UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Конрад Фиалковский. Стоящий на грани двух времен

Уже сотни лет экзамены сдают в мае. Правда,  придумано  не  ахти  как
удачно, зато  освящено  традицией,  Разумеется,  на  Марсе  это  не  имеет
значения, но на северном полушарии Земли,  пожалуй,  следовало  бы  внести
коекакие изменения.
Академия космонавтики, в стенах которой, по выражению Цифирки,  "люди
превращаются в  космонавтов",  расположена  в  центре  Европы,  и  поэтому
зубрить мне приходится как раз тогда, когда цветут каштаны,  когда  первые
порывы теплого, уже летнего воздуха  пригибают  к  воде  камыш  на  берегу
озера, а климатологи организуют теплые лунные ночи.
Я живу в высотном здании неподалеку от старой академии и часто смотрю
на ее тяжелые серые стены,  придавленные  тяготением,  которого  не  могли
победить древние строители. Сейчас там музей роботов: под низкими  сводами
залов выстроились ряды автоматов, которые когда-то для чего-то были нужны.
Я люблю  эту  тишину,  полумрак  застекленных  прямоугольников,  именуемых
окнами, и едва. ощутимый  запах  материалов,  из  которых  некогда  делали
автоматы, - аромат прошлого.
Я был там недавно, несколько дней назад, с Таффом, Лили и Бортом.  Мы
встретились у входа в экзаменационный зал. Я искал Борта и пришел как  раз
в тот момент когда автомат вконец охрипшим голосом вызывал Таффа.
На минуту шум утих, и я услышал голос Борта:
- Сат! Куда ты летишь, протонище?! Мы здесь...
Они с Лили стояли у колонны информатора.
- Подойди-ка на минутку, Сат. Расскажи, как ты сдал... - Лили  крепко
схватила меня за рукав.
Тогда я вспомнил, что вчера сдавал  экзамен,  а  они  еще  ничего  не
знают.
- Провалился, - сказал я.
- Как так?
- Очень просто. Спросили  о  древней  гипотезе,  касающейся  Красного
Пятна Юпитера. Гипотеза какого-то Вильдта или как там...  Никогда  не  мог
запомнить замысловатых научных предположений, с  которыми  выступали  наши
уважаемые прадеды...
- Ну и что? - Лили все еще держалась за мой рукав.
- Известно что. "Подучите, дорогой коллега", - просипел Цифирка,  как
обычно говорят разлаженные автоматы, и открыл выходное поле.
- У Цифирки вечно такие штучки, - авторитетно заметил Борт. -  "Прошу
вас,  коллега",  "благодарю  вас,  коллега",  а  пила  -  каких  мало.  Не
расстраивайся, Сат...
- Неловко все-таки...
- А что ему расстраиваться, - пожала плечами Лили. -  Может  еще  раз
пойти сдать тому же Цифирке.
А у меня вот осталась только полуавтоматная...
- Не горюй.  Тафф  говорит,  что  нет  ничего  лучше  автоматов...  -
попытался я успокоить ее.
- Так то Тафф. У него есть подход к автоматам.
Он, кажется, когда-то изучал психологию гомоидальных автоматов.
- Брехня, - заметил Ворт. - Его выгнали с того факультета, и он попал
к нам...
- Но он на этом собаку съел. А в Музее  древней  роботики  почти  все
автоматы - его старые знакомые.
- С некоторыми я даже на ты, - сказал Тафф, подойдя ко мне и  хлопнув
меня по плечу.
- Ну, как, Тафф, сдал?
- Мгм... Цифирка расспрашивал о бдящих и крякающих роботах.  Я  лично
знаком с несколькими, так что в общем сами понимаете...
- Так ты  вместо  системы  Юпитера  сдавал  роботику?  -  недоверчиво
взглянула на него Лили.
- Ничего подобного. Цифирка спросил меня,  кто  спас  поселок  Саган,
когда битоптеры открыли люк входного шлюза.  Помнишь  случай  на  спутнике
Юпитера, Европе, семьдесят или восемьдесят лет назад?
- Ты даже не знаешь точной даты и все-таки сдал?
- Мы как-то не говорили о датах.  Я  рассказал  Цифирке,  как  бдящий
робот учуял битоптеров и  героически,  рискуя  раствориться,  дал  импульс
крякающим роботам. Те начали с акустических частот,  но  потом  перешли  к
ультразвукам, и когда прибежали космонавты, от  битоптеров  осталось  одно
воспоминание.
- Воспоминание? - деловито спросил Ворт.
- Я не знаю точно, но Цифирка тоже не знал, поэтому он лишь кивнул, и
я сдал...
- Везет же человеку!
- Это не везение, а  всестороннее  знание  предмета  и...  знакомства
среди роботов из Музея древностей...
- При чем здесь знакомства? - спросил я, потому что  не  мог  уловить
связи между музеем и экзаменом.
- Что за вопрос! Там есть один старый автомат-сказочник. Когда-то  он
рассказывал мне подобную историю, происшедшую  в  земном  городе  Риме,  о
крякающих автоматах с каким-то странным названием.
Ворт немного подумал, потом сказал:
- Я думал, ты говоришь серьезно.  Поселок  Саган  был  спасен  бдящим
автоматом. Крякающих там вообще не было...
- Но ведь могли быть... - не растерялся Тафф.  -  Впрочем,  стоит  ли
спорить о мелочах?
- Знаешь, Тафф, я бы не прочь сходить  в  твой  музей,  -  неожиданно
предложила Лили.
- Зачем? Ты же современный нейроник, значит, не  любишь  возиться  со
старыми автоматами...
- Еще бы! От этих автоматов вечно пахнет горелой изоляцией. Но  вдруг
он мне поможет...
Я немного удивленно посмотрел на Лили, так как никогда не подозревал,
что она способна додуматься до этого.
-  То  есть  как?  -  Тафф  тоже  был  удивлен,  -  Я   завтра   сдаю
полуавтоматный. Если провалюсь - в академии мне делать нечего.
Тафф на минуту задумался.
- М-да. Дело дрянь. Только не знаю, захотят ли  эти  роботы  с  тобой
разговаривать.
- Почему?
- Они что-то не любят девчат...
- Это почему же?
- А просто так. Наверно, не привыкли.  Раньше  почти  всегда  мужчины
создавали и воспитывали роботов.
- А женщины?
- У женщин было столько других занятий... Во всяком случае,  роботами
они не очень интересовались.
- Болтовня, - перебил его Ворт. - У нас есть исторические примеры...
- Да, есть, - согласился Тафф. - Но роботы с ними не знакомы.
- Ну, значит, не пойду в музей, - пожала плечами Лили. - Да и чем эти
старые сундуки могут мне помочь?
-  Ты  права.  Нам,  нормальным  людям,  нечего  делать  около   этих
транзисторных трупов. Другое дело такой тип, как Тафф... - сказал  Ворт  и
взглянул на Таффа.
- Впрочем, неважно. Я сдаю завтра в полдень.
Все равно ничего не успею выучить. Если не сдам...  Эх,  да  что  там
говорить...
- Больше оптимизма. Лили. - Ворту было жаль ее.
- Почти наверняка не сдам. Вы знаете об этом не хуже. Нечего утешать.
Выгонят - и все. Не волнуйтесь,, я не расплачусь перед этими автоматами  и
вашим Цифиркой!
-  Не  падай  духом,  а  то  провалишься,  -  сказал  я   как   можно
убедительнее.
- Слушай, есть идея, - неожиданно вставил Тафф.
- Внимание, защитник транзисторных гробов  что-то  придумал!  Это  не
часто случается... - сказал Ворт, который не  был  поклонником  таффовских
идей.
- Перестань ерундить, я говорю серьезно.
- Что за идея? - спросил я.
-  Но,  чур,  все  замечания  -  только  после  того,  как  я  кончу.
Договорились?
- Но мы же серьезны, почти как автоматы, - не выдержал Ворт.
- Ладно! - сказал я.
- Так договорились?
- Договорились. Выкладывай свою идею.
- Так вот, триста лет назад, - начал Тафф, - в городе  Ата  на  Марсе
жил старый кибернетик... и случилось так, что этого кибернетика  исключили
из Всесолнечного кибернетического общества и, хотя он был известным в свое
время ученым, издали приказ стереть его  имя  из  памяти  всех  автоматов,
мнемотронов и прочих аккумуляторов информации...
- А ты-то откуда об этом знаешь? - спросил я.
- Подожди. Я скажу.
- Не перебивайте его, - остановила Лили Ворта, который тоже собирался
ввернуть словечко.
- Он понес наказание за то, что  не  уважал  Общество,  оскорбил  его
членов и использовал свои знания для создания вздорной  и  лживой  машины,
недостойной называться автоматом. Сей старец имел наглость показать машину
Обществу и добился того, что сам председатель  доверчиво  задавал  вопросы
этому лжецу.
- Ты скажешь, наконец, что это за автомат? - не выдержал я.
- Затем старик, всю свою жизнь отдавший этим машинам,  покинул  город
Ату и поселился на XII базе у Залива Улыбок. Несколько  лет  он  прожил  в
небольшой кабине на окраине базы, там, где выбрасывали на свалку пришедшие
в негодность узлы автоматов. Потом умер. О нем говорили, что  он  мастерил
из кибернетического лома преудивительные автоматы, вел с ними  бесконечные
споры, но после его смерти ничего не нашли.
- Наверно, он разговаривал сам с собой, - заметил Ворт.
- Возможно. Известно только, что через  неделю  после  его  смерти  в
Центр  дезинформированных  автоматов  обратился   странный,   робот.   Его
появление, не связали со смертью старика. Разве мало роботов, не  нашедших
себе места в жизни, обращалось в Центр?! Однако у этого робота была стерта
память, и он не мог сказать, для чего создан.  Главный  кибернетик  Центра
лично произвел технический осмотр, но тоже ничего не выяснил.
- Неужели кибернетик не мог понять, для чего создан робот? - Ворт был
настроен скептически.
-  Понять  нетрудно,  если  робот  служит  для  выпечки  булочек  или
исполнения песенок, но тот робот был совершенно другим.  Его  хотели  даже
сдать на слом, но, учитывая необычную конструкцию, передали в музей.
- И он стал твоим знакомым, - не сдавался Ворт.
- Ты попал в точку. Как вы уже догадались, это был  автомат  старика.
Почти два столетия он молчал, но  несколько  десятков  лет  назад  впервые
сказал правду...
- Ну и что? - заинтересовалась Лили.
- А ничего. Болтовней старых роботов никто не интересуется.
- Но для чего он служит?
- Я скажу, но вы не смейтесь. Он служит... для предсказания будущего.
- Вот остроумно! - воскликнул Врт и начал смеяться  так  громко,  что
студенты, стоявшие рядом, замолчали.
- Ерунда. И ты в это веришь? - сказал я, пытаясь сохранить  серьезный
вид.
- Не такая уж это ерунда, как вам кажется, - обиделся Тафф. - Кое-что
он предсказал точно...
- Например? - спросила Лили.
- Ну, хотя бы то, что сегодня  я  сдам  экзамен.  Я  ведь  совсем  не
готовился.
- Это может быть случайностью, - заметил я.
- Он предсказал, что я заблужусь в космосе...
- В самом деле? Я слышал о твоем приключении...
- Во всяком случае, я ему верю.
- А другим он тоже что-нибудь предсказывал? - Ворт перестал смеяться.
- Конечно. Он предсказал Кобару,  что  его  законы  сверхконцентрации
управляющих систем окажутся неверными.
- Кобару? Кибернетику, жившему триста лет назад?
-   Да,   ему.   Кобар   тогда   был   председателем    Всесолнечного
кибернетического, общества. Свое  предсказание  автомат  сделал  публично.
Теперь вы понимаете, почему старик и его автомат были преданы  анафеме.  В
то   время   законы   Кобара   еще   были   теоретической   основой    для
кибернетиков-конструкторов и ничто не предвещало их падения.
- И автомат не сообщил, как звали старика? - я хотел наконец услышать
что-нибудь конкретное.
- Нет. Старик, повинуясь решению  Верховного  собрания  кибернетиков,
стер свое имя из памяти автомата.
- Значит, оно никому не известно? - удивилась Лили.

 
в начало наверх
- Никому. - Невероятно. Ведь твой безымянный старик - один из величайших кибернетиков всех времен. - Если только эта история правдива, - Ворт не был убежден. - Мы можем проверить, - сказал я и выжидающе посмотрел на Таффа. - Сможете, если только автомат захочет с вами разговаривать. Он, знаете ли, со странностями. Прежде чем я добился от него ответа, мне пришлось три дня кряду поливать его десятипроцентным раствором поваренной соли. Его сосед по музею, надстратосферный охотник, сказал мне, что он это очень любит... - А как зовут твой удивительный автомат? - пыталась узнать Лили. - В том-то и дело, что никак, во всяком случае в нашем понимании. - Но ты же к нему как-то обращаешься? - не унималась Лили. - Да. К нему надо обращаться так: "О стоящий на грани двух времен". - Немного длинновато. - Что делать, иначе он вообще не реагирует. Я считаю это безвредным чудачеством. - Почему на грани двух времен? - заинтересовался я странным названием. - На грани прошлого и будущего, - объяснил Тафф. - Он это объясняет гораздо сложнее, но смысл примерно такой. - Что же общего у этого названия с предсказанием будущего? - Очень много. Я не упомянул о главном: как он это делает. - Не гадает же он по руке? А, Тафф? - Конечно, - Тафф даже не взглянул на Ворта. - Он вообще не гадает, а предсказывает. Это разные вещи. - Ну, так как же он это делает? - Переносится в будущее, понимаете? В его предсказаниях нет ничего мистического. Наоборот, они опираются на науку. Автомат переносится в будущее, узнает что к чему, потом опять возвращается в наше время и предсказывает. Если он согласится сделать предсказание относительно твоего экзамена, то перенесется в завтрашний день, проверит, сдала ли ты, и сообщит нам. - Значит, он никогда не ошибается? - задумалась Лили. - Никогда! Только не всегда хочет предсказывать. - А как ты думаешь, мне он станет предсказывать... - Не знаю. Я сделаю все, что смогу. Давайте встретимся в четыре у музея. - А раньше нельзя? - Нет. Мне надо пообедать. Разговор с ним требует космического терпения. Лили хотела еще о чем-то спросить, но Таффа уже не было. Он бросил: "Привет!" и стал проталкиваться к выходу. - И что вы об этом думаете? - спросила Лили. - Посмотрим, - сказал я. - Ерунда, - авторитетно заявил Ворт. - Так ты не придешь после обеда? - Приду... Чего не сделаешь ради друзей. Мы ждали Таффа у главного входа на древних каменных ступенях. Погода была солнечная, и от серых камней балюстрады веяло жаром. - Не придет... Наплел, а теперь не придет, - сказал Борт, когда часы пробили четыре. Но в то же мгновение я услышал посвистывание Таффа. Он медленно брел по аллее, усаженной старыми деревьями. Подошел к лестнице и, перескакивая сразу через две ступеньки, поднялся к нам. - Пошли, - бросил он и, отворив старые деревянные двери, пырнул в дом. Мы прошествовали по длинному коридору, усеянному солнечными пятнами. - Здесь, - Тафф наконец остановился перед одним из залов. Внутри было темно, но я разглядел контуры автоматов, стоящих вдоль стен. - В этом зале? - шепотом спросила Лили. - Да, только не толкайтесь, - вполголоса ответил Тафф. - Ну и рухлядь! Подумать только, что человечество изготовляло подобные гробы! - Борт внимательно рассматривал автоматы. - Тише. У них отличный слух. Вдруг что-то щелкнуло, и мы услышали странный звук: пум-пум-пум... - Что это? - остановилась Лили. - Надстратосферный охотник. Ему скучно, вот он и имитирует охоту на метеориты, - объяснил Тафф. - Он всегда так? - спросил я. - Нет, только иногда. Диапазон акустических частот у него довольно широк, и он может издавать разнообразные звуки. Охотнее всего он подражает коровам. - Коровам? - Ну да. Были в древности такие животные. Обязательно сходи как-нибудь в зоопарк, посмотри. - Но при чем тут коровы? - поинтересовалась Лили. - Автоматы неравнодушны ко всем белковым существам. - И к людям тоже? - Прежде всего. Но признаваться в этом они не любят. Считают дурным тоном. - Так и к нам твой предсказатель неравнодушен? Прекрасно! - обрадовался Ворт. - Тише! Вон он стоит. - Что? Тот ржавый ящик? - Ворт с неодобрением посмотрел на автомат. - Это печать времени, выгодно отличающая благородные автоматы минувших эпох от современных, одетых в дешевую оболочку, - громко, очень громко произнес Тафф. - Зато современная оболочка прочна... а эти рассыплются через сто лет... - дополнил Ворт. - Еще что-нибудь в таком духе, и мы можем спокойно уйти, - твердо сказал Тафф. - Автоматы очень чувствительны к такого рода замечаниям. Неожиданно завыл надстратосферный охотник. - Тафф, прикажи ему успокоиться или выключиться, - попросил Ворт. - Сразу видно, что ты воспитывался в наш век. Тебя совершенно не интересует психология робота... - Лекцию о психологии этих милых систем ты прочтешь нам в следующий раз. Мы не за этим пришли. - Поговорим, наконец, со стоящим на грани... - предложила Лили и шагнула к автомату. - Не подходи слишком близко, - предостерег ее Тафф. - С ним надо разговаривать, держась на расстоянии не меньше пяти метров. - Почему? - Не знаю. Иначе он не отвечает. - Ну, мы стоим точно так, как желает уважаемый робот, - заметил я. - Давайте начинать. - Ну, Тафф, начинай, - поддержала меня Лили. Тафф набрал в легкие воздуха и напыщенно сказал: - О стоящий на грани двух времен, мы пришли к тебе... Робот не отвечал. Некоторое время мы стояли молча. - Ну и что? - спросила наконец Лили. - Повтори еще раз, - посоветовал я. - О стоящий на грани двух времен, ответь нам! - воскликнул Тафф. - Ответь же, наконец! - произнес Ворт совершенно нормальным тоном, и, быть может, именно это подействовало. В автомате что-то щелкнуло, и мы услышали низкий металлический голос. - Что вы хотите узнать? Когда космические корабли достигнут системы Сириуса? Наступит ли ледниковый период после превращения Солнца в сверхновую? А может, вы хотите узнать о величайшем дне вашей жизни, дне победы или поражения? Дне, который будет иметь решающее значение в вашей жизни, от которого зависят все остальные дни... - Нет... я... только хотела бы знать, сдам ли завтра экзамен, - робко ответила Лили. - Жизненный экзамен? Выдержишь ли ты его так, как должен выдержать человек... - автомат замолк. - Нет... экзамен по системе Юпитера... Мне сдавать перед полуавтоматной... Ответа не было. Тафф встревоженно шевельнулся. Затем сказал: - Прости, что мы беспокоим тебя, о стоящий на грани двух времен, по столь незначительному поводу. В действительности он очень важен. Но ты, о стоящий на грани двух времен, никогда не был студентом и не знаешь этого... Автомат молчал. - Прости, я неправильно выразился. Не то, чтобы ты не знал, просто тебе, о стоящий на грани двух времен, трудно взглянуть на это с точки зрения студента... Потому что, видишь ли... - начал заикаться Тафф. И вдруг автомат заговорил: - Не понимаю. Не понимаю, что значит полуавтоматная?. - Экзаменационная комиссия, в состав которой входят и люди, и автоматы, - тут же ответила Лили. - Не понимаю, что там делают люди, раз есть автоматы, но это, наверное, еще одна странность вашей эпохи... В мое время такое было бы немыслимо. - Итак, о стоящий на грани двух времен, можешь ли ты ответить на наш вопрос? - Тафф сделал шаг вперед, но тут же отступил. - Я исполню ваше желание, - сказал автомат громче прежнего, а может, нам только показалось. Потом он зашумел и... исчез. - Где он? - первым воскликнул Ворт. - Исчез! Что с ним? - Лили сделала шаг вперед, но Тафф схватил ее за руку. - Перенесся в будущее. Осторожнее, теперь туда нельзя входить. - В каком смысле перенесся? - спросил я. - Таков принцип его действия. Он переносится в будущее и проверяет. Я вам уже говорил. - Тафф объяснял все так, словно описывал принципы действия пакеты. - И когда же он вернется? - нетерпеливо спросила Лили. - Через минуту. Мы послали его в завтрашний день. Чтобы отправиться на сто лет вперед, ему понадобилось бы больше времени... - Подумать только, триста лет назад... - Ворт хотел что-то сказать, но его слова потонули в басовитом гуле. Автомат стоял на прежнем месте. - Вернулся! - крикнула Лили. - Вернулся! - Действительно, он уже здесь, - подтвердил Тафф, а потом обратился к автомату: - О стоящий на грани двух времен, можешь ли ты дать ответ на наш вопрос? Автомат молчал. - Почему он не говорит?! Наверное, я провалюсь! - Может, он испортился? - подсказал я. - О стоящий... - начал было Тафф, но автомат прервал его: - Минуточку, молодые люди, дайте старому автомату прийти в себя... - Как с Лили? - спросил я. - Сдаст, если завтра не будет трогать рукой цветных металлов. Автомат сказал это тихо, словно очень устал. - Как тебя понять? - Лили удивленно смотрела на нас. - Предсказание не хуже других, - пожал плечами Тафф. - Не понимаю. Что это значит? Объясни, автомат! - крикнула Лили. - Кончено, - сказал Тафф. - Что "кончено"? - Лили еще не понимала. - Сегодняшняя беседа. Ты назвала его автоматом. Теперь он не ответит. - Но он должен мне объяснить... - Ничего он тебе, уже не объяснит. Я предупреждал. Благодарим тебя, о стоящий на грани двух времен... - обратился Тафф непосредственно к автомату. - Нам пора сматываться? - догадался Ворт. - Вот именно. - Ну, так привет, старый ящик, - сказал Ворт, и мы вышли. На следующий день толчея у входа в экзаменационный зал была еще больше. Начались экзамены перед полуавтоматной комиссией. Я немного запоздал и, когда проталкивался сквозь толпу, услышал, как автомат вызывал Лили: - Внимание, Том Лили приглашают на полуавтоматную комиссию. Внимание, повторяю: Том Лили приглашают па полуавтоматную... Я увидел Борта и Таффа. Они стояли в сторонке. - Как думаешь, сдаст? - спросил я Борта, вовсе не будучи в этом уверен. - Не знаю, - неопределенно ответил Борт. - Она неплохой нейроник, но идеальным мнемотроном по вопросам системы Юпитера ее не назовешь. - Автомат сказал, что сдаст, - заметил я. - Ты в это веришь? - засмеялся Борт. - Сам не знаю. Мы, кажется, видели, как он перенесся в будущее.
в начало наверх
- Видели, как он исчез, - уточнил Ворт. - Наши предки многое умели... - Хватит вам разглагольствовать о гениальности предков, - перебил меня Тафф. - Замечу только, что они были даже более гениальны, чем нам кажется. - Посмотрим, Тафф, сдаст ли Лили, - серьезно сказал Борт. - В противном случае я отправлю уважаемый автомат на склад кибернетического лома. Если только его примут. Такие развалины просто выкидывают на свалку. - Сдаст, если не прикасалась ладонью к цветным металлам. Так он сказал? - Могу тебя заверить, Тафф, не прикасалась. Она с самого утра натянула перчатки... - Думаешь, поможет? - Тафф засмеялся. - Автомат сказал о руке, но не говорил насчет перчаток. - Но ведь без перчаток она рано или поздно будет вынуждена к чему-нибудь прикоснуться. - Надо быть повнимательнее, если хочешь, чтобы предсказания сбывались... - Тафф хотел еще что-то добавить, но помешала Лили. Она радостно смеялась, словно ребенок, который первый раз летит на вироплане. - Сдала! Сдала! Вы слышите?! - Молниеносно. - Поздравляю! - Цифирка сидит какой-то заспанный, автоматы все время болтали друг с другом, а потом, прежде чем он успел хоть что-то сказать, единодушно вывели мне плюс! - Значит, стоящий на грани не обманул... - отметил Тафф. - Ага. Впрочем, сегодня утром я ходила к нему еще раз, - засмеялась Лили. - И что же сказала тебе эта развалина? - спросил Борт. - Он разговаривал с тобой? - Тафф подозрительно посмотрел на нее. - Ну, конечно. Мы подружились. - Лили, ты не шутишь? - Тафф был немного обеспокоен. - Как можно! Милая транзисторная труха так мне помогла! Неужели я позволю себе смеяться над лучшим другом... Тафф остановился перед ней. - Не разыгрывай нас, Лили, Что он тебе сказал? - Мы беседовали на различные темы. - Ну и что? - Ничего. Да, совсем забыла. Он просил передать тебе привет. Уж так тебя хвалил, так хвалил. Сказал, что такие обаятельные юноши, как ты, в теперешние времена вообще не встречаются... Говорил еще что-то, но надстратосферный охотник ужасно мешал ему... - Как все это понять? - покраснел Тафф. - Лучше спроси у него сам. Я иду поблагодарить его за прекрасные, научно обоснованные предсказания. Может, сходим вместе? - Согласен, пошли, - сказал я. Надстратосферного охотника мы услышали уже издалека. - Не обращайте на него внимания, - сказала Лили тоном завсегдатая, здешних мест. - Где... где автомат? - спросил Тафф, и только тогда я заметил, что автомата нет. На паркете, там, где он раньше стоял, темнело пятно. - Как ты его назвал? Автомат?! - возмутилась Лили. - Хорошо, что его нет! - Но где же он? - настаивал Тафф. - А, понимаю... Он еще не вернулся... - сказала Лили. - Откуда не вернулся? - Тафф сделал шаг к пятну на полу. - Не подходи, - крикнула Лили. - Шутки в сторону. Где ты его спрятала? - Я спросила его, когда будет конец света, и он отправился в будущее, чтобы ответить на этот вопрос. - Так он никогда не вернется, - заметил я. - Еще бы. - Не шути, Лили. Куда ты его запрятала? Это мой любимый автомат... - Теперь Тафф говорил спокойно. - Лили, что ты с ним сделала? - Разобрала на части. Как нейроник, я хотела познакомиться с его устройством. - И он не протестовал? - удивился я, потому что помнил, как вопят демонтируемые автоматы. - Еще как! Он предсказывал мне скорую и мучительную смерть... - И ты не боялась? - я серьезно взглянул на Лили. - Немного боялась, - призналась она, - но решила довести дело до конца. Я нейроник и действовала во имя науки. - И все-таки я бы этого не сделал, - сказал Борт. - Может, и я не решилась бы; но я обратилась к смотрителю музея. - Ну и что? - на этот раз Тафф был явно заинтересован. - Он разрешил мне демонтировать эту рухлядь. А потом кое о чем спросил. Знаешь, о чем, Тафф? - Нет. Меня это не интересует. Ты испортила лучший автомат... - Он спросил меня: не новая ли я симпатия Таффа. Тафф всегда приходит с ними сюда, к автомату, который предсказывает будущее. То будущее, о котором говорил автомат, программировал сам Тафф, но бедные девочки об этом не знали. - Одним словом, соблазнение с помощью автомата, так что ли, Тафф? - Ворт громко засмеялся. - Надо же было тебе его уничтожить! Не зря он мне советовал не связываться с женщинами-нейрониками! Last-modified: Fri, 24-Apr-98 13:37:29 GMT

ВВерх