UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Ирина Хицкова

  НАСЛЕДСТВО

"Ночь вступает  в  свои  права.  Небосвод  кажется особенно
далеким,  а над индейской пирамидой, на вершине самого высокого,
пятого  святилища повисла огромная луна.  Пирамида залита лунным
серебром, и мне представляется, как по ее ступеням поднимается к
луне  карлик-волшебник.  Он  смотрит на свой Ушмаль,  смотрит на
меня,  дерзкого  чужака,  который  здесь,  перед  его   дворцом,
одинокий и заброшенный,  кажется себе совершенно мизерным, пылью
и пеплом, осужденной на смерть секундой в сравнении с неумолимой
волей вечного,  бессмертного, нескончаемого времени, которое так
хорошо,  так  полно  поняли  они,  строители  Ушмаля,  создатели
фантастических городов, вечные майя... "
Я оторвалась от книги Стингла и  вышла  на  террасу  виллы,
откуда открывался прекрасный вид на Пуэблу;  над городом, широко
раскинувшемся в равнине,  возвышался  пик  вулкана.  От  пирамид
Чолумбы,  беспредельности неба, своеобразия архитектурных стилей
Пуэблы веяло спокойствием и величием...
Мой отец,  Стив Лансерс,  был археологом и в последние годы
изучал древние культуры Мексики,  а мать,  Диана Лансерс, умерла
рано,  завещав  мне  амулет;  я  свято  хранила  его.  Мне тогда
исполнилась всего десять лет. Пред смертью мамы я тайно получила
от  нее видеокассету и не успела просмотреть - кассета бесследно
исчезла.  Отец тяжело переживал смерть Дианы,  воспитывая меня и
занимаясь  исследованием  цивилизации  майя.  Когда  я училась в
университете,  он брал меня в экспедиции,  а возвращаясь из них,
мы  останавливались  на  вилле,  и  я  с нетерпением ждала новых
путешествий. Однажды случилось так, что я сильно заболела. После
выздоровления  отец не решился взять меня с собой.  В прощальный
вечер он читал ту самую книгу Стингла, а один отрывок прочел мне
вслух:
"Безусловно, здесь и больше нигде,  согласно представлениям
индейцев,  рождается солнце.  Здесь, в этом единственном во всей
Центральной Америке месте,  золотой диск выступает из  волн  так
близко  от вас,  что,  кажется,  протяни руку - и дотронешься до
него;  здесь сияют,  материализуются его  слепящие  стрелы.  Да,
здесь  и больше ни в каком другом месте может,  должно рождаться
солнце!"
Потом отец  рассказал  мне  индейскую  легенду об упавшей в
озеро звезде и о солнцеподобных богах,  вышедших  из  звезды,  -
высоких,  сильных,  с  золотыми волосами и обручем на голове;  в
середине обруча сиял магический  камень.  Камень  мог  ослепить,
исцелить  или  убить.  Еще  старейшины  племени рассказывали про
наследство  королей  небесных   богов   -   волшебный   браслет.
Обладатель  браслета обретет могущество и власть,  равные Высшим
Силам Вселенной.
Почему-то отец  не  известил  нас о возвращении.  Его нашли
мертвым у виллы,  и с тех пор я редко бывала там,  живя у  брата
отца,  Генри  Лансерса;  воспоминания  о  дорогом  мне  человеке
вызывали   острую   боль.   Предчувствие   чего-то   необычного,
сверхъестественного,  с  чем  столкнулся  отец,  мучило меня все
утро,  и,  повинуясь этому шестому чувству, я целый день провела
на вилле...
Чья-то рука легла мне на плечо.  Я обернулась.  Это был сын
финансового  магната  Джон Джефферсон,  назойливо ухаживающий за
мной и напоминающий паука,  плетущего для  жертвы  сеть.  Больше
всего Джона интересовали экспедиционные записи отца.
- Как вы посмели войти без разрешения? - гневно воскликнула
я, испытывая неприязнь к Джону и не скрывая этого.
Джефферсон впился взглядом в мое лицо.
- Я ни у кого не спрашиваю разрешения,  - заносчиво ответил
он.  - Генри беспокоится,  уже вечер.  Твой дядя задерживается в
офисе,  по  делам,  и  я  хотел подвезти тебя домой.  У компании
"ТЕЙ-ЛАР" неприятности.
- Я  не  нуждаюсь  в ваших заботах и доеду сама,  - получил
Джон отпор.
    Джефферсон улыбнулся с издевкой, коснувшись рукой моих волос.
    - Вас ждет сюрприз. Береги локоны, золотоволосая.
Я отвела руку Джона,  решив не продолжать обмен колкостями,
а вместо этого просто указала ему на дверь:
    - Прошу покинуть виллу.
    Джефферсон, не торопясь, вышел.
По пути  домой  я  предпочла прогуляться через аллею парка.
Был  теплый  летний  вечер;  на  бархатно-черном  небе  зажглись
россыпи  звезд.  Я  глубоко  вдыхала  сладостно-пьянящий аромат.
Предчувствия  не  покидали   меня.   Впереди   вдруг   показался
незнакомец. Он словно возник из ниоткуда.
Поравнявшись со  мной,  рослый,  хорошо   сложенный   юноша
замедлил шаг, заговорив первым:
- Извините за бестактность,  но мне необходимо предупредить
вас. Правда, вы вряд ли поверите.
- Чему? - резко спросила я.
- В  вашей  комнате  прячется  фантом  давнего  врага семьи
Дианы, чтобы похитить амулет.
    "Какой еще фантом?" - удивилась я, а вслух сказала:
- Поговорим по дороге.  Кому понадобился амулет? - Я всегда
носила его с собой.
- Тому, кто ищет наследство королей планеты Эрго.
- Вы  неплохо  знаете  легенду  о  браслете небесных богов,
только  в  ней  не  упоминается  название  планеты.  У  вас  дар
ясновидения, - заметила я с иронией.
    - Мы у вашего дома.
    Спутник оказался прав. На втором этаже, в средней комнате я
увидела странный рассеянный свет. Было в нем что-то жуткое.
- Вы хотите, чтобы я поднялся с вами наверх? - словно читал
мои мысли непрошеный спаситель.  Как ни странно, я действительно
хотела этого. Одной противостоять неизвестному было боязно.
    - Но я даже имени вашего не знаю!
    - Мое имя вам ничего не скажет. Ред Баффинг.
- Ред Баффинг, - медленно повторила я. - Отец мне говорил о
знатном роде Баффингов, но вы не можете к нему принадлежать: они
все давно умерли.
- Видно,  я  вернулся из прошлого,  - то ли в шутку,  то ли
всерьез обронил Ред.  Черты его лица походили  на  искусственную
маску, скрывающую истинный облик.
Свет в комнате переместился в соседнюю и мне  стало  не  по
себе.  Мы  остановились  у  двери.  Я протянула руку,  собираясь
набрать шифр замка,  но под взглядом  Реда  шифр  набрался  сам.
Дверь открылась. Баффинг проскользнул в холл особняка, я за ним.
Мы поднялись по лестнице на второй этаж и неслышно пробрались  в
комнату.  В  углу комнаты затаился фантом;  его тусклое свечение
при нашем появлении вспыхнуло черной свечой.  Ред протянул перед
собой руку,  раскрыв ладонь; на ладони мерцала спираль раковины.
Веер ослепительных лучей вырвался из нее в направлении  фантома.
Фантом втянул лучи,  приняв форму шара.  Огненные вихри охватили
шар,  но через секунду они отступили и устремились к  пославшему
их.  Схватка подходила к развязке.  Ред пошатнулся,  но выдержал
удар,  отразив  его  ладонями  рук.  Спираль   раковины   обрела
ледянисто-голубое сияние.  Оно обрушилось на похитителя амулета.
Гортанный крик оглушил меня.  В ореоле огня и льда фантом сжался
до точки. Она померкла и пропала вместе с ореолом.
Ред повернулся  ко  мне.  Сквозь  маску  проступили   черты
настоящего лица. Юноша опустился в кресло и замер. Я испугалась,
что Ред  ранен  и  бросилась  к  видеофону,  но  слова  Баффинга
остановили меня.
- Не  надо  звонить.  Я  чувствую   себя   лучше.   Энергия
восстанавливается.
    Я облегченно вздохнула.
    - Кто вы?
    Ред прислушался.
- Ваш  дядя входит в дом,  и я должен уйти,  - гость встал,
достав из кармана куртки видеокассету со  знаком  бесконечности,
пересеченном  стрелой,  на  вкладыше.  -  Когда-то Диана Лансерс
передала  дочери  послание,  но   оно   пропало.   Я   возвращаю
принадлежащее вам по праву. Мы расстаемся не на долго.
    Ред исчез, как будто его и не было.
    Я поспешила убрать кассету. В дверь постучали, и я открыла ее.
- Можно войти? - Угроза Джефферсона сбывалась. Расстроенное
лицо дяди говорило о серьезных неприятностях.
    - Элизабет... - Генри запнулся.
    Мое сердце учащенно забилось.
    - Что случилось?
    - Наша компания разорена. Остался единственный выход.
    - Замужество Элизабет Лансерс, - догадалась я.
    Дядя виновато взглянул на меня.
    - Это условие Джефферсонов.
- И их рук дело.  Иными словами,  вы продаете племянницу, -
безжалостно назвала я вещи своими именами.
    - Ты поймешь, дочка.
    - Пойму.
    Бесполезно было продолжать этот разговор.
Ночью мне плохо спалось.  Я просыпалась  от  ощущения,  что
поднимаюсь   вверх  по  крутой  лестнице  пирамиды;  на  верхней
площадке стоит жрец  с  обручем  на  голове.  Магический  камень
ослепил меня,  и я оступилась.  Меня спас молодой человек, подав
руку;  я ухватилась за нее.  Отрывок из  книги  Стингла  ожил  в
сновидении:
"И вдруг  неожиданно  для  себя  я  ощущаю  прелесть   этой
страшной ходьбы,  ее таинство. Ты не видишь лестницы перед собой
и как будто спускаешься с неба...  и совсем она  не  давит  свои
величием, скорее, она приподнимает тебя и отрешает от всего, что
час назад волновало... "
Мне стало душно,  и я,  встав с постели, подошла к высокому
окну.  Перед окном мелькнула человеческая фигура.  Я  без  труда
узнала Джона.
Все-таки хотелось знать, ради чего я рискую. Задернув шторы
и взяв из нижнего ящика секретера видеокассету,  я вставила ее в
магнитофон,  села в кресло и нажала кнопку "PLAY" дистанционного
управления.
На экране появилось милое, доброе лицо моей мамы. Золото ее
волос,   совершенная  форма  лица,  королевское  величие  осанки
передались и мне.  Диана держала в руке браслет.  Он представлял
собой  сложные переплетения металлического каркаса,  окруженного
стекловидным материалом, но едва мама повернула браслет, как его
ровная поверхность превратилась в грани хрусталя, а переплетения
сложились в строгие пропорции фигур.  Другой рукой мама сняла  с
шеи амулет.
- Настало  время   рассказать   тебе   о   нашем   неземном
происхождении,  - сказала Диана. - Волшебный браслет принадлежит
династии королей планеты Эрго.  Он хранился в Храме Солнц  много
тысяч  лет.  Сила  его  превратилась  в  легенду:  ведь никто из
королей так и не воспользовался ею.  Это был мудрый выбор. Позже
ты поймешь, почему.
Но и в нашем мире есть люди, ненавидящие гармонию Вселенной
и творящие зло ради зла. Это приверженцы тайного культа Тьмы. Их
Великий Жрец  скрывался  под  маской  скромного  наблюдателя  из
Сообщества Миров на Земле.
Ученые нашей планеты много раз посещали эту планету.  Жрецу
удалось  выведать у них тайну браслета,  и он решил использовать
нашу  святыню  как  оружие  завоевателя.  Обманом  он   захватил
звездолет  "Аира" и,  возглавив эскадры пиратов,  напал на Эрго.
Жрец уничтожил королевскую семью и разрушил Храм Солнц,  но  ему
не удалось добиться своей цели.
Эмиссар Иерархов Вселенной Элвэй спас  наследницу  трона  и
унес из Храма браслет.  Принцессой была я.  Преследуемые Жрецом,
мы укрылись на Земле,  на исследовательской станции ученых. Жрец
настиг нас и здесь. По темпоральной спирали я бежала в двадцатое
столетие,  где полюбила твоего отца,  не посвятив Стива в  тайну
браслета,   хотя   он   и  догадывался.  Элвэй  погиб,  задержав

 
в начало наверх
наблюдателя. Великий Жрец снова близко. Слуга Тьмы корыстен и властолюбив, а человечество еще не готово принять дар могущества. После моей смерти браслет должен быть либо уничтожен, либо передан эмиссару Иерархов. Соединив свой амулет с амулетом эмиссара, ты найдешь место тайника с браслетом; нарушит силовое поле тайника твой генетический код. Берегись Жреца, он принимает любые обличья. Доверяй посланнику Иерархов. Имя посланника - Диар; волшебный перстень с рубином станет знаком друга. Прощай, Элизабет! Изображение померкло. Я - потомок королей планеты Эрго! Такое трудно себе представить. Отец недаром занимался вопросами, имеющими отношение к легенде. Оставалась единственная загадка: является ли Ред эмиссаром? От мыслей у меня заломило виски. Добравшись до постели, я сразу провалилась в сон. Утром Джефферсон пришел требовать моей руки, настаивая на свадьбе. Разговор с женихом длился недолго. Сказав: "Да", я оставила Джона с дядей и ушла из дома. Было горько и обидно от сделки Генри Лансерса с Джефферсонами, его вынужденной уступки. Сдерживая слезы, я села в фольксваген и выехала на шоссе. Не отдавая отчета в своих действиях, я преодолела неблизкий путь до самого тихоокеанского побережья - края кемпингов и палаточных городков, моря, света и тепла. Казалось, не я, а чья-то чужая воля завладела рулем автомобиля. Фольксваген оставил позади мотель и свернул на отходящую от шоссе дорогу; в какое-то мгновение окружающий мир заслонила мгла, вслед за ней пришло головокружение и ощущение падения в пустоту. Я закрыла глаза, а когда открыла их, то передо мной, в глубине нетронутого цивилизацией тропического леса, возвышалось одинокое строение. Формой оно напоминало жемчужину. Открыв дверцу автомобиля, я ступила на влажный покров земли и с затаенным страхом поднялась на широкую площадку, толкнув незапертую дверь. Внутри чувствовалось запустение, странное для заброшенного дома: мебель, вещи сохранили нетронутость от рук грабителей, случайных путников, печати затхлости и обветшания. Строгая обстановка, стеллажи с непонятными знаками, замысловатые рисунки и схемы наводили на мысль об исследовательской станции. - Вы правы, Элизабет, - раздался позади голос. - Это станция, и мы в прошлом. Я повернулась к двери. Около нее стоял человек: гордый, независимый взгляд темно-агатовых глаз, в которых горел неземной огонь; широкий разлет бровей; золотистый оттенок кожи; бронза длинных волос, перехваченных обручем с блистающим камнем на лбу. Юноша был одет в серебристый комбинезон. Было в нем что-то космическое. Сердце подсказало - я снова встретила Реда. Несмотря на перевоплощение, он не потерял своей привлекательности. Неимоверная усталость от стремительности событий легла на плечи, и я присела на стул, предусмотрительно подвинутый Редом. Ред сел напротив, скрестив руки на груди. - Кто же вы? - задала я мучивший меня вопрос. - Сын Элвэя Диар, ваш друг, - взгляд мудрых глаз юноши подчинял себе. От пришельца не укрылось мое замешательство. - Я не использую свою силу во зло, и вынужден был похитить вас, чтобы оградить от преследований Великого Жреца. Сообщество Миров, независимо от ученых планеты Эрго, посылало на Землю наблюдателей. Во времена завоевания Америки конкистадорами наблюдатель Окена, он же Великий Жрец Тьмы, воспользовался информацией о браслете, убив экипаж "Аиры" и захватив звездолет. Мой отец преследовал преступника. После его смерти эта миссия перешла ко мне. Настоящее имя вашей матери - Илис. Слуга Тьмы отравил ее. Через своих людей он пытался завладеть видеокассетой, но мне удалось подсунуть ему копию, а оригинал и амулет спрятать на запасном секретном космодроме ученых планеты Эрго, прежде чем солдаты Окены схватили меня. После безуспешных допросов мне была уготована медленная смерть на рудниках, где добывают королевские алмазы множество рабов, и мало кто выживает в этом аду. Я поднял восстание и обрел свободу. Вместе со мной спаслись пленники, увезенные с Эрго. - Отца тоже убил Окена? - Да, - невыносимая мука отразилась в глазах Диара. - Но он ответит за свои злодейства. Вы должны знать: в записях Стива Лансерса Джефферсона интересовали догадки археолога о местонахождении станции, а в последней экспедиции ваш отец искал космодромы. Джон работает на Окену, но когда молодой Джефферсон выполнит предназначенную ему роль, слуга Тьмы уберет и его. - Догадки отца подтвердились? - К сожалению, да. Стив видел приземление звездолета с солдатами Окены. Убийством свидетелей преступник заметал следы. Но я положу конец его беззакониям, - поклялся юноша. - Отец, - грустно проговорила я. - Он мечтал, что я продолжу его исследования. - Я предлагаю вам прогулку к озеру, - мягко сказал Диар. - Хорошо. Насыщенный влагой воздух, сумерки под густыми кронами деревьев, переплетения лиан сопровождали нас многочисленными лесными шорохами; порой раздавались пронзительные крики обитателей сельвы. Мы вышли к озеру. Буйство природы расступилось вокруг гигантской каменной чаши. Я заметила падающую звезду, сначала не придав этому значения, но потом задержав взгляд на ней. Звезда увеличивалась в размерах; она состояла из какого-то переливающегося вещества. Видение существовало в нашем измерении, и все-таки часть его была в другом, невидимом человеку. Звезда приняла форму эллипсоида, погружаясь в темную пучину; алмазный шлейф ее поглотили спокойные воды озера. - Это звездолет "Аира", - догадалась я. - Захваченный Океной. Нам нужно забрать браслет из тайника, но прежде... - Диар не договорил. В его глазах я прочла любовь и нежность; горечь от предчувствия разлуки. - Вы свободны в выборе: или остаться на Земле, или лететь к Эрго. - Но как я оставлю дядю Генри в беде? Мне придется остаться. - Значит, так суждено, - Диар расстегнул ворот комбинезона, сняв с шеи амулет. Я сняла свой. Ладони юноши и мои соприкоснулись, и оба амулета слились в быстро вращающийся круг; из центра круга вырвался яркий луч, увлекая в развернувшуюся перед нами воронку пространства. Все повторилось: мгла, головокружение, падение в пустоту. На этот раз путешествие во времени завершилось в долине, подступающей к подножию вулкана. На вечернем небосводе поднимались ввысь вершины пирамид; немые свидетели, если бы умели говорить, могли бы поведать людям о золотоволосой красавице, скрывшей здесь браслет. - Леад Ге, - звучно произнесла я заклинание солнцеподобных богов. Пожар нестерпимого сияния залил долину, сразу погаснув. Груда камней, лежавшая поодаль, раскололась надвое. По камнями была металлическая пластина, присыпанная слоем земли. Следуя велениям подсознания, я, наклонившись, начертала на поверхности пластины знак бесконечности, пересеченный стрелой, и назвала неземное имя мамы. По металлу поползли трещины, пластина рассыпалась в прах, и нашим взорам предстал во всем своем великолепии браслет королей Эрго. Выпрямившись, я взяла браслет в руки. Окружающий мир перестал существовать. Сознание отключилось от реальности, поглощенное вышними мирами; тайнами мироздания, началом начал - источником жизненной энергии, открывшим путь изначальным искрам Разума по велению Создателя. Простое, виденное прежде стекло браслета превратилось в кольцо самоцветов, алмазных сплетений. Знакомые пропорции фигур выглядели увеличенными в преломлении света; в них читались древние руны, и мы с Диаром легко восприняли зашифрованную информацию - предназначение ключа-браслета. Карающий меч Трех Миров, доступный лишь избранным во владениях Иерархов, будет служить обладателю ключа. Я ясно представила себе, как алчная рука тянется к Мечу, обрушивает его мощь на Землю, Млечный Путь, Туманность Андромеды, Эридан, превращая великие цивилизации в пепел, и властолюбцы правят Вселенной... Так будет, если кто-то из нас не остановит это безумие. Я передала браслет Диару. - Миссия завершена. - Она завершится, когда жизни принцессы ничто не будет угрожать, - Диар почтительно склонил голову. - Я направил Окену по ложному следу, но слуга Тьмы наверняка раскрыл обман и скоро будет в долине. Тебе придется ехать домой одной. Мне необходимо обеспечить посадку звездолета с Эрго. Элизабет, ты не передумала? - Нет, - твердо сказала я. - В Пуэблу. - Позволь проводить до автомобиля, - Диар взял мою руку и одел на палец рубиновый перстень. - Это защитит тебя от магии Окены. - Спасибо. Автомобиль поджидал у виллы, перенесенный лучом вместе с нами. Я села в фольксваген и повернула ключ зажигания. Автомобиль тронулся с места. Щемящая тоска охватила сердце. Дома дядя сообщил мне о назначенной на завтра свадьбе. Перед церемонией Генри Лансерс, воспользовавшись отлучкой Джефферсона, подошел ко мне. В дяде уже не было недавней покорности судьбе; плечи его распрямились, глаза смотрели уверенней. - Чем я могу помочь тебе? Я благодарно улыбнулась. - Сохрани перстень. Я вложила в ладонь дяди перстень, и Генри крепко сжал ее. - Не беспокойся. Джон вернулся внезапно. Облик Джефферсона изменился: непримиримая ожесточенность, стремление повелевать сказывались в движениях жениха. Окена сменил сына финансового туза, но подмеченное мною недовольство в глазах Жреца подсказывало, что планы зла нарушены. - Ваше представление затянулось, - сухо сказала я. - Я тоже так считаю, - оттенки голоса мнимого Джона прозвучали напоминанием о вечере знакомства с Диаром. Тягостная церемония подошла к концу. Выходя из храма, я увидела вдруг в толпе поздравляющих Диара. Окена перехватил мой взгляд, тщетно ища глазами эмиссара, но юноша исчез. Теперь я поняла недовольство Жреца - дядя пропал; возможно, избежал смерти и Джон. Меня усадили в автомобиль. Окена торопился. Из-за повязки на глазах я не знала, куда едут беглецы; я могла лишь догадываться, и мои предположения оправдались. Местом остановки избрали мотель на развилке дорог. Некоторое время я оставалась в запертом номере одна. Я сорвала фату и с досадой бросила на пол. Мысли были заняты Диаром: где он, что с ним и не схватили ли его солдаты Окены? Я подошла к окну, заранее забранному решеткой. - Я позаботился, чтобы птичка не улетела. - Циничный тон новоиспеченного мужа раздражал меня. Я развернулась, сжав кулаки и овладев собой. - Где дядя? - Спросите лучше своего знакомого. Принцесса недавно рассталась с сыном Элвэя, - Окена выговаривал каждое слово отчетливо-жестко. Я смотрела мимо слуги Тьмы, а когда вновь перевела взгляд на него, то Жрец принял свой настоящий облик. У Окены не было ярко выраженных черт, присущих каждому человеку: случайный набор неопределенного цвета узких глаз, едва угадываемые линии губ, тонкие полоски бровей и грива цвета вороного крыла волос; черный плащ, скрепленный на плечах брошками-драконами, дополнял мрачный вид.
в начало наверх
- Если вам нужен браслет, то вы опоздали, - опередила я вопрос. - Эмиссар обвел нас вокруг пальца, устроил побег Генри Лансерса, увел Джона, но сам подготовил себе ловушку - полюбил полукровку, - губы Окены скривились в мерзкой усмешке. - Из-за спектакля со свадьбой вам не удалось быстро покинуть Землю. Усмешка сошла с лица тюремщика. - Хватит болтать. Куда прилетит звездолет, посланный Иерархами? Я промолчала. - Спросим у эмиссара, - Окена достал рацию. По маленькому экрану пробежали полосы, и на нем возникло изможденное, но непреклонное лицо Диара. - Старый знакомый, не правда ли? - слуга Тьмы торжествовал. - Твоя девчонка у нас, и если ты не принесешь браслет, я покончу с принцессой. - Продолжим разговор на станции. Никто не смеет причинить вреда Элизабет, иначе вы ничего не получите. - Договорились. Едем на станцию. Глаза слуги Тьмы загорелись нетерпением: он рвался к власти. Мы приехали на станцию. Внутри было пусто. - Эмиссар задерживается, - поторопился делать выводы Окена. - Я здесь, - голос Диара прозвучал, словно натянутая струна. Я кинулась навстречу юноше, но в руке слуги Тьмы сверкнул меч. - По законам Космоса честный поединок, - Диар держал в руке такое же оружие. Окена взмахнул мечом. Диар отразил удар, нанося свой. Клинки скрестились. Оба противника были сильны, ловки и смелы. Эмиссар брал верх, и его победа приближалась. Тьма, отступая, пользуется самыми низкими способами; сторонники Окены не должны были менять исход поединка недозволенными приемами, но один из солдат приготовился к нападению из-за спины, притаившись за стеллажем. Диар выбил меч из рук своего врага, приставив оружие к груди побежденного. - Вели солдатам удалиться и отпусти принцессу. Глаза Окены недобро блеснули. - Делайте, что он говорит. Из укрытия молнией метнулся солдат. - Диар! - в отчаянии крикнула я, предотвращая предательский выпад; клинок вонзился юноше в плечо. Эмиссар выронил меч. Этим воспользовался Окена, толкнув Диара наземь. - Обыскать, - процедил сквозь зубы слуга Тьмы. Обыскавший пленника солдат в недоумении поднял глаза. - Ничего нет. Окена рывком притянул меня к себе. Я почувствовала на шее холод оружия. - Браслет, или я убью ее. - Я отдам браслет, - Диар приподнялся на локте, с трудом вставая. Окена опустил меч, больше держа меня. - Для верности девушка составит нам компанию. Никто не тронет принцессу. Веди нас. Я помогла Диару встать; одной рукой держась за плечо, а второй опираясь на мою руку, эмиссар поднялся, вымолвив недоговоренные при расставании слова: - Я люблю тебя, Элизабет, и буду любить, что бы не произошло. - И я тоже. Наши губы сомкнулись в коротком страстном поцелуе, скрепленном жаром двух сердец, но миг счастья невозвратим; окрик слуги Тьмы прервал его. - Хватит миловаться, голубки. - Диар ранен, - негодовала я. - Ему трудно идти. Юноша стиснул зубы: - Я выдержу. Окена достал из-за пояса ампулу с лечебным эликсиром и подал мне. Я смочила рану. Она тут же покрылась белой пленкой восстанавливающих поврежденные ткани микроорганизмов. Миновав озеро, мы углубились в сельву; каменная площадка берега клином вторгалась в лесное царство. На площадке стоял планетолет. Мы залезли в него. Диару сковали руки, усадив в кресло рядом с пилотом и приставив сзади конвой; юноша должен был показывать путь. Я в бессилии откинулась на спинку сиденья, следя за движениями конвоиров. Пленник не мог повернуть головы: ему не давал шелохнуться бластер, упиравшийся в затылок, но я ощущала тонкую нить слияния душ, связывающую меня с любимым. Сельва отступила. Планетолет летел над узкой полоской шоссе. Внизу замелькали пляжи, курортные гостиницы, мотели и роскошные дома аристократов. Описав дугу, планетолет отклонился от курса, избегая многолюдных мест, и направился к зеленому ковру тропического леса. Пилот выбрал для посадки расчищенный участок неподалеку от побережья, где не было туристов и поселений. Здесь все вышли из планетолета. Окена грубо подтолкнул эмиссара. - Показывай дорогу и не вздумай обмануть. - Диар держит слово, - с достоинством ответил юноша. Наш отряд продолжил прерванный полетом путь. Впереди, в окружении солдат, шел Диар, потом я, и замыкал шествие слуга Тьмы. Дорога казалась мне бесконечной. Наконец, мы достигли побережья. Перед нами расстилалась бескрайняя синева океана, окрашенная последними лучами заходящего за горизонт солнца. "Безусловно, здесь, и больше нигде, согласно представлениям индейцев, рождается солнце", - строка из книги, прочитанная отцом, воскресла в памяти, пронзая пространство и время. Странная ассоциация: ведь здесь-то солнце умирало, и в этом был свой символизм --- пока силы Тьмы торжествовали. Но все же... "Виток спирали... изображает движение солнца по небу, это вечное рождение и умирание... на востоке каждый день рождается солнце, в предыдущий вечер умершее на западе... Восстание из мертвых... Майяское воскрешение!" Окена почувствовал что-то неладное; его лицо выглядело немного растерянным, а появление на берегу Генри Лансерса совсем сбило с толку слугу Тьмы. - Ты поджидал нас? - враждебный тон Окены предвещал бурю негодования. - Чтобы забрать племянницу и взамен вручить шкатулку, отданную мне Редом после побега. Пусть Элизабет подойдет ко мне, а пленника раскуют. - Первая просьба выполнима. Судьбу эмиссара я буду решать сам. Я посмотрела на Диара долгим прощальным взглядом. - Иди, - сказал юноша с печалью в голосе. - Наша любовь не умрет. Я медлила. Между тем слуга Тьмы, произнеся заклинание, открыл шкатулку, вынул из нее браслет и хищным взором уставился на него. - Перстень! - крикнула я дяде. - Кинь мне его. Генри кинул. Волшебный перстень, увертываясь от хватавших его рук солдат, успешно избежал поимки и сам скользнул на мой палец. Я направила камень перстня на запястья Диара, и цепи упали к ногам юноши. - Окена, ты переступил черту священных законов. Настало возмездие. Диар протянул руку с раскрытой ладонью, над которой закружилось облако белых искр; внутри облака разгоралось пламя. Такое же облако вырвалось из шкатулки, а браслет выпал из рук Жреца, откатившись в сторону. - Глупец, ты погубишь и себя! - в страхе воскликнул Окена. Я подняла браслет, подавшись к Диару. - Бегите. Перстень приведет вас к месту посадки звездолета. Диар приказывал бежать. Я сопротивлялась, но настойчивый взгляд юноши гнал от себя. Последнее, что я увидела, - магическое пламя вспыхнуло нестерпимым блеском и взметнулось вверх лепестками алой розы. Я запомнила каждую черточку лица Диара, горячий взгляд юноши и багровую завесу, поглотившую берег. Мы с Генри бежали, не разбирая дороги, не замечая цепляющихся лиан, хлещущих по ногам растений, звуков и шорохов. Сила перстня остановила нас у полуразрушенной пирамиды; пирамида была воздвигнута на холме, а внизу простиралась низменность. Там мерцала стрела космодрома. Спасительная звезда корабля падала с неба. Диск звездолета, замедлив скорость, низко пролетел над землей и опустился на посадочную полосу. Я перевела дыхание. Слезы радости и горя обожгли щеки, а губы прошептали: - Диар, я добралась. Люк звездолета открылся, и четверо астронавтов сошли к нам, приветствуя поднятием руки; осознанное чувство тоски по далекой родине, откуда прилетел звездолет, вдруг захлестнуло мою душу. Выступивший вперед астронавт заговорил на языке землян: - Мы ваши друзья, - на рукаве пришельца была эмблема - знак бесконечности, пересеченный стрелой. - Нас задержали пираты; пришлось принять бой. Где Диар? - На побережье. Он сразился с Океной. - Мои скупые слова падали свинцовыми каплями в наступившую тишину. - Летим туда. Поднявшись на корабль и пройдя туннель коридора, мы оказались в зале управления. Я выложила на стол браслет. - Отдайте его Иерархам. Астронавт осторожно поместил наследство королей в куб контейнера. - Если Диара не удастся спасти, то отдать браслет Иерархам должна наследница трона. Народ Эрго ждет вас, Элизабет. При словах "не удастся спасти" у меня потемнело в глазах. Я не хотела даже думать об этом. Звездолет взлетел. Теперь уже я была на месте юноши, указывая путь пилоту, но как гостья, а не пленница. Обнаружив брошенный планетолет, корабль завис над ним, осветив бортовыми огнями площадку, окутанную ночным мраком. - Высылаем десант. Принцесса, вы останетесь на корабле, - сказал капитан. - Я с вами, - возразила я. - Вам надо отдохнуть. - Диар в беде! - Я понимаю, - не препятствовал капитан. - Будь по-вашему. От звездолета отделилась авиетка и подлетела к берегу, где разыгралась трагедия. Я ступила на обугленный песок и остановилась. Астронавты побежали к лежавшим телам. Справившись со страшным предчувствием, я последовала за ними, но вернувшийся капитан сдержал мой порыв. - Вам лучше не ходить туда. Пусть он запомнится вам живым. По суровому лицу астронавта я поняла - эмиссар мертв. Опустошение, утрата того, что не сбудется, крушение надежды на счастье пронзили меня. А утром первые лучи солнца огненными стрелами упали на великий океан, раскрасив его гладь золотым руном как символ возрождения жизни. Я улетала вместе с экипажем звездолета на Эрго. Генри Лансерс прощался со мной. - Не забывай, дочка, своего отца и старика Генри, - напутствовал меня дядя. Я обняла его, вновь почувствовав себя просто маленькой беспомощной девочкой. Дядя был слишком земным человеком, чтобы брать его с собой к звездам. Но я надеялась, что сокровища майя, путь к которым указывали старинные карты ученых Эрго, немного скрасят его одиночество и смягчат горечь разлуки. - Теперь к Диару? - К нему. Сердце рвалось к тому месту, где мы похоронили его. Но как трудны были шаги к последнему свиданию! Обелиск из светлого камня с земным именем эмиссара стоял на берегу озера. Я не нарушила земных традиций, и букет лесных цветов лег на могилу. Диар... Я окунулась в волну воспоминаний. Чувство долга
в начало наверх
вывело меня из забытья. Я приняла эстафету, вечную эстафету добра и света; я не в праве дать волю слезам, опустить руки перед смертью, уносящей самых лучших. - Я не изменю твоей памяти. Спи спокойно, - принесла я клятву душе любимого. Подготовка к полету закончилась. Корабль, преодолев земное притяжение, вышел на орбиту. Планета людей, раздираемая войнами, мелкими страстями, слепотой правителей и ненасытным злом, разъедающим, словно ржа, души людей, таяла в дали, но я верила - добро восстанет из пепла, слез и крови. Человечество опомнится, но не будет ли слишком поздно? Покровительство Иерархов кончается, едва цивилизация переходит грань разумного. - Я вернусь к тебе, Земля, в твой светлый час, - прошептала я. Миссия Иерархов Вселенной продолжалась.

ВВерх