UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
   Пенни Джордан
   Суровый урок
 
 
   ГЛАВА I
 
   Сара удобно устроилась под ивой, прислонившись  спиной  к  стволу,  и
закрыла таза. Мягкий плеск воды навевал сон, но она решительно  отогнала
его, напомнив себе, что хотела поразмышлять в тишине о своем будущем,  о
дальнейшей работе: коллег по школе раздражало чрезмерное внимание Сары к
проблемам учеников. По их мнению, это мешало ее работе преподавателя.
   Сара упорно не желала следовать совету своей двоюродной  сестры,  что
только сон может избавить ее от страшного переутомления. Она была  изму-
чена, опустошена и абсолютно неспособна привести свою жизнь  в  порядок,
направив ее вновь по тому пути, который выбрала в университетские годы.
   Тогда все казалось предельно просто: она получит диплом, начнет рабо-
тать учительницей, будет подниматься вверх по служебной лестнице,  может
быть, даже перейдет в частную школу, а потом, годам к тридцати, попробу-
ет получить место директора.
   И вот ей уже 27 лет, и она вынуждена признать, что ее  первоначальный
план не учел одного очень важного момента, ведь она и  не  догадывалась,
что ученики, их жизнь и их проблемы так  захватят  ее,  что  собственные
нужды, планы и сама жизнь полностью растворятся в желании помочь им.
   Истощение - именно так определил доктор состояние безмерной  физичес-
кой и нравственной усталости, которая охватила все ее существо в середи-
не прошлого семестра. Начальство отнеслось к этому диагнозу  равнодушно,
заявив ей, что эти трудности она накликала на себя сама: никто не просил
ее заниматься организацией внешкольного досуга и принимать так близко  к
сердцу все беды и заботы своих учеников.
   В той школе, где она работала, учителя менялись часто: быстро устава-
ли от проблем, связанных с детьми, многие из которых жили  в  неблагопо-
лучных семьях, и работать с ними было тяжело. Но  Сара  также  понимала,
что большинство из них могли бы ответить на добро добром. Сара  вздохну-
ла. "Забудьте о работе, - советовал ей доктор. - Поезжайте  куда-нибудь,
расслабьтесь, полежите на солнышке, успокойтесь...
   Вот почему Сара и оказалась в Шропшире, в  этой  тихой  деревушке,  у
своей двоюродной сестры и ее мужа, где, как обещала ей Салли, она сможет
найти покой, в котором так нуждается.
   Росс и Салли поженились два года назад; Росс работал  в  машинострои-
тельной фирме, а Салли была дизайнером и работала над заказами  в  своем
маленьком кабинете на первом этаже их очаровательного  домика  -  бывшей
фермы. Приезд Сары они встретили с радостью; большую часть дня Сара была
предоставлена самой себе. Именно этого она и хотела -  по  крайней  мере
так советовал ей доктор. И действительно, уже через две недели все  неп-
риятности стали уходить, и ей подумалось, что не всем так везет, как ей,
не у всех есть сестры, живущие в деревне, куда можно сбежать от  изматы-
вающей, удушливой городской жары, которая уже долго стояла над  Англией.
В телевизионных НОВОСТЯХ показывали высохшие, потрескавшиеся поля и пар-
ки, ручьи, где не было воды, городские улицы с мягким от зноя  асфальтом
и высокое голубое безоблачное небо.
   Всплеск воды в ручье заставил ее открыть глаза, и  она  увидела,  как
рыба - большая форель - выпрыгнула из воды, охотясь за мошкой.  Это  на-
помнило ей детские походы на рыбалку с отцом и братом. Сейчас ее родите-
ли были в Канаде, в гостях у Джона и Хитер и их сыновей-двойняшек,  поэ-
тому приглашение Салли оказалось просто даром Божьим.
   Сара всегда дружила с Салли, которая была старше ее на три года.  Два
года назад Сара была главной подружкой на свадьбе Салли и Росса, правда,
после этого они год не виделись.
   Потрясение, которое испытала Салли на платформе при виде Сары и кото-
рое она постаралась скрыть, тут же сменилось  озабоченными  расспросами,
отчего она так похудела, почему у нее потухли глаза.
   И первое время никто не поверил бы, что Саpa моложе своей сестры. Са-
ра это признавала, но постепенно, давая отдых своему телу  и  расслабля-
ясь, она начала понемногу набирать вес, перестала казаться  костлявой  и
становилась вновь стройной, кожа  снова  приобретала  привычный  цвет  и
блеск. Когда у человека ярко-рыжие волосы, то всякое утомление  -  физи-
ческое, эмоциональное или умственное - очень отражается на  лице,  конт-
растирует с его цветом, и эффект получается просто ужасный. За  те  дни,
что Сара провела в деревне, лицо ее снова  приобрело  мягкий  персиковый
оттенок, и накануне за ужином Росс шутливо  заметил,  а  утром  и  Салли
подтвердила, что теперь она опять становится той ослепительной рыжеволо-
сой красавицей,  которая  привлекала  внимание  всех  мужчин  и  вызвала
столько толков на их свадьбе. В ответ Сара состроила гримасу - сама  она
никогда не считала себя ни красивой, ни особо сексуальной.
   Она пошевелилась, стараясь не вспоминать о тех трудностях, с которыми
столкнулась, когда только начала учительствовать и коллеги-мужчины и да-
же ученики старших классов не  принимали  ее  всерьез  из-за  внешности.
Именно сочетание ярко-рыжих волос, удивительных зеленых глаз,  выступаю-
щих скул, твердо очерченного подбородка, унаследованного от матери, при-
давало ее внешности чувственный оттенок.
   В отроческие годы такая внешность порождала массу проблем, часто  вы-
зывая враждебное отношение представительниц прекрасного пола,  лишая  ее
возможности, с одной стороны, подружиться с ними, а с другой, давая муж-
чинам основание считать, что  она  куда  более  сексуально  озабочена  и
предприимчива, чем это было на самом деле.
   В университете она обнаружила, что лучший способ  избежать  подобного
рода неприятностей - это создать о себе впечатлений, что  под  легкомыс-
ленной внешностью скрывается серьезная и трудолюбивая студентка, которая
поступила в университет получать знания и диплом, а вовсе не  бегать  по
вечеринкам.
   И когда она закончила учебу и впервые приступила к  работе,  она  уже
научилась укладывать волосы в  скромную  прическу  и  как  можно  меньше
пользоваться косметикой. Она всегда выбирала скромные, добротные платья,
подавляя острое желание надеть на себя что-то более женственное  и  эле-
гантное.
   Салли, встретив ее на платформе, поморщилась и сразу же заявила,  что
это бежевое, спортивного покроя платье с  длинными  рукавами  невероятно
старомодно и уныло. Сара собиралась  было  сказать,  что  учительница  и
должна одеваться так, но в тот момент она чувствовала себя такой усталой
и измученной, что ей было все равно. Точно так же она не  смогла  возра-
зить, когда Салли потащила ее с собой в  Лудлоу  и  заставила  буквально
полностью обновить весь гардероб, который она сюда привезла.
   Поэтому сегодня на ней была надета белая  спортивная  маечка  с  бре-
тельками и короткие парусиновые джинсы, на голых ногах - спортивные туф-
ли, волосы завязаны на затылке конским хвостом, чтобы не было жарко. Жа-
ра действовала на нервы. Не хотелось ни говорить, ни двигаться, а  может
быть, она так устала, что ей казалось проще  предоставить  другим  людям
управлять ее жизнью, а самой просто плыть по течению?
   За ее спиной, выше по ручью, пронзительно закричала  птичка,  которую
вспугнул кто-то, едущий по тропинке. Сара насторожилась. По этой тропин-
ке почти никто не ходил, и она считала ее своим убежищем.  Она  подалась
еще глубже под защиту ветвей, надеясь на то, что, кто бы ни прошел мимо,
он не остановится и не заговорит с ней. Такое нежелание вступать в  раз-
говоры было для нее непривычно и, скорее всего, явилось результатом  тех
неприятных бесед с начальством, когда ей дали понять, что постоянное же-
лание вмешиваться в дела учеников пагубно для собственной карьеры.
   Она закрыла глаза, стараясь не слушать шагов, быстро приближавшихся к
ее тайнику, но не услышать робкий детский голосок, который произнес  не-
решительно и с большой тревогой: "Простите, эта дорога ведет к Лудлоу?",
она не смогла. И неохотно открыла глаза.
   Мальчик, которому было никак не больше шести, остановился перед ней и
пристально смотрел на нее. Он был светловолосый,  голубоглазый,  слишком
худой для своих лет - и, как она сразу поняла, очень взволнованный.
   И хотя она сразу же сказала себе, что, кто бы он ни был и что  бы  он
ни делал на этой заброшенной тропинке, это ее совсем не касается  -  она
должна только показать ему, куда идти, - внутренний  голос,  тот  самый,
беспокойный, сочувствующий и заботливый, который и  раньше  причинял  ей
немало хлопот, тревожно нашептывал: кто же он такой, отчего,  такой  ма-
ленький, здесь один?
   Она выпрямилась и внимательно посмотрела на него, пробормотав:
   - Я, право, не знаю, но где-то у меня есть карта. Если ты  подождешь,
я ее поищу.
   Действительно, карта у нее была, а кроме того,  у  нее  был  с  собой
завтрак, который ей положила в рюкзак миссис  Битти,  чудесная  женщина,
приходившая помогать Салли.
   Неохотно малыш шагнул к ней, оглянувшись назад. В глазах у него  поя-
вились страх и беспокойство.
   Почему он боится? - думала Сара, пока не торопясь открывала рюкзак  и
так же неторопливо и деловито вынимала  бутылку  с  питьем  и  несколько
сандвичей. Мальчик был еще мал и, как заметила  Сара,  толком  не  сумел
собраться в дорогу. Его одежда совсем не годилась для похода  -  плотные
джинсы, спортивная рубашка, а на ногах что-то  очень  похожее  на  бейс-
больные сапоги. Джинсы казались слишком тяжелыми для такой жаркой  пого-
ды, а сапоги и спортивная рубашка были дорогими, что никак не вязалось с
джинсами, купленными на вырост, и можно было  только  предположить,  что
тот, кто их покупал, не очень-то хорошо знал его размер.
   Сара озабоченно наморщила лоб, роясь в рюкзаке. Делая вид, что не за-
мечает ни его настороженности, ни того, что  он  постоянно  оглядывается
назад, она похлопала рукой по траве и сказала приветливо:
   - Иди садись. Боюсь, что я плохо разбираюсь в  карте.  Видишь  ли,  я
здесь отдыхаю. А ты? Ты живешь здесь?
   Она пристально взглянула на него, когда он машинально ответил:
   - Да, я здесь живу... - и замолчал. Лицо его стало несчастным, и губы
упрямо сжались. - Я здесь в гостях, - поправился он мрачно. -  На  самом
деле я здесь не живу.
   - Ах, вот как.
   Сара развернула карту и затем, хотя сама она есть не  хотела,  вынула
несколько сандвичей и откусила от одного, потом, указав рукой на раскры-
тый пакет, спросила:
   - Не хочешь поесть?
   Он кивнул головой и ответил хрипло:
   - Да, спасибо, я очень проголодался.
   У него были прекрасные манеры и немного старомодная речь,  как  будто
он долго жил среди взрослых. Сара задумчиво следила, как  он  жадно  ест
сандвич. Теперь она твердо знала, что никуда его не отпустит,  ей  нужно
так или иначе завоевать его доверие, а затем вернуть домой.  Ребенок,  и
один, когда кругом так много опасностей, исходящих и от  природы,  и  от
человека. Его родители - кто бы они ни были и где бы ни жили,  -  должно
быть, сходят с ума от тревоги, обнаружив, что он исчез.
   Она полагала, что он не очень далеко ушел от дома, а утомление, кото-
рое читалось в его глазах, шло скорее от страха, а не от физической  ус-
талости после долгого пути.
   На одной руке у него виднелась ссадина  -  должно  быть,  оцарапался,
когда продирался сквозь куманику. На рубашке были грязные полосы. Он до-
ел сандвич и с такой жадностью разглядывал кучку других, что Сара, скрыв
улыбку, произнесла деловито:
   - Доел? Хочешь еще? Знаешь, - сказала она, когда мальчик принялся  за
второй сандвич, - мне кажется, что ты идешь не по той дороге.  Если  су-
дить по карте, то похоже... - Она замолчала, нахмурившись,  и  старалась
не обращать внимания на волнение, которое он не сумел скрыть. - Я думаю,
тебе надо будет свернуть на тропинку на полмили дальше.
   - На полмили... а это далеко?
   - Довольно далеко, и кроме того, еще шестьсемь миль до  Лудлоу.  Тебе
очень нужно туда попасть?
   Когда она взглянула на него, то увидела, что он избегает ее  взгляда,
не желая говорить неправду, но и правду сказать тоже не хочет.
   - Возможно, есть и более короткий путь; жаль, что у меня нет  машины,
я бы тебя отвезла туда.
   Она сделала паузу, чтобы понять, как он отнесется к ее предложению, и
с облегчением увидела, что он заколебался.
   - Мне не разрешают ездить с незнакомыми людьми, - тотчас сказал он.
   Сара подавила вздох. Бедный ребенок! Никто,  видимо,  не  предупредил
его, что разговаривать с незнакомыми также опасно.
   - Конечно, конечно, - ответила она серьезно, роясь в рюкзаке и доста-
вая яблоко.
   Он все еще стоял, и Сара опять похлопала по траве и заметила:
   - Если ты присядешь, то сможешь посмотреть карту сам. Я плохо  в  них
понимаю.
   - И моя мама тоже не разбирается... - Он вдруг замолчал, и  выражение
его лица резко изменилось. - Я хочу сказать, не разбиралась. - Он отвер-
нулся и вобрал голову в плечи, голос его предательски дрогнул.

 
в начало наверх
Ушла ли его мать из жизни вообще или только из его жизни? Теперь Саре было абсолютно ясно, что он убежал из дому и что он очень, очень нес- частлив. Мальчик тем временем уселся возле нее. У него уже не было ямочек, свойственных совсем маленьким детям, но ноги и руки еще сохранили детскую припухлость, и, когда он сел, Сара ощутила запах вымытой кожи и тепла. - Меня зовут Сара, а тебя? - спросила она и пододвинула ему карту, чтобы он мог взглянуть на нее. - Роберт, - ответил он, - хотя... - Роберт - это очень солидное имя, совсем как у взрослого, - удиви- лась Сара, - а тебя никто не называет Бобби? Он покачал головой. - Моя Нана звала меня Робби, но он сказал, что это очень детское имя. Он зовет меня Роберт. Лицо его вдруг сморщилось, глаза наполнились слезами. Сара поняла, что "он", повторенное со злостью и неприязнью, вероятно, означает "отец". Не желая испугать его настойчивыми расспросами, она замолчала, а за- тем миролюбиво продолжила: - Ну, Роберт - это действительно имя взрослого человека, а тебе, должно быть, уже восемь? Она увидела, что его грудь горделиво расправилась и слезы высохли. - Мне - шесть, - сообщил он, - почти семь. Ну, будет семь в мае. В мае. А сейчас июль, значит, ему толькотолько исполнилось шесть. Са- ра широко раскрыла глаза и сказала, что она подумала, что он гораздо, гораздо старше. - А разве твоя Нана тебя не хватится, Роберт? Она, наверное, волнует- ся, куда ты исчез. Ты оставил ей записку? - спросила она ласково. И сразу слезы на его глазах выступили вновь, он покачал головой и воскликнул: - Нана умерла! Она погибла в автокатастрофе вместе с мамой и Томом, а мне пришлось приехать сюда и жить с ним. Я его ненавижу! Я не хочу больше с ним оставаться. Я мог бы жить с миссис Ричарде. Так было, когда Нана болела, а мама и Том уезжали. Я совсем не должен оставаться с ним - так сказала мама. Она сказала, что если я не хочу жить с ним, то и не должен. А я не хочу. Я его не люблю. Мама рассказывала, что он не хотел, чтобы я родился, ему это было нужно только для того, чтобы заполучить ее. Прислушиваясь к его прерывистой речи, Сара сама с трудом удерживалась от слез, и сердце у нее ныло от жалости к нему. Из того, что он рассказал, а еще больше из того, что не рассказал, у нее начала складываться четкая картина случившегося. Его родители расс- тались, и он, очевидно, жил с матерью и бабушкой в другой части страны, а теперь, судя по его словам, потерял их в автомобильной катастрофе и живет с отцом. Бедняжка, он так несчастен, неудивительно, что он убежал, но, как бы ей ни было его жалко, как бы она ему ни сочувствовала, ей нужно выяснить, где он живет и кто его отец. - Ты собираешься найти миссис Ричарде? Да? - рискнула спросить она, и он кивнул. - Где она живет? Далеко? - В Лондоне, - ответил он с важностью. - В Лондоне? Так ведь это же очень далеко! - воскликнула Сара со- чувственно. - Ты долго шел? - Я вышел после завтрака, - ответил он, ничего не подозревая. И Сара почувствовала себя виноватой перед ним. Но ведь все это ради его же бла- га и безопасности! - Мне пришлось подождать, пока мой отец не уедет на работу. Миссис Джекобс ушла за покупками, она не велела мне выходить из сада. Я ее не люблю. Миссис Джекобс. Сара сжала губы. Конечно, она слышала, как миссис Битти упоминала о какой-то миссис Джекобс, которая жила в одной из со- седних деревень. У нее создалось впечатление, что эти две женщины отнюдь не были друзьями. - Ты оставил отцу записку? - спросила Сара. Мальчик покачал головой и упрямо насупился. - Ему все равно, он даже будет рад, если я уйду, - ответил он. - Мис- сис Джекобс говорит, что я мешаю и причиняю много не... - Неприятностей, - подсказала Сара. Он кивнул, сраженный, очевидно, ее способностью читать мысли. Саре необходимо было узнать адрес мальчика и отвести его домой, хотя она ему и сочувствовала. Какими бы неприятными людьми ни были миссис Джекобс и его отец, никаких признаков плохого обращения с ним она не за- метила - а она была достаточно опытна в этих делах. Несмотря на страх и подозрительность, в мальчике не было молчаливой, угрюмой замкнутости и ужаса, который обычно исходит от подобных детей. Он действительно был несчастен, и она не могла не подумать: что же за человек его отец? У Сары создалось впечатление, что отец считает его по- мехой и обузой. - А зачем ты идешь в Лондон? - допытывалась она. - Разыскать миссис Ричарде. Я хочу жить с ней, а не с отцом, - отве- тил Роберт, и глаза его опять наполнились слезами. - Я не люблю его, - повторил он. Инстинктивно Сара протянула к нему руки, и он бросился к ней, тельце его содрогалось от рыданий, когда она обняла его, гладя и успокаивая. Бедный малыш - а он ведь еще совсем малыш, хотя и старается казаться взрослым. Потом, когда он немного успокоится, она постарается уговорить его вернуться домой, но сейчас важнее было завоевать его доверие и утешить его, а не расспрашивать, и поэтому она позволила ему выплакаться, а сама нежно покачивала его и гладила по светлой головке. Сара не услышала предостерегающего гомона птиц, вспугнутых в этот мо- мент прохожим, и поняла это лишь тогда, когда ветки плакучей ивы раздви- нулись. Подняв голову, она увидела очень высокого сердитого человека с бешеными глазами. - Роберт! По тому, как вздрогнул и прижался к ней Роберт, она поняла, что за человек был перед ней. - Все в порядке, Робби, - прошептала она нежно, рассердившись на его отца. - Отпустите, пожалуйста, моего сына. Это была не просьба, а приказ, и Саре тотчас же стало ясно: он абсо- лютно не понимает и не чувствует, что его поведение буквально парализует сына. - Должно быть, вы - отец Роберта? - спросила она, подавляя раздраже- ние и поднимаясь на ноги, что было отнюдь не просто, так как Роберт все еще цеплялся за нее. И тотчас она взяла учительский тон, начисто упустив из виду, что он совершенно не гармонирует с ее по-детски причесанными волосами и полным отсутствием грима на лице, пока не заметила, что при- шелец посмотрел на нее сначала сердито, а потом презрительно. - Да, - сказал он четко, - но я не имею ни малейшего представления, кто вы такая и что вы делаете здесь с моим сыном. Однако я хорошо знаю, как полиция относится к похищению детей. Похищению... Ошеломленная тем, что он сказал, она так глубоко вздох- нула, что слова буквально застряли у нее в горле. Роберт прижимался к ней все теснее, и она не могла понять, кто из них дрожит сильнее: он от страха или она от негодования. Наконец ей удалось перевести дух, и она ответила с жаром: - Да, но таким же образом она относится и к жестокости родителей. - Жестокости родителей?! Он направился было к ним, но теперь резко остановился. Его лицо, пок- рытое загаром, вдруг стало совершенно белым -и не от стыда или чувства вины, а от гнева. Глаза его сверкнули, они были светло-светло-голубые. Как льдинки, подумала Сара вначале, но теперь они так запылали, что она едва ли не физически почувствовала на своей коже ожог. Его волосы, по сравнению с волосами Роберта, были гораздо темнее, хо- тя, как она заметила, эти темные густые волосы на кончиках отливали зо- лотом: вероятно, когда-то он жил в жарких странах. Черты его лица удивительно напоминали черты сына, или, наоборот, Ро- берт был его маленькой копией. У них были одинаковые скулы, нос, рот, но, в то время как пухлая нижняя губа Роберта по-детски дрожала от вол- нения и страха, губы его отца выражали чувственность и сексуальность, что вызвало у Сары желание отодвинуться от него подальше, ее тело ощути- ло исходящую от него опасность, которая была куда сильнее его гнева и недовольства. Но Сара не задумалась над этим: ее очень беспокоил Роберт и его полная ужаса реакция на появление отца. У нее не было времени раз- бираться в собственном отношении к его отцу как к мужчине, охотнику, на- хальному существу мужского пола, для которого она была привычной добы- чей. - Родительской жестокости? - повторил он сурово, опять привлекая к себе ее внимание. - Что вы хотите этим сказать, что вам тут наговорил Роберт? - произнес он требовательно. Не приближаясь к ней, даже не повышая голоса и вообще не проявляя ни- какой враждебности, он тем не менее пытался запугать ее, и в ответ на эту попытку она выпрямилась во весь рост, выпятила подбородок и устреми- ла на него холодный, стальной взгляд. - Роберт ничего не говорил, - сказала она, слегка отступив от истины. - Он был очень расстроен, несчастный малыш, - сказала она значительно, добавив, чтобы усилить впечатление: - Он направлялся в Лудлоу... в Лон- дон. Она уввдела, как кровь бросилась ему в лицо, и поняла, что правда ему ненавистна. На нем был дорогой костюм, и Сара заметила, что руки у него сильно исцарапаны, а туфли покрыты пылью, как будто он продирался сквозь кусты. - Иди сюда, Роберт, - сказал он жестко и нахмурился, увидев, что сын не послушался. Ясно, что он не умеет обращаться с детьми, подумала Сара и, вспомнив о ребенке, который жался к ней, спокойно сказала: - Может быть, если я пойду с вами... Тотчас же его загорелое лицо застыло, как маска, голубые холодные глаза смерили ее с головы до ног. Губы уже готовы были произнести "нет", но не успели. Роберт закричал отчаянно: - Я не хочу идти обратно, я не пойду с вами, я ненавижу вас, ненави- жу, и мама тоже вас ненавидела! Он опять зарыдал, отчаянными прерывистыми рыданиями, которые, если их не прекратить, могли перейти в истерику. Не раздумывая, Сара наклонилась и взяла его на руки. Он уткнулся лицом ей в грудь, ручонками обхватил ее за шею, а она покачивала и гладила его, уговаривая. Она услышала, как его отец тихо выругался. Он сдвинул рукав, взглянул на часы, и сочувствие, которое было воз- никло у нее, исчезло, когда он резко сказал: - Хватит, Роберт. Послушай, через полчаса у меня деловая встреча. Он, должно быть, заметил, что в глазах Сары промелькнуло оглашение, так как замолчал, рот его гневно сжался, и он сказал резко: - Я бизнесмен, а не только отец. Я отвечаю также за своих служащих. Сейчас на карту поставлена судьба очень важного контракта, и эта встреча имеет решающее значение - без него мне првдется уволить многих служащих. Почему, черт возьми, из всех дней он выбрал именно сегодняшний, чтобы сыграть подобную шутку? Как ты не понимаешь, что миссис Джекобс бук- вально голову потеряла от беспокойства, - обратился он к сыну. - Она позвонила мне на работу, сказала, что ты исчез, и если бы Бен случайно не уввдел, как ты направился в сторону ручья... А что касается вас... - он бросил на Сару сердитый взгляд, - вы, конечно, поняли, что ребенок ушел из дому, ничего не сказав никому из взрослых, и вы, вместо того чтобы поощрять Роберта, могли бы по меньшей мере отвести его домой. Эти слова застали Сару врасплох, но она не успела ничего сказать в свое оправдание, как он, вновь обращаясь к сыну, сердито бросил: - Мы идем домой, Роберт! Но мальчик отчаянно цеплялся за Сару, когда отец попробовал оторвать его от нее. Она ощутила запах разгоряченного мужского тела, увидела ка- пельки пота на лице, темную тень на подбородке, густые, на зависть длин- ные ресницы, опахалом прикрывшие его глаза, когда он зажмурился, стара- ясь справиться с сыном. Сара была смущена реакцией, которую он вызвал у нее. По ее телу про- бежали мелкие мурашки. -Сара попыталась отступить назад, чтобы сохранить дистанцию, а также помочь его сыну, и произнесла хриплым голосом: - Послушайте, было бы гораздо проще, если бы я пошла с вами. Когда его сверкающие глаза остановились на ней, она увидела в них от- каз и неприязнь. Он все еще был очень близко от нее - слишком близко, поняла она, когда дыхание у нее замерло и сердце забилось сильно и не- ровно. - Я не вернусь, я хочу жить с миссис Ричарде, - запротестовал Роберт,
в начало наверх
все еще крепко прижимаясь к ней, и добавил умоляюще: - Не позволяйте ему меня забрать. Я его ненавижу. - О! Бога ради! Хорошо, хорошо, пойдемте с нами, - согласился наконец отец. Некоторые люди совершенно лишены чувства благодарности, подумала Са- ра, когда он резко повернулся, видимо ожидая, что она последует за ним, но, к ее удивлению, вдруг остановился, приподнял ветви дерева, чтобы она могла пройти, а затем, подняв ее рюкзак, уже более спокойным тоном ска- зал Роберту: - У тебя есть ноги, Роберт, ты слишком тяжел, чтобы... - ...Сара, Сара Майерс, - машинально продолжила Сара. - ...чтобы мисс Майерс несла тебя до самого дома. - Не хочу идти! - настаивал Роберт, при этом он упрямо выпятил нижнюю губу, когда повернул голову и взглянул на отца. Грудь Сары была влажной от его слез, и волна нежности и сочувствия поднялась в ней, она постаралась мысленно заставить рассерженного роди- теля хотя бы пожалеть ребенка. - Ну ладно, если ты не хочешь идти, я тебя понесу. У Сары сжалось сердце, когда она увидела, с каким страхом мальчик от- шатнулся от отца. - Может быть, ты покажешь мне, куда идти, Роберт? - предложила она, опустив его на землю, и, встав между ним и отцом, взяла его за руку. Это не укрылось от отца мальчика, на губах у него мелькнула презри- тельная усмешка. - Маленькая мама, не правда ли? - произнес он вызывающе. - Что в вас, женщинах, есть такого... что толкает вас на совершенно нелогичные пос- тупки, как только дело касается детей? Разве вы не понимаете, что он... - Что он что, мистер... - сердито прервала его Сара, принимая вызов. Он хмуро взглянул на нее, удивившись ее внезапной агрессивности, а также тому, что ей захотелось узнать его имя. - Грей, Грей Филипс, - представился он сухо, - а вам бы следовало за- метить, что Роберт намеренно приводит себя в такое состояние - почти ис- терики. Тихо, чтобы Роберт не услыхал, Сара возразила так же сухо: - Нет, я вижу перед собой мальчика, который потерял всех, кого он лю- бил, и который был, по-видимому, оставлен на попечение женщины, не любя- щей его и не заботящейся о нем... мальчика, у которого не осталось нико- го, к кому он мог бы обратиться за помощью, кроме экономки его покойной матери. Сара чувствовала, что слишком разволновалась, но ничего не могла с собой поделать. В этом нетерпеливом, насмешливом человеке было нечто, вынуждавшее ее объяснять ему, что чувствует его ребенок. - Я вижу, что вы, оказывается, мало знаете детей, мистер Филипс. Сара затаила дыхание, когда он посмотрел с подчеркнутым вниманием на ее левую руку и тихо спросил: - А вы знаете? У вас что, есть собственные дети? Сара с огорчением почувствовала, что лицо ее залилось краской, когда она была вынуждена признать: - Нет, у меня нет детей. - Тогда я бы предложил вам подождать до их появления и уже после это- го раздавать доморощенные советы, - сказал он ядовито. Уязвленная его насмешкой, Сара ответила с вызовом: - Может быть, у меня и нет своих детей, но как профессионал... - Профессионал? - резко переспросил Грей Филипс, нахмурившись. - Что вы имеете в виду? Кто вы на самом деле? - Я учительница, - ответила Сара, подумав при этом, долго ли эти сло- ва останутся правдой, а затем выбросила все сомнения и тревоги из голо- вы, так как рука Роберта снова задрожала. Кто бы ни был отец Роберта, она не поможет мальчику, если позволит вражде взять верх. Он ненавидит своего отца - Роберт заявил это с детской откровен- ностью, но Сара заметила, как при этих словах во взгляде Грея про- мелькнуло страдание. Несмотря на сочувствие к Роберту, она была вынужде- на признать: отец вправе настаивать на том, чтобы отвести мальчика до- мой. Помешать этому она не в состоянии, и единственное, что она могла бы сделать, - это пойти с ними и на месте разобраться, почему Роберт в та- ком отчаянии: из-за потери близких или из-за грубого обращения. Странно: хотя Грей Филипс отнесся к ней с неприязнью, она не верила, что он плохо обращается с ребенком. Он был очень зол, но в его реакции на исчезновение сына не было ни малейших следов его собственной вины. Сейчас он шел впереди, останавливаясь и отводя в стороны ветки кума- ники, которые мешали им, и все больше хмурился, видя, как Роберт льнет к Саре. Деревня показалась через двадцать минут, но Грей не пошел в ту сторо- ну, а свернул на узкую заросшую тропинку, которая привела их к солидным деревянным воротам в высокой кирпичной стене. Грей открыл калитку и отступил в сторону, пропуская Сару и Роберта вперед. (Что это - привычка или боязнь, что Сара может убежать вместе с Робертом? Разве у нее есть шанс убежать от такого здорового и сильного мужчины?) За стеной был заросший сад, куманика там росла еще гуще. За зарослями виднелись деревья, которые как бы охраняли зеленую лужайку и цветочные клумбы, а за ними возвышался дом из красного кирпича с массой окон в пе- реплетениях рам. Дом, как поняла Сара, был старинный, времен королевы Елизаветы, и очень большой, гораздо больше дома ее сестры. Грей, несомненно, был бо- гат. Но счастья за деньги не купишь, и, даже восхищаясь его домом, Сара не позавидовала этому богатству. Какой прок в деньгах, когда собственный сын его боится, а жена бросила? Но когда-то она его, должно быть, люби- ла, у них был сын. Она вздрогнула, поняв, какое опасное направление приняли ее мысли. Исследовать так тщательно чью-либо личную жизнь, даже про себя, было ей совершенно несвойственно. Роберт шел все медленнее, пока они пересекали лужайку. Он останавли- вался, еле передвигал ноги. Отец сердито посмотрел на них. - Миссис Джекобс еще не ушла? - тихо спросил мальчик. Сара затаила дыхание, молясь про себя, чтобы Грей услышал своего сы- на, уловил, как она, нотки страха, которые скрывались за этим вопросом. Но он не показал этого. - Нет, она ушла, - ответил он реже и, как бы не в силах больше сдер- живаться, присел перед мальчиком и, положив руки ему на плечи, требова- тельно спросил: - Роберт, почему ты так поступил? Почему убежал? Ты дол- жен был знать, как будет волноваться миссис Джекобс. Ведь ты знаешь, что тебе не разрешают локвдать сад... ты же знаешь. Роберт все еще держался за Сару. Его опять охватила дрожь, слезы по- текли по щекам, и он выкрикнул взволнованно: - Мне здесь не нравится. Я хочу домой... я хочу к Нане... хочу к мис- сис Ричарде. Мне здесь не нравится. Отец тотчас снял руки с его плеч. Он отвернулся, его лицо было в те- ни, голос прозвучал негромко и резко, когда он сказал: - Роберт, твоя бабушка умерла, и ты это знаешь. - Он осекся, когда Сара невольно ахнула. - А что вы от меня хотите? Лжи? Делать вид, что ничего не случилось, что его мать, ее любовник и его бабушка все еще жи- вы? Пошли, Роберт, иди в дом, и чтоб больше никаких побегов! Он крепко взял Роберта за руку, но Роберт цеплялся за Сару, умоляя ее не оставлять его. Отец, похоже, совсем не представлял себе, как обращаться с сыном, по- няла Сара. Она пыталась успокоить Роберта, нежно убирая с мокрого лица волосы, и пообещала: - Если ты будешь хорошо себя вести и пойдешь с отцом, я приду к тебе завтра, если захочешь. - В этом нет никакой необходимости. Их взглады скрестились. - Об этом судить не вам, а Роберту. - Я не хочу, чтобы вы уходили, останьтесь со мной, - залился слезами Роберт. Опустившись перед ним на колени, Сара постаралась утешить его: - Я не могу сейчас остаться, Роберт. Моя сестра, наверное, волнуется, куда я делась, но я обещаю: я приду к тебе завтра. Произнося эти слова, она посмотрела с вызовом на Грея Филипса: пусть только попробует не позволить ей сделать это! А затем, прежде чем Грей смог что-либо ответить и стараясь не слышать умоляющих слов Роберта, она повернулась и поспешила к воротам. ГЛАВА 2 Через полчаса, когда Сара подошла к дому сестры, она все еще испыты- вала какое-то смешанное чувство ужаса и недоверия. Она не могла пове- рить, что все это произошло на самом деле. Бедный малыш! Он был так расстроен, а его отец так далек от него, рассержен и нетерпелив, он аб- солютно не представлял себе, как помочь своему сыну. Когда Сара открыла калитку, Салли была в саду - срезала отцветшие ро- зы. - С тобой ничего не случилось? - спросила она с тревогой. - У тебя такой расстроенный вид. Выслушав Сару, Салли помрачнела. - Грей Филипс... Я слышала, что к нему недавно приехал сын. Мать мальчика погибла в автомобильной катастрофе. Если верить слухам, она пустилась во все тяжкие еще до того, как на брачном свидетельстве высох- ли чернила. Сама я с ней никогда не встречалась, но они, повидимому, ра- зошлись еще до рождения мальчика. Я слышала, что Грей хотел оставить сы- на под своей опекой, но проиграл процесс, и ему не разрешили с ним ви- деться; этим, может быть, и объясняется такая нелюбовь мальчика к отцу. Как он все это переживает, должно быть. - Да, ужасно! - подтвердила Сара. - Ребенок просто в отчаянии! Салли посмотрела на нее круглыми глазами. - Я говорю не о мальчике, я имею в виду его отца. Грея. Сара нахмурилась, и Салли сказала тихо: - Ты только представь: ему не позволяли видеться с сыном, ничего не разрешали сделать для него, и вдруг мальчик оказывается у него, живет с ним и ненавидит его, а возможно, и обвиняет в смерти матери. Представь себе, каково ему было, когда он узнал, что мальчик убежал. Сара нахмурилась еще больше. Она почувствовала себя виноватой... как будто она была несправедлива к Грею, как будто сознательно предвзято от- носилась ко всем его словам и поступкам. - Так ты собираешься пойти к мальчику завтра? - спросила Салли. - Я обещала, что приду, хотя его отцу это не понравилось. Салли посмотрела на нее задумчиво. - У тебя такая добрая душа, - сказала она серьезно. - Не впутывайся, пожалуйста, в это дело, дорогая. Говорят, что Грей Филипс не очень-то хорошего мнения о прекрасном поле, наверное, из-за того, что его брак не удался. - А вот это уже его проблема, - твердо ответила Сара. Она почувство- вала смутную тревогу, когда услышала эти слова, хотя они всего лишь подтверждали то, что она уже знала. И зачем, однако, ей тревожиться? Грей для нее был никто; он ей и не понравился совсем, а его отношение к сыну просто недопустимо. Хотя он был притягателен как мужчина - на редкость чувственный мужчина - и она ощутила это в полной мере, при том что подобные ощущения были совершенно чужды ее натуре. У нее был короткий роман с коллегой по университету, их связь длилась меньше шести месяцев, но сексуальные отношения играли для нее куда меньшую роль, чем эмоциональные. Она потеряла интерес к Эвдрю как к муж- чине задолго до того, как призналась самой себе, что разлюбила его. А с тех пор была слишком занята, ее жизнь была наполнена массой важных дел, чтобы оставалось время на длительную любовную связь. У нее были друзья-мужчины, случалось, она ходила на свидания, но ни один из этих мужчин не произвел на нее и десятой доли того впечатления, какое произ- вел Грей Филипс. Передернув плечами, она отогнала от себя эти мысли, не желая больше ничего анализировать. Радом послышался голос Салли: - Не знаю, как ты, а я умираю с голоду. ПоЦцем перекусим. В тот же день за обедом Салли рассказала Россу о встрече Сары с Фи- липсом. - Грей Филипс? - Росс приподнял брови. - Мм, это интересно. Что ты о нем думаешь, Сара? Здешние дельцы о нем хорошего мнения. Образцово-пока- зательный бизнесмен местного масштаба. После смерти своего дади он полу- чил убыточное предприятие - машиностроительный концерн в Лудлоу. Ему удалось модернизщювать его и сделать преуспевающим. Я с ним встречался,
в начало наверх
хотя и не очень хорошо его знаю. Он, вероятно, из тех, кто предпочитает общество самого себя: в гольф не играет, не состоит членом спортивного центра, открытого недавно в Лудлоу, однако физически он выгладит отлич- но. Я слышал, что теперь с ним живет сын. Мой босс упомянул как-то в разговоре, что на днях Филипс звонил ему, спрашивал, не может ли его же- на порекомендовать агентство, которое могло бы прислать ему женщину для присмотра за ребенком. Очевидно, у него возникли какие-то проблемы с мальчиком. Богатый одинокий мужчина... - Росс пожал плечами. - Похоже, что женщина, которая бы его устроила, не хочет жить с ним в одном доме, а те, которые согласны на это, больше интересуются Греем, чем его сыном. Хотя теперь, кажется, у него есть экономка. -Элеи Джекобс, из соседней деревни, - уточнила Салли, поморщившись. - Ты ведь ее знаешь, врад ли она сможет ухаживать за маленьким ребенком. - Так что же ты о нем думаешь, Сара? Производит впечатление, правда? - Если тебе нравятся самонадеянные, толстокожие мужчины с истеричес- ким характером, тогда он действительно производит впечатление, - ответи- ла Сара резко. Росс любил ее поддразнивать и постоянно говорил: ей уже давно пора найти мужа и устроить свою жизнь, поэтому она прекрасно знала, что скры- вается за его словами, хотя на этот раз она не собиралась попадаться на его удочку и не обращала внимания на его насмешливый тон. - Мне очень жаль этого маленького мальчика, Роберта, - сказала Салли мужу. - По словам Сары, он в полном отчаянии. Он пытался бежать из дому в Лондон, чтобы отыскать экономку бабушки. Это ужасно: он потерял всех, кого любил и знал. - Но, судя по всему, его мать была далеко не ангел, - перебил ее Росс. - Местные жители о ней невысокого мнения, хотя, может быть, пото- му, что Грей - из этих краев, а она нет, да и женаты они были очень не- долго... И не позволять Грею видеться с мальчиком... -Но ведь ни один суд не решит этого без причины, - заметила Сара, нахмурившись. - Ну, как сказать. Если раздобыть себе опытного адвоката, то кто зна- ет... А мать, очевидно, хорошо умела разыгрывать спектакли, когда ей это было нужно, тогда как Грей, похоже, совсем не тот человек, который нуж- дается в людском сочувствии. - Да, он не такой, - произнесла Сара взволнованно, вспомнив, как Грей заставил ее ощетиниться, резко возразив против посещения Роберта, и как вел себя по отношению к сыну. Росс окинул ее задумчивым взглядом. - Тем не менее его очень уважают здесь, и он много делает для общест- ва. - Жаль, что он ничего не сделал для собственного сына, - хмуро заме- тила Сара. - Если бы ты только видел мальчика... Он был так расстроен, так несчастен. Росс нахмурился. -Ты что, хочешь сказать, что он обижает мальчика? Сара отрицательно покачала головой. - Нет, во всяком случае, не физически, но морально - да, хотя и неп- реднамеренно. Между ними нет никакого контакта. Я думаю... Грей считает своего сына одной из многочисленных обязанностей, грузом, который он должен нести. Похоже, его больше беспокоила та встреча, которая была назначена, а совсем не Роберт, и для Роберта он совершенно чужой чело- век. Если бы они жили вместе со дня рождения мальчика... - А если это мать внушила ему, что Грей чудовище, и он просто не мо- жет его не бояться? - заметила Салли. - Это непростая ситуация для любого мужчины, а для Грея в его положе- нии она вдвое сложнее, - согласился Росс, добавив: - Поговаривали, что большой транснациональный концерн хочет выкупить их компанию. У Грея ос- новной пакет акций, а остальные члены семьи, оказывается, предпочли бы продажу, так как это принесло бы им немедленный доход. Со своей стороны Грей, вполне естественно, хочет сохранить концерн, и сейчас ведется мас- са закулисных переговоров. Я думаю, что в конце концов он выкупит акции, но это потребует очень больших денег. Нет, не хотел бы я быть сейчас на его месте! - заключил Росс. Этой ночью, стараясь заснуть, Сара вдруг обнаружила, что ее мысли, впервые после того весьма неприятного разговора с коллегами в школе, за- няты не их высказываниями по ее адресу, а возвращаются вновь и вновь к встрече с Греем. Как странно устроен человеческий мозг! Не делая ни малейшего усилия, она могла мысленно представить его себе так четко и ясно, что видела, как меняется выражение его лица, слышала его низкий голос, следила за каждым жестом, каждым движением, которое он делал, как будто он был сей- час здесь. Она ворочалась с боку на бок, крепко закрывала глаза, стараясь выбро- сить его из головы. Что бы ни говорил Росс, она по-прежнему считала, что Грей мог бы и обязан был помочь своему сыну. Бедный мальчик, он потерял всех, кого любил, его вырвали из привычной и любимой им обстановки, и он оказался среди людей, которые были враждебны ему. Жить с отцом, челове- ком, никогда его не любившим, - так по крайней мере ему внушали всю его короткую жизнь. "Я ненавижу вас", - вспомнились Саре слова Роберта, сказанные отцу со всей страстью перепуганного ребенка, и на один-единственный миг ей представилось, что она увидела проблеск какого-то чувства в холодных го- лубых глазах Грея. Но, по всей вероятности, это были лишь гнев и нетер- пение... другого ему не дано. Возможно, она была не права, когда пообещала Роберту навестить его, не получив при этом разрешения отца... возможно, она поступила так соз- нательно, потому что знала, что этого разрешения не будет, но не могла же она жить в согласии с самой собой, махнув рукой на мальчика и сказав себе, что это не ее дело! Нет, так она не смогла бы поступить, это было абсолютно не в ее характере. И с этими мыслями она заснула. - Послушай, а почему бы тебе не взять сегодня мою машину, мне она не нужна, - предложила Салли. Они пили кофе на кухне. Сара ответила радостно: - О, если ты не против... хотя я не уверена, что на машине смогу най- ти дорогу. Тропинка ведь ведет к задней калитке. - А у меня есть карта, сейчас покажу, дом найти не трудно. Дом этот купил дедушка Грея, - пояснила Салли, когда вернулась с картой и разло- жила ее на кухонном столе, придавив для верности кофейником. - Отцу Грея - старшему из братьев - предстояло наследовать и дом и концерн, но он был военным и погиб, когда Грей был совсем маленьким. Так по крайней ме- ре рассказывала мне миссис Ричарде. Его мать вышла замуж во второй раз и уехала в Америку, оставив Грея здесь. Его воспитал дедушка, дадя его был холостяком. Затем Грея отправили в закрытую частную школу, потом в уни- верситет, так что, пока не вырос, он проводил здесь только каникулы. Сара слушала сестру, нахмурив брови. Она вдруг почувствовала щемящую нежность и сочувствие к Грею. Каким, должно быть, одиноким он был в детстве. Но если это так, тогда он должен лучше понимать и больше жалеть своего сына. Впрочем, Сара знала толк в психологии и понимала, что взрослые часто наносят своим детям те же самые удары, от которых настра- дались в свое время сами, - иногда сознательно, но гораздо чаще бессоз- нательно, не подозревая, что из-за этих глубоко спрятанных обид и огор- чений они не могут уйти от своего прошлого и позволить своим детям нас- лаждаться жизнью. Большинство людеД бывают потрясены этой психологичес- кой истиной и отказываются ее признать. Может быть, с Греем происходит нечто подобное? Может, он подсозна- тельно отказывает сыну в счастье? Я делаю необоснованные выводы, позволяю чувствам взять верх, сказала себе Сара, стараясь сосредоточиться на карте. Сейчас Роберту нужен чело- век, который осторожно и неторопливо укрепил бы его отношения с отцом, а не разладил их. Но это вовсе не мое дело, напомнила себе Сара. Единственное, что я в силах сделать, так это успокоить, насколько воз- можно, Роберта и объяснить ему, какие опасности могут ему угрожать, если он решится на второй побег. Жаль, что Грей не нашел вместо миссис Джекобс другую женщину, которая могла бы понять и утешить мальчика, так как Грею этих чувств, по-видимо- му, не хватает самому. Ворота она нашла легко. Как только она подъехала к ним, они автомати- чески распахнулись, пропустив машину на покрытую гравием дорожку. С фасада дом оказался еще больше, чем она себе представляла, и был выстроен в традиционном елизаветинском стиле, буквой Е. Дорога вела не к фасаду, а под кирпичную арку во двор, где когда-то помещались конюшни. Припарковав машину, Сара вышла из нее. Показалось ей или звук ее шагов по двору в самом деле был очень гром- ким? Она подошла к парадному входу, остановилась, любуясь двойным рядом подстриженных тисовых деревьев, которые стояли по обе стороны дорожки. Вдалеке за ними она увидела пруд и фонтан. Подумав мимоходом, что со- держать дом и сад в порядке стоит целое состояние, она поднялась по сту- пенькам и дернула за цепочку звонка. Долгое время царило молчание, и она уже начала подумывать, не прика- зал ли Грей не впускать ее, когда дверь приоткрылась на длину цепочки и знакомый голосок робко спросил: - Это вы, Сара? - Роберт... А где миссис Джекобс? - спросила она мальчика, когда он откинул цепочку. - Она ушла домой, - ответил Роберт, когда дверь открылась и Сара вош- ла внутрь. - Она сказала, что ей не платят за то, чтобы присматривать за таким, как я, и что я действую ей на нервы, - добавил он огорченно. Низкий потолок в холле был из толстых дубовых балок, деревянный пол натерт, громадный камин занимал одну из стен. Холл был безукоризненно чист, но от него веяло холодом. Дубовому комоду у стены явно не хватало кувшина с букетом ярких цветов; полу - разноцветного ковра. На верхние этажи вела лестница с солидными резными столбиками и сильно потертыми дубовыми ступеньками. Сквозь окно в середине лестницы, на повороте, лил- ся мягкий солнечный свет; и вновь, любуясь тяжелой резной люстрой, кото- рая свисала с потолка, Сара удивилась, почему никому не пришло в голову положить на подоконник удобную, мягкую подушку, и подумала, каким холод- ным кажется дом, несмотря на всю эту чистоту. - Так ты дома один? - спросила она Роберта, когда тот взял ее за руку и потянул к одной из дверей, выходивших в холл. - Да, отец на работе. - А миссис Джекобс вернется? - Нет, - Роберт покачал головой, - по крайней мере пока я здесь. Она сказала, что дети - это сущее наказание и есть много мест, где можно найти себе работу, не встречаясь с ними. Слезы выступили у него на глазах, когда он повернулся и взглянул на нее. - Отец рассердится на меня, правда? Но я не виноват, что пролил моло- ко. Я поскользнулся на полу... Гнев и отвращение охватили Сару. Какой отец может оставить своего ре- бенка на попечение такой женщины, как миссис Джекобс, и как эта женщина может бросить шестилетнего малыша, такого беспомощного, одного! Роберт толкнул дверь, которая, как поняла Сара, вела в кухню. Она еще больше рассердилась, когда увидела на полу молочную лужу, в ней плавали мелкие осколки стекла. Так миссис Джекобс ушла, даже не убрав? Сара начала вытирать лужу и подбирать осколки. Пока она этим занима- лась, Роберт, со слезами на глазах, рассказывал, как все случилось: ему было трудно дотянуться до холодильника, где стояло молоко, оно проли- лось, когда он наливал его себе в кашу. Когда Сара представила себе, как он подтащил к холодильнику стул и влез на него, чтобы открыть дверцу, а миссис Джекобс все это время, по-видимому, спокойно сидела и пила чай, Сара так рассвирепела, что, будь сейчас здесь миссис Джекобс или Грей, им пришлось бы плохо. Миссис Джекобс, несомненно, должна была знать, что маленькому мальчи- ку опасно влезать на стул и открывать холодильник и уж в любом случае он не должен сам доставать свой завтрак. Но Сара все же поинтересовалась, почему миссис Джекобс не налила ему молока сама. - Она сказала, что это не ее дело - меня кормить, - ответил Роберт. - И вообще она была очень сердита и сказала, что я не заслужил завтрака после всего, что я вчера сделал. Она сказала, что меня надо наказать и запереть в комнате. - Его лицо потемнело от беспокойства. - Вы не скаже- те... не скажете отцу, что я разлил молоко, не скажете, Сара? - Нет, конечно, если ты этого не хочешь, - заверила его Сара, мыслен- но перекрестившись. У нее было твердое намерение сообщить Грею Филипсу, что она думает о человеке, который оставляет маленького сына на попече- ние такой особы. Время приближалось к обеду; Сара открыла холодильник и с негодованием уставилась на его содержимое. Морозильная камера была забита пакетами готовых замороженных блюд, но, насколько она могла видеть, там не было
в начало наверх
ничего достаточно питательного для ребенка: ни свежих фруктов, ни ово- щей; в холодильнике не было абсолютно ничего, что хоть как-то напоминало о нормальном, сбалансированном питании. В хлебнице, когда она ее наконец нашла, лежала лишь половина очень неаппетитной сухой булки, хотя был хороший запас всякого рода печенья. - Роберт, мы едем за покупками, - заявила Сара. На улице было достаточно тепло, и Роберт остался в рубашке и шортах. Перед уходом Сара отыскала в сумке конверт и написала короткую записку Грею - на тот невероятный случай, если миссис Джекобс вдруг сообщила ему, что ушла и оставила Роберта одного, а Грей приедет домой узнать, все ли в порядке, - и положила эту записку на кухонном столе. У Сары не было ключей, поэтому она оставила заднюю дверь незапертой, и молила Бога, чтобы в их отсутствие никто не влез в дом. В ближайшем городке был хороший магазин, и ехать в Лудлоу не понадо- билось. Сара припарковала машину около магазина, взяла тележку и спроси- ла Роберта, что бы ему хотелось на обед. Из его слов она поняла, что мать, по-видимому, кормила его здоровой пищей. Однако, когда она упомянула о матери, Роберт покачал головой и, к ее удивлению, ответил: - Я не жил с мамой и Томом. Я жил с Наной. У мамы в доме мне не было места, и кроме того... - Он усмехнулся и сказал угрюмо: - Том меня не любил. А Питера отец очень любил, - добавил он с сожалением, заставив Сару оторваться от полок с продуктами. - Питера? - спросила она. - Это мой школьный товарищ. Он живет с папой и мамой. Его папа всегда с ним играет и учит его играть в футбол, - сообщил он с завистью. Бедный малыш! Саре захотелось его успокоить, сказать, что это совсем не его вина, просто ему не повезло со взрослыми мужчинами. По страху, таившемуся в его глазах, Сара поняла, что он винит себя за то, что сна- чала Том, любовник его матери, а затем его собственный отец не любили его. Хотя казалось странным, почему, с таким трудом добившись, чтобы родному отцу запретили видеться с сыном, мать отправила мальчика к ба- бушке. Сара захватила с собой деньги, тратить ей их в общем-то было не на что: ее родственники были очень радушны, а Грей был достаточно богатым человеком, чтобы обеспечить своему сыну хорошее питание, поэтому она не собиралась экономить на покупках. Ей оставалось только дивиться тому, как могла уважающая себя экономка кормить двух мужчин замороженными блюдами быстрого приготовления. Сара старалась не думать о том, как Грей отнесется к вмешательству в его семейные дела. Закончив покупки, Сара с Робертом направились к маши- не. Пока они шли, мальчик рассказывал о бабушке, и Сара поняла, как он скучал по ней, сильнее, чем по матери, - ведь он больше жил с ней. Этим, наверное, объяснялись странные, немного старомодные манеры, серьезная, почти взрослая речь, резко отличавшая его от детей подобного возраста. Когда они вернулись домой, Сара с радостью обнаружила, что никто из посторонних в дом не заходил, но и миссис Джекобс, похоже, своего реше- ния не переменила. Сара накормила Роберта обедом, проследила, чтобы он вымыл за собой тарелку, и спросила, в какое время отец обычно возвращается с работы. Ей было ясно: оставить Роберта одного она не сможет, придется побыть с ним до прихода отца. Роберт пожал плечами: его отец возвращается в разное время. Сара по- разилась, когда из бесхитростного рассказа выяснила, что почти всегда мальчик ужинал и ложился спать один. Миссис Джекобс постоянно говорила ему, что его ждут серьезные неприятности, если отец вернется и застанет его на ногах. Экономка, похоже, сильно запугала мальчика, постоянно угрожая, что нажалуется отцу. Сара была очень зла на нее, но еще больше на Грея. Не- сомненно, тот, у кого была хоть толика здравого смысла, должен был по- нять, что происходит в доме. Значит, Грей либо не мог заниматься мальчи- ком, либо, что еще хуже, не хотел этого делать. Вымыв посуду после обеда, Сара позвонила Салли, сказав, что ей при- дется остаться с Робертом, пока не вернется отец. - Да, конечно, - решительно заявила Салли, уверив, что никаких проб- лем с машиной не будет. Когда же Сара рассказала ей, что она застала, приехав к Роберту, Салли ответила: - Ну, я совершенно этому не удивля- юсь. Сегодня приходила миссис Ричарде и сказала, что миссис Джекобс со- вершенно не тот человек, которому можно доверять детей, она их просто ненавидит. Положив трубку, Сара опять подумала, что Грей Филипс - местный житель и, несомненно, должен был знать, какая у миссис Джекобс репутация, одна- ко же он доверил ей сына. Саре не хотелось уходить далеко от дома, и они с Робертом провели вторую половину дня в саду. Он оказался умным, любознательным мальчиком, может быть, немного нервным: ему явно не хватало активного отношения к жизни. Наверное, потому, что ему не с кого было брать пример. В шесть часов они вернулись в дом, и Сара предложила Роберту принять ванну, пока она приготовит ужин. Он попросил ее подняться с ним на вто- рой этаж, она согласилась, но без особой охоты: ей не хотелось, чтобы Грей, вернувшись домой, подумал, что она проявляет излишнее любопытство. Она поднялась на площадку второго этажа, пол которой был отлично на- терт, а на стенах висели старинные портреты. У стены одиноко стоял дубо- вый комод. Сара вспомнила изобилие цветов, которые она видела в саду, и ей ужасно захотелось яркими букетами нарушить угрюмую атмосферу этого дома. От площадки расходились два коридора. Роберт взял ее за руку и повел вдоль одного из них, в конце его он остановился и открыл дверь. Его спальня была большая, заботливо обставленная. У одной из стен стоял большой шкаф для игрушек, стол, стул и удобная кровать под пуховым одея- лом с изображением черепахи. В конце комнаты была дверь, которая, как сказал Роберт, вела в ванную. Она тоже была хорошо оборудована, но по краю ванны шла грязная поло- са, а на полу валялась груда влажных полотенец. - Миссис Джекобс сказала, что она не будет здесь убирать, потому что я плохой мальчик, - сказал Роберт, заметив, как Сара посмотрела на поло- тенца. Вдруг лицо его потемнело, и он произнес со слезами: - Когда я жил у Наны, у меня в ванной были игрушки: лягушки, лодочки, но миссис Дже- кобс их выкинула. Она сказала, что я уже не маленький. Сердце Сары сжалось. - Ничего, сегодня мы сделаем тебе бумажную лодочку, - предложила она, добавив: - Хотя она плохо плавает. - Правда? Можно сделать лодочку? - спросил он с таким восторгом, что она засмеялась. - Да, если мы найдем бумагу. Лицо его опять омрачилось. - У меня нет бумаги. Миссис Джекобс всю забрала, она сказала, от нее одна грязь. В кабинете, правда, бумага есть. Можно спуститься и взять немного. Сара заколебалась. Меньше всего ей хотелось шарить в чужом доме - она хорошо представила себе, как бы чувствовала себя, если бы ктонибудь рыл- ся в ее вещах. Но она обещала Роберту, и, если он знает, где лежит бума- га... То, что Роберт назвал кабинетом, было, скорее, небольшой библиотекой с рядами полок, сверху донизу заставленных книгами; многие из них были в кожаных переплетах. Громадный письменный стол занимал большую часть комнаты, и компьютер казался в ней инородным предметом. Два больших окна выходили в сад, стекла отражали солнечный свет. Ши- рокие подоконники были покрыты выцветшей камчатой тканью, которая ожив- ляла эту суровую комнату. Бумага хранилась в нижнем ящике стола, который был очень тяжел для Роберта, он никак не мог его открыть. Саре пришлось присесть на пол, чтобы помочь ему. - Что здесь происходит?! Сара замерла, услышав сердитый мужской го- лос, и почувствовала, что Роберт прижался к ней. Как вор, пойманный на месте преступления, Сара медленно повернулась. Ах, если бы она стояла во весь рост, а не сидела на корточках - в та- ком положении трудно защищаться, невозможно ответить ударом на удар, особенно когда на тебя смотрят бешеным взглядом и Бог знает что думают о происходящем. - Мы искали бумагу, чтобы сделать лодочку для ванны, - прервал тишину робкий, испуганный голосок Роберта. Взрослые внимательно посмотрели на него, но выражения их лиц были разными: у Сары - нежное, ласковое, у отца - раздраженное и сердитое. - Что вы делали? Объясните мне, что здесь происходит? - требовательно произнес Грей Филипс, обращаясь к Саре. - И где, черт возьми, миссис Джекобс? Она должна оставаться с Робертом до моего возвращения. Стараясь не замечать тона, каким с ней разговаривал Грей, Сара нежно погладила Роберта и сказала ласково: - Робби, иди наверх и раздевайся, пока я поговорю с твоим отцом. Он радостно вскочил на ноги и почти бегом кинулся из комнаты вверх по лестнице. Как только он исчез, Сара поднялась. Она сняла туфли, когда присела перед ящиком, и они находились в полуметре от нее. Как ей хотелось, что- бы каблуки были повыше, когда она вытянулась во весь рост и вызывающе подняла подбородок, а во взгляде, которым она окинула наблюдавшего за ней Грея, светилась решимость. Его молчание было еще более грозным, чем слова, но у нее не было ос- нований его бояться. В конце концов, ведь это он нес ответственность за Роберта, это он оставил шестилетнего малыша одного, без присмотра. Она сказала с вызовом: - К вашему сведению, миссис Джекобс нет с утра. ГЛАВА 3 Сердце Сары готово было выскочить из груди. Долго-долго тянулось мол- чание, прежде чем Грей отозвался на ее слова, но, вероятно, мысли, про- носившиеся в их словах, были столь же взрывоопасны, как ящик, полный шу- тих; и когда он резко и требовательно произнес "Что?", Сара поняла: он считает ее виновной в том, что произошло. - Она ушла до моего прихода, - сказала она быстро и затем, боясь, как бы он не обвинил во всем Роберта, добавила сердито: - Я полагаю, что, как отцу Роберта, вам следовало отдавать себе отчет в том, кому вы пору- чаете своего ребенка, и не оставлять его на попечение женщины, которая, как выясняется, терпеть не может детей. По выражению его лица она поняла, что стрела попала в цель. Взгляд его стал тяжелым и неприязненным, но, прежде чем он открыл рот, Сара продолжила сердито: - Вы понимаете, она его даже не кормила как следует. Он сегодня не завтракал, и в доме вообще нет никакой еды для ребенка. - Вам пришлось изрядно потрудиться, не правда ли? Она замолчала не столько от этих ядовитых слов, сколько от того, что скрывалось за ними. Судя по его взгляду, он считал ее человеком, который всюду сует свой нос, и ее передернуло от стыда и унижения. Ей хотелось спросить: а что же она должна была делать - оставить Роберта голодным? Но она была слишком горда, чтобы попытаться защитить себя. - Если уж вы так беспокоитесь о Роберте, не разумнее ли было позво- нить мне? Слова буквально сочились ядом, и она не сдержалась: - Будьте уверены, что, знай я, как связаться с вами, я именно так и поступила бы, - ответила она, запинаясь, злость уступала место усталос- ти. - Роберт знает номер телефона. Сара почувствовала, что краснеет. Как же она не сообразила? Она огор- ченно прикусила губу, подумав, что не нужно было говорить так запальчиво и взволнованно: таких чувств этот человек, скорее всего, понять не мог. В свое оправдание она лишь проговорила дрожащим голосом: - Я считала, что поступаю правильно. Как же все повернулось? - спрашивала она себя сердито. Их роли так переменились: она оказалась обвиняемой, а он - обвинителем. Разве не он во всем виноват?.. Пытаясь хоть как-то защититься, она бросила ему в ответ: - Даже если бы я знала номер телефона, Роберт, оказывается... Она замолчала, не в состоянии заставить себя сказать, что мальчик его боялся, хотя у нее были все основания обвинить Грея по меньшей мере в том, что он не замечает, как его суровое отношение ранит сына, а не за- мечать его горя и отчаяния - это такое же преступление. Грей продолжил ее фразу, заметив хмуро: - Оказывается - что? Роберт больше боится, чем ждет, моего при-
в начало наверх
сутствия... Вы это хотели сказать? - И, презрительно усмехнувшись, доба- вил: - Позвольте мне дать вам совет, мисс Майерс. Если уж вы начинаете критиковать кого-то, не останавливайтесь на полпути, а то создается впе- чатление, что вы сами не верите в то, что говорите. На этот раз Сара так рассердилась, что уже не задумывалась о своих словах. - Это неправда, - сказала она резко. - Роберт действительно боится вас. Если бы он... Она опять замолчала, и Грей продолжил сладким голосом: - Если бы он не боялся, то обратился бы за помощью ко мне, а не к вам, разве не так? А вам никогда не приходило в голову, что он всю жизнь провел в женском обществе и, возможно, не столько боится меня, сколько не знает, как ко мне относиться? Сара знала, что краска, залившая ее лицо, выдала ее, и мысленно прок- линала свою чувствительность. Она слабо возразила: - Но мать Роберта... у нее был... - Любовник? Конечно. И не один. Он увидел выражение ее лица и насмешливо улыбнулся. - Вас это шокирует? Но это правда. Конечно, о мертвых принято гово- рить не дурное, а лишь хорошее. - Он нахмурился, и на лице появилось горькое выражение. - Мне нечего сказать о моей бывшей жене, и, к вашему сведению, Роберт с ней не жил, он жил с бабушкой - жена добилась этого, очернив меня в суде и взяв опеку над сыном. Видите ли, Анжела не любила Роберта, она вообще была неспособна любить кого-либо, кроме себя. Он замолчал и провел рукой по волосам каким-то страшно беззащитным, идущим вразрез с его характером, жестом. Выражение его потемневших глаз было странное, как будто он сам удивился тому, что о ней сказал. Сейчас он выглядел не как отец перепуганного насмерть мальчика, а просто как очень усталый человек. И ему было совсем непросто взвалить на себя всю ответственность за ребенка, который хотя и считался его сыном, но был от него очень далек и, кроме того, испытал сильное потрясение, потеряв всех близких ему людей. Но даже в этом случае оставить Роберта на попечение этой миссис Дже- кобс!.. И как бы в ответ на ее мысли, он сказал мягче: - Я провел сегодня весь день в поисках новой Экономки, но пока без успеха. Завтра я тоже буду этим заниматься, надеюсь, мне больше повезет. Понимая, что это вовсе не ее дело, Сара тем не менее не могла не спросить: - Может, неплохо было бы спросить у него самого, кого он хочет? - А если он выберет какую-нибудь блондинку в духе его матери? - выда- вил он с отвращением. При этих словах какое-то странное чувство охватило Сару. Позднее, пы- таясь объяснить это, она вдруг поняла, что если это не ревность с ее стороны, то нечто очень близкое, хотя с какой стати ей испытывать рев- ность к покойной матери Роберта! Может, потому, что та была совершенно не похожа на нее саму? Сара чисто поженски составила себе представление об Анжеле как об очень хорошенькой, женственной, наверное, весьма испор- ченной и своенравной, какими всегда бывают красавицы, которые принимают как должное мужское восхищение и любовь. Но какой-то, до сих пор неведо- мой частичке ее души было жалко, что она не похожа на женщину, так зло описанную Греем. До сих пор все указывало на то, что Грей не любил свою бывшую жену, не любил и презирал; но разве человек его ума, который столько перенес во время их совместной жизни и последующего развода, не приучил себя по- казывать лишь те чувства, которых, как он полагал, от него ждут, а в глубине души он... он - что? Все еще ее любил? Ну а если и любил? - по- думала Сара. Какое ей дело до его отношений с бывшей женой, хотя это в известной степени могло бы объяснить и его отношение к сыну. Важно было другое: она поняла наконец, что испытывает чувства к человеку, которого совершенно не знает... но он, этот Грей Филипс, ее привлекает. Она вы- нуждена была признать правду, которую ухитрялась от себя скрывать с са- мой первой встречи с ним. Он совсем не был похож на мужчин, которых она знала до сих пор, - в нем было очень опасное мужское начало и много, очень много чувственности. С еще большим смущением Сара осознала, что он влечет ее именно как мужчина, - для нее это было ново. Она встречала и более красивых мужчин; в юности увлекалась недоступными поп-звездами, киногероями. Но такое сильное физическое влечение она испытывала впер- вые, это ее беспокоило и огорчало, тем более что его отношение к ней и к Роберту показывало, что он - полная противоположность тому, что она це- нила в человеке. Ему недоставало мягкости, нежности, заботливости... Впрочем, положа руку на сердце она не могла бы сказать, что он пользуется своей сексуальной привлекательностью... или осознает ее. Гнев, недовольство, нетерпение - этих чувств он не скрывал, и вот те- перь, когда стояла перед ним, она поняла: она здесь чужая. Сара сама бы- ла бы в негодовании, если бы, вернувшись домой после дня тяжелой работы, застала там совершенно постороннего человека. Эти мысли заставили ее сказать: - Я... мне пора идти. Теперь, когда вы вернулись... С этими словами она направилась к двери: ей вдруг ужасно захотелось избавиться от его присутствия; хотя она знала, что сама виновата в не- разберихе чувств, которые к нему испытывала, это она оказалась такой легкоуязвимой дурехой, которую непреодолимо тянет к мужчине, а ему до нее как до женщины нет никакого дела. - Не попрощавшись с Робертом? Эти сухие слова заставили ее остановиться - такая насмешка послыша- лась в них, но хуже всего было то, что они были справедливы: на какое-то мгновение она так погрузилась в свои мысли, что вообще забыла про мальчика. Она ответила, как бы защищаясь: - Почему же? Я хотела вас спросить: вы не будете против, если я под- нимусь наверх и попрощаюсь с ним? Взгляд, который он на нее бросил, подняв брови и усмехнувшись, еще больше смутил ее. - Будьте моей гостьей, - сказал он насмешливо, добавив при этом: - Дорогу вы, конечно, сами найдете. Она хотела объяснить, что вовсе не собиралась пользоваться его от- сутствием и совать всюду свой нос, но поняла, что это ни к чему; и с ка- кой стати она должна объяснять что-то или извиняться? Неуверенными шагами она направилась к двери, нерешительно останови- лась, ожидая, что он отойдет в сторону и даст ей пройти. Когда он это сделал, она проскользнула мимо него, затаив дыхание, как будто боялась нечаянно задеть его. Он отступил еще дальше и не сделал никакого движе- ния, чтобы пойти за ней. Роберт был еще в ванной, он обернулся с тревогой, но при виде Сары лицо его прояснилось. Она сказала, что ей пора уходить, стараясь не об- ращать внимания на его умоляющие взгляды. Чтобы как-то утешить его, она подождала, когда он выйдет из ванны, помогла ему вытереться и надела на него чистую пижаму, которую нашла в шкафу. Вынимая пижаму, Сара обратила внимание на то, что та была совершенно новая, даже с этикетками. Когда она снимала их, Роберт сказал по-детски непосредственно: - Мама сама хотела купить мне новую, но у нее не было денег. Сара нахмурилась: ведь ни его мать, ни бабушка не испытывали финансо- вых затруднений. Может, мать Роберта была женщиной настолько эгоистичной и занятой только собой, что не понимала, что подрастающему сыну постоян- но нужна была новая одежда, и в оправдание говорила, что у нее нет де- нег? Сара уложила мальчика в постель, укрыла одеялом и, лишь убедившись, что все в порядке, спустилась вниз. Она посмотрела на часы и ужаснулась: как долго она пробыла здесь! Все двери в холле были закрыты. Весьма вероятно. Грей рассчитывал, что она уйдет, не навязывая ему своего общества вторично. Ведь он ясно дал понять, как относится к ее появлению в доме. Она уже собиралась открыть входную дверь, когда услышала за спиной его голос: - Даже не хотите попрощаться, Сара? Голос его опять был полон насмешки и даже осуждения, как будто она нарочно хотела улизнуть, не соблюдая правил приличия, и она мгновенно снова почувствовала себя виноватой, как и тогда, когда он застал ее в кабинете. И снова она вспыхнула до корней волос, проклиная эту свою спо- собность. - Я не... я не хотела вас беспокоить, - сказала она нервно. - Ну конечно, не хотели. - Он внимательно ее рассматривал, и ей вдруг стало душно, она чувствовала его физически, как будто что-то тронуло глубоко запрятанную струну; и все ее существо откликнулось на это при- косновение. Все еще разглядывая ее, он мягко сказал: - Какая жалость, что вы не подумали об этом раньше, не так ли? И вдруг он направился к ней, вынудив ее отступить, чтобы сохранить между ними хоть какое-то расстояние. На мгновение, совершенно сумасшедшее мгновение, ей пришло в голову, что он хочет прикоснуться к ней, обнять ее... Она с трудом перевела ды- хание, пристально глядя на его губы, сердце ее бешено стучало, когда она подумала, каким бы было прикосновение этих губ, что бы она почувствова- ла, если бы он обнял ее, наклонил к ней голову, если бы он... Ей было ясно: он отнюдь не робкий, а весьма опытный в любовных делах мужчина. Он был бы... Она зажмурила глаза, стараясь выбросить из головы эти дикие мысли, и, стоя так, услышала, как с резким щелчком открылась входная дверь. Осознание того, что он даже не собирался к ней прикасаться, а просто открыл перед ней дверь, выполняя элементарный долг вежливости по отноше- нию к гостю, желанному или нет, вызвало в ней мучительно острое чувство унижения. Она рванулась вперед, отчаянно желая бежать, и не столько от него, сколько от своей идиотской реакции на его близость, но, к нес- частью, при рывке она не рассчитала ширину двери и ударилась о косяк, вскрикнув от боли. Вот теперь-то он к ней прикоснулся, но не как любовник, а как нетер- пеливый, рассерженный взрослый человек, которому приходится иметь дело с капризным неразумным дитятей; поддержав ее, пока приоткрывал дверь поши- ре, он сказал: - Некоторым женщинам свойственно считать себя миниатюрнее, чем они есть на самом деле, но и шестилетний ребенок не проник бы в эту щель. Ей стало больно. С горечью она произнесла: - Сестра, должно быть, понять не может, куда я делась. Мне нужно спе- шить. - Конечно, и те несколько секунд, которые вы сэкономили бы, протиски- ваясь в эту щель, имеют колоссальное значение. Странно: вы поняли, сколько прошло времени, только когда ушли от Роберта, не так ли? На это ответить было нечего; к счастью, дверь была уже достаточно распахнута, и она могла выйти наружу. Единственное, что ей надо было сделать, - это высвободиться из его объятий, которые уже ослабли, и пос- тараться сделать вид, хотя бы для себя самой, что ее поспешное и весьма неэлегантное бегство не усугубило идиотизма всей ситуации. Она бежала к машине, сдерживаясь, чтобы не оглянуться на Грея, кото- рый, как ей казалось, пристально наблюдал за ней. Сара с такой силой нажала на сцепление, что гравий вылетел из-под ко- лес, когда она разворачивала машину, и, конечно же, Грей наблюдал за ней с непроницаемым выражением лица, когда она, не удержавшись от соблазна, взглянула на него, перед тем как отъехать. Когда она приехала домой, Салли не терпелось все у нее выспросить. - Бедняжка, ты, должно быть, страшно смутилась, - заметила она, когда Сара рассказала ей, как Грей вошел в комнату и увидел, что она роется в письменном столе. - Все равно он должен бы тебя благодарить за то, что ты посидела с мальчиком. - Как видишь - нет, - ответила Сара с кривой улыбкой. - Бедняга. Я ему не завидую, - сказал позднее Росс за чашкой кофе. - Это не так просто - найти человека, который мог бы присмотреть за ребен- ком. Салли игриво бросила в него подушкой. - Мужчины, все вы одинаковы, горой стоите друг за друга, - сказала она с укором. - Какой настоящий отец оставил бы шестилетнего сына под присмотром миссис Джекобс? - Отец, у которого нет другого выхода, - поправил Росс. - Мм, ну, знаешь, если бы ты поступил так со своими детьми... - нача- ла Салли, но он прервал ее, поднимаясь, чтобы вернуть ей подушку, подд- разнивая и широко улыбаясь: - Мне этого делать не придется, ведь у меня есть ты, правда? Сара не могла не заведовать той близости, которая существовала между сестрой и ее мужем. Росс иногда притворялся, что он главный в доме, но трудно было не заметить, что оба абсолютно равны и, несомненно, когда
в начало наверх
появятся дети, будут заниматься их воспитанием вместе. - Не сердись на Грея, - обратился к ней Росс. - Ему пришлось нелегко. Я сегодня в разговоре случайно упомянул, что ты встретила сына Грея, и один из мужчин, который жил здесь, когда они поженились, сказал, что его жена была сущая ведьма. Ходили слухи, что она обманом завлекла Росса, постаралась забеременеть, но, как только поняла, что, несмотря на все свое богатство, он не собирается вести ту жизнь, какую она предпочитала, встала на дыбы и бросила его, не позволяя ему видеть сына. Видимо, она даже угрожала ему, что, если он попробует добиться этой возможности че- рез суд, она скажет, что это не его ребенок. Но сама охотно брала деньги, которые он ей посылал. Человек, рассказавший эту историю, откры- то признался, что он был потрясен красотой этой женщины, но внешность, как известно, бывает обманчива. - Возможно, все это правда, - перебила его Салли. - Но если он так добивался опеки над сыном, почему же сейчас он с ним так сух и суров? Росс пожал плечами. - Кто знает... Может, он боится слишком большой близости, а может быть, мальчик сам этого не хочет. Я вполне допускаю, что мать не преми- нула посчитаться с Греем. Кто знает, что она говорила мальчику... Да, Грею нелегко. - Будем надеяться, что он вскоре найдет кого-нибудь для ребенка... Дети в таком возрасте так легко ранимы. У меня сердце сжимается при мыс- ли, что могло произойти, не найди его Сара. - Я его не находила, - поправила Сара. - Скорее, это он нашел меня. - Лицо ее было хмурым, когда она повернулась к Салли. - Ты думаешь, он мо- жет сбежать еще раз? Только сегодня днем она старалась втолковать Роберту, как опасно то, что он пытался сделать. Его бабушка, оказывается, тоже предупреждала, как опасно разговаривать с незнакомыми людьми, особенно если у них есть машина. - Ну, так будем мы его приглашать или нет? - услышала Сара слова Сал- ли, обращенные к ней, и, оторвавшись от своих размышлений, обнаружила, что разговор идет о званом обеде и, более того, Салли интересуется ее мнением: пригласить Грея Филипса или нет. - Не спрашивай меня. То есть... - Ты ее смущаешь, - заметил Росс и тем поверг ее в полное замеша- тельство. - О, Сара, извини. Я совсем не собиралась тебя обижать, - быстро ска- зала Салли. - Просто мы еще не устраивали настоящего званого обеда. И сейчас, когда я почти закончила свой заказ, у меня начинается просто зуд. Хотя официально сезон таких обедов открывается, только когда детей отправляют в школу. - Сознайся, что ты хочешь познакомиться с Греем Филипсом, а званый обед - это единственная законная возможность удовлетворить твое любо- пытство, - поддразнил ее Росс. Теперь наступила очередь Салли залиться краской. - Конечно, мне интересно, - защищалась она. - От Сары ничего не добьешься. Моя помощница описала его как "настоящего мужчину". Ты пони- маешь, что я имею в виду, - сказала Салли, подражая говору своей помощ- ницы. - Но, Сара, ты даже и словечка не сказала о нем как о мужчине; все только о том, как ты относишься к его промахам в отношении Роберта. - Она задумчиво посмотрела на сестру. - Он действительно такой секса- пильный мужчина, как считает миссис Битти? - Я бы не сказала, что он - сексапильный, - искренне ответила Сара. Еще продолжая говорить, она осознала то, в чем не хотела признаваться даже самой себе: то, как она реагировала на него физически, как ужасно глупо убедила себя, что он собирается ее поцеловать, причем до такой степени, что ощутила прикосновение его губ. - Честно говоря, я как-то этого не заметила, - солгала она. - Меня заботит только его отношение к Роберту. - Значит, ты не против, чтобы я пригласила его на обед? - лукаво спросила Салли. Что ей было ответить? - Нет, я ничего не имею против, если только ты не посадишь его рядом со мной, - ответила она, стараясь не показать своих чувств. Но она упустила из виду, как хорошо Салли знала ее и все ее уловки, которые многое ей открывали, однако лишь много времени спустя, когда они остались вдвоем, сестра сказала ей тихо: - Послушай, если тебе действительно неприятно, я не стану приглашать Грея Филипса к обеду. - Неприятно... мне... Конечно, это не так, - решительно ответила Са- ра, не обращая внимания на красноречивый взгляд, который бросила на нее Салли. ГЛАВА 4 Прошло два дня, Сара ничего не слышала ни о Роберте, ни о его отце. Она убеждала себя, что очень рада тому, что Грей Филипс, очевидно, по- дыскал кого-то подходящего для сына и мальчик привыкает к новой обста- новке. Салли все еще строила планы насчет приема гостей, который из не- большого обеда на шестьвосемь персон превратился в званый обед человек на двадцать. - Наверное, нам лучше устроить а-ля фуршет, - бормотала она как бы про себя, когда они пили утром кофе. - Да, воскресный а-ля фуршет. Как ты думаешь, Сара? - Я думаю, что это означает массу работы, - ответила искренне Сара. - Да, возможно, но а-ля фуршет потребует куда меньше сил, чем званый обед, и для меня это гораздо проще, - призналась Салли, усмехнувшись, и добавила: - Помнишь обед, который я устраивала, когда за мной ухаживал Джон Хауарт? - Это будущий шеф-повар? - спросила Саpa, наморщив лоб и стараясь со- образить, кого из своих многочисленных поклонников имела в виду Салли. - Он самый, - кивнула Салли. - Я помню, что планировала сделать суфле для пудинга, но что-то не получилось, и я ограничилась мороженым и яб- лочным пирогом. Помнишь? - Конечно, так как именно мне пришлось срочно бежать и покупать все это, - ответила Сара. - Больше я Джона не видела. Интересно, почему? И обе расхохотались. - Ну ладно. Пора за работу, - заявила Салли, допивая кофе. - Что ты собираешься делать? - Отправлюсь на прогулку, - сказала Сара. - Только не думай о своих школьных делах, - ласково предупредила Сал- ли. - Я ведь тебя знаю, Сара. Ты - как нежный цветок: от малейшего ве- терка сворачиваешь лепесточки и уходишь в себя. Я бы очень хотела помочь тебе в это трудное время. - Ты и так мне помогаешь, - заверила ее Сара. - Только это такое де- ло, в котором я должна разобраться сама. Кто знает, наверное, все они правы, я не создана для школы. - Но ведь ты любишь свою работу и, кроме того... - А что мне еще делать? - сухо сказала Сара. - Я не знаю, но должно быть что-то еще; если верить газетам, учителя уходят из школ пачками, они, наверно, находят какую-то другую работу. А с твоим дипломом, я уверена, не будет никаких проблем, хотя это означа- ет, что придется все начинать сначала, вероятно, на ступеньку ниже. - Не беспокойся обо мне, - сказала Сара, улыбаясь, хотя ей было не до веселья, когда она перебирала в уме все эти проблемы. Гуляла она долго, стараясь стряхнуть с себя чувство вины и неуверен- ность, которые темным облаком висели над ней. И сколько бы она себя ни убеждала, что не все еще потеряно, - не могла успокоиться: ее подвергли испытанию и признали непригодной; как бы ее ни утешали, она не могла из- бавиться от отчаяния. Было уже далеко за полдень, когда она вернулась, подойдя к дому сза- ди, со стороны полей. Она вошла в сад через калитку в живой изгороди. Когда она шла по дорожке, Салли открыла кухонную дверь и поманила ее, приложив палец к губам. Сара нахмурилась и спросила громко: - Что-нибудь случилось? - У нас посетитель, - ответила та таинственно. - Грей Филипс. Я его проводила в гостиную. Он здесь уже давным-давно: я думала, ты придешь пораньше. Грей Филипс! Он хочет ее видеть? Сердце у нее тревожно забилось при мысли о встрече с ним. Волосы ее растрепались после долгой ходьбы, и снова она подумала, как не похожа на тех женщин, которыми он восхищался и которых желал. Она одернула себя при этой мысли и стала разуваться в прихожей, не обращая внимания на торопившую ее Салли. - Если уж он столько ждал, может подождать еще немного. По крайней мере пока я не причешусь и не вымою руки, - сказала она угрюмо, не желая даже Салли признаться, как ей не хочется его видеть. - Он уже теряет терпение, - предупредила ее Салли. - Я скажу, что ты пришла. Хотя Сара не собиралась спешить, оказавшись у себя в комнате, она за- метила, что руки у нее дрожат, а волосы она расчесывает второпях, внима- тельно вглядываясь в свое лицо, на котором не было и следа грима. Ах, если бы это лицо было не таким заурядным! Она даже уверила себя, что по- мада, которую она накладывала неверной рукой, - это просто для поднятия духа, и не более, но когда обнаружила, что стаскивает с себя джинсы и рубашку, а вместо них надевает чистую маечку и юбку, то поняла, что об- манывать себя бесполезно. Дрожа, она уставилась в пол. Что с ней происходит? Она думает, что произведет впечатление на Грея Филипса, если переоденется? Неужели она совсем ничего не понимает? Одежда, по крайней мере на первых порах, мо- жет привлечь внимание мужчины, но не имеет никакого касательства к ос- тальному, запрятанному в глубине, - к чувствам. Просто она не во вкусе Грея Филипса, и, если в ней еще сохранилась хоть капля здравого смысла, она должна смотреть фактам в лицо. Росс счи- тает, что неудачная женитьба сделала Грея женоненавистником, а ей пока- залось, что хотя он, возможно, и не против связей с женщинами, но очень осторожен, когда речь идет о чувствах. Тряхнув головой, она натянула чистую одежду. Надо все это прекратить. Это становится не только опасным, но и неуправляемым. Вместо того чтобы поддаваться подобным мыслям, ей нужно решить, как дальше вести себя. За- чем приехал Грей? Может быть, из-за Роберта? Не случилось ли чего-нибудь с мальчиком? Уж не сбежал ли он опять? Дрожащими пальцами она застегнула молнию на юбке. Нет, этого не может быть! Вряд ли Грей стал бы тратить свое драгоценное время и ждать ее, если бы Роберт сбежал. Она спустилась вниз и направилась к гостиной. Когда она подошла к двери, та открылась и вышла Салли, которая, криво улыбнувшись, заметила: - Может, он и привлекателен, но уж больно молчалив. Когда Сара вошла в гостиную. Грей стоял к ней спиной, гладя в окно. Она вошла очень тихо - ее шаги заглушил толстый ковер, - но он тотчас повернулся: услышал шаги или увидел ее отражение на стекле. - Простите, что я заставила вас ждать так долго. Я гуляла. Что, черт возьми, она делает, почему она должна умасливать его? Угрюмое выражение, с которым он повернулся к ней, исчезло, и в глазах его появился незнакомый оценивающий огонек, как будто он тоже считал ее поведение непоследовательным. - Мне надо было сперва позвонить, но, раз уж я приехал, глупо было бы вас не дождаться, - ответил он равнодушно. - В пять часов у меня назна- чена встреча, поэтому я перейду прямо к делу, если позволите. И когда Сара кивнула, он спросил: - Это правда, что вы приехали сюда, чтобы обдумать на досуге свое бу- дущее, и, возможно, больше уже не вернетесь в школу? Слова были тщательно продуман, он не хотел раздражать ее, что было весьма удивительно, и Сара посмотрела на него внимательно. Он тоже прис- тально за ней наблюдал, сидя совсем близко: их разделял диван. Сердце забилось у нее где-то в горле, ей вспомнились все ее страхи и сомнения. Она представила себе, что еще он мог услышать от местных сплетниц и с каким презрением он выслушивал все их рассказы. Это заставило ее поднять голову, посмотреть на него вызывающе и отве- тить таким же холодным тоном: - Если вы имеете в виду мнение моего начальства о том, что мне не стоит возвращаться в школу, то это правда. Под его взглядом она вспыхнула, хотя на этот раз в нем не было ни презрения, ни гнева. Напротив, он смотрел на нее с добродушным и немного насмешливым выражением, но это казалось ей невозможным... просто игрой ее фантазии.
в начало наверх
- И вы еще не подобрали себе работу? - спросил он. Сара пожала плечами. - Пока нет. Всем своим видом она показала, что ей не хотелось бы продолжать этот разговор и ее планы на будущее его не касаются. - Хорошо! Хорошо? Что он имеет в ВИДУ? Она посмотрела на него круглыми глазами. - Что это значит? Вы рады, что я своим присутствием и своими пережи- ваниями не буду надоедать коллегам? Господи, что я несу? - сердито подумала Сара, стараясь взять себя в руки. - Я рад, что вы не нашли себе работы; это значит, что я могу спросить вас: не согласитесь ли вы работать у меня? Работать у него! У Сары буквально отвисла челюсть. - Но я ничего не понимаю в инженерном деле, - произнесла она тупо. Наступило молчание, как будто эти слова застали его врасплох; затем он сказал сухо: - А вам этого и не нужно. По крайней мере пока Роберт не проявит к этому делу интерес. - Роберт? Но... - Я спрашиваю: не согласитесь ли вы переехать в мой дом и стать учи- тельницей Роберта и моей экономкой? - сказал он, предвосхищая ее вопрос. - Вы хотите, чтобы я занялась Робертом?! - в крайнем удивлении воск- ликнула Сара. После всего, что случилось, ей казалось, что она отнюдь не тот человек, которому он позволил бы приблизиться к своему сыну. - Но я думала... вы говорили... я думала, вы уже нашли себе няню. - К сожалению, ни одна из них не подошла, хотя четверо казались мне подходящими, но я последовал вашему совету и предложил Роберту самому выбирать. Он всех их отверг. А затем сказал мне, что ему очень хотелось бы, чтобы няней были вы. Сара молча смотрела на него. Что бы она о нем ни думала, как бы она его ни осуждала, она и представить себе не могла, что он позволит сыну - сыну, которого он считал для себя обузой, - сделать собственный выбор. - Но... я же вам не нравлюсь. - Она закусила губу и никак не могла взять в толк, что это на нее нашло, где ее здравый смысл. - Я и не должен вас любить, - сказал он мрачно. - Точно так же и вам любить меня не обязательно. В этом случае интересы Роберта превыше все- го, Сара. Вы ведь именно этого от меня и хотели? - В его словах прозву- чал скорее укор, а не признание того, что он был не прав по отношению к сыну. - Но я... я не няня, я - учительница. - Учительница, которая настолько добра, что тратит больше времени на жизненные проблемы своих учеников, чем на занятия с ними. Материнский инстинкт, Сара, - это такая вещь, которой нельзя научить или научиться. "Материнский инстинкт" - эти слова почему-то заставили сжаться ее сердце. - Я не уверена, что могу взяться за такую работу, - возразила она. - Ведь это несправедливо по отношению к Роберту - он будет на меня рассчи- тывать, когда... - А я и не предлагаю вам постоянную работу, это неразумно как для не- го, так и для вас. Я не отрицаю, сейчас он очень расстроен, но к вам он почему-то сильно привязался. Он мой сын, Сара, и я, естественно, хочу, чтобы он был счастлив и забыл то время, когда... - Когда он лишился матери и бабушки? - резко спросила Сара. - Но это нечестно. Он должен их помнить, говорить о них. А как же он может это делать, если вы не скрываете от него, как вы относились к его матери. Она замолчала, поняв, что зашла слишком далеко. - Я начинаю понимать, почему вы не годитесь в учителя, - сурово ска- зал Грей. Она быстро отвернулась, чтобы он не заметил выступивших на ее глазах слез. И с чувством уязвленной гордости она произнесла: - Но на роль матери я тоже не гожусь, думаю, вам ее лучше найти более привычным способом. - Жениться во второй раз, вы хотите сказать? - Его глаза блеснули, как два осколка стекла, на лице застыло горькое выражение. - Давайте ос- тавим эту трясину чувств и вернемся на твердую землю. Я и не рассчиты- вал, что вы замените Роберту мать. Просто я хочу выяснить: заинтересует ли вас работа у меня в качестве няни Роберта? И если это так, то должен предупредить: мне нужно ваше письменное согласие на срок не менее года. Сара решила отказаться: она даже и думать не может о подобной работе, так как совершенно ясно, что они не уживутся друг с другом. И дело было не только в этом: она остро ощущала, сколь опасен он для нее как мужчи- на. - Если вы согласны на эту работу, я готов предоставить вам полную свободу в вопросах воспитания Роберта, - продолжал Грей. - И абсолютно устраниться от этого самому, - резко оборвала его Сара. Взгляд, который он на нее бросил, лишь подтвердил ее опасения. Как бы ей ни хотелось помочь Роберту и как бы он ей ни был симпатичен, работать у его отца она не могла. - Не давайте мне сейчас окончательного ответа, - продолжал Грей, не обращая никакого внимания на ее попытки сказать, что она уже все решила. - Я зайду к вам завтра, и вы скажете мне свое слово. Конечно, вам хоте- лось бы обсудить мое предложение с вашей сестрой и ее мужем? Его тон почему-то раздражал се. - Зачем мне это делать? - заявила она сварливо. - Я взрослый человек и могу сама решать, что мне делать с моей жизнью. - Разумеется, но, как правило, многие советуются со своими близкими, когда наступают какие-то важные перемены в жизни. Пока Сара переваривала эти произнесенные мягким голосом слова, ей по- думалось, что вряд ли он когда-либо в жизни считался с мнением других. "Но он же прислушался к мнению Роберта", - шептал ей внутренний голос. Грей уже шел к двери. Еще минута, и будет поздно - она не успеет ска- зать, что уже приняла решение и не будет у него работать; но она позво- лила ему открыть дверь и выйти из комнаты. Пусть думает, что она собира- ется поразмыслить о его предложении, хотя и знает, как, впрочем, и он, что ничего из этой затеи не выйдет. Сара смотрела, как он уезжает, когда Салли вошла в комнату и спросила с любопытством: - Ну?.. Сара повернулась, с трудом оторван взгляд от окна. - А! Ничего особенного, он хочет, чтобы я занялась Робертом, но тре- бует при этом, чтобы я подписала договор не меньше чем на год. - Как, он предложил тебе работу, - Салли просияла. - Это же чудесно! Мне бы очень не хотелось, чтобы ты уезжала. Так здорово, что ты живешь с нами, - ведь Россу приходится часто уезжать. О, Сара, я действительно ужасно рада! - Но я еще не дала окончательного ответа, - перебила ее Сара. - Он придет за отпетом завтра, только... - Что - "только"? Ты, конечно, согласишься. Ну что такое двенадцать месяцев! Это даже очень кстати: у тебя будет время подумать, что тебе делать дальше. - Но за мной еще сохранилось место в школе, - напомнила ей Сара. У нее возникло ощущение, что ее затягивает трясина; только она одна могла понять всю невозможность возникшей ситуации и опасность, связанную с ра- ботой у Грея Филипса, но Салли об этом ничего не знала. А Сара и не пы- талась объяснять. - Признайся, Сара, - настаивала Салли, - ты боишься предстоящего се- местра. Я знаю, как ты переживаешь все, что связано с твоими учениками, как ты... - Умею их утешить? - договорила Сара насмешливо. Салли посмотрела на нее с недоумением. - Ты себя очень строго судишь. Все знают, как важны для ребенка пер- вые годы жизни, и в большинстве случаев главным человеком и это время бывает мать. Ты же сама говорила, что тебе очень жалко Роберта; так вот, у тебя есть шанс ему помочь. Сара покачала головой. - Я не уверена, что в этом случае нее будет хорошо, - ответила она упрямо. Салли хитро посмотрела на нее и заметила: - Ну, у тебя есть еще двадцать четыре часа на раздумья, и, конечно, окончательное решение - за тобой. Лежа в постели и стараясь заснуть, Сара призналась себе, что, если бы не Грей, она с радостью взялась бы за эту работу. Ей нравился Роберт, он ее привлекал, и ей казалось, что она сумеет ему помочь. Но справедливо ли, что она на первое место ставит свои заботы и чаяния, а не Роберта? Возможно, ей удастся отбросить в сторону свои чувства к его отцу. В кон- це концов, думала она. Грей позаботится о том, чтобы их встречи свелись к минимуму, а тот факт, что о Роберте уже есть кому позаботиться, даст ему возможность проводить вне дома гораздо больше времени. Если она и согласится на эту работу, то только при условии, что не будет жить в его доме, а лишь приходить ежедневно. Значит, ей потребуется машина. Ну, у нее найдутся деньги, чтобы позволить себе это. Ах, зачем думать о таких вещах, она же решила отказаться от его предложения! - Тебе письмо, - сказала Салли на следующее утро, просматривая почту. - Мм, похоже, официальное, - добавила она, передавая его Саре. Недоброе предчувствие всколыхнуло Сару, когда она вскрывала конверт; позабыв о завтраке, она прочитала письмо раз, потом другой. - Сара, в чем дело? Что случилось? Взволнованное восклицание Салли заставило ее оторваться от письма; глаза ее потемнели, и она сказала растерянно: - Меня увольняют. И это после всех их разговоров о том, что мне дают время привыкнуть, что еще ничего не решено. - Увольняют? Как же они могут так поступать? - хмуро спросил Росс. Сара пожала плечами. - Говорят, что им предстоит сократить штаты, а так как меня взяли на работу последней, именно я и должна уйти. - Это не означает уволить, - возразила Салли. Но Сара покачала головой и сказала с горечью: - Не означает? А что же это еще? Салли и Росс постарались утешить ее и ободрить, но она чувствовала себя такой несчастной, убитой и вообще ни на что не годной, что не под- давалась никакому утешению. - Ну, по крайней мере это решает одно, - сказала Салли немного пого- дя, когда Росс уехал на работу. - Тебе придется принять предложение Грея Филипса. Придется? Саре стало холодно. Она хотела возразить, но слов не было. Она была так расстроена. Слезы жалости к самой себе заблестели на ресни- цах. Она - неудачница, кто ее теперь примет на работу в школу, когда ей придется сознаться в том, что ее уволили? Черные мысли роились у нее в голове. Меньше всего она желала бы рабо- тать у Грея Филипса, и однако Салли права: у нее нет другого выхода. Не может же она жить с родителями или с сестрой на их средства, пока месяц за месяцем будет искать работу. Но у нее же есть предложение. И как бы ей ни хотелось, чтобы все было по-другому, она вынуждена принять его. ГЛАВА 5 На следующий день Сара объявила Грею Филипсу свое решение, рассказав ему о том, что произошло. Голос ее звучал сухо, но ей трудно было скрыть чувство горечи. Странно, однако он не стал ее ни о чем расспрашивать, сказал только: - Хорошо, я рад, что все уладилось, нам надо договориться о плате и часах работы. Рядом с комнатой Роберта есть свободная комната с ван- ной... Сара его прервала. - Я не смогу жить в вашем доме, - сказала она торопливо, - об этом не может быть и речи. Теперь нахмурился он. - Я согласна оставаться с Робертом, если вам придется задерживаться на работе, - добавила она, не давая ему открыть рот. - Но жить в доме я не смогу. Она знала, что он внимательно ее разглядывает, хотя и не решилась поднять глаза. Спросит ли он - почему? Она затаила дыхание, желая всей душой, чтобы он этого не делал, так как она не знала, как объяснить при- чину своего отказа; просто она была убеждена, что не может ночевать под одной крышей с этим человеком. Она усмехнулась про себя: Господи, точь-вточь героиня романа времен королевы Виктории! Какой вред это могло бы ей принести? Да ей повредило бы любое близкое общение с ним, подумала она в отчаянии. Опасность не в нем, а в ее отношении к нему, и поэтому... поэтому очень важно, чтобы
в начало наверх
она не позволяла себе даже мечтать об этом. Иначе она неизбежно окажется с ним в одной постели, в его объятиях. Очень трогательно! Она становится сентиментальной. - Но если вы не будете жить в доме, вам понадобится машина, - заметил он. Сара все еще не поднимала глаз. - Да, конечно. Правда, я все равно собиралась покупать машину, - про- бормотала она. Последовала долгая пауза, и она молилась, чтобы он передумал и уже не предлагал ей эту работу, но, к ее удивлению, вместо этого он сказал: - По весьма понятным причинам я бы предпочел, чтобы вы жили в моем доме, но, если вы настаиваете, мне остается только согласиться. Она не поверила своим ушам. Подняв голову, она оказалась лицом к лицу с ним. Судя по угрюмому и настороженному выражению его лица, он прекрас- но понимал, что ей не хочется работать у него в доме, и Сара испугалась: а вдруг он догадался почему" Он ясно дал ей понять, что не ищет никаких связей с женщинами, и, конечно, если бы он почувствовал ее отношение к нему, то, наверно, постарался бы сохранить между ними безопасное рассто- яние. Нет, с его стороны ей ничто не угрожало. А если бы все-таки он до- гадался. Что бы она делала?.. Тогда ей пришлось бы бежать, несмотря ни на какие контракты. Теперь он говорил о деньгах, и жалованье, которое он предлагал, было очень высоким. Как сказала ей Салли после его ухода, надо быть идиоткой, чтобы отка- заться от такого предложения. Ах, ей бы такую уверенность! Грей хотел, чтобы она начала работать сразу же, но Сара понимала, что не сможет этого сделать, пока не обзаведется машиной. Салли тотчас предложила свою. Но Сара отказалась: - Нет, я не могу, это было бы несправедливо по отношению к тебе. Если она и надеялась оттянуть начало работы под предлогом поиска ма- шины, то вскоре обнаружилось, что это нереально. В тот же вечер - они только что закончили обед - раздался звонок. Росс подошел к телефону и, вернувшись через некоторое время, объявил: - Это Грей Филипс. Кажется, он подыскал для тебя подходящую машину. И по-моему, сделка удачная: продается по случаю. Владелица - пожилая жен- щина - пользовалась машиной редко, и пробег невелик. Сара открыла было рот, чтобы возразить и объяснить своему родственни- ку, что Грей Филипс не имеет никакого права вмешиваться в ее дела и она вполне способна сделать все сама, но Росс продолжал расписывать досто- инства машины и они с Салли так радовались и так хвалили Грея, что Сара не рискнула переубеждать их. Она все еще кипела от возмущения, когда через полчаса они втроем отп- равились в соседнюю деревню, где жила хозяйка машины. Сидя в угрюмом молчании на заднем сиденье, Сара говорила себе, что никто не заставит ее купить машину, которую она не сама выбирала, что ей не нравится, когда с ней обращаются как с малым ребенком, не способным принимать решения и отвечать за свои поступки. В этом настроении она пребывала всю дорогу, несмотря на энтузиазм Салли и Росса; ее настроение не улучшилось, когда они знакомились с вла- делицей машины - очаровательной вдовой лет шестидесяти. Та рассказала, что работает в конторе Грея Филипса и в разговоре с ним случайно упомя- нула о своем намерении поменять машину, на что он ответил, что знает че- ловека, которого это может заинтересовать. В другое время Сара была бы тронута тем, как Лора Грейт говорила о своей машине - как о живом существе. Но сейчас, считая, что Грей пытает- ся оказать на нее нажим и лишить самостоятельности, упрямо цеплялась за решение не покупать этой машины. До того момента, пока она ее не увиде- ла. Она думала, что это будет небольшая крепкая машина, ухоженная, како- гонибудь унылого бежевого или серого цвета. Но когда перед ней предстала блестящи ярко-красная открытая машина с кремовыми кожаными сиденьями - верх ее был поднят и освещен заходящим солнцем, - она так удивилась, что несколько раз открыла и закрыла глаза, пока не поверила тому, что видит. Переведя взгляд с машины на Лору Грейг, она заметила, что та слегка пок- раснела. - Мой внук помогал мне ее выбирать, - пояснила пожилая дама, вздох- нув. - Сначала я сомневалась, знаете ли... - Она ласково погладила кор- пус машины и затем добавила с сожалением: - Третий ребенок, которого ждала моя дочь, оказался двойняшками, и, конечно, всех внуков мне на заднем сиденье Генриетты не поместить. - Она вздохнула. Генриетта ничего не сказала, она стояла на своих четырех колесах, поблескивая лаком, но Сара могла бы поклясться, что Генриетта ничуть не сожалеет об этом. - Она просто красавица, - услышала Сара свой голос и, едва произнеся эти слова, поняла, что проиграла. Через полчаса, когда все формальности были завершены, Сара услышала, как Лора Грейг призналась: - Я знаю, это глупо, но я так рада, что у Генриетты будет хорошая хо- зяйка. - Она покраснела. - Мой зять считает, что я чудачка, но это пер- вая машина, которая принадлежала только мне. Пока был жив муж... - Она вздохнула. - Когда Грей сказал мне, что вы как раз тот человек, которому можно продать Генриетту, я не поверила. По правде говоря, пока я вас не увидела, я была уверена, что передумаю. Сара слушала ее, стараясь не углубляться в размышления: может быть, Грей, несмотря на его грубые манеры, на самом деле гораздо лучше разби- рается в людях, чем она считала. Когда они возвращались домой, Салли заметила: - Грей Филипс, должно быть, о тебе высокого мнения: такое внимание с его стороны. - Я не думаю, что он особо высокого мнения обо мне. Скорее, он не знает, что делать с сыном, - ответила Сара кисло. Салли это, похоже, не убедило, но Саре решительно не хотелось ей ве- рить. В конце концов, у нее было достаточно доказательств того, как Грей Филипс к ней относится, и она прекрасно знала, что, если бы не Робби, Грей и не подумал бы предложить ей эту работу. Так как для выполнения всех формальностей с передачей Генриетты, оп- латой налога и страхованием нужно было не менее суток, Салли посоветова- ла ей приступить к работе немедленно, воспользовавшись ее машиной. Весьма неохотно Сара согласилась, понимая, что, как бы ей ни хотелось оттянуть начало работы, ради Робби этого делать не следовало. Правила хорошего тона, привитые ей с раннего детства, заставили ее позвонить Грею Филипсу, как только они вернулись домой. Она уже собира- лась положить трубку, когда он ответил, и смешанное чувство радости и страха заставило ее произнести неестественно сдержанным тоном: - Надеюсь, я вас не потревожила. Я хотела поблагодарить вас за заботу и внимание. - Так вы ее уже видели? - Голос его звучал спокойно и уверенно. - Очень хорошо. Вам понравилась машина? Этот вопрос ее удивил - после того, как он буквально приказал ей ехать смотреть машину. Застигнутая врасплох, она ответила искренне: - Да... понравилась, хотя это не совсем то, на что я рассчитывала. Она замолчала, рассердившись на себя за такую откровенность, но Грей, похоже, этого не заметил и продолжал деловито: - Очень рад, что все устроилось. Так, значит, вы завтра будете? Сара глубоко вздохнула. - Да, - ответила она. - Когда мне приехать? - Ну, я обычно уезжаю примерно в восемь. Если бы вы могли приехать к этому времени... Я знаю, это рано, но я привык быть на фабрике в полови- не девятого. Миссис Джекобс обычно кормила Роберта завтраком и... - Конечно, я накормлю его как следует, - твердо сказала Сара. Но он прервал ее, заметив спокойно: - О, в этом я уверен. Я только хотел сказать, что вам придется уез- жать из дома рано и, может быть, вам удобнее будет завтракать вместе с Робертом. Если только у вас нет такого же предубеждения по поводу завт- рака, как по поводу ночевки в моем доме. Сара не знала, что ответить. Она отчетливо услышала в его голосе нас- мешку и поморщилась. Он разговаривал с ней как со старой девой, которая решительно не желала сесть на стул, где до нее сидел мужчина. Овладев голосом, она ответила как можно безразличнее: - Спасибо, я думаю, вообще удобнее, если я буду питаться вместе с Ро- бертом, хотя, несомненно, придется пересмотреть жалованье. Негодующее восклицание заставило ее замолчать. - Послушайте, я не собираюсь спорить с вами о лишней ложке каши и чашке молока. Судя по вашему виду, вы едите еще меньше Роберта. Когда же вы, женщины, наконец поймете, что ни одному мужчине не нужны высохшие палки! Женщина, любящая поесть и не скрывающая этого, гораздо привлека- тельнее, чем какая-нибудь истеричка, которая постоянно беспокоится, как бы не располнеть, и не ест, а клюет. Сара тяжело вздохнула, задержала дыхание и сосчитала до десяти. - С аппетитом у меня все в порядке, - сказала она отрывисто. - А если я и похудела, так это от нервотрепки и боязни потерять работу, а уж ни- как не из желания морить себя голодом ради мужчины. - Рад это слышать, - ответил Грей ровным голосом. - Мне бы не хоте- лось, чтобы вдобавок ко всем существующим проблемам у Роберта возникла еще и дурная привычка к воздержанию. - Если вы действительно так считаете, то удивительно, что решили пригласить на работу меня, - возразила Сара резко. На другом конце провода наступило молчание, которое продолжалось так долго, что она решила, что их разъединили, и уже хотела положить трубку, когда он спокойно сказал: - Важно было мнение Роберта, а не мое, и кроме того... - Он опять за- молчал, и Сара услышала, как прозвенел звонок в его доме. - Боюсь, мне надо идти. Жду вас завтра в восемь, Сара. До свиданья! Положив трубку, она почувствовала, что ее колотит дрожь. От злости на себя она закрыла глаза, и тотчас же на ресницах повисли слезы. Что же с ней происходит? Если уж она раньше не догадалась, то эта пе- репалка показала ей со всей очевидностью, как сильно он настроен против нее, как мало надежды ему понравиться, не говоря уже о том, чтобы стать для него желанной; а она, услышав его голос, ведет себя как ребенок, ко- торый получил заветную игрушку. Какое счастье, что она не будет жить у него в доме! Она вдруг предс- тавила себе, как утром спускается с Робертом к завтраку, а он уже в кух- не - пьет кофе, читает газету, на нем купальный халат, ноги голые, тело не высохло после душа. Физическое желание затопило ее всю, потрясло тело, душу и разум, она и не подозревала, что способна на такую страсть. Она глубоко вдохнула раз, другой, старясь собрать разбегающиеся мыс- ли. Сара легла спать пораньше, но спала урывками и встала задолго до звонка будильника. Спустилась вниз и приготовила кофе, потом поднялась к себе принять душ и одеться. Она обдумала свой туалет, учитывая характер работы, и решила, что на- денет юбку-штаны, яркую спортивную майку и захватит теплую кофту на слу- чай, если день окажется прохладным. На ноги надела удобные парусиновые туфли, а в большую сумку положила бумагу, карандаши и записную книжку, чтобы, выяснив уровень знаний Роберта, можно было составить Приемлемую для него программу и совместить обучение с игрой. Хотя Грей подчеркнул, что она должна подписать контракт на срок не менее года, он ничего не сказал о том, каковы будут ее обязанности, ког- да начнется новый учебный год. Наверное, он рассчитывает, что она будет отводить Роберта в школу и забирать его оттуда и оставаться с ним до возвращения Грея с работы. А что ей делать, когда мальчик будет в школе? Должна ли она взять на себя целиком заботу о нем, стать ему вроде мате- ри: покупать одежду, стирать, гладить и решать его школьные проблемы, если таковые возникнут? Но ведь каникулы только начались, напомнила она себе, и у нее будет достаточно времени решить все эти вопросы. Одно яс- но: Грей именно такой человек, который скажет ей твердо и ясно, чего он от нее ждет. Она приехала без десяти восемь и, поставив Саллину машину так, чтобы не помешать машине Грея, направилась к дому. Когда она остановилась в нерешительности, не зная, то ли позвонить в парадную дверь, то ли пойти к черному ходу, парадная дверь открылась и на пороге появился Грей Филипс. Вместо пресловутого купального халата на нем был строгий темно-синий костюм, белоснежная рубашка и галстук в полоску, однако она вынуждена была признать, что на нее этот вид произвел точно такое же впечатление, как если бы на Грее не было вообще ничего. Почему вид этого высокого, широкоплечего мужчины, одетого в дорогой костюм, мгновенно пробуждал в ней желание? Наверное, ответ крылся в спо- койной непринужденности и даже самоуверенности, с какой Грей носил стро-
в начало наверх
гий деловой костюм. Она помедлила, не зная, идти ли ей прямо в кухню, и он закрыл дверь. Когда она машинально повернулась на звук закрывающейся двери, то уви- дела, что он смотрит на нее, приподняв бровь, как бы изучая ее одеяние. Она тотчас же сказала, как бы оправдываясь: - Вы не говорили, чтобы я носила форму; я не профессиональная няня, и я подумала: Робби будет чувствовать себя свободнее и проще, если... - Если вы будете похожи на подростка, а не на взрослую даму, - докон- чил он насмешливо. Подросток. Ему кажется, что она одета нелепо или не по возрасту?.. Но, к ее удивлению, когда она сердито на него взглянула, он добавил ти- хо: - Послушайте, хорошо, что он мал; с такими, как у вас, ногами... Долгий оценивающий взгляд, каким он окинул нижнюю часть ее фигуры, так не походил на его прежние взгляды, что она замерла с пылающим лицом и сверкающими от негодования глазами. Что бы она ответила ему, если бы не открылась дверь и не вбежал, буквально кинувшись к ней, Робби, она себе не представляла; но когда она обняла мальчика, подняв его на руки, и увидела радость, которая светилась на его лице, злость ее исчезла. - Ну, теперь ты поверил мне? - спросил Грей сына, когда тот обхватил шею Сары и уже не отпускал ее. Бросив быстрый взгляд на Грея, Сара заметила, как потемнели его глаза и он быстро отвернулся, точно не хотел, чтобы она видела его лицо. Саре вспомнились слова Росса о том, что на первых порах Грей боролся изо всех сил за право стать опекуном мальчика. Если он на самом деле лю- бил сына, то ему, наверное, было мучительно сознавать, что он стал для него абсолютно чужим человеком... более того, человеком, которого Робби не любил и боялся. - Мой отец говорит, что вы будете присматривать за мной и приезжать сюда каждый день, - сказал ей Робби, и сердце Сары сжалось от этого хо- лодного "мой отец", ведь в его возрасте обычно говорят "папа". - Да, это верно, Робби, - согласилась она. А Грей нахмурился и сказал ей сухо: - Отпустите его, он для вас слишком тяжел. Сара собиралась возразить, что она не такая уж слабая, чтобы не удер- жать шестилетнего мальчика, да еще такого худышку, но напомнила себе, что Грей - отец Роберта, и ради Роберта она, пока работает здесь, поста- рается навести мосты между отцом и сыном, чтобы Робби поверил отцу и по- любил его. Однако, когда она попробовала передать Роберта отцу, мальчик, протес- туя, крепко вцепился в нее. - Я захватила с собой бумагу, Робби, - сказала она, не обращая внима- ния на его умоляющий взгляд, когда отец взял его на руки. - А завтра, если хочешь, мы купим цветные карандаши. - Сегодня, я хочу сегодня, - ответил Робби, но Сара покачала головой и сказала твердо: - Боюсь, что нет, Робби. Мы не сможем этого сделать, пока у меня не будет своей машины; у машины, которой я сейчас пользуюсь, нет привязных ремней на заднем сиденье. - Это было одним из решающих моментов при по- купке сверкающей ярко-красной машины - без ремней в поездках с Робби она не чувствовала бы себя спокойно. - Но у нас на сегодня масса дел, - ска- зала она с улыбкой и спросила: - Ты уже завтракал? Когда он отрицательно покачал головой, она предложила: - Тогда пусть твой папа едет на работу, а когда ты поешь, мы решим, чем нам сегодня заняться. Когда она произносила эти слова, Грей уже направился в кухню; Сара пошла следом. Ее внимание тотчас же привлек большой деревянный стол и полдюжины стульев; стол, как и сама кухня, предназначался для большой дружной семьи, а сейчас на нем стояла одинокая кружка с кофе и тарелка с недоеденным куском поджаренного хлеба. Почему-то при виде этой одинокой кружки и тарелки у нее сжалось серд- це. Как же можно упрекать Грея за его отношение к женщинам? Он, по-види- мому, любил мать Робби, когда женился на ней, и надеялся разделить с ней радость и близость семейной жизни, а вместо этого она постоянно ему из- меняла, а потом уехала, забрав с собой сына. Грей уже опустил Робби на пол, и мальчик тотчас же подбежал к Саре и прижался к ней. - Я заказал для вас связку запасных ключей, - сказал Грей, доставая из кармана и вручая ей ключи. При этом он случайно коснулся ее запястья, что заставило ее вздрогнуть и быстро отпрянуть. Кожа ее покрылась мураш- ками, и странное, непонятное ощущение тепла и слабости побежало вверх по руке. - Я вернусь сегодня в шесть. - Он нахмурился: мысли его были уже где-то далеко, и Сара поддалась минутной слабости и вновь подумала: а как бы все было, будь они женаты, а Робби был их сыном? Ушел бы он, чмокнув ее небрежно в щеку и пообещав не опаздывать, или позволил бы се- бе не сдерживаться в тиши своего дома? Поцеловал бы ее долгим, нежным поцелуем, который помнился бы ей весь день и обещал истинную близость, которая придет позже, когда Робби уснет и они останутся вдвоем? Сара ужаснулась, почувствовав, что ее тело каждой своей клеточкой откликается на эти ее тайные мечты. Грей протянул руку, взял чашку и поморщился: кофе остыл. Не допив его и не тронув хлеб, он поднял кейс. Прежде чем направиться к двери, он остановился в нерешительности, взглянул на Робби, и хотя Са- ра мысленно просила его хоть чем-то показать свою любовь и внимание к сыну, он не сделал никакого движения в его сторону, а лишь сказал суро- во: - Помни, Роберт, веди себя как следует, - и вышел. Послышался звук шагов, хлопнула входная дверь. - Сара... Сара, я хочу есть. - Робби дергал ее за рукав, заглядывал ей в глаза. Рот у него отцовский, подумала со вздохом Сара, улыбнулась мальчику и спросила, что бы он хотел на завтрак. ГЛАВА 6 Прошла неделя, Сара и Робби стали добрыми друзьями, но отношения меж- ду отцом и сыном не менялись, и Сару не оставляло ощущение, что она должна что-то сделать, чтобы помочь им. Но как это осуществить, если Робби почти не видел отца? Несколько раз Грей возвращался поздно и зво- нил с фабрики, прося, чтобы Сара задержалась и уложила Робби спать. Грею не нравилось, что она не живет в его доме, но Сара оставалась твердой в своем решении: ей было достаточно того пронзительного, чисто физического желания, которое возникало у нее каждое утро, когда она ви- дела, как он стоит возле кухонного стола, глотая холодный кофе. Оста- ваться с ним под одной крышей невозможно - это она понимала четко. Но почему у нее возникало непреодолимое желание физической близости с ним? С его стороны никакого намека на что-либо подобное, безусловно, не было, и Сара старалась подавлять свои порывы. И все же: что это означа- ло? Она в него влюбилась? В ее-то годы? Она считала, что давно вышла из подобного возраста, влюбляться - удел шестнадцатилетних, а с годами и опытом приходит понимание. Любовь как цветок, растущий медленно и болез- ненно, требующий ежедневной заботы и поливки. И кроме того... ее чувства были гораздо глубже, это не просто сексуальное влечение, обожание недос- тижимого мифического существа мужского пола, которому приписывают целый букет достоинств. По утрам, наблюдая, как Грей, морщась, пьет кофе, ви- дя, как Роберт отворачивается от отца и льнет к ней, она жалела Грея всей душой. Вечерами, когда он возвращался с работы усталый, напряженный - сплошной комок нервов, - ей хотелось успокоить его, разделить с ним заботы, обнять и утешить его, как Робби, излить на него всю свою неж- ность. А вдруг он откликнется, скажет или сделает что-то, и она по- чувствует, что он наконец-то видит в ней женщину? Вот тогда-то и выплес- нется наружу глубоко запрятанное болезненно-страстное влечение, которое так смущало и мучило ее. Это была не просто влюбленность, а сама любовь, со всей сложностью чувств и физических желаний, которую, как подсказывали ей логика и здра- вый смысл, она не имела права испытывать, но которая все росла и росла в ее душе. Но как же она могла так влюбиться? Многого в характере Грея она не понимала. Но то, что ей по необходимости приходилось проводить так много времени в его доме, дало ей возможность узнать чисто домашние ме- лочи его жизни. Он сам стирал и гладил свои рубашки... но не имел ни ма- лейшего представления о том, какой размер одежды у его сына; и хотя по приезде мальчика сюда он сразу же купил ему все необходимое, он не пони- мал, что мальчик растет и одежда изнашивается, да и сама одежда совсем не годилась для жизни в деревне. Сара признавала, Робби нужна мать, но прекрасно понимала, что он ради своего же блага не должен воспринимать ее именно так, ведь она вполне представляла себе, какие страдания выпа- дут на его долю, когда придет время расставаться. Она старалась как можно больше говорить с мальчиком об отце, хотя Робби упорно уходил от этих разговоров. Сегодня у Сары был день рождения, и вечером Салли и Росс пригласили ее в ресторан, а утром на столе ее ждали поздравительные открытки от родственников и старых школьных и университетских друзей, которых судьба разбросала по Европе. И когда Сара отправилась к Грею, она особенно ост- ро почувствовала тепло своего родного дома и холод того, куда она нап- равлялась. Вечером ее ждали к обеду в очень дорогом и модном ресторане. В субботу - она не работала по субботам и воскресеньям, так как Грей бывал дома и сам занимался сыном, - Салли потащила ее в ближайший горо- док купить новое платье, несмотря на протесты Сары, что это слишком до- рого. - Мне очень хорошо заплатили за последний заказ, - сказала Салли, до- бавив с усмешкой: - И потом, мне будет не так стыдно за собственное мо- товство. Как ты думаешь. Россу понравится? - спрашивала она Сару, расха- живая перед ней в узком, с тонкими бретелями, платье из черного джерси. - Я думаю, если ты наденешь его, когда мы пойдем праздновать мой день рождения. Росс в душе пожелает, чтоб я убралась подальше! - искренне от- ветила Сара. Она очень беспокоилась, что ее присутствие надоест Россу, вызовет трения между супругами. Но Салли ее заверила, что Росс человек очень добродушный и спокойный. - Кроме того, - добавила она, по обыкновению широко улыбаясь, - внут- ренние перегородки в доме - два фута толщиной, ты сама знаешь, телефон- ный звонок не слышен из соседней комнаты, и если Росс захочет любовных утех... - Она залилась веселым смехом, увидев Сарино лицо, и сказала, поддразнивая ее: - Я забыла, как ты легко краснеешь и смущаешься. Вот когда появятся дети и будут врываться в спальню в любое время дня и но- чи, особенно в самые критические моменты, тогда-то и начнешь приходить в отчаяние. И обе захохотали. Когда Сара пришла к Робби после двухдневного отсутствия, он встретил ее с восторгом: мальчик нуждался в ласке, хотел, чтобы Сара его постоян- но обнимала, всячески демонстрировала свою привязанность к нему. Из его детской болтовни Сара выяснила, что у его матери были длинные розовые ногти и туфли с высокими каблуками. Она поняла также, что бывшая жена Грея совсем не была той преданной матерью, какой хотела казаться окружающим... мать, отправившая сына к бабушке, чтобы наслаждаться жизнью свободной одинокой женщины. Сара старалась не осуждать мать Робби - жизнь родителей-одиночек трудна, нельзя же требовать, чтобы они посвящали детям каждое мгновение своей жизни. Но одно эта женщина, несомненно, сумела сделать: она внуши- ла мальчику страх и неприязнь к отцу. Стоило Саре произнести имя Грея, как он застывал и морщился. В ту пятницу, узнав, что Грей задерживается, Робби сказал Саре: - Я рад, что папа вернется поздно; значит, вы пробудете со мной по- дольше, да? Он впервые назвал Грея "папа", и у Сары появилась надежда, что со временем ему удастся преодолеть нелюбовь к отцу. Утром Грей предупредил, что вернется пораньше, поэтому Сара не стала говорить ему, что приглашена на обед и должна уйти в шесть, но сейчас было уже четверть седьмого, а Грей еще не появился. Когда она позвонила на фабрику, ей никто не ответил. И вот теперь, покусывая губы, она решила, что подождет до семи, потом позвонит Салли и предупредит, что не успеет к назначенному часу. В десять минут восьмого она набрала номер сестры. Салли ответила сразу же. - О! Не может быть! Разве ты ему не сказала, что мы идем в ресторан? - воскликнула она. - Нет, - призналась Сара. - Но он обещал прийти рано. Я позвонила на фабрику, там никто не ответил, не могу же я оставлять Роберта одного! - Ну разумеется, - согласилась Салли. - Столик заказан на половину девятого, и, боюсь, они не изменят время - ресторан пользуется большой популярностью.
в начало наверх
- Послушай, если я не успею, может, вы пойдете с Россом без меня? - спросила Сара. - Но ведь это же твой день рождения, - напомнила Салли. - Ох, пропади он пропадом! Уж не думает ли он, что ты простая нянька? Даже не предуп- редил, что задерживается. - Обычно он именно так и делал, - бросилась защищать его Сара. - Пос- лушай, я подожду до половины восьмого, если он не придет, я позвоню. Вот и половина восьмого, время Робби ложиться спать, а Грей все не возвращался; вздохнув, Сара позвонила сестре. Та очень расстроилась, но вынуждена была признать, что у Сары нет другого выхода, как остаться с Робби. - Надеюсь, ты дашь понять Грею, что он тебя сильно подвел? - сказала Салли, но тут же успокоила ее: они с Россом пойдут без нес, чтобы вечер не был испорчен вконец. - Хотя это ужасно несправедливо, ведь это же твой день рождения. Обернувшись, Сара увидела рядом Робби; его лицо было очень озабочен- ным. Сара вздохнула. Мальчик выглядел таким испуганным, беззащитным; ни обещаниям взрослых, ни их любви он уже не верил. Сара старалась, как могла, приласкать Робби, успокоить. - Пошли, Робби, пора в ванную! - бодро сказала она. - Можно я съем на ужин кусочек пирога? - спросил он и улыбнулся. Они с Робби потратили целое утро и испекли именинный пирог. - Никаких пирогов на ночь, Робби, - напомнила она. - Как насчет ябло- ка? Он серьезно кивнул. Он был таким послушным, исполнительным ребенком. Слишком исполнительным и слишком тихим, подумала она, наблюдая за ним. Вероятно, это объяснялось тем, что он воспитывался у бабушки, хотя ниче- го плохого нет, если у мальчика немного старомодные манеры. Но если бы у Робби было поменьше послушания и исполнительности, страха и мнительнос- ти, ему было бы легче приспособиться к школьной жизни. Сара опасалась, что общество здоровых, веселых мальчишек и девчонок его возраста окажет- ся для него труднопереносимым и он опять уйдет в свою скорлупу. Она уже наводила справки о спортивных мероприятиях, где он мог бы участвовать и встречаться с детьми своего возраста, и собиралась водить его на плава- ние в те часы, когда там будут ребята его лет. К восьми Робби уже искупался и лег спать. Сара почитала ему перед сном любимую книжку. Она заметила, что когда Робби бывал расстроен или взволнован, то обращался к старым, любимым вещам, пытаясь, видимо, об- рести уверенность в надежном прошлом. Постепенно она старалась углубить его знания, помочь ему обрести уверенность в настоящем, но это процесс длительный, медленный, его нельм преодолеть одним прыжком. Сара понима- ла, что ее старания могут принести ему больше горя, чем радости, когда наступит день расставания. Не получится ли так, что он будет считать ее еще одним взрослым, который обманул его доверие? Вздохнув, Сара спустилась вниз, забрав грязную одежду, чтобы пости- рать. У нее не было другого выхода: придется ждать возвращения Грея и лучше будет заняться чем-нибудь полезным. В кухне на столе ярким пятном выделялась ветка с лиловыми цветами, которую они сорвали в саду, хотя лепестки уже начали опадать. У Робби было хорошее чувство формы, и он нарисовал этот цветок. Сара приколола рисунок к доске, которую повесила в кухне с помощью Робби, предвари- тельно спросив разрешения у Грея. Тот удивленно поднял брови и сказал только: - Ну, если вы считаете, что это нужно... Каждый день за чаем они с Робби составляли список того, что сделали и что собираются делать, и прикрепляли оба списка к доске. Робби хорошо читал, но с математикой у него были нелады, и Сара старалась помочь ему, заставляя складывать и вычитать, превращая обучение в игру, которая их обоих очень увлекала. В десять, когда Сара уже заканчивала гладить, она услышала, как к до- му подъехала машина и на крыльце щелкнул выключатель. Грей прошел прямо в кухню со двора, а не через парадную дверь. День был жаркий, безветренный, и вечер дышал теплом. Грей снял пиджак и галс- тук. Верхние пуговицы рубашки были расстегнуты, кожа блестела, на подбо- родке появилась щетина. Сара заметила, что выражение лица у него было недовольное и при свете лампы на лбу и под глазами проступили морщины. И, как всегда, его появление пробудило в ней те чувства, которые ей удавалось подавлять в его отсутствие. От него исходил слабый запах тепла и пота, и это ощущение мужской силы было подобно удару - каждая мышца ее тела напряглась. Недовольство Грея усилилось, когда он заметил, чем она занята, как будто эта домашняя работа раздражала его. - Робби спит? - спросил он, поставив на пол кейс, пододвинул себе стул, устало опустился на него. - Да, - ответила Сара. - Тогда я не буду заходить к нему, чтобы не разбудить. Сара поджала губы. Трудно было заставить Робби относиться к отцу как к человеку, которого можно полюбить и стать ему близким, но не менее трудно было заставить Грея сделать первые шаги навстречу мальчику, по- мочь преодолеть боязнь и антипатию. - Извините, что я запоздал, - сказал Грей. - Возникли неприятности с одним из наших поставщиков, пришлось ехать в Лондон разбираться. Я про- сил Мэри позвонить вам и сказать, что вернусь часов в восемь, но, к нес- частью, все заняло гораздо больше времени. Теперь уже было бессмысленно говорить ему о том, что ей не только ни- чего не сообщили, но что у нее были совсем другие планы на сегодняшний вечер. У Сары больше не было причин задерживаться, поэтому она вынула сумку, проверяя, там ли ключи от машины. Направляясь к двери, она услышала, как Грей открыл холодильник. - Что это? - спросил он, вынимая остатки именинного пирога. По просьбе Робби она сделала на нем надпись "С днем рождения, Сара!". - Это праздничный пирог, - ответила она кратко, как бы защищаясь. - Так сегодня день вашего рождения? Он смотрел на нее задумчивым взглядом; Сара, сама не зная почему, покраснела. - Я полагаю, у женщины в вашем возрасте могли бы быть более интерес- ные планы на этот вечер, чем чай с пирогом в обществе шестилетнего мальчика. Насмешливый тон и выражение его лица сыграли роль детонатора. - Действительно, меня пригласили в ресторан, - ответила она сердито. - Но мне никто не передал, что вы задерживаетесь, не могла же я оставить Роберта одного, ведь утром вы обещали, что вернетесь вовремя... - Так у вас было назначено свидание? Почему это его так удивило? Неу- жели он не понимает, как оскорбительно и жестоко это звучит? Ни за что на свете она не скажет ему, что свидание было с сестрой и ее мужем. Она ответила сердито: - Да, было! Она рассчитывала, что Грей извинится за испорченный вечер, но он лишь сказал насмешливо: - Ну, заставив его ждать, вы только повысили себе цену. Разве не так поступают все женщины? Сара смотрела на него с негодованием. - Я не знаю, как другие женщины, - ответила она ледяным тоном, - но я так не поступаю. А теперь извините, мне пора идти. Она еще кипела от гнева, когда подъехала к своему дому. В окнах было темно. Салли и Росс ушли, не дождавшись ее. В гостиной лежали поздрави- тельные открытки: напоминание, как прекрасно начался этот день. Черт бы побрал этого Грея Филипса... Если его жене и нравилось дразнить и оби- жать других людей, вовсе не обязательно обвинять в том же ее, Сару... Она остановилась: она принимает все это слишком близко к сердцу, слишком близко; ее волнует отнюдь не только то, что касается Робби. А Грей даже не помнит о ее существовании. Устало она поднялась наверх и разобрала постель. - Так ты ему сказала, как он тебе все испортил? - приставала Салли. - Да вроде, - ответила Сара, которой не хотелось ничего объяснять. - Ну, знаешь ли, Сара, нельзя же, чтобы он пользовался твоей добро- той! Ты - учительница, а вовсе не мать. Сара вздохнула. - Мне пора идти, иначе я опоздаю. Когда она подъехала к дому, машина Грея стояла на обычном месте, хо- тя, когда она вошла в кухню, там никого не было и горел свет. На столе стояли тарелка с куском недоеденной пиццы и недопитая чашка кофе. Сара открыла дверь в холл. Тишина. Она заколебалась. Так, наверное, чувствует себя человек на покинутом корабле, подумала она. Самое разумное пойти наверх и узнать, встал ли Роберт, но она еще помнила, как смотрел на нее Грей, когда од- нажды застал ее в кабинете, и кроме того, если он проспал, а похоже, это именно так... Мысль о возможности столкнуться с ним, полуголым, когда он будет выходить из спальни или из ванной... Прекрати! - одернула она себя и, справившись с волнением, шагнула к лестнице. Ее наняли и ей платят, чтобы она заботилась о Роберте, и она должна выполнять свои обязанности. Если Грей проспал, она может послать Робби, чтобы тот разбудил отца, решила она, открывая дверь в комнату Роберта. Шторы были опущены. Робби в комнате не было, в ванной шумела вода, но не это заставило ее застыть: она увидела Грея, который лежал на кровати мальчика, одетый, и крепко спал. Она в недоумении смотрела на него; из ванной появился Робби. - Мне приснился плохой сон, - шепотом сказал он. - Папа пришел ко мне. Он сказал, что не надо бояться, ведь он со мной. Саре бы надо было порадоваться тому, как легко Робби назвал Грея "па- па", и он, кажется, поверил ему: если Грей говорит "не бойся" - бояться действительно нечего. - Сара, я хочу есть, - услышала она голос Робби, когда он направлялся к лестнице. Она хотела окликнуть его и попросить разбудить отца, но в этот момент Грей зашевелился и нахмурился, не открывая глаз и стараясь устроиться поудобнее на детской кроватке. Наверное, он очень устал, если ухитрился заснуть на такой узкой кро- вати вместе с ребенком, подумала Сара, отступая к двери в страхе, что он вот-вот откроет глаза, но Грей закинул руки за голову, смахнув при этом со стола стакан со сладкой водой, которую она всегда оставляла Робби на ночь. Инстинктивно Сара бросилась вперед, но стакан упал, вода пролилась на ковер; она наклонилась поднять его и вдруг почувствовала, как рука Грея коснулась ее волос. От неожиданности она замерла: ни двинуться, ни вздохнуть, ни вообще что-либо предпринять она была не в состоянии. Пальцы Грея медленно скользили по ее волосам. Он глубоко и удовлетво- ренно вздохнул, сжал волосы в руке и потянул их осторожно, наклоняя ее голову к себе. Она видела: глаза его закрыты, он еще крепко спит и абсолютно не соз- нает, что делает. Ей нужно немедленно освободить волосы и разбудить его. Одному Богу известно, кого он видит во сне - какую-то женщину, с которой у него были настолько близкие отношения... Сара с трудом перевела дух. Она была так близко от него, что могла рассмотреть поры на лице, отросшую за ночь щетину на подбородке, загну- тые шелковистые ресницы. До нее доносился запах теплого мужского тела, и машинально, чтобы не потерять равновесие, она оперлась рукой о его грудь и почувствовала, как тяжело и неровно бьется его сердце. Внезапно он уткнулся ей в шею, а большим пальцем стал поглаживать ее за ухом. Все чувства ее смешались, тело затрепетало в ответ на эту лас- ку. Его небритый подбородок терся о ее мягкую кожу, но ощущение было дразняще-чувственным, приятным, токи побежали по коже. Сама того не соз- навая, Сара наклонилась ниже, изгибая шею в ответ на его ласку. Рука, лежащая у нее на груди, напряглась, пальцы сжались. Она слышала свое прерывистое дыхание, все ее тело болезненно дрожало. На ней была тонкая хлопчатобумажная кофточка, и, когда рука Грея при- подняла ее грудь, она охнула, но он этого не услышал, глаза его остава- лись закрытыми, губы скользили по ее шее, кончик языка поглаживал ее, и прикосновение его зубов вызывало удивительное сладкое чувство. Тело Сары вздрагивало, она понимала, что нужно сейчас же прекратить это, но приказы, которые отдавал разум, не принимались телом, оно посту- пало как раз наоборот: все теснее и теснее прижималось к Грею. Мозг твердил: отодвинься от него, пока не поздно, пока он не проснулся и не понял, что он делает, что она ему позволяет делать. Она задрожала, когда его пальцы стали медленно поглаживать ее сосок, из горла ее рвался стон. Рот его медленно скользил по ее лицу в поисках
в начало наверх
ее губ, и она не смогла удержаться: повернула голову ему навстречу. Когда он нашел ее губы, сердце ее остановилось, а чувства словно сош- ли с ума, все закружилось, точно в водовороте, под настойчивым нажимом его губ. Это не был робкий, несмелый поцелуй: так целуют женщину, кото- рая близка тебе и желанна. Но кто же была та женщина? Замерев в его объятиях, Сара осознала, что это - не она; и сразу же ее чувства как бы растворились, а тело замерло от стыда и отвращения. Грей продолжал целовать ее во сне; как только он ощутил сопротивле- ние, зубы его впились в ее губы. От неожиданной острой боли Сара вскрикнула, отшатнувшись. Грей тотчас же открыл глаза, нахмурил брови и уставился на нее. Сара стремительно вскочила на ноги, бормоча в панике: - Вы столкнули стакан с водой со столика. Простите, что я вас разбу- дила. Он все еще хмурился, а она буквально чувствовала его мысли; он силил- ся вспомнить что-то, что его беспокоило. Он пристально смотрел на ее губу. Она тотчас же ее закусила, стараясь не морщиться, так как прокушенная кожица болела, сердце ее бешено стуча- ло. Ей стало до ужаса неловко: она боялась, что он очнется и еще подума- ет, что она сама... Но когда он заговорил, она поняла, что он совершенно не помнит того, что здесь происходило. - Что я здесь, черт побери, делаю?.. Она отозвалась, запинаясь: - Робби сказал, что ему приснился дурной сон, вы к нему пришли и, должно быть, заснули вместе с ним. Грей издал какой-то странный звук, спустил ноги на пол, выругался ше- потом и вдруг застонал: - О Боже! Спина! Сара пятилась к двери. От резких движений рубашка выбилась у него из брюк, обнажив мускулистый живот и грудь. Он потянулся, и она услышала, как хрустнули кости. - Сколько времени? - спросил он и опять тихо выругался, когда она от- ветила. - Проклятье! У меня через полчаса деловое свидание. Придется позвонить Мэри и отложить его. Он продолжал хмуриться; мысли его были уже далеко; ничто в его пове- дении не говорило, что он, хотя бы смутно, помнил о происшедшем; когда она отступила к двери, он посмотрел ей прямо в лицо, и взгляд его задер- жался на ее губах. Внутри у Сары все так трепетало, что она удивлялась, как он этого не замечает. Открыв дверь, она поспешно вышла. Внизу, в кухне, Робби ел овсянку. Рот у него был в молоке, он поднял голову, взглянул на Сару и широко улыбнулся. Сара стояла спиной к двери, когда через полчаса Грей вошел в кухню. Она сразу же насторожилась, не в состоянии повернуться к нему. Вспомнил он что-нибудь или так крепко спал, что ничего не сознавал? Услышав, как он открыл холодильник, она с трудом повернулась. Сердце ее дрожало: он был таким чужим, таким далеким, и, видя его сейчас в тем- ном строгом костюме, невозможно было поверить, что он... Она перевела дух, напомнив себе, что целовал и ласкал он вовсе не ее. Он взял из холодильника апельсиновый сок. - У нас остался праздничный пирог, Сара? - спросил Роберт. Сара знала, что Грей наблюдает за ней, она не смотрела на него, ощу- щая, что лицо и шея ее залились краской. Закончив завтрак. Грей взял кейс и направился к двери, приостановив- шись, чтобы резко сказать: - На минутку, Сара! Едва дыша, она вышла за ним в холл. Значит, он все-таки вспомнил и теперь хочет узнать, почему она его не остановила, почему не разбудила, почему... - Думаю, Робби лучше не есть пирог, - сказал он. - Наверное, это пос- лужило причиной его ночных кошмаров, из-за которых мы оба не спали. Сара пристально смотрела на него, а он продолжал с укором: - Мне казалось, у вас достаточно здравого смысла, чтобы не кормить его подобной едой, в ней столько сахара и жира! - Он приготовлен по рецепту, в котором почти нет сахара и жира, - от- ветила Сара. Да как он смеет намекать на то, что это она виновата в ночных кошма- рах Робби? Она уже хотела сказать ему, что, если его так беспокоят дур- ные сны Робби, лучше искать причину в себе, а не в ее стряпне. Но она так растерялась, что просто не могла найти слов для отпора. Он отвернулся, и она закусила от досады губу, забыв о ранке. Боль бы- ла так сильна, что она невольно вскрикнула; он остановился и посмотрел на нее, бросив взгляд на ее распухшую губу. Она смущенно вспыхнула. - На вашем месте я бы посоветовал вашему приятелю быть в следующий раз поосторожнее, - сказал он брезгливо, открывая дверь. Дрожащим от гнева голосом Сара вскрикнула: - У меня нет приятеля, и, к вашему сведению... - Она замолчала, сооб- разив, что чуть не проговорилась. - Что - к моему сведению? - спросил Грей. Он снова посмотрел на нее, и Сара испугалась. Она крепко сжала дрожа- щие губы и отвернулась. Ее трясло от страха; машинально она дотронулась до губ кончиком языка, как бы ощупывая их, и он понял, что к таким сви- детельствам мужской страсти она не привыкла. Грей застыл: глубоко скрытая боль, которую он ощутил, проснувшись, вспыхнула с новой силой. Давно уже он не испытывал такого непреодолимого желания. В последние месяцы брака его сексуальные желания сошли на нет, у него даже не возникало мысли отомстить жене за неверность и предательство, меняя женщин как перчатки. Правда, у него случались связи, но в основном это был союз умов, а не тел. И для него было большой неожиданностью, что он еще способен испыты- вать такое глубокое физическое влечение, и что еще хуже - влечение к женщине, от которой он намеренно держался на расстоянии. И только позже, по дороге на фабрику, он задал себе вопрос: почему у него с первой их встречи возникла уверенность, что именно она та женщи- на, против которой ему придется возводить баррикады; именно она сможет пробить броню, в которую были закованы все его чувства и желания? Он проклинал себя за то, что пригласил ее на работу, но иного выхода у него не было: нужно было позаботиться о Робби. Робби - его дитя, его сын... Робби, который его боялся благодаря стараниям матери. Но прошлой ночью, испуганный дурным сном, мальчик позвал его, прижался к нему теп- лым своим тельцем, и его затопила такая горячая волна любви, отчаяния и боли! Любви к ребенку, который был частью его самого; отчаяния, что столько лет они прожили в разлуке; боли, которой были окрашены их нынеш- ние отношения. Он не мог понять, что же с ним происходит. Он вырвал с корнем все чувства, внушая себе: куда безопаснее не чувствовать, не любить, - и вдруг оказался беззащитным, броня лежала у его ног, а он был наг и изра- нен... Грей перевел дух, стараясь успокоиться, вздрогнул при воспоминании о том, что пережил, разглядывая припухшие Сарины губы. Он ревновал ее к тому, кто имел право целовать ее с такой страстью и такой силой, и не замечал - или не желал замечать, - что причиняет ей боль. Она сказала, что у нее нет приятеля, вспомнил он. Но ведь кто-то ее целовал. Боже мой, если закрыть глаза, то можно ощутить мягкость ее губ, услышать стоны восторга; прикоснуться к груди, почувствовать, как начи- нает дрожать ее тело в ответ на его ласку... Он выругался, когда радом просигналила машина, и увидел, что зажегся зеленый свет, а он сидит, уставившись в пространство. Хватит! Это надо прекратить. В его жизни ничему подобному не было места, и это очень опасно. Когда-то он верил, что любит и любим. Но он ошибся и больше в эту за- падню не попадется никогда. Никогда. ГЛАВА 7 Грей озадачивал Сару, она это признавала. Он был весь соткан из про- тиворечий: то он пытается быть заботливым отцом, а в следующий миг отша- тывается от мальчика как бы в испуге. Но ведь не боялся же он Робби! Может, он просто боялся его полюбить? Нахмурившись, Сара задумалась. Прошло две недели с того утра, когда она застала Грея спящим в кровати Робби, когда он, не просыпаясь, цело- вал ее. Нет-нет, об этом даже вспоминать не надо, много раз говорила она се- бе, вокруг случившегося надо воздвигнуть надежный заслон и никогда не ворошить прошлого. Если же она позволит воспоминаниям взять верх... Она содрогнулась. С Греем у нее нет будущего, нет никакой надежды, что он ответит вза- имностью на ее любовь. Он относился к ней со спокойной вежливостью, за которой скрывалась неприязнь. Она чувствовала, как ему неприятно ее при- сутствие в доме, видела, как он на нее смотрит, когда Робби к ней ласка- ется, как ему неприятна все возрастающая любовь мальчика к ней. Сару это тоже беспокоило, хотя, как ей казалось, по совершенно другим причинам. Робби - легкоранимый мальчик. Она старалась расширить его кру- гозор, познакомить с другими детьми, и в некоторой степени ей это уда- лось, но он все еще испуганно жался к ней, как бы боясь, что она может исчезнуть. Но это была естественная реакция на пережитую Робби травму, и необхо- димо, чтобы в его жизни появился человек, которому он отдал бы свою лю- бовь, на которого мог бы рассчитывать постоянно, а не временно. К счастью, Робби постепенно стал привыкать к отцу благодаря Сариным настойчивым усилиям доказать мальчику, что Грей ему друг. Да и Грей стал мягче и внимательнее; постепенно между ними возникала более тесная связь, однако временами Грей, играя с Робби или лаская его, вдруг отстранялся и как бы деревенел от напряжения. Казалось, он боялся проя- вить любовь к сыну. Но как же это объяснить? Какой мужчина боится полю- бить собственного ребенка? Тот, у кого однажды уже отняли сына и кто, вопреки логике, боится, как бы все это не повторилось? Тот, кто на собственном опыте убедился, сколь тесно связаны между собой любовь и страдание, и не может отделить их друг от Друга? Саре очень хотелось вызвать Грея на разговор и доказать ему, что сдержанностью он обижает Робби, вынуждает мальчика не доверять своим ес- тественным порывам, желанию открыть отцу свое сердце. Но, даже будь Грей менее неприступен, вряд ли она смогла бы в таком разговоре скрыть свои собственные чувства. И вообще Сара мучилась сомнениями, подходящий ли она человек в данной ситуации. Однажды она попыталась очень робко высказаться на этот счет, но Грей тотчас же рассердился, недовольно поджав губы, и обвинил ее в том, что она хочет нарушить обещание, данное при подписании контракта. Она вынуждена была отступить, сознавая, что ей не удастся убедить его. Сара поняла, что Грей не доверял решительно ничему, что основывалось на эмоциях. С горечью она подумала: как же он любил когда-то мать Робби и Как тяжело переживает все случившееся... Но когда она поделилась своими мыслями дома, Росс покачал головой и сказал: - Я слышал как раз обратное: единственной причиной, заставившей Грея жениться на ней, была ее беременность, и ему пришлось долго уговаривать ее не делать аборт. По-видимому, никто особенно не удивился, когда они в конце концов развелись: все между ними явно было кончено задолго до их свадьбы и рождения мальчика. Сара сочувственно покачала головой, и Росс продолжил: - Ты знаешь, что тебе мешает в жизни? Ты слишком мягкосердечна; ты - идеалистка. - Но мне просто жаль мальчика, - прервала его Сара. - Бедный Робби! Ему очень повезло, что ты оказалась с ним, Сара. - Боюсь, как бы от этого не получилось больше вреда, чем пользы. Ему нужно, чтобы рядом с ним постоянно был кто-то. - Ты хочешь сказать, что Грею нужно жениться? Ну, я в этом очень сом- неваюсь, - сказал Росс. - Говорит, он поклялся никогда больше не же- ниться, да и не такой он человек, чтобы легко увлечься. - Да, не такой, - заметила с чувством Сара. Грей не был холодным человеком, Сара знала это. Иногда она физически ощущала то напряжение, которое скопилось в нем: от него как бы веяло жа- ром. Чем дальше шло время, тем нетерпимее он становился: раздражался, де- лал замечания, иногда очень несправедливые; ей казалось, будто он наме-
в начало наверх
ренно провоцирует ее - хочет, чтобы она разорвала договор и ушла. Но ес- ли он так хочет избавиться от нее, ему достаточно просто сказать ей об этом. Временами он смотрел на нее с ненавистью. Он стал приходить домой все позднее, и ей приходилось задерживаться дольше оговоренных шести часов. Если она напоминала ему об этом, он неизменно возражал, что предлагал ей жить в доме. Сегодня Грей обещал вернуться к шести, так как Сара должна была при- сутствовать на званом обеде в доме, куда был приглашен один бизнесмен - Росс был в нем очень заинтересован. Салли объяснила, что они вовсе не собираются сватать Сару; правда, Сара не очень-то в это поверила, но от- казать сестре в ее просьбе она не могла. Было уже половина седьмого, и Саре пришлось звонить домой, чтобы пре- дупредить, что ей не удастся прийти вовремя. - Ох, это уже переходит все границы, - жалобно вздохнула Салли. - По- хоже, он делает это нарочно. Ты звонила на фабрику? - Да, но никто не знает, где он. Он ушел прямо после завтрака на де- ловое свидание и сказал, что оттуда поедет домой. - Сара покусала губы и спросила с тревогой: - Как ты думаешь, с ним ничего не могло случиться дорогой? Салли тотчас же забыла свой гнев. - О Боже! Надеюсь, что нет... но лучше навести справки. Хотя я думаю, если бы что-то случилось... - Я позвоню в полицию, - пробормотала Сара. Удостоверившись, что сообщений о несчастном случае с Греем в полицию не поступало, Сара все еще сидела возле телефона, когда услышала, как к дому подъезжает машина. Тотчас же тревога сменилась злостью - не только на то, что он опоз- дал, а больше что заставил ее нервничать. Когда он вошел, она вскочила, лицо ее побледнело, огромные глаза го- рели в полутьме холла, и ее тоненькая, воздушная фигурка вызвала у Грея такую отчаянную, непереносимую боль, что ему стоило громадных усилий не броситься к ней, не прижать к себе, не поцеловать... не как чужую женщи- ну, а ту, которая ему близка, тело которой ему знакомо, реакция этого тела казалась ему такой понятной. Все ее чувства откликались на его же- лание так остро, что он мог бы овладеть ею сейчас, не сходя с места и раствориться в ней, сняв все свое раздражение, боль, страдания, - все, что его угнетало. Он уже шагнул к ней, но все его мечты обратились в прах - резким то- ном Сара сказала: - Вы обещали быть к шести. Я вам говорила, что меня пригласили на обед. Холодный голос и ледяной взгляд подействовали на него отрезвляюще, причинив такую физическую боль, что он отреагировал тотчас же - сдержан- ности как не бывало. - Так почему же вы не ушли, если этот проклятый обед для вас так ва- жен? Сара с возмущением посмотрела на него. - Вы же знаете, я не могу оставить Робби одного, - ответила она. - А почему нет? - грубо возразил он. - Его мать это делала. Именно потому, что она оставляла его одного постоянно, бабушка наконец вмеша- лась и взяла его к себе. Ну, если этот проклятый обед для вас так важен, важнее Робби - я вас не держу, можете вообще больше не возвращаться! Его выпад был так неожидан, так чудовищно несправедлив, что Сара мол- ча уставилась на него. Она почувствовала, как слезы выступают у нее на глазах, и поняла: ес- ли она задержится хоть на мгновение, они польются рекой. Меньше всего она хотела, чтобы Грей видел ее слабость, поэтому единственное, на что у нее еще оставались силы, было схватить сумку и, промчавшись мимо Грея, выскочить за дверь. Изо всех сил нажимая на сцепление, она пронеслась по подъездной до- рожке и остановилась только у выезда на основную магистраль, чтобы нем- ного успокоиться и прийти в себя. Увы, слезы лились рекой и она с трудом удерживала рыданья. Это от неожиданности, просто от неожиданности, твердила она. Но вслед за потрясением пришли отчаяние и боль. Больше не имело смысла успокаи- вать себя: она убедилась еще раз, что за человек Грей. Наброситься на нее, когда виноват был сам... Она глотала слезы и не могла поверить, что он ее уволил. Он вышел из себя так внезапно и грубо, абсолютно перестал управлять собой, а ведь раньше всегда безукоризненно вел себя, следил за каждым своим словом, все поступки его были продуманы и просчитаны. Когда Сара подъехала к дому, она уже взяла себя в руки, хотя была со- вершенно разбита. Резкий переход от страха за жизнь Грея, от мысли о том, что, возмож- но, он лежит гденибудь в больнице, беспомощный, без сознания, к появле- нию его живого и здорового, даже не подозревающего, какое беспокойство он ей причинил, не говоря уже о том, что он забыл о своем обещании вер- нуться вовремя, спровоцировал вспышку ее гнева. А Грей, похоже, был доволен ее взрывом, он даже подстрекал ее к это- му, хотя, несомненно, знал, что виноват. И вот он уволил ее. Она передернула плечами. Придется пойти туда завтра и все объяснить Робби. Но как она это сделает?.. И опять на нее нахлынул гнев. Как может Грей так эгоистично, так без- думно поступать с Робби? Он что, не понимает, как расстроится мальчик? Салли с Россом вернулись в этот вечер поздно. Услышав, что произошло между ними. Росс помрачнел. - В таком случае тебе надо уходить, - сказал он, когда она замолчала. - Да, но Робби... - начала Сара. Росс покачал головой. - Я знаю, ты очень беспокоишься о мальчике, Сара, у тебя слишком доб- рое сердце. Но мы в какой-то степени в ответе за тебя, пока ты живешь с нами. Я знаю, ты взрослый человек и можешь сама решать, как поступать, но мне не нравится поведение Грея. Право, мне очень бы хотелось погово- рить с ним. - О нет, пожалуйста, не надо, - умоляюще сказала Сара. Она побледнела и вид у нее был очень расстроенный, поэтому Росс, хотя и продолжал хмуриться, уступил и сказал только: - Ладно, если ты так хочешь. Но не буду скрывать: я рад, что ты больше не будешь там работать. - Мне придется пойти туда завтра, повидать Робби, - сказала Сара. - Не могу я так просто его бросить, даже если Грей все ему объяснит. - А может, все-таки нам пойти с тобой? - предложил Росс. Но Сара отрицательно покачала головой. - Нет, я не могу прятаться за ваши спины. Ты же сам сказал, я взрос- лый человек и имею право постоять за себя. Сегодня он застал меня врасп- лох, но завтра... Она проснулась задолго до рассвета - ночью почти не спала - и тща- тельно оделась, не в рабочее платье, а в строгий костюм, который подчер- кивал серьезность ее намерений. Сара не собиралась уговаривать Грея из- менить свое решение, выпрашивая у него прощение. Она твердо решила пови- даться с Робби, объяснить как можно мягче, что произошло, ни в чем не упрекая его отца. Никаких упреков не будет - ради мальчика. Когда она подъехала к дому, окна были ярко освещены. Прежде чем она остановила машину, парадная дверь распахнулась и Грей выбежал ей навстречу. - Робби... он с вами? - спросил он с тревогой, пока она открывала дверцу. Робби с вами? В волнении Грей схватил ее за руки. Он стоял так близ- ко, что она уловила запах его тела и почувствовала страх, который его охватил. Он был небрит, в спортивной рубашке и старых джинсах, и вид у него был такой, точно он не спад всю ночь. Его тревога передалась Саре, и она сказала резко: - Нет, Робби не со мной. А что случилось? - Я не могу его найти. Вчера я захватил домой работу, а ночью, не знаю почему, мне не спалось... Сара заметила, что он не смотрит ей в глаза и голос его дрожит. - Я встал рано, пошел в комнату Робби: там его не было. Я осмотрел весь дом - нигде нет и следа. Сара посмотрела на него с недоверием. - Вы что, не зашли к нему вчера после моего ухода? - спросила она резко. Грей поднял на нее глаза, покрасневшие от усталости и тревоги. Помол- чав, он отрицательно покачал головой и сказал, как бы защищаясь: - Я работал дома, думал, что он спит, и не хотел его беспокоить. Ты не хотел беспокоить себя, подумала Сара мрачно, но промолчала: по его лицу было видно, что ему очень тяжело и что он сознает свою вину. Упреками тут ничего не исправишь! Возникла пауза, и вдруг, к ее удивлению, он сказал: - Спасибо. Она уставилась на него. - За что? - произнесла она в недоумении. - За то, что не высказали своих мыслей. Вы ведь считаете, что я обя- зательно должен был к нему зайти. - Отчаяние, которое слышалось в его словах, заставило ее сердце сжаться. - Боже мой, я должен был его прове- дать... а теперь он исчез. - Вы думаете, он действительно ушел из дому? - спросила Сара. - Абсолютно уверен. Я дважды осмотрел все комнаты, все шкафы. У меня еще оставалась надежда, что, может быть, он ушел к вам. От волнения у нее пересохло в горле. - А полиция? Вы... - спросила она тихо. Он покачал головой. - Нет, я собирался позвонить вам, узнать, нет ли его у вас, и если нет, то попросить у вас совета. Он собирался попросить у нее совета! Она смотрела на него, открыв рот от изумления. - Вы мне не верите. Неудивительно! После вчерашнего вечера! О Госпо- ди, где же он может быть? Почему он ушел? Мне казалось, он начал понем- ногу привыкать, стал понимать... - Я думаю, надо все же позвонить в полицию, - мягко сказала Сара и, не сознавая, что делает, ласково коснулась его руки. Он замолчал, пос- мотрел ей в лицо, она почувствовала тепло его руки, мягкие волоски на ней, мускулы, которые вдруг застыли от ее прикосновения. Дыхание у нее перехватило; ни единой мысли в голове, тело налилось тяжестью. Она вдруг резко отстранилась, побледнев. Как же она может думать о своих чувствах, когда все ее мысли должны теперь сосредоточиться только на Роберте? Дрожащими пальцами набрав номер, Сара позвонила в полицию. Ей ответили быстро и немного успокоили, заверив, что через полчаса пришлют своего человека. Только не надо никакой паники. Не надо паники? Но разве это возможно? Стоило ей только вспомнить о том, как она встретила Робби в первый раз, как он наивно верил, что смо- жет сам добраться до Лондона... Сердце у нее замерло, она повернулась к Грею. - Вам не кажется, что он отправился в Лондон, к экономке бабушки? Когда я увидела его впервые... Грей покачал головой. - Не имею ни малейшего представления, как он может поступить. Вы его знаете лучше. Я был уверен, что он пошел к вам, ничего другого я не мог себе представить. Боже мой! Я даже подумал, что вы... - Вы подумали, что я позволю ему уйти из дома? Хотя она старалась говорить спокойно, голос ее предательски дрогнул. - Простите меня... я... у меня путаются мысли. Но я никогда не дове- рял женщинам. Она мрачно взглянула на него. - Доверие, как и все другое, имеет оборотную сторону, - сказала она тихо. - Я бы никогда не могла обидеть Робби, какими бы ни были мои чувства к вам. Я знаю, что вчера была к вам несправедлива. Но мне было так неудобно перед сестрой и ее мужем, я их подвела. Они устраивали не просто обед, это также была деловая встреча. Грей нахмурился. - Вы должны были обедать с сестрой? - Да, я была четвертой в их компании, - ответила Сара и замолчала. (К дому подъехала машина.) - Должно быть, полиция. - Да, похоже, - сказал Грей, направляясь к двери. - Я открою. Осмотрев все шкафы, Сара объяснила полицейским, как был одет Роберт. - Очевидно, он решился на побег внезапно, - сделала вывод полицейский инспектор, женщина. По опыту они знали, что, если ребенок решился на по- бег, он, как правило, берет с собой любимые вещи и смену белья. Робби же с собой ничего не взял и оделся во что попало. - Не случилось ли вчера что-то, что могло его сильно расстроить? -
в начало наверх
допытывалась инспектор. Сара покачала головой. - Насколько я знаю - нет. - Может, он поссорился с вами или с кемнибудь из друзей? Сара перебирала в уме события вчерашнего дня. Она уже рассказала инспектору о прошлом Робби и об обстоятельствах его жизни здесь, ничего не сообщив при этом об отношениях Грея и Робби: если Грей сочтет нужным упомянуть о них - это его личное дело. С ними разговаривали по отдельности и вместе, вопросы были очень под- робными, заставляли Сару морщиться, но Грей, как она заметила, отвечал спокойно и искренне, даже когда они выставляли его не в лучшем свете. Когда Грей признался, что вечером не виделся с сыном, сержант, зада- вавший вопросы, заметил сочувственно: - Не вините себя, сэр. Иногда мы все бываем невнимательны. Закончив расспросы, полицейские уехали, Сара также собралась домой, подумав, что Грею захочется побыть одному, но, к ее удивлению, он отри- цательно покачал головой, пробормотав почти с мольбой: - Нет, пожалуйста, если вы можете... - Сара промолчала. Грей добавил нерешительно, как бы подбирая слова, к которым не привык: - Вы знаете Робби... вы ему нужны, он вас любит. Если... когда они найдут его... ес- ли вы будете здесь... Значит, он хотел, чтобы она осталась только ради Робби? Ну, другого она и не ждала. Это нескончаемое утро продолжалось; Сара поднялась в комнату Робби - ей хотелось побыть среди его вещей - и увидела там Грея: он сидел на кровати сына, спиной к ней, прижавшись головой к любимому мишке Робби. Сара уже собиралась тихонько выйти из комнаты, когда он произнес от- рывисто: - Нет, не уходите. Бог мой, я все думаю: какой он маленький, несчаст- ный. Я должен бы искать его, а не сидеть здесь без дела и ждать. Сара подошла к нему и сказала глухо: - Нет, полицейские просили нас остаться здесь, на случай каких-то но- востей. - Я чувствую себя совершенно беспомощным. Он же мой сын. Господи, мой ребенок. - Он помолчал и сказал резко: - Я знаю, вы считаете, что это я во всем виноват, но поверьте, я так себя виню, как вам и не снилось! Ах, если бы я только заглянул к нему вчера! И, как и раньше, Сара погладила его - молчаливый знак сочувствия, утешения и понимания; горло у нее сжалось, она боялась, что не сможет больше вымолвить ни слова. Грей повернулся к ней; движения его были неу- веренными, как у слепого, лицо полно отвращения к самому себе, когда он воскликнул: - Почему, почему он так поступил? Он действительно меня так боится и ненавидит? Тотчас же Сара откликнулась: - Нет-нет, конечно же, нет. Сама того не замечая, она тянулась к нему; его голова оказалась сов- сем рядом, и, хотя внутренний голос твердил ей, что не нужно этого де- лать, сострадание и жалость взяли свое, она погладила его по волосам, утешая и успокаивая. - Ох, Сара, если с ним что-нибудь случится... Она вдруг испуганно застыла: его следующее движение разбило вдребезги ее прежнее представление о нем. Неуклюже подняв руки, он крепко обнял ее и спрятал голову у нее на груди. - Грей... - Ее голос дрогнул. Она хотела высвободиться из его объятий, но Грей только крепче прижал ее к себе, тело его дрожало от сдерживаемых рыданий, и Сара поняла, что вырваться будет очень трудно... ГЛАВА 8 Почувствовав ее намерение. Грей, не поднимая головы, прижался к ней еще теснее; горячее дыхание и исходящее от его тела тепло проникали сквозь тонкую ткань блузки, заставляя Сару трепетать от желания. Он глухо произнес: - Нет, Сара, нет. Не уходите, обнимите меня. - А затем, когда она за- мерла, каждой клеточкой своего тела ощущая его близость, он хрипло про- шептал: - О Господи, я не понимаю, что со мной происходит, Я думаю о вас день и ночь, вы об этом знаете? Вы мне снитесь, я просыпаюсь в отчаянии, я представляю себя... Боже, как мне вас недостает! Я... Он вдруг замолчал, осознав, что говорит, и, медленно подняв голову, отвернулся от нее и сказал голосом, полным отвращения к себе: - Даже сейчас, когда мне следовало бы думать о Робби, я все еще меч- таю о вас... - Это шок, - проговорила Сара. - Так иногда бывает, люди ведут себя неразумно... Она замолчала, опустив глаза, и обнаружила, что несколько пуговиц на блузке расстегнулись и видна грудь. Дрожащей рукой она хотела застегнуть их, и этот жест привлек внимание Грея. Она оцепенела, заметив, что он смотрит на нее; дыхание рвалось из ее груди, выдавая волнение. Точно управляемая какой-то неслышной командой, рука, извечным стыдли- вым жестом прикрывавшая грудь, опустилась, сердце бешено стучало. Она ощущала его желание, все другие чувства были, как в параличе, окутаны гипнотической дымкой, дремотой, наполненной яркими красками, рожденными ее женской уверенностью, что она ему нужна, желанна, притягательна. Ее способность рассуждать или сомневаться исчезла под напором могучей уверенности: все преграды между ними снесены, сейчас они равны; Грей сбросил с себя броню, которой защищал свое "я", и она увидела под ней живого, страдающего, легкоранимого человека. Они уже не были врагами, обоих роднила боязнь за Робби. И, повинуясь своей натуре - приходить на помощь любому страдающему человеку, - Сара не оттолкнула Грея, не отвергла его. Она не учла только, что ее собственное желание окажется столь же пронзительным и нестерпимым, как и его. Это желание смягчалось ее при- родной сдержанностью, застенчивостью и очень небольшим юношеским опытом. И вот сейчас, в эту минуту, когда Грей сжимал ее в своих объятиях, шепча ее имя, - его дыхание ласкало кожу на ее груди, он расстегивал не- ловкими пальцами пуговицы на блузке, - ее захлестнула волна бешеного первобытного желания, настолько сильного, что у нее захватило дух. Она вскрикнула от нетерпения: скорее сорвать одежду с себя и с него, при- жаться всем телом к нему. Она крепко сжала губы, ощущая, что руки у него дрожат, когда он стягивал с нее блузку. До нее донесся резкий запах раз- горяченной плоти, и она лихорадочно начала снимать с Грея рубашку, легко прикасаясь к нему руками. Это еще усилило жар, который наполнял ее, и она услышала свой отчаянный стон. Прильнувшее к ней тело Грея напряглось. Горячее дыхание заставляло ее трепетать, ей хотелось сбросить с себя все, чтобы не только его руки, но и губы могли уменьшить ту мучительную боль, которая все нарастала в ней. - Ты хочешь этого? - услышала она его голос, который требовательно повторил: - Ты этого хочешь, Сара? Чтобы мы принадлежали друг другу? Она не могла вымолвить ни слова, ее била дрожь. Но то, как ее тело откликнулось на его слова и движения, на жар и запах, исходившие от не- го, было красноречивее всяких слов. Совершенно несвойственным ей движением, которого она в нормальных ус- ловиях и вообразить-то не могла, Сара теснее прижалась к нему, соблазняя его, и зажмурила глаза - ее грудь была прикрыта только тонким кружевным бюстгальтером, блузка расстегнута. Она жадно гладила его, пальцы ее дро- жали. Сара не представляла, как действуют на него ее прикосновения, пока он со стоном не произнес ее имя. Он прижал ее к себе; горячие и влажные губы скользили по шее, руки ласкали грудь, сначала осторожно, словно он боялся сделать больно и испугать ее. Затем, когда она прильнула к нему, полная желания, он расстегнул бюстгальтер, и руки его заскользили по ее груди. Прикосновение его кожи к ее нежному телу несло с собой столько чувственного восторга, что она не могла сдержаться: она вцепилась руками в его плечи, постанывая от упоения, изнывая от желания, и губы его кос- нулись ее сосков. Сара услышала, как он что-то пробормотал, и подумала, что его, должно быть, удивила страсть, с которой она ответила на его призыв. Она поста- ралась умерить дрожь и овладеть собой, но он опрокинул ее на спину, и она почувствовала тяжесть его тела, тепло и упругость. Жаркими поцелуями он осыпал ее шею, плечи, грудь... Казалось, Грей разделял нестерпимое желание, сжигавшее ее. Он прильнул ртом к ее затвердевшим соскам. Боль, которую она ощутила, зас- тавила ее выгнуться ему навстречу, все тело затрепетало от неистового восторга, который вылился в резкий пронзительный крик. Она впивалась пальцами в его руки, плечи, спину, вся она превратилась в комок боли и желания. Она и не представляла себе, что может испытывать нечто подобное - та- кую страсть, желание, столь сильное, что все окружающее перестало для нее существовать, все сосредоточилось в одной точке ее тела, которой ка- сались его губы, наполняя ее ощущением мучительного восторга. Грей что-то шептал ей, слова его тонули в волнах желания, которые вы- зывали прикосновения его губ, мягкими движениями он старался успокоить ее. Он шептал, что теряет голову, не может больше бороться с собой, же- лает ее больше жизни. Сара пыталась ответить на эти бессвязные слова, сказать, что она испытывает то же самое, что боль ее тела так нестерпи- ма, что, если он не поможет ей, эта боль ее убьет. Она почувствовала, как он расстегивает юбку, помогает ей расстегнуть джинсы и, не в силах больше ждать, стягивает их трясущимися руками, а она жадно разглядывает его тело - тело настоящего мужчины. Сердце ее за- билось как сумасшедшее, все смешалось в страстном порыве. Казалось, все происходящее есть некий ритуал умиротворения голодных и жестоких сил... принесения себя в жертву. Раздев ее донага, Грей молча на нее смотрел. До этого момента ее тело принадлежало только ей самой, было неприкос- новенно, но в нем не было ничего чувственного, эротического, а теперь... Ей казалось или на самом деле кожа ее приобрела блеск и мягкость? Разве ее тело всегда знало, как стать притягательным: изгибаться и дви- гаться, заставляя мужчину содрогаться и стонать и дрожащей рукой гладить его? Рука его властно обхватила ее талию, скользнула вниз и застыла, а она сама подалась навстречу ей, как бы приглашая в самую глубину. Он неотрывно смотрел на нее, его глаза замечали малейшее ее движение и сверкали в ответ. Ей было мало этих прикосновений к самым интимным местам ее тела, и Грей понял: она хочет, чтобы он наконец овладел ею. В какой-то момент Грей остановился, боясь сделать ей больно. Но Сара, как всякая женщина, хорошо знала свое тело, его желания и возможности; она подалась навстречу Грею, крепко прижалась к нему и ощутила, как он задрожал, не сдерживаясь более. Это было какое-то первобытное, страстное проникновение друг в друга, сплав тоски, страха, желания, нараставших с такой скоростью и закончив- шихся таким могучим взрывом, что Сара не в состоянии была поше- вельнуться, тело ее безвольно обмякло, горячие слезы удовлетворения по- катились по щекам. У нее даже не было сил их вытереть, и они скатывались на подушку. Грей отодвинулся от нее и осторожно стер слезы губами. Эта неожиданная нежность так противоречила его обычной грубости, что у Сары защемило сердце. Находясь в его объятиях, она ни о чем не думала. Но момент этот прошел, и она возвращалась на землю, с ужасом спрашивая себя: что же случилось?.. Ей захотелось отодвинуться, прикрыть себя, убежать куда-нибудь и умереть там, но у нее не было на это сил, да и Грей все еще обнимал ее. Она закрыла глаза, всей душой желая, чтобы он не заметил ее состоя- ния. Не было нужды спрашивать, что толкнуло его на этот порыв. Секс, только секс - возможность таким образом снять напряжение, вызванное ис- чезновением Робби. Это была обычная реакция мужчины на стрессовую ситуа- цию - ведь бывает, что муж и жена, ожидающие развода, обнаруживают ост- рое влечение друг к другу, хотя все их чувства давно уже притупились и сексуальные отношения между ними кончились. Грей продолжал сжимать сев объятиях, лаская ее; и она опять затрепе- тала, все мысли вылетели из головы. Губы его как бы изучали черты ее ли- ца, большой палец легкими прикосновениями исследовал линию ее рта, кон- чик языка скользил по линиям ее уха; от этих прикосновений токи разлива- лись по телу, возбуждая ее с новой силой. На этот раз ласки Грея были нарочито замедленными и осознанными, страсть его, столь же сильная, была менее настойчивой, менее стреми- тельной и там, где раньше было ненасытное желание, на этот раз казалась окутанной в мягкую пелену чувственности, все глубже и глубже погружая Сару в бездну блаженства. Это ощущение все усиливалось; от прикосновений Грея тело ее наливалось жаром, желание с каждой минутой становилось все острее; ей так хотелось наступления минуты физической близости - финала
в начало наверх
всего. Она почувствовала, как его губы проникли в ее сокровенную плоть, кон- чик языка коснулся самого деликатного и чувственного места, и она совер- шенно перестала владеть собой, умоляя Грея поторопиться. Наконец она ощутила его внутри себя, и, когда их тела слились воедино, он со стоном произнес ее имя. Позднее, погружаясь в сон, которому не было сил сопротивляться, она почувствовала, что Грей отодвигается от нее, ей хотелось удержать его, попросить не покидать ее, но она не могла произнести ни слова. Ее разбудил телефонный звонок, она произнесла "Робби" и села в посте- ли; все тело ее болело. Ей хотелось броситься к телефону, чтобы узнать новости, но ее удержала нагота. Сара быстро натянула на себя юбку с блузкой - примет душ и переоденется потом, сейчас все ее мысли были за- няты Робби. Она чувствовала себя страшно виноватой: как она могла зани- маться любовью в такой момент! Не стоило утешать себя тем, что люди, на- ходящиеся в экстремальных ситуациях, ведут себя довольно странно. Грея такое объяснение, по-видимому, устроит, но она не собирается обманывать себя. Она любила Грея и хотела этой близости, но никогда не подозревала, что будет вести себя таким чудовищным образом, - она же знала, что Грей ее совершенно не любит. Она похолодела от отвращения к себе. Желал ли он ее, или ему нужно было просто разрядиться, неважно с кем" Она почувствовала дурноту. Почему она не подумала об этом раньше, не убедила себя, дождалась, пока стало поздно? Она сваляла дурака, поступи- лась своими принципами, своей верой, вела себя как распутная женщина, для которой секс - чисто физическая потребность, а не то, что идет рука об руку с чувством и разумом обоих. Значит, их с Греем ничто не связывало? Чего же она хочет? Ищет оправдания тому, чему оправдания нет? Она содрогнулась: любовники, один из которых откровенно терпеть не мог дру- гого, а тот, другой, тайно любил первого. Звук резко опущенной на рычаг трубки вернул ее мысли к Робби. Поспеш- но выйдя на площадку, она увидела, что Грей стоит в холле. Он взглянул на нее, когда она спускалась по лестнице, и отвернулся, как будто вид ее был ему неприятен. Сара замерла на месте, борясь с трусливым желанием зарыдать и уползти куданибудь подальше. Но затем напомнила себе: он ви- новат в случившемся никак не меньше, чем она, и, гордо подняв голову, спросила кратко: - Есть новости? Не гладя на нее, он покачал головой. - Еще нет. Полицейские хотели узнать, не вернулся ли он. Очевидно, никто его не видел, и они думают, что, может быть, он отправился в Лон- дон. О Боже! Он ведь такой маленький, беспомощный... - Внезапно он по- вернул к ней голову и пристально на нее посмотрел. - А то, что произош- ло... я просто не знаю, что сказать, только... - Ничего не нужно говорить, - решительно перебила его Сара. Он хочет сказать, что это не должно было произойти, не хотел, чтобы все произош- ло. Лучше бы он написал в небе десятиаршинными буквами для всеобщего обозрения, что она ему просто не нужна. - Мы оба вели себя странно, - сказала она через силу, она не хотела показывать свою боль и отчаяние - пусть не думает, что у нее нет гордости. Она не позволит ему объяснять ей, что все случившееся - пустяки, ничего не значащие пустяки. Пусть она солжет, но сделает так, чтобы он поверил: она тоже не придает этому эпи- зоду никакого значения. - Я думаю, иногда люди ведут себя очень странно в сложных обстоятельствах. Лучше нам забыть все. В конце концов, когда Робби найдется, нам не будет нужды видеться, не так ли? - Да, я полагаю, не будет, - согласился Грей, - если только... - И замолчал, не отводя от нее взгляда, ожидая, что же она скажет. Она не понимала, каких именно слов он от нее ждет, и он добавил резко: - Если возникнут какиелибо осложнения, тогда дайте мне, пожалуйста, знать, я не ухожу от ответственности. - Какие-либо осложнения? - Сара широко раскрыла глаза, поняв, что он имеет в виду. Она совершенно не думала о возможных последствиях, отдава- ясь ему. Ей стало дурно при мысли, что это не исключено, и она ухвати- лась за перила, чтобы не упасть. Ребенок! Но этого не может быть! Не так скоро и не так, совсем не так. Нежданный, нежеланный. Что происходит? - спрашивала она себя. Она не такая идиотка, чтобы не знать, что это легко может случиться, для этого много ли надо. Внутри у нее что-то сжалось и замерло, когда она подумала, что при других обстоятельствах она была бы счастлива. Иметь ребенка от Грея! Ре- бенок, зачатый в такие драматические часы, имел бы для нее огромное зна- чение, но только при условии, что Грей испытывал к ней те же чувства, что и она: любил, нуждался в ней, желал ее. А вот этого-то, к сожалению, и не было. Она ответила ему с несвойственными ей резкостью и жестокостью: - Ну, будем надеяться, что этого не случится. В конце концов, вы не очень хотели и рождения Робби, не так ли? - Это неправда. - Лицо у него застыло. - О, я знаю: именно так вы и Робби считаете и, наверное, многие так думают, но это неправда. - Он горько рассмеялся. - Робби вообще бы не родился, если бы решение остава- лось за его матерью. Она хотела избавиться от него. Мне пришлось подку- пить ее, чтобы она оставила ребенка. Ирония судьбы: если бы я не обещал ей денег и не согласился на развод, она бы сделала аборт. Но как только он родился, как только она поняла, какую власть приобрела надо мной, она отказалась от обещания отдать мне Робби. Она никогда и не хотела иметь от меня ребенка, я не верю, что она и Робби любила. Ей не хотелось, что- бы он жил с ней, мальчика воспитывала бабушка. В его голосе было столько горечи, что Сара забыла свою боль, поняв, что он говорит чистейшую правду. - Но вы говорите так, словно ее ненавидите. - Она поежилась, точно от ветра. - Вы же, должно быть, любили ее, вы любили друг Друга? - Должно быть. - Губы его дрогнули. - Мы желали друг друга, но очень скоро обнаружили, что страсть не может заменить любовь. А когда мы это поняли, было уже поздно. Робби был уже в пути, а мы - женаты. Господи, но где же он? Мука, прозвучавшая в этих словах, заставила ее сделать шаг к нему: ей снова захотелось утешить его, разделить с ним его горе. Но она попяти- лась, вспомнив, к чему подобное желание привело и что вовсе не от нее он ждет помощи и утешения. Ей нужно было что-то предпринять, а не ждать, сидя здесь без дела, предоставив другим искать мальчика. Но если ожидание было мучительно для нее, во сколько же раз нестерпимее оно было для Грея, человека, привык- шего командовать и нести за все ответственность? Когда раздался звонок, они замерли и молча смотрели на телефон, не в силах пошевелиться. Грей рванулся первым, хватая трубку. В тишине, возникшей, пока он слушал, что ему говорили на другом конце провода, Сара вся сжалась от напряжения и страха. Казалось, прошла целая жизнь, пока он не произнес хмуро: - Да-да, я понимаю. Большое спасибо. Он так медленно опускал трубку, что ее охватила нервная дрожь. Его лицо, когда он повернулся к ней, было абсолютно непроницаемо, в глазах - пустота. Сердце ее рухнуло вниз, как сорвавшийся лифт, во рту пересохло, она облизала губы и спросила хриплым голосом: - Робби... они... - Они нашли его. Казалось, голос его, такой усталый, потрясенный, прозвучал где-то внутри ее мозга, и ее затопила волна сочувствия. Она зашаталась, лицо исказилось от волнения. Обернувшись и увидев ее лицо. Грей вскрикнул и бросился к ней. Сжав ее плечи, он произнес резко: - Сара, все в порядке. С Робби все в порядке. Он в безопасности и здоров... Они нашли его в старой заброшенной хижине, где он спрятался. Только он сказал... он сказал в полиции, что не хочет идти домой. Они попросили меня приехать к ним. Я подумал... я понимаю, это уже слишком после всего, что случилось... но, может быть, вы поехали бы со мной? Сара молчала, только кивнула в ответ. Она все еще не могла поверить в то, что с Робби все в порядке, что все кончилось. Они бегом бросились к машине. Внешне Грей вполне владел собой, но Са- ра уже умела распознавать его чувства и была уверена, что внутри у него все дрожит от волнения, так же как и у нее. Как же она была несправедлива к нему, когда сказала, что Робби ему не нужен, она ведь уже давно догадывалась, как много значит для него сын. Как она могла так его обидеть, пусть даже защищая себя! Когда они приехали в полицейский участок, их тотчас же провели в не- большую комнату, где инспектор разговаривала с Робби, таким испуганным и усталым. Увидев Сару, он тотчас кинулся к ней. Она наклонилась к нему, прижала его к себе, гладя по голове, а слезы жгли ей глаза, слезы радос- ти. Она крепко обнимала его худенькое тело. В другом конце комнаты Грей разговаривал с детективом, который вел поиски Робби. Они говорили тихо, но до Сары доносились их слова. Детек- тив спрашивал что-то о ссоре, о поведении Робби. Но Робби так горько плакал, что толком она ничего не расслышала. Только после того, как Робби успокоился и его уложили в постель, Сара оставила его и стала выспрашивать у Грея подробности случившегося. - Очевидно, Робби подслушал наш разговор в тот вечер, когда я вернул- ся поздно, - ответил он. - Тогда он решил быть только с вами и, пока я был занят работой, впопыхах оделся и выбежал из дома. Он сбился с пути в темноте и очень испугался. Случайно он наткнулся на заброшенную хижину, вошел туда и заснул. Мне верилось, что у нас с ним налаживаются отноше- ния и он уже перестает меня бояться. - В его словах слышалось столько горечи, что Саре хотелось раскрыть ему свои объятия так же, как она раскрывала их перед его сыном, так же гладить и утешать его. Сейчас они были похожи друг на друга - отец и сын, оба такие беззащитные. До нее донеслись слова Грея: - Так больше не может продолжаться. Я надеялся, что Робби постепенно признает во мне отца, но теперь... Теперь я понял... ему больше нужны вы, чем я. -Но он же такой маленький, - заметила она. - И не забывайте, что он совсем не привык к мужчинам, ведь его окружали и воспитывали женщины. - А его мать с первых дней жизни учила его бояться и ненавидеть меня, да и я вел себя не лучше, не так ли? Я боялся давить на него, угнетать своей любовью, мне приходилось сдерживаться, в надежде, что он в конце концов полюбит меня, а вместо этого... - Ему нужно время, чтобы приспособиться к вам, привыкнуть, - стара- лась успокоить его Сара. - Неужели? - Грей криво усмехнулся. - Мне кажется, мы оба знаем, что это не так. "Дайте мне дитя, пока ему нет еще семи" - не так ли говорил Иисус Христос? - Он опять усмехнулся. - Мне не удастся ликвидировать зло, которое причинила ему мать. Робби никогда по-настоящему... - Он, замолчав, покачал головой. Сара мягко заметила: - Мне кажется, вы ошибаетесь, я уверена, он любит вас, но он еще мал и не все понимает. Помните, он считает, что вы его не любите. - Не люблю его? - повторил Грей сухо. - Да, черт возьми, он же мой сын. - К сожалению, не все родители любят своих детей, - грустно заметила Сара, - ваша жена... его мать... Дайте ему понять, что любите его, - по- советовала она. - А вы только удаляетесь от него. Грей затряс головой, едва дослушав ее до конца, и заявил нетерпеливо: - Я ведь вам уже сказал: ему не нужна моя любовь. Знаете, что он ска- зал полицейским, когда они его нашли? Что он меня ненавидит и хочет быть только с вами. Он не захотел со мной оставаться, потому что я вас уво- лил. Он сказал им, что лучше бы умер я, а не его мать. Горло у Сары сжалось, и голос ее звучал глухо, когда она ответила: - Но он еще мало что понимает, и в этом все дело. А привязался он ко мне именно потому, что я женщина, а женщины легче раскрывают свои чувства, они не так сдержанны, как мужчины. - Разве? Под его взглядом она вспыхнула, вспомнив, как была откровенна с ним совсем недавно, она и не представляла, что способна на такую эротику и чувственность. Сара передернула плечами, отчаянно стараясь избавиться от этих воспоминаний, выбросить их из головы, забыть напрочь. - Я, пожалуй, поднимусь наверх, посмотрю, как там Робби, - сказала она дрогнувшим голосом, сознавая, что использует Робби как предлог уйти от Грея, и, судя по его взгляду, он это прекрасно понял. ГЛАВА 9
в начало наверх
- Нам нужно поговорить! Эти резкие слова заставили Сару насторожиться и поставить на стол чашку кофе, которую она поднесла ко рту. Было восемь часов вечера, она только что уложила Робби спать и собиралась уже уходить. Робби приходил в себя удивительно быстро. Он проснулся в середине дня, и, хотя он не упоминал о случившемся, Саре все же удалось осторожно расспросить его. Услышав их ссору, Робби решил, что уйдет из дому, с отцом он не оста- нется. Сара пыталась объяснить мальчику, как любит его отец, волнуется за него, добавив, что все взрослые иногда ссорятся. Робби, похоже, сог- ласился с ее доводами, но видеться с отцом он избегал. И вот теперь Грей умоляет ее остаться жить в его доме, так как она больше нужна ребенку. Что ей на это ответить? Она хотела отказаться, но видела, что он не желает выслушивать ее возражения. И, как всегда, ее доброта взяла верх, но, если говорить по совести, разве она сама не хотела остаться? Зная при этом, что все сильнее погружается в пучину боли и страдания. А мо- жет, этого ей как раз и не хватало? - Я не хочу оказывать на вас давление,- с трудом произнес Грей. - Но ради Робби... - Ради Робби я останусь, - ответила Сара, - но при одном условии: дайте Робби время, он должен лучше узнать вас, а вы его. Сейчас очень важно, чтобы пропасть между вами наконец была уничтожена, и как можно скорее. Я знаю, вы скажете, что слишком заняты, не сможете взять отпуск. Но вы должны найти время, Робби - прежде всего. Мы оба должны это пом- нить. Наступило напряженное молчание. Сара затаила дыхание, думая, что он не захочет признать правду, но вместо этого, к ее радости, он сказал резко: - Я так понимаю, что, если я на это условие не пойду, вы не согласи- тесь жить в моем доме, - вы это хотите сказать? У нее возникло искушение сказать "да", но она покачала головой, заме- тив: - Не совсем. Я хочу сказать, что главное сейчас для вас - найти общий язык с Робби, и единственный путь к этому - проводить с ним больше вре- мени. Мало верить, что вы его любите. Вы должны доказать Робби, что это так, завоевать его доверие, его любовь. Последовала долгая пауза. Сара вздохнула с облегчением, услышав, как он произнес без видимого энтузиазма: - Хорошо. Но завтра я должен непременно быть в конторе, только завт- ра. Если возникнет что-то неотложное, думаю, это можно будет уладить по телефону. Грей сдержал свое обещание. Через неделю после того ужасного дня Сара с радостью услышала, как Робби обращается с каким-то вопросом к отцу не через нее, как бывало раньше, а непосредственно. Это уже был шаг вперед, признание того, что у мальчика есть отец и он ему нужен. По лицу Грея она поняла, что он тоже это оценил. Еще одно обстоятельство успокоило ее: она убедилась, что ее опасения насчет ребенка не подтвердились. По крайней мере она убедила себя, что это облегчение, постаралась внушить себе, что перспектива иметь ребенка от Грея ей совсем не доставила бы радости, но в глубине души у нее зата- илась боль и уверенность: как бы она радовалась, если бы был еще один Робби или Роберта! Она горько улыбнулась. Сын или дочь - это не имело значения, но она носила бы под сердцем ребенка Грея, пусть даже ему он вовсе не нужен, а нужен ей. Когда Сара спускалась вниз, Робби просил отца позавтракать в "Мак-До- налдсе". И она вдруг почувствовала такое одиночество, такую пустоту, что у нее заныло все внутри: если она не в состоянии иметь ребенка от Грея, наверное, у нее вообще не будет детей - никакой другой мужчина уже не сможет заменить ей Грея. Сара твердо решила, что никто никогда не узнает, какой ценой она расплачивается за пребывание с ним под одной крышей. Она чувствовала, что Грей старается не подходить к ней, не смотреть на нее, как будто ему было очень неприятно то, что произошло между ними, и он этим очень сму- щен, а теперь ему приходится терпеть ее постоянное присутствие в доме - конечно, ради Робби. Нервы у нее были на пределе: она непрерывно ощущала его присутствие, ее мучило постоянное желание близости с ним, и она не представляла себе, как ей все это пережить. Но все же умудрялась взять себя в руки, напом- нить себе, зачем она здесь. Тем не менее она отдавала себе отчет в том, что Грею приходится еще труднее. Иногда взгляд, который он бросал на Робби, не подозревая, что она за ним наблюдает, вызывал у нее слезы жалости и сочувствия к нему. Как ей хотелось бы обладать магической силой: взмахпуть бы палочкой и уничтожить все препятствия между ними! Ей очень хотелось верить, что Робби обязательно потянется к отцу, преодолеет укоренившееся в нем недоверие и поймет наконец, что Грей его любит. И как только это произойдет, ее присутствие здесь станет лишним. Что она будет испытывать, когда настанет время покинуть этот дом? Ева, изгнанная из Рая? Довольно странный Рай, обрекший ее на одиночество и слезы, которые она проливала во сне каждую ночь. Она испытывала муки не- разделенной любви и желания, ей хотелось поговорить с Греем и увидеть в его глазах то, что лежало у нее на сердце. Но это были лишь глупые, несбыточные мечты. Почему, черт возьми, она цепляется за них, прекрасно зная, что ничего, кроме горя, они ей не при- несут? В тот вечер, после ванны, когда Сара укутала Робби одеялом и поцело- вала, пожелав спокойной ночи, Робби крепко обнял ее и сказал: - Мне очень хочется, чтобы вы были моей мамой, Сара. Глаза ее наполнились слезами, и ей пришлось отвернуться, чтобы он их не заметил. Грей стоял у двери и, судя по его виду, слышал слова Робби. Некоторое время он стоял так, глядя на нее, затем тихо, без единого слова повер- нулся и вышел. - Разве папа мне сегодня не почитает? ~ спросил Робби. Но это подтверждение того, что он наконец отвел отцу место в своей жизни, не исправило Сариного настроения. - Я надеюсь, - машинально ответила она, вставая с кровати и направля- ясь к двери. Когда она спустилась вниз. Грея в кухне не было; она вышла в холл и увидела свет под дверью его кабинета. Она постучала и, когда Грей открыл дверь, сказала быстро, не гладя на него: - Робби ждет, чтобы вы ему почитали. И ушла, не ожидая ответа. Зачем? Она слишком хорошо понимала, что со- вершенно ему не нужна, он терпит ее только ради Робби. Она же видит, как он к ней относится, и уже не заблуждается на этот счет. Да, у них была близость, но это была близость чисто сексуальная, чувства здесь роли не играли. Она решительно не хотела обманывать себя: все, что произошло, не имело для Грея никакого значения. Сара услышала, как он поднимается по лестнице, но осталась на кухне, рассчитывая, что когда он спустится вниз, то пройдет прямо к себе в ка- бинет. Они жили под одной крышей, но, как только Робби ложился спать, оставались каждый на своем месте: она в кухне или у себя в спальне. Грей обычно работал в кабинете. Сара сделала вид, что читает газету, напряженно прислушиваясь, когда закроется дверь кабинета - как символ того, что он вычеркивает ее из своей жизни. Вдруг в дверях появился Грей. - Я... я уезжаю на несколько дней, - сказал он резко. - По делам; бо- юсь, это неизбежно... Что тут сказать? Напомнить об обещании, которое он ей дал, чтобы она согласилась переехать сюда? Она хотела что-то объяснить, но остановилась, поняв, что это пустая трата времени. Как же он может бросать Робби именно в тот момент, когда мальчик начинает привыкать к нему? - Это действительно необходимо? - только и могла она спросить. Румянец залил его лицо. - Да, необходимо, - ответил он кратко. Он избегал ее взгляда, и она почувствовала, что он что-то недоговаривает, неоткровенен с ней. - Я уезжаю завтра, рано утром. Сара упрямо сжала губы, но не успела ничего сказать, когда он доба- вил: - Я уже все объяснил Робби и думаю, он все понял. Меня не будет ме- сяц. Месяц! Она глубоко вздохнула, не в силах возражать. Он оставлял Робби под ее опекой. Ложась спать, Сара с горечью подумала, что хорошо бы и ей понять то, что понял Робби. Грей обещал ей, что будет в первую очередь думать о Робби. Она всегда считала Грея человеком слова. А теперь он спокойно заявляет, что уезжает на целый месяц. Конечно, спокоен он не был, это нужно было признать. Он очень волновался, каза- лось, был на пределе. Но зачем же уезжать сейчас, когда все только начи- нает налаживаться? Ах, если бы ей достало смелости спросить его об этом! Но даже ради Робби, который стал ей очень дорог, она не сможет решиться на такое. Она опять тяжело вздохнула, вспомнив слова Робби: если бы вы стали моей мамой! А вдруг Грей боится, что она может воспользоваться любовью Робби к ней?.. Она ничего не видела от слез. Не должен Грей так плохо о ней думать! Разве то, что она ни разу не упомянула об их отношениях, не должно было объяснить ему, что она прекрасно понимает - она ему не нужна и вспоми- нать об этом не надо. Когда она наконец заснула, лицо ее было мокро от слез, а сердце боле- ло от сознания того, как сильно она любит Грея, но не может рассчитывать на ответное чувство. Утром, когда она спустилась вниз, его уже не было. На столе лежала коротенькая записка: он извинялся за внезапный отъезд и благодарил за все, что она сделала и делает для Робби. И для Робби он тоже оставил записочку - трогательный жест, которого прежний Грей никогда не сделал бы. За завтраком она напоминала Робби об отце, решив укрепить ниточку, которая протянулась между отцом и сыном. И обрадовалась, когда позже Робби заметил: - Как жаль, что папы нет с нами, правда, Сара? Она заставила себя улыбнуться, но промолчала, не зная, что ответить. Прошла неделя. От Грея не было никаких вестей. Мог бы по крайней мере прислать Робби открытку из города, думала Сара. Дни тянулись медленно и тоскливо; она заставляла себя что-то делать только ради Робби. В тот вечер она уложила Робби спать; в доме было чисто, ей буквально нечем было себя занять. Она включила телевизор и решила, что, посмотрев новости, отправится спать, но так устала за эту длинную и тоскливую не- делю, что заснула в кресле задолго до последних известий. Там ее и обнаружил Грей, открыв дверь своим ключом. Она спала, свер- нувшись калачиком, в кресле в гостиной. Она была похожа на девочку - с косичкой и без всякой краски на лице. Горячая волна затопила его, когда он стоял и смотрел на нее. Он уе- хал, потому что страдал, живя с ней рядом, но и существовать вдали от нее он тоже не мог. Спасения от этой любви не было - Грей понял это в тот роковой день, когда, потеряв голову, перестал владеть собой и поддался примитивному чувству самца. Он был измучен страхом за Робби, своей любовью к ней. Никогда он себе этого не простит... никогда. Сара пошевелилась, не просыпаясь. Он хотел тихонько уйти, но она вдруг открыла глаза. - Грей! - Сара не верила своим глазам. Сердце ее бешено колотилось, голос был хриплым. Она жадно разглядыва- ла его, постепенно понимая, что это - реальность, а не плод ее больного воображения. Сколько раз, сидя здесь по вечерам, она представляла себе, как он войдет в комнату, бросится к ней, обнимет... Она заставила себя спуститься на землю. - Но вы сказали, что уезжаете на месяц... - Да, сказал. - Голос его прозвучал напряженно: он старался сдержать себя. Сара внимательно оглядела его: похудел, кожа обтянула скулы, глаза погасли, казалось, он был очень взволнован. - Я не мог там больше оставаться. - Он с трудом произносил слова, как бы признавая себя побежденным. Она молчала, удивленная его волнением, и вдруг до нее дошли его сло-
в начало наверх
ва, и она ответила радостно и сочувственно: - Вы соскучились по Робби. - Робби! - Он пристально посмотрел на нее и выдавил со вздохом: - Да, да, я соскучился по Робби, но во сто крат больше мне не хватало вас. Бо- же мой, Сара! Мне не следовало бы говорить вам это и возлагать на вас еще одно бремя вдобавок к тому, которое вы уже несете. Но когда я вошел и увидел вас, я вспомнил, что держал вас в объятиях, прикасался к вам и вы отвечали на мои ласки. После того как мы с Анжелой расстались, я пок- лялся, что не позволю, себе никого полюбить и оказаться опять в зависи- мом положении. Лучше мне вообще обойтись без секса, чем рискнуть ради удовлетворения своих физических желаний связать свою жизнь с женщиной, которая однажды уйдет от меня. Я полагал, что мне это удалось. Я твердил себе, что вообще гораздо лучше буду себя чувствовать без женщины, чем женившись на той, которую я больше не люблю и не уважаю, хотя, возможно, раньше было иначе. А затем я встретил вас. С первой минуты, как только я вас увидел там, под ивой с Робби... моим мальчиком, вы смотрели на меня с неприязнью и страхом. Я понял, что все мои правильные слова, все мои жесткие правила - ерунда, пустой звук. И уже тогда желание заключить вас в объятия и не отпускать было очень сильно. Я никогда ничего подобного не испытывал, да и не хотел испыты- вать. Я твердил, что это реакция на мои проблемы с Робби, но в глубине души знал, что просто ищу отговорки: не хочу признать правду. Мои чувства к вам так отличались от того, что я испытывал к матери Робби! Задолго до второго побега Робби я перестал обманывать себя: я полюбил вас, и на всю жизнь. Я ненавидел себя за это, а иногда ненавидел вас - причину всех моих мучений. Я не прошу у вас прощения за то, что произош- ло между нами. Воспоминания эти для меня драгоценны. Только обнять вас... прикоснуться к вам... клянусь, у меня не было других намерений, но когда вы оказались в моих объятиях... Он повел плечами, и Сара, слушавшая его с недоверием, почувствовала, как дрогнуло что-то внутри ее существа. Все, о чем он говорил ей, было так понятно, но она твердила себе: ей снится, что он говорит ей подобные вещи, у нее, должно быть, галлюцинации. - Я уехал ради Робби, придумал несуществующее дело. Я знал: останься я дома, я сойду с ума от любви к вам. Но когда я уехал, мне стало еще хуже. Я думал о вас день и ночь, я мечтал о вас... просыпался среди но- чи, все тело мое было как в огне, меня терзали желания. Он внезапно умолк. - Мне не следовало все это говорить. Я все продумал: я возвращаюсь и прошу вас уйти, так как Робби слишком к вам привязался. - Он горько ус- мехнулся. - У меня не хватило смелости сказать вам правду, и я хотел ис- пользовать Робби, хотя знал, как он вас любит и как вы ему нужны: я ведь слышал, как он просил вас стать его матерью. Боже, как бы я этого желал! Я хочу, чтобы вы стали его матерью, моей женой, моей любимой, моей жен- щиной. Я не хочу забыть, что вы открыли мне свои объятия, когда я в вас нуждался, что вы отдались мне так нежно, так безраздельно, Сара... Мука, которая прозвучала в его голосе, когда он произнес ее имя, выз- вала у нее слезы. Она уже кинулась к нему, когда он произнес его еще раз - на этот раз резко, как бы отталкивая ее. Она замерла, глядя ему в гла- за. - Не подходите ко мне, - умоляюще произнес он. - Если вы подойдете... Эти слова придали ей храбрости; забыв страх и упреки, она помнила только его признание. Она решительно шагнула к нему, спросив дрожащим голосом: - Если я подожду, то что. Грей?.. Она была так близко от него, что ее дыхание коснулось его губ. Она почувствовала, как бешено стучит его сердце, увидела, как потемнели его глаза, и вся затрепетала. - Я... - Он замолчал, а она смотрела на его губы: она больше не хоте- ла ничего скрывать. Она перевела взгляд на лицо Грея и вздрогнула, встретив его взгляд. Он обхватил ее руками, нашел ее губы и властно впился в них; это при- чинило ей боль, но она была рада - боль служила подтверждением реальнос- ти происходящего. Его поцелуй совсем не напоминал поцелуй искусителя, это был поцелуй человека, охваченного таким глубоким и сильным чувством, "по она подчинилась ему и с упоением прислушивалась к хриплым звукам, рвущимся из его груди, радовалась прикосновению его рук, его ласкам и никак не могла поверить, что все это происходит наяву. Когда Грей коснулся ее груди, обоих пронзила дрожь. Ничего не видя вокруг, Сара прильнула к нему, отвечая точно такими же бессвязными сло- вами. Безмерная радость охватила ее, она поняла: он любит ее. - Будь моею, - шептал Грей, сжав руками ее лицо и покрывая его поце- луями. - Только не сейчас, убедись, что я люблю тебя, скажи мне, что ты прощаешь меня. Докажи, что это правда, я не сплю, я здесь, а не за много миль от тебя. Ведь ты любишь меня, Сара, правда любишь, а не просто жа- леешь? Я ведь знаю, что ты очень добра и не хочешь причинять боль друго- му. - Я люблю тебя! Голос ее дрожал, когда она произнесла эти слова, но недоверие перешло в радость, когда он опять начал целовать ее и ее тело откликалось на его ласки. Они были так захвачены происходящим, что не услышали, как открылась дверь, пока детский голосок не произнес с любопытством: - Папа, почему ты целуешь Сару? - Почему? Она согласилась выйти за меня замуж и стать твоей мамой. Вот почему. По крайней мере я надеюсь, что она согласна, - серьезно про- изнес Грей и заглянул ей в глаза. В его глазах Сара прочла такую неуверенность, такое сомнение и страх, что они живо напомнили ей глаза прежнего Робби. Чтобы успокоить его, она наклонилась, взяла руки Робби в свои и ска- зала: - Я ВЫЙДУ за тебя замуж. Грей, но при одном условии. Она почувствовала, как он насторожился, и поняла, о чем он подумал: мать Робби тоже ставила ему условия, но она была призраком, от которого теперь нужно было избавиться. - Какое условие? - спросил он сурово. Не обращая внимания на резкий тон и прильнув к его губам, Сара про- шептала: - Я не хочу, чтобы Робби оставался нашим единственным ребенком. Мне нужен ты, твоя любовь и твои и мои дети, Грей. - Первые два желания я уже исполнил, что же касается третьего... я согласен с тобой - Робби нужны братья и сестры. Но сейчас Робби нужно уложить в кровать, закутать хорошенько, пусть заснет поскорее. Под его взглядом она покраснела, потом засмеялась, но не возразила, когда Грей взял Робби на руки и направился к двери. Очень скоро он вер- нется... обнимет ее, будет любить ее... Он остановился и посмотрел на нее, и Сара поняла, что он догадался о ее мыслях и вполне разделяет их. Грей беззвучно прошептал: - Я люблю тебя, - и, как бы не в состоянии сопротивляться, вернулся, держа Робби на руках, поцеловал ее нежно, затем еще раз, долгим поцелу- ем, пока Робби не сказал сонным голосом, что ему душно. - Я сейчас вер- нусь, - пообещал он, неся Робби в его комнату.

ВВерх