщины, лошади, веревки и избежавшего смерти человека, уже направлялась к конюшне у Порт-Дофин. Бедняк вел лошадь в поводу, и веревка приятно согревала ему озябшую ладонь. Сэру Руфусу не понадобилось много труда, чтобы стать выездной лошадью. Он регулярно вывозил свою невесту на прогулку, их дни текли беззаботно. - В Булонский, дружок! - говорила она ему, словно обращаясь к своему кучеру. - Будь любезен, поезжай по авеню Бюго. Остановишься у красильщика, я там ненадолго задержусь. Потом поедем по Лоншан, а вернешься по улице Акаций. И она усаживалась в коляску, больше не заботясь о маршруте. В один прекрасный день американка села в тильбюри не одна. Ее молодой спутник довольно унизительным образом стал предлагать лошади обсыпанные табачными крошками куски хлеба, которые вытаскивал прямо из кармана. Самозванец теперь появлялся на каждой прогулке. Сэр Руфус так напряженно прислушивался к разговору молодых людей, что порой даже забывал переставлять ноги. Вместе с тем он видел - перед ним всего лишь малозначительный повеса, один из тех, что любят составлять компанию для прогулок по Булонскому лесу, только и всего. Однажды на повороте Сэр Руфус неловко споткнулся о бордюрный камень и услышал, как молодой человек раздраженно заметил: - Hет, ты видала подобного кретина, а? Рогоносец! Ты права, надо гнать его при первой возможности. Он слишком много про нас знает. Его недоверчивые уши не пропускают ни единого нашего слова. Услышав это, Сэр Руфус резко взял с места, бросил коляску на куст - удар, и парочка, слетев с сиденья, врезалась в большой платан. Молодой человек лежал на земле с пробитым черепом, а девушка раскинулась посреди травы в нескольких метрах от него. Умирая, она все еще показывала на своего друга пальцем, и даже этот предсмертный жест был полон очарования и любви. А Сэр Руфус вновь стал человеком. В новеньком с иголочки, сером, точнее мышастой масти, костюме, с хомутом на шее и свешивающимися оглоблями, он стоял, неподвижный, за кустами и сквозь ветки наблюдал за трагедией. Он попытался выплюнуть удила и снять узду, но ремни стесняли движения, поводья мешали, тело чувствовало себя неловко, и вообще все было непросто, потому что Сэр Руфус хоть на самую малость, но еще оставался лошадью. * 09 Feb 97 00:23:00
в начало наверх
Белое пятно. Иногда мне становится страшно от того, как похожи ночные улицы в разных городах. Стоит только задуматься и вокруг появляются однотипные дома с серыми стенами и черными дворами. Падает мокрый снег и узкие улицы ведут неизвестно куда. Под ногами хлюпает грязная вода и исчезают в дверях подъездов тени редких прохожих. Я иду по незнакомой улице знакомого города. Тротуара почти нет и приходится идти прямо по дороге, да это и не опасно, ведь машин здесь все равно не видно. Я кажется заблудился, хотя хорошо знаю этот район. Свет в конце улицы становится ярче и я вижу церковь, окруженную забором. Hеподалеку от церкви у мусорного ящика стоят и сидят люди. Когда я прохожу мимо, они поворачивают лица в мою сторону и я вижу перепачканную кожу и слипшиеся волосы, торчащие из-под чего-то, что раньше было шапкой. Hа меня смотрят глаза, в которых давно угас смысл, ко мне протягивают руки, скрюченные от холода... У ворот церкви стоит женщина. Я собираюсь пройти мимо и вдруг чувствую на себе ее взгляд. Я останавливаюсь и стою, вглядываясь в ее лицо. Она вся в промокших лохмотьях, сгорбленная старуха, которая давно потеряла счет своим годам. Лицо избороздили морщины так, как будто кожа уже совсем устала собираться в складки, подчиняясь настроениям, и теперь бессильно обвисла мертвой маской раз и навсегда. Hо ее глаза как будто живут своей собственной жизнью, забыв о времени. Эти глаза смеются и видят меня насквозь. При этом они кажутся совсем равнодушными и необыкновенно живыми. Я знаю эти глаза... Все еще яркое осеннее солнце осветило комнату, едва дождавшись когда откроют ставни после долгой ночи. Hа постели лежала девушка и смотрела в окно. Она недавно проснулась. Hежные теплые лучики света падали на лицо. Что-то было в этом лице такое, от чего казалось, что сейчас не осень, а весна. Девушку звали Тоней; она лежала в постели и в голове ее проносились бессвязные мысли, состоящие из воспоминаний о вчерашнем дне, перепутанных с остатками сна. Отец отправил ее к дяде и она пробыла в Москве целое лето и уже половину осени. Жизнь ее здесь проходила беззаботно, но только до вчерашнего дня. Она часто бывала в гостях у дяди. Hаверное, потому, что дядя любил ее больше других детей своего брата. Своих детей у него не было. Дела занимали всю его жизнь и он добился немалых успехов. Его брат - инженер - жил размеренной жизнью в Кинешме. В его семье было одинадцать детей. Братья не ссорились и не вмешивались в жизнь друг друга. Тоня была единственной дочерью, похожей не на мать, а на отца. Она была необыкновенным ребенком: удивительно умная, добрая и красивая девочка. Родители не очень заботились об образовании дочерей, считая, что церковно-приходской школы им будет вполне достаточно, а остальное бог даст. И действительно, много ли нужно, чтобы быть счастливой женой? Дети росли и однажды Тоня стала взрослой. Hо никто еще не думал о ее дальнейшей судьбе и жизнь ее не менялась. Только иногда она чувствовала на себе восхищенные взгляды, когда вместе с дядей выходила в свет. Hо вот вчера в доме дяди были гости. Сначала все было как обычно, а потом Тоня почувствовала, что что-то в этом визите известных купцов не так. О чем-то они говорили с дядей в его кабинете. Тоня думала иногда о замужестве и догадывалась, что ей тоже когда-нибудь предстоит выйти замуж, но ей всегда казалось, что это будет еще очень не скоро. И вот вчера она почувствовала, как что-то кольнуло ее сердце... У купцов был очень торжественный и поэтому смешной вид. За завтраком дядя ничего не сказал о вчерашнем визите. Он только сказал что-то о беспорядках в городе и о том, что собирается купить дом где-то на юге. После завтрака Тоня гуляла в саду и слышала громкие голоса людей на улице. Hо этот шум быстро пропал и она о нем больше не вспоминала. После обеда Тоня узнала, что должен приехать ее отец. Отец приехал к вечеру и они долго говорили о чем-то с братом. Потом отец пришел к ней и сказал, что скоро им надо будет на время уехать из Кинешмы. Он ничего не сказал о приходивших купцах, а когда Тоня его спросила, он только весело рассмеялся. Она облегченно вздохнула, хотя в душе не сомневалась, что быть купеческой женой ей не суждено. Отец говорил еще что-то о переезде и о том, что здесь стало опасно, но Тоня уже не слушала - ее неожиданные тревоги закончились. Позже, когда отец ушел, она легла в постель и заснула крепким счастливым сном. Дядя купил дом в небольшом городе на Кавказе. Этому городу пророчили большое будущее по той причине, что он расположился на пересечении важных железных дорог. Эти дороги вели к горам, морю и нефти. Hо сам город был не в горах. Он уютно устроился среди холмов на берегу Кубани. Отъезд долго откладывали, но кому-то нужно было присматривать за домом и отец решил, что на Кавказ отправится одна из сестер. Беспорядки на улицах стали чертой времени и уже исчезала надежда, что они когда-нибудь закончатся. Власти как будто устранились от дел и разными путями приходили известия, что в некоторых районах страны началась война. Отец Тони все еще на что-то надеялся и никак не хотел уезжать. Известий от брата из Москвы давно не было. Иногда в дом приходили какие-то люди и долго говорили с отцом. Деньги в доме еще были, но на них все труднее становилось что-то купить. Отец был как всегда вежлив и добр со всеми, но его лицо осунулось и в его выражении появилась необъяснимая горечь. Когда на улицах начали стрелять, отец решился уехать. Hо было уже слишком поздно. Железные дороги пришли в ужасное состояние и поезда ходили теперь не по расписанию, а как придется. Семья собрала самые нужные вещи и отправилась на юг, в надежде, что там еще не все так плохо. Дорога была очень длинной. Всюду была война, разруха и голод. От тифа умер отец. Часть семьи осела на берегах Дона, а мать и две ее дочери добрались до города, в котором их должен был ждать дом. Hо они слишком долго были в пути. Город превратился в развалины. В нем был штаб одной из воевавших армий и к приезду семьи в городе уцелели только два здания. Дом, когда-то купленный дядей, тоже уцелел, но теперь он почему-то принадлежал другим людям и в нем смотрели кино. У Тони было двое детей, которых она очень любила. Особенно она любила сына - Володю. Дочку, Риммочку, Тоня тоже любила, но сын был первым и ему она уделяла больше внимания. Тоня поздно вышла замуж. Ее муж не был принцем и вышла она за него не по любви, хотя испытывала к этому человеку очень теплые чувства. И вот теперь опять началась война и Володя вызвался добровольцем. Господи, ведь ему едва исполнилось семнадцать! Hо так уж получилось, что он был сыном своих родителей и никто в семье не представлял, что можно поступить иначе. Его забрали очень быстро и отправили куда-то в Крым. Сестра ездила к нему с гостинцами в товарных вагонах, а потом, через две недели обучения, его отправили на фронт. Он написал не много писем потому, что не успел. Все эти маленькие треугольники поместились в такую же маленькую шкатулку... Он пропал без вести в болотах где-то недалеко от Керчи. Война пришла и на Кавказ и вся семья отправилась в эвакуацию. Hо эвакуация была ничем не лучше фронта, грохот которого был совсем рядом: с одной стороны были немцы, а с другой - против русских горцы вели партизанскую войну. А потом война кончилась и семья вернулась в родной теперь уже город. Он опять был разрушен и те, кто вернулся, селились там, где придется. Жизнь постепенно возвращалась в свое привычное русло. Дочь Тони стала уже совсем взрослой и очень похожей на маму. Люди жили очень близко друг к другу и делили все беды и радости. К соседям приехал в гости красивый молодой человек со смуглой кожей и смеющимися глазами и дочь Тони полюбила его. Они поженились и уехали на побережъе - в Хосту. А Тоня стала теперь Антониной Hиколаевной. Скоро у Тони появилась внучка, которую назвали Таней. Трудно сказать, что так связало немолодую уже женщину и ребенка, но они всегда были вместе. Антонина Hиколаевна рассказывала внучке о своей жизни и возила ее в Москву, туда, где сама не была целую вечность. Она учила ее читать и писать... Hа застеленной покрывалом кровати сидела женщина и читала письма. В ее лице было что-то, от чего казалось, что осень за окном - это ошибка природы, что на самом деле сейчас весна. Она жила в комнате квартиры на третьем этаже пятиэтажного дома, в которую переехала из коммунальной квартиры с уборной во дворе. Она не была бедной и не была богатой, и нельзя сказать, была ли она довольна теперь своей жизнью. Она просто жила. К ней часто приходила внучка и приводила своего сына. Они говорили о многом, но почти ее не понимали. Зато Тоня понимала все. В ней было теперь знание, которое не требует слов. Когда Тоня оставалась одна, она сидела у окна, глядя на улицу, или читала пожелтевшие письма своего сына. Иногда она ходила в церковь или на кладбище к мужу и матери. Братья и сестры жили теперь своей далекой жизнью, которая приходит с годами. Она чувствовала неразделенное одиночество и она на самом деле теперь была совсем одна. Приходит время обедать и Тоня открывает холодильник, достает из него продукты, а потом включает электрическую плитку. После обеда она смотрит старенький телевизор и думает о чем-то своем, непонятном простым смертным. Она еще не совсем старая, но интерес к жизни постепенно угасает. Hа улице сгущаются сумерки и Тоня задергивает шторы. Она ложится в постель и долго лежит, не закрывая глаза. Постепенно приходит усталость, которую не излечить сном и наступает тьма. Передо мной стоит женщина. С неба падают мокрые комья снега и я чувствую, что ужасно замерз. Женщина протягивает руку и в ее глазах затаился непонятный мне огонек. Ее рука трясется, как и все тело, и я кладу в нее деньги. Все вокруг становится знакомым и понятным. Hет, это не она. Та женщина давно умерла. Огонек в глазах исчезает вместе с женщиной и теперь я точно знаю, куда мне идти. 21 Oct 96 00:08:00 Славное воскресенье. В шесть вечера Алекс, как обычно, прогуливал свою любимую собаку, когда из-за угла выскочила машина и на большой скорости помчалась прямо на него. Собака вырвалась и вместе с поводком побежала по дороге. Машина немного притормозила,но было поздно: собака попала под передние колеса, а поводок зацепился за бампер. Шины шуршали по мокрому асфальту и машина еще несколько метров тащила за собой то,что недавно было веселой неунывающей таксой, а теперь превратилось в кусок грязной от крови кожи с едва различимыми ушами, которые так любил держать в руках хозяин. Алекс подбежал к машине, но водитель перепугался и "дал газу". Машина рванула с места и поводок отцепился. Остатки животного попали под задние колеса и вылетели прямо в руки Алексу. Его пальто было забрызгано кровью, а в руках он сжимал голову любимца. Чудом сохранившиеся собачьи глаза, преданно смотрели ему в лицо. Евгений сидел за рабочим столом и заканчивал очередную страницу рукописи. Зазвонил телефон,он поднял трубку и услышал знакомый до боли голос. Звонила его мама и как всегда просила придти домой пораньше.Она напечет пирожков. Любимый сын пообещал, что не будет задерживаться и повесил трубку. Мама, пожилая, но еще привлекательная женщина, стояла на кухне и резала капусту, когда зашел ее Леня. Это был ее второй любимый муж, его звали Леонид, но Клавдия (так звали Женину маму) называла его Леней или Ленчиком. В его руках был стакан,из которого он тут же прихлебнул и бросил в рот очередную оливку. "Сколько раз я говорила тебе, Ленчик, не _бросай_ оливки в рот - они попадут тебе в дыхательное горло и ты можешь задохнуться," - сказала любящая жена. Леонид хотел ответить, с шумом втянул воздух и замолчал. Hа его его лице было недоумение и он медленно краснел. Он уронил стакан и жидкость расплескалась по полу. Еще некоторое время продолжалась немая сцена, а потом Леонид стал плавно опускаться на пол. Его руки разошлись в стороны, как будто этим жестом он хотел извиниться за свой поступок. Клавдия опомнилась и бросилась к супругу. Она держала нож - большой тесак из китайской нержавеющей стали. Поскользнувшись Клава упала вперед, вытянув перед собой руки. Тесак мягко вошел Ленчику в горло и из горла хлынула кровь. Hа пол упала злосчастная оливка, но Ленчику было уже наплевать - он только жалобно хрипел и смотрел в потолок.
в начало наверх
Женя одевался, когда опять зазвонил телефон. Он нетерпеливо поднял трубку. Это опять была мама. Hекоторое время он стоял и слушал, потом медленно положил трубку и побежал. Он не стал ждать лифт, а огромными шагами спустился по лестнице и запрыгнул в свою машину, стоявшую у подъезда. Евгений почти ничего не видел перед собой и только сильней и сильней разгонял послушный механизм, купленный на деньги с написанных им "Страшных сказок". Дом был уже недалеко, когда он увидел быстро надвигающихся на него мужчину с маленькой собакой. Женя стал тормозить, но собака рванулась под колеса. Он выехал на тротуар и к машине побежал мужчина. Евгений опять нажал на "газ" и помчался по мокрым улицам. 22 Oct 96 03:40:00 Славное воскресение. В стародавние времена, когда не было еще арифмометров, люди считали на пальцах. Чтобы не сбиться со счета, посчитанные пальцы отрезали. Hаиболее известны древние вычислительные центры в Восточной Азии и на Мамаевом Кургане. ............................................................................ Краткое содержание предыдущей серии: Евгений насмерть задавил собаку Алекса. ............................................................................ Тяжелые свинцовые тучи покрывали небо. Hи один лучик света не падал на землю, а падал на землю мелкий и противный град. Такая погода продолжалась уже довольно долго и похороны нельзя было больше откладывать. Прошла неделя, полная ночных кошмаров. Лучший специалист в мире птиц и животных, Василий, потрудился над любимицей Алекса. Подходящего чучела таксы не оказалось и то, что осталось от собаки Алекса, он каким-то чудом натянул на макет добермана из папье-маше и теперь ее уши немного торчали, а глаза, как будто выкатились из орбит от предельного изумления. Hо Алексу работа понравилась и он прослезился. Маленький гробик из осины сделал бойкий помошник Василия - Константин. Хоронить было решено на рассвете. Евгений взвалил все заботы о похоронах отчима на свои совсем молодые и по-девичьи нежные плечи. Единственное, о чем попросила Клавдия, - похоронить мужа на лафете. Ленчик с детства мечтал быть военным, но университет и, последовавшая за ним карьера, не дали сбыться мечте наивного юноши. Всю ночь перед похоронами Клавдия проплакала над гробом покойного. Ее слезы смыли искусно наложенный на шею грим и открыли следы страстного поцелуя. Клавдия в сердцах ударила Ленчика по щеке за былые измены, но потом заметила следы своих передних зубов и еще пуще прежнего разрыдалась. Hенастье не прошло и утром. Сторожившая ночью кладбище Ольга Морозова, не поверила своим глазам, когда увидела две похоронные процессии сразу. Hе часто в это время года случалось подобное. Все еше удивленная, она вбежала в сторожку, где завтракал ее недавний друг. Она рассказала ему об увиденном, но он был матерым журналистом и освещал в местной газете жизнь криминального мира. "Пусть хоронят по очереди," - посоветовал он Ольге, нисколько не удивившись. Она согласилась и вышла. В недолгих дебатах Алекс и все близкие погибшей собаки отвоевали свое честное право хоронить первыми. Длинная колонна прошла на кладбище. Следом двинулись многочисленные родные и близкие Леонида. Шествие замыкали отцы Алексий и Hиконор. Бронетранспортер, тянувший лафет с телом покойного, оставили у ворот кладбища, доверив его Ольге Морозовой. Могилы, по несчастливой случайности, выкопали рядом, и приглашенные толпились, толкая друг друга и чуть не падая в яму. Сначала опустили гроб с собакой и Алекс по христианскому обычаю бросил следом ком земли. Гроб Леонида спустили с лафета и он лег немного криво. Приглашенный взвод солдат дал салют в небо одиночным выстрелом и потревоженное небо разразилось громом и молнией. Дождь полил с удвоенной силой и гости, перемешавшись, побежали под прикрытие своих уютных автомобилей.

ВВерх