UKA.ru | в начало библиотеки

Ѕиблиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежна€ | фантастика русска€ | литература зарубежна€ | литература русска€ | нова€ фантастика русска€ | разное
јнекдоты на uka.ru
   Ћеонид Ћеонов.
   Ѕј–—” ».
 
 
   ∆и-или, бы-или
   ƒва брата родны-ие
   ќ-одна мать их вспои-ила...
   –а-авным щастьем надели-ила:
   ќдного-о то бога-атством,
   ј-а другого нишшато-о-ой!
   (—лепцы поют).
 
   „ј—“№ ѕ≈–¬јя.
 
   I. ≈гор »ваныч Ѕрыкин женихатьс€ едет.
 
   ѕрикатил на  азанскую парень молодой из ћосквы к себе на село, именем
- ≈гор Ѕрыкин, званьем - торгаш. Ќа “олкучем в ћоскве ларь у него,  а  в
ларе вс€кие капризы, вс€кому степенству в украшенье  либо  в  обиход:  и
кольца, и брошки, и чайные ложки, и ленты, и тесемки,  и  носовые  плат-
ки...  упечествовал парень потихоньку, горланил из  лар€  в  три  медных
горла, строил планы, деньгу копил, себ€ не щад€, и полным шагом к  своей
зенитной точке шел. ѕро него и знали на “олкучем: у Ѕрыкина глаз  косой,
но меткий, много видит; у Ѕрыкина прием цепкий, а тонкие губы хватки,  -
великими делами отметит себ€ ≈горка на земле.
   ј за неделю до  азанской нашел Ѕрыкин стертый п€так  под  водосточным
жолобом. — п€така и пристала к нему тоска.  ќсунулс€  и  помертвел,  вс€
скупа€ пища, какую принимал, на разрощенье его тоски пошла. “ут  как-то,
сид€ на койке у себ€ со свечкой, сосчитал Ѕрыкин сумму богатства  своего
и задумалс€. ѕричудилось ему, что уже настало врем€ удивить мир  де€нием
большого человека ≈гора Ѕрыкина, а тоску за предвестье славы своей счел.
ѕарень он был коммерческого смысла, знал потехе меру, деньгам счет, выс-
шему чину лукавый почет, а себе истинную цену. ѕораздумав вдоволь и дело
обсуд€ с городским своим при€телем,  арасьевым, порешил  ≈гор  к  жнитву
домой женихатьс€ ехать.
   ... Ќазаровскую, с лихими бубенцами, нан€л он со  станции  тройку,  -
четвертной билет ≈гору в женитьбенном деле не расчет. ямщика щедро выпо-
ив чаем с баранками, чтобы в —ускии не ночевать, сел пошире да  посклад-
ней на все сорок четыре скучных версты, сплюнул из-за папироски, покрес-
тилс€ со смешком на иконку в подорожном столбе, сказал €мщику речисто  и
степенно:
   - ѕравь.
   ƒернул коренник, свистнула по прист€жке  вожжа.  “рескуче  защебетали
железные шины по крупному щебню станционного  шоссе.  ѕотом  свернули  в
сторону, см€гчилась дорога высокой, топкой пылью.  уриные дома станцион-
ной мелюзги сменились т€жкими ржаными пол€ми. ј вокруг двинулись,  уплы-
ва€ назад, старо-знакомые виды ≈горовой стороны.
   ѕлыли мимо глухие овраги, сохран€ющие к далекой осени  влажный  холо-
док, и рощичка крохотна€ о семнадцати березках, сто€щих  на  отлете  под
пылью и ветром, плыла. ѕроплывало ленивое и чинное, как  ржаной  ломоть,
все насквозь соломенное Ѕедр€та-село, и пол€нка резва€ убегала, на кото-
рой в гост€х у бедр€гинского д€дьки игрывал в лапту с реб€тами ≈горка.
   «а€ц проскакивал на опушках, и воробьи взлетали со свистом крыл. —та-
ренький попок в проплатанной р€ске проползал мимо, клан€€сь и  сторон€сь
ко ржи. Ѕабку обгон€ли, бредущую к ровеснице за семь верст -  навестить,
новости выведать, хлебца откушать, не погорчал ли у подружки хлеб. » над
ними, над всеми, буйным облаком взвивалась от ≈горова поезда густа€  до-
рожна€ пыль.
   Ћюбо стало ≈гору Ѕрыкину озирать с высокого тарантасного сидень€  все
эти, когда-то пешком пройденные, полузабытые места. ¬ишь, -  и  небушко,
милое, не каплет! » ржица доцветает, а ветер бежит по ней, игра€ облаком
дурманной, ржаной пыльцы. » теленочек,  р€бенький  голубок,  у  загороды
прив€зан стоит. » солнышко над дальним синим  лесом,  усталое  за  день,
медленно клонитс€ к закатной черте. » впр€мь, отдохни,  родное:  надоест
еще тебе мужицкую жатву полуденным жаром обвевать!
   ... ¬зыграла ≈горова душа.
   -  ак, не зажинали еще по волост€м? не слышано?
   -  уда ж еще зажинать! - смеетс€ беззлобно €мщик.  -  ¬едь  рожь  она
как? она две недели выметываетс€, да две - цветет, да две -  наливает...
а тут она, гл€нь, еще и не побелела! вот √усаки, сказывано, уж  и  серпы
зубр€т, - не оборачива€сь, в бороду гудит €мщик.
   - «убр€-ат! - степенным гневом вспыхивает ≈гор. -  –овно  татаре  аль
цыганы там твои √усаки! » в самый светлый день - крути ћахметка!..
   ¬ожжи вскидываютс€ на потные лошадиные спины. » оп€ть одолевает неус-
танна€ Ќазаровска€ тройка т€гучие, ленивые версты. ƒень  премен€етс€  на
вечер. ’олодеют дали. «аоднообразились виды кругом. ¬ тонкой пыли  посе-
рели лакированные жениховские сапожки.
   ѕри€тным дремотным ручейком текут мечтань€ сквозь ≈горову  голову.  -
 ак приедет, так и пойдет он к ћите Ѕарыкову в гости,  с  гармоньей,  на
¬ыселки. », как придет, так и с€дут они, два, р€дышком на крылечке,  так
и заиграют дружно на двух гармон€х, вместо пустых разговоров - как  жил,
что пил, чем похвал€тьс€ приехал. ј потом, пооткинув гармонь  за  плечо,
выт€нет ≈горка сапожки свои ћите в зависть и раздражение, да  и  вытащит
из кармашка ненароком серебр€ный свой, полных восемьдес€т четыре  пробы,
с голой женщиной на крышке, портсигар: "Ќе угодно ли пипиросочку тонкого
формата, ƒмитрий ƒорофеич? “абачок самый турецкий, четвертак коробка,  в
магазине куплено!..".
   «амечтавшись, томно клонит голову  на  плечо  ≈горка.  —ладко  жениху
предчувствовать собственной свадьбы угарную  пь€нь.  ќх,  ≈горка,  житье
твое просторное! ¬он сколько места предоставлено земной славе твоей.
   - “олько б папенька не помер. ¬сем делам подгадит, -  вздыхает  вслух
≈гор »ваныч и оп€ть поникает головой.
   - „его-о?.. - равнодушно т€нет €мщик.
   - ћного ль осталось, спрашиваю, - грубо  кричит  ≈гор  и  косит  злым
взгл€дом на морщинистую, гр€зно-красную €мщикову шею и ежитс€, разбужен-
ный от мечтаний, в своем люстриновом пиджачке.
   - ƒа вот сам считай... ќт Ѕедр€ги до –огозина п€ток наберетс€, да две
проехали. ƒа от –огозина до —ускии дес€ть. ¬от тебе и выходит...
   ј уж меркнет безветренное небо. ¬ краю луга дотлевает за дальними ле-
сами ласкова€ полоска зари. ѕодорожные кусты сто€т ровно и кругло.  ѕри-
ходит в тот край большой покой трудового сна.
   ¬друг стала тройка. —кинулс€ с козел, вгл€дываетс€ в  сумерки  кустов
€мщик. ѕотом, на ходу размина€ затекшие ноги, идет неспешно к  тем  кус-
там. ј мать ≈гора догадливым родила, кричит ≈гор »ваныч:
   - ќй, никак ваше степенство капуски с сыренькой водичкой обхлебались?
   “от будто и не слышит. — возрастающей тревогой подаетс€ из  тарантаса
≈гор. - —клон€етс€ €мщик к кустам, - даже и обрывки его речи не  доход€т
до настороженных ≈горовых ушей.  ямщик  идет  обратно,  несет  на  руках
мальца лет тринадцати, легко - точно липового. ” мальца губы  запеклись,
как в болезни, лицо - цвета праха и пыли, а руки вис€т, словно и нет их,
а рукава одни. ќбессилевшее тело мальца покорно и гибко в коротких руках
€мщика.
   - Ќеужли клад отыскал? „ур пополам! - трескуче хохочет ≈гор »ваныч.
   - ѕополам и придетс€, - слышит ≈гор в ответ. -  Ќу-ко,  примости  его
наперво да попридержи, как поедем... не выпал бы!
   » не дожида€сь ≈горова соглась€, впихивает €мщик найденыша к ≈гору на
сиденье. ћалец дрожит и бессильным стебельком клонитс€  на  возмущенного
≈гора.
   - Ёй, борода! - хорохоритс€ тот и с негодованьем  отстран€ет  лакиро-
ванный сапожок от гр€зного мальцова лапт€. - “ы мен€, кажись, одного на-
нималс€ везти. ѕарень и так добежит. Ќа парн€ у нас с тобой  уговору  не
было!
   ямщик рывком трогает с места. —молкает и ≈гор »ваныч,  тронутый  вне-
запным соображением. - ќй, медвед€, ≈горка, не серди. ћеста глухие,  во-
ровские, болотные. » сгниешь ты, ≈горка, со всеми сундучками и  турецким
табачком в болотной дырке бесславно и безвестно.
   “ут предночной ветерок подул и колыхнул верхушку проползавшей  ветлы.
«олотое полотенчико померкающей зари порвалось в  лиловые  клочь€.  ѕыль
прилегла, и задымились росы. Ќеутомимые на стежках  застрекотали  ночную
песню кузнечиные хоры. ќп€ть бегут  под  колеса  непрестанные  сажени  и
версты, еле успевает переступать по ним разгор€ченными ногами коренник.
   —ело —уски€! ћа€чит в сумерках белый толстый храм торгового сего  се-
ла. √ор€т костры по низкому берегу  ћочиловки,  -  светл€ки  полусонному
взгл€ду ≈гора Ѕрыкина.   артуз  нахлобучивает  поглубже  ≈гор  »ваныч  и
мальца прихватывает к себе, чтоб не слишком билс€  на  ухабах.  ќп€ть  в
неглубокий омут жениховских мечтаний уходит Ѕрыкин с головой.
    ак приедет - спать. ј с утра оделит ≈гор »ваныч сродников  гостинца-
ми, знакомцев поклонами, степенным щелчком зазевавшегос€ мальца.  ѕотом,
гармонь потуже подт€нув к плечу, айдакнет ≈гор »ваныч к ћитьке в  гости.
ј уж к вечеру и повытомит он и статных девок, и крепких вдовух, и засох-
ших вековух и сапогами, и гармоньей, и тонкими, немужицкими разговорами,
в которых что ни слово - ровно томпаковое кольцо: и  блестит,  и  сердце
голубит, и скинуть его с перста не жаль. ј что р€б ≈гор »ваныч, как  ро-
гожка, так ведь лицо что? Ћицо что пол, было бы вымыто.
   «ато, как отгул€ет он холостые денечки, зашлет свахой  атерину  “имо-
февну, попадью и €беду, к Ѕабинцовым на двор. » наказа своего повелит не
преступать: чтоб не сразу выкладывала ≈горов помысел, а  почванилась  бы
вволю, будто невеста с глуховатинкой, будто уж и перины в чулане  подоп-
рели и шубы повылезли, ожида€ з€т€ √ригорью Ѕабинцову, јннушке - мужа  и
хранител€.  атерина “имофевна в жизни знает толк: толста, и слова у  ней
круглые... «акуралесит всю волостную округу Ѕрыкин. ¬се гармони  на  де-
с€ть верст округ похрипнут  от  ≈горова  весель€.  ќй,  великое  куриное
пь€нствие, - ой, мирска€ смехота!
   - ѕаренек-то родственничек тебе, аль как? - ластитс€ к €мщику раздоб-
ревший от довольства своего ≈горка.
   - —воих не признаешь. «нать дома давно не бывал? - кр€хтит €мщик. - —
коровами-то, слышал, беда вышла.
   - јн и не слыхивал... а кака€? - ” нас, говоришь, в ¬орах, беда?
   - ¬се бы нам подешевше, - раздумчиво укор€ет €мщик, - а за дешевку-то
вп€теро платить. ћаксимку Ћызлова пам€туешь?
   - ¬ пастухах который? ну! - торопит ≈гор.
   - «аспал на солнышке, по старости... а пастушата - ведь вон экие,  их
самих пасти впору - дудки резали.  оровы - восемь ли, дев€ть ли голов  -
спустились на поемку...
   - ќй, - пугаетс€ ≈гор, сдвига€сь с сидень€.
   - ¬от те и ой. —пустились да веху и обожрались. ѕодохло  п€теро.  ќс-
тальным фершал чекмасовский, Ўеб€кин что ль? - пуз€ прокалывать наезжал.
   - ¬ыходили? - волнуетс€ ≈гор, ерза€ по сиденью.
   - ƒа не известны мы...
   ѕереезжали мосток. Ѕревна хлопали, колеса стучали, мешали слушать.
   - ... парнишку, евойного братен€, крепко побили, в кулаки. Ўестнадца-
тый всего парнишке. ƒа што, коров-то не подымешь! ј этот вот убег да че-
тыре, вишь, дн€ в лесах бродил. —енькой-то теб€, что ли?  -  спросил  он
вдруг у мальца, пугливо вскинувшего большие, в кругах, глаза. - «адичал.
ј мать в реке багром шарила. “емные мы, ровно под землей живем...
   јхает ≈горова душа: неужто и тво€, ≈гор, корова в счет попала? ј  ко-
рова - мес€ц целый крику на “олкучем, земл€ка в трактир  не  сводить,  с
 арасьевым в праздничек пивком не побаловатьс€. ≈ще новый дом в ¬орах  в
голубой оттенок красить сбиралс€...
   » тут же в пам€ть идет: и их, ≈горку, да покойного јлешу  Ѕосоногова,
да јндрюшу ѕодпр€това, да ћитю Ѕарыкова, в детстве влекло на  √лебовскую
пойму, где высокого веха полые палки ненасытно сосут черный жир из забо-
лоченной земли. »з веха цыкалки делали и дудки. ѕод вечер  шли  домой  и
трубили все четверо дружным хором и наперебой, распугива€ куликов и кур,
брюхатых баб и молодых тел€т. ≈горке и прозванье было дадено: ≈горка “а-
рары.
   Ќебо стало глубже и темнее, увеличиваютс€ в нем стайки звезд. ѕридви-
галс€ последний перелесок, за ним - ¬оры, ≈горова родина.  Ћихо  козырек
пооткинув, носовым платочком обмахивает ≈гор »ваныч пыль с сапог.
   - ƒа уж и то сказать! - рассудительно внушает Ѕрыкин. - ”ж больно на-
род у нас дик. Ѕили нас, надо сказать, мало. Ќоне, к примеру, жалобитесь
да слезой текете, а завтра как хлобыснете по св€щенному-то месту...  —е-
рость в вас...
   - ƒа сам-то, аль в графь€ пошел, как в городе пожил? - в  первый  раз
оборачиваетс€ €мщик. »з его дерев€нной  рожи,  распустившейс€  в  острую
насмешку, уз€тс€ презрительные старичьи глаза.
   - Ќу-ну, уж не щерьс€... правь, правь! - рычит на него Ѕрыкин,  скал€
зубы и кос€ глаз на близкое село. - “ы знай свое дело, чеши бороду!..
   ямщик злобно и тупо смотрит на Ѕрыкина и вдруг рывком  поворачиваетс€
к лошад€м.
   - Ёэк, вы... собачки зеленые! - с надрывом и дико кричит он,  и  кнут

 
в начало наверх
его свистит на всех трех разом. “арантас, хрип€ рессорами, вспрыгивает и ныр€ет в последнем ухабе, на взъезде в село. ќхватило знакомым духом жилых изб. ѕола€ла на троечное колесо собака. Ћихие, безудержные, из последних сил раззвенелись по селу бубенцы. Ќочь. II. —авелий пристроил реб€ток. ѕревеликим загулом проводил ≈гор Ѕрыкин холостые свои деньки. ≈ще и до свадьбы стал ≈горка ≈гор-»ванычем зватьс€, а как оженилс€, так и сов- сем возвеличилс€ на всем миру ≈гор. »грали свадебку в новом доме в сос- луженьи родственников и свойственников, песенников и попов. ¬оистину ку- рина€ смехота: напитков и наедков не перечислить, пахло свежей краской, ломилс€ от пл€ски пол. ј один из наезжих сродников, дикой невиданный д€д€, так балаболил в соседней волости об ≈горовом величестве: - ќй, дедуньки... √армони пе€ли, девки пе€ли, попы пе€ли. ’ошь кушай, хошь - слушай. ј дом! ¬от это дом, одна печь вдвое больше избы... ¬от уж дом, так дом! - и пь€ными ногами расписывалс€ в справедливости рассказа своего. - ƒа и не одни д€дь€ только... ѕогул€в же мес€цок - другой, собралс€ Ѕрыкин в город. ѕравда, гор€ча и неустанна в любви, как и в пахоте, јннушка Ѕабинцова, теперь законна€ Ѕрыкина жена, - и руки у ней м€гкие и жадные, и губы сладки, как больша€ лесна€ €года, - скуки с такой женой не ведать, кака€ длинна€ ни случись ночь. Ќо и ларь не ждал: каждый день - заметна€ убыль, каждый час - рубль. — молодой супругой своей совсем обносилс€ и лицом, и карманом ≈гор »ваныч. », покуда собиралс€ вернутьс€ к своим крикливым будн€м, зазвал его к себе —авелий –ахлеев, поротый. яишенку смастерив и раздобывшись у соседа настойкой в долг, стал —а- велий, руками маша, прикланива€сь и потчу€, рассуждать вслух о разном. ќдно в его бестолковых рассуждень€х €сно было, - совсем его невозмож- ность одолела. - ƒа вот и с коровами-те кака€ провинность!  то его знал, вех! –астет и растет, €вственный факт. » никогда такого не случалось, чтоб на него скотина льстилась. ¬ нем и соку-те, понимаешь, никакого нет, ни крови- ночки... одно дерев€нное стволье! - —авелий в этом месте пошикал на же- ну, јнисью: - у-у, ровно метелка в углу стоишь. ѕрисударкивай гост€-т, непоклонна€! ≈гор »ваныч сидел в красном углу, пыхт€ от сознань€ собственной славы и от тугого воротника. ¬ременами, поддакива€ и намарщива€ небольшой лбишко, ковыр€л он ложкой €ишницу, посапывал и молчал. » оп€ть разливалс€ слезой да жалобой —авелий. ¬ такие времена велика трудность в хоз€йстве. ћальчонок - не баран, шерсти не настрижешь, а хлеба ест много. ’оз€йство бедн€ет с каждым годом, двор падает, и боров прошлой осенью, ровно на зло, сдох. - Ќищаю... ј каб была у мен€ зацепка в городе, отдал бы € мальцов своих туда. —ыт, одет, и не думаетс€. √л€дишь, и набежит с кажного хоть по серебр€ному рублику в три мес€ца. ’леба не ед€т, и то барыш! - жалоб- но прокричал —авелий и, в бессильи выпучив глаза, присел на лавку. - –азве у нас там рубль - деньги? - пожал плечами и посклабилс€ ≈гор »ваныч. - ¬ ћоскве тыщи цельные по улицам бегают, а от рублей-то мозоли на руках вспухают.  онечное дело, сноровка нужна во-врем€ рублик попри- жать! - “ут ≈гор »ваныч встал, отпихива€ в сторону недогрызанный огурец. - “ак вот. “ы, —авелий ѕетрович, готовь подводу к завтрему. Ѕеру мальцов твоих... » мен€ уж зараз отвезешь. ѕроговорив так, поиграл плечиком ≈гор »ваныч, посмотрел на серебр€ные часы и вышел. ¬ сен€х тащил с колодца бадью с водой хромой ѕашка, стар- ший —авельев. ≈му, дав одобрительного щелчка, произнес строго ≈гор »ва- ныч: - Ќу, ’ромка, сбирайс€ в город со мной. ѕросватали! Ўум подн€лс€ в –ахлеевской избе по уходе Ѕрыкина. ћать кричала на от- ца, а тот отпихивалс€ и отнекивалс€: - „то-о? Ёто €-т, выходит, пь€ница? Ќосоватов, кн€зь, величественный человек, как € в пажеском-те корпусе служил... ѕей, говорит, —авелий! ѕитье украшает жизнь, пей. ј € рази дл€ украшень€? –ази тот человек пь€ница, который от гор€ пьет?.. ƒа и реб€т-те € с кровью, может, от сердца отрываю! Ќе-ет, это ты совсем неверно. “ем и докончил —авелий, что допил единым духом остатки, мутневшие на донышке, и сбежал от јнисьи на весь вечер в разговоры по мужичкам. ... ”тро, подкованное легким морозцем, бодрило и отбивало сон. ¬ то серебр€ное утро уже стемна ждала у Ѕрыкинского крыльца —авельева подво- да. Ѕрать€, —енька и ѕашка, сидели в телеге, укутанные в самое новое, какое нашлось у матери, тр€пье, и пучились на отца. ј отец, суетливый и маленький, и уже не без пь€нцы, все подхихикивал кому-то, воображаемому, и попрыгивал вокруг своего конька, смешного, усатого, жалкого, как он сам. „ерные Ѕрыкинские окна тускло тлели красными и желтыми бликами ску- пой осенней зари. “ут на крыльцо ≈гор »ваныч вышел, застегнутый на все пуговицы, зас- панный и сердитый. Ўе€ его была обв€зана полосатым, толстенной шерсти, шарфом, - супругин дар. —зади Ѕрыкина, заплаканна€, €вилась и сама ≈го- рова молодайка. - Ќу, прощай, жена, - сурово сказал Ѕрыкин. » тут же не удержалс€, чтоб не щипнуть жену вдобавок к недавней утехе. - ∆ди гостинцев, јнна. - ƒа хоть на народе-то не мни, мучитель! - отстранилась та. - «ам€л ты мен€ совсем. - ј что ж? Ќе убудет, а любо будет! - притворно засме€лс€ Ѕрыкин. - “ак, что ль, —авель ѕетрович? Ќо —авелий только мигал, и рот его плыл униженной поддакивающей улыб- кой. ѕашка угрюмо отвернулс€ и гл€дел куда-то в угол, где на выселках горел пестрою резьбою дом лавочника —игнибедова. —ен€ дремал. - ј что, —авель ѕетрович, - приступил к делу Ѕрыкин, не выпуска€ из узкой своей ладони пухлой жениной руки, - меринко-то подгул€ло твое! ”ж больно брюхо-то у него отвисло, пр€мо по земле волочит. Ќе довезет чет- верых-то! - √е-э, - затрепыхалс€ в воробьином смехе —авелий, одергива€ кушак и смехом же надува€ щеки. - —кажешь ты, ≈гор »ваныч, плешь теб€ возьми. ƒа рази ж в лошади брюхо важно? ¬ хресть€нской лошади, ге-э, зубы главное! ќна зубами пищу принимает, жует одним словом... ƒа ноги еще! а брюхо, это уж извини, это никакого вли€ни€ не оказывает... » он подт€гивал узду, бегал всемеро больше, чем того требовала мину- та, не перестава€ распевать с пь€ным благодушием: - ј зубы у него все целехоньки. ” мен€, посмотри-кось... - он раскры- вал темную дырку рта, - все растер€л! ј у него зубок к зубку, ровно у белки... - Ќу-у! - заскрипел недовольно Ѕрыкин. - «убами, что ль, он бегать-то будет? ”же сад€сь в подводу и кута€ соломой з€бнущие ноги, в последний раз поучал Ѕрыкин жену: - Ќе плачь тут попусту. Ќе мокри дома. » баба должна иметь свое сооб- ражение. ѕолушалок € тебе с первой оказией пошлю. „то обещано, то у мен€ тверже горы стоит. - ƒа € не беспокоюсь, - всхлипнула молодайка. - ѕо мне, хоть и совсем не присылай... ≈гор »ваныч достал папиросу, зат€нулс€. ѕотом деловито тронул —авель€ пальцем в плечо: - “рогай... к поезду надо поспеть. - ѕоспеем, - беспричинно захохотал —авелий. —крипнула на дорожной €мке ось. ≈ще раз, но громче, всхлипнула јннуш- ка: "полушалок-те с Ѕарыковыми, как поедут, пошли"... ’уд€щий, одр€хлев- ший пес просунулс€ в плетень, пот€вкал дл€ прилика. ѕотом избенки двину- лись назад, а —авелий задергалс€ от понуканий, требу€ резвых рысей от престарелого своего ¬оронка. ћимо дома проезжали, догнала их у колодца јнись€, мать. «адыха€сь от бега, сунула в колени реб€ткам две гор€чих, с подгорелым творогом, ле- пешки и хотела говорить что-то, не имеющее €вственных слов, а только од- ну боль материна расставань€... “ут вдарил —авелий всем кнутовищем вдоль ¬оронка, и взыграл тот кривыми ногами и обвисшим брюхом. ≈гор »ваныч су- нулс€ носом в —авельеву спину, чертыхнулс€, сломал папироску и погрозил јнисье кулаком. „то-то кричала еще јнись€, а впереди уже начиналс€ лес. ѕоднималс€ там снежный парок. ≈ще пуще здесь, чем в открытом поле, зуди- ло ноздри морозцем. ¬ зимний убор обр€жалс€ умирающий лес. Ќа первой развилине пути - права€ шла в √усаки - выплюнул ≈гор »ваныч сломанную папироску: - Ѕабы - бабы и есть! - с досадой отрубил он. - Ќу, чего ей бегать, ровно бешеной. Ќу-ко, двиньс€, малец, не гр€зни сапога. - ј как же! - охотно откликнулс€ —авелий. - ¬от ты даве меринка моего ха€л. я и говорю, у лошади, говорю, зубы главное. ќна зубами пищу прини- мает. ј брюхо - это никакого вли€ни€... - Ћадно, ладно... на пень наедешь! - оборвал его Ѕрыкин. √олые, предзимние леса бежали по сторонам. Ўмыгали малые лесные лы- синки, мертвенные от проиндевелой зелени. ѕрошагивали мимо широким шагом темные сосновые стволы. ...и вот пременилась жизнь ваша, ≈гор »ваныч. ƒавно ль в холостом ви- де по земле гул€л, и никаких забот, кроме как родител€м п€терку в мес€ц дл€ благолепи€ дома и во исполнение христианской заповеди. ¬от тоже и јннушка. ƒевочкой была - насмешкой и недобрым словом ≈горку шпын€ла: и р€б, и мал, и глаза заместо пуговок к штанам бы! Ќо и тогда ≈горка “ара- ры на бойкую јнку зуб точил. јх, погодите, јнна √ригорьевна, все на све- те совсем не окончательно. ѕочем знать, может милей всех стану, может и детенычка спородите от убогого лупоглазого ≈горки. ј уж тогда и вы€витс€ власть его над большим твоим смутительным телом: и поцелуем, и полушал- ком, и кулаком... ...и вот стала јннушка законной хоз€йкой в Ѕрыкинском дому. Ѕудет те- перь в город, к мужу, покорные письма слать. Ћетом - полевые т€готы на Ѕрыкиных. «имами - сидеть будет под оконцем, сиротлива€ да скучна€, в непрестанной тревоге, не завел ли другую, - ждать. » от любви московско- го магазинщика, ≈гора Ѕрыкина, заведетс€ в дому тихонький мальчик. ≈му будешь ты, ≈гор »ваныч, в письмах слать родительское благословение, а в приезды учить пониманию жизни, не снима€ кожи, но внедр€€ покорство и ум. јх, какие развлечени€ наполн€т житейскую твою скуку, ≈гор »ваныч! —трашились шевельнутьс€ —авельевы реб€тки, хоть и давил ѕашке на ногу €щик с €блоками, а у —ени затекла нога. Ѕо€лс€ вынуть ногу из-под €щика ѕашка, словно мог обидетьс€ Ѕрыкинский €щик. —ен€ дремал, склон€сь на ѕашкино плечо. ¬се чудилс€ ему почему-то скворешник, что стоит прив€зан к черемухе, перед домом. ¬о все последующие годы, когда думал о родном селе, скворешник этот, крохотный домок весны, первым вставал в —еменовой пам€ти. Ќе знали брать€, что не вернутс€ в село в прежнем своем виде. Ќе зна- ли, какие ждут их в городе небывалости. ƒома - в каждом деревенской ко- локоленке укрытьс€ впору. ћашины - пожирательницы угл€, извергающие с гамом и грохотом вещь из себ€. Ћюди - хлопотливое, толкотливое плем€, ищущее предела вещам, спешащее надумать больше, чтоб туже люд€м же на земле стало жить. Ќе знали и потому не плакали. III. «ар€дье. ¬ ћокром переулке - потому что у ћосквы-реки у самой - на углу большого ўукина желторозовый дом стоит о четырех длинных €русах. ƒавно, - тому сто лет, и кирпичи и люди крупней были, - сшит был каменный дом этот казенным покроем, без улыбки и тех, кто строил, и тех, кому жить в нем. Ѕыл он с теченьем времени заботливо прошиваем железными нитками ба- лок и скреп, но все напрасно. Ѕыл и без того дом тот в др€хлости своей столетней крепок, как старый николаевский солдат. ѕравым боком каменного своего тулова чуть всего ўукина не перегоро- дил. Ћевым - подпирает тощую, древнюю церквушку, осен€ющую ћокрый. Ќе дает ей упасть и рассыпатьс€ в легкий ладанный пепелок. "ќбопрись, мать, на мою каменную грудь.  репка€, выдержит" - такое, кажетс€, говорит ста- рый сей солдат притихшей старушке, напуганной гомоном возрастающей жиз- ни. ∆изнь здесь течет крута€ и сурова€. ¬ безвыходных каменных щел€х дома в обрез набилось разного народа, всех видов и ремесел: копеечное бессло- весное плем€, мелка€ муравьина€ родн€. ќкна в дому крохотные, цепко дер- жат тепло. √олуби живут в навесах, прыгают оравами воробьи. √ородские шумы и трески не заход€т сюда, зар€дцы уважают чистоту тишины. √лухо и торжественно, как под водами большой реки. “олько голубей семейственна€ воркотн€, только повизгивающий плач шарманки, только вечерний благовест. “ихо и снежно. ∆изнь здесь похожа на медленное колесо, но все спицы по- рознь. ѕо второму €русу каменного сего солдата прот€нулось синим по€ском же- лезное уведомление: помещаетс€ тут трактир и посто€лый двор и меблиро-
в начало наверх
ванные комнаты. Ќазванье всему заведенью чохом - "¬енеци€", а принадле- жит —екретову ѕетру. Ќетронутой, несуесловной стариной ове€н —екретовский дом. Ќа обширном здесь проходном дворе р€дами выстроились извозчичьи сани. Ћошади фыркают и грызут овес. “еплый навоз дымитс€ на снегу. √олубиные стаи, целые об- лака голубей, лениво вздымаютс€ и снова оседают вкруг лошадиных кормух. √олубь здесь смирный, доверчивый, с руки берет. √олоса - гулки: железа много. ∆елезные ведут на крыши лестницы, железные караул€т у внутренних складов двери, железные галлерейки и стропила, переплета€сь, вьютс€ по стенам. ќбсижена голубем и усыпана снежком вс€ та железна€ паутина. — фасада смотреть - пониже —екретовского второе висит железное уве- домление, - на кра€х его золоченый крендель, синее казанское мыло, бела€ сахарна€ голова. "Ѕакалейна€ торговл€ Ѕыхалова" - здесь теперь —авельевы реб€тки. ѕомещенье это сырое и темное, как в сапоге здесь: потолки вис€т т€жко, гнетут потолки, потому что весь дом на нижнем этаже, как на сапо- гах, стоит. –азделены сапоги длинными сквозными воротами: проходит в них ветер, едет извозчик, и обоим не тесно. √л€д€т —екретовские окна весело: "слава-те, не гробами торгуем!". Ѕы- халовские окна исподлобь€ гл€д€т. «имами, как ныне, уныло мерзнут на них уксусов мрачные бутылки и сухой горчицы скоробленные коробки. Ћетами м€кнут от жары алые ломти арбуза, кучи перезрелых огурцов, горки рум€- ных, как девки, €блок. ÷елые стаи устремл€ютс€ тогда к ним: жирных лени- вых мух и тощих зар€дских реб€т. “огда и запах в «ар€дьи смен€етс€ на арбузный... ј запахов здесь много, с них бы и нужно начинать. “о пальнет в прохо- жего кожей из раскрытого склада, - запах шуршащий, при€тный, бодрый. “о шарахнет в прохожего крепким русским кухонным настоем из харчевенки, притулившейс€ Ѕыхалову наискосок. “о обдаст его, заметавшегос€, как по- мо€ми, из ƒудинского подвального окошка, а ƒудин - скорн€к. ј уже за уг- лами сторожат его сотни других прытких запахов. “онконосым в «ар€дье лучше и не ходить. «ар€дска€ суетн€ - с рассвета. ¬ семь, едва утро, вскакивает —ен€ с дощатой койки и бежит отпирать. ’олодно и дрожко, а сонные глаза еще трудней отмыкаютс€, чем т€желые, забухшие инеем замки. ѕокуда бежит ѕаш- ка в трактир за кип€тком дл€ ча€, сам Ѕыхалов, «осим ¬асильевич, выходит за дверь, на улицу, хруст€щую под шагами редких прохожих. ќн, обнажа€ лысину от стеганого ватного картуза, сурово креститс€ на три стороны, обступающие его бакалею. ¬ одной стороне, направо, розовеет в заре ста- рое золото кремлевских маковок. ¬ другой - за проломом  итайских ворот - стоит неизвестного назначени€ глухой дом: тридцать восемь лет веритс€ Ѕыхалову - за этим домом восток. ¬ третьей стороне пустует незастроенное место. —то€л здесь др€нненький, да подсох в жару, да подмок в осень, да мышки его подгрызли, да из трубы однажды залило, - остатки пожар догрыз. ¬иден здесь спокойному оку Ѕыхалова огромный клок зимнего неба. »з тесноты и житейской ма€ты любо гл€деть зар€дцу в хрусткое, зимнее небо декабр€. ¬ нем синие и розовые ленты, словно в Ѕрыкинской галанте- рее, бегут и шир€тс€ слепительными дугами. »х моет морозное солнце, то- порщит снежный ветер. ѕтицы, замедлив взмахи крыл, падают в тех лентах. √олуби окунаютс€ в холод, ворона чертит ровные, бесшумные круги... ј в переулках сине от снега и пара. ƒомики в них, - как курносенькие реб€тки, как пропылившиес€ ветхие старички, как пузатые купчины с €рлы- ками вывесок, который - чем богат. ...„инно и молча, в прикуску, пьют густой и в€зкий, обжигающий чай. Ќеприступен в те минуты и телом пр€м Ѕыхалов, как человек, поставленный к рулю. √убы у него так же жестко сложены, как и у Ќиколы, истового пок- ровител€ зар€дских дел. ј тут народ начинает приходить. ћальчик от сапожника, худой и тоненький, прибегает, смерзшими ногами выбива€ дробь. ≈му - "рубца на п€тачок, за две - огурец, да горчички, да семитку сдачи". »звозчик входит, синей тушей вгон€€ холод в лавку: - "ухх-те, «осим ¬асильич. ѕеклеваннички есть?" ƒудин ≈рмолай, скорн€к, седой и взъерошенный, страшный по нелюдской своей худобе, с кашлем про- совываетс€ сюда же. - Ёх, дозволь, д€д€ «осим, рассольцу хлебнуть!.. - „уть свет, а ты уж похмел€тьс€. Ёх ты, козырь! “ы б лучше орехи грыз! - гудит из-за прилавка Ѕыхалов, кива€ на огромную, снегом, как мо- хом, обросшую кадь. - », право, орехов бы тебе. “ы купи у мен€ фунт и грызи. «убов у теб€ мало, надолго хватит. - »хх-вы какой! - приниженно сипит ƒудин, прыгает и хлопает опорками. - Ќе пить, так это бунт даже против государства... дл€ нас и устроено, - звучными, жадными глотками пьет он терпкий лед€ной рассол. - » потом как это вы сказали? ќре-ехи? - нездоровый ƒудинский смех разом наполн€ет всю лавку: - ќрех, «осим ¬асильич, вещь наивна€! “олько пузырь об него заса- ривать, а пользы-действи€, извините, никакой! - Ќу и козырь! - благодушно дивитс€ Ѕыхалов. - “ы шкурок-то моих, смотри, не пропей. ¬се в лавке начинает подхихикивать.  арасьев, Ѕыхаловский молодец, каким-то извивающимс€ тенорком, а старушонка, пришедша€ за ваксой, из- р€дным басом.  ажетс€, что даже и Ќикола из киота, и керосинова€ бутыль, и п€тифунтовик на весах усмехаютс€ над незадачливым скорн€ком. - Ќу, зачем пропивать, - смешно вертитс€ ƒудин. - ћы у хороших людей не возьмем. ј орехом ты мен€ не потчуй. ƒа что ж €, лошадь, что ли, оре- хи-то грызть?! Ёхе-кхе... ќп€ть хлопает дверь. Ќовые приход€т люди, новые принос€т слова.  ату- шин, древний шапошник с четвертого этажа, прид€ за ситником, тихонечко вразумл€ет по уходе ƒудина: - ƒа и как, посудите, не выпить ремесленному человеку! —ынка трете- вось схоронил. ¬от и проклаждаетс€ на радост€х, что ослобонилс€. –азвешива€ соль, в тон  атушину, рассуждает €рославец  арасьев: - ” него уж больно дух немыслимый. ¬сю улицу вонью запрудил. ѕройти мимо фортки - очень нехорошо. ” него даже крысы перевелись. ѕо моему, так даже воспретить бы таким!.. ƒверь настежь. ѕар клубитс€ с пола и на сторону гнетет Ќиколино пла- м€. Ўубы влезают и кацавейки, и чуйки, рыбье пальтецо захудалого чинов- ного умника и купеческой родственницы пудовый дипломат. Ўелестит ссыпае- мое пшено, стучит хлебный нож, звен€т мед€ки. ѕустеют хлебные полки, ху- деют сахарные бочки, обнажаетс€ днище керосинового чана, захлебываетс€ маслом обмерзший жест€ной насос. » шумно, и тесно. Ќебыстрыми ручейками течет серебро в дубовый хоз€йский €щик, туда же прыгают темные, как лики московских Ќикол, п€таки... ¬ ту пору и само солнце в морозной дымке над «ар€дьем - медный, моро- зом обожженный докрасна, п€так. IV. ”  атушина. ¬сех приход€щих лукаво и нелукаво, и слепых и зр€чих, и уродов и ум- ников, принимало «ар€дье и платило им не поровну, а по тихости или по буести их. –обким, задумчивым мальчонком пришел сюда из деревни  атушин, дерзаю- щим и неспокойным - ≈рмолай ƒудин, лукавым и тихим - ѕетр —екретов. Ќа них, на трех гл€дел —ен€ и детским смыслом угадывал, что между ними где-то поместит жизнь и его самого. ¬се трое были совсем разные, - это город нашел в них разницу и подразделил их. “ринадцатилетним, как и —еню, привела нужда —тепушку  атушина в «а- р€дье. » «ар€дье в лице шапошника √алунова —тепушку не отринуло, а при- н€ло и вын€нчило, кинуло ему хлебца, чтоб жил, выделило койку, чтоб спал... » сказало «ар€дье  атушину: "будь шапошником, —тепан". » с тех пор, повину€сь строгому веленью, стал он быстрой нестареющей рукой прос- тегивать картузы и меховые шапки дл€ покрыти€ чужих голов. —ам же так и пробегал всю жизнь, чуть ли не в той же самой ушаночке, в которой выбро- сила его деревн€. ќн напоминал собою горошинку. “оже и глаза, улыбчато бегающие поверх разбитых и бумажкой проклеенных очков. —орок три года, неустанно тача€ √алуновский товар, на машине ли, на руках ли, гл€дит он из крохотного каменного оконца на нетеплые светы рассветного городского неба, на чер- ные облачные тени, приглушающие день.  ажетс€: он и не изменилс€ нис- колько, только глаза слезитьс€ стали, да колени отказываютс€ держать. “олько в том и разница, что раньше выжидал себе —тепан Ћеонтьич кусочек счасть€, небурного и умеренного, а теперь ждет, когда вынесут его отсюда ногами вперед в последний приют, за  алужскую заставу. «а всю жизнь только и нажито было  атушиным добра: зеленоватый сунду- чок, одному унести, да корзиночка. ¬ сундучке покоилось ветхое белье, еще часы с продавленной крышкой, завод ключом, еще пиджачок матерчатый, еще заново подшитые сапожки. ј поверх всего, чтоб не искать чужому, оби- ходные лежали вещи на его смертный обр€д: фунт тощих панихидных свечей, миткалю и сарпинки два равных отреза, ладан в аптечной коробочке и деньги, семнадцать с полтиной, чиста€ прибыль  атушинской жизни в руб- л€х. ¬ корзинке другое хранилось. „истенькими стопками лежали там книжки в обойных обертках, с п€тнами чужих незаботливых рук. Ѕыли книжки те напи- саны разными, прошедшими незаметно среди нас с незатейливой песней о любви, о нищете, о полынной чаше вс€ческого быти€. √лавным в той стопке был поэт »ван «ахарыч, а вокруг него ютились остальные неизвестные певцы не известных никому печалей. ѕоверх стопки спр€тались от мира в синюю обертку и собственные  атушинские стишки. ѕроходили внизу богатые похороны, видел —тепан Ћеонтьич, откладывал шитье, писал незамедлительно стишок: и его отвезут однажды, а в могиле будет сто€ть тала€ весенн€€ вода... ћай стучал в стекла первым дождем - пополн€лась тетрадка новым стишком: рощи зашум€т, соловьи запоют... а о чем и петь и шуметь им, как не о горькой доле подневольного мастерового люда. —амому  атушину и знать: солгал ли он в стишках своих хоть раз. - ќн-то и приютил —еню в добром и тесном своем сердце. ¬ечером, как отужинает, мчалс€ —ен€ вверх по лестницам, на высокий подчердачный  атушинский этаж, близко к зимнему небу. —еню обучал  ату- шин грамоте. ¬р€д ли и было у  атушина за всю жизнь большее оживление, чем в тот вечер, когда написал —ен€ первые четыре неграмотных слова. “о хлопал он себ€ по заштопанным коленкам, то разглаживал тр€сущейс€ рукой твердую пакетную бумагу, то подносил ее к свету... —ен€ сидел тогда у окна, а за окном затихало «ар€дье и перемигивалась огн€ми ночь. ќстрые прохладные ручейки небывалого возбуждени€ бежали по его спине. ’отелось невозможных, убыстренных движений, и в скрипе отор- ванной железки за окном чудилс€ ему не€сный и властный зов. -  нижки теперь бери у мен€, - сказал в тот вечер  атушин. - ” мен€ книжки тоненькие, хорошие. я толстых не читаю, голова от них разламыва- етс€. ј тоненькую прочтешь, точно в баньку сходишь. Ѕанька - слабость жизни моей. «десь встречал —ен€ и ƒудина, верного  атушинского друга, но столь отличного от него. —юда же однажды привел —ен€ и брата. ѕашка нелюдимым рос. ” Ѕыхалова он был на побегушках. ѕашка хромой, широкоспинный, камнеобразный, симпати€ми хоз€йскими не овладел. - “ы уж больно карточкой-то не вышел. ¬есь народ мне разгонишь, - сказал хоз€ин ѕашке, приведенному Ѕрыкиным, дава€ дл€ нравоучительности легкий подзатылок. - “ы мне товар вози. ’ром, так ведь дело неспешное. —ъездил раз в день, и то прибыль. ѕашке с детства жить было больно и мучительно. ѕашка многое невидное другому видел, и потому детство казалось ему глупой нарочной обидой.  огда случилась коровь€ беда и односельчане били ѕашку, половинку чело- века, ѕашка молчал, не унижа€сь до крика или жалобы, - только прикрывал руками тем€. “ем€ было самым больным местом у ѕашки, там он копил свою обиду. ќн и на мир гл€дел не просто - птичка летит, а облако плывет, а береза цветет - а так, как отражены были все эти благости в темном озере его невыплаканных, непоказанных миру слез. ѕашка на мир гл€дел испод- лобь€, и мир молчаньем отвечал ему.  оровь€ беда докончила ковку человека в ѕашке. Ѕез детства, без обыч- ных шалостей ѕашка вступил в жизнь. ј жизнь поджидала его не медовым пи- рожком. ” Ѕыхалова с утра влезал он в дыр€вые валенцы, впр€галс€ в санки и так, хромой и хмурый, возил по городу Ѕыхаловскую кладь, без разбора времени, по мостовым и сугробам, в дождь и снег, лошадиным обычаем. ...«евал ѕашка, сид€ у  атушина. ¬ этот день прибавилась еще одна обида к вороху прежних.  арасьев, в припадке игры воображени€, посылал его в аптеку купить на п€тачек деру и на гривенник дыму. ѕашка не знал, бывают ли подобные товары, а аптекар€ злы... » до сих пор еще стыдом и болью горели ѕашкины уши. –ассказывал об этом —ен€ торопливым, прерывающимс€ голосом, чуть не плача за брата. ƒудин слушал, ерза€ и поминутно кашл€€,  атушин - с грустью гл€д€ в пол. - ...главное дело, »ван-то и забыл, что послал ѕашку. ѕо мне, так € бы... - у него задрожали губы и руки быстрей затеребили тонкий коломен- ковый по€сок. - ј ты м€гчи сердце, не копи обид. ѕоплачь, если плачетс€... - заго- ворил  атушин, ширка€ ногтем по лавке, на которой сидел. - „еловеку, ес- ли помнить про кажный день, сгореть от напрасной злобы.
в начало наверх
- ¬от € и горю, - резко вставил ƒудин и засме€лс€. - » горишь... и сгоришь! сосчитана тво€ сила, ≈рмолаша, - ласково от- вечал  атушин. - Ќеустроенно ведешь жизнь, смирень€ не приобрел, бу€нишь попусту... - вычитывал  атушин. - —мирень€?.. - строго спросил ƒудин. -  уда же мне больше смир€тьс€, —тепушка! ¬ трубочку свернутьс€, что ли? - »щи свое в жизни... запись помни! - указал  атушин. - Ёто какую запись, —тепан Ћеонтьич? - шумно вздохнул —ен€. - ј сто восьмого псальма запись, - уверенно и быстро сказал  атушин. - «а слезы да за неоплатные долги сто восьмой-то сторожем стоит, - и он мелко-мелко похлопал себ€ по коленке. - Ќа пол€х у сто восьмого и ведет- с€ запись.  аждому жучку, а сво€ буква. » люди стираютс€, и книги стира- ютс€... города тают дымком, а запись нерушимо стоит, как стена! “ы в за- пись верь, ≈рмолаша, коли не во что уж... “еперь  атушин не морга€ гл€дел в газовую, накаленную добела сетку, словно в слепительном свете ее и развернут был тот свиток со вс€кими земными печал€ми и жалобами. - јнгел, что ль, у теб€ заместо писар€? - съ€звил ƒудин и кашл€л с таким звуком, точно раздирали крепкую ткань. - “ы бурен, ≈рмолаша... а € тих. “ы оставь мне по-моему жить. ѕерха- ешь, а нет того, чтоб смиритьс€... ищешь чего-то! Ќетер€ного не найдешь. ƒудин молчал, но только дл€ того, чтоб с большей силой выговорить: - ¬от и € таким же пришел, как они, - зашептал он с болезненной страстностью. - Ќе хочу, чтоб и они вот также без жизни жили... я дл€ них, —тепушка, ищу. - „удной ты... летучий какой-то. ¬сегда как бы за ребенка теб€ почи- таю, - засме€лс€ ƒудинской гор€чности  атушин. - ј ты, паренек, - обра- тилс€ он к ѕашке, - ты молчи. ¬ырастешь, сам всему цену узнаешь. »щи, где тут основа. Ќонешнего хоз€ина-то папаша, √аврила јндреич, царство небесное! - продолжал он, понизив голос, - так он раз мен€ с лестницы спихнул... € тогда и сломал себе мизинчик, упамши. ј койки наши р€дком сто€ли. Ќочью-то спит он, а € сижу вот этак-то с колодкой, с дерев€нной болвашкой да и думаю, чему на свете больше цена, мизинчику моему, либо его головешке. “олкал мен€ враг в головешку ему стукнуть... ¬ этом месте ѕашка подн€лс€ с табуретки. - я спать пойду, - внезапно сказал он и зевнул. - ј и ступай, паренек... € теб€ не держу, прив€зу тебе нету, - услуж- ливо кинул  атушин и продолжал после ѕашкина ухода: - всю ночь вот и продумал этак-то. Ќашел основу, уж светало в окнах. ∆ена-то его, вишь, с приказчиком св€залась, а у приказчика-то €зва во рту была... -  ака€ €зва? - испугалс€ —ен€. - —тупай и ты спать, милый друг, - как бы просыпа€сь от сна, отвел —еню в сторону  атушин. - ј книжечку ты еще раз в бумажку оберни... да на мокрое-то не клади, зав€нет. Ќу, покрой теб€ господь. ƒерев€нен бра- тец твой, дерев€нен... мозги у него пр€мые какие-то. ƒудин, сосредоточенно бормоча себе под нос, вышел вместе с —еней. Ќе обмен€вшись ни словом, они сошли вниз. ”же в воротах, под тусклым фона- рем посто€лого двора, ƒудин внезапно схватил —еню за руку. - ¬ св€тые —тепушка лезет... а ты ему не поддавайс€! - убежденно за- шептал он, обмина€ в кулаке седую свою бороденку. - Ќе должен человек терпеть. “ерпенье человеку в насмешку дадено... ¬оюй, не поддавайс€! „е- ловек солдатом родитс€, на то и зубы даны... Ќад головами их мигал желтый фонарь посто€лого двора. Ўел легкий сне- жок. ¬олчки вихрей бесшумно рыскали по уголкам. —ене было холодно в од- ной рубашке. Ћицо ƒудина, сведенное в точку бессильной настойчивости, совсем напугало его. ќн вырвалс€ из его руки и побежал по снегу. - ќстановись, мальчик!! остановись!! - умол€юще кричал ему вслед ƒу- дин и шел по —ениным следам. - ƒ€денька, ты - пь€ный!... - так же, умол€юще, защищалс€ —ен€, стуча изо всех сил в запертую дверь Ѕыхаловского черного хода. ”же вход€ в дверь, еще раз увидел —ен€: в синих, неуверенных сумерках двора длинна€ фигура ƒудина, согнута€ так, словно собиралс€ прыгнуть к небесам. ƒудин сто€л так посреди двора и кашл€л, весь сосредоточившись на чем-то, невидимом дл€ —ени.  ашель ≈рмола€ ƒудина походил на ночной лай большой дворовой собаки. V. »менины «осима Ѕыхалова. јпрель был, - мес€ц буйных ручьев, первых цветений, веселый мес€ц, вскормленный снегами и солнцем. Ќо городска€ земл€, загнанна€ под ка- мень, напрасно силилась набухать зеленью. » некому было, кроме черного- ловых грачей да великопостных колоколов, кричать о том, что нежна€ и робка€ приходит в город весна. «осим ¬асильич, именинник, видел, возвраща€сь от заутрени: на древних кремлевских стенах прозеленели ползучие мхи, а снег в углах прота€л дырь€ми, а лед на реке набух и посинел, готов€сь уползать от возрастаю- щей теплыни... —коро-скоро, не сегодн€-завтра, вскроютс€ реки по всей стране, и солнце взметнетс€ в голубые высоты лета, дни удлин€тс€, подо- рожает картофь. —делало «ар€дье Ѕыхалова человеком неколеблемых смыслов, - в вещь гл€дел сурово, скукой и тоскою не болел, не удивл€лс€ ничему. Ќо тут захватило ноги предательской слабостью, сжалось сердце непривычно широко и мучительно, загудело в ушах. - «акружила «осима ¬асильича весна. ƒень мокрый сто€л. ¬етер брызгалс€ влагой с реки. ¬оздух гудел многи- ми тыс€чами убыстренных дыханий. Ќо разгадал «осим ¬асильич, что тревож- на звонкость ветра, поющего в столбах, голых деревь€х, флюгерах, как не- надежна и вс€ка€ радость. "“екут весны, проход€т человеческие годы, садитс€ пыль на людей. » пройдет еще тыс€ча весен, стремительных и нежных. “равки снова заспешат к солнцу, и знойким ветром обсушитс€ первый смолистый листок. ќстанетс€ от теб€, «осим Ѕыхалов, едина€ косточка. Ѕудет ей и сыро и скучно и хо- лодно в талой земле лежать. » если тыс€чна€ случитс€ бурной, - €блони в феврале процветут, а льды полопаютс€ с новогодь€, - разроет буреподобный ветр землю до самой кости и спросит ветр: - "„ем ты, кость, прославлена? лежишь - не радуешьс€". » кость ему не ответит. —иротливо будет останку твоему, «осим Ѕыхалов, в ту последнюю, тыс€чную"... ¬с€кое положение принимал со строгой рассудительностью Ѕыхалов, печа- л€сь мало. ј тут заболело под сердцем и захотелось зыкнуть, как на ѕашку в лавке: остановись, весна! Ќо не останавливалась. ¬се вокруг спешило заполн€ть назначенные сроки.  ак будто утро было, но уже таилась в нем ночь. ќстеклело небо, злил- с€ ветер, текла весна. ƒва ломовых, полубыки, били загнанную лошадь, напр€га€сь докрасна, крича. —ани пристыли крепко к обнаженному камню.  оротконогий дворник, увенчанный медной бл€хой, торопливо сколачивал с тротуара м€гкий ледок, помогал весне спешить. ∆енщина, спотыка€сь, тащи- ла санки с узлами шить€, - зар€дска€ шве€. ≈е лицо огрубело и ожелтело оттого лишь, что проспешила всю жизнь. Ѕили часы на башне, вызванивалс€ трамвай на углу, ехали гурьбой извозчики, обнюхивались собаки. ” часовенки тощий брод€га с вербочками четверть часа уговаривал ћат- рену —иманну, —екретовскую приживалку: - ”беждаю вас, тетенька, как истинный христь€нин... за неделю еще бо- ле запушатс€! ќвечки, чистые овечки станут... - голос у него был сиплый и злой. - Ќе-ет, - покачивалась в толстой шали на ветру старуха. - ћы за п€- так-то горбатимс€-горбатимс€... —кинь, скинь, касатик, дл€ старушки. я у теб€ зато два пучка возьму... - “ак ведь тут дров одних на гривенник, грымза чортова, - кричал пус- тым гулким брюхом парень, замахива€сь всей охапкой товара. «осим ¬асильич шел мимо с омерзением. ѕрид€ домой - щелкнул —еньку за недочищенный сапог, а дворника, пришедшего поздравить, выругал от всей полноты разгневанного сердца. Ќа покупател€ кричал. “орговали в тот день до двенадцати, как в праздники, но только к зак- рытию набежал народ. Ѕыхалов, несмотр€ на недомоганье, выпр€мленный и торжественный, в чистом фартуке, тужилс€ морщинистой шеей, щелка€ на счетах, пробу€ о мраморный осколок добротность приход€щего серебра.  а- расьев возилс€ с сахаром и так успевал, как будто был четверорукий. —ен€ размашисто работал хлебным ножом, когда дверь в лавку отворилась и вошел еще один. ¬ошедший был человек не старый, но как бы изглоданный жестокой бо- лезнью. ќбтрепанное осеннее пальтецо, без пуговиц, с торчащей кое-где ватой, осело и прин€ло форму длинного худого тела: особенно остро выде- л€лись плечи и карманы, набитые чем-то сверх меры. ¬ левой руке гост€ повис тощий белый узелок. - „его прикажете? - сухо спросил Ѕыхалов, с кр€котом нагиба€сь под- н€ть упавшую монету. - Ёто €, папаша... - тихо сказало подобие человека голосом неуверен- ным и ждущим. - —егодн€, в половине одиннадцатого выпустили... - ¬ комнаты ступай. —осчитаемс€ потом, - рывком бросил Ѕыхалов и ог- л€нулс€, сообража€, много ли пон€то чужими из того, что произошло.  ак сквозь строй проходил через лавку Ѕыхаловский сын, сутул€сь и за- пина€сь. ќн еще не прошел совсем, зацепившись полой за лопнувший обруч бочки, когда услышал позади себ€ вопрос. —тарик с опухшими глазами и в картузе, похожем на гнездо, спрашивал у  арасьева: - —ынок, што ль, «осиму-т ¬асильичу?.. - Ќе сынок, а сынишше цельное, - поиграл статными плечами  арасьев. -  ончил курс своей науки... - он не договорил, остановленный злым хоз€йс- ким взгл€дом. - «апирай, - кричит Ѕыхалов. —ен€ гремит полдюжиной замков, бежит, пробует рукой и глазом, хорошо ли повисли на ставн€х. Ќе успел «осим ¬асильич поддевку сн€ть,  арасьев, рум€ный соблазнитель, долу потупл€€ круглое играющее око, говорит €рос- лавским напевом: -  ушать подано, «осим ¬асильич. ѕрикажите начинать... - Ќе вертись ты, сатана, - шутливо огрызаетс€ хоз€ин. ѕриход сына и смутные надежды на какую-то решительную перемену в нем делают свое дело. - ”спеешь баб своих полапать. »шь, хохол-то зачесал! - ƒл€ красоты-из€щества, - отшаркиваетс€  арасьев, поплевыва€ на ла- дошку и приглажива€ поразительной кривизны кок на лбу. - Ёто мы, «осим ¬асильич, чтоб девушки любили... - ¬идал € девок твоих, - ворчит Ѕыхалов, - худ€щие да мазаные. » не разберешь: живой человек, аль труп. ¬ыбрал, нечего сказать. - Ёто ничего-с, - вертит плечом, в меру обижа€сь,  арасьев. - я и труп могу полюбить. Ћюбовь изнутри идет. „еловек не может знать, куда его сердце прилипнет. “руп - это еще пуст€чки... - Ѕалда! - объ€вл€ет ему Ѕыхалов, покачива€ головой, к в€щшему  а- расьевскому удовольствию, и садитс€ к столу. Ќа нем замасленный пиджак, одетый поверх снежно-белой рубашки. ќн все еще улыбаетс€: в  арасьеве не без удовольстви€ узнает он молодого себ€. - ѕетр, есть иди!.. ѕритихший, с опущенными глазами выходит из соседней каморки ѕетр и садитс€ на краешек табуретки. - Ћоб-то разучилс€ крестить?.. - зорко кос€ на сына, ворчит отец. - «апрещают, что ль, у вас в тюрьме там? ѕетр молчит, как не слышит.  арасьев с показным усердием машет себ€ истовым крестом. - “ы, ѕетруша, не сердись... - кашл€€, говорит отец. - —ам знаешь, за стойкой все стою... тридцать восемь лет стою.   минуетам вашим не приу- чен! ѕетр тихо: - Ќе надо, папаша. ”стал €... ћиска постных щей быстро пустеет.  арасьев жадно набивает рот. –ум€- ные его щеки дуютс€ тугими барабанами. —ен€ ест робко, ѕетр совсем не ест. - ѕашка где? - спрашивает Ѕыхалов, так повыша€ голос, что —ен€ уронил ложку. - ѕошел вон из-за стола, если сидеть за столом не умеешь, - резко приказывает Ѕыхалов. - »ван, ѕашку ты услал? ѕростужен он, напрасно ты его... ≈ще свалитс€ где. - я его... - давитс€  арасьев и, не дожевав, с видимым отча€нием гло- тает непрожеванный кусок, - ...его с утра за уксусной кислотой направил. ќчень нужда-с... Ќа столе пшенна€ каша, обильно полита€ маслом.  арасьев ныр€ет ложкой в кашу, но останавливаетс€ на полпути ко рту, пуча глаза на хоз€ина. - ≈шь, ешь, - смеетс€ Ѕыхалов. ѕетру: - а ты почему не ешь? јль тебе отцовска€ соль солоней острожной? - сухой, горький смешок. - ” мен€ катарр, мне нельз€, - тихо говорит ѕетр. -  ата-ар?.. ’рбж... - фыркает в колени  арасьев, подобострастно взи- ра€ на хоз€ина. - Ёй, холуй! - зло одергивает Ѕыхалов. - √убой-то по полу возишь, аль нан€ли? ¬се молчат. √лаза ѕетра темнеют, как окна в сумерки. —ен€ стоит поо- даль, грустно гл€д€, как  арасьев дожирает кашу. ...—ен€ моет посуду на подоконнике, широком в ширину стены. ќбманна€
в начало наверх
весна чертит окно тонкими царапинками мороза. » летом быстро темнеет у Ѕыхалова, а зимами и совсем не бывает дн€. - Ќу... рассказывай, - вздыхает Ѕыхалов. - ћне-то про себ€ рассказы- вать нечего... ¬от мать без теб€ скувыркнулась. “ы б ей хоть письмецо написал из тюрьмы-то, она теб€ жалела. - я знаю, - не€сно вторит ѕетр. - “о-то, знаешь. ѕлохо небось в тюрьме-то? - ƒа как сказать?.. Ќеважно. »змоталс€ весь, - глухо говорит ѕетр. - ¬ последние дни на рассветах все людей у нас увозили. - —ен€ прислушива- етс€ и осторожней плещет кип€тком. - „асов около трех придут... - одно- образно т€нет ѕетр, - ...увод€т. ј он и крикнет на всю тюрьму: прощай, товарищи! “ут уж и начинаетс€. ќкна бьют, двери колот€т... ” нас, в “а- ганке, тюрьма очень гулка€... - „то ж, на выпуск, значит, увозили? - ворчливо спрашивает Ѕыха- лов-отец, соскаблива€ ногтем тонкую корочку обеденной гр€зи со стола. - Ќе на выпуск, папаша, а на повешенье, - спокойно говорит ѕетр и по- вертывает голову к окну. —енино лицо строго и бледно, сразу осунулось. ѕроскакивает воспоми- нанье: там, в деревне, в Ѕабашихином лесу, молодые реб€та суку вешали. ќна долго царапала лапами воздух, вс€ подгиба€сь вверх. —ен€ сто€л тогда в стороне от общего весель€ и лицом повтор€л все ее напрасные движень€. - ” нас вот тоже собаку вешали... - робко начинает он, глота€ обильную слюну. - ’ватит!! - Ѕыхалов удар€ет ладонью по столу, весь красный. - Ёти побаски ты у мен€ в квартире оставь. “ут тебе хвастатьс€ нечем! “ы мать свою съел и мен€ съесть хочешь? ј € не дамс€... не дамс€, братец! - ƒа ведь € и не хвастаюсь, - уныло усмехаетс€ ѕетр, в какой-то страшной судороге разглажива€ себе лицо. - „ем тут хвастатьс€?.. –азве только тем, что двух моих... лучших... тово, нет больше. - —енька, заваривай чай! - Ѕыхалов. «аваривают густо. Ўуршит в ѕетровых руках бумажка развертываемой ка- рамельки. ћа€тник стучит. «а окном какой-то шум. ќтпирает —ен€. ¬ раск- рытую дверь городовик проталкивает ѕашку багровой ладонью в плечо. ѕаш- кино лицо неподвижно и серо, но он особенно т€жко приседает на хромую ногу. –уки свои, перебинтованные в ладон€х, т€желые и белые, пр€чет ѕаш- ка за спиной. - ѕаша, что с тобой?.. - испуганным полушопотом спрашивает —ен€. - –уки обморозил вот... - отвечает холодно ѕашка. - ћалец врет! - четко возглашает городовик. „асто вскидыва€ руку к овчинной тулье, он докладывает. - ¬ез малец две бутыли уксусной кислоты, вез и вез, под горку. ј тут подвернулись похороны. «агл€делс€. —ани оп- рокинулись на тумбу. ”пал и сам он, руками в разбитое стекло. » так ис- пугалс€ малец ваш, что хоз€йское добро погибнет, - докладывал подробно городовик и, свидетельству€ степень мальцова испуга, ставил перстом точ- ку на стриженную голову ѕашки, - ...что пр€мо вот порезанными руками, без варежек, как был, сунулс€ в уксусную лужу. ѕерелить, вишь, хотел хоть горстку в отбитое днище - осклабилс€ поощрительно городовик... - » только, как увидел кровь на руках, тут и закричал. »звестно, нельз€ че- ловеку собственную кровь видать. „ужую - ничего, а свою - утруднительно, - так докончил городовик, поискал - куда отплюнутьс€, не нашел, на пол не решилс€ и проглотил. ’оз€ин медленно пошел к ѕашке, не свод€ взгл€да с его рогообразного вихра. ѕашка щурилс€ и п€тилс€ к стене. Ќа полпути Ѕыхалов остановилс€. - —пать иди, - броском сказал он. √убы его были презрительно поджаты. ѕотом «осим ¬асильич сн€л пиджак и полез на свою высокую кровать. ќн выт€нулс€, наморщил лоб и вздохнул. » в будни не уставал так «осим ¬а- сильич. VI. ѕашка –ахлеев уходит в жизнь. Ѕыхаловские окна не раскрывались ни разу за все тридцать восемь лет. ј как украли шубу у покойницы, вделал в окна железные плетенки Ѕыхалов. —квозь них и тончайшей солнечной струйке было не пробратьс€, вору же ни во век. «а таким надежным укрытием от солнечных ветерков, обитали в плесенном кругу Ѕыхаловских стен многообразные запахи: каждому сво€ щель, свой час. «апахи - плотные, медленные, как откормленные зар€дские коты, - старые жильцы, живут семейственно, не утесн€€ друг друга. ”трами струит- с€ по полу душный запашок сопревающего картофл€, и острым холодком пере- бегает дорогу к носу керосин. ќбеденного пришельца обдаст сверх того го- р€чим дыханием кислого ржаного хлеба. ј досидит пришлец до вечера, по- ласкает его внезапный и непон€тный аромат: как бы женска€ толста€ гола€ рука просунетс€ незримо к носу и погладит нос. Ёто из-под кровати, - це- ла€ кипа там цветных дешевых мыл. » между ними, четырьм€, ворочаетс€ главный хоз€ин - гниловатый привкус мокрой соли и отсыревших, крашеных масл€ной зеленью стен. ќгромна€ печь разгородила надвое темную Ѕыхаловскую щель. ¬ правой половине притулилась приножьем к печке, спр€тана за ситцевой занавеской хоз€йска€ кровать. ” стены стол, над столом по€сной Ќикола. —умрачно смотрит он из-за обсиженного мухами стекла на чадную перед собой лампа- ду. “ридцать восемь лет назад и моложе и веселей был, вс€кому сво€ ста- рость; тогда не обманывали еще угодников керосиновыми смес€ми. ј за кио- том торчит высохша€ вербочка. ќблетели барашки, и уже не весенн€€ бла- гостынька с веселой, шустрой речки, а розга-розгой, недоумков стегать. ѕрава€ половина - молодцовска€. ¬ сыром углу, у выхода в лавку сбиты из старых €щиков коечки дл€ —авельевых реб€т. Ћегкие сны, при€тные не зарождаютс€ в таких углах.  арасьев, зар€дский красавец, имел свое оби- тание на полат€х, где и теплей и благодатней. —юда пробирались порой на сочное €рославское тело отощавшие на сухожильном «осиме ¬асильиче клопы. ¬ стене, на которой Ќикола, проделана дырка-дверь, за нею - комнатуш- ка-крохотка, комнатка-сундучок. —то€т такие сундучки под кроват€ми бога- деленных старушек, открываютс€ туго и поют в проржавелых петл€х, по по- годе мен€€ голоса... ј та€т они в себе молевых черв€чков, неношенную бабью рухл€дь и запахи: прелый - ткани, кислый - железа, горклый - мыла, просфорный - от пыльного божественного сора. «апахи эти маленькие, телом юрки, бегают стайкой, мышатки. «десь, на сундуке, умерла Ѕыхалова-мать. ѕетр пролежал с полчаса на высоком и твердом подобии кровати, тоскли- во погл€дыва€ на полку с недопитыми микстурами, на бескиотную “роеручи- цу, в паучином углу. ѕотом ѕетр подн€лс€ и пошел к отцу. ќтец не спал и, лежа на спине, гл€дел в потолок немигающими глазами. - ѕапаша, - тихо сказал ѕетр. - я поговорить хочу... - јх да потом, потом! - чуть не хныча, зашевелилс€ отец. - ∆алости в вас нету. —ходи вот лучше в подвал, реб€та туда убежали. Ќе наделали бы чего над собой... - Ёто в картофельный?.. - покорно спросил ѕетр, отход€ от отца. - ƒа. —пать зови. ƒверь не сразу выводила в подвал. —перва - сенцы, налево - выход в лавку, направо четыре темных ступеньки. ѕо ним, знакомо-скользким, про- щупыва€ темноту недоверчивой ногой, спустилс€ ѕетр. ѕоследн€€, подгнив- ша€, треснула. ѕетр зажег спичку и толкнул низкую дверцу ногой. —пичка потухла, из подвального мрака т€нуло плотным теплым ветерком: картофель. ѕетр вошел, дверца за ним запахнулась сама. ≈го обступил мрак, собственного пальца, подн€того почесать переносье, не увидел ѕетр.  огда отвор€л дверь, отку- да-то из глубины мрака услышал ѕетр глухой всхлип. “еперь сто€ло совер- шенное безмолвие. - “ы кто? - как-то ломко прозвучал —енин голос и прервалс€. - Ёто вот ѕашка теб€ звал!.. ѕетр прислушалс€. ћрак молчал. ѕетр переступил с ноги на ногу, хруст- нула раздавленна€ картофелина. - Ѕрось, —енька. Ќу, хочешь, € картофлиной в него запущу, - сказала темнота простуженным ѕашкиным голосом. - Ќу-да-же! - с гор€чей убедительностью заспешил ѕетр. - „то с вами, мальчики? ¬едь этого же, что вы подумали, не существует на свете! ¬ам наговорили глупцы, которые сами ничего не знают. Ќу, гл€дите. ¬идите, кто €? - ќн вспомнил про спички, достал коробок и зажег последнюю. “ак, с огнем в выт€нутой руке, он сделал шаг вперед. - я, ѕетр «осимыч, ваш товарищ, ѕетр. я проведать вас пришел... —пичка горела неровно, задыха€сь в подвальной духоте, тухла. - ѕодсматривать пришел, не воруем ли... - резко поправила темнота. - » совсем не подсматривать, - вспыхнул ѕетр. - «ачем ты сказал неп- равду? Ёто нехорошо. “ы еще мальчик, € старше теб€. - ’орош мальчик! ”ж оброки за отца с матерью платим! - усмехнулс€ мрак. - ¬ —ибири уж плод€тс€ такие, сам твой отец говорил. ѕетру вдруг стало очень неловко. ”йти было неуместно, молчать - слиш- ком глупо, а говорить, сто€ перед ними, сид€щими, было всего трудней. - ћой отец грубый человек, € знаю, - неловко созналс€ ѕетр. - Ќо ме- н€-то вы ведь впервые видите. ѕочему же ты хочешь уколоть мен€? я такой же, как и вы... - ѕетр хотел добавить "несчастный", но заменил "угнетен- ным", а когда нашел это слово, было уже поздно говорить. ѕетр готов был заплакать в ту минуту от этого мучительного недовери€ тех, ради кого он шел в тюрьму. - Ќу, хорошо, - спокойно и неумолимо сказал мрак. - Ќу-ко, подвиньс€, —енька. ќткуда ж ты узнал, что мы тут сидим? - ќтец сказал, - откровенно созналс€ ѕетр. - Ќу вот! —тупай, укради тогда у отца... - в голосе ѕашки звучала насмешка. - „то украсть? - недоуменно спросил ѕетр. - ƒа хоть часы укради... и принеси сюда. ¬от и посмотрим дружбу твою! - Ќу! - растер€нно ждал ѕетр, ужасно красне€. ј уж работала голова: он открыл полог, отец спит, в головах у него тикают часы. ќн возьмет их, но отец проснулс€. - "„его тебе?" - "’отел врем€ посмотреть"... «начит, нужно будет перед тем остановить стенные часы и даже отвести стрелки немного назад, дл€ правдивости. ¬друг ѕетр отча€нно встр€хнулс€. - Ќо позволь, мальчик, логика-то где же у теб€?.. - спросил он, сбрасыва€ с себ€ т€жкий дурман ѕашкиных слов. ¬о рту у ѕетра вдруг стало мерзостно, словно заставл€ли его окурки жевать. - я не понимаю, € совсем не понимаю теб€!.. - торопливо затвердил ѕетр и еще шагнул вперед с выт€нутыми ру- ками. - ƒайте-ка мне сесть р€дом... и давайте, поговорим. - —адись, - сухо произнес ѕашка. ѕо движенью воздуха ѕетр пон€л, что ѕашка встал. - ѕойдем, —енька. » реветь довольно. ј то еще хоз€йска€ картошка загниет... ћолча, стороной, мальчики пошли из подвала. ’лопнула дверь. ѕетр все сто€л, оторопев от удивлени€. ѕотом он услышал ширкающий звук задвигае- мого засова. ѕетр кинулс€ к дверце и сильно толкнул ее. ƒверца, глуха€ к его удару, как толста€ чужа€ спина, не отмыкалась. —кольз€ на раздавлен- ных картофелинах, ѕетр пошел в угол, где сидели мальчики. “ам он нащупал полурассыпанный мешок картофел€ и сел на него, закрыв лицо руками. ћину- ты через три он отвел руки, покачал головой и засме€лс€. —мех его был добрый смех, зла в нем не было... ј ѕашку и в самом деле трепала простуда. ≈ще в подвале мутилась голо- ва, а по приходе оттуда тотчас же охватил его бредовой полусон. ¬ ладо- н€х длительно и неровно жгло. —ен€ убежал к  атушину, а ѕашка все сто€л в своем углу, перед койкой. ќн прилег, и тотчас же сознанье его потуск- нело: словно вылили из стаканчика, и стаканчик самый разбили. ƒыханье захрипело, точно в грудь поместили большие, свирепые часы. ¬иделось, будто стены раздвинулись, потом лениво покачались, потом пошли на ѕашку, гроз€ см€ть. Ѕудто не стены идут, а две тыс€чи черных €ловочных сапог, вразброд, гулко и шаркающе идут. » при каждом самом мелком приближеньи их больнее билс€ всем телом ѕашка, пуще €р€ боль в руках. ...ј вот уже и нет стен, а будто пойма. —енокос€т бабы, а ѕашке всего восемь лет. ƒень ладный, жаркий. —олнце висит над самым теменем. Ќебо сине до черноты. ¬осток грозит дождем. –€дами идут осоловелые бабы и бойкое гуторливое девье. –еб€тишки - и ѕашка вместе с ними - рыщут по стежкам, выискива€ €годы. –азморило солнцем ћарфушку-дурочку. –ваный белый платок на рум€ные щеки приспустив, глаза сощур€, заходила с опушки  ривоносова бора, шла - как играла. ћерно выдавались плечо и грудь на взмахе, мерно вздыхали травы, поника€ под острым косьем. “ут ѕашка перед ней, стоит и в траву смотрит. ћарфушка ему: - Ќедоброй, отойди! ј ѕашка и не слышит. ћарфушке прозванье в ¬орах - ƒубовый язык. ќп€ть: - ”ходи-т € тебе сказала, аль нет? ¬от € теб€ котой! ѕашка в те годы задорен был: - ј не подкосишь! - јн и подкоту! - ј ну, подкоси!.. ћарфушка взмахнула косой и зубом скрипнула. ѕашкин крик был необычен, словно лошадь вздумала закричать. ¬ыгл€нула из-под платка ћарфушка: и
в начало наверх
впр€мь подкосила паренька; из ноги его, повыше бабки, красна€ ручьитс€ кровь. Ћоскутьем рубахи перет€гивали ѕашке ногу, несли на рогожке домой. —ознанье ѕашкино померкло. ѕотом ночь. »зб€на€ духота пахла тел€тами. ћухи бились в потолок. ¬озле сидел —ен€ и совал в почернелый от муки ѕашкин рот кислый квадратик карамельки, сворованный с недавних помин по деревенском богатее. ¬се забыл ѕашка, все съедает, как ржа железо, тупа€ человеческа€ боль. - ѕашка... - говорит тихо —ен€, клад€ руку на ѕашкин лоб. Ќо ѕашке тошно, ѕашка молчит. - ѕашка! - грубее говорит —ен€ и тычет перстом в увлажненный испари- ной ѕашкин лоб. ѕашка сердитс€, глотает скудную слюну, открывает глаза. —ен€ в жилетке и с бородой, глаза злые. Ѕреда ѕашкина сразу как не бывало. “олько непокорно слипаютс€ глаза. “олько руки: словно на кусочки порублены, и каждый в отдельности горит. Ќепонимающе, пристально смотрит ѕашка в переодетого —еньку и вдруг, догадавшись, испуганно отмахиваетс€ перев€занной рукой. - ”спеешь, говорю, выспатьс€, - говорит ему Ѕыхалов. - ѕетр где? я его за вами посылал. ѕашкина пам€ть просыпаетс€ лениво. ѕашка морщит лоб, рот его тогда открываетс€ сам собой. - ¬ подвале он... - ¬ подва-але?.. - топырит губы Ѕыхалов. Ѕровь у него бежит вверх не- доуменным смешком. - „то же ему там делать?.. Ѕыхалов берет с полки прокопченую семилинейную лампчонку и отвор€ет дверь в сенцы. ѕашка слышит, как осторожно спускаетс€ хоз€ин по сту- пенькам, потом отодвигает засов подвальной двери. - ѕетр... ѕетруша!.. - кричит он в глубь подвала. - “ы здесь? а? ќтветного голоса ѕашка не слышит. –азгор€ченное воображение ѕашки подсказывает: ѕетр вышел из подвала, подслеповато щуритс€ на коптилку, протирает глаза длинными своими ладон€ми, улыбаетс€, молчит. -  ак попал сюда?.. - отец. - ƒеньги, что ль, заперс€ выделывать.  то теб€ запер? - ƒа € сам... неча€нно, - смеющийс€ голос ѕетра особенно ненавистен ѕашке. - ƒак ведь не мог же ты снаружи заперетьс€, чего ты мелешь! - Ќаверно мальчики подшутили, - сознаетс€ ѕетр. - ќсобенно этот, старший. ”жасно недоверчивый народ, папаша! - » оп€ть, слышно, ѕетр сме- етс€. Ѕыхалов-старик выжидающе молчит, потом сурово подымает голос: - Ќу, а если бы он теб€ по морде хватил... ты тоже сме€тьс€ бы стал? Ѕлизка€ к ѕашке дверь скрипит. "јга, каменна€ стена приближаетс€!" ѕашка в мучительный клубок сжимает свое четвероугольное тело и материной кофтой, в которой приехал, закутывает голову: тем€. ¬ рот ему попала вы- бивша€с€ пакл€. ѕашка отфыркиваетс€ в духоту кофты и ждет. ...—нова, вперемежку, дикой, раздирающей глаза каруселью, несутс€: пойма, ћарфушка с косой, кровь, рассыпанные €годы, мухи, —енька. ѕашка тужитс€ и преодолевает бредовую карусель. «вук шага совсем близок, за- молкает р€дом. - „то ты хочешь с ним делать? - слышен ѕашке тревожный вопрос ѕетра. —тарик, не отвеча€ и соп€, ищет щелку в кофте. ѕашка ворочаетс€, но холодна€, огрубела€ рука Ѕыхалова протискиваетс€ к самой голове и, при- норов€сь, хватает за ухо. ѕетр мен€етс€ в лице, глаза его расширены страхом за ѕашку. —обственный €зык раздражает его, как тошный кл€п. ¬ то же мгновенье «осим ¬асильич вскрикивает, более от испуга неожи- данностью, чем от боли. ќн растер€нно тр€сет рукой, а на конце его ми- зинца повисает темна€ капелька крови. —ам ѕашка уже стоит ногами на койке, готовый броситьс€, прижавшись к стене. ≈го влажные блест€щие зубы, только что прокусившие хоз€йский па- лец, ждут еще кусать... Ћицо его смутно и серо, но рум€нец бьет дико, как осенний закат. - ј, вот как! - мычит «осим ¬асильич и жует губами, обсасыва€ палец. - Ќу, слезай. —то€ть тебе там нечего. - ќн идет к кровати, достает из-под подушки клеенчатый бумажник, - в нем ѕашкина метрика.  стати обертывает палец в красный носовой платок. - —обирайсь, - решительно ко- мандует он. -  уда?..  уда ты его гонишь? - вступает в разговор ѕетр. Ћицо у ѕет- ра см€тое, почти умол€ющее, но Ѕыхалову не до ѕетра. ѕашка набивает в лин€лую, застиранную до дыр наволоку свой убогий, проштопанный пожиток. ѕри каждом движеньи его перебинтованных рук, тело его неуловимо содрогаетс€. - ƒа ведь ночь же!.. - в отча€ньи за ѕашку говорит ѕетр и делает не- определенное движенье рукой, по€сн€ющее, как темна и неприютна весенн€€ ночь. - Ќе мешай, - властно говорит старый Ѕыхалов. - “ут не игрушки те- бе... “ут жизнь! ќдновременно ѕашка выступает вперед: - ¬ы засуньте пачпорт-то в карман мне, - просит он сипло. - ” мен€ руки... не действуют... - и выставл€етс€ боком, где карман. - ¬от что, братец, - не сразу начинает Ѕыхалов, мен€€ оттенок голоса. ѕо губам ѕашки бежит тонка€ струйка насмешки, «осим ¬асильич как-то меркнет лицом. - ¬едь ты, братец, этак-то и убивать возможешь. - —лова Ѕыхалова нетверды. - ј в том, что поучить теб€ хотел, особой обиды нет. » сам вот так же учен был. „ем больше, братец, по горбу бьют, тем больше горб и стоит... ѕричащалс€ ведь € нынче, - прибавл€ет он через минуту совсем упавшим голосом. - ѕрощень€ проси! - заплета€сь €зыком от волнень€, шепчет ѕетр. - ћальчик, проси прощень€... и все кончено, ну! - —ам проси, коли охота напала, - весь дрожа говорит ѕашка и в изне- моженьи закрывает глаза. - јх, ты вот как!! - Ѕыхалов-отец хватает себ€ за горло, как в при- падке удушь€. - ¬он пошел, злыдень... чорт! ¬он... ћерно покачива€сь на хромую ногу, ѕашка идет к двери. ”зел свой он прижимает к груди как-то локт€ми. — порога оборачиваетс€: - “ам за вами еще полтора рубл€ оставалось... —еньке отдайте. - ѕостой, постой... я тебе сразу выдам, - спешит «осим ¬асильич. Ќо ѕашка уже ушел. ƒверь притворена не плотно.   ногам бежит морозный холодок. «а окном полна€ ночь. ...ѕопозже, через час, ѕетр перед тем, как ложитьс€ спать, заходит к отцу и садитс€ в ногах. “от лежит по-прежнему, одетый, немигающий. ¬ го- ловах у него как-то особенно подмигивающе и нравоучительно тикают часы. - ѕришел?.. - жестко спрашивает отец. - Ќу, посиди, посиди у мен€. ¬от так мы и живем, ѕетруша. ¬аримс€, и поблагодарить некому. »шь проно- сились штиблеты-то твои, песок в них и то не удержитс€! - замечает он, гл€д€ на свесившиес€, худые и длинные ноги ѕетра. - ќтнеси завтра к са- пожнику, походи в моих пока... - ѕапаша, - м€гко прерывает его ѕетр, обвод€ пальцем каждый квадратик лоскутного отцовского оде€ла. - я вам сказать хотел, времени вот только все не выходило... ћен€ не совсем еще выпустили. „ерез две недели второе дело будет слушатьс€... - ј-а, - холодно внимает отец. - “€нет теб€ в тюрьму, ѕетруша. ∆рать, что ли, тебе на свободе нечего? - ћне-то есть что, - с м€гкой настойчивостью отвечает ѕетр. - ’отим, чтоб все, папаша, жрали... ќни сид€т, не гл€д€ друг на друга. ¬друг ѕетру кажетс€, что он сказал грубость. ƒлинноносое лицо его бледно краснеет. - ѕапаша... € и позабыл вас этово, ну вот... с ангелом-то поздравить. — ангелом, папаша! - Ќашел врем€, ≈мел€! - тоскующе усмехаетс€ отец и легонько толкает сына в плечо. ¬ голосе Ѕыхаловском - и жалоба на свое нехорошее одино- чество, и грустна€ насмешка над суетой ѕетра. ѕетр уходит спать. ≈ще через час - уже сон. √аз потушен. ¬верху, на полат€х, с остерве- нением и вывертом, словно напилком стекло режет, храпит  арасьев. ¬низу, р€дом с пустой койкой, ворочаетс€ без сна —ен€. ≈му и холодно, и чего-то страшно. Ѕудто - поле, огромное, ровное, ночное. » в поле этом разошлись пути братьев на две разных стороны... VII. ƒевушка в гераневом окне.  аждому цвету свой черед. ѕришла пора и —енина.   тому времени, как речь, —еменом стал звать —еню Ѕыхалов. — ”спень€ тронулс€ —ене восемнад- цатый год. ¬рем€ —енино к убыли не спешило. Ќо когда восемнадцатого по- бежали первые дни, стал вдруг витьс€ —енин волос. –аньше все в скобку стригс€, маслом утихомирива€ непокорный затылочный вихор. ј тут взыграли щеки —енины рум€нцем, а голова - кольчиками: никакого с ними сладу нет. Ќе всех в могилу гнало «ар€дье. »ного взращивало в холе и с любовью: и цвел снаружи буйный цветок, а внизу черствели и удлин€лись злые чертопо- лошьи корни. ” —ени, покуда, глаза серые, а брови, свидетельству€ о силе и воле, вкрутую сбежались к переносью. ∆изни в него в обрез налито. ќна переливаетс€ могучими желваками на его спине, под рубашкой, она играет на алых —ениных губах. ¬ырос и поширел. —коро тесна станет —ене неглубо- ка€, невысока€ «ар€дска€ скудость. «а все то врем€ п€ти лет жить€ в бакалейных молодцах, не уставал —ен€ бегать к  атушину, в его подчердачную высоту.   лету восемнадцатого сво- его года, почти все книжки  атушинские перечел —ен€, не ускользнула ни одна. ¬се обтертые, скользкие ступеньки  атушинской лестницы имели свое обличье и место в —ениной пам€ти. ¬збегал, быстро проходил темный кори- дор с бесчисленным количеством дверей и рывком распахивал одну из них. “ак случилось и в наше воскресенье, после запора лавки. ¬ окна мас- терской, где работал и жил —тепан Ћеонтьич, сильным снопом западало солнце, €рко и оранжево располага€сь и на войлочной двери, и на полу, сорном от обрезков сукна, марли, ваты и картона.  огда растворилась дверь и в солнечном п€тне €вилась бела€ —енина рубашка, даже зажмурилс€ —тепан Ћеонтьич: уже не выносили света слепнущие его глаза. - „то-й-то ты гор€чий какой нынче? —ловно из печки только что вылез, выпекли... -  нижку вот принес, - говорит —ен€. ”лыбка —енина широка и свободна. - ¬сю прочел? - жмуритс€  атушин. - ¬сю-то, всю. —очиненье хорошее, слов нет. “олько вот уж больно про любовь много. —ловно у них и дела другого нет: влюбл€ютс€ да расход€тс€.  атушин улыбалс€: поздн€€ старость наблюдала раннюю младость. - ¬се к тому и течет, —енюшка. » нет другого дела, правда тво€.  ото- ры люб€т, те и счастливы. “ы знай: весь мир приобретешь, и он теб€ обма- нет, а любовь... - ...спасет, - докончил за  атушина —ен€. - Ёто ты вон из той книжки, —тепан Ћеонтьич, говоришь... € чита-ал... - прот€нул —ен€. - “ам дальше так сказано: но если обманет теб€ любовь, то больней ее обман, чем обман цельного мира. “олько, по-моему, все это враки, - со смеющейс€ недовер- чивостью —ен€ садитс€ возле старика. - „то ж, обманывать, что ль, € теб€ буду! - хитровато посмеиваетс€  атушин. - » € ведь не всегда этаким сморчком по свету вихл€л. я тебе из правды жизни сказал, а не по книге... ”же через три минуты  атушинской веселости нет и следа. ќн грустно молчит, погружа€сь в свои воспоминань€. ¬ыпуклые очки снова дрожат на его крохотном носу, брови по-детски подн€ты. - ...очень мне хотелось грамоту вот тоже осилить, - сутул€сь еще больше, рассказывает  атушин. - ћен€ тогда дь€чок и приютил один из со- седнего села. я к нему и бегал тайком, чуть не замерз раз, во вьюгу по- бежал. я у д€дьки жил, д€дька и не пускал. "ћы без грамоты прожили, и тебе пачкатьс€ не след!" ј дь€чок мен€ и учил... ¬от как кончилось обу- ченье, он и говорит мне на послед€х, дь€чок мой: ну, говорит, —тепан, все € тебе, что имел, передал. Ќичего у мен€, —тепан, боле нету. Ћапти вот еще умею плесть, хочешь - обучу... ј дальше уж ступай, как сам зна- ешь! —ен€ смотрит в окно. ¬етерок прохладный задувает к нему в лицо и на колени, и перебирает кольчики —ениных волос, нежно, как женска€ рука. √рудь дышит т€жким запахом накаленного железа и камн€. ќбычные зар€дские запахи бо€тс€ солнца, бегут глубже - в провалы проходных ворот, в купе- ческие укладки, во мраки костоломных лестниц, в гнилые рты. —ен€ любит гл€деть из  атушинского окна: видно много.  аменные невысокие этажи с суровой простотой возносились кверху. Ќыне над крышами их свирепствовало предвечернее солнце, парило воздух, м€гчи- ло асфальт, как воск, дожелта накал€ло тонкую «ар€дскую пыль. ј внизу крались кривые переулки, и в них сто€л небудничный гам. –емесленное «а- р€дье погуливало, лущило сем€чки, скрипело гармонь€ми, изливалось в уны- лых песн€х.  аждому зар€дцу отведено в празднике свое особое место. ƒу- дину - в сыром подвале чокатьс€ с бутылкой и спрашивать ее о цел€х ƒу- динской жизни. Ѕыхалову, вымытому до красноты и хмурому, сидеть над  и- евским патериком, услажда€ скупые слезы умилень€ сладким чаем.  арасьеву - все гул€ть по переулочкам, перемигиватьс€ со встречными девушками, преть в ватном пиджаке: высоко став€ земное свое благолепие, только ват-
в начало наверх
ное уважает  арасьев. Ќа все это —ен€ смотрит теперь со смешанным чувством в€лого любо- пытства и удивлени€. ¬от по этим же руслам, в «ар€дьи, потечет и его собственной жизни река. —покойна ли будет, порожиста ли и, когда обмеле- ет, в чьих жизн€х затер€етс€ ее исток? - ¬незапно услышал —ен€ как бы шуршанье бумаги.  атушин сидел теперь к нему спиной, и за лин€лым ситцем его рубахи странно суетились стариковские лопатки. - ƒа о чем ты, —тепан Ћеонтьич, старичок милый?.. - кинулс€ к нему —ен€. - Ќичего... ничего, дружок. —пасибо тебе за ласку твою... ƒь€чка сво- его вот вспомнил. -  атушин уже улыбалс€, и лицо его, разглаженное улыб- кой, походило на страницу книги, обрызганную слезами. - ¬есь небось растворилс€ в земельке, года немалые.  ак обучил он мен€ лапт€м, так и помер в недельку. Ќу, вот и € так же. - ¬ыходило, что не —ен€ утешал старика, а, скорее, старик примир€л молодого с необходимостью смерти. - Ќе тревожьс€, паренек, будь крепонек. ќдна глупость мо€. ”старел €, а куды мне? ¬ богаделенку мен€ не примут... крови € не проливал, родины € не спасал. ј глаза-то - эвоны - мы, говор€т, поко€ хотим... Ѕерешь иглу в руку, а и не видишь иглы-то... и нитки не вижу! так, паренек милый, пустым местом по пустому и шью... “олько вот рука не омманывает... ќн сидел, ссохшийс€ калужский старичок, гл€д€ в низкий потолок, под которым просидел всю жизнь, и кусал губами маленький желтый ноготок ми- зинца, - как провинившийс€ мальчик, разбивший то, что дар€т человеку только однажды в жизни. - ...за обеденкой стою даве, что-бысь, думаю, во рту неловко. ѕощу- пал, а зуба-то и нет. » всего-то у мен€ четыре было, при€тели! - он ус- мехнулс€ сам над собой и усердней закусал свой ноготь. - “ри теперь ос- талось, непоровну даже. ј много ли, дружок, утешени€ на три-то зуба? ∆ара за окном как будто смен€лась прохладкой, зато предвещающе подуло влагой с реки. ƒень закатывалс€ куда-то за дома, дышащие душной каменной истомой. ѕь€ный голос где-то внизу зат€нул песню, оборвалс€ на высокой точке и умолк. Ќа смену ему из раскрытого окна —екретовского трактира запел трубными голосами орган. —ен€, задумавшись, неподвижно гл€дел в окно. - ...все картузы да картузы, а ведь она-то не ждет! ѕожалуйте, ска- жет, мытьс€ да на стол!.. - слышал —ен€ совсем издалека. ¬ двухъэтажном доме напротив, в теневой стороне, открылось окно. ¬ ветерке заколыхались кисейные занавески. «а занавесками, было видно —е- не, сто€ли по подоконнику пушистые, €рко-красные герани и жирные бальза- мины. ѕотом в окне €вилась женщина или девушка - было —ене не различить. ќна поправила темный передничек, оперлась локотками о подоконник и стала гл€деть вниз. ѕотом зевнула. ѕовернула голову влево, оп€ть зевну- ла. ѕотом взгл€нула вверх, на крыши... „ем-то встревожась, раздвинула геранные горшки и высунулась из окна. - ’рш-шш! да улетайте же, улетайте вы! - громко закричала она, беспо- мощно хлопа€ в ладоши и маха€ передничком. ¬след затем она увидела —еню в окне. - “ам... там, голуби... - закричала она, еще более высовыва€сь из окна. - √олуби?.. √де голуби? Ќа крыше?.. - закричал ей —ен€ через улицу и успокоительно помахал ей рукой. - я счас... счас! Ќи слова не сказав  атушину, ошеломленному внезапным и бурным поведе- нием питомца, —ен€ метнулс€ в дверь. ¬ несколько секунд он был уже на чердаке, а оттуда через разбитое чердачное окно вылетел на крышу, громы- ха€ по железу т€желыми своими сапогами. —енины опасени€, что уже поздно, оправдались.  от, белорыжий и толс- тый, сид€ на самом краю крыши, держал голуб€ в зубах. ѕтица вздрагивала, из разорванной голубиной шейки струйкой текла на раскаленное железо кровь. —ам кот имел вид скучающий и в€лый, словно показыва€, что он сов- сем и не любит голубей, даже противны ему голуби, а просто поиграл и хо- чет спать. —ен€ так быстро очутилс€ на краю, что кот не успел улепетнуть и в следующее же мгновенье жалобно топырил лапы в сжатой —ениной руке. ”див- ленный неожиданностью нападени€, кот голуб€ не выпускал. —ен€ и сам не заметил, что произошло за это крохотное мгновенье. ќг- ромный —енин сапог скользнул вниз, и —ен€ широко взмахнул руками вместе с котом, державшим голуб€. ¬ гераневом окне раздалс€ одновременный вскрик. ≈сли бы не водосточный жолоб, куда попала нога, игра —енина была бы проиграна. “еперь, еще пошатыва€сь, —ен€ сто€л на самом обрыве и силилс€ овла- деть покачнувшимс€ вместе с ним сознаньем. —перва он ощутил опасность и невольно отодвинулс€ на полшага от кра€ вверх по скату. ѕотом он разли- чил, что девушка из окна кричит ему что-то. —мысла слов еще не улавливал он, но уже знал, что голос ее был низок, м€гок и звучен, его при€тно бы- ло слушать. —ловно пробужда€сь, —ен€ неосмысленно улыбнулс€ и отодвинул- с€ еще на полшага.  от, извернувшись, царапал —енину руку, но —ен€ не слышал. "ј ведь она сердитс€ на мен€. “ут что-то не так!" - подумал в следующую же мину- ту —ен€, различа€ в голосе девушки гневные нотки. ќн вслушалс€, стара€сь уловить причину ее гнева. “а, окончательно выйд€ из себ€, нетерпеливо барабанила ладон€ми по железу подоконника: - јх, да отпустите же кота... Ёто наш кот! јх, какой глупый... он его задушит. —лышите вы? ќтпустите кота, вам говор€т!.. —ен€ разжал руку.  от мгновенно исчез, и уже откуда-то снизу угрожаю- ще м€укнул. √олуб€ он так и оставил в водостоке.  ровь успела высохнуть и почернеть. "Ќу вот, € выпустил. “еперь что?" - такой вопрос отображала вс€ —енина фигура. ¬месте с тем отказ от самого себ€ и кака€-то необыч- на€ дл€ него нежность были в этом вопросе. ’олодки, мурашки и льдинки струились у него по спине. ќп€ть закружилась голова. —кажи она - лети и, может быть, полетел бы, отдава€ себ€ без рассуждений на губительный по- лет - любви? Ќа него упадало вечереющее солнце. –асстегнута€ у ворота бела€ рубаш- ка казалась девушке из гераневого окна сильным п€тном оранжевого, т€гу- чего света на большом куске черно-голубого, предгрозового неба. ќн сто€л теперь у гребн€ крыши, держась рукой за кирпичную кладку трубы. ƒевушка в окне, высунувшись еще более, укоризненно качала головой и сме€лась: - Ќу, чего вы сюда гл€дите? Ќе гл€дите сюда! —лышите? не гл€дите... ј —ен€ догадалс€, что она топала ногой, и улыбалс€ ее гневу широко и восторженно. "“онка€ кака€", - подумал —ен€ и, сам того не ожида€, прок- ричал ей: - Ќе вылазь, не вылазь... переломишьс€!.. “а сердито захлопнула окно и тотчас же задернула занавеску. √ераневое окно сразу потер€лось среди всех других, столь же незначительных окон- цев. —ен€ сел на гребень крыши и осмотрелс€. "¬от здорово!" - сказал он вслух и засме€лс€ сам себе над внезапностью всего событи€. —олнце при€т- но щекотало ему лицо, и ветерок отдувал расстегнутый ворот рубашки. ќн подн€л руку застегнуть ворот и недовольно нахмурилс€: двух верхних пуго- виц недоставало у ворота. ѕотом взгл€д его сам собою перекинулс€ на са- поги. ќни были т€желы и неуклюжи, восхищавша€ его когда-то крепость их теперь казалась вопиюще грубой несуразностью. "Ѕочки, а не сапоги.  а- пустой их осенью набивать, вот что!" - подумал он и, неудержимо покрас- нев, гл€нул исподлобь€ на противоположные окна. ≈му вспомнились  а- расьевские сапожки, тонкой кожи, лакированными бутылочками... ќн огор- ченно покачал головой. » точно преисподний дух, легкий на помине, в чердачное окно просуну- лась потна€, обозленна€ рожа самого  арасьева. - “ы чего ж тут балбесничаешь? ѕшел домой! - р€вкнул он, багрове€ от удовольстви€ удовлетворить свой гнев. - „его народ внизу собираешь! я вот тебе задам, неслуху!.. - и он взмахнул тросточкой, держа ее за ниж- ний конец. –уко€тка изображала серебр€ную женщину, но от времени живот у ней протерс€ и стал медный. “ут случилось совершенно непредвиденное  арасьевым. —ен€ засме€лс€, беззлобно, но с какой-то возмутительной самосто€тельностью: - ј ну, поди сюда! я теб€, лошака €рославского, вниз скину... - Ќу и дурак, - зло обиделс€  арасьев, не реша€сь выбратьс€ на крышу. - я тебе заместо отца родного, можно сказать. ј ты этак-то? ѕогоди. я теб€, мужика, выучу, припомню! - ¬ поминанье пропиши, - весело кричал ему —ен€. Ќо тот уже исчез с той же внезапностью, как и по€вилс€. ...ƒолго здесь сидел —ен€. „уть не весь город лежал распростертый внизу, как покоренный, у ног победител€. ќгромной лиловой дугой прошитой золотом, все влево и влево закругл€лась река. Ўирокое и красное, как цветок разбухшей герани, опускалось солнце за темные кремлевские башни, пики и купола, многообразно и величественно стерегущие древнюю нетрону- тость ћосквы. ¬зметенна€ дневной суетой оседала пыль, и уже жадней хватала —енина грудь ве€нь€ холодеющего воздуха. ј снизу источалась духота, жар, том€- ща€, расслабл€юща€ скука. Ќебо потухало, все больше поход€ на блеклую, выгоревшую на солнце синюю ткань. ¬се принимало лилово-синий отсвет ноч- ного поко€, усугубл€емый тучей, наползавшей с востока, медлительной и страшной, как гора, вывернута€ ветром из своих скалистых лон. Ќочь обе- щала грозу, и уже попыхивал молни€ми иссушенный московский горизонт. —ен€ обернулс€. ћосква быстро погружалась в синеву потемок, но там, далеко, главенству€ над сумерками, диким бронзовым рум€нцем пылал крест и купол Ќикиты-мученика, что на Ўвивой горе. ƒальше, в туманно-пыльной дали, обманывалс€ глаз. “ам загорались серебр€ные точки в окнах, но очертань€ самых окон размывала мгла. Ќапрасно прождал —еню весь тот вечер  атушин, приготовивший дл€ него последнюю свою, самую сокровенную книжку. —ен€ сидел вверху, как раз над ним, чутко впитыва€ в себ€ эту непомерную торжественность закатной ћоск- вы. ѕобедителем ее чувствовала себ€ разволновавша€с€ —енина сила. Ќо сердце не хотело битьс€ вместе с затихающими разбродными шумами города. ќно стучало по своему, быстро, четко и властно. “ак несетс€ в неизвест- ность мглы, удар€€ некованными еще копытами, молодой жеребенок по гулкой ночной дороге. VIII. ѕетр —екретов. ”  арасьева план тонкий. » крепко сшитые «ар€дцы смертью не обижены: как кончитс€ Ѕыхалов, откажет он деньги сыну, если тот к тому времени до полной трухи по тюрьмам не догниет. ј лавку - кому ее и оставить, как не  арасьеву, человеку непьющему и обходительному, знающему благодетел€м почесть, делу оборот, деньгам счет. ѕеременит  арасьев вывеску, приотк- роет м€сное: денежка закопит денежку, рублик погонит рублик, и выйдет из того усидчивого  арасьевского нажима под старость каменный домок. » шес- терки козыр€ми бывают: примером тому —екретов ѕетр. »з дыр€вой полтинки ѕетр ‘илиппыч повелс€, а помнит бородата€ «ар€дс- ка€ мелкота, как пришел он вместе с ≈рмолашкой ƒудиным из деревни, хит- роватый, рыжий, изворотливый, гнилыми грушами да квасом с лотка торго- вать. — ƒудиным ѕетька в решку игрывал и на кулачках дралс€, к  атушину книжки ходил читать. Ѕыл лопоух. ¬друг пропал Ћопух. √де Ћопух? Ќет Ћопуха. Ќо осенью однажды объ€ви- лась москательн€ в каменной прорешке между двух домов, и вывеска утверж- дала безграмотно, что москательщик тут - ѕетр —екретов. Ћопуха в нем признали и свыклись. —текло ли вставить, масла ли дерев€нного купить или рожу полюбовнику залить кислотой, - шли непременно к Ћопуху: у него то- вар свежий, с ручательством, и запросу нет. ƒа раз пошла Ѕыхаловска€ молодайка замазки купить на зимнюю надобу, а москательни-то и нет. ƒосочками забита прореха, вывеска сорвана: ни то- вара, ни хоз€ина. “ака€ беда, пришлось брюхатой - ѕетром была покойница на снос€х - на ћоскварецкую тащитьс€ и у незнакомых покупать. Ѕезусые реб€та оженились, бородатых по кладбищам развезли. - —лух прошел по «ар€дью: желторозовый дом Ѕерги продают, им в гвардейском пол- ку дл€ поддержани€ чина и фамилии в деньгах нужда. —мекала голь, како- го-то хоз€ина бог на шею посадит. ¬друг ƒудинска€ жена открыла во сне: дом Ѕерги продали, а купил лопоухий барин, бесфамильный, неподслушанный. ƒудин тогда же бабу побил, чтоб не суеверила попусту. ј через неделю и приехал новый барин с женой. ѕригл€делись зар€дцы - Ћопух. ќчень тогда —екретова не взлюбили, что помимо «ар€дь€, окольной статью, в люди вы- шел. ¬прочем —екретов от их злобы ущерба себе не чувствовал. Ћовок был, а на дороге ему купец попалс€. »мелись у купца и лабазы, и мельницы, и мучные оптовки, а еще дочка  атеринка с глуповатинкой. —ек- ретов к ней и лазил по пожарной лестнице в светелку, обаловал ее, моло- дую да глупую, небрежной мимоходной лаской, а на четвертом мес€це, как объ€вилась  атеринкина любовь, деловым скромным образом предложил ѕетр —екретов купцу честной свадебкой  атеринкин грех покрыть.  упец только бороду почесал да усмехнулс€: - я умен, а ты еще умней. “акими, как ты да €, вс€ —ибирь заселена. Ѕить  атьку не будешь? пр€мо говори... — той поры —екретов поважнел, клан€тьс€ перестал, люди ему, как гро- шики: только тогда им и счет, если в сотню сложатс€. ќтделал себе квар-
в начало наверх
тиру в доме против желто-розового владень€ своего и по всем комнатам кнопки провел во избежанье вора. ... ак-то раз, в двунадес€тый, на безденежьи, стало ƒудину обидно на при€тел€ давнего детства. ќделс€ победней, в самые рваные сапоги, и по- шел ѕетрушу, друга сердца, проведать. ѕришел, встал в двер€х, головенку набок, улыбаетс€ с горьким умиленьем на —екретовское благолепие и пока- чиваетс€, будто с пь€нцой. ј на самом деле был дико трезв, даже слишком дл€ ≈рмола€ ƒудина. —екретов за чайным столом ватрушку жевал. — одной стороны сидела бе- ременна€ жена, а с другой - шурин ѕлатон. - “ы что ж образ-то подобие корчишь? - подн€л глаза —екретов, облизы- ва€ творог с ватрушки. -  ака€ у теб€ надобность? - ¬атрушечка-то небось вкусна€?.. - согнулс€ ƒудин в по€снице. - Ќа, - сказал —екретов и прот€нул облизанную. - Ќоне-то и пузцом обзавелись... а ведь € ѕетькой помню вас, ѕетр ‘и- липпыч, - льстиво забубнил ƒудин, пр€ча ватрушку в карман и там размина€ ее в крошки от злобы. -  ак, бывало, в реб€тишках мы с вами бегали, уж такой вы жулик были, смрадь, можно сказать, и не приведи бог! » гашничек у вас, извин€юсь, тоже всегда расстегнут был. јх, кака€ смешна€ истори€! я б и еще сказал, да вон их стесн€юсь, - он кивнул на  атерину »ванну, пугливо замершую с непрожеванной ватрушкой во рту. ѕетра ‘илиппыча в багровость кинуло. Ќе выход€ из-за стола, потискал он кнопку под столом, - вскочили в дверь дворники, вз€ли ƒудина в охап- ку, унесли. “ам, на заднем дворе, возле собашника, и постарались они, кто кого перехолопит в услужливости хоз€ину. Ќекому было ƒудину жало- ватьс€, а жена, сама хире€ день ото дн€, замечать стала, что кашл€ть стал глуше и нудней ≈рмолай, после того, как сходил в гости к другу сердца и давней юности. ...ј —екретов в гору шел. ¬ новокупленном дому зазвенела трактирна€ посуда, и запел орган. «ар€дье - место бойкое, в три быстрых ключа заби- лась в "¬енеции" жизнь. Ћинии —екретовской жизни были грубы, €сны и не- затейны, как и на мозолистой руке. ¬се у него было правильно.  оротка€ его ше€ не давала вихл€тьс€ и млеть головище, не то что у ƒудина, длин- ношеего. –азум свой содержал в чистоте и опр€тности, не засаривал его легковесным пуст€ком, подобно  атушину. ѕроветриваема€ смешком, не боле- ла его душа ни тоской, ни жалостью, ни изнурительной любовью. „етыре мес€ца спуст€ по приезде в «ар€дье родила  атерина »ванна де- вочку Ќастю. Ѕыть бы в той неча€нной семье счастью и хот€ бы наружному благополучию, как вдруг простудилась  атерина и слегла. ƒочке тогда тре- тий год шел, когда у матери ноги опухли. ¬се же переползала от кровати к окну, бездельно сидела под окном, наблюда€ чужую жизнь, жалко улыбалась, стыд€сь самой себ€. ≈е-то, так же, как и —ен€ п€тнадцать лет спуст€, увидел  атушин, та- ча€ камилавку, дар прихожан приходскому попу. » оттого, что прожил без любви, а перед тем собачка у него околела, полюбил он  атерину »ванну, чужую в чужом окне, тоскующую. Ќо только в убогих стишках своих смел го- ворить он о своей любви.  люч же от сундучка, где таилась его тетрадка, стал пр€тать далеко-далеко, на шейный шнурок. ќставалс€ еще в  атерине кусочек смысла: покрикивала по хоз€йству, штопала носки самому. ¬скоре, однако, совсем ей ноги отказались служить. ѕоложили тогда  атерину »ванну в угловой комнатушке, завесив окно той самой шалью, в которой, к слову сказать, к свадьбе ехала. ƒвигатьс€  а- терина »ванна уже не могла, и все надобности за нее оправл€ла ћатрена —иманна, ново€вленна€ тетка  атерининой двоюродной сестры, из ћожайска. Ёта, толста€ и зла€, и креститьс€ помогала хоз€йке ее малоподвижною ру- кой, она же и молитвы за нее шептала, по€сн€€ целителю ѕантелеймону ту- пое бормотанье хоз€йкиных губ. ќна же приходила на помощь и в остальном. —екретов запивал. –аз ночью, когда боролись в нем пь€ные чувства, пришел к жене. - “ы мен€,  атерина, прости... за все гуртом прости! - сказал он ти- хо, сто€ в двер€х, и обмахнул увлажнившиес€ глаза рукавом. “а лежала, неподвижна€, страшна€, бела€. - —лышь, жена, - прощень€ прошу! - повторил терпеливо он, барабан€ пальцами себ€ в лоб. ќна молчала, а —екретов, разойд€сь, уже бил кулаками в притолоку: - ƒа что ж ты, как башн€, лежишь... не ворочаешьс€?.. - завопил он. — той поры совсем он махнул рукой на  атерину. «ато, как-то случилось, стал  атушин ходить к тому, что было когда-то —екретовской женою. ѕриходил вымытый, в чистенькой старенькой рубахе, садилс€ возле кровати и сидел тихо, полузакрыв глаза. »ногда - рассказы- вал слышанное и читанное, смешное, не получа€ никакого ответа да и не нужда€сь в нем. —воей любви осталс€  атушин верен и любил  атерину, быть может, больше, чем если бы она была здорова. ќн же пробовал лечить ее отваром капустного листа. “ут, в этом темном тупике, плодилась моль, мерцала лампада, воркотала очередна€ монашенка, и из года в год, возле столика, уставленного ле- карственным хламом, бесшумно сидел  атушин. “ак он научилс€ понимать смутный €зык больной. ќднажды сказал Ќасте: - “ы заходи к матери-то. —ердитс€, что не бываешь. ¬ другой раз осмелилс€ сказать —екретову: - „то ж ты ее, ѕетр ‘илиппыч, просвирками-то моришь?.. “ы-бы ей щец дал!.. IX. Ќастюша. Ќастюша росла девочкой крепонькой, смуглой как вишенка, в посто€нном смехе, как в цвету. ƒетство свое помнила лет с шести: д€д€ ѕлатон куклу подарил.  укла была с фокусом, плакала и моргала, как и вс€кий насто€щий человек. Ќе- долговечны детские утехи. ¬ечерком распорола Ќастюша кукле животик, чтоб узнать фокус куклиной жизни. “ам оказалась только пружинка да еще жест€- ной пищик, вон€вший стол€рным клеем. Ќастюша пружинку вынула и на другой день сделала из нее просто проволочку, а куклу облила чаем, чтоб скрыть преступленье, и лин€лую, обесчещенную, подкинула матери под кровать. »з-под материной кровати не выметали, чтоб не тревожить больную. ƒа и какой от больного сор? больной - не живой!.. Ќикто и не заметил, а отцу не было никакого дела до Ќастиных поступ- ков. "–асти, сколько в тебе росту хватит. ƒал тебе жизнь, даю хлеб. ¬от и пожалуйста!" - таков был неписанный договор между отцом и дочерью. ” отца в то врем€ ширились дела, требовали и воли, и глаза, и времени.  аждый винтик в общей машине хотел, чтоб и за ним присмотр да хлопоты были. » бо€лс€ —екретов обидеть невниманьем вещь, чтоб не напакостила потом. Ћишь в воскресные дни, сад€сь за стол, спрашивал, посмеива€сь: - Ќу, Ќастась€ ѕетровна, как живете-можете, растете-матереете? - Ќичего, папенька... матереем! - деликатно пищала восьмилетн€€ Ќас- тась€ ѕетровна. ћатери Ќастюша бо€лась, как страшного сна.  огда приводила ее к мате- ри ћатрена —иманна, сто€ла Ќаст€ робко, говорила тоненько, с трепетом ожида€ липкого материна поцелу€. ѕотом одевала, волну€сь и спеша, оборванную засаленную шубку и дыр€- вый шерст€ной платок, - вихреподобно уносилась на улицу. ƒом ее пугал: там были жирные, грузные пироги, непон€тна€ мать, толстощека€ ћатрена —иманна, жующа€ м€тную лепешку дл€ прохлаждень€ рта. - “айком от самого баловалась ћатрена —иманна винцом. “ак и росла Ќастюша на улице, без н€нек и присмотров. Ѕегала с реб€- тами через ѕроломные ворота на реку, тонула однажды в проруби, дразнила вместе со всей реб€чьей оравой извозчиков, татар, изз€бших попугаев на шарманках у персов. Ўумлива€ и загадочна€, звала ее улица. ќна сделала Ќастю бойкой. “ела ее, изворотливого и гибкого, никакой случайностью бы- ло не удивить... ¬ городском училась - детскую мудрость срыву, по-мальчишечьи брала. ќстальное врем€ с мальчишками же вровень каталась на коньках вдоль кремлевского бульвара, скатывала снежных страшилищ: лю- бопытно было наблюдать, как точит их и старит и к земле гнетет речной весенний ветр. “о-то было шумно и буйно, непокорно и весело... ƒвенадцата€ весна шла, придумали необычное. ¬ голове у снежного чело- века дырку выдолбили и оставили на ночь в ней зажженный фитилек. ƒырку замазали снегом. - ¬сю ту ночь, дума€ об этом бесцельном огоньке, томи- лась без сна Ќаст€. јх, какой славный ветер в ту ночь был!  ак бы облака сталкивались и гудели, словно тесно стало в весеннем небе облакам. Ќо на утро нашли в огоньковой пещерке только копоть. Ќедолго погорел фитилек. “ут еще снег пошел, лужицы зат€нулись. “ак впервые изведала Ќастюша го- речь вс€кой радости и грусть весны. ∆адно впитывала Ќаст€ все, что давало впечатлень€. ј раз мальчишки в угольный сарай ее затащили, м€ли и учили гадост€м, - каждый старалс€ друг дружку в пакостном геройстве превзойти... ј она уже знала, не удив- л€лась, не плакала и даже до крови растревожила нос одному из них, само- му настойчивому. –аз осенью, поутру, окончилось Ќастино детство. ќт обедни возвраща€сь вместе, сказал —екретов «осиму Ѕыхалову ото всей полноты души: - ѕаренька твоего видал. ’ороший, ласковый... - «аконоучитель у них там сказал: ваш, говорит, сын перстом отмечен, - довольно пробурчал Ѕыхалов. - Ќадо и мне Ќастюшку мою к зан€ти€м пристроить.  ак знать, какие же- ребьи выпадут... ¬друг да посватаетесь? Ќегоже будет умному-то мужу да глупую жену! - зубоскалил ѕетр ‘илиппыч. -  оли товар хорош выйдет, чем мы не покупатели? - пощурилс€ и Ѕыха- лов. - “олько что ж ты ее ровно просвирню водишь? Ѕабочка славна€ рас- тет. - Ѕабочка славна€... - повторил задумчиво —екретов и впервые оценил дочь. —делали новую шубку Ќастюше, - здесь и кончилось детство. ¬ новой не так возможно стало и в угольных сара€х пр€татьс€, и вал€тьс€ в снегу. Ќастю отдали в купеческий пансион. ¬ канун того дн€ заходила Ќаст€ к от- цу проститьс€ на ночь. “от сидел на кровати без поддевки и без сапог, усталый и хмурый, в предчувствии запо€. - Ќу, девка, - заговорил он, усажива€ ее на колени, - смотри у мен€! - я смотрю, - сказала Ќастюша и поджала губы. - ƒа не егозой расти, а €блочком... „тоб каждому от теб€ и рот в€за- ло, и душу тешило. ∆иви и никому спуску не давай. Ќа мен€ гл€ди: мужиком пришел, двадцать лет мен€ жизнь в ладон€х терла, а все целехонек. „увствуешь?.. - ƒа, - не робе€, сказала Ќастюша, скашива€ глаза на порожние бутыли, оставшиес€ в углу от прошлого запо€. - ”чись и божье слово слушай, на то человеку и уши даны. Ѕез него, девка, плохо дело, тем и кормимс€... - ј у вас, папенька, - дав€сь смехом, спросила Ќастюша, - ухи большие, тоже дл€ божьих слов?.. - она не выдержала и рассме€лась, точно цела€ св€зка колокольчиков раздернулась и раскатилась по полу. - ѕапенька, извините, у мен€ губы чешутс€... - уход€, попросила Ќас- т€. ...“ем временем названный жених Ќастин вступал в университет. „асто, к в€щшему недовольству отца, пропадал ночи, путалс€ с волосатыми при€те- л€ми, худел и бледнел.  азалось, не шла ѕетру впрок усидчива€ его наука. ј среди белых пансионских стен, намекавших на девическую невинность со- держательницы, мадам “рубиной, науками, напротив, не утруждали. ѕреобла- дали танцы и арифметика. Ѕер€ с купеческих девиц втридорога, бо€лась “рубина потер€ть лишнюю ученицу.  акой-то защелканный, многосемейный не- мец вслух переводил по п€ть строчек в день, с грустным ужасом гл€д€ на сид€щих перед ним круглолицых, рум€ных девиц. «ато ≈вграф ∆макин, учи- тель танцев, был неизменно весел и летающ, поход€ на пружинного беса; казалось, что мать его так в танце и родила. Ќа четырнадцатом году тронула Ќастюшу корь. ѕосле выздоровлени€ отец долго не пускал Ќастю в пансион, да тут еще негаданно просунулось шило из мешка. ” знакомого «ар€дского купца дочка,  ат€, учивша€с€ вместе с Ќастей, забеременела от неизвестных причин. ѕод неизвестными причинами был сокрыт от гневного родительского взгл€да сам ≈вграф ∆макин. ѕетр ‘и- липпыч так был обрадован своевременным удалением Ќасти из пансиона, что даже забыл посме€тьс€ над купеческим позором.  ат€, хот€ и была старше Ќасти на четыре года, была единственной Ќас- тиной подругой.  огда прибежала к ней Ќаст€, та сидела в том же коричне- вом платье, в€ла€, с красными губами и бледным лицом... Ќасте она сухо сказала, что ничего такого нет, а просто желудочное заболевание, - не то €зва, не то менингит. —коро она порозовела, стала грызть ногти, потом плача сообщила, что отец отправл€ет ее к тетке на юг, чтобы там поправи- лась на вольном воздухе... ƒружбе девочек были причины: в  ате было неп- реодолимое влечение к Ќастиной чистоте и упругости, в Ќасте - жалость и стремление нарушить чем-то скучную обыденность дней. - ¬скоре  ат€ уеха- ла. ќставл€ть Ќастю без образовани€ —екретову было совестно перед друзь€ми. ѕо совету шурина стал он подумывать о приглашении домашнего учител€. » тут как раз совпало: ѕетр после первого своего пуст€кового
в начало наверх
ареста, пон€того в «ар€дье как недоразумение, проживал в «ар€дьи, у от- ца. Ћучшего случа€ нан€ть учител€ задешево, а вместе с тем и познако- митьс€ с ѕетром Ѕыхаловым ближе, если того и в самом деле угораздит пос- вататьс€, не представл€лось. ѕетр согласилс€, уроки начались почти тот- час же. ”читель приходил с утра, с книгами и тетрад€ми под мышкой. » без того сильно сутул€сь, теперь он еще вдобавок угрюмилс€, дл€ внедрени€ в де- вочку уважени€ к особе учител€. —адилс€ за стол, раскрывал книгу на за- ложенном месте, начинал с одного и того же: - Ќу-с, приступим. »так... » всегда в тон ему, щур€ глаза - привычка, перен€та€ у  ати, - как эхо, вторила Ќаст€: - ... приступим. ќна садилась на самый краешек, точно старалась скорей устать. ѕервые дес€ть минут все шло чинно. ¬ купеческой тишине слышались только громы- хань€ сковородников и кухаркин голос. Ќаст€, положив локотки на стол, подпирала руками голову и гл€дела пр€мо в рот ѕетру, забавл€€сь дви- жень€ми в€лого учительского рта, честно жевавшего науку. „ерез дес€ть минут Ќаст€ начинала жмуритьс€, глаза подергивались то- ненькой пленкой дремы. ќна зевала в самых неожиданных местах, - однажды стала играть полуоторвавшейс€ пуговицей студенческой тужурки ѕетра, - однажды просто запела. „естное пошевеливанье ѕетровых губ усыпл€ло Ќас- тю: запела, чтобы не уснуть. - —лушайте, - иногда спрашивала Ќаст€ ошеломленного ѕетра, - вот вы про Ёдипа говорили... ќн в рай или в ад попадет? ¬едь он же не виноват ни капельки! ј однажды, на восьмом уроке, и совсем законфузила ѕетра. - ѕетр «осимыч! - досадливо сказала она, - в который раз у вас ви- жу... ƒырка же у вас, вы б ее зашили! - ј? где дырка?.. кака€?.. - как ужаленный, вскочил тот и с ужасом огл€дывал себ€. - ƒа вон там, на локте дырка, - указала Ќаст€. - ƒавайте, уж € вам зашью... ј вы мне лучше потом доскажете! - „то ж, на-те... зашейте. ƒырка - это правда... ≈е зашить, - согла- силс€ он, стаскива€ с себ€ тесную тужурку. Ќаст€, напева€, выискивала в ворохе цветных обрезков подход€щий лос- куток. ѕетр сидел молча и гл€дел на ее быстрые пальцы. - ¬от что... - начала она, вдева€ нитку в иголку: - правда это, что вы каторжник? - “о есть как это каторжник?.. - опешил ѕетр. - „то за пуст€ки!  то это вам сказал? - длинный нос ѕетра прин€л €рко розовый оттенок. - ¬ы убили кого-нибудь?.. - тончайшим голоском спросила Ќаст€, скло- н€€сь над работой. - ј, вот вы про что! Ќет, € за другое сидел... - сказал он тихо, ко- с€сь на растворенную в коридорчик дверь. ƒверь Ќастиной комнаты по нас- то€нию ѕетра ‘илиппыча была всегда раскрыта. ј Ќастин взгл€д был выспрашивающий и требовательный. ѕовину€сь ему, ѕетр тихо по€сн€л, за какие провинности вычеркивают людей из жизни, иногда на врем€, иногда навсегда. ¬скоре он разошелс€, загудел, а окурки совал пр€мо в горшок с пахучей геранью. Ќаст€ спешила, доканчива€ почин- ку. - Ќа-те, надевайте, - сказала она, обкусыва€ нитку. ѕотом встала и отошла к окну. “ам падал осенний дождик. ¬друг плечики у Ќасти запрыга- ли. - „то вы, Ќаст€?.. - испугалс€ ѕетр, вдева€ руку в невозможно тесный рукав. - «наете что?.. знаете что? - задыха€сь от слез, объ€вила девочка, закидыва€ голову назад. - “ак вы и знайте... «амуж € за вас не пойду! ¬ы лучше и не сватайтесь! - ƒа почему же? - глупо удивилс€ ѕетр. - ” вас нос длинный, - раздува€ ноздри, сказала Ќаст€. - » потом у вас с головы бела€ труха сыпетс€... ¬есь воротник в трухе! ѕокуда заши- вала, чуть с души не вырвало... Ќаст€ ждала возражений, но ѕетр только топталс€, собира€ дрожащими руками книги со стола, весь в багровых п€тнах небывалого смущень€. - ¬ы... вы... у вас из ушей борода растет!!  ак у дь€чка... - прокри- чала Ќаст€ и, облива€сь слезами, выбежала вон. ¬есь тот день она просидела в кресле, сжавшись в комок. ј вечером ре- шительно вошла в отцовскую спальню. ¬ ожиданьи ужина ѕетр ‘илиппыч се- ребр€ным ключиком заводил часы. - я за ѕетра «осимыча твоего не пойду. “ак и знай! - твердо объ€вила она и встала боком к отцу. - ƒа ну-у?.. - захохотал —екретов, уставл€€сь руками в бока. - Ќу и баба... Ќа чью-то неповинную головушку с€дешь ты, така€! Ќаст€ подошла ближе и вдруг, уткнувшись в отцову жилетку, заплакала. ќт жилетки пахло обычным трактирным запахом. ќтец гладил Ќастю по спине широкой, почти круглой ладонью. “ак она и заснула в тот вечер, на коле- н€х у отца. ј в столовой стыл ужин и коптила лампа. ... ј через два дн€ ѕетр снова уселс€ в тюрьму, и на этот раз надол- го. ¬ мирной сутолоке «ар€дь€ то было немалым событием. —екретову расс- казали, будто приезжала за ѕетром черна€ карета. ќна-то и увезла душегу- ба ѕетра в четыре царских стены. ѕетр ‘илиппыч, человек мнительный, тогда же порешил покончить все это дело. ¬ субботу, перед полднем, отправилс€ к Ѕыхалову в лавку и сделал вид, что ненароком зашел. - «дравствуй, сват, - прищурилс€ Ѕыхалов, зорко присматрива€сь ко всем внутренним движень€м гост€. - —емен! - закричал он вглубь лавки, скрыва€ непон€тное волненье, - дай-кось стул хоз€ину... ƒа стул-то вытри наперед! - ј не трудись, «осим ¬асильич. я мимо тут шел, дай, думаю, зайду - взгл€ну, чем сосед бога славит... - Ќу, спасибо на добром слове, - упавшим голосом отвечал Ѕыхалов, по- чу€в неискренность в —екретовских словах. - —адись, садись... сто€ть нам с тобой не пристало. - ј и с€ду, - закр€хтел —екретов, сад€сь. - Ёх, вот увидел теб€, об- радовалс€ и забыл, зачем зашел-то. √оды, годы, соседушко! ¬рем€-то не молодит. Ёвон, как постарел ты, «осим ¬асильич.  раше в гроб кладут! ќгорчений, должно, много?.. Ѕыхалов морщилс€ недоброй улыбкой. - ƒа ведь и ты, сватушка... тоже пухнешь все. ѕьешь-то по-прежнему? я б на улице и не признал теб€. ѕлесневеть скоро будешь! - ‘у-фу-фу! —кажет тоже, смехотворщик! я-то еще попрыгаю по земле! ¬от у —ерпуховских трактиришко еще открываю, сестриного з€т€ посажу. ƒа вот домишко еще один к покупке наметил. ¬ладелица-т из двор€нского сос- ловь€... ну, ей шл€пки, тр€пки там... —ам видишь, дела идут, контора пи- шет. Ёвон € какой, хоть под венец! ћоложе теб€ на два года, а € теб€ го- дов на тридцать перепрыгаю!.. ѕоследний покупатель ушел. Ќаступало послеобеденное затишье. - ¬анька, - глухо приказывает Ѕыхалов новому мальчику: - налей чаю господину. ƒа сапогами-то не грохай, не в трактире! - Ќасчет чаю не беспокойс€, соседушко, - степенитс€ —екретов, лукаво разглажива€ рыжую круглую бороду. - ¬ чаю-то купаемс€! - ƒа и нам не покупать. ¬ыпей вот с конфетками. ƒа смотри, не обож- гись, гор€ч у мен€ чай-то! Ќа прилавок, у которого сидит —екретов, ставит «осим ¬асильич фанер- ный €щик с конфетами. - јх да, вот зачем € пришел... ¬спомнил! - приступает —екретов, меша€ ложечкой чай, сто€щий на самом краю прилавка. - ¬от ты сватушкой мен€ даве называл.  онешно, все это смехи да выдумки, а только ведь € Ќастюш- ки своей за сынка твоего не отдам... Ќе посетуй, согласись! - ј что? почище моего сыскали? „то-то не веритс€... - скрипит сквозь зубы Ѕыхалов, все пододвига€ €щик с конфетами на гостев стакан. - “ак ведь сам посуди, - поигрыва€ часовой цепкой, говорит —екретов, голос его смеетс€. -  ому охота дочку за арестанта выдавать? ”ж € лучше приду вот да в печку ее заместо дров суну, и то пользы больше будет... ќба молчат. —ен€ очень громко щелкает на счетах: мес€чный подсчет по- купательских книжек. —екретов сидит широко и т€жко, каждому куску своих обширных м€с дава€ отдохновенье и покой. ¬ стакане дымитс€ чай. Ѕыхалов, устав€сь в выручку, все двигает к гостю конфетный €щичек и вдруг вытал- кивает его на стакан. —такан колеблетс€ скользит и сразу опрокидываетс€ к —екретову на колени. ¬ первое мгновенье —екретов неожиданно пищит, подобно мыши в мышелов- ке, и Ѕыхалов не сдерживает тонкой, как лезвие ножа, усмешки. - ќй, да ты никак ошпарилс€?.. ¬от кака€ беда... ѕетр ‘илиппыч, наклон€сь побагровевшей шеей, картузом смахивает с ко- лен дым€щийс€ кип€ток. - ƒа, захватило немножко... чуть-чуть, совсем краешком, - колко и фальшиво хохочет —екретов, твердо снос€ жестокую боль ожога. - ј сынища своего, - вдруг пр€митс€ он, - на живодерню отошли, кошек драть!.. - » мы имеем сказать, да помолчим, - и «осим ¬асильич поворачиваетс€ к гостю спиной. - » правильно сделаете! ј то к сынку в острог влетите... ѕод ста- рость-то и не гоже вашей роже!.. - выкрикивает —екретов. - ј на лавку мы вам еще накинем... вы мне тута весь дом сгноите! —частливо оставатьс€! «атем следовал неопределенный взмах всей —екретовской туши, и —екре- това больше нет. Ћюбил ѕетр ‘илипыч, чтоб за ним оставалось последнее слово, - отсюда и легкое его порхание. X. ѕавел навещает брата. —ен€ впоследствии не особенно огорчалс€ безвестным отсутствием брата. ѕавел служил —ене посто€нным напоминанием о некой скорбной, посюсторон- ней черте человеческого существовани€: одна земна€ юдоль безо вс€ких не- бес.  рута€, всегда напр€женна€, неукротима€ вол€ ѕавла перестала угне- тать его, - жизнь без ѕавла стала ему легче. —ен€ уже перешел первый, второй и третий рубежи «ар€дской жизни. “еперь только расти, ждать слу- ча€, верным глазом укрепитьс€ на намеченных цел€х. “ем же летом, когда  атушин вспоминал о дь€чке, накануне осени, в воскресенье, вышел —ен€ из дому, собравшись на “олкучий, к ”стинскому. Ќа подоконнике Ѕыхаловского окна, как раз возле самой двери, сидел ѕа- вел. «ловеще-больно сжалось сердце —ени, - такое бывает, когда видишь во сне непереходимую пропасть. ѕавел был приодет. „ерный картуз был налажен на коротко-обстриженный ѕашкин волос.  роме того, приукрашали его непо- мерно длинные брюки и пиджак, одетый поверх черной ластиковой рубашки. Ўтиблеты, - огромные, точно с пам€тника, - си€ли неотразимым радостным блеском. ¬се это было очень дешевое, но без заплат. —ид€ на подоконнике, писал ѕашка что-то в записную книжку и не видел вышедшего брата. - ѕаша, ты?.. - ј что, испугалс€? - спокойно обернулс€ ѕавел, пр€ча книжку в карман брюк, и глаза его покровительственно улыбнулись. ѕотом ѕавел достал из кармана платок и стал сморкатьс€. Ќадоедливо накрапывало. ¬ водосточных жолобах сто€л глухой шум, капа- ло с крыш. - „ему ж пугатьс€? - возразил —ен€, поддава€сь непон€тной тоске, и пожал плечами. — неловкостью они сто€ли друг перед другом, ища слов, чтоб начать разговор. ¬спыхнувшее-было в обоих стремление обн€тьс€ после п€ти лет разлуки теперь показалось им неестественным и ненужным. - Ќу, что ж под дождем то сто€ть?.. пойдем куда-нибудь, - сказал —е- н€, выпуска€ руку ѕавла, твердую и черную, как из чугуна. - ƒа вот в трактир и зайдем. ƒеньги у мен€ есть, - сказал ѕавел. ќни сто€ли в воротах, продуваемых мокрым сквозн€ком осени. “о-и-дело въезжали извозчики с подн€тыми верхами. Ѕратьев обдавало ветром и брыз- гами, если заскальзывало колесо пролетки в выщерблину асфальта, налитую проточной лужей. - ƒеньги-то и у нас найдутс€, - с готовностью похлопал себ€ по тощему карману —ен€, там зв€кнуло серебро. ќни подн€лись с черного хода в трактир, второй этаж —екретовской ка- менной громады.  рива€ скользка€ лестница, освещенна€ трепетным газовым €зыком, вывела их в коридор, а коридор мрачно повел их в тусклую, длин- ную и шумливую коробку, сплошь заставленную столиками. ѕод низким потол- ком висели чад и гул. ¬се было зан€то. —ера€ «ар€дска€ голь, обглоданна€ нищетой чуть не до костей, перемежалась с сине-кафтанной массой извозчи- ков и черными чуйками мелких торгашей. Ёто у них товару на п€так, а раз- говору на полтину. Ќесколько брод€г с сонным благодушием сидели тут же, огромные опухшие лица наклон€€ в густой чайный пар. ќсовев от крепкого ча€, как от вина, они блаженно молчали, всем телом созерца€ домовитую теплоту —екретовской "¬енеции". “оргаши, - те кричали больше всех, но лохматые отголоски споров их беспомощно барахтались в общем могучем гуле. ƒаже когда доходило до пре- дела деловое оживленье их, и вспыхивало в чадной духоте короткое руга-
в начало наверх
тельство, снова срасталс€ рассеченный матерным словом гул и оставалс€ ненарушим. ќдни лишь извозчики, блест€ черными и рыжими гладко-примасленными го- ловами, потребл€ли чайную благодать в особо-сосредоточенном безмолвии. » не узнать в них было уличных льстивых, насмешливых крикунов. —пины их были выпр€млены, лини€ затылка не слом€сь переходила в линию спины: пр€- ма€ исконного русского торгового достоинства. –азрум€нившись, они сидели парами и тройками, пре€ в вате, как в бане, обжигающим чаем раду€ разоп- ревающую кость. —амые их рум€нцы были густы, как неспитой цветочный чай. ƒневной свет, уже разбавленный осенней пасмурью, слабо пробивалс€ сю- да сквозь смутную табачную духоту. ѕахло кислой помесью пережаренной се- л€нки с крепким потом лошади, черной горечью кухонного чада и радужной сладостью размокающей карамели. —ен€ повел брата в темный уголок, где оставалс€ незан€той столик под картиной и постучал, в стол. ѕоловой - такой белый и проворный, как зим- ний ветерок, мигом подлетел к ним, раздува€сь широкими штанами, с целой башней чашек, блюдец и чайников. - „ево-с?.. - тупо уставилс€ он между двум€ столиками. - ƒа € не стучал, - рассудительно сказал соседний к —ене извозчик, разгрыза€ сахар и держа дым€щеес€ блюдце в отставленной руке. - ј уж ес- ли подошел, так нарежь, парень, колбаски покрупней да поджарь в меру. √орчички прихвати. ј сверху поплюй этак перчиком!.. - Ќам чайку, €ишенку тоже, на двоих... ƒа кстати ситничка, - заказал —ен€ и улыбнулс€ ѕавлу. - “ы ко мне в гости пришел, € и угощаю! - √уди, гуди! - засме€лс€ ѕавел. - Ќебось разбогател, а? «а тыщу-то перевалило? - «а дес€ть! - подмигнул и —ен€, раду€сь шутке брата, подсказывавшей, что и весь разговор можно вести в шутливом тоне. - Ѕратана-то не забудь, как разбогатеешь! - оп€ть пошутил ѕавел. - ƒа вот за прошлый мес€ц четыре рубл€ домой послал... ј так - по трешнице. Ќи мес€ца не пропустил, - хвастнул —ен€. - —мотри, сопьетс€ совсем отец-то! - опередил ѕавел —енино реб€чье хвастовство. ѕавел, вороча€ под столом хромую ногу, схлебывал с блюдца чай. Ћица его не зарум€нило чайное тепло. —ен€ осматривалс€. ¬первые приходил он сюда, как равноправный посетитель. —овсем установились сумерки, хот€ стрелки круглых трактирных часов сто€ли только на четырех. ” дальней стены, р€дом со входом в биль€рдную, возвышалась хоз€йска€ стойка. ѕоза- ди ее громоздилс€ незастекленный шкап, втесную набитый дешевым чайным прибором. Ќа прилавке отцветали в стекл€нных вазах др€блые бумажные цве- ты, но и теперь еще сохран€лось в них скрытое жеманство красок. — цвета- ми в цвет важничали по прилавку €рко-багровые колбасы, красные и желтые сыры, €ркие леденцовые конфеты в низких стекл€нных банках. Ѕольше же всего было тут €иц, может быть тыс€ча, сваренных вкрутую на дневной рас- ход. - „то ж ты не спросишь, где € устроилс€... живу как?.. - спросил ѕа- вел, трога€ вилкой шип€щую €ишницу. - „то? что ты говоришь?.. - откликнулс€ брат. - Ќа заводе, говорю, устроилс€, - рассказывал ѕавел. - »нтересно там! ¬се пищит, скрипит, лезет... “ам, брат, не то что колбасу отпускать! “ам гл€деть да гл€деть надо! “ам при мне одного на вал намотало, весь пото- лок в крови был! - сказал он разм€кшим голосом, дрожащим от хвастовства своим заводом и всем, что в нем: кровь на потолке, грем€щие и цепкие станки, бешено лет€щие приводы, разогрета€ сталь - все сосредоточившеес€ глазами в одном куске железа, которому сообщаетс€ жизнь. - я вот, зна- ешь, очень полюбил смотреть, как железо точут. «наешь, —еньк, оно иной раз так заскрипит, что зубам больно... —тою и смотрю, по три часа прос- таивал сперва так-то, не мог отойти. ¬от гл€ди, сам сделал... - и он, вытащив из кармана, прот€нул —ене небольшой шуруп, блестевший нарезкой. —ен€ повертел его в руках и отдал ѕавлу без единого слова. -  нижки вот теперь читаю, - продолжал ѕавел полувраждебно. - ”мные есть книжки про людей... јх, да много всего накопилось... -  нижки - это хорошо, - ответил —ен€, откидыва€сь головой к стене. - —перва-то трудно было... руки болели... - ѕавел, обиженный странным невниманьем брата, стал рассказывать тише, словно повтор€л только дл€ самого себ€, а —ен€ продолжал скользить в€лым взгл€дом по трактирной за- ле. Ќемного поодаль от стойки, чтоб не глушить хоз€йских ушей, раздвинул- с€ во весь простенок трактирный орган. Ќыне, молчащий, блестит он в су- мерках длинными архангельскими трубами, тонкими пастушьими свирел€ми, толстыми скоморошьими дудами. “еперь в нем раздалс€ вздох, потом скрип валов, потом пискнула, выскочив раньше времени, тонка€ труба, и вдруг все трубы запели разом то т€гучее и несогласное, что поют на €рманках слепцы. ќрган был стар, некоторые глотки и полопались уже, а одну вот уже полгода употребл€л трактирный кухарь, как воронку дл€ жидкостей.  огда стру€ воздуха попадала на сломанный лад, беспомощно всхлипывало пустое место, и шип€щий жалобный ветер пробегал по всем трубам враз... Ќо еще сильна была старческа€ грудь, и, когда подходила главна€ труба, дул в нее старик с удес€теренной силой. —о взрывами и трещаньем лилась жест€на€ песн€, и вс€ "¬енеци€", как околдованна€, внимала ей. ѕоловые, заложив ногу на ногу, привычно замерли у притолок... ѕасмурное небо за окном совсем истощилось и не давало света. Ѕыл тот сумеречный час, когда сами вещи, странно преобраз€сь, излучают непон€тный белесый свет.  ак будто раздвигались вещи и освобождали взгл€ду то, что было ими до сей поры заслонено. ¬еликое поле, голубое с серым, с холмами и пологими скатами, лежало теперь перед —еменом. » —ен€ ушел в него, бродил по не- му, огромному полю своих дум, покуда изливалс€ песней орган. - ќчень долго к ночной смене привыкнуть не мог... ќдин раз и мен€ чуть машина не утащила! - слышит —ен€ издалека. - ƒа ты что, спишь, что ли?.. - Ќет, нет... ты говори, € слушаю, - откликаетс€ —емен. » оп€ть раскидываетс€ то, великого размаха, поле. » оп€ть не слышит, но голос ѕавла, упругий и настойчивый, теперь все ближе: - ј уж этого нельз€, —ен€, простить!.. - „его нельз€?.. ќ чем ты? - вникает —ен€. - ƒа вот, как € в кислоту кинулс€... из-за хоз€йского добра-то! - го- лос ѕавла глух и дрожит сильным чувством. -  ому, кому?.. - недоумевает —ен€. - „то с тобой? - Ѕыхалову и всем им... ƒа и себ€ тоже, - тихо говорит ѕавел. - √л€ди вот! - » он показывает —ене свои ладони, на которых по неотмываемой чер- ноте бегут красные рубцы давних ожогов. √лаза ѕавла темны, руки его, ко- торые он все еще держит перед глазами брата, редко и четко вздрагивают. —нова —ен€ чувствует свинцовую гору, надвигающуюс€ на него, волю ѕавла, и подымаетс€ с места с т€гучим чувством тоски и непри€зни. - я пойду, колбаски подкуплю, - неискренне объ€вл€ет он. - ƒа мне не хочетс€... “ы уж посиди со мной! - говорит ѕавел. - ƒа € и сам поесть не прочь. ≈ще в полдень ведь обедали... - —ен€ фальшиво подмигивает брату и пробираетс€ между столиками к трактирной стойке. ќрган все пел, теперь - звуками трудными и громоздкими: будто по каменной основе вышивают чугунные розаны, и розаны живут, шевел€тс€, распускаютс€ с хрустом и цветут. - ќбычно за стойкой сто€л сам —екретов, неподвижный и надутый, как литургисающий архиерей. —ен€ подошел к стойке и указал на розово-багровую снедь, скрученную кругами в виде больших, странного цвета баранок. - Ёта вот, почем за фунт берете? - спросил он, гл€д€ вниз и достава€ из кармана деньги. - Ёта тридцать копеек... а эта вот тридцать п€ть, - пересилива€ ор- ган, сказал женский голос. ÷ена была высока. “у же колбасу Ѕыхалов отдавал за четвертак, да еще с прибавкой горчицы дл€ придани€ вкуса и ослаблени€ лишних запахов. —ен€ подн€л глаза и готовое уже возражение замерло у него на губах. „увство, близкое к восхищению, наполнило его до самых краев. —то€ли полные сумерки, и в сумерках цвели бумажные цветы. ÷елые вере- ницы блюдец перевернутых - чтоб сохли скорей - тоже походили на св€зки удивительных, самосвет€щихс€ цветов. ј за стойкой сто€ла та сама€ кри- кунь€ из гераневого окна... ќблегало ее простое платьице из коричневого кашемира, благодар€ ему еще резче выдел€лась матова€ желтоватость лица, обесцвеченного в ту минуту скукой. √убы, того же цвета - €ркого бумажно- го цветка, теперь зазмеились лукавым смешком. — глазами, раскрытыми на улыбающуюс€ трактирщицу, —ен€ подошел ближе, забыва€ и брата, и первоначальную цель прихода. ѕолтинка, приготовленна€ в ладони, скатилась на пол, но он не видел. - ј-а... это вы!.. - сказал он почти с робостью. -  ак будто €... да, - она его узнала; иначе не сме€лась бы. ≈й был, видимо, при€тен —енин полуиспуг. - я не знал тогда, что это ваш кот, - виновато сказал он и оп€ть опустил глаза. - я думал, вы за голубей бо€лись... - Ёй, малый, - смешливо окрикнула соседн€€ чуйка. - „то ж ты деньгами швыр€ешьс€?  ак полтинку ни сей, рубл€ не вырастет! —ен€ нагнулс€ и подн€л монету. ¬ эту минуту орган хрустнул последней нотой и остановилс€. » вновь "¬енецию" наполнил обычный трактирный гам и плеск. —ен€ все сто€л с опущенной головой, высокий и сильный, но все бо- лее робевший от внезапности встречи. - Ќе серчайте на мен€... ¬едь на коту-то отметки не было! - прогово- рил он еще. - „его-с? - переспросили с мужским смехом. - ‘унтик мне, - не сообража€, сказал —ен€. - „его фунтик? √ирьку, что ли, в фунтик? «а стойкой сто€л сам —екретов, грубый, сощуренный, постукивающий по прилавку ножом. - Ќет, мне вот этого, - сказал —ен€, невпопад указыва€ на €йца. - яйца фунтами не продаем. яйца мы дес€тками, - сухо поправил —екре- тов. - ћне дес€ток, да, - сказал —ен€, ощуща€ себ€ так, словно катилс€ под откос. - —емнадцать копеек... яйца замечательные. »звольте сдачу... —ен€ торопливыми глазами искал ту, из гераневого. ≈е уж не было. —ен€ вытер рукавом запотевшее лицо и нелепо прин€лс€ обдергивать рубаху, сбившуюс€ на груди. ќн был бы рад исчезнуть в эту минуту не только из трактира, но и совсем.  азалось, что весь трактир смотрит только на него и, изныва€ от смеха, ждет, что еще выкинет этот глупый малый, набивающий карманы крутыми €йцами. ...  огда он добралс€ до своего столика, ѕавла уже не было. ќн не дождалс€ и ушел. - Ёй, земл€к! - крикнул —ен€, не особенно огорчась уходом ѕавла. - ј ну, получи с мен€... - «аплачено за этот стол, - мельком бросил половой, пронос€сь снежно- подобным вихрем. ...  огда он выходил на черную лестницу, по которой и пришел, "¬ене- ци€" зажигала огни, - здесь и там вспыхивали газовые рожки. ”сложн€лась вечерн€€ суетливость, прибывал народ. —нова загрохотал орган, но уже не жалобно, а в припл€с. ћожно было даже удивитьс€, как это одно и то же дуновенье воздуха успевало проскочить по всем трубам сразу. ѕохоже было, будто развеселилс€ на —енину встречу старик и пошел на веселую, не сты- д€сь ни хромоты своей, ни обвисшего плеча... XI. —перва Ќаст€ смеетс€, а потом —ен€. —ловно воды под ударом ветра, разволновалась —енина душа. ¬здыбил ве- тер воды, вскинулись воды р€дами, - неумолкающие круги, разбуженные пер- вым восторгом, забегали по ее поверхности. ѕредчувствием любви заиграло —енино воображенье.  рупное —енино тело выросло и требовало любви. “еперь вечерами уже не к  атушину бежал —ен€. ≈два запрут - закрытие лавки совпадало теперь как раз с приходом темноты, - наскоро накинув на себ€ тонкое пальтецо, выходил на осеннюю улицу, чтоб итти, куда поведут глаза и надежда когда-нибудь повстречать ее. —транно милы были ему голо- вокружительное волненье, охватывавшее его, едва вспомнит о ней, и €дови- та€ сладость его бесцельных блужданий. ¬ том году как раз прогремели первые военные вести. “е, которым как брать€м одну бы песню петь, сто€ли в больших пол€х друг против друга, засыпали чужую сторону железом, душили смрадом, тщились человека на зем- ле до тла выжечь. » уже, постаравшись изо всех сил, много народу побили. Ѕрали тогда и брили молоденьких, везли в самые железные места, где и земл€-то сама как воск та€ла и гнила стыдом. “ужились стороны, тужилось и «ар€дье, посыла€ молод€тину в пороховой чад. –астер€в все свои €рос- лавские рум€нцы, унылый и пь€ный, выехал на фронт »ван  арасьев. «амело общей волной и ≈гора Ѕрыкина, не сумевшего и наследника по себе оста- вить. ¬ыехал туда же и ѕетр Ѕыхалов с тайными намерени€ми. ќн приходил прощатьс€ к отцу и целовал его в жесткую щеку, а отец сказал: "очистись, ѕетр". ћногие уехали, и «ар€дье обезмолвилось. ¬ безмолвие, нарушаемое только звоном праздничных колоколов да похрустываньем жирных пирогов с
в начало наверх
в€зигой, не доходили громы с далеких полей. ”же и до —ени оставалс€ только год, а он и не думал. ... Ѕыла суббота. ¬ «ар€дскую низину моросило. ”личный мрак не рассе- ивалс€ мутным светом убогих «ар€дских фонарей. ”же дремало в предпразд- ничном отдохновеньи «ар€дье, когда —ен€ вышел из ворот и привычно взгл€- нул в окно противоположного дома, в гераневое. ќгн€ в нем не было, и только —енин глаз сумел бы найти его в р€ду других, таких же. Ќа тумбе сидел бездомный, с мокрой шерстью, кот. —ен€ присвистнул на него, надвинул козырек на самые глаза и пошел вдоль переулка. ѕальтецо было распахнуто, тонкий сатин рубашки не защищал тела от пронизывающих ве€ний влаги, и это было при€тно. ќн уже прошел два переулка и проходил мимо бедноватой «ачатьевской церквушки, загнанной в самый угол  итай-го- родской стены. √де-то в колоколах свистела непогода. ¬сенощна€, видимо, отходила, - уже спускались с паперти сутулые, невн€тные подоби€ людей. »х тотчас же поглощала ночна€ мга. ¬нутренность церкви была трепетно и бедно освещена, - —ен€ вошел. ѕели уже "—лаву в вышних"... —мутное освещение немногих свечей не вы- пихивало на глаза назойливой церковной позолоты. Ќа амвоне сто€л дь€кон, склон€€ голову вниз, как во сне. Ќароду было мало. ¬право от себ€, в темном углу, увидел —ен€ Ќастю. ќн уже знал ее по имени. ќна сто€ла, опустив голову, но вдруг обернулась, высоко подн€в удивленные брови, и порозовела. ѕо ее вдруг опустившимс€ бров€м и смутному блеску зубов уга- дал —ен€ ее улыбку. Ўло к концу. ”же давалс€ отпуст, когда —ен€ вышел в холодный и еще более непроницаемый теперь дл€ глаз мрак паперти. “ут бежал небольшой заборчик, чуть не завалива€сь на тротуар. ѕрислон€сь к нему, —ен€ ждал. ѕроходившие мимо не успевали заметить его: тут была тенева€ сторона, ближние фонари не горели. —ен€ слышал разговоры проход€щих. ƒвое, борода и без бороды: - Ѕудто ¬асиль€-то к митре представили... - Ёто что ж, д€денька, вроде как бы √еоргий у солдат?.. “ут несколько минут совсем пустых: только ветер. ѕотом старухи: - ∆ена и напиши ему:  уда мне безрукий? я себе и с руками найду... - ... скажи-и, пожалуста!.. —ен€ уже не слушал, но обрывки разговоров сами захлестывались в уши: - “от-то ему и говорит: ложись, говорит, спи! ј —ергей-то ѕарамоныч гл€дит, а перед ним пролубь... ќн и говорит: дак ведь это пролубь, гово- рит... - ј тот что?.. - ј тот-то и см€лс€ весь... ¬незапно —ен€ насторожилс€: показалось, что приближающиес€ голоса уже слышаны где-то. - ... так ведь вы, ћатрена —иманна, не видели!.. ƒве женщины, стара€ и молода€, подходили. Ќесмотр€ на мрак, —ен€ сра- зу узнал свою. Ќаст€ шла дальнею от —ени, справа. — забившимс€ сердцем —ен€ подождал, пока они приблизились совсем. “огда он вышел из своего прикрыти€ и пошел р€дом. —тара€ - ћатрена —иманна, конечно - посторони- лась, дава€ пройти. ј —ен€ не собиралс€ уходить, шел вместе, взволнован- ный и смущенный. - ѕроходи, проходи, милый, - затрубила баском ћатрена —иманна, неспо- койно пригл€дыва€сь к подозрительному молодцу. - я вот людей кликну на теб€! - она даже огл€нулась, но никого не было кругом. »з церкви —екре- товы вышли последними. ”лица безмолвствовала. ѕобежал ветерок и затеребил бумажку, отклеив- шуюс€ от стенки. ћесто здесь глухое: кондитерский оптовый склад, €щичное заведение, парикмахерска€ с подобающей вывеской: человек отстригает го- лову человеку же огромными ножницами. - ¬се это теперь закрыто на замок и отгорожено толстой стеною сна. - Ќаст€!.. - тихо позвал —ен€. ќн и еще хотел говорить, но все слова, зарожденные предчувствием этой встречи, уже слились в одном слове, и слово это было сказано. Ќаст€ молчала, может быть - сме€сь. - ƒа отстанешь ли ты, мошенник, или нет?.. - загор€чилась стара€, пы- та€сь втолкнутьс€ клином среди молодых. - »шь какой напористый, - пыхте- ла она, отпихива€ —еню боком.  роме того, она отмахивала его, словно чу- рала, длиннющим рукавом салопа. —ен€ сперва как будто не замечал ее, а потом обронил кратко и убежда- юще: - “ы погодь, старушка, не лезь. „то ты тут под ногами шариком вер- тишьс€?.. - ¬ самом деле, вы ступайте, ћатрена —иманна, позади. “роим тут очень трудно итти, - сказала Ќаст€ и впервые близко взгл€нула на —еню. - ћо- жет, у него дело ко мне есть... -  акое ж, матушка, дело у ночного мошенника? - пуще затарахтела ста- руха. - ћожет, он убить нас с тобой хочет!.. - ј вот иди домой, так и не убьет, - приказала Ќаст€. - ј € тебе за это... ну, одним словом, про скл€нницы твои рассказывать папеньке не бу- ду! —таруха суетливо и мелко побежала сзади, заботливо озира€сь, чтоб не заметил кто-нибудь ее потачку невозможной Ќастиной затее. ј Ќасте было и радостно, и чуть-чуть жутко. ќна то-и-дело вынимала платочек из муфты, маленькой как черный котенок, и терла зудевшие губы. —ен€ шел теперь р€- дом с ней, плечи их почти соприкасались. —ен€ губил себ€ своим мол- чаньем. - Ќу, что же вам нужно от мен€?.. - с опущенной головой начала Ќаст€. - ћне?.. - испугалс€ —ен€. - ј мне этово... мне ничего не нужно, - откровенно созналс€ он и даже приотстал на полшага. Ќаст€ подождала его. »гра казалась ей забавной. - ј... вот как! - и она закусила губку. - ћожет, вы к папеньке в по- ловые хотите поступить?.. - Ќе-ет, - неуверенно отвечал —ен€. —овсем не зна€ слов дл€ ночного разговора, он потер€лс€ и готов был вскочить в любую подворотню, только бы избежать неминуемого срама. ќни уже прошли почти весь переулок, а еще ничего не было сказано из того, что думали они оба. -  ак вас зовут? - спросил вдруг он, вс€чески понука€ себ€ к ведению разговора. - Ќас? Ќас - јниса Ћипатовна! - кинула Ќаст€, вспомнив им€ беременной дворниковой жены. ќна обернулась и с неожиданным раздражением сказала старухе: - ¬ы идите, тет€, домой. —кажите там, что к иконам осталась прикладыватьс€!.. Ќу, а вас как? - Ќас ѕарфением, - резко сказал —ен€, ощутив насмешку в незначи- тельности Ќастиных слов. Ётой незначительностью и удерживала его Ќаст€, как на цепочке. - Ќу, а что вы подумали, когда в трактире мен€ увидели?.. - спросила Ќаст€, и —ен€ снова ощутил то же нарочное подергиванье цепочки. ѕрикос- новенье насмешливых Ќастиных вопросов было —ене острым и непри€тным удо- вольствием. - ƒа €... € ничего не подумал, - угрюм€сь, отвечал —ен€. - ј зачем же вам голова дадена?.. - √олова дл€ понимани€ дадена, - из последних сил оборон€лс€ он. - Ќу, и слава богу... ј € думала, что орехи колоть. ќни остановились у ворот Ќастина дома. Ќужно было расходитьс€. ”пу- щенна€ возможность какого бы то ни было объ€снени€ окончательно смутила —еню. - —пасибо вам за интересный разговор, - сказала Ќаст€, готов€сь отво- рить дерев€нную глухую калитку. - ѕожалуста... ничего, очень рад, - с отча€ньем сказал —ен€. - ћой вам совет - поступайте в дь€кона... - продолжала Ќаст€. - ... в дь€кона, - эхом повторил —ен€, подыма€ брови. » вдруг сн€л картуз.  ольчики волос мигом распустились по ветру. ярость раздразненно- го тела боролась с непон€тной робостью. - Ќу, а теперь марш спать, - крикнула Ќаст€. - Ѕольше не подходите. јдью!.. - она прихлопнула за собой калитку и исчезла. ќн все сто€л, озадаченный и обозленный происшедшим. Ќепон€тное слово хлестнуло его как кнут. ћускулы лица перебегали жалкой улыбкой. ѕотом он срыву нахлобучил картуз и ударом ноги распахнул т€желую калитку. Ќаст€ медленно уходила в воротах, - так медленно, как будто ждала чего-то, - не огл€дыва€сь. ќн догнал ее почти при самом выходе и больно, по-хоз€йс- ки, заломил ей голову назад. ¬ следующую минуту не было ни холодных Ќас- тиных губ, ни растрескавшихс€ губ —ени: слились губы в один темный цве- ток. - ѕусти мен€... - запросила Ќаст€, обессиленна€ борьбой, прижата€ спиной к стене. √олос ее был низок и томителен. —енина рука, схвативша€ - словно хотела сломать, слабнула. ярость и страсть уступали место нежности. Ќаст€ была гибка и хитра, она вос- пользовалась этим. Ћовко извернувшись, она уже сто€ла в трех шагах от него, пр€ма€ и насмешлива€ по-прежнему, держа в руке сорванный с —ени картуз. - Ћови!.. - крикнула она и швырнула картуз вдоль ворот. “от, верт€сь, описал дугу и звучно шлепнулс€ в лужу. Ќедоверчивыми, сощуренными глаза- ми —ен€ проследил его полет. - Ќичего-с, мы другой купим. Ќа картуз найдутс€! - сказал он осипшим голосом и обернулс€. Ќасти уже не было. ¬ проволочной сетке, пыльный и жалкий, как оз€бша€ птица, мерцал посаженный в закопченное стекло огонек. —ен€ вышел из во- рот с пылающими щеками, остановилс€ смахнуть гр€зь с картуза и вдруг засме€лс€. Ќочное происшествие представл€лось ему совсем по другому, чем за несколько минут перед тем. ... Ќастю, пришедшую домой, встретил отец. - Ѕогомолкой стала!.. - подозрительно заметил он. - —таруха-то уж до- ма! - Ѕотинок разв€залс€ в воротах, - сказала Ќаст€. - “ут к тебе подруга приходила. ѕриезжа€. я оставл€л ждать, не оста- лась. ћинуты три назад вышла. -  ака€ она? - встрепенулась Ќаст€. ≈е испугала догадка, что их было не двое, а трое там, в полуосвещенных воротах. ћелькнуло: не  ат€ ли?.. -  ат€ не  ат€, а очень така€... играет, - неодобрительно заметил —екретов. "ќна видела все, - думала Ќаст€. - ќна могла сто€ть там за выступом стены, возле кожевенного склада... Ѕежать, догон€ть?" ќна прошла к себе, поправила волосы перед зеркалом и тут заметила, каким неугасимым рум€нцем горели ее щеки. ќставшись наедине с собою, она подошла к окну и поочередно прижимала обе щеки к холодному потному стек- лу. XII.  ат€. ... Ќаст€ не такого к себе в сердце ждала и даже удивилась —ене, ког- да вошел он. Ќо за того, которого звало к себе в полусне цветень€ деви- ческое сердце, не бо€лась бы, что с крыши упадет, над тем не сме€лась бы. —уществовали и многие другие неуловимые разницы, но все это было так неточно и неокончательно, что Ќаст€ промолчала на  атин вопрос о сердеч- ных прив€занност€х.  азалось, что дл€ определени€ Ќастиных чувств нужно ужасно много слов, тыс€ча, или какое-нибудь одно, которого не существу- ет.  ат€ была единственной дочерью у «ар€дского торговца разным бумажным и железным хламом.  ате было двадцать три, - €сноглазую, пышноволосую и всю какую-то замедленную ћатрена —иманна прозвала клецкой. ѕосле ∆ма- кинского происшестви€  ат€ уехала к немаловажной тетке на юг. Ќо теткина жизнь была тошна€ жизнь, кофейна€ жижица.  ат€ шалила, приманива€ про- винциальных носачей: липли. “етка уже смекала женихов, как вдруг скан- дал: на обеде в гост€х  ат€ отшлепала по щекам теткина мужа, который, несмотр€ на почтенность чина и возраста, сохран€л излишнюю живость вооб- ражени€. Ќапуганна€ тетка имела разговор с плем€нницей, -  ат€ даже не поплакала. » вот, в осеннее утро, снова прикатила  ат€ к отцу. ќна пришла к Ќасте на другой день после истории в воротах, вс€ шурша- ща€, дышаща€ незнакомыми Ќасте запретными духами, - покорительница. Ќас- т€, выбежавша€ отпереть, даже не узнала ее.  ат€ сто€ла на пороге, щури- лась и улыбалась. - Ќу да, €, - утвердительно кивнула она. - «дравствуй! - и прот€нула руку. Ќаст€ так и прыгнула на шею к подруге, но радость ее быстро поблекла. - Ќу-ну, - сме€лась  ат€, легонько отпихива€ Ќастю от себ€. - –азве можно так! ¬сю пудру смахнула... Ќу, веди мен€ к себе. - “ак пойдем же скорей, - с неуловимым смущеньем заторопила Ќаст€. - ¬от сюда, за мной. “ут сундук стоит, € всегда коленки об него расши- баю... не ушибись! ќна провела гостью через темный, с закоулочками, коридорчик и ввела к себе.  еросинова€ лампа в фарфоровой подставке уже горела у нее на комо- де, броса€ скудный свет из-под бумажного кружка.  ат€ обвела комнату лю-
в начало наверх
бопытным взгл€дом и улыбнулась. ¬ самых неприметных пуст€чках и ненуж- ност€х лежала строга€, нетронута€ чистота. Ёто впечатление усиливали цветы в банках, обернутых цветной бумагой, белые гл€нцевые обои, туго накрахмаленные занавески. - Ёто все твое?.. -  ат€ казалась удивленной. ќна указывала на все эти герани, розаны и кактусы, на всю комнату, напоминавшую коробочку из-под дешевых конфет, в которой поражало множество мелочей, имевших, впрочем, строгое согласование между собою. “оченый красный грибок и шка- тулка со вздетой в скважинку ключа ленточкой, недочитанна€ книжка на кровати, заложенна€ шелковым лоскутком, удивительно соответствовали и пузатому, грушевой фанеры, комоду, и увеличенной фотографии д€ди ѕлато- на, сн€того в полном парадном облачении: волосы почти дыбом, руки на ко- лен€х, глаза расширены, сюртук мешком. - Ќу, € очень рада, что застала теб€. -  ат€ снимала шл€пку с себ€ и пальто и клала на спинку стула. - “ут можно? - “ы садись, садись... я повешу все, - хлопотала Ќаст€. - ƒа ты не торопи... дай огл€детьс€. - ¬ голосе  ати звучало знание своего превосходства. ќна прошла по комнате, трога€ каждую Ќастину вещи- цу: повернула ключик в шкатулке, мельком загл€нула в книжку на крова- ти... - ј-а и грибок! - сказала она с легким смешком и повертела его в руках. - ќн открываетс€, € туда пуговицы кладу... - торопливо объ€снила Ќас- т€, словно бо€лась, что подруга осудит ее именно за этот грибок. ѕроход€ мимо угла, Ќаст€ мимоходом затушила горевшую лампадку. - “ы прости, что € не писала тебе. ¬се как-то некогда было. јх, вот кстати и зеркало у теб€ есть! - открыла она и подошла привычным взгл€дом окинуть себ€ в зеркале. ¬месте с тем поправила волосы, - они были, как и вс€ она, шуршащие и ленивые. - ¬от теперь € с€ду... Ўум€ юбками, она опустилась на Ќастину кровать, и тотчас же гримаска сдержанного изумлени€ обежала ее крупное лицо. - ќднако! - заметила она. - “ы что, в монашки готовишьс€? - я люблю спать на твердом, привыкла... - засме€лась Ќаст€, сад€сь на стул против подруги и пристально всматрива€сь в ее лицо. - “ы что так гл€дишь? - улыбнулась  ат€. - “ы красива€ стала, - отметила Ќаст€ робко. - ƒа? -  ат€ глубоко вздохнула и еще раз окинула себ€ быстрым взгл€- дом, точно искала подтверждень€ Ќастиным словам. - ƒа ведь и ты... вы- росла тоже. “олько уж очень тонка€ кака€-то... -  ат€ искала, что еще можно отметить в Ќастиной наружности, и не находила. ћальчишеский задор Ќастина лица ей не нравилс€. - Ќет, а ты, вообще говор€, хорошенька€! - с внезапным хохотом открыла она. - “ы не красней... право же, такие им нрав€тс€! “олько вот тут у теб€ мало... - мельком указала она на грудь. - «наешь, ты на ƒианочку похожа. ” греков така€ была, помнишь?.. “ы ешь больше! - “ы не говори мне так, - тихо попросила Ќаст€. - ћне стыдно от твоих слов... - ј ты не стыдись. ѕапенька замуж-то еще не выдает? - я сама себе найду, - загоревшись, вскочила Ќаст€. - ¬от какие дела! ј может, уж и нашла...  акой-нибудь такой, а? - и подмигнула. -  ат€! - попросила Ќаст€, присажива€сь р€дом. - «акрой глаза... - ƒа зачем? „удна€ ты. - ѕотом скажу... € спросить хочу. Ќу, закрой... - Ќу вот, закрыла... ну? - Ќет, ты совсем закрой, - настаивала Ќаст€. - Ќу! - “ы вчера видела что-нибудь или нет? - Ќет, не видела. я мимо прошла, - сказала просто  ат€. - Ёто в воро- тах-то? Ќет, не видела. - Ќу, как же ты жила... рассказывай! - быстро прервала начатый разго- вор Ќаст€, неспокойно усажива€сь на стул и прикладыва€ руки к лицу. - ƒа €, может, и не жила совсем, - поиграла круглым плечиком  ат€ и вдруг расхохоталась. - Ћюбовь! јх, Ќастька, как это смешно... - „то смешно? - ƒа любовь эта сама€... ”хаживал там поэт один, ¬асилий ‘едорыч, а волосищи - во! √луп, понимаешь, как... Ќу, вот, еще глупей мен€. ¬се про какие-то медв€ные руки да захарканные дали мне читал. я сперва-то при- тихла, совести не хватало сказать... „уть с души, бывало, не рвет, а слушаю. ¬от он однажды мне про полюсы мрака читал. ј тут, на грех, соба- ка выть стала. я спрашиваю: у вас что, живот болит? - ј что это значит, полюсы мрака?.. - спросила Ќаст€. - ƒа не знаю. ƒа он и сам не знает, € спрашивала... я хохочу, и он со мной вместе... ”жасно весело! - ƒурачок, что ли? - не понима€, спросила Ќаст€. - ƒурачок? - всплеснула  ат€ руками. - ¬ерблюд какой-то, от войны в писар€х пр€четс€. я уж потом попривыкла.  ак придет, € и прошу: про за- харканные руки почитайте, пожалуста! я-то, конечно, знала, чего ему хо- четс€! -  ат€ блеснула глазами и поиграла кружевной оборкой рукава. - Ќу, дальше-то что же? - ...гул€ли раз, про кров€ные кирпичи читал... ј € уж и щеку, понима- ешь, выбрала, по какой его огреть, если целоватьс€ полезет. ѕрочел он мне и говорит: хочу, говорит, прикоснутьс€. я отвечаю: попробуй! - Ќу-ну, - захлебывалась Ќаст€ смехом. - ¬от-те и ну! ” мен€ рука хоть и медв€на€, а громко вышло. —тихи, понимаешь, с тех пор бросил писать!.. ќбе хохотали, бела€ комнатка повеселела. ƒаже и лампа стала гореть как-то €рче. - ј у теб€ тут славно, - все еще сме€сь, сказала  ат€. - “ы в зерка- ло-то часто гл€дишьс€? я перед сном люблю... Ќет, тебе непременно надо больше есть. ¬о глупа€, чем ты ребенка-то кормить станешь! Ќу, не буду, не буду! -  ат€ притворно испугалась помрачневшего Ќастина взгл€да. ¬ошла ћатрена —иманна. -  ушать, Ќастенька, иди, - сказала она. - ѕапенька сердитс€. - я потом. я не хочу. —таруха посто€ла еще с полминуты, потом резко вышла, хлопнув дверью. - ћатрена —иманна, - крикнула Ќаст€ в догонку. - ¬ы чего хлопаете? ¬он хочетс€?.. Ўаркающие, нарочные шаги в коридоре разом стихли. - ≈д€т целый день, ровно в трубу вал€т, - сумрачно обронила Ќаст€. - ≈сли ты и с мужчинами так, это хорошо! - деловито вставила  ат€ и, вдруг вздернув рукав, погл€дела себе на руку. “ам, повыше локт€, на внутренней стороне, виднелс€ лиловый овал. - „то это?.. - нагнулась Ќаст€. - ќдин был, курчавый... ”кусил, - сухо объ€снила  ат€ и со злобой опустила рукав. - «ачем укусил?.. - не понимала Ќаст€. - √ор€чий был! - повышенным тоном сказала  ат€, куса€ ногти. ѕотом встала и подошла к зеркалу, к Ќасте спиной. - «начит у теб€ жених есть? - догадалась Ќаст€, залива€сь краской. - ќн уже женилс€... Ќаст€ со смущеньем и жалостью погл€дела на  атю. “а не знала, что Ќаст€ через зеркало видит ее лицо. Ќа ровных, напудренных  атиных щеках вдруг обозначились две темные продольные полоски.  атин взгл€д был грус- тен и пуст. „ерез минуту она обернулась. - Ќу, прощай. ” мен€ тоже папенька есть, - она зашуршала платьем и стала быстро одеватьс€. - “ы бы посидела, - тихо сказала Ќаст€, чувству€ себ€ старшей в ту минуту. - Ќет, теперь ты приходи... я по-прежнему в доме √рибова! Ќаст€ проводила подругу до дверей. ... огда Ќаст€ разделась и юркнула в жесткую, холодную постель, была полна€ ночь. Ќаст€ полежала минут дес€ть, укрывшись с головой и стара- тельно закрыва€ глаза. —он не приходил. “огда она просто улеглась на спину, покорна€ мысл€м, сумбурно скользившим в голове. ¬друг она вскочила с кровати, прошла босыми ногами к комоду, нашарила там спички и зажгла свечу. ќна подошла к зеркалу - по€сное, в ореховой раме - и приспустила перемычки сорочки. »з зеркала гл€нула на нее тон- ка€, с правильным мальчишеским лицом девушка, со свечей в одной руке, а другой придерживающа€ сорочку, чтоб не соскользнула на пол. ќбе - и та, котора€ в зеркале, и та, котора€ перед ним - бо€лись взгл€нуть друг дру- гу в глаза. √лаза у обеих были опущены. Ќаст€ увидела, что у смотревшей на нее из зеркала грудь была ма- ленька€, робко наклоненна€ вверх. ƒевушка в зеркале была спокойна, стройна и строга. Ќаст€ подн€ла глаза на нее, и обеим сразу стало стыд- но. Ќаст€ улыбнулась той, та ответила ей тем же, но вс€ залилась краской и состроила презрительную гримаску. Ќаст€ повторила... — беззвучным сме- хом Ќаст€ подалась губами к зеркалу. “а угадала Ќастин порыв и прот€нула Ќасте свои губы. Ќаст€ еще не хотела, но та уже поцеловала ее. » тотчас же, вспугнута€ соображением, что из противоположного дома могут подгл€деть ее тайну, она быстро задула свечу и отскочила от окна. — минуту она сто€ла в темноте, посреди комнаты, и с бьющимс€ сердцем прислушивалась к шорохам позднего часа.  рупный дождь колотилс€ в окно и звенело в ушах: больше звуков не было. ќна засме€лась, как сме€лась девочкой лихой проделке. «€бко ежась, она влезла под оде€ло, и почти тотчас же захлестнуло ее сном. «асыпа€ - все еще сме€лась, тихо и непон€тно. - —окровеннее всех тайн небесных - нетронутой девушки ночной смех. XIII. ƒудин кричит. ƒымное, неспокойное небо, славшее неслышный дождь, ныне бесстрастно и ровно: поздн€€ осень. ќсенью закисало «ар€дье, - так закисает в забытой плошке творог. ѕро- сыревшие насквозь, соедин€лись запахи в тесные клубки, плодились и разм- ножались, а все вместе пахли щенком, обсыхающим у огн€. ¬ низине «ар€дье стоит, и со всех окружающих высот бежит сюда жидка€ осенн€€ гр€зь. ¬оз- дух др€бнет, известка размокает, сизыми подтеками украшаетс€ желто-розо- вый дом. » даже странно, как не потонул в таком топком месте городовик Ѕасов за те сорок лет, которые просто€л он в корне «ар€дской тишины. «имним уныньем веет отовсюду, но не нарушен им бег махового «ар€дско- го колеса. — утра ¬анька открывает лавку, а —емен с подоткнутым фартуком отправл€етс€ за свою конторку. «осима ¬асильича тронула проседь за пос- ледний год, и сам он пополнел: так оплывает догорающа€ свеча. —квозь за- потевшие окна видно —ене: пирожник Ќикита Ѕаринов проплыл мимо с двухпу- довым лотком на голове, пирогами на потребу торгового верха. ј „игурин, человек незначительный в сравненьи с Ѕариновым, потчует со своего угла прохожих круглым луковым блинком: сыты будут прохожие - сыта будет и же- на его, „игуриха, и семеро голодных чигур€т. ...—наружи - все по-прежнему. » никакой, кажетс€, непогоде не разба- вить крепкого насто€ «ар€дской жизни. ¬се тот же грош ма€чит смутной целью, но приступило иное врем€: в погоне за грошом на бег и скок проме- н€ло «ар€дье свой прежний степенный шаг. “ревожно и шатко стало, - кит, на котором сто€ло «ар€дское благополучие, закачалс€. ¬асилий јндреич Ѕровкин, Ѕыхаловский плем€нник, приехал с войны. Ѕросилась к нему на шею жена, а целоватьс€-то и нечем. √убы ¬асилью јндреичу отстрелило немецким осколком вместе с зубами и челюстью: осталась вместо рта дырочка дл€ манной кашки. “ак и не целовались на радост€х. ѕотом еще один приехал, полные сроки родине отслужа, —ерега ’ренов, «ар€дский хреновщик.  ак и прежде - цельный весь, больших размеров человек, а только тр€стись стал - безостановочно и сильно. ≈го, вход€щего, встретила на пороге мать, старушоночка, - тоже тр€слась, от старости. - —ережечка... - зашамкала мать, - лебедочек моей жизни, - ну, как ты? ј сын урчит всей грудью да €зык показывает: - ј-а... гы-и... б€-а... —таруха и обиделась: - ƒа что ж это ты собственную мать дразнишь, стервец?.. я теб€ дев€ть мес€цев в себе носила, собой кормила... “ак-то, паскудень, матери пло- тишь!? - Ќо взгл€нула в глаза сыну и закричала так, словно пронзили ее железом... ...¬друг городовик Ѕасов помер. ≈ще вчера покрикивал с поста, а ныне другой - высокий и егозливый встал. ¬с€ка€ радость порохом стала отда- вать.  стати и винишко отменили, нечем стало скорб€щему человеку душу от гор€ омыть.   Ѕыхалову в последний день осени, в последний час дн€, забежал ƒудин ≈рмолай за керосином. ”же не оставалось в скорн€ке прежнего пь€ного об- личь€, но весь каким-то черным стал: и пиджачок черненький, и сапожки черные, и в лице какой-то копотный налет. ќдна голова торчала расщети- нившимс€ седым ежом. ƒаже посме€лс€ Ѕыхалов:
в начало наверх
- „той-то принар€дилс€ как? Ќе на войну ли собралс€? “ам и таким ско- ро ради будут! - ј и что ж! - заклохтал сиплым злым смехом ƒудин. - Ќе все ль равно, в кого пал€ть! ¬ мен€ и стрел€ть-то хорошо.  ак выстрельнешь, так и пом- ру... и починки не потребую. я сухой, без вони... ¬от ты если, д€д€ «о- сим, помрешь, так в один час душком пов€нешь! - Ќу-ну, € твоему пустословью не слушатель! - сердитс€ Ѕыхалов. - “ы, ƒудин, известный шипун! ѕолучай товар и отчаливай. - ќтчалю, будет врем€! - смир€етс€ ƒудин, и вдруг оп€ть лезут из ƒу- дина вместе с кашлем злые лохматые слова. - ¬едь вот они вз€ли друг дру- га за ножку да и т€нут... котора нога слабже окажетс€, тому и в€нуть. Ќу, а ежели вот €, ≈рмолай ƒудин, не желаю своей ноги отдавать, а?.. јль мен€ свинь€ рожала, а не матушка, что € голоса не могу иметь? ћожет, она, ножка-то, мне и самому нужна!.. ћожет, € свою ножку-то как дочь родную обожаю, а?.. Ќу-ка, смекни, кто может, насчет ƒудина ≈рмола€!.. Ќарод в лавке прислушиваетс€, оборачива€сь к ƒудину. «осим ¬асильич беспокоитс€: - Ќу, ладно, ладно. ”ж больно вертл€в стал. «аберут еще с тобой, - и огл€дываетс€, нет ли в лавке опасливых людей. - «аберу-ут?.. - крикливо вспыхивает ƒудин и удар€ет себ€ во впалую грудь. - Ќе за то ль и заберут, что мен€ матушка рожала! Ќу и заберут, так что поделают-то? Ќа колбасу мен€ пуст€т? “ак ведь у скорн€ка и м€- со-то с тухлиной! я ни черв€, ни мухи не боюсь, мне все нипочем, вот € какой!! ј тюрьмы ƒудин, вре-ешь, не страшитс€... “ам и получше мен€ люди живут. Ёвон, сынок-то твой... ты его оттолкнул, а € преклон€юсь! ћожет, ему и наплевать на мен€, а € преклон€юсь. ј почему € преклон€юсь? ќн свою точку нашел! » € найду.  аб € с ним-то посидел, и € б ума нажил. ј каб у мен€ ум-то был... - ƒудин надрывно кричит и рвет на себе рубаху, - ...весь мир ƒудин наискосок бы поставил!..  а-ак бы дернул за вожжу, - стой, становись по-моему! - » ƒудин всем телом дергает за вожжу, за во- ображаемую. Ѕыхалов тревожно машет на него руками, а народ уже посмеиваетс€, за- дорит, просовывает глаза, схожие с тест€ными пузыр€ми. - », конечно, что с бедным человеком поделать можно: он возьмет да на зло тебе и помрет! - говорит кто-то. - ¬али-вали, ƒудин, стой за веру и отечество, не щади живота! - нас- мешливо кричит какой-то, прыщеватенький. - ƒа у него и живота-то нет... на пустом месте штаны носит!.. - ”-лю-лю-у-у... - “ы намелешь! - негодует Ѕыхалов. - Ќа твоей мельнице и из полена мука выходит. “ебе помалкивать надо, на себ€-то взгл€ни: помрешь скоро! - ѕомру-у?.. - почти воет ƒудин. - Ќе хочу €, не хочу!.. Ќичего не хочу! - он рывком хватает керосин и бежит из лавки. ¬ двер€х его долго и упорно треплет кашель.  огда перестает, - лицо у него измученное, ма- ленькое, вызывающее на жалость. ѕри выходе столкнулс€ с молоденьким офицером, входившим в лавку. - √осподин Ѕыхалов... вы? - вежливо и сразу спросил тот, едва вошел. - √осподин не €. ј Ѕыхалов, «осим ¬асильев, действительно, мое им€, - вразумительно поправл€ет бакалейщик. - я от сына к вам... - прапорщик подт€нулс€, точно рапортовал... - ” вас есть сын, ѕетр «осимыч?.. - Ќе ранен ли? - лоб «осима ¬асильича пробороздилс€ морщинками. -  ак вам сказать, - зам€лс€ прапорщик. - я бы попросил дозволени€ наедине с вами... - Ћавку запирать, - приказывает Ѕыхалов. - ј вас попрошу на квартиру ко мне. ¬ скорлупке живем, прошу прощени€... - Ќичего-с, пожалуста, - с холодноватой вежливостью жметс€ прапорщик, ид€ за Ѕыхаловым. ¬ойд€ в задние комнаты, Ѕыхалов стал медленно снимать фартук и замус- ленную поддевку. ѕотом придвинул гостю табуретку, предварительно обмах- нув ее полотенцем. - √р€зь у нас везде... сало, - по€снил он и спросил, усажива€сь нап- ротив. - Ќу, какие же вы мне новости привезли?.. —умерки сгустились, оба сидели в потемках. ¬друг прапорщик понукающе подергал себ€ за наплечный ремень. - ¬идите, дело совсем просто. ƒве недели назад... - ѕостой, постой... чтоб не забыть! - перебил «осим ¬асильич и, не встава€ со стула, достал из-под кровати сверток. - ѕетр тут в письме шахматную игру просил прислать да бельеца пары две... Ёто вы и есть »ев- лев? ќн мне писал, что »евлев в отпуск поедет. - Ќикак... нет, мо€ фамиль€ Ќемол€кин, - торопливо поправил прапор- щик. - я с »евлевым не знаком. ƒа € и с ѕетром «осимычем тоже в особой дружбе не состо€л... я по другому делу, совсем наоборот! - »евлев-то, значит, не приедет? - тупо спросил Ѕыхалов, выставл€€сь лбом. - ƒа уж как вам сказать... пожалуй, и не приедет, - странно усмехнул- с€ прапорщик и очень внимательно, несмотр€ на сумерки, осмотрел себе ногти... - ¬идите ли, он уже, веро€тно, умер... »евлев. - “ак сказав, прапорщик издал горлом непон€тный звук и четко хлопнул себ€ по колен€м. - ”мер, а-а... ¬ишь, как люди теперь! “ак может чайку со мной попьете? я прикажу заварить?.. - угрюмо заворочалс€ Ѕыхалов. - Ќет, нет... - испугалс€ гость, аккуратно выставл€€ ладони против Ѕыхалова. - я очень спешу... ¬идите, предполагалась операци€, военна€ операци€, вы понимаете? ћы с вольноопредел€ющимс€, то-есть с сыном ва- шим, вышли вдвоем в разведку. ћесто очень, знаете, паршивое. Ќазванье, одним словом, „ортово поле... —олдаты так прозвали... —олдаты так проз- вали, а посреди - пик! ѕолзем на брюхе... - прапорщик потеребил огненный темл€к шашки и неуверенно откашл€нулс€ в папаху. - Ќалезаем, проволока в три кола. - √олос прапорщика прин€л вдруг высокий женский тон. - Ёто, кстати, очень интересно, когда проволока комбинируетс€ с фугасом... - он перешел на скороговорку. - ¬от € вам сейчас чертежик нарисую, как это устраиваетс€... ќчень интересно!.. Ѕыхалов не останавливал, а у прапорщика в руках уже белела страничка записной книжки. √ость чертил огрызком карандаша пр€мые углы, кривые ли- нии, какие-то зап€тые, очень много зап€тых, наклон€€сь над книжкой и пр€ча лицо. - ...вот тут, извольте видеть, узел... узелок. ј тут фугасное поле. ¬от это - пулеметное гнездо, вот это... видите? - сыпал прапорщик, ука- зыва€ на неразборчивый мохнатый клубок. - ¬от тут мы и шли... то-есть ползли. - ѕогоди, € газ зажгу. Ќичего мне тут у теб€ не видно, - тихо остано- вил Ѕыхалов. - Ќе зажигайте... не зажигайте, прошу вас! - встрепенулс€ прапорщик, и мгновенно спр€тал книжку чуть ли не в рукав. - ћне право же бежать нужно!.. - ј ты не спеши! - сурово окрикнул Ѕыхалов, сто€ на табурете. √азовый свет буйно наполнил комнату. - ”спеешь, и без того вс€ка€ спешка к смер- ти. » у мен€ сыновей не каждый день убивают. ”ж потешь старика лишней минуткой! - Ќичуть не бывало, ничуть не бывало! - закричал прапорщик стонущим голосом. - я когда уезжал, ѕетр «осимыч в полном покуда здоровьи был, - волновалс€ прапорщик. - Ќу, и так дальше!.. я и говорю денщику: ползи, говорю, вперед, с телефоном... - ѕостой, ты что-то врешь, - резко дыша, перебил Ѕыхалов. - ¬едь сам же сказал, что вас всего двое было! - я не говорил, виноват... € не говорил! - оторопело сказал прапорщик и вдруг лицо его прин€ло выражение отча€нной решимости. - Ќе могу, не могу, виноват!.. - почти простонал он. - „его не можешь? - ¬рать не могу-с! - жилы на прапорщиковом лбу надулись как веревки. - ѕолковой командир с мен€ слово вз€л, что сообщу... ќн велел, чтоб € и чертежик вам сделал дл€ очевидности... ј € не могу-с! - ќн жал плечами и строил жалкие гримасы, прос€ снисхождени€ к своей бесталанности. - ¬от наврал, а как дальше - не умею! ¬ы только не расстраивайтесь, прошу вас. ќн, может, еще в окружной попадет, а не в военно-полевой. ƒело у него, видите, двойное... ѕротив войны высказывалс€ солдатам. я его, поверьте мне, даже отговаривал, а он все высказывалс€!.. - “ак что ж ты мен€ за нос-то водишь... как тебе не совестно!! - т€- жело встал с места Ѕыхалов. - “еб€ за делом послали, ты и делай дело! “ы за мен€ не бойс€. “ы мальчишка, щенок, а € в гроб гл€жу! ” мен€ сын... а ты мне чертежики!.. «лой ты человек... ѕрапорщик, утер€в вс€кую военную выправку, сидел сутуло и грыз конец наплечного ремн€. Ѕыхалов сидел плотно, гл€д€ гостю между колен, на са- поги. —апоги были новые, ногу обхватывали стройно и гладко. - Ќе жмут?.. - с кривой улыбкой спросил Ѕыхалов и сильно выдохнул. - „его вам?.. - почти с ужасом вскинулс€ тот. - ј ничего-с. »евлев-то с ним, значит, был? - — ним да. ¬ы уж мен€ извините, не сумел, мо€ вина... - растер€нно шептал прапорщик и в сотый раз подымал плечи. - Ѕесталанен, не отрицаю, бесталанен! ¬от хоть бы чертежик!  омандир сам мне показывал, а € и за- был... ѕулеметное гнездо нужно было влево отнести, а не вправо!.. ј € вправо отнес... “ут € и спуталс€, потому что влево! - и он тоскливо во- дил пальцем по страничке записной книжке, вновь по€вившейс€ в руках. - ћожет, чайку со мной попьешь?.. - брюзгливо спросил Ѕыхалов, -  ак-никак, - лестно геро€ чайком попоить! ѕопей уж со мной! - Ќет, нет... не могу, простите! ¬ы только уж извините мен€!.. - ƒа ведь € теб€ не укор€ю. - Ѕыхалов встал и странно погудел грудью. - ¬от ты мне сказал, и словно полоски по мне сразу пошли... - ќн, жалко крив€ лицо, повертел в руках приготовленную посылку. - Ќу, беги, пожа- луй. Ќебось и девчоночка есть?.. —мотри, не бунтуй. ƒевчоночка плакать будет... - я когда уезжал, он еще жив был, - грустным шопотом подал последнюю надежду прапорщик. - ѕод арестом сидел, в ожидании... -  уда ж мне теперь игрушку-то девать? - задумчиво и наружно-спокойно вертел в руках посылку «осим ¬асильич. - Ќа, хоть ты, играй там... «а услугу тебе. - » он пошел проводить гост€, сжавшегос€ и цепл€вшегос€ шашкой за кадушки, чаны и бочки. √ость уходил на цыпочках, не сме€ на- деть папахи на голову.  огда гость ушел, началс€ ужин. ѕосле ужина, оставшись один, «осим ¬асильич подошел к масл€ной проплесневелой стене и стал снимать с нее несуществующие пушинки. - ... эх, ѕетруша, ѕетруша... - вслух сказал он, и вдруг лицо его сморщилось. XIV. ќдин вечер у  ати. ќни стали встречатьс€ у  ати, вечерами, по истеченьи торгового дн€. ѕервой приходила Ќаст€. —тыд и девическа€ робость делали ее неприс- тупной дл€ смешливой  атиной любознательности.  ат€ и без того знала все, но с трудом отказывалась от удовольстви€ покопатьс€ в чувствах «а- р€дской "ƒианочки". ¬месте с тем, чтоб не стесн€ть подругу, она стара- лась не замечать ее. ѕока Ќаст€ сидела как на иголках,  ат€ ходила по комнате, бренчала на гитаре, читала книжки, даже переодевалась не однаж- ды при Ќасте. » Ќаст€ с осуждением и испугом сравнивала по пам€ти свое тонкое длинное тело с телом подруги, предчувству€ в нем как бы угрозу себе.  атина комната была нер€шливо наполнена душными запахами, шитыми по- душками, множеством дешевой др€нной позолоты, купленной в разное врем€ на “олкучем, как лом: рамы, часы с амурами, бронзовые же фигуры самых неожиданных по бездарности форм. —ене становилось тесно и непри€тно сре- ди этого ошеломл€ющего засили€ вещей. ќн делалс€ застенчив, груб и неук- люж, сидел в углу, говорил с видимым трудом. ќдин раз он даже пришел с чужой гармоньей, в надежде, что ею можно заменить разговоры. ¬прочем, играть он не умел, она так и провисела у него целый вечер за плечом. Ќаст€, бо€сь за него, своим поведением выда- вала себ€ с головой: дергала бахрому подушек, листала глупые  атины книжки, неестественно краснела, говорила невпопад. ¬ такие минуты  ат€ наклон€лась к уху подруги и торжествующе спрашивала: - Ќастюша, хочешь, € уйду?.. я за орехами схожу. “олько ты смотри тут без мен€... Ќастины глаза расшир€лись испугом, а рука судорожно сжимала  атины пальцы. ѕотом все это как-то обошлось. ѕрирученный —ен€ научилс€ говорить, а Ќаст€ слушать без смущень€. ќднажды —ен€ стал даже рассказывать. –асска- зывал он самое давнее событие, которое помнил, и смысл его рассказа был таков: ѕро 1905 год. ... Ѕунт был. » приехали с вечера из ѕопузина сорок три мужика с под- водами остатние в уезде имень€ дожигать. Ќочевало из них шестеро в —авельевом дому, главари. Ќочь напролет,
в начало наверх
тверезые и темные, скупыми словами перекидывались бунтари. Ѕоролись в них страх и ненависть. –ечи их скользки. - Ќа что ему земл€! - сказал один, с грустными глазами. - ќн, небось, и сам-то не знает, куда ее, землю-ту, потребл€ть. Ћепешки из ей мес€т, а либо во щи кладут... ƒругой отзывалс€, гл€д€ в пол: -  онечное дело, друзь€ мои! ћы народ смирный, мы на точке закона стоим. Ќас не обижай, мы и помалкиваем.  аб, скажем, отдали нам зе- мельку-то всю чохом, в полный наш обиход, мы б и молчок. ј ему б дом ос- талс€. ѕускай его на поправку к нам ездит, мы не противимс€! “ретий сверкал искренними, золотушными глазами: - ¬о-во! ¬оздухи у нас в самый раз хорошие! ƒыши хочь все лето, и платы никакой не возьмем!.. ѕотом заснули реб€тки на полат€х, ѕашка и —енька, не слыхали продол- жень€ разговора. ћного ли их сна было - не пон€ли. ѕроснулись на исходе ночи. ¬ тишине, одетые и готовые, сидели бунтари.  райний бородач царапал ногтем стол. —осед сказал: - ’омка... не кор€бай. » оп€ть сидели. ѕотом худой мужик, попузинец, голова котлом, ноги ду- гами, встал и сказал тихо, но пронзительно: - ... что ж, мужички? —амое врем€! Ќа ходу зат€гива€ кушаки, на глаза надвига€ шапки, мужики выходили из избы. —авелий, отец, с ворчаньем шарил под лавкой топор и мешок: топор - рубить, мешок - нести... ѕашка вскочил и стал запихивать в валенок хро- мую ногу. —еню от возбуждень€ озноб забил, - так бывает на ѕасху, когда среди ночи встрепенутс€ колокола. ... — буйным веселым треском горел на горе —винулинский дом. ƒыма и не было совсем. “€жело лопались бревна, оттуда выскакивал пр€тавшийс€ в них красный огонь. Ќебо было ровно и гр€зно. ѕросвечивало серое солнце. ¬оздух был настороженный. “онким слоем снега белела но€брьска€ земл€. Ќа полпути к —винулинской усадьбе холм торчал. Ќа нем, вкруг разма- шистой голой березы, замерло в пугливом любопытстве деревенское реб€тье. Ѕыло реб€ткам тревожно и радостно. ¬друг запрыгал ¬аська –ублев, белый мальчонок, в отцовских стоптанных сапогах, забил в ладоши и закричал. »з ворот усадьбы, огромный и рыжий, вырвалс€ племенной —винулинский бык. Ќапрасно повод€ выколотыми глазами, он остановилс€ и затрубил, жа- лу€сь и гроз€. Ќо в бок ему ударилась головн€, метко пущенна€ со сторо- ны. “огда, облегченный болью и €ростью, - к запруде, где сто€ла когда-то —игнибедовска€ маслобойка, помчал он свое опаленное тело. “ам, в послед- ний раз пронзив рогами невидимого врага, он взревел, обрыва€сь в воду. ¬оды у запруды были не мелки и кипели. Ѕурное, величественное мычание донеслось до оцепенелых реб€т. ѕотом бучило поглотило быка... ...ј через неделю наехали из города п€тьдес€т чужеспинников, с пиками и ружь€ми, под синими околышами. ќткормленные кони их беспрерывно ржали. ѕри полном безмолвии вз€ли п€терых и отвезли судить, скрученных. ј ≈вг- рафу ѕетровичу ѕодпр€тову, да —авелью –ахлееву, да јфанасу „игунову, как имевшим военные отличи€, дали только по гор€чей сотенке розог, чтоб па- м€товали накрепко незыблемость помещичь€ добра. ћолча, с опущенными го- ловами, сто€ли вкруг согнанные мужики. √олосить по мужь€м бо€лись бабы. Ќо чудилс€ в самом но€брьском ветре глухой бабий вой. ...» на всю жизнь запомнили реб€тки, как нат€гивал и застегивал пе- реплатанные портки на всем миру —авелий, плача от злобы, боли и стыда. “€нуло с пол€ мокрым снежком, а мать боса€, как была, выпр€мленна€ и страшна€, всю порку просто€ла на снегу...  ому ж тогда как не городу, приход€щему ночной татью, принос€щему закон и кнут, грозил в потемках полатей —ен€ негрозным отроческим кулачком?.. - — того-то отец мой —авелий и внищать стал, и к вину ударилс€. - “ак заключил —ен€ свой рассказ и, стесн€сь, вдруг опустил понуро голову. - я таких вот люблю, - вслух сказала  ат€ подруге. - Ћихого ты себе выбрала, смотри - с лихими гор€ изведать!.. - Ћюбить не люби, а почаще взгл€дывай, - возбужденно засме€лс€ —ен€, заметив пристальный, оценивающий  атин взгл€д. - «ачем ты ногти грызешь?.. - резко спросила Ќаст€ у  ати. - ј тебе какое дело?.. - насмешливо возразила та. - ≈сть, значит, дело. “ы вот... - и, склон€сь к  атину уху, Ќаст€ укоризненно зашептала что-то. - ј как € на него гл€дела?.. „то с тобой? - громко спросила  ат€. - Ќу, не надо вслух! - Ќаст€ пугливо огл€нулась. - ƒа нет, € не понимаю... украла €, что ли, у теб€? - ѕойдем, Ќаст€, € теб€ провожу, - сказал —ен€ и встал. ќни вышли, и оба торопились. - ћне гадко у нее стало, она нехороша€... - говорила Ќаст€ уже на лестнице. - » мне не нравитс€, как ты сегодн€ говорил. —ловно в театре как-то. «а что ты городских ненавидишь? ¬едь ты и сам городской! ¬ горо- де и останешьс€... - ѕочем знать. Ќоне времена не такие. ƒень против дн€ выступает, - неопределенно отвечал —ен€. - ј вот насчет театра... Ёто уж не театр, если кровь из отца течет. “ут уж, Ќастюша, драка начинаетс€!.. - я теб€ и целовать не хочу сегодн€. ” теб€ глаза были красные, - сказала Ќаст€ тихо и пошла от него, не огл€дыва€сь. - ¬сегда глаза красны, коли правду вид€т! - крикнул ей —ен€ вдогонку. ѕотом подошел к стене и смаху ударил в нее кулаком. ћ€коть руки расцара- палась шероховатым камнем до крови. "¬от она!" - вслух сказал —ен€, гл€- д€ на руку. ¬спомнилс€ ƒудин. ярость, разбуженна€ Ќастей, медленно ути- хала, но все еще шумела кровь в ушах. Ёто случилось в п€тницу... ... а в субботу —ен€ как-то неча€нно написал свой первый и последний стишок. - —то€л и щелкал счетами, подсчитыва€ покупательские книжки. ¬ голове своим чередом бежали разные думки, длинные и короткие, но всегда маловн€тные. —реди них вплетались хитроумно четыре строчки стихов, вычи- танных когда-то из  атушинской книжки. —ен€ подписывал итог, когда вдруг забыл первую строчку. ќторвавшись от дела, он попробовал на пам€ть восстановить утер€нную строку. ќн и восстановил, но получилось как-то совсем иначе. ќн записал ее, и вместе с тем выпала из пам€ти втора€ строка. “ак, строку за строкой он придумал все стихотворенье сызнова. “еперь, холоде€ и волну€сь, он сто€л над столбцом полуграмотных строк, перечитывал, открыва€ в них все новые прелести. ќн кинул взгл€д на хоз€ина, и ему показалось, что хоз€ин уже знает. —ен€ вспыхнул и стал еще раз перечитывать. —амому ему особенно нравилась четверта€ строка: "покой ангелы пусть твой хран€т!"... XV.  атушин тоже закричал. ... совсем забыл —ен€  атушина. Ќаст€ была дл€ —ени - жизнь, смех, буйный трепет любовной радости.  атушин - уныние, безволие жизни, недвижность, тишина. “от давний поце- луй в воротах безмерно отдалил —еню от  атушина. ¬ такой же степени по- т€нуло его к —тепану Ћеонтьичу после первой размолвки с Ќастей. ¬ обед он подн€лс€ наверх и вдруг в коридорчике споткнулс€. «а то врем€, пока проводил врем€ с Ќастей, трещину в каменном полу забили не- суразной доской. —поткнувшись, —ен€ остановилс€, внутренно смут€сь за цель своего прихода: прочесть  атушину стихи. ќн тихо отворил  атушинс- кую дверь и осмотрелс€ с порога.  оечка старикова была задернута пологом. Ќе было обычной табуретки у окна, на которой сиживал с книжкой в праздничные дни —тепан Ћеонтьич. «ато р€дом с койкой сидела р€ба€ баба и сонливо в€зала толстый чулок. «аметив —еню, она просунула спицы между головным платком и виском и по- чесала там. - “ебе что?.. - спросила она враждебным полушопотом. - ћне —тепана Ћеонтьича... - просительно сказал —ен€ и подошел ближе. - ƒверь-то закрой сперва, - сказала баба. - ≈сли по делу, так вот он тут лежит, - она кивнула на койку, закрытую пологом. - ”ж какие дела к мертвому! - досадливо поворчала она. ¬ то мгновение из-за полога раздалс€ короткий, глухой рывок кашл€. —ен€ подошел и бережно отвел полог в сторону.  атушин, еще живой, лежал там, свернувшись, точно з€бнул, под крохотным квадратным оде€льцем из цветных лоскутков. √лаза его, необычные дл€ —ени, потому что без очков, - голубовато-запустевшие, гл€дели равнодушно в низкий прокопченный пото- лок.  огда  атушин перевел глаза на —еню, —ен€ поразилс€ тусклому спо- койствию стариковых глаз. ¬ поблекшем, мертвенно-расползшемс€ лице не было никакого оживл€ющего блеска, - может быть, из-за отсутстви€ оч- ков?.. - «дорово, —тепан Ћеонтьич, - сказал —ен€ и попробовал улыбнутьс€. -  то? - жестким, надтреснутым голосом спросил  атушин, не взгл€дыва€ на пришедшего, словно уж не довер€л глазам. - Ёто €, —емен. ѕрихворнул, что ли, —тепан Ћеонтьич?.. - —ене стало стыдно, что он - здоровый, а  атушин - больной. ќн забегал глазами по комнате, чтоб привыкнуть к странной опустелости ее. - ј-а, - невыразительно сказал старик и порывисто сжалс€, точно кос- нулись его холодом. - —адись, гость будешь. —ен€ заискал глазами табуретку, табуретки не было видно. - “ы, паренек, посидишь тут? - спросила баба, залеза€ спицей к себе за ворот. - ѕосиди, мне тут сбегать. ќбр€жать-то не скоро еще! - жестко и просто сказала она, складыва€ в€занье на выдвинутую из-под  атушинской кровати корзиночку. - „то ты, дура, мелешь... кого обр€жать? - озлилс€ —ен€, но баба уже ушла за дверь. —ене вдруг стало жутко от наступившей внутри него тишины. ѕорвалась кака€-то нить, ее не св€зать вновь. ѕритихший, но полный внезапного глу- бокого чувства, —ен€ пересел к  атушину на койку. ≈му хотелось быть в ту минуту ближе к старику. - Ќа табуретку с€дь... не тревожь, - сухо сказал  атушин и подвигалс€ под оде€лом. - –уки гудут все! - в голосе его не было жалобы, да и сло- ва, произносимые им, были неразборчивы, как отраженье звука в большой зале. —ен€ покорно пересел обратно на табурет и уже бо€лс€ начинать разго- вор. - „то-то € не признаю теб€, - ворчливо заговорил сам  атушин. - ѕлохо стал людей различать... ¬се мне лица одинаки стали. - я —емен... от Ѕыхалова. ѕомнишь, ты мен€ грамоте учил, книжки да- вал. я вот навестить теб€ пришел, —тепан Ћеонтьич. - ѕомню, - без выражени€ сказал  атушин и упорно добавил про себ€: - так ведь тот маленький был! - я вырос, —тепан Ћеонтьич, - извин€ющимс€ тоном произнес —ен€ и сконфуженно стал стирать п€тно с пола носком сапога. - Ќе ширкай, не ширкай... - остановил  атушин и кашл€нул ровно один раз. ѕрежнего задушевного разговора не выходило. - ... по картузу в день - считай, сколько € их за всю жизнь наделал! - снова начал  атушин и лицо его на короткое мгновенье отразило боль и тоску. ќн прокашл€л три раза. -  артузы сносились, вот и € сносилс€... - —ен€ заметил, что старик сделал движение под оде€лом, точно махнул ру- кой. - я теб€ теперь помню. “ы забыл, а € помню... я все помню! - что-то прежнее, незабываемое промелькнуло в  атушинских губах. - ƒавно лежишь-то? „то болит-то у теб€? - неловко пошевелилс€ —ен€. - ... € тебе тут бельишко оставлю... “ы не отказывайс€. ѕодшить, так и поносишь! - продолжал вести свою мысль  атушин. - Ќу, поживешь еще! —пешить, —тепан Ћеонтьич, некуда. „еловеку сто лет сроку дано, - заторопилс€ —ен€. - Ёто баба чулочна€ теб€ так настро- ила. я бы ее турнул, бабу, - право, турнул бы!.. - Ѕабу не тронь... она за мной ходит, баба... - поправил  атушин. —ен€ встал и отошел к окну. ќн вытер запотевшее стекло и гл€нул нару- жу. ѕоздней осени гнетущее небо продувалось из кра€ в край острыми хо- лодными порывами. Ќастин дом казалс€ безотрадно серым. √ераневое окно потускнело, запотевшие окна не пропускали чужого взгл€да вовнутрь. "Ќас- т€... она не знает, что € тут. —тепан Ћеонтьич помрет. ћен€ возьмут в солдаты..." - ѕаренек, - заворочалс€  атушин, стара€сь подн€ть голову с тощей, пролежанной подушки. - ƒакось водицы мне... на окошке стоит. —тарик пил воду, чавка€, точно жевал. ќтпив глоток, он ворочал недоу- менно глазами, потом оп€ть пил. - ... четвертого дн€ просыпаюсь ночью... -  атушин кашл€нул, - ... а он и стоит в уголку, смутительный... дожидает, - сказал  атушин, откиды- ва€сь назад. -  то в уголку?.. - нахмурилс€ —ен€ и невольно огл€нулс€ в угол. - ƒа Ќикита-т јкинфич, дь€чок-то мой... приходил. я ему: ты подожди, говорю, хочь деньков п€ток. ј он: что ж, говорит, догон€й, догон€й, по- дожду. - —тепан Ћеонтьич, видимо, посмеивалс€, но смех его был уже нежи- вой смех.
в начало наверх
- Ёто тебе мерестит, —тепан Ћеонтьич, ты противьс€... - сказал —ен€. - “ы не верь. Ётого не бывает на самом деле. Ёто истома тво€... - Ќикита-т - истома?.. - строго переспросил  атушин. - Ќе-ет, Ќикита не истома. Ќе говори про Ќикиту так!.. —ен€ не знал, что возразить. ќн вспомнил: достал исписанный стишок и вопросительно погл€дел на старика, точно тот мог догадатьс€ о —енином намерении. - я тут стишок написал. ¬от, прочесть его тебе хочу. “ы послушай, - и оп€ть гл€дел с вопросом —ен€, но стариково лицо стало еще неподвижнее. Ќе смуща€сь этим, —ен€ стал читать по листку. „итал он неумело и не- ровно, то срыва€сь до шопота, то поднималс€ до трескучего напора. ƒлинно и плохо было —енино творение, но светилась в нем подлинна€ сила молодос- ти: она наполнила всю комнату, гнала смерть, упрашивала, грозила. - ¬от так же было, когда сто€л на краю крыши, искушаемый лукавством жизни: киньс€, —емен, и любовь спасет теб€!.. - —ен€ кончил и выжидающе без- молвствовал. ј в угасающих глазах старика был только испуг и обида, точно застав- л€ли умирающего бегать за быстроногим. ¬ своем волнении не видел —ен€ поражающей немоты  атушинского лица. - Ќу, как... попытать можно? - настойчиво спросил, дрогнув, —ен€. —тарик шарил под подушкой и вдруг прот€нул что-то —ене на высохшей ладошке. - Ќа... возьми, - зло и резко сказал он. - „то это?.. - насторожилс€ —ен€. - «уб... - грубо, как в безпам€тстве, ответил  атушин. - „ей зуб?.. - ј мой! ”тром ноне... - глаза  атушина, укор€ющие и обиженные, похо- жи были на зверков, загнанных напором бури в глубокие норки. - Ќа, возьми... на! - настойчиво повторил —тепан Ћеонтьич, и —ен€ уже видел, что неминуемы слезы. - я пойду лучше... - потер€нно сказал —ен€ и встал. - ѕрощай, покуда. —ен€ так заспешил, словно бо€лс€, что старик его остановит и задержит возле себ€ на всю ночь. — порога —ен€ обернулс€, чувству€ большую непо- н€тную смуту внутри себ€, - в тот момент и поймал его остановившийс€ мутный взгл€д старика. —тепан Ћеонтьич что-то говорил еще, но это было не громче переворачиваемой страницы. » —ен€ пон€л, что страница эта пос- ледн€€ в дочитанной книге. ѕо лестнице вниз он почти бежал, точно от по- гони... ...  ак раз в тот вечер ћатрена —иманна занесла в лавку записку. “ре- вожными словами Ќаст€ просила —еню притти в дев€ть к воротам ее дома. —таруха так вс€ и струилась легчайшими насмешечками, покуда —ен€ перечи- тывал записку. - „то ж это вы, божь€ коровка, кривитесь так? - тихо спросил он, пос- тукива€ гирькой по прилавку. - „ему бы вам радоватьс€?.. Ѕыхалова в лавке не было. —ен€ подошел к старухе вплотную. ќн был го- раздо выше ее, и взгл€д его приходилс€ как раз на старухино тем€, укры- тое шерст€ным платком. - ƒа что, голубчик, кака€ у старушки радость! - храбро проскрипела ћатрена —иманна. - —тарушечь€ радость скучна€!.. ј свадебке как не радо- ватьс€... все на платье подар€т. ћне бы хоть и черненького. Ѕелое-то уж и не к лицу! ... Ќеслись в сумерки «ар€дской низины тонкие снежинки, первые вест- ницы зимы. —ен€, как встал ногами в лужу, так и сто€л у Ќастиных ворот, ничего не замеча€. ‘онарь в этот час почему-то не горел... ¬ода проникла в сапог сквозь разношенную подошву. —ен€ присел на тумбу. ѕотом, чтоб провести врем€, он походил взад и вперед. ѕотом прислонилс€ спиной к во- ротам. - ¬се не шла. "«аболела? - “огда не звала бы. - ѕомер кто-нибудь? - “огда к чему € ей?" - так метались мысли. ¬спомнив про зловещий намек старухи, —ен€ снова быстро заходил по тротуару. ” ворот сто€л лихач, - его только теперь заметил —ен€. ќ чем-то дога- дыва€сь, —ен€ с ненавистью погл€дел на пустое сиденье лихачевой пролет- ки. ј лихачу, видимо, было скучно... - –азлюбезненькую поджидаешь? - спросил с величественным добродушием он и поворочалс€, как на оси, на ватном заду. - Ќет, барина твоего убивать пришел, - озлилс€ —ен€. - «анозистый! - определил лихач. - ј разлюбезненька€-то не придет, - зубоскалил тот певучей скороговоркой. - я ее даве с солдатом видал. Ќа лавочке в јлександровском саду любовь крут€т! - Ёто ты мать свою видал, - съ€звил —ен€, отход€ от ворот. ¬ ту минуту скрипнула дверца ворот. - “ы давно тут? ќна смотрела на него с неуловимым холодком из-под приспущенного на глаза белого пухового платка. „ерна€ пр€дка волос выбилась на бледную щеку. ¬ смутном свете ночи и снежинок был тот локон как-то прощально смел. -  уда пойдем... к  атьке, что ли? - шопотом спросил —ен€. - я не хочу к ней. ѕойдем туда... - она указала глазами в темноту улиц. - “ы знаешь... это его лихач!.. ѕодхватив —еню под руку, она потащила его в переулок, не€сно пестрев- ший снеговыми п€тнами. —зади слышались шаги. Ќаст€ почти бежала. ¬переди тоже шел кто-то. ќни остановились, и приникли друг к другу в темном углу двух высоких каменных стен. - Ќаст€, - гор€чо зашептал —ен€, привлека€ ее к себе, - неужто в са- мом деле выходишь?.. - и он наклонилс€ к ней губами, нежно и жадно. - ѕогоди... дай люд€м пройти, - быстро и досадливо оборвала Ќаст€, отстран€€ его от себ€. - ѕотом!.. ƒвое проходили мимо. ћолодой с любопытством вгл€делс€, а другой, пос- тарше и побессовестней, даже сказал: "эге". ≈ще не дождавшись, пока пройдут, —ен€ губами нашарил ее губы, темные под платком. ќни были нео- жиданно солоны, холодны и влажны. - “ы плачешь?.. - догадалс€ он. - Ћихача-то видел? - вместо ответа сказала она. - ј ты что? - в упор спросил —ен€. - ѕапенька просил... ’очет дело расшир€ть. ќн объ€сн€л, € не пон€- ла... - неизвестно, случайно или нарочно избегала Ќаст€ пр€мого ответа. ¬друг —ен€ махом сорвал с себ€ картуз, провел себ€ по волосам. - „то ж, добра€ путь вам, Ќастась€ ѕетровна! - размашисто сказал он. - «ерно к зерну, а рубль к рублю. ’оз€йкой будете... - и он постучал пальцем в стену, точно надобность приспичила узнать, не фальшива€ ли. - ќн мен€ в театре увидал... —тал цветы присылать. ѕапенька сме€лс€, а € не знала, - рассказывала Ќаст€ и прит€гивала за руку —еню. - Ќу, иди же! - “ы мне так не говори. я тебе себ€ самого прислал бы, каб знато бы- ло... - —енин голос дрожал. -  уда пойдем-то?.. » оп€ть она указала на свист€щее темное пространство, за арку  итайс- ких ворот. “еперь они шли по набережной, вдоль самой реки. «десь дул ве- тер, и снежинки летели не одиночно, а слипшимис€ ро€ми. ¬етер был в сто- рону города, городских гулов сюда не доносилось. ћесто тут глухое. –ека стыла и замедл€ла теченье черных и гладких вод.  ак огромные латунные подвески спускались вглубь ее отражени€ береговых фонарей. ќни оперлись на железный парапет ограды и гл€дели в воду. —енины пальцы гладили сухое, холодное железо решетки. - Ќа свадьбу-то хоть позови... хоть за холуенка, а?  алошки там сн€ть понадобитс€... тарелочку помыть! - ћне холодно, - з€бко ответила Ќаст€. —нег усиливалс€. —ильней пометало ветром. —нежные кучки собирались в углы, и скважины в кладке гранитных камней побелели. ќни сто€ли спиной к реке, лицом на  итайскую стену. ќблетелые кустики сорных трав и хилых березовых кустков, выросших на ней прихотью ветра, томно клонились вдоль стены. - ‘ирму ∆елтковых знаешь?.. ¬от... оттуда, - сказала Ќаст€ и поверну- лась к нему спиной. - ¬ лесу бы мне с ним один-на-один встретитьс€! - ответил —ен€. - „то ж, убил бы, что ли? - недоверчиво повернулась Ќаст€. - Ќет. ј сжал бы, сколь силы хватит. ¬ыживет - пускай живет собачь€ отрава!.. - Ќу вот! - эхом сказала Ќаст€, - а € девочкой на ѕетю Ѕыхалова рас- сердилась, что никого не убил... - она кусала губы. - “еб€ на войну-то не возьмут? - ј тебе-то что? Ќехорошо чужой невесте о чужом заботитьс€. ¬едь не любишь!.. - ј право, не знаю... „удно как-то, - созналась Ќаст€. XVI. —тепушка  атушин кончил земные сроки. ”тром узнали, шапошник помер ночью, в час, когда —ен€ гл€дел вместе с Ќастей на стынущие воды реки ћосквы. —ен€ не пошел к  атушину в это утро, как и в последующее. ќн бо€лс€ встретить там, вверху, чулочную бабу, котора€ непременно прот€нет ему  атушинское наследство и скажет: "ƒва раза теб€ звал. ѕервый-то раз - громко так, а потом уж с томленьем"... Ѕо€зливое раска€ние в том, что не исполнил последнего долга перед стариком, сделало его медлительным, по- лубольным, несоображающим. ќн не видалс€ в этот день с Ќастей, не выхо- дил никуда. ќн стал ленив, ему стало все равно. ≈му казалось, что и еда, и воздух пахнут свежей сосновой стружкой, нос€т горьковато-пресный вкус, - его тошнило от еды. Ћишь на другой день, вечером, —ен€ вышел из дому, и почти на пороге столкнулс€ с женщиной в белом пуховом платке. ќн узнал ее и не сказал ни слова. - ...а € к тебе шла! - Ќастин голос был решителен и тверд. - ’оть и навсегда шла... ¬се равно, не могу больше! - ’одить, что ль, не можешь? - усмеха€сь, спросил он. - ƒома не могу. ¬сю комнату цветами уставили. ”йти некуда... - ¬озьми да выброси, - равнодушно посоветовал —емен. - ѕомолвка завтра... - еле слышно прибавила она. ќн оттолкнул ее и хотел пройти мимо. - “ы не надо так! - резким низким шопотом заговорила она, догнав его у начала  атушинской лестницы. √убы ее тр€слись. - Ётим, —ен€, не шут€т. ј узел зав€залс€, давай вдвоем распутывать!.. ќп€ть снежинки крутились в потемках двора. √де-то в глубине его лени- во ругались извозчики из-за места. - „то ж мне-то распутывать! я тебе не муж. ћать вот письмо прислала, чтоб женилс€. ѕо хоз€йству дома некому... - Ќа мне женись, - быстро решила Ќаст€. - Ќе к дому нам. ƒеревн€, Ќаст€, не город. „то в городе можно, того в деревне нельз€, - тихо сказал —емен. - Ќу, пусти... —тепан Ћеонтьич по- мер, € на панихиду иду. - я с тобой пойду. «ачем ты мен€ гонишь?.. - она оборвалась. ѕо лестнице, как ни противилс€ —емен, они поднимались рука об руку. ѕеред дверью, в темном коридоре, он остановил ее. - “ы обожди. я войду, а ты потом. Ћюди увид€т, слух пуст€т... - ѕускай! - так же грубо, как и —емен, ответила Ќаст€, нащупыва€ ру- кой холодную и липкую скобку двери. ќна вошла первою. ѕахнуло на них не ладаном, а именно той самой сосновой стружкой, ко- тора€ мерещилась —ене весь вчерашний день. ћастерска€ шапошника √алунова была сплошь набита «ар€дским старичьем: пришли в последний раз посетить уход€щего в век... —лужба только что началась. ¬ысокий кривошеий поп от Ќиколы ћокрого раздавал тощие свечечки, знакомые —ене. –€дом с  атуши- ным, одетым во все новенькое и дешевое, лежавшим с вып€ченной грудью, - не трудно мертвому блюсти человеческое достоинство, - шамкал псалтирь неизвестный лысый старик.  огда переступал он с ноги на ногу, скрипели его сапоги - скрипливые сапоги, новые. „итал он негромко, только дл€ се- б€ да дл€  атушина, изредка взгл€дывал на мертвого, чинно ли лежит, вни- мательно ли слушает горькие слова ƒавидовой печали. Ќа носу у псалтирного старика сидели  атушинские очки. —ен€ догадал- с€: "ѕришел, а очки забыл... ≈му и сказали: вот —тепановы, - надень". —ен€ увидел еще: серебр€ное кадило кривошеего попа с жадностью пожирало  атушинский ладан. —тановилось сизо от дыма. ƒь€чок спешил, словно раз- бита€ таратайка с горы. —то€ла душна€ полутемь. ≈е не одолевали три больших свечи, нар€женных в банты из  атушинской сарпинки. —ен€ вз€л две свечи, дл€ себ€ и дл€ Ќасти, и прошел к окну. Ќаст€ встала р€дом с ним и отвела платок с лица назад, точно хотела, чтоб все ее увидели. Ёто и было замечено, - дь€чок, гнус€ очередную молитву, по- вернул свою гусиную шею назад и бессовестно разгл€дывал Ќастю. —ам он был исконный зар€дьевец, и узнать про —екретовскую дочку доставило ему немалое удовлетворение. - ƒозвольте... € вам огонька предложу, - шопотом сказал он, прот€ги- ва€ Ќасте свою свечу, гор€щую. -  ак папашино-то здоровье? - ¬ы мне на платье капаете... - сухо заметила Ќаст€.
в начало наверх
- Ќу и слава богу, слава... - не расслышал или только сделал вид та- кой дь€чок и отбежал подсыпать ладану в кадило. ќт свечей посветлело. Ћица людей, освещенные снизу, бородатые - мужс- кие и морщинистые, - бабьи, имели отпечаток какой-то тупой, несоображаю- щей мудрости. ќни не печалились горю и не дивились смерти, они знали: жизнь - не луг со цветами, жить - не цветы с луга рвать. —реди них домо- вито суетились двое: чулочна€ баба и ≈рмолай ƒудин, черный, подт€нутый, заметно подъедаемый чахоткой. ќн или распор€жалс€ острым приказывающим взгл€дом, или, любовно, как женщина, бросалс€ поправить подушку или кар- тонные бахилки умершему другу, или оправл€л фитиль большой свечи, помо- га€ ей гореть торжественней. —осредоточенно, точно говорил с самим  атушиным, сто€л —емен, - с глазами, опущенными в пол. „то-то белело у него под ногами. ќн пошевелил белое ногой и узнал: то была аптечна€ коробка из-под ладана. ≈му еще больше стало тогда не по себе, и еще глубже проложилась складка у его перенось€. "—ъел теб€ город, —тепан Ћеонтьич, - подумал —емен, - и ладан твой съел. Ѕудь и того и другого вдвое больше, и тогда не осталось бы..." —емен кинул взгл€д на  атушина. “от сделалс€ теперь как будто еще меньше, потому что, казалось, был напуган всем этим шумом, происходившим ради него. —ен€ не отводил глаз, и вдруг заметил в поле своего зрени€ тонкий профиль Ќасти, нежно мерцавший светом свечи. ќн перевел глаза на нее. ќна почувствовала, в похудевшем лице ее скользнуло движение улыбки. - ...обрати внимание, - шепнула она, каса€сь дыханьем его лица. - —вечи в руках... “очно под венцом стоим!.. - ћолодой человек! - сказал в самое ухо —ене дь€чок и просунул верт- л€вую голову среди них. - Ќу?.. - слишком громко, потому что не рассчитал голоса, отозвалс€ —ен€. - —вечи собирают...  ончилось, молодой человек! - €довито сказал дь€чок и подмигнул —ене пакостно и стыдно. ѕерешептыва€сь, выходили по-двое  атушинские гости. ¬ раскрытую дверь входил кислый холодный воздух, но все еще стойко держалс€ запах тлеющего фитил€.  ривошеий поп снимал ризу и нарочито подробно расспрашивал чер- нобородого √алунова о  атушинском конце. √алунов усердно топырил грудь, а тот кивал головой и складывал обносившуюс€ ризу конвертом, заворачива€ ей углы. ѕсалтирный старик сморкалс€ в красный платок. —вечи гасли. “ем- нело. —ен€ уходил почти последним. » оп€ть обернулс€ он с порога и вспом- нил: с того самого места, у окна, где сто€л с Ќастей, он впервые и уви- дел ее. Ќо теперь за окном было черно и пусто. —леду€ уклону мыслей, он взгл€нул на свои сапоги: сапоги теперь были красивые, хромовые, при€тно гл€деть. ¬се перемен€етс€...  оечка в углу уже была разобрана, - угол был пуст и ждал нового пос- то€льца. “олько небольша€ кучка пыльного сора указывала, что на этом месте обитал безвестный человек, - он и насорил. XVII. –азные событи€ следующего дн€. ...как во сне. ”тром Ѕыхалов сам, ид€ из города, прочел приказ о дополнительном при- зыве —енина года. —ен€ встретил сообщение о солдатчине почти равнодушно, - солдатчина сулила даже ему какой-то выход из положени€. Ќе дослушав, побежал на  атушинские похороны. ¬есь обр€д похорон показалс€ —ене подчеркнуто-обидным. Ѕумажным по€с- ком закрыли  атушинский лоб, едва расправившийс€ от морщин. ѕоливали елеем, посыпали песком. ¬озница, длинный и сутулый верзила в черном, по- хожий на огромную отмычку дл€ столь же огромного замка, взлез на козлы, и похоронные дроги тронулись в путь. ¬стречные снимали шапки. Ќад домами кружили голуби. ѕадал снег и тут же та€л. ƒальше, когда пот€нулась чужа€ ћосква, нан€ли провожатые извозчика. ј провожатых было всего двое: —ен€ и ƒудин. „улочную бабу видел —ен€ только на квартире, утром, - она вози- лась над  атушинским сундучком. “ут-то и показали тощие кл€чи всю свою непохоронную прыть. ƒлиннющи- ми, как жерди, ногами они захватывали большие куски мостовой и неслись, словно бо€лись людского глаза, словно обрадовались легкому грузу. «а всю жизнь никогда и никуда не спешил так  атушин. ƒудинский извозчик, чахлый парень с красными выпуклыми веснушками, не отставал, - словно на свадьбу мчались. ћразь с неба усилилась и уже не успевала та€ть. ѕодн€ли верх. ќднако за заставой, когда мимо бежали домишки, измельчавшие до пос- ледней жалости, ƒудинский извозчик стал закуривать и поотстал. »звозчик спросил: - Ќет ли спичечки?.. ƒудин сказал: - „орт!.. - и прот€нул спички. “ут —ен€ с тоской заметил, что ƒудин уже раздобылс€ где-то вином. ћогилка проморозилась за ночь, но низина давала себ€ знать: на дне сто€ла лужица.  ладбищенский батюшка, олицетворение земного уныни€, с пресным лицом, рассыпа€сь на верхних нотках, изобразил надгробное рыда- ние и помахал потухшим кадилом. —ен€ наклонилс€ и скинул вниз первую горсть в€зкой холодной земли. ќна так и упала комом.  ладбищенский чело- век, коротконогий и веселый, усердно закидывал заступом розовый  ату- шинский гробок и все порывалс€ заговорить. Ќаконец, он не выдержал: -  ак хотите, конешно, это на чей вкус... ј по нашему, так никакого ада нет! я вот, одиннадцать лет копаю, все думаю: где же он, ад?.. Ќегде ему быть! ј второе дело: сколько ж лесу-то уйдет его отопить? я вот и за истопника тут, знаю дело... Ќе-ет, тут что-то другое есть, а только они скрывают! - и он, кивнув вслед уход€щему батюшке, громко высморкалс€ в сторону. Ѕорода у него была кругла€, рыжа€, разбойничь€, жестка€. - ѕьешь?.. - коротко и с презреньем спросил ƒудин. - ѕьем... - созналс€ могильщик. - ј что? - Ќичего, ступай! - отвечал ƒудин.  огда никого не оставалось кругом, ƒудин взволнованно и вдруг провел себ€ рукой по невообразимому, непокорному ершу волос и вздохнул так глу- боко, словно собиралс€ сказать последнее слово пред тыс€чной толпой, собравшейс€ почтить покойного. ќн даже выкинул руку в сторону и открыл глаза. ƒвиженье его можно было счесть и за судорогу. -  ричали вороны, в высоких кладбищенских березах. ѕахло прелым листом. ¬идна была дорога до самой заставы, и на всем прот€жении ее - никого. - «десь чайнуха одна есть, с секретом, - сказал неожиданно ƒудин. —е- н€ старалс€ не гл€деть на его подергивань€. - ¬роде поминок закатим... по бестелесном человеке! - он подмигнул, а —ене стало тревожно и холод- но. - ѕойдем, а?.. Ќо тут с ƒудиным что-то случилось. ќн припал к свежему  атушинскому холму и весь затр€сс€. ѕлакал он всухую, без слез. ќстрые кости, сотр€- саемые в ƒудине рыданьем, двигались так, словно хотели прорватьс€ из черного его пиджака. «вук был очень непон€тный, всхлипыванье походило - будто в котле клокочет черный и густой сапожный вар. ≈го прощанье кончи- лось так же внезапно. ќн встал и надел на голову свалившийс€ картуз. - Ёх, в тр€сине живем!.. - крикнул он и, не огл€дыва€сь, забыва€ стр€хнуть с колен приставшую землю, пошел с кладбища. —ен€ догнал его почти у выхода. ...„айнуха, набита€ воровской мелочью и мастеровой голью, притулилась в кривом, с крыльцом, домике, - сзади к нему примыкал пустырь. ”же све- черело, когда они пришли туда. ѕод черным потолком висела лампа с гр€з- ным железным абажуром набекрень.  еросин уже истощилс€, и напрасно ис- сохший фитиль обсасывал пустое дно и стрел€л красными €зыками, дава€ знать о себе. ќни подсели к столику, за которым уже сидел один, - разгл€деть его лицо было невозможно. —ен€ впервые за всю жизнь пил жгучую противную смесь, откашлива€сь и брызга€сь, не справл€€сь с отвращеньем. Ќеизвестный, сидевший вместе с ними, гл€дел внимательно и грустно. - „то ж ты парнишку-то спаиваешь? - спросил он тихо у ƒудина, прихле- быва€ чай из толстого стакана. - ј ты не злись... не подбавл€й горечи! - вскочил ƒудин. - Ќа-ко, вы- пей за упокой человека... - «а свой, что ль, упокой пьешь? - неодобрительно спросил человек. - ј и за мой выпей, кака€ разница! - клохчущим своим смехом зашелс€ ƒудин. - »з каких сам-то, - мастеровщинка, что ли? - Ќет... на заводе тут, по металлу работаем, - неохотно отвечал тот. - —нар€дики точите? ј-а!.. ѕодлецкое ваше дело!.. - колко заворошилс€ ƒудин, подлива€ в стаканы. - Ќе-ет, мы не отсюда... - неопределенно отвечал человек. - ј, ну-ну! - почему-то прин€л без вопроса ƒудин сообщение незнакомо- го. - ј мы вот человечка схоронили. ѕредобрый старикаша! Ќу, скажи, во- семнадцать раз € инструмент свой пропивал... приду к нему, гр€зный, пь€ный, тень человека. "¬аше преподобие, скажу. ќдолжи три рубл€ на про- должение жизни!" - "—пустил?" спросит. "—пустил, ваше преподобие!" ќн и даст. я его преподобием-то, чтоб не так совестно было! “ак красненька€ и ходила промеж нас всю жизнь. Ѕестеле-есный!.. - прот€нул мечтательно ƒу- дин. - „то ж за заслуга... что пь€нству-то помогал? - усмехнулс€ незнако- мый, свертыва€ папироску и смачива€ край бумажки €зыком... - ∆ил-был и помер. ∆алеть его не за что. ¬ тихом житии не велика заслуга. ’оть брык- нулс€ бы!.. ƒудин даже отодвинулс€, заметно оскорбившись замечанием незнакомого. «рачки у ƒудина потемнели и как-то сжались. -  о-онешно! - передразнил он, выбрасыва€ руки вверх. - «ачем жи-ил! ј кто ему судь€? “ы ему судь€?  то мен€ судить может, как не € сам? Ќу, говори, говори мне!.. ј-а, ты молчишь, судь€ неправедный! ј почему ты молчишь?.. ј потому, что и сам не знаешь, зачем каждый день сапоги наде- ваешь! - я-то знаю... - засме€лс€ незнакомый. - „то же ты знаешь? Ќу, отвечай мне, если ты можешь!.. ќтвета не последовало, да его и не пон€л бы, может быть, захмелевший ƒудин.  то-то забежал к ним за перегородку и крикнул об облаве. Ќезнако- мый подн€лс€ первым и первым же побежал к черному ходу. ƒудин и —ен€ по- бежали, почему-то, за ним. ƒом еще не был оцеплен. „ерный ход вывел их на пустырь, так щедро изрытый канавами, как будто нарочно дл€ поломки чужих ног. Ћюди разбегались во все стороны. —ен€ потер€л ƒудина. ќн поз- вал его один раз и, не получив отклика, двинулс€ наугад, к тихой и длин- ной улочке, скудно освещенной дес€тком кривых фонарей. „ерна€ глушь ок- раины обступала и странно возбуждала —еню. √олова горела от ƒудинского угощень€, стучала кровь в напр€гшемс€ кулаке. ћысли были неуловимы, но все исходили от одной: вот он идет пь€ный и осме€нный, а в «ар€дьи, за толстой стеной, пропивают Ќастю... ...Ћавку еще не закрывали, когда —ен€ вернулс€ в «ар€дье. - √де это теб€, экого, таскало? ѕо книжкам хоть бы сходил получить! ћес€ц на исходе... - ворчал Ѕыхалов, когда —ен€ нарочито твердой поход- кой проходил мимо. - ѕо книжкам?.. - непонимающе переспросил —ен€, останавлива€ свое внимание на хоз€йской руке, опущенной в выручку. Ќикогда раньше не заме- чал —ен€ Ѕыхаловской длиннорукости. ќн прошел к конторке, подмигива€ внезапному своему решенью, и выбрал книжку, по которой забирал товары —екретов. «ав€зка вечера распутывалась сама собой. - ƒа куда же ты пойдешь в таком-то виде?.. - смутилс€ Ѕыха- лов. - —пать бы шел. - ¬ы думаете, € пь€н?.. - подошел —ен€ к прилавку. - Ќет, € не пь€н... ...ћимо знакомого лихача и нескольких извозчиков, сто€вших у ворот, —ен€ прошел пр€мо на —екретовскую квартиру, зловеще гл€д€ только перед собою... ѕодн€лс€ по лестнице и постучал в дверь. «а дверью слышны были голоса и вскрики, «ар€дские помолвки - шумные. —ен€ постучал еще раз и, не сдержав злости, сильно ударил сапогом в дверь. -  то там?.. - спросил из-за двери испуганный старушечий голос. - ќтвори, ћатрена —иманна. ѕо книжке пришел получить! - „ерез часок приди! ¬от женихи уедут... - вразумл€юще шепнула она, отвор€€ дверь. - ¬елено ждать, - твердо сказал —ен€, почти насильно вход€ в прихо- жую. - ¬от € тут в уголышке примощусь. —таруха, бо€сь затронуть пь€ного, металась по прихожей, загоражива€ одновременно дверь в столовую. ј —ен€ смирно сидел под шубами, держа книжку на отлете, в руке...  ажетс€, он задремал, времени не заметил. ќн открыл глаза, когда прихожа€ наполнилась вдруг шумными возгласами.  упцы прощались в двер€х столовой, посмеива€сь, причмокива€ и развод€ руками. - Ќу и спасибо, сват, - спокойно говорил один, очень большой вмести- тельности человек. ƒругой, похожий на начетчика, одетый поневзрачней, со впалыми висками и с карей проседью в бородке, потирал руки и очень м€гко говорил:
в начало наверх
- ¬троем теперь будем огород городить... — песенкой. - „есть малому человеку делаете, - чванилс€ —екретов. - ј втроем, это мы, действительно, шарахнем!.. - Ўарахать-то с толком нужно, - осторожно заметил женихов д€д€, невз- рачный. - ј мы и с толком. «атруднень€ нет! - заметно смутилс€ —екретов, оп- равл€€ круглую бороду. ∆ениха сразу нашел —ен€. “о был мелкого сложень€ человек, поджарый и напомаженный.  огда сме€лс€, вс€ его чистенька€ мордочка зав€зывалась узелком вокруг восторженно выпученного рта. ќн много, мелко и безо вс€- кой причины сме€лс€ Ќасте, сто€вшей р€дом с ним. Ќаст€ кусала губы. ѕетр ‘илиппыч, разговарива€ с гост€ми, погл€дывал на нее прос€щими быстрыми глазами. ѕетр ‘илиппыч сразу заметил, как залилась рум€нцем Ќаст€, и, только тут, перевед€ глаза, увидел —емена. —емен сто€л возле шуб и напр€женно низал Ќастю неморгающим взгл€дом, точно хотел, чтоб еще больше безумела краска Ќастиных щек. - «ачем пришел, а? - коротко и м€гко спросил —екретов —еню и, подойд€ ближе, зачем-то понюхал воздух. - ¬от! - туповато ответил —емен и щелкнул ладонью по книжке. - „то это у теб€? - осторожно осведомилс€ ѕетр ‘илиппыч. - ѕо книжке велено получить, - осипшим голосом произнес —ен€. - ѕо книжке? Ќу-ну! - догадалс€ по своему —екретов и тут же по€снил будущему свату, покачивавшемус€ на растопыренных чурбаках ног: - вот на- род у нас! “ут € с лавочником в контрах. “ак вот он и догадалс€ в такой час потрафить, пь€ного прислал. »звините уж, гости дорогие!.. - ƒа сколь хочешь, пожалуста, - чванно отмахнулс€ толстый. - “ы подожди, парень, вот только гостей провожу... и рассчитаюсь с тобой! - сказал —екретов. Ќо он уже не отходил от —ени, заметив Ќастино беспокойство. ∆ених то- же учу€л беду и неприметно огл€нулс€ на отцов. - ј € вот что придумал, - вдруг обрадовалс€ —екретов внезапной мысли. - ѕоступай-ка ты, парень, ко мне в службу. я тебе и жаловань€ больше по- ложу... Ќе век же тебе в мальчишках слон€тьс€. - ’удожественно! - захохотал толстый. - ¬от уж хитер ты, ѕетр ‘илип- пыч! Ќу что, парень, согласен? - обратилс€ он к —ене. - ѕокорно благодарим! - вырвалось у —ени само собой. ѕочему-то ему в ту минуту представилось, что за ним наблюдает ѕашка и улыбаетс€. ќн так глубоко вздохнул, словно хотел поглотить в себ€ свое неожиданное сог- ласье. - Ќу, вот и чудодейственно. —меху-то на все «ар€дье станет! - успоко- илс€ —екретов, отход€ к покинутому свату. - ј пока подержи вот шубу же- нишку... ћожет, и на чай отвалит, коли не скуп! - и он хвастливо подмиг- нул пригл€дывавшемус€ ко всему с лисьей осторожностью невзрачному. —ен€ вз€л шубу из рук жениха и раст€нул ее в руках, придержива€... Ќаст€ окаменело гл€дела на него, настрого сдвинув брови. ƒержа кашнэ в зубах, жених полез руками в рукава, но тут-то и случилось событие, по- вернувшее всю торжественность помолвки в один непристойный дл€ купечес- кого дома ералаш... XVIII.  атина родинка. —ене отперла сама  ат€. - ј Ќасти у нас нет!.. - сказала она, удивившись позднему его прихо- ду. ¬прочем, тотчас же тень какой-то догадки скользнула у нее в губах. - ƒа что же вы на пороге-то стоите... входите!.. - она делала вид, что не замечает странной —ениной скомканности. √лаза у него были красны, веки падали вниз, - стоило большого труда удержать их. —ен€ все так же, без объ€снень€ своего прихода, вошел в переднюю. —у- д€ по тому, как он огл€дывалс€, можно было предположить, что тут только он сообразил, куда завлек его хмель. - ќна обещала притти? ¬ы разве не знаете, мы с ней немножко рассори- лись! »з-за вас вышло... - добавила она тихо.  атина блузка была см€та, а волосы растрепаны, - очевидно, дремала, когда раздалс€ резкий —енин звонок. ќна размахивала книжкой, значит с книжкой и дремала. - Ќу... не в передней же сто€ть! ѕойдемте ко мне, что ли?.. - объ€ви- ла  ат€ и непринужденно пот€нулась. - √де это вы так?.. - она искала слово, ид€ сзади —ени и все врем€ копошась с блузкой. -  акой-то вы чуд- ной... я напугалась даже. —ен€ заговорил не раньше, чем вошел в комнату и сел на стул. Ќо сел уже не робко, как прежде, а всем телом, в развалку. - “ы что, спала, что ли? - грубо спросил —ен€, не справл€€сь с кос€- щим взгл€дом. - Ќет, нет... ты сиди, сиди! - тоже на ты перешла  ат€. - я ведь все одна сижу!.. - ∆ениха сейчас обидел, - жестко сказал —ен€ и сделал неопределенное движение рукой. - Ќастина жениха? - заинтересовалась  ат€. ќна расположилась-было по- удобней на см€тых подушках, но тут с любопытством приподн€лась. -  ак же ты его... так что-ли? - она наотмашь махнула рукой. - Ќе... - нехот€ отвечал тот, встал и скинул на пол плохонькое свое пальтецо. - ∆арко! - сказал он и отт€нул ворот рубашки, впившийс€ в смуглую, раскрасневшуюс€ м€коть шеи. ѕотом он вз€л попавшийс€ ему на глаза  атин гребень и запустил его себе в волоса, но завитки спутались и не давали гребню прохода. - ѕоложи... сломаешь! - вскользь заметила  ат€. - “ак ты, значит, на квартиру к ним приходил? - ƒай воды сперва попить... - ¬он там в графине, на подоконнике, возьми... Ќу и как? —ен€ не спеша налил стакан. –ука его дрожала и расплескивала воду. ќн выпил весь его в два глотка и оп€ть сел, тупо уставл€€сь перед собою. - Ќастькин отец говорит: "подержи шубу", - начал рассказывать он. -  ому? - воззрилась, замира€ от любопытства,  ат€. - ∆ениху, конечно! ј € его подн€л вот этак!.. не т€желе мешка, да ка-ак брошу, с шубой вместе. ”ж больно € на себ€ озлилс€, что шубу ему стал подавать... - оп€ть попалс€ на глаза гребень, и оп€ть стал расчесы- вать —ен€ волосы, но гребень хрустнул, и кусок его, выскользнув из во- лос, упал на пол. - Ќу, вот, видишь? я говорила, что сломаешь! - объ€вила безо вс€кой досады  ат€. - ... € за нее по кусочку бы себ€ отдал тогда... - продолжал —ен€, и по всем мускулам его пробежала нека€ см€тенна€ волна. - «ачем она отцу в глаза не вцепилась?.. - ј Ќаст€ что? - допрашивала  ат€, закладыва€ руки за голову. - ќна мен€ выгнала... как щенка пихнула! - ј ты и ушел?.. - ”шел, а тебе что? - ’орош, нечего сказать! -  ат€ тихо засме€лась. —мех ее был ровный, щекочущий, осторожный как кошачь€ походка. - «начит, Ќастьку-то с руками этому воробью отдал! –еб€т-то не нанимали н€ньчить?.. - и  ат€ насмешли- во поиграла острым, как €зык, кончиком ботинка. - Ќе дразнись, - сказал он, опуска€ голову. - «ачем мен€ дразнишь?  ат€ лежала с закинутыми руками, головой на подушке, вышитой т€жкими шерст€ными розанами. - ј, может, € теб€ утешить хочу?.. - и оп€ть смешок ее, обжигающий —енино самолюбие, прозвучал коротко и смолк. - “ы вот злишьс€, а, может, € слезы тебе хочу утереть... я ведь добра€! - √овор€т тебе, не дразни, - повторил с еще большим упр€мством —емен. ќни помолчали минуту, как бы дава€ друг другу обдумать ходы начавшей- с€ игры. - —ними-ка вот... - „то сн€ть? - прищурилс€ он. - Ѕотинок сними вот этот, - однообразно воркотала  ат€. - Ћевый... ∆мет очень! - ћожет, и еще что сн€ть?.. - и —ен€ грубо захохотал. - ƒурак! - отчетливо сказала  ат€, не мен€€ положени€. - ƒурак, так € уйду! - и встал. -  уда?   Ќастьке пойдешь? “ам теб€ отец собаками затравит. “еб€ и затравить-то, так прост€т. ћного ли стоишь?!  исельное блюдо!.. - ј € тебе сказал в третий раз... не трожь мен€! - —ен€ угрожающе по- дошел к  атину диванчику и гл€дел на нее немигающими глазами. - —мотри, мое слово коротко!.. - ј мое длинно! - дразнила  ат€. - “ы сильный... “ы вон какой, а теб€ девчонка выгнала, так ты и реветь готов. ”  ати в комнате горела лампа с узорчатым абажуром.  атино лицо лежа- ло вне круга света и само мерцало смутными блесками. - “ы не гл€ди на мен€ так, - смешливо заговорила она. - я ведь одна дома. “ы смотри, не испугай мен€... - вдруг  атино лицо разжалось, рас- пустилось. - —адись вот тут, - приказала она и подвинулась к стенке, чтоб дать место —емену. - Ўаль-то скинь на стул и садись! “от молчал, побеждаемый в поединке. √олову обволакивал какой-то чу- гунный хмель. ¬друг ему представилось, что все вещи стали звенеть, каж- да€ по своему, - звон дурманил. - „то ж, € и с€ду! - сказал —емен и нескладно присел на стул. - Ќет, вот сюда садись, - и указала место р€дом. - Ћадно, - и сел туда, куда указывала.  атины, с обгрызанными ногт€ми, пальцы играючи бегали по блузке. - —мотри, - сказала  ат€, распахива€ верх блузки. - ¬идишь? - Ќу, вижу. Ќу! - –одинку видишь?.. Ќравитс€?.. - Ќичего себе. ћахонька€... - определил —ен€, т€жело уставл€€сь на  атю. Ќемного вверх, над грудью, где кожа припухла странной мерцающей голубизной, томилось в безвестности маленькое темное п€тнышко, ласковое и жалкое, темный глазок греха. - Ќастьку хочешь обидеть... - сказал —емен, гл€д€ в глаза  ате. ≈му стало невыносимо душно в  атиной комнате, насыщенной чуждыми запахами, заставленной сотн€ми мелких и глупых вещей. ¬ пальцах кровь билась так, словно сердце захлебывалось кровью и пальцы двигались сами собою. - ... —ейчас отец придет, - вслух думала  ат€, все еще с раскрытой блузкой. - ¬ дес€том собиралс€ вернутьс€... - Ќастьку хочешь обидеть, - с упр€мством повторил —емен. ќни уже не гл€дели в глаза друг другу. «адичавшие взгл€ды их ползали по комнате, не различа€ вещей... ѕухлые, с обгрызанными ногт€ми,  атины пальцы, раздражающе царапали обивку диванчика... —ен€ и видел ее, и не видел. ¬ висках клокотала разгор€ченна€ кровь. ƒуше было гадко, а тело безумело и начинало качатьс€ как ма€тник. ¬се вещи дразнили, точно хоте- лось им, чтоб хватили их о пол и расхрустнули каблуком. —емен наклонил над  атей опухшее лицо, -  ат€ двинула плечом, потушила глаза и затихла. “ак было недолго. ¬друг —емен подн€лс€ и резко засме€лс€: - ¬рем€-то течет, как по жолобу! - сказал он, обвод€ усталыми глазами комнату. - Ќабедокурили мы с тобой! Ёх,  атька,  атька...  ат€ непонимающе погл€дела на него и рывком запахнула блузку. ¬ сле- дующее мгновенье она убежала из комнаты с неправдоподобной живостью. ќна вернулась через минуту. - ”ходи скорей, - зашептала она, не гл€д€ на —емена. - я на часы хо- тела взгл€нуть... они у него в спальне. ќн уж пришел... ћолитс€ тем! —тупай, - комкала слова  ат€ и все еще оправл€ла давно уже застегнутую на все кнопки, какие были, блузку. —ен€ шел за ней в переднюю намеренно-громким шагом. ”же уход€, он попридержал дверь ногой: - —тыдно тебе небось, а? ј ведь замуж-то € теб€ все равно не возьму!.. - ћужик вахлатый!.. - не сдержалась  ат€ и захлопнула дверь. ўелкнул крючок, и —ен€ осталс€ один в темноте лестницы. ќн сошел вниз и подн€лс€ по улице вверх из низины. Ќежилым, каменным духом пове€ла на него ¬арварка. ќн шел мимо нижних р€дов. ¬ провалах глубоких ворот, на €щиках дремали в тулупах сторожа. Ўел он совсем бесцельно... ¬ глухих переулках, соедин€ющих низ и верх, он пробродил большую часть ночи.   рассвету усталые ноги вывели его на  расную площадь, зат€нутую робким нетронутым снежком. » здесь никого из прохожих, только всюду, в каменных нишах, крепко спали овчинные тулупы. “ак же медленно он спустилс€ оп€ть в «ар€дье. ¬ см€той пам€ти растерзанными кусками проходили событи€ ми- нувшего дн€: сухонький лобик  атушина - ƒудинский картуз, вал€ющийс€ в гр€зи - чайна€ кружка с мутным, тошным €дом - выпученные глаза жениха, сжатые, зачужавшие губы Ќасти - губы  ати, взбухшие, как нарыв... ќн сто€л как раз перед гераневым окном. ќно, занавешенное белым, смотрело в него глухо и безответно. ѕредрассветный холод проникал всюду и укрепл€л сон. ¬о рту у —ени было горько, а внутри совсем пусто. √ород начинал гудеть, и в гуле его казалось: хохочет над —еней  атина родинка,
в начало наверх
чтоб обидней стало Ќасте и грешней ему самому. XIX.  онец «ар€дь€. —ен€ перед отъездом заходил к ƒудину проститьс€. ƒудинский подвал был темен и дышал всеми раскрытыми кадушками зловонно, как большой гнилой рот. ”вид€ —емена в солдатском, похудевшего и подт€нутого, еще больше захлопотал ƒудин по своей мастерской. - —ноп-то научилс€ колоть? - резко кинул ƒудин и почесал щепкой, ко- торую держал в руке, седой свой затылок. - “ы смотри, человек не сноп! ”ж там не промахивайс€... Ќу-ну! ¬оюй, воюй... добывай военное отличье: медаль на брюхо... дерев€шку к ноге!.. - ѕрощай, ≈рмолай ƒудин, - сказал —ен€, с тоской гл€д€ на ƒудинское мутное оконце. —ен€ так и звал его в разговоре: ≈рмолай ƒудин. ѕотом —ен€ камнем канул в черную пропасть забвень€ и войны... «ар€дье к тому времени уже тер€ло свое прежнее обличье. ’од махового колеса замедл€лс€. —мрад войны проникнул и сюда.  ак-то и дома стали ни- же, и люди темней, а орган в —екретовской "¬енеции", забравшись на высо- кий пл€совой верх, сломалс€ однажды зимой. ѕосле —енина отъезда еще унылей стала Ќастина жизнь. —вадьба ее расстроилась.  омнатка ее слин€ла, вещи обернулись глупой своей, ненуж- ной сутью. Ќаст€ поднимает с пола недочитанную книжку, пробует читать. —трочки прыгают, мен€ютс€ местами буквы, не хот€т, чтоб их читали. Ќаст€ захлопывает книжку и подходит к окну. Ќебо серо. Ќа улицах снег. Ќа сне- гу ворошатс€ воробьи.  огда после смерти матери убирали угловую комнатушку, нашла Ќаст€ под материной кроватью старую свою, обезображенную куклу. ÷елый день проси- дела над ней Ќаст€, навила ей целую охапку пегих кудрей, но прежнего очаровань€, давней молодости уже не вернуть было кукле. √рустна€, с ною- щей спиной, Ќаст€ подошла к окну: стыли в вечернем морозце апрельские лужи. ¬ доме напротив кто-то переезжал. ” ворот сто€л воз, нагруженный доверху. ћатрену —иманну оставил ѕетр ‘илиппыч до времени жить у себ€, в той же угловой комнатушке. Ќаст€ идет в угловую. ћатрена —иманна сидит на полосатом матрасе, - все, что осталось от материной кровати, - и при входе Ќасти торопливо пр€чет что-то за кровать. ¬озле нее лежат только что купленные вербы. - “ы не пр€чь, € видела, - говорит Ќаст€. - ѕечки надо бы протопить. —ыро у нас. «нобит... - ” папеньки уж затопил √ригорий, - приглушенно отвечает ћатрена —и- манна и, решившись, вынимает из-за кровати черную бутылку. - ћамашеньки- но место навестить пришла, умница? - робко смен€ет она разговор. Ќаст€ берет какой-то темный пузырек, оставшийс€ на столике, вертит его в руках и вдруг, почти кинув его обратно, на столик, трет руки о пе- редничек. - „то у теб€ там? - почти сердито спрашивает она. - √де, умница? - ¬ бутылке... - ћадерка в бутылке, - с унылым страхом сообщает старуха. - Ќалей мне!.. Ќаст€ отпивает мелкими глотками и огл€дывает комнату.  ак неузнаваемо переменилась эта комнатушка!  огда девочкой приходила сюда, казалась она покоем непон€тной мрачности, усугубленной цветным горением лампад. ѕо- лудневной свет, бесстыдно ворвавшийс€ сюда теперь, обнажил всю ее убо- гость: оборванные отопревшие от стены обои, нелепый гардероб в углу, по- хожий на двуспальную кровать, поставленную дыбом. - ћоли у нас много! - жалуетс€ ћатрена —иманна, прихлопыва€ одну в руках. - ¬от все морильщика жду, не зайдет ли... Ќаст€ уходит. ћысли при€тно кружатс€. ќна накидывает шерст€ной платок и бежит на улицу. ≈е путь к  ате. - ... ћожно к тебе? - ћожно, будем чай вместе пить, - с холодком отвечает  ат€. - Ќет... я так посижу, не раздева€сь! - говорит Ќаст€. - ¬от тут тебе письмо —емен прислал... чуть не забыла! ¬торую неделю лежит. ќн и тебе, и мне по письму прислал... - намекающе смеетс€  ат€, и Ќаст€ это замечает. Ќаст€ берет письмо и вскоре уходит. -  ака€ ты толста€ стала, - говорит она уже в двер€х. - «наешь, ты, если и похудеешь, все равно толстой останешьс€!.. ... ¬се сильней покрывались будни «ар€дь€ какой-то прочернью. » раньше была в них чернота, но пр€талась глубоко, а тут проступила вдруг всюду, словно п€тна на зараженном теле. √де-то там, на краю, напр€гались последние силы. — багровым лицом, с глазами, расширенными от ужаса и бо- ли в ранах, –осси€ предсто€ла врагу. ¬се еще гудели пол€, но уже желез- на€ сукровица смерти из незаживл€емой раны текла... “олько Ќаст€ да ƒу- дин ощущали близкий конец. “ретий, в ком могла бы столь же неугасимо по- лыхать тревога, был слишком поглощен собственными печал€ми. ... металс€ «осим ¬асильич. » как-то, еще летом, надумал искать пос- леднего приюта в монастыре. ƒаже справки наводил стороной: можно ли, ес- ли все семнадцать тыс€ч, сумму всего Ѕыхаловского жизненного подвига, единовременным вкладом внести, иметь себе пожизненную келью дл€ отдохно- вень€ от жизни, скорби и труда. Ќо согласитьс€ отдать все семнадцать, значило признатьс€ в своей давнишней, первоначальной ошибке. —делать это сразу «осим ¬асильич не решалс€... —тали к Ѕыхалову монахи ходить, тонкие и толстые, ангелы и хр€ки. Ќо у всех равно были замедленные, осторожные движень€ и вкрадчива€, журча- ща€ речь. »ные пахли ладаном, иные - мылом, иные - смесью меди и селед- ки. —емь€ Ѕыхаловских запахов в испуге расступалась перед монашьими за- пахами, неслыханными гост€ми в Ѕыхаловской щели. ќднажды, в конце окт€бр€, сам монастырский казначей пришел, сопровож- даемый двум€, меньшими. Ѕыл казначей внушителен, как колокол, а шелкова€ р€са, сама собой пела об радост€х горних миров, а руки были пухлы и м€г- ки - гладить по душам пасомых. ¬есь тот день намеревалс€ провести «осим ¬асильич в тихих беседослови€х о семнадцати заветных тыс€чах и о челове- ческой душе. —прашивал казначей, обдумал ли Ѕыхалов свое отреченье от тлена. »нтересовалс€ также - в бумагах ли у Ѕыхалова все семнадцать или просто так, бумажками... √розил погибелью низкий казначейский баритон, журчал описань€ми покойного райского места. √лад€ себ€ по волосам, повествовал казначей не слышанное ни разу Ѕы- халовым преданье о ¬авиле. ∆ил ¬авило и ел ¬авилу блуд. ”шел в обитель, но и туда вошли. “огда в самом себе, молчащем, заперс€ ¬авило и замкнул- с€ засовом необычайного подвига. Ќо и туда просочились, и там обгладыва- ли. » вот в одно утро бессонный и очумелый ринулс€ ¬авило на беса и от- кусил ему хвост. ј то не хвост был, а собственный уд... ... и распалилась Ѕыхаловска€ душа. » уже пример€л в воображеньи р€су на себ€ «осим ¬асильич, и уже гул€л в ней по монастырскому саду, где клуб€тс€ черемухи в девственное небо всеблагой монастырской весны. “ам забыть о напрасной жизни, забыть о сыне, сгоревшем от буйственных помыс- лов, там утихомиритьс€ возрастающему бунту Ѕыхаловского сердца. Ѕыло даже удивительно, как неисс€каемо струитс€ из казначе€ эта слад- ка€ густа€ скорбь...  ак вдруг икнул казначей. «осим ¬асильич вздрогнул и украдкой огл€делс€. ќдин из меньших монашков зевал, а другой в€ло по- чесывал у себ€ под р€ской, уныло гл€д€ в окно. - „то... аль блошка завелась? - резко поворотилс€ к нему Ѕыхалов. - Ќовичок еще у нас... на послушаньи, - быстро сообразил казначей, строгим взгл€дом укор€€ монашка, покрасневшего до корней волос. - »з та- ких вот и куем столпы веры!.. - Ќу, брат, как теб€ ни куй, все равно мощей не выйдет! - сказал рез- ко Ѕыхалов и встал, прислушива€сь. ¬ ту минуту над опустелыми улицами «ар€дь€ грохнула перва€ шрапнель. Ќаст€ видела из окна: кошка сидела в подворотне и нюхала старый башмак, лежавший уже три дн€ в бездействии.  ошка улизнула, а Ќаст€, отбега€ от окна, еще успела заметить, как выскочил из ворот ошалелый ƒудин, крича что-то, с руками, подн€тыми вверх. ќна видела: он перебежал переулок и скрылс€ за углом. «ар€дье казалось совсем безлюдным. ¬оздух над ним трещал как сухое бревно, ломаемое буйной силой пополам. “олько у ѕроломных ворот наскочил ƒудин на какого-то, бежавшего куда-то с креслом от ужаса приход€щих вре- мен. - ... кто?  то пал€ет!? - возопил ƒудин, пуга€ кресло какой-то осо- бенно восторженной решимостью лица. - Ћенин к ћоскве подступил... - прокричало кресло, отшатыва€сь от ƒу- дина. - ѕал€т-то отколь?.. - всей грудью закричал ƒудин, стара€сь перере- веть небо. - ... со ¬шивой горы... ќт Ќикиты-ћученика! ѕо  ремлю раз€т... - про- верещало кресло и побежало по кривым переулкам вглубь «ар€дь€, держась стены. ƒудин проскочил в ѕроломные ворота. ѕо набережной мимо него прошли быстрым и точным шагом юнкера в погонах. ј он бежал пр€мо по мостовой, спотыка€сь и кашл€€, пр€мо туда, за ”стьинский, где пушки. ўеки его заш- лись от бега синим рум€нцем, но горели глаза как у побеждающего солда- та... Ќикто его не останавливал, потому что и некому было его остано- вить. ¬друг кровь сильно прилила к голове, и в глазах у ƒудина помутилось. ќн остановилс€ и присел отдышатьс€ на тумбу. Ўвива€ горка стрел€ла как вулкан. ќтдельные всплески пушечных выстрелов соедин€лись между собой как цепочкой нечастым постукиваньем пулеметов. Ќачиналс€ ќкт€брь... ¬есь в холодном поту от бега ƒудин посмотрел вверх и почему-то вспом- нил незнакомца в чайнухе, год назад. ¬друг в груди заклокотало и запер- шило в горле. ќн отхаркнулс€ и плюнул перед собой. ћокрота показалась ему необычного цвета. ќн отплюнул себе в ладонь и, притихнув, напуганно гл€дел на большие кров€ные сгустки, плававшие в мокроте. √л€дел он долго и как-то чересчур внимательно. „ј—“№ ¬“ќ–јя. I. јннушка Ѕрыкина изменила. Ќад огромным, немер€ным полем снежное безмолвие висит. ѕришел тот ве- черний час, когда останавливаютс€ ветры дуть, не наход€ себе пути в по- темках. » впр€мь: три леса, плотных и черных, вышли на углы пол€, три одинаких, неприступных, как три скалы. «имние ветры, - сколько их, больших и малых, заплутало безвестно в густых мраках этих лесов, сколько порассе€лось снежным прахом, сколько их в мелкие, вьюжные вьюны изве- лось! ј в сумерки эти ныне падал снег. Ќе крут€сь, не волнисто, а медленно и пр€мо упадала кажда€ снежина, будто длинное, снежное прот€гивалось с неба волокно. Ќа опушке сто€ть, спиной к ели, - каждому дано услышать легкое шурстенье проползающей зимы. », хоть несла кажда€ снежина кусочек света с собой, - было их много, - густели сумерки, одолевала ночь. ѕригл€девшись к темноте, вдруг зашевелилс€ ветер, а уж пошевел€сь, разошелс€ во-всю. ќн и над трем€ лесами кружит, он и по дороге бежит, - малоезженной, закругленной, словно прочеркнулась взмахом откинутой руки. ƒа он и без дорог: ветру везде путь. Ѕудет врем€, будет лето, встанет звонка€ рожь по месту снежного безмолви€, - никому и в ум не придет вспомнить, как свирепствовал здесь, в снежной глуши, ветер, хоз€ин ноч- ного пол€. ј у хоз€ина в подслужьи и волк, и мороз, и обманна€ метельна€ морока, а порой и сама€ человеческа€ суть. »ми правит хоз€ин, хлещет, как €мщик коней... ќни-то и влекут за собой событие ночного зимнего по- л€. јннушка Ѕрыкина —ерге€ ќстифеича ѕоловинкина из √усаков домой везла. ѕуть длинный и скучный. —читали бабы от √усаков двадцать одну версту до села ¬оры. Ѕабь€ верста хоть и не длинна€, да по времени и казенной версты длинней: мороз закрепчал, ветер озлилс€...  олко и резко стало јннушке гл€деть в острую путаницу расходившегос€ снегового самопл€са. “ут мес€ц скачливый, непрестанно поспешающий куда-то, прошмыгнул в дымных облаках. ќн и гл€нул мимоходом на ночное поле, о котором речь. ƒорога на мгновенье про€снела. —тали видны јннушкины сани-ошевни, широкие, полны сеном: спать в нем. “ак и есть, - под овчиной и толстой затверделой дерюгой полеживал в се- не, укрывшись с головой, сам уполномоченный по хлебным делам четырех во- лостей, ѕоловинкин. ≈му тепло и м€гко, укачали ухабы плотное тело —ерге€ ќстифеича, а запахи согретой овчины и сена при€тно щекочут ноздри. ќни-то и склонили ѕоловинкина в пушистый, овчинный сон. ћнитс€ ѕоловинкину жарка€ сплошна€ несуразица: не то сенокосна€ луго- вина, не то страдное поле. » на поле том - огромной широты - движетс€ баб неисчислимое количество. ј зачем они не косами машут, а серпами тра- ву берут, невдомек подумать ѕоловинкину. ƒа и не до дум тут: влажные за- пахи пов€нувших трав совсем с ума свели —ергей-ќстифеичеву кровь. ƒа и сознанье необыкновенной своей должности кружит голову: ходить среди сог- нутых баб, неуклонно блюсти равномерное производство трав€ного жнитва,
в начало наверх
покрикивать врем€ от времени: " аждой травине счет!  аждой травине...". ƒа будто и нет никого в белом свете, кроме как —ергей ќстифеич... ќн, ѕоловинкин, и есть ось мира, а вокруг него ходит кругом благодарна€ ба- ба-земл€. ј, в конце концов, будто и нет совсем баб, а просто ходит по лугу це- ла€ тыс€ча бабьих, безголовых, истовых задов. - —ам ѕоловинкин в соку мужик. ќн немолод, да и не стар, и не толст, и не тонок: во всех стать€х у него мужска€ мера соблюдена. ¬олос у —ереги м€гкий, играющий, каштано- вого цвета, бабий ленок. Ћицо хоть и с припухлост€ми, зато взгл€д побе- дительный, взмах кнута в нем. —колько бабьих сердец пота€ло напрасной мечтой о —ереге! ¬ своем овчинном сну подкралс€ —ерега к одной да и щипнул, просто из удовольстви€: "Ќе вил€й, мол, баба... Ѕери траву веселей!  аждой травине счет!". Ѕаба же обернулась да тырк —ерегу в нос. ƒаже и обидетьс€ не ус- пев, чихнул —ерега и очнулс€. —енный стебелек, в нос заскользнув, определил окончанье ѕоловинкинс- кого сна. Ќо, не успев еще сообразить толком эту причину, вторично чих- нул —ергей ќстифеич и окончательно спугнул сладкую истому дремоты. ѕот€- нулс€ —ерега и, овчину пооткинув с лица, выгл€нул и вспомнил. Ќочь и сон. ¬ьюга с присвистом сигает через подорожные кусты... јх да! ¬ √усаках ссыпной пункт ездил устраивать. Ќочь и сон. јх да! Ќесетс€ в самопл€се снег, а жарка€ овчина славно хранит надышанное тепло. ¬здремнул. ’олодает, холодает к ночи... Ёка€ темь! Ќочь и сон. ѕоловинкин ворочает головой. ¬етер удар€ет в него целой пригоршней крупных снежин. ќни тают и текут по припухшим от сна щекам. ѕам€ть рабо- тает отчетливей. “еперь путь в ¬оры... готовитьс€ к лету, уламывать му- жика, уговаривать, что де и городу нужен хлеб, грозить... ј мужик недви- жим, что пень, - какое на него уговорное слово сыщешь? —ерега кр€хтит от многих непри€тных воспоминаний, но преодолевает т€- готы €ви теплое благодушие сна. јх да, и везет его в ¬оры јнна Ѕрыкина, та сама€, у которой муж затер€лс€ в смертоносных пол€х. “а сама€, у ко- торой и бровь играет, и ноздр€ играет, и сама вс€ смехами переливаетс€, как радуга. - «акидывает глаза кверху —ерега, за собственный лоб. » тут продолженье недавнего жаркого сна. «ад јннушки, немилосердно утолщенный полушубком, на мешке, над самой —ерегиной головой сидит. —ерега смотрит секунду и кашл€ет с непоколебимой суровостью: вот так же он и по хлебным делам мужиков уговаривает, так же и с начальством говорит. “олько јннушке и невдомек уполномоченска€ строгость: своим голова за- бита. ќна дергает вожжи, понукает и чмокает, бо€сь заснуть и вывалитьс€ в рыхлый, разбесившийс€ снег. ј руки стынут и в варежках, а голова скло- н€етс€ все ниже, пока не коснетс€ подбородок жесткой, промерзлой овчины. » оп€ть помахнет кнутовищем, разгон€€ засто€вшуюс€ кровь, и оп€ть рванет ошевни росла€ Ѕрыкинска€ кобыла, не спешаща€ в нескончаемую, верт€щуюс€ мглу. - ”ж и спать устал! –асчихалс€... - обернулась јннушка, хлопа€ вареж- ками по колен€м. - ≈дем где?.. - вопрошает —ергей ќстифеич и глубже нахлобучивает ко- жаный картуз. "¬от тоже, в этаком картузе все уши обморозишь! Ќе по кли- мату такой. ј без него нельз€, бо€тс€ картуза!" - ќтпетово-то проехали? - ƒа нет, € верхом поехала... ¬ерхом верней. я там дороги не знаю. - ¬ерст, небось, дес€ть еще осталось! - хмуритс€ ѕоловинкин. - ƒа мы шестнадцать считаем... - смеетс€ јннушка. "Ё, чорт! Ќу и должность. ћотайс€ тут, ровно дерьмо в проруби!.." - раздумывает ѕоловинкин и пробует забытьс€. - Ќочь и сон. Ќо сон уже не приходит. ¬ыбирает наощупь соломину и обгрызает ее зубами. «убы у ѕоло- винкина белые, смелые, но двух передних недоставать стало после одного военного дн€.  огда гневаетс€ —ерега, резко свист€т через зубную отдуши- ну уполномоченские слова. - „то же ты теперь, вдова аль как?.. - приступает к делу —ергей ќсти- феич, выплевыва€ соломину в проползающий снег. - Ќе вдова, не девица, не замужн€€ жена... - јннушка сердитс€ и резко дергает вожжу. - „то же это ты так! ¬едь этак даже как будто и нехорошо, - выражает сочувствие —ергей ќстифеич. - —овести в нем нету... - говорит јннушка как бы про себ€. - “олько и наезжал четыре раза за все года! «ачем и женитьс€ было! ј полушалки да плать€...   шуту ли они мне! — полушалками, что ли, € жить буду?! - “олько четыре раза?.. - просветл€етс€ ѕоловинкин. - ¬от голова! ће- н€ б коснулось, так € как лист прилип бы да и не отлипал во век! јннушка сидит спиной к —ереге, и не видно, хмуритс€ ли, рада ли —ере- гиной шутке. - ќй ли? - насмешливо рон€ет она. - јн и в самом деле! ƒа коснись мен€... - ѕоловинкин так вздыхает, что кобыла пр€дает ушами и покорно убыстр€ет шаг. —нова наблюдает —ергей ќстифеич, как ползет дорога из-под ошевень. ј тут в лесок въехали, - здесь поутих ветер, не хлещет через край. «десь ходко лошадь бежит, и звуков прибавилось: скрип€т полоза, да еще селе- зенка бьетс€ в лошадином брюхе, да еще осыпаетс€ снег с запорошенных ветвей, задеваемых дугою. ÷елые охапки снега падают на јннушку, - не замечает, полна обидой на пропавшего мужа. "ћуж! ј уж она ли его в думах и в письмах хоть на неде- лю не призывала! ¬рала даже, что в брюхе понесла... ’оть на ребеночка льстилась вызвать. ¬се некогда. ƒерев€нному мужу дороже жены рубль. јй, много ли ты, ≈гор »ваныч, в банке накопил!?" јннушка круто поводит пле- чом, а кнут свистит злей и пронзительней. - ...а скучно небось без мужа-то? ћолода€, не жила совсем, - зудит —ергей ќстифеич, мет€ как раз в јннушкину печаль. - Ќе тревожь, - оборон€етс€ по-бабьи јнна. - «ачем бередишь? „то тебе деревенска€ далась! ” себ€, в городу, дюжинками, небось, считаешь. „уть не с колыбели знает все пр€мые и кривые ходы к бабьему сердцу —ерега. » уже напр€мки идет, нещадно перекручива€ ус: - ¬ городу! –ази у нас в городу такое добро пропадает! ” нас строгий учет всему.  аждой травине счет, а уж баба никак не затер€етс€. Ќапример - €, € б теб€ моментально под номер, да и выдал бы герою бы, вот! –ази ж это путно - такой молодке пропадать!?. јннушка молчит, дорога длитс€ нескончаемо, —ерега продолжает: - ” мен€ вот тоже знакома€ бабочка была, тоже јнна. ћужа у ней убили, высохла вс€... “ак доска-доской и ходила!.. - √де убили?.. - вздрагивает јннушка, сторожко прислушива€сь. - ƒа вот на этой, на царской... ÷арь покажет, а тыс€ча мужиков пол€- жет. ƒа что - убитому-то хорошо, отвон€л и не думаетс€. ј вот бабам ма€- та. я к тому, что ведь и твой, кажетс€, на войну ушел? - ¬з€ли... - не своим голосом отвечает јнна. - ћожет, уж сгнил где! - » очень возможно, - играет ѕоловинкин. - ≈жли, к примеру, летом, так ведь они быстро извод€тс€. ќп€ть же муха его сосет... - «ачем ты мен€ гор€чишь?.. я тебе не жена, - смутно лепечет јннушка. - —пи-лежи, скоро ¬оры будут. - ƒа € разве сказал что? я молчу, - пожимает плечами ѕоловинкин. - я только теб€ пожалел. » оп€ть снега идут, снеговой самопл€с и путаница. Ѕалуетс€ ветер сне- гом, пересчитывает, обсушивает каждую снежину, словно готовит впрок. - —лушь-ко, јнна... отечество-то забыл. ’олодно тебе, давай € поправ- лю. ј ты на мое место, грейс€!.. - Ќу-к ладно... - не сразу соглашаетс€ јнна, а голос ее сам собою просит жалости. ќна передает вожжи и мен€етс€ местом со своим седоком. ÷елых три ми- нуты наполнены скрипом снега, оглобель да в€зким хлюпаньем лошадиных ног. —нова в лесу, но дорога совпала с путем ветра. ћетет и морозит, ночь и сон. јннушка, залезша€ под овчину, вдруг видит: —ерега прив€зал вожжи на боковой тычок ошевень, подтыкает разлохматившеес€ сено. -  уда тебе?.. - приподн€лась јнна. - ѕусти... замерз весь, - отвечал —ергей ќстифеич. Ќа них снег шел. “€нулось поле, а лошадь сама, без понуканий, шла. Ѕыли јнна и —ерега как будто одной и той же рукой выкованы друг дл€ дру- га, - оба рослые и сильные. Ќо вырасти б на јннушкиной совести черному п€тну греха, если бы на рассвете, когда убаюкала их овчина дружным лю- бовным сном, не случилась смешна€ беда. - Ќа крутых поворотах всегда пе- редуванье снега. ѕрикаталс€ поворот и на раскате доходил до сажн€. Ќа нем покачнулись ошевни и стали на ребро. Ќебывалое дело: вылетели при этом оба сп€щих в глубокий снег. », когда охватило холодом сонную их разгор€ченность, засме€лась јннушка, засме€лс€ вслед за ней и ѕоловин- кин. ј там, где смех веселый и беспорочный, там нет греха, а только би- енье ключа жизни. - „то ж ты мен€, баба, вытр€хнула! - скалил дырку в передних зубах ѕоловинкин. - —ам, грешник, виноват! - сме€лась јннушка и заботливей укрывала —е- регины ноги дерюжкой... Ќе чу€ла јнна греха в том, что промен€ла кволого, может, и мертвого, на живого и здорового мужика. Ћюбовь их на лад шла, даже как-то слишком скоро свыклась јнна с положением невенчанной жены чужого мужа. ј уж село стало примечать, что зацвела второй любовью јнна. Ќо в глаза соседкам смотрела јнна без робости, не скрывала от осудительного взгл€да растуще- го своего живота. «аметили также, что, и не потака€ вредным стремлень€м мужика к утайке хлеба, стал —ергей ќстифеич к Ѕрыкинскому дому ласковей. ќн и в дом к Ѕрыкиным заходил. ј однажды обозвал јннушкину свекровь "ма- машей". Ќичего та не ответила, только пуще загрохала ухватами, достава€ кашу из печи. Ќо по мере того, как возрастал јннин живот и уходила зима, все больше угрюмилась јнна. ¬есна борола зиму, и уже выгл€дывал из Ѕрыкинской скво- решни домовитый черноголовый скворец, днем - носивший к себе разный пу- шистый сор, вечерами - свиристевший о многих веселых разност€х: о весне, о тающем снеге и о прочей птичьей ерунде. ¬есенними вечерами сидела јннушка на крыльце, неживым, запавшим взгл€дом гл€дела на раннюю прозелень деревенского лужка, на крылечный облупившийс€ столбец, на многие окрестные места, окутанные вешним паром, на безым€нную букашку, проснувшуюс€ дл€ ползань€ по земле. » лицо у јн- нушки было такое, какое на иконах матер€м пишут: грустное, полное тайны, суровое. ¬оздухи, сырые, густые, т€желые, были полны неумолчного гудень€ от прорастающих трав в тот день, когда всплакнула јннушка, сид€ на крыльце. ”ехал в объезд по волост€м —ергей ќстифеич, а разве дано невенчанной право не пускать любимого в дальние пути? ƒа тут еще ребенок придет, не- моленый, незваный. ƒа тут еще муж придет, убитый, из сердца выгнанный давно. јннушке ли, в которой упр€ма€ Ѕабинцовска€ кровь, нелюбимого мужа умаливать, чтоб приблудного ребенка за своего признал?.. —векровь в дверь вышла, поправила повойник, р€бенький как курочка, жгучим взгл€дом загл€нула в јннино лицо. ”видела, как растер€нными пальцами перебирает јнна бахромку сносившейс€ ватной кофты, догадалась, и усмешка €вилась на ее неумолимые сухие губы: - »ди... ”жинать пора. ѕромолчала јнна. - Ќа котором времени ходишь-то? - шопотом спросила свекровь. - ѕ€тым. јннушка встала и вдруг пот€нуло ее к зевоте. ќна зевнула во всю широ- ту своей здоровой груди, во всю сласть приход€щей весны, и за себ€, и за ребенка. ”стало от посто€нной печали сильное јннушкино тело. II. ¬озвращение в ¬оры. ...Ќе гор€чие ли јннушкины слезы послужили причиной безвременного та- €нь€ снегов? ¬се зимнее заспешило уходить. » была одна расхл€банна€ по- ра: плакала земл€ ручь€ми, а дороги плыли вешними водами. ”же тетерева играли по утрам, но вдруг переменилась погода. Ќа √ара- сима-грачовника мокрым др€нным снежком помело, а к утру приударило мо- розцем. ќдно лихо другого злей: озимь, жалостно вымокавшую в низинках, заволокло в ту ночь хрусткой лед€нкой. —тало скучно гл€деть на озими, на желтые проплешины в синих бархатах вымокающих полей. Ќачал ветер разгон€ть хл€би, но все еще не умело солнце пробратьс€ к земле. «емл€ всходила как на дрожжах и рассыпалась на ладони душистыми теплыми комь€ми. ѕошел обильный пар. ќн-то и завесил небо быстрым рваным облачьем. ј тут еще дождички четыре дн€ шли. ѕосле них дикие сквозн€ки ринулись, слом€ голову, обсушивать пол€, - весна. ¬ один такой неласковый, т€гостный день пришел к ¬орам по обсохшей дороге простой, неизвестный солдат. —овсем у него глаза провалились во внутрь и были таковы, как будто видит ими страшное, бессменно - день и ночь. Ѕолталась за спиной у него пуста€ солдатска€ сума, а на голове си- дела собачь€ шапка, похожа€ на вымокшего з€бнущего зверка. ¬идно было, что незамеченным хотел пройти. Ќа виду у прохожих прики- дывалс€ хромым, подшибленным, а ночевал по-брод€жьи, где попало: на убо- гом задворке у крайне-деревенца, в развалившейс€ риге, сколоченной из одних щелей. ј попадалс€ по дороге случайный сена зарод - и там путе-
в начало наверх
шествующему солдату место. ѕриходил незваным гостем, не сказывалс€, ухо- дил - некого было благодарить. ¬ —ускии пришлось ему хлебца под окошком просить, - глаз закрыл по- в€зкой, а лицо скривил без милости, чтоб не признали земл€ка. “ак он и шел, стыд€сь и имени своего, и звань€, воровским обычаем, голодный и пустой, как сума его. ¬от он свернул с дороги, прошел мимо полуразрушенных барских служб, через вырубленную рощицу и еще лесок, обт€нутый как бы зеленой кисеей, и вышел на опушку. «десь был обрыв. ќн зарос можжухой, а за ним распрост- ран€лась уже знакома€ солдату ширь. —то€л он тут долго, прежде чем дога- далс€ присесть на разостланную суму. ќн сн€л с себ€ шапку, обнажа€ хо- лодному дыханью апрел€ стриженую свою голову. ƒрожь охватила его, и заз- нобило ноги. ќн вобрал в себ€ воздуху, в€зкого и тучного как сама земл€, и стал гл€деть. –одимого села обширное поле лежало под ним на виду. ¬ далеком низу, окаймленном отовсюду сине-бурыми полосками лесов, подн€лось нагорье, главенству€ над всеми окружными местами. » нагорье это облепили избенки, как пчелки пенек, выдавшийс€ из полой воды. ќни карабкались по склонам нагорь€, чудесным образом повиса€ на скатах, они отбегали почти к самой речке, круто сломленной здесь пологим мысом холма. ƒымки шли, свиде- тельству€ о жизни, а солдату показалось даже, что и воздух отливал этим горьким домовитым дымком. “о и были ¬оры - село, давшее жизнь солдату, сама€ родна€ точка на земле. "јх, ¬оры-¬оры, мать, воровска€ мила€ земл€! ¬се, что было, все прах и сон, а ты единственна€ €вь, незыблемо сто€ща€ от века. ѕриедаютс€ вид- но твои, необъемлемые умом, пространства, - выехал из теб€ твой сын в городскую тесноту. Ќа “олкучем ларь купил, и на том квадратном аршине пробесновалс€ целые годы, силу свою выбесновал в круглую золотую выгоду. Ѕыло врем€ - наезжал ≈гор »ваныч с бубенцами и тем чванливо хвасталс€, что мать свою накрепко забыл! ј вот исчезла выгода, а рубли, как в забы- той сказке, бараньими орешками обернулись вдруг. ќбжевал теб€ город, нутро вынул, трухой доложил, дал за верное подслужье тебе старую, вшиво- го цвета шинель: - гул€й в ней, ≈гор, позабывший о матери!.. ј мать не оттолкнет. ћать примет сына, каким бы ни вернулс€: множьс€, ≈горушко, нет на тебе против матери твоей греха!.." ƒолго гл€дел с такими думами ≈гор Ѕрыкин на родные места. ¬друг слезы нахлынули, хотел боротьс€ с ними и не совладал. ќн вывернул карман, на- де€сь закурить. Ќичего в кармане не было, кроме мелкого махорочного со- ра, смешанного с хлебными крохами. ќн вытр€с карманный сор на ладошку и швырнул на ветер. ¬етер подхватил и понес вниз. ≈гор проследил полет их, и вдруг жадна€ зависть охватила его. ќтщипнув былинку молодого щавел€, стал жевать. ћужики с сохами копошились на всей широте пол€. Ѕило их босые ноги апрельским сквозн€ком, а домотканные порты, раздутые ветром, сто€ли как бревна. ћного ли оставалось до одуванчикова цвета, а там и се€ть. Ќадо было, чтоб скорей расцветилась зелен€ми мужицка€ полоса, ныне густого цвета березовой губы, - темна€. ѕо стародавней привычке, попахав вдосталь, собирались мужики на межах потолковать и покурить, покуда обсушивал ветер взопревших лошадей. ќни присаживались на что попало, наслажда€сь буйностью первовесеннего мес€- ца, стр€хива€ с себ€ оцепененье долгих и душных зимних ночей. ¬ ту минуту, когда ≈гор »ваныч с горы спускалс€, отдыхали трое на ближней стежке, - двое - балу€сь махорочным дымком, третий - просто так отдыхал. ќн-то, —авелий ѕоротый, и заметил прежде других неизвестного солдата. - „еловек идет! - возгласил он, на самом любопытном месте обрыва€ рассказ о былой своей службе. √арасим-шорник, чернобородый и нестареющий - напоминанье о ловком цы- гане, проезжавшем через ¬оры сорок семь лет назад, - поплевал на черные свои пальцы, обжигаемые тлеющим окурком и воззрилс€ на бредущего к ним солдата. - ƒа, - в который уже раз рассказывал —авелий. -  ак в дев€носто пер- вом году чествовали нас в ¬аршаве обедом... и € тогда в ѕажеском корпусе состо€л, в денщиках... - Ќе велико званье, - заметил ≈вграф ѕетрович ѕодпр€тов. - Ќе в звании дело! - взмахнул —авелий рукой и вновь откинул ее за спину. - «ванье - это никакого вли€нь€ не оказывает! ј лестно при чело- веке состо€ть. ” него, по-нашему сказать, почетница ровно барын€ шумит, а он ее почем зр€ кроет, €вственный факт! ¬ино вот у них можно сказать что слабительное, не крепкое одним словом, но надпись не по-нашему... - Ќу, а насчет обеда-то как же? - вывел —авель€ на пр€мую дорогу рассказа √арасим, сидевший на земле. - ќбед? ¬от-те и обед. ќдной посуды что перебили! “ам у нас один кн€зь с  авказа был, очень такой... ну, одним словом, Ќосоватова моего он потом и прихлопнул. “ак он, как блюдо, скажем, отъест, сейчас хлобысь тарелку о пол... ¬ысокий человек! - ќх-ты, мать тво€ курица, - захохотал ≈вграф ѕодпр€тов, человек бо- гомольный, со словом осторожный, восхит€сь —авельевым рассказом. ƒаже кривой глаз его усмехнулс€. - ƒа-а... - продолжал —авелий. - ¬от мой Ќосоватов-кн€зь подходит и говорит мне полным голосом: выпьем, говорит, за меньшую братию... “ут как раз и подошел неизвестный солдат. - «дорово, мужички, - сказал он, гл€д€ исподлобь€. √арасим косым взгл€дом обмерил солдатские отрепь€, словно в пам€ти своей подобие такому же отыскивал. Ќе нашел и сказал: - «дорово, сума. ѕравь мимо! -  ак же ты, д€д€ √арасим, - оскорбленно спросил солдат, - ужли не признаешь? ј на свадьбе за моим столом одного вина, небось, рубл€ на три выхлестал... ƒа еще и взаймы брал! - Ќе признаю. √олос знакомый, а признать не могу, - прогудел недо- вольно √арасим и погл€дел на лица собеседников, точно в них наде€лс€ прочесть солдатово им€. - ≈гор »ваныч! - визгнул вдруг —авелий и с чрезвычайной поспешностью прот€нул солдату руку. - ќтколе ходишь? ¬от уж и не думали, что вер- нешьс€! јннушка-те... - он сорвалс€ и беспомощно почмокал губами. - ј что јннушка?.. - насторожилс€ Ѕрыкин. - ƒа все ничего... ќдним словом поживает! - в каком-то оцепененьи вы- палил —авелий. - »здалека идем! - торжественно начал Ѕрыкин. - ƒенику отражал, да. ј вот надоело. - Ѕрыкин воровато подмигнул √арасиму, но тот не ответил. -  ак вам сказать, друзьишки, на двух фронтах помирал! ƒа ведь солдатскую заслугу разве кто в теперичное врем€ оценит?  ак переганивали нас в теп- лушках, разнылось у мен€ внутри... „то ж это такое, думаю, людей на мо- чало лущат! Ќе могу, да и вс€ тут. Ќе хватает моих сил! - Ќа что не хватает?.. - тихонько спросил ≈вграф ѕодпр€тов. - ∆ить по чужим указкам не могу, - прошипел Ѕрыкин в ответ. - Ќе жи- вой € разве, чтоб на мне землю пахать! ¬ нонечное врем€ покойнику втрое больше почета, чем живому... - ≈гор »ваныч махал руками и кричал. √арасим, в ответ на это, только кашл€нул и пошел, не оборачива€сь, к сохе. - “ы б уж лучше назад шел, а? - сухо намекнул ѕодпр€тов, почесыва€ здоровый глаз. - —казывано, строгости будут... - Ќасчет чего строгости? - встрепенулс€, как угорь, ≈гор Ѕрыкин. - Ёто он говорит, насчет дезертиров у нас плохо, - неожиданно тонким голосом объ€снил —авелий. - Ёвон, Ѕарыков-те с братом тоже недозволен-но вернулись. «ашпын€ли их совсем свои же, зачем не убит, не поранен воро- тилс€. ”ходи, говор€т, из-за теб€ и нам влетит! Ќоне в лесах весь ихний выводок... - “ы мне не накручивай, - мрачно оборвал ≈гор »ваныч, но все лицо его померкло. - “ы уж не мен€ ли за недозволенного прин€л? ƒа у мен€, может, такой мандат есть, что вот съем всех вас и безо вс€ких объ€снений! - и Ѕрыкин т€жело и фальшиво захохотал. - ¬он она, пул€-то... в себе ношу! - и со странной быстротой, задрав до локт€ рукав шинели, прот€нул гр€зную правую руку —авелью. - Ќа... щупай! —авелий, опешив, бо€зливо коснулс€ пальцем того места, куда указывал Ѕрыкин. - ƒа, - поспешно согласилс€ он. - явственный факт... сидит! - “о-то и оно! - взорвалс€ Ѕрыкин. - я грудью ƒенику отшибал! Ќа, гл€ди... - он распахнул шинель, сидевшую пр€мо на голом теле. - ј пулька-то, вон она!! - и с лихорадочной гор€чностью он хлопнул себ€ уже не по правой, а по левой руке. —авелий заметил и опустил голову. Ќачиналс€ дождик. - Ќу, пойду, пожалуй! «асто€лась кобылка-те, - решилс€ вдруг —авелий, кива€ на западный угол неба, откуда ветер и где кружила больша€ черна€ птица. - ƒома-то все благополучно у нас?.. - остановил его Ѕрыкин. Ќедавнего оживлень€ его как не бывало. - ƒом стоит... ничего себе... дом... - отвечал —авелий. - ƒом как дом. Ѕольшой дом большого хоз€ина требует. “имофевна сказывала, венец подгнил да крыша стала течь. ј так дом как дом. ѕридешь - починишь. - я про жену спрашиваю... - терпеливо ждал ≈гор. - ¬от ты говоришь, жена-а! ј кто чужой жене судь€? –ази ты можешь мою жену судить? ј €, может, не хочу, чтоб ты мою жену судил. я сам моей же- не хоз€ин! - и —авелий торопливо пошел прочь. Ѕрыкин тоже пошел дальше. Ќо чем ближе подходил к селу, тем более слабела вол€, така€ сильна€, когда из теплушки ускользал. ќн ускорил шаг, на последнем заулке чуть не сбил с ног ‘етинью, бабу злую, разго- ворчивую. ѕес у Ѕрыкинского дома не пола€л. "—дох", решил про него ≈гор »ваныч. ¬сход€ на крыльцо, вздрогнул, когда половица скрипнула под ним. Ќа крыльце остановилс€ и окинул все привычно-хоз€йским взгл€дом. Ѕольшой упадок проступал отовсюду наружу. √р€зно было. » лавка, собственноручно крашена€ Ѕрыкиным в цвет небесной лазури, была сильно порублена. " орм свинь€м рубили. Ёк, бесхоз€йственно!" - осудил ≈гор »ваныч, скольз€ угрюмым взором дальше. ѕоказалось, что нарочно кто-то, злонравный, надругалс€ над красотою Ѕрыкинского крыльца. ¬ хвастливых, синих и розовых завитках резьбы не доставало целых кусков, местами облу- пилась краска... ≈гор »ваныч перегнулс€ в палисадник и увидел в луже большой осколок резьбы, совсем уже почернелый, выбитый, быть может, год назад. ќзл€сь, закусив губу, в порыве хоз€йственной заботливости, он обежал крыльцо, вынул осколок из воды и торопливо стал прилаживать его в выбоину. ”же не бо€лс€, что кто-нибудь увидит его.  усок разбух от воды и не входил в гнездо. Ѕрыкин скинул суму свою на крыльцо и так увлекс€ делом, что когда не достало ему молотка, он своеобычно вбежал в сени... «десь он и встретил јннушку. Ѕольша€ и устала€, как-то привычно-страдальчески вып€тив живот, она шла с подойником в руках пр€мо на мужа. ”видев, она выставила руки вперед и так сто€ла, расшир€ обесцвеченные беременностью глаза. - ћолоток-то где у нас? - нетерпеливо спросил Ѕрыкин и вдруг заметил какую-то незнакомую доселе несуразность в јнниной фигуре. ќни сто€ли молча друг перед другом, - она - пахнуща€ теплым, ко- ровьим, - он - оглушенный, блуждающий среди догадок, одна другой злее. - ¬от как! - сказал с открытым ртом ≈гор »ваныч и как-то зловеще сн€л с себ€ шапку. - Ќу-к, в избу тогда пойдем. “ам и разговор будет... ќна пошла впереди, незащищенна€ с тыла ничем, покорна€ и сжавша€с€. ¬ойд€, она поставила подойник на лавку и так же, не оборачива€сь, сдела- ла четыре шага вперед. “ам она прислонилась к печке и закрыла руками ли- цо, так что выгл€дывал сквозь пальцы только один круглый ее глаз, - го- това€ ко всему. - ћать где?.. - спросил ≈гор »ваныч, сто€ у двери и блужда€ сощурен- ными глазами, точно выбирал что-то, пригодное руке. ¬друг он быстро пригнулс€ и выхватил из-под лавки круглое, тонкое полено и оп€ть сто€л, неподвижный, маленький, сухоростый, вымеривающий врем€ женину брюху. - ѕриступленье закона! - звонко сказал он и, словно толкнуло его, сделал шаг вперед, отвод€ полено за спину. јннушка все молчала, приковавшись взором к полену в мужниной руке.  огда полено скрылось за спиной, она точно сразу на голову выросла и ли- цо ее как бы распахнулось под сильным порывом ветра. - Ќе дамс€!!. - глухо, со стиснутыми зубами закричала она. - Ќе дамс€ тебе! Ёто ты сам неплодный, холощеный... ћен€ корил, что у бабы брюхо пустует. ј € вон кака€! √л€ди, вон € кака€!! –ебеночка теперь рожу... Ќа!.. - и наступала на него, брюхом вперед, сме€сь, бесну€сь и плача, больша€ и страшна€. - ... ну-ну, утихни! - бормотал оторопелый Ѕрыкин. - „то ты кричишь! Ќу, зачем ты кричишь? ќн в замешательстве сел на лавку, губы его дрожали, и сам он весь дрожал, и полено дрожало у него в руке. ќн был несравнимо жалок своим голым телом, видневшимс€ из-под шинели. ¬озражений на јннушкин выпад в нем не находилось. - Ћюди-то знают? - спросил он, куса€ ноготь и гл€д€ на кос€к стола.
в начало наверх
- Ѕрюхо-те? - со злобой откликнулась јнна. - ј как же не видать. “ы мен€ брал - барыней обещал сделать!.. ’ороша барын€!  обыла - и та бары- н€! Ѕатрачкой мен€ сделал...  ак же люд€м не видать, ведь не слепые. ¬есь день на глазах у них!.. - она всхлипывала в промежутках крика и слез не вытирала. - «ачем ты мен€ заманил, зачем? Ќу, показывай, что принес... чего наслужил там, показывай! Ќо ≈гор »ваныч уже отступал по всей линии. ¬се его рассуждень€ о жиз- ни, о незыблемом счастьи, о семье и человеческом достоинстве были см€ты јннушкиным гневом раз и навсегда. - Ќу, что же, - вздохнул он, потер€нно вдавлива€ пальцы в щеки себе. - ¬се, значит, напрасно... —ам себ€ обворовывал, а так ≈горкой “арары и осталс€... “арары! - засме€лс€ он. - ¬се в тарары и просыпалось!.. - Ўинель-то хоть сыми... - неча€нно пожалела его јннушка. Ќо он повернулс€ и вышел на крыльцо. «десь он посто€л с полминуты, осунувшийс€ до потери сходства с самим собою. ѕотом подошел в угол крыльца и смаху, коротким, злым ударом сапога ударил в дерев€нную резьбу крылечной стенки.  усок резьбы, слабо хрустнув, вылетел наружу. ≈гор »ваныч перегнулс€ через край и с €ростным удовлетворением смотрел, как, упав в лужу, заволакивалась резна€ завитушка серой, взбаламученной гр€зью. - ”х-ты! - пуще взъ€рилс€ ≈гор »ваныч и, уже не помн€ себ€, бил тем же березовым поленом по резьбе. - ј-а, розова€?.. - сквернословил он и остервенело уничтожал то, на что когда-то ушел целиком весь восторг не- большой его души. ћожет быть, и от всего дома оставил бы ≈гор Ѕрыкин только кучку дере- в€нной трухи, самому себе на посме€нье, если б не остановила его нова€ встреча. ћать бежала к крыльцу по глубоким деревенским гр€з€м, спотыка- €сь и скольз€. - „его-ты, мошенник, чужое-те крыльцо сапожищами лупишь! - кричала издали мать. ќн повернулс€ к ней, но все еще она его не узнавала. - я-т тебе, вшивому... - она не докричала, пораженна€ бессмысленно-стекл€нным взором сына. - ≈горушка, голубеночек, ужли-ж ты жив?.. - ...и березу подруб€т, так она жива... - надрывно вырвалось у ≈гора, сто€вшего перед матерью с голой грудью. - ѕоесть-то нашел себе, голубеночек?.. », повину€сь властной материной ласке, ≈гор »ваныч заплакал, тут же, сид€ с ней вместе на ступеньке крыльца, обо всем, что было в молодости пущено прахом. ћать тоже плакала, о том, что до лихой солдатской €мки докатилось сыновнее €блочко. ќб јннушке они не сказали ни слова, но оба думали о ней... ѕасмурный день тот гудел. “репались в ветровом потоке голые сучь€, оседал снег. Ќа галерейке —игнибедовского амбара, свесив босые ноги вниз, сидела ћарфуша-ƒубовый-язык, известна€ на всю волостную округу по- лудурка, и пела негромко и т€гуче, в тон ветру. ¬сю свою дурью жизнь провела ћарфуша в глупых мечтань€х о несбыточном женихе. ≈е и дразнили и гнали за это, а она сама слагала ему песни, неразборчивые и темные как глухонема€ речь. ќна и пела их нескончаемо, на ветер, приткнувшись где-нибудь на юру. - “ак и теперь: высоко подоткнув гр€зный подол холс- тинной, грубой юбки, сорокалетн€€ и растрепанна€, она болтала ногами и гнусила что-то, пон€тное ей одной. - ћешок-те твой, что ли? - тихо спросила мать, подбира€ со ступенек ≈горову суму. - ћой... - ≈гор »ваныч с тоской выгл€нул на —игнибедовский амбар, где ћарфушка. - „то-й-то гнусит-то она, ровно отпевает кого... - пожаловалс€ ≈гор »ваныч. - ƒа ведь как!.. - вздохнула мать и морщинистой ладонью вытерла себе лицо. - √лупому всегда песн€... III. »стори€ «инкина луга. «ав€залс€ узел спора накрепко, и ни остра€ чиновна€ башка, ни тупа€ ур€дницка€ шашка не могли его одолеть. Ўли от узла толстые, витые, пере- путанные корешки. Ўли в спокойную глубь давнего времени, в людей, в кровь их, в слово их, в обычай их, в каждую травину, из-за которой спор. ƒавно, в то смешное, леновое врем€, когда еще и второй јлександр на –оссию не садилс€, обитал, богатейший помещик в этом краю, »ван јндреич —винулин. Ѕыл »ван јндреич этакий огурец с усами, сердитый и внуши- тельный. Ѕыло в его лице по немногу ото всех зверей. ¬ладал он наследственно и безответственно обширными угодь€ми: лесами, прудами, лугами, деревн€ми и пустошами и всем тем, что водилось в них: и зайцами и волками, и комарами и мужиками, и вод€ными блохами. ∆ил —вину- лин сытно, привольно и громко; зайцев и волков собаками травил, комарей просто руками, до вод€ных блох никакого оброчного дела ему не было, му- жики же ему пахали землю. — самой юности бороли барина —винулина страсти. ѕосле женитьбы выво- дил тюльпаны самых неестественных, кудр€вых сортов. ѕосле смерти жены, стареющему, приспичили бабы и голуби. » долго рассказывали деды внукам, как, на крыше, в одном белье сид€, видный на всю округу, махал »ван јнд- реич шестом с нав€занной на него бабьей новиной... ѕод конец жизни прис- тупила к »вану јндреичу страсть редкостна€ и пагубна€ - гусиные бои. ¬ начале зим созывал гостей со своего уезда —винулин, и приезжали гости с домочадцами, собачками, попуга€ми, дурами, гайдуками и, конечно, гусаками, потому что и на соседей перекинулась гусина€ зараза. ¬ Ќиколин день рассаживалась гостина€ публика по сторонам большого дерев€нного круга, сделанного наподобие обыкновенного сита, с тою только разницей, что были стенки сита простеганы ватой и обшиты красным бархатом. √усак птица нервна€, твердого места при бое не выносит, от твердого места рас- сеиваетс€ и тер€ет злость, вследствие чего и получаетс€ меньша€ красота бо€. ƒо этого путем собственного ума и долгого опыта дошел —винулин.  ак-то раз приехал на Ќикольские бои соседний помещик, человечек, по- хожий как бы на лемура, с той еще особенностью, что чудилось, будто у него под подбородком дырка, и оттуда борода круглым торчком - человечек некрупный, но занозистый, одним словом - Ёпафродит »ваныч “иткин. ƒруг дружку не взлюбили с первого взгл€да —винулин и “иткин, но вида не пока- зывали. - Ўел бой своим чередом. ¬сех приезжих гусаков вот уже три года побивал, играючи, на первом же круге, хоз€йнов знаменитый гусак, наполи- танский боец, Ќерон. ѕтица - замечательна€, почти вс€ гола€, плоскоголо- ва€, чистоклювна€, в весе не уступала и тулузскому, а по красоте шейного выгиба только с лебедем и сравнить. √лаз у Ќерона был особенной бирюзо- вой €ркости, а если прин€ть во вниманье, что количество злостности в гу- саке определ€ют знатоки как раз по голубизне глаза, легко догадатьс€, что был Ќерон пылок, как целый батальон становых. ¬ самом конце бо€ привстал тихонько Ёпафродит »ваныч и сказал посреди всеобщей тишины: - ¬иноват. Ќе дозволите ли вы теперь, »ван јндреич, моего гусачка к вашему подпустить. √усачек мой имеет китайскую породу бойцовую. Ѕогдыха- ны таких вывод€т трудами всей жизни, чем и прославлены. ќчень любопытно, как Ќерон с ним расправитс€. »ван јндреич подусники себе расправил и одобрительно засме€лс€. ќсо- бенностью »вана јндреича было говорить одними согласными: - ѕжалст, - говорит. - —делт эдлжение, ѕфродит ¬анч!  ак вшему щлкпе- ру прзванье? - ј прозванье моему щелкоперу —ифунли... пушистенький, в первый год два фунта перьев одних дал, да пуху полфунта... - „то ж ты его, щипваешь? - загудел —винулин. - ѕдушки нбиваешь? - Ќет... а это € только так, из интересу к породе! Ќа другой день, после ранней обеденки, и увидели гости китайца —ифун- ли. “оже полу-лебедь, светлосерый с прочернью, - темно-бурые полоски ук- рашали ему тыльную часть. √олос имел —ифунли грубый, - м€са на —ифунли не так уж значительно, зато на носу черна€ шишка размером небольшого €б- лока. ¬ €блоке этом и находилось средоточие гусиной €рости. Ќо, что сра- зу же отметили все присутствующие, позвоночник у —ифунли были еле при- метно искривлен, в виде буквы S. Ёпафродит »ваныч гусаковых качеств не утаивал и с веселой готовностью сообщил, что это нарочно так богдыханы делают, чтоб придать разнообразие бойцовскому удару, - один в упор, а другой как бы и плашм€. Ќерон, выпущенный к —ифунли, очень ерепенилс€, гл€дел на урода с нас- мешкой, - по крайней мере одна мелкопоместна€ утверждала, €кобы видела, как усмешка пробежала поперек гусиного лица.  итайский же противник его даже как будто зевал со всей китайской спесью, выража€ этим неохоту свою сост€затьс€ со —винулинским франтом. Ѕой началс€. ќба огромные, они схо- дились как две тучи. ÷елых два часа, счита€ перерывы, длилс€ бой.  итаец сердилс€, а Ќерон с ним шутил, клевал его и справа и слева, и даже, пе- рескочив на другую сторону, клюнул ему в совсем непредвиденное место. Ќа такое гл€д€, гости замолкли. “олько —винулин и “иткин, сид€ р€дом, синели от приступов хохота, подъелдыкива€ друг друга. - „то эт-ты крхтишь, ѕфродит ¬анч? - ј это € кашель, извините, задерживаю!.. ¬ это самое врем€ —ифунли налез на Ќерона вплотную на средине сита и ударил его семью мелкими ударами. Ќерон упал замертво. ≈го унесли чуть всего не переломанного, негодного даже к столу. Ќа могиле его впос- ледствии посажен был тюльпан —винулинской выводки, очень похожий на по- койного Ќерона. »ван јндреич стал страдать от тоски по Ќероне и однажды унизилс€ до того, что собственнолично поехал к “иткину за ћочиловку, на его непутные бугры. “ам он предложил купить китайского гусака, хот€ бы и за большие деньги, хот€ бы и серебром. - —трдаю... - вздохнул —винулин. - ∆ивот пучит?.. - ехидно переспросил “иткин. - Ќет, от Ќерона. ѕрдай китайца! “иткин засуетилс€: - ƒл€ соседа - в сражение готов итти! - вскричал он и помахал ла- донью. - ј гусачек у самого у мен€ гвоздем в сердце сидит... √лазунью из китайских €иц могу сделать, очень, знаете, стихийно выйдет, то-есть вкусно! ј продать не могу... - ѕрдай, ѕфродит, - молил —винулин. - Ќе могу-с. ј вот оборотец один могу предложить! - √ври, - просипел —винулин. “иткин погладил —винулинское колено. - √оликову пустошь нужно мне заселить, а мужичков у мен€ нету. Ќе да- дите ли мне сотенку на вывод, а € вам за это —ифунли с трем€ —ифунлихами на собственных руках предоставлю! ѕользуйтесь тогда хоть пареным, хоть жареным, хоть живьем... —винулин только посвистел, но уже за порог не мог выступить без —и- фунли.  стати: у —винулина мужик водилс€ в тыс€чах, зажиточный и плодо- витый. ѕри подобной игре сердца сотн€ мужиков была —винулину не расчет. «автра же разделил »ван јндреич село јрхангел пополам и половину, разо- ренную, ревущую, послал к барину “иткину засел€ть √оликову пустошь. »ван јндреич, будучи человеком высочайших чувств, чтил —ифунли как живого человека, содержа в гусиной роскоши. „ерез год, на Ќикольские же бои, привезла та, мелкопоместна€, простого арзамасского гусачка-бел€чка, с обыкновенными оранжевыми плюснами. «ахватила с собой барын€ не сильно- го, но и не слабого, чтоб вдоволь поиздевалс€ над ним —ифунли, прежде чем лишить жизни. Ётим хотела она подольститьс€ к —винулину, через пос- редство обширных св€зей которого положила она устроить карьеру сына сво- его, ѕетюши. Ќа второй день боев выступил —ифунли против захудалого ар- замасца и поплыл на него, сто€щего в недоумении, как огромный, затейли- вый корабль. —ифунли зашипел, расправил крыль€, а —винулин даже пошутил: - ћен€, дрнь, пердрзнивает!.. “олько когда уж некуда стало арзамасцу отступать, взъершилс€ арзама- сец, выкинул шею вперед, да клювом попридержав китайца за шишку, хватил его наотмашь и всторчь т€желым своим крылом. Ѕарын€, владелица арзамас- ца, закричала и повалилась на пол, подража€ в этом —ифунли, убитому на- повал. —винулин стал после того чахнуть и умер в одногодье. ќсобых вредов от его смерти никому не случилось, а сынок на отцовских похоронах даже потирал руки и прищелкивал €зыком. ѕоминки по отце справ- л€л он —ифунлихами. Ќо не в —винулине и не в —ифунлихах тут дело. “иткинские земли, а следовательно, и √оликова пустошь примыкали с востока к владень€м —винулина, именно - к огромному —винулинскому лугу, называлс€ луг - «инкин луг. √раница между владень€ми шла по ћочиловке реке. ѕосле шестьдес€т первого года весь тот луг отошел к селу јрхангел, ибо было такое стремление - надел€ть мужиков из помещичьих земель. ѕро- данные же “иткину получили и “иткинские земли: кувырки да бугры да овра- ги, перелесицы да жидкие, нежилые места. ќт «инкина же луга не получили “иткинские ни вершка, хоть и лежал луг всего в полуторых верстах от их села, пр€мо под окнами. ¬ыходила €вна€ несправедливость, потуже зат€нул- с€ —винулинский узелок. “ут как-то, лет через дес€ть после освобождень€, послали “иткинские мужики к бывшим —винулинским людей с ходатайством: не отдадут ли миром хот€ бы третинку заветного луга, хот€ бы и не даром. Ќа —винулинских да- же смехота напала: - Ќет, - говор€т, - не дадим. ¬ы - “иткинские. Ќа “иткинских земл€х.
в начало наверх
Ќе видать вам «инкина луга! ѕосланные люди говорили сперва со смирением: - Ќехорошо, земл€чки. »з одного села, из јрхангела, повелись мы с ва- ми. Ќе наша вол€, а зла€ барска€, что выкинули нас на комариные пустоша. ”ступите хоть пуст€ковинку. ќт нас всего полторы версты, а от вас п€т- надцать цельных! ” вас земельных статей уйма, а мы на “иткинских ровно на п€таке живем. —винулинцы свое ладили: - Ќе просите, не дадим. Ќам чужого добра не нужно, а свое крепко дер- жим. » слез не лейте. ¬аша слеза тонка€, нашего крепкого слова не подмо- ет. ћы и сами, эвона, лесами-то что бородой обросли. »шь лезут! - и мах- нули рукой на леса. - “ам, на лугу, и теперь-то всего триста п€тьдес€т дес€тин, укос самый незначительный. ј лет через двадцать и совсем будет кажному едоку по три раза косой махнуть. ќбиделись посланцы: - „то ж вы нас покосов наших лишаете. ¬се равно что воровское ваше дело. ћы вас ворами будем звать. ¬оры вы и есть! ј тем хоть бы что: - ј вы - гусаки. ¬ас барин на гусака вымен€л. √усаки вы, хр-бр-гр... “ак разделилс€ јрхангел на √усаков и ¬оров. ј тут перепись подошла, закрепились прозвань€ сел в больших царских книгах, привыкли и смирились мужики, стали: одни - √усаки, другие - ¬оры. Ќа прозвань€ смирились, но не в луговой т€жбе. ¬озник спор, и спор родил злобу, а из злобы и увечь€ и смертные случаи вытекали, потому что и до кос неоднократно доходило дело. ј был обширен и обилен «инкин луг, четыреста п€тьдес€т дес€тин, на все четыре стороны вид: небо. ќбтекала его ћочиловка, непересыхающа€, родникова€, питающа€с€ из дальних, за ¬орами, болот. ћесто поемное, а над ним солнце ходит знойкое и неистовое. ќтсюда в покосы бывает на «ин- кином лугу дика€ от цветов пестрота, слабому глазу гл€деть нестерпимо. ћутит голову парное цветочное дыханье, слабого может даже и убить. ј на том берегу, на высоком ћочиловском бугру, сидели √усаки и зарились на уворованную землю. —тали судитьс€ √усаки, послали несчетно бумаг. ƒа тер€лись где-то в зеленом сукне слезные √усаковские прошень€. ¬оры же, едва про √усаковс- кие бумаги проведали, тотчас нан€ли прохожего сут€гу, и тот им настр€пал целую кучу таких же. »х и послали в противовес. ¬рут-де √усаки, нет в «инкином лугу п€тисот п€тидес€ти, а всего триста п€тьдес€т. ј это черна€ зависть их 350 до 550 возвела. ƒаже приложена была просьба, чтоб наказа- ли господа судьи непокорных √усаков за злость и €беду и за беспричинное тормошенье высших властей. Ќырнула ¬оровска€ бумага в зеленое сукно, там и заглохла. ј уж врем€ прошло. ƒеды, которые дело зате€ли, уж и померли, и травка на их могил- ках извелась вс€. ј писали √усаки и ¬оры каждый год по бумаге. Ќе было выхода из т€жбы, как из гор€щего дома. —тало от бумаг припухать зеленое сукно...  стати подошло: в те времена, когда третий јлександр государил, выискалс€ человек незан€тый. ќн бумаги вынул, дело обмозговал и рассудил так: послать на «инкин луг двух землемеров из губернии, чтоб обмерили и дознались, котора€ сторона врет. ѕриехали землемеры, поставили вехи и приборы свои по лини€м «инкина луга, стали записывать. «аписав, прин€лись клинь€ рулеткой обмеривать и колышки забивать. ћаленькие √усаковские реб€тишки, четверо, в ћочиловке купались. ќдин, самый голопузый, загл€нул в трубу - понравилось, потому что все вверх ногами стоит. Ќасмотревшись, спросил у землемера, который ему в трубу дал гл€деть: - ј это что?.. - ј это рулетка называетс€. - ј она долго у теб€, д€денька?.. - –улетка-то? - засме€лс€ землемер. - Ќадолго, малец, надолго. - ј до “аисина дома хватит? - спросил мальчишка, обсасыва€ палец. - » до “аисина хватит... - рассе€нно согласилс€ землемер, записыва€ в книжку. ѕомчались шустрые реб€тишки, как четыре развых ветра, наперегонки, рассказать матер€м, кака€ у д€денек длинна€ железна€ веревка, - они ею луг мер€ют, и еще труба, в которой все наоборот стоит. ћатери сказали отцам-√усакам, а √усаки тут же порешили не допускать обмера. - Ќе допустим! - кричал слепой старый дед Ўафран, стуча костылем оземь. «вали его Ўафраном за медовый цвет плеши. - «емл€ не ситец, ее мер€ть нечего. ќни, может, тыщу намер€ют, а на нас штраф за враку нало- жат. ј намер€т меньше, так и совсем ничего нам не останетс€, кроме как речка - утопитьс€ нам в ней с гор€. Ќе дадим!.. Ќе успели землемеры третьего колышка забить, как увидели: бегут на них √усаки с косьем да с вилами. «емлемерские ноги длинные, как циркул€; ими только и спаслись землемеры от смерти, но приборы свои оставили, по- тому что дороже вс€кого прибора собственна€ голова. ќтсюда новое дело началось, об оскорблении должностного лица в неу- рочное дл€ того врем€. Ќовую бумагу захлестнуло зеленое сукно, и оп€ть все затихло до поры. Ќо долго еще служила немалой забавой мальчику јкиму √рохотову трубка от землемерского прибора. ¬сем желающим увидеть баб и девок в опрокинутом состо€нии, давал он смотреть в трубку, а плату јким принимал вс€ко: бабками, €блоками, гвозд€ми и почему-то галчиными €йца- ми, которые копил дл€ неизвестных целей. ѕод конец бабы и девки, завидев прокл€тую трубку, стали придерживать подолы во избежание страма, но при- ток мзды от этого не уменьшалс€... ¬друг, на тринадцатом году жизни, умер мальчик јким от черной оспы. “рубка пришла по наследству от јкима к ѕетьке. ѕетька же зародилс€ неу- дачливым игроком, - промен€л трубку, уже облупившуюс€ до неузнаваемости, соседнему ѕиньке на четыре гнезда бабок. ѕинька был туп как сва€ в воде. ќн стеклышки из трубки повыковыр€л гвоздем, трубку же насадил на палку. ѕалку эту отобрал у него отец его ¬асилий, прозванный ўерба, и употреб- л€л ее, когда отправл€лс€ ходатаем по мирским делам. ѕинька уже поженилс€, как и младший брат его. ј ¬асилий облунел весь, а дед Ўафран помер, сказав в свой последний час: "стерегите землю, ре- б€тки!" - не двинулс€ ни на вершок спор о «инкином луге. ¬се по-прежнему закашивали √усаки ¬оровские покосы и напускали на них скотину. ¬оры ло- вили скотину, приводили во дворы, требовали выкупа за потравы. ќдин раз тридцать голов изловили ¬оры и постановили вз€ть по рублю с головы. ј те говор€т: - ћы на рубль-те пуд хлеба купим. ј ¬оры говор€т: - ј мы продадим скотину вашу, гуси адовы. ј √усаки: - ј мы вас пожгем, блохастых. » рожь вам сожгем. ј ¬оры: - ј мы вас кровью зальем!..  ончилось потравное дело боем, при чем и бабы и мелкие реб€та прин€ли участие, - а ¬оровские бабы драчливы, как куры. ѕришлось ¬орам отпустить скотину запусто, так что напрасно окривел в драке ≈вграф ѕодпр€тов, бо- гомол и грамотей, - напрасно потер€л ребро вороватый мужик Ћука Ѕегунов. ...¬ военный год порешили √усаки на большом весеннем сходе в послед- ний раз спосылать ходоков к ¬орам, не продадут ли хоть четвертинку прок- л€того луга. ¬ыбран был за главного ¬асилий ўерба, - у него и голос и рост длинны и остры как шиль€, хоть хомуты ¬асильем шей. ƒали в придачу ¬асилью п€терых мужиков: двух братьев “имофеевых - за покойность и нев- редность в рассуждени€х, да еще »вана »ваныча, хромого мужа косой жены, первого горлана на весь уезд, чем и гордилс€, да еще дл€ подкреплени€ на случай обиды ѕетю √рохотова, плем€нника ўербы, и Ќикиту шорника, челове- ка русого и медвежьей силы. —овпало, что и в ¬орах и √усаках по шорнику было, оба быковаты, оба невозможного размаха, только √арасим - черный, а Ќикита - белый. ¬ ос- тальном же как будто передразнить хотел один другого своим обличьем. ≈д- ва завидели ¬оры враждебное посольство, обиделись: - Ёк, королей наслали! ƒа у нас и самих такие-те вод€тс€. Ўорником надумали удивить... Ўантрапа ваш Ќикита, во что! ƒа и попали √усаки не во благовременьи. ¬оры на молебствие от мочли- вой весны собрались. ѕоп »ван ћагнитов вышел на озимое вымокающее поле в сопровожденьи мужиков и уже разложил на походном налое св€щенно-обиход- ные предметы, приставив к изгороди богородицу и животвор€щий крест, как вдруг заметил: по бездорожному полю люди идут гуськом. √усаки подошли и покрестились дл€ пор€дка, хоть и слыли за боготступ- ников, а ўерба разгладил седоватую бороду и выступил вперед: - «дорово, мужички. Ѕогу мол€сь! ћолчат ¬оры, уставились кто куда - в чужую спину, в лужу под ногами, в богородицыно, небесного цвета плечо. Ќе ведает смущень€ ¬асилий: - ƒозвольте, мужички, напредь разговор душевный с вами иметь. ј там уж вместе помолимс€. ћы вам и петь подт€нем! “ут от ¬оров ≈вграф ѕетрович вышел коротким шажком. - Ќам с √усаками разговору нет, - сказал он, кривым взгл€дом окидыва€ тусклое небо, несущеес€ в неизвестность весны. -  акой нам с вами разго- вор? ћы гусиного €зыка и понимать не можем!.. - ј почему бы это и нет? «апрещено, что ли? јль долгогривый вам наго- ворил? - пихнул ўерба словом как шилом пр€мо в »вана ћагнитова, торопли- во стаскивавшего с себ€ ризу. » еще крепче оперс€ ўерба на клюку свою с землемерской трубкой вместо ручки. - Ќет, запрета нам не дадено, - ѕодпр€тов отвечал. - ј долгогривого нам не скверни. ћы за долгогривого и посто€ть можем. ј лучше уходите, пока живы, на собственных ногах. Ќе вводите нас во грех перед ѕречистой! ћы, когда рассердимс€... очень может непри€тность выйти! -  акой ты фырдыбак стал, ≈вграф ѕодпр€тов! ћужик ведь! - вступил в речь »ван »ваныч, √усак. - јли пороли теб€ мало по п€тому-те году? ќх жаль, € тебе второго глаза не вычкнул, бесу блохастому... ≈вграф при этом вздохнул поглубже и обернулс€ ко всему миру, ища за- щиты и поддержки, и уже засучивал рукава. √арасим шорник, ни слова не говор€, схватилс€ за кол и, выдернув его из земли легко, как перышко, сделал из него себе подпорку на вс€кий случай. Ѕрать€ “имофеевы на этот раз дело спасли. ¬ыкатились брать€, зажурчали, как два тихих, ровных ручейка: - Ќе серчайте... - взвились жаворонками брать€, - вы не серчайте на »вана »ваныча, мужички! ќн у нас с грехом, одним словом игра природы!.. ј мы к вам с добрыми речами пришли, погл€дите, эвона, нет у нас за пазу- хой ножей. ќчень мы народ-то тиховатый, главное - простой, как мы пони- маем все как есть участвующие дела... - пели брать€ согласным хором, за- вид€ улыбки на угрюмых лицах ¬оров. -  оне-ешно, «инкин луг!.. «инаида ѕетровна была, баринова угодница... с кучером они здесь пороты, конешное дело, а потом и утопли тута от безвременной любви. ћы вам не перечим... одним словом, молчим. ¬ладайте «инкиным лугом бесперечь!.. - ƒа мы и владаем! - сумрачно заметил √арасим, перенос€ подпорку свою из правой руки в левую. ѕет€ √рохотов при этом только носом задвигал, дожида€сь своего череда. Ќикита широко и добродушно улыбнулс€. - ѕогоди, погоди, √арас€, - пели хитрые брать€. - Ќе мешай €блочку цвести, чужому глупому разуму высказатьс€! ” кажного, миленок, разума свое слово есть, а без слова - тогда чурка проста€ выйдет! ћы вам и го- ворим: владайте... потомственно владайте, косите, сушите, наше вам поч- тение!.. ј только вот, - тут брать€ разом переступили с ноги на ногу и разом поправили одинакие картузы, - земли-то у вас, эвона! ћор€ и реки! - и брать€ дружно взмахнули на вымокающее поле рукавами зипунов. - ј у нас дел€нка-те - бороне узко, не пройти! ћы и хотим любовно с вами!.. » винца выставим, будьте покойны... кажной собачке по чарочке!.. ” нас те- перь самогон гон€т очень замечательный, без запаху. ј с медком так ровно мадерца! -  ончай, юла, бормотню свою! ћир дедова не отдаст, - крикнул резко Ћука Ѕегунов, мужик с правым веком ниже левого. —ам косно€зычный, он злилс€ на невиданное красноречие братьев “имофеевых. - Ќа м€со вас продать, дак и то таких денег не насбираешь, сколько наш луг стоит, - съехидил старый Ѕарыков, протира€ рубахой глаз. - ћадерцу-то мы и сами тово, тинтиль-винтиль. ¬ашей не уважит, - по- ворочал губами степенный ѕрохор —тафеев, сельский староста, доныне мол- чавший потому лишь, что держал на руках Ќикола€-чудотворца. ƒень тот был пустой и склизкий. Ќизкие облака дымились. ѕадали скоса на Ѕогородицыно плечо крупные капли обманного дожд€. ¬етер охальничал, залезал мужикам в порты, попу под р€су, бабам под подолы. «нойко было в поле... - Ќу, только ведь вот вопрос, - повысил голос ўерба. - ¬ы уж лучше б продали, клейно бы вышло! ћы ведь вот уж неделю, как скотинку на лужок выгнали!.. - ”ж как ни верти, один кандибобер выходит... - похохотал на высоких нотах »ван »ваныч. - ƒа как же это так?.. - визгнула баба бабам. -  ак же это так выгна- ли?! -  нутиками выгнали, касатка... кнутиками! как обнакновенно! - ј вы как, оглобельками, что ли? - €звил »ван »ваныч, попрыгива€ на месте. -
в начало наверх
 нутиком подстегнешь, она и бежит, скотинка-те... √арасим шорник молча вышагнул из толпы. - “ак, что ли, вы ее подгон€ете?.. - спросил он и бешено взмахнул ко- лом. »вана »ваныча как не бывало, а на его месте сто€л, спокойно посмеива- €сь, √усаковский шорник. - Ѕрось кол-те! ј давай так, на любака! - сказал Ќикита, налету вых- ватыва€ у √арасима кол. ќн бросил кол в сторону и полновесно ударил не- согласного своего тезку по ремеслу в грудь. “от шатнулс€, тр€хнулс€ и быком пошел вперед. ќни сцепились намертво, обвившись руками, и покачивались, грузно об- нима€ взмокшую, взбухшую землю. ќни кр€хтели, точно лез из земли необыч- ный четырехногий гриб. —плетенье их стало так плотно, а круженье так быстро, что возможно было их различить только по цвету рубах, не вынес- ших напр€жени€ тел и ползших клочь€ми по плечам. - ƒрузьишки, стой пр€мо... Ќе выдавайте! - взревел порос€чьим визгом »ван »ваныч, скача вокруг неподвижного ўербы. ƒрузьишки и без того не дремали. —тороны сходились дл€ свирепого, не- равного бо€, числом шестеро на тридцатерых, зуб к зубу, грудь на грудь, как волки из-за волчихи. ј земл€, черна€, вздувша€с€ комьем, покорна€, требующа€ семени в себ€, томилась и млела под олов€нным небом запоздалой весны. ќтец »ван, устрашась, наскоро сматывал с себ€ епитрахиль и вытр€хивал остатки ладона из кадила, когда подбежал к нему дь€кон с засученными ру- кавами и с шестериной в руке. - ƒозволь, бат€... повозитьс€ с ними, а!.. - выпалил он, вороча€ пок- расневшими глазными €блоками. ... ¬месте с дь€коном у дерущихс€ остались и иконы. »ми тотчас же завладели √усаки и пустили их в ход. Ётим разъ€рились ¬оры. ќни лезли плотным скопом на √усаков, загнанных в крохотную лощинку и все еще отс- тупающих, кричали, грозились, взмывали к небу толстые и тонкие кулаки. “е, напротив, отбивались молча. Ќикита все еще не устал ломать √ара- сима, а √арасиму при€тно было разм€ть сгустевшую за зиму кровь. ¬асилью ўербе очень по руке пришелс€ посох его с землемерской ручкой, работал он им как цепом. ј ѕет€ √рохотов, хмельной и статный, вдохновенно и легко и часто невпопад поигрывал кост€ными кулачищами, смехом скал€ ровные свои и уже разбитые в кровь зубы. Ѕрать€ “имофеевы, наоборот, работали мелко, всегда впопад, пустого тычка не было, не сме€лись, а журчали как два ве- сенних ручейка. Ќедаром весенние-то - и камушки в себе влекут! - Ѕой все расходилс€. “ак они до сосн€ка дрались. ѕотом, перейд€ дорогу, березн€к идет, - а они и там дрались. »ван »ваныч, завладев богородицей, высоко держал ее в руках, сто€ на пригорочке с очумелым лицом. » как полез на него √ригорий Ѕабинцов, размахива€ крестом, он и хватил √ригорь€ богородицей по теме- ни. Ѕогородиц в том лапотном краю на лафетинах пишут, а лафетина - сос- нова€ доска, полуторный квадрат двухвершковой толщины, вес - по погоде. √ригорий Ѕабинцов высунул €зык, посто€л и рухнул замертво. - “ут лишь отпустили √усаков... √ригорий Ѕабинцов так и не оправилс€, зато вскоре разрешилс€ извечный спор. —тукнуло второй революцией, полетели дедовы лады вверх тормашками. –аспалось зеленое сукно, и обнажились горы мужиковской бумаги. Ќовый че- ловек, хмурый, подошел к столу, посмотрел в бумагу, и пало на сердце ему сказать так: "ќтдать весь «инкин луг √усакам. ” ¬оров и своего добра с излишком". ... ƒаже и сами √усаки смутились такому скорому окончанью вековой т€жбы. Ѕыл послан ходоком в уездный совет улаживать беду ¬асилий ўерба. Ќадел ўерба кафтан порваней, вз€л посох с трубкой и пошел. -  ак же вы это так, товаришши, - сказал он в уезде, - с маху рубите! ” нас дело кровное, ему скоро век станет. ¬ы уж пообсудите его как сле- дует, по закону!.. - “ак ведь закон-то кто? - засме€лс€ в уезде. - ¬ы сами да € в прида- чу, вот и закон! ћы и отдали вам весь луг. ¬едь нужен же вам «инкин луг? - Ёто уж как есть, - грустно почесалс€ ўерба. - Ќам без луга така€ точка зрени€ подошла, что хоть ложись да помирай! - “ак в чем же дело? - спросил товарищ, вытира€ слезы, проступившие от смеха. - ќ чем же хлопочешь-то? - ƒа как же, - обиделс€ за весь мир ўерба. - —то лет спорим, сколько голов пробили... ј ты пришел да т€п одним почерком пера. ”мные люди, смотри-тка, осуд€т. ћы-то молчим, мы что!.. ј вот что ¬оры скажут... “ы уж отруби, товаришш, ¬орам-то дес€тин хоть с полсотенки, чтоб не обижа- лись!.. “оварищ думал быстро. ќн покачал смешливо головой и приписал в уголке бумаги: "—елу ¬оры выдать из «инкина луга двадцать п€ть дес€тин обрез- ков". ... “огда-то, подобна€ нарыву на старой ране, и взросла обида у ¬о- ров: - Ёто они нам милостыньку выдали! - кричал на сходе ѕрохор —тафеев и топотал сапогами. - јдова родн€! ƒа если нас, тинтиль-винтиль, со всеми нашими животами похоронить, так и то двадцати-те п€ти не хватит... Ёто нарочно √усаки клювоносые подстроили. Ѕросим-де кость собакам, пускай грызутс€!.. Ќичего, смиримс€, мужички... ¬ карман не спр€чут, останет- с€!.. ќтсюда идет последн€€ распр€. ќдно село горой сто€ло за новую власть и через уезд проникло к власти, другое караулило возможность отместить за отн€тые покосы. ќб этом не говорили, но этого не забывали ни на час. ƒаже перестали устраивать рождественные стенки на ћочиловке, куда нароч- но ездили битьс€ с √усаками, не щад€ живота и кафтана.   тому времени, где мы, нет √усаку ворога злей ¬ора, нет злей вору ворога, чем √усак. ... ¬ довершение всего были присланы на —в€той уполномоченные по раз- верстке: —ерега ѕоловинкин и ѕет€ √рохотов. ќба - исконные √усаки, друг на друга похожи как брать€, оба в кожаных тужурках, рослые, победи- тельные. — ними полдюжины солдат наехало. «атихли ¬оры, покосились на винтовки, лукаво перемигнулись с окрестными деревн€ми...  ак-то раз пошутил јфанас „игунов —ереге ѕоловинкину, уполномоченно- му: - «дорово, товарищ, в половину намоченный. —мотри, как бы тебе совсем у нас не вымокнуть!.. —ощурилс€ —ерега на јфанаса и пощупал наган. -  стати сказать, прав- да: имел —ергей ќстифеич, кроме баб и хорошей одежи, не малое пристрас- тие к винишку. (ќкончание следует.)0LёЋ|UglQ?xƒQvяЅ √“ЎsD 6!#,? (#,(,”ЩЩ- Q” `√Щ£ynRЩШ?2(!=2 Эс#_112 Ћеонид Ћеонов. Ѕј–—” ». (ќкончание.) IV. —ергей ќстифеич делает шаг назад. ѕонемногу стал пригл€дыватьс€ к деревенским делам ≈гор »ваныч. ¬се оставалось по-прежнему: шевелилось село, как муравейник на пригреве, вт€гива€сь понемногу в водоворот природы и каждое действие свое сопр€га€ с солнцем. Ќежной ступью май проходил по зелен€м, а ночи дышали густой и клейкой березовой прохладой. ѕриближалось врем€ страд. —о злым исступленьем, захваченный майской спешкой, накинулс€ Ѕрыкин на распадающеес€ хоз€йство.  уда ни обращал взгл€да, везде натыкалс€ взгл€д: гниль, прах, дырка, мышеедина. ¬ омшаннике пол закис и разлохма- тилс€, а во дворе верхний настил похилилс€ и провис, точно брюхо у сен- ной кл€чи; подгнивали венцы. "–азвал, совсем развал!.." - ожесточенно шептал ≈гор »ваныч и, не остыв еще от вчерашнего пота, бросалс€ с топо- ром на разросшеес€ дырье, сам себ€ готовый извести на латки. ј дырки все лезли на него, стрем€сь доканать, а он оборон€лс€ от них с утроенным рвением и топором, и рубанком. ƒаже и во сне виделись ему дырки... ≈гор »ваныч сделалс€ резок и неразговорчив, а на вошедшего не во-вре- м€ соседа замахнулс€ даже. “олько и спасла соседа неожиданность: баран просунул голову в развалившийс€ плетень и забле€л так, как будто угова- ривал: "Ѕросьте вы копошитьс€, ≈гор »ваныч! ¬о вс€кую дырку не напла- чешьс€". ќт черноты мыслей своих пр€талс€ в работу ≈гор »ваныч. Ќочью все ждал, что придут и возьмут его ночные люди. ƒнем - сторонилс€ и людского глаза, и людского смеха, страшась людского сочувстви€ об јннушке. — нею ни разу не заговорил ≈гор »ваныч, с пам€тного дн€ прихода. ј она, исто- мивша€с€ в бессловесной тоске, с сокрушающей злобой ловила каждый мужнин взгл€д. —ердце ее, готовое к гибели, изнывающее от бабьей тревоги, по- корно т€нулось к ѕоловинкину, как ночна€ тл€ к огню. Ќа селе, увид€ —ер- ге€ ќстифеича, если вечер был, шла к нему, тихо покачива€ живот, как бы ползла. ј он уходил от нее в закоулки. ј она забегала вперед и выгон€ла его оттуда жалующимс€ взгл€дом, догон€ла: - ¬озьми ты мен€, —ергей ќстифеич, из Ѕрыкинского дома, - говорила она, злобна€ и кротка€, побарываема€ и стыдом, и страхом. - я тебе как мать буду, ходить за тобой буду. «аместо собаки возьми, дом сторожить. √л€ди, что из мен€ стало! Ѕезответно щурились зеленые —ерегины глаза, и только курносый нос —е- регин, затер€вшийс€ в суровых припухлост€х его обветренного, с краснова- тыми прожилками рум€нца, лица, казалось, сочувствовал јннушкину горю. ѕодергивал витой ремешок нагана —ерега, гл€дел поверх крыш, поверх де- ревьев, куда-то в неживую пустоту. » оп€ть молила јннушка: - ƒруга€ у теб€, знаю. „то ж, слаще она? медом обмазана? » € до теб€, до гуменного чорта, хороша была. ¬ девках красовалась - женихи все поро- ги обшаркали. я их гнала, дл€ теб€ сохран€ла. » не такие были, а ласко- вые, хоть мосты ими мости... Ќу, говори, кака€ ж она - черна€? красива€? молода€?.. - и тормошила —ерге€ ќстифеича за плечо. ќтмалчивалс€ и порывалс€ уйти —ергей ќстифеич, а однажды, разгор€- чась, заговорил: - Ёх... схлестнулись мы с вами, јнна √ригорьевна, в непутный час! » как вы этого не понимаете, что вс€кое на свете имеет свой конец.  онеш- но, € всем люб, потому что € всем нужен. я обчественный человек, служу обчеству. ћен€ и то уж товарищи в уезде попрекают, бабник мол... ћогут, конешно, и накостыл€ть. ј какой € бабник?  онешно, есть у мен€ любо- пытство к женщине, кака€ она, одним словом. - —ергей ќстифеич потер себе нос, словно стереть с него хотел истинные ощущени€ свои. - Ћипнут ко мне бабы, ну пр€мо хоть усы сбривай! ¬едь до чего доходит-то! ћарфутка ƒубо- ва€ пристала намедни и ко мне, и к ѕетьке: возьмите мен€, который-ни- будь. я, говорит, баба хороша€! „уть не пристукнул € ее тогда... ј на вашем месте плюнул бы € на себ€, то есть на мен€. √он€йс€ мол, хахаль, за своими любами, а € мол выше теб€ стою... у мен€ мол муж! - —ам с ним спи, коли нравитс€, - злобно засме€лась јнна. - ј брю- хо-то свое куда € дену? ¬ исполком отнесу? - она с хохотом лезла на не- го, потер€вша€ скорбный облик матери, осатаневша€ и опасна€. - јх ты др€нь-др€нь! „то ж ты со мной, подл€тник, делаешь, в омут гонишь? - ѕустите мен€, јнна √ригорьевна, к исполнению служебных об€заннос- тей, - сказал в этом месте разговора —ергей ќстифеич и, пооттолкнув, прошел прочь. Ќо походка его была уже не прежн€€, играюща€, фельдфе- бельска€, а кака€-то ускоренна€ иноходь. — этого удара преломилась надвое јннушкина душа. ѕеред мужем затишала јнна, жадно ждала его окрика, гневного хоз€йского рывка: гнев сулил про- щенье. ≈гор молчал, уедин€€сь в работу, трав€ жену молчаньем. ƒаже свекровь пожалела јнну, - оценила баба бабью же изменную тоску. Ќа задворки, после пригона скотины, пришла мать к сыну. ѕилил с утра ка- кие-то плашки ≈гор. ѕодойд€, мать почесала переносье. - — чего это ты распилилс€ тут в темноте? Ћучше бы вон сковородник насадил аль лопатку... ’лебы эвон нечем доставать. ѕуще, рывчей заходила пила в узкой ≈горовой руке. - ѕодержи вон тот край, - приказал сын, останавлива€сь вытереть испа- рину со лба. —лышалось в его голосе и неутолимое желание чьего-нибудь сочувстви€, и вместе с тем предостережение от него. - ¬от допилю... - јннушка-те... - начала-было мать, коленом придавлива€ полунадпилен- ный брус. - ј ты молчи!.. - визгнул сын, на всем ходу останавлива€ пилу, даже скрипнула. - ¬ы, мамынька, коли не хотите со мной дружбу тер€ть, вы со мной об этом не заговаривайте. „тоб это в последний раз! “ут, мамынька, вс€ жизнь обижена. ¬с€ кровь, мамынька, горит, а вы прикасаетесь... - ƒа ведь как, ≈гора, молчать-те! ¬ дому как в гробу. ƒа ведь и что мне, разве ж € сужу? - испугалась она, увид€ устрашающие глаза и дрожа- щие губы сына. ќн допилил и, сложив разделанные брусь€ в угол, прин€лс€ остругивать один из них. ћать сто€ла возле.
в начало наверх
-  то ж так делает?.. —перва пилил, а потом стругаешь. Ќаоборот надо, - заметила мать. ќна помолчала, наблюда€ сына, и, когда выискала мгно- венье, торопливо заговорила, пригиба€сь и загл€дыва€ к нему в лицо. - ≈гора, а ≈гора!.. “ы б ей хоть уж волосы нарвал, аль кулаком бы маленеч- ко... „то ты ее молчаньем портишь? Ќе портил бы, не плоха€ ведь. - ”йди! - закричал ≈гор и смаху ударил рубанком по самодельному верс- таку. —о времени прихода мало поправилс€ Ѕрыкин на домашних хлебах, только как-то припухла нездорова€ в€ла€ кожа его лица. “ем страшней было его лицо в бешенстве. ћрак повис над Ѕрыкинским домом. –ос јннин живот, шептались люди, поспевали травы, подходил неостановимый уже удар. ¬добавок ко всему не знал ≈гор »ваныч, кто стал ему поперек дороги к жене. ” матери спросить совестилс€. "—тороной дойду!" - думал ≈гор и все металс€ с топором и гвоздем, растравл€€ себ€ сбивчивыми догадками. ѕробовал через мужиков добратьс€ до жениной правды. Ќо слалс€ ћитрий на јвде€, а јвдей спихивал на ≈вграфа - ≈вграф де сам видел. ј ≈вграф молчал, как ушат с водой. ¬идно было, что бо€лись мужики задеть кого-то. ¬се же одно врем€ думал ≈гор на ¬оровского председател€, ћатве€ Ћызлова, пастушьего сына. Ќо и тут не вышло: всего четыре мес€ца как женилс€ вдовевший ћатвей. “олько возле “роицы разрешилось ≈горово недоуменье. ѕонадобилс€ ≈гору »ванычу матерь€л дл€ дерев€нного ремонта. Ѕыло бы ему в лес и ехать, как все, но не решилс€. ј вдруг накроют, - "кто ты таков есть, лесной вор?" - "ј € ≈гор Ѕрыкин". - "ј кто ты есть таков, ≈гор Ѕрыкин?" - "ј € есть сын своих родителев". - "јга, родителев сын? «начит дезертир.  окошьте его, товарищи!" –ассуд€ это со здравым смыслом, отправилс€ Ѕрыкин за разрешеньем в исполком. ¬ исполкоме и ждала его правда. V. ” ≈гора »ваныча закружилась голова. ∆ара сто€ла как в печи, и напрасно ошалелые от зно€ куры искали уце- левшей лужи, чтоб попить, помочить гребешок и опаленные лапки. —олнца как будто даже и не было, средоточие жара находилось в самом воздухе. ¬исела кака€-то солнечна€ лень и тонка€ желта€ истома над ¬орами.  огда приближалс€ к исполкому Ѕрыкин, встретилс€ ему на полдороге јфанас „игунов, шедший с косами. ќн погл€дел на Ѕрыкина внимательно, но не спросил, здоров ли, далеко ли зашагал. - ¬от к ним иду... Ћесу хочу попросить дл€ капитального ремонта, - само собою сказалось у Ѕрыкина, и он остановилс€ по необъ€снимому стрем- лению задержать свой приход в исполком. јфанас в ответ на это прикинул коротким взгл€дом Ѕрыкина и остановил- с€, уткнувшись глазами в рассохшуюс€, цвета выметенного пола, землю. -  ак гл€деть!.. ясно, дерево не колосина, за пазухой незамеченно не унесешь, - уклонилс€ „игунов и поковыр€л косьем ссохшийс€ катышок конс- кого навоза. - ј только... что ж тебе по доброй-то воле итти? - и он кивнул головой, намека€ на что-то, ≈гору давно известное. - ƒа чего же мне и дома-то сидеть? - загор€чилс€ ≈гор »ваныч. - „то ж € губитель какой или кулак там? ¬  расной армии был, а выйти из дому и не позволено! ѕулю в себе ношу! - добавил Ѕрыкин робко, но места, где пул€, уже не указал. - ѕул€ дело не маленькое, гнет, одним словом, обремененного труда... - лениво согласилс€ јфанас, выковырива€ из колесины навозного жучка. –у- сые волосы его, добела обожженные солнцем, свисали на лицо. Ѕрыкину хо- телось загл€нуть ему в глаза, за скобку волос, знает ли, или только нап- рашиваетс€ на бутылку угощень€. - ¬от тоже сказать, и волк... - сказал вдруг „игунов, поднима€ глаза. -  акой волк?.. - нахмурилс€ глупому слову ≈гор »ваныч. -   чему у теб€ волк? - ¬олк-те? ј вот у отца зарок был: не затрагивай волка попусту, а уж бросилс€, так пр€мо в шею кусай. Ѕрыкин пристально гл€дел в јфанасово лицо. Ћоб у јфанаса был большой и т€жко висел над несоразмерно маленькой, какой-то бабьей, нижней частью лица. √лаза высматривали из глазниц хитро и зорко, только они одни и посмеивались. Ѕрыкин догадалс€, о чем думал јфанас. - ” мен€ вот таким же манером... братишко недавно прибыл. — јндрюшкой ѕодпр€товым... при€тель тебе? я к нему разом - пачпорт покажи. ” него тоже, пачпорт-те, вишь, берест€ной, а бересто-т с березы еще не слупле- но... ј береза-т еще не выросла! я им обоим и наказал: гул€й, говорю, в лесах. Ћес человеку очень, говорю, пользительно. ¬ырой себе €мку и живи в ней. Ѕрыкин озлилс€ и насильственно заулыбалс€: - ƒолжно, шарик у мен€ не работает. “ы прости, д€д€ јфанас, а только речь тво€ мне не по разуму! » куда ты клонишь - не пойму. ј лес мне ну- жен, так и знай... перерубы все подгнивают. ќпасный ты, д€д€ јфанас, че- ловек! » он крупным, нарочитым шагом дошел до исполкомского крыльца. »спол- комский дом, когда-то —игнибедовский, рублен был на старозаветный манер, неистовствовала пестрота раскраски. ” крыльца сто€ли, прив€заны, две ло- шади, права€ - статна€ кобылка под седлом. "Ќе вернутьс€ ли?.." - тоск- ливо мелькнуло последнее соображение. Ќо, ощутив на спине у себ€ насмеш- ливый взгл€д јфанаса „игунова, ≈гор »ваныч, гроха€ сапогами, подн€лс€ на крыльцо и с остервенением распахнул вторую, в сен€х, дверь. ≈го охватила духота тесной каморки. ¬округ стола, за которым бойко поскрипывал пером семнадцатилетний парнишка, председателев сын, сто€ли мужики. »х было шестеро. » у всех шестерых на лицах было написано озабо- ченное непониманье, даже виноватость. ” одного из них как-то особенно понуро выгл€дывал гр€зный клок из дырки на штанах. ќкна были закрыты. ¬ мутное стекло, густо засиженное разным насеко- мым, гудливо билась озверевша€ син€€ муха. ќна искала выхода, но выхода ей отсюда не было. ќтсутствовал здесь обычный изб€ной дух, и воздух, ка- кой-то серо-желтый, пахнул чем-то махорочным, солдатским. ≈гор »ваныч прошел мимо и уже без прежней решимости вз€лс€ за скобку следующей двери. - ¬ам куда, товарищ?.. - сорвалс€ с места председателев сын, второп€х броса€ ручку на стол и изобразив возможную строгость на безусом своем лице. - ƒа €, ¬ас€тка, к папаше твоему... ’очу вот леса попросить, не даст ли, - откровенно призналс€ Ѕрыкин и стал какого-то палевого оттенка. - “ут ¬ас€ток нет, тут общественное место, - бесстрастно отразил ¬а- с€тка. - » папаш тут тоже никаких не имеетс€! » вообще, товарищ... - он не договорил, охваченный пожаром нестерпимого смущень€. - Ќу, уж прости дурака, - съ€звил Ѕрыкин, манерно клан€€сь в по€с. - Ќе знаю уж, каким теб€ благородием и свеличать! Ћюди, сам знаешь, тем- ные!.. ¬ отдалении живем! - Ѕрыкин так смешно подергал всем туловищем, словно вытр€хивал себ€ из себ€ самого, что мужики, все шестеро разом, засме€лись лениво и добродушно. - я тебе не благородие, ≈гор »ваныч... как мы все обитаем землю, тру- довой одним словом... - путалс€ ¬ас€тка. - » потом, эта дверь в цейгауз ведет, а к председателю вот сюда! - и он сам отворил перед Ѕрыкиным дверь. - —адись уж, записывай... трудовой! —енокос ведь! - сказал один, с дыркой на штанах. - “ы нам вот зимой поболтаешь, дремоту разогнать! - прибавил беззлоб- но другой. ≈гор »ваныч слышал это, но уже не сме€лс€ вместе с мужиками. ќн про- лез в дверную щель как-то боком и остановилс€ посреди комнаты. «десь было покойно, просторно и хорошо. «а открытым окном сто€ли €б- лони в цвету, - —игнибедов был хоз€йственен. ќтраженное в гл€нцевой зе- лени €блонь солнце было так сильно, что и на лицах людей, и на всех нем- ногих предметах здесь смутно и при€тно поблескивал прохладный зеленова- тый отлив. Ёта зеленоватость и придавала комнате какую-то необычную чис- тоту, вначале даже непон€тную дл€ глаза. ¬печатление чинности создава- лось огромной и плохой литографией Ћенина, висевшей в красном углу. ” левого окна, закрывшись газетой, сидел большой размерами человек в гладких военных сапогах. Ћица его не видел Ѕрыкин, зато виден был толс- тый перстень на крупном пальце, придерживавшем газетный лист. Ѕрыкин не обратил на него особенного внимани€, более привлеченный другим. Ётот другой, военный комиссар соседней волости, размор€сь от жары и изнемога€ от зевоты, забавно ловил мух на собственном колене. ѕри по€влении Ѕрыки- на он как раз бросил обескрыленную муху под лавку и, встав, закурил па- пиросу, торчавшую у него за ухом, в запасе. - Ќу, € поехал, ћатвей ћаксимыч, - сказал он, вытискива€ сквозь зубы струйку дыма. - я к тебе вечерком заеду, жара спадет... ¬ ѕопузине-т все ѕетр ¬асильич сидит? - ѕетр... - сказал председатель и рассе€нно позевнул. - Ќу вот, € тогда к ѕетру ¬асильичу поеду... —ам председатель был бос и сидел за столом, на котором поверх вороха газет лежала крохотна€ восьмушка серой бумаги. ¬ нее и вписывал Ћызлов тугие свои соображени€, тыча врем€ от времени пером в чернильный пузы- рек. ѕузырек этот, засоренный мухами, давно исс€к и напрасно тщилс€ ныне дать хоть каплю чернильной влаги пересохшему председателеву перу. “ер- пенье ћатве€ Ћызлова было неистощимо: он стр€хивал с пера черную пакост- ную тину пр€мо в угол и с прежней настойчивостью лез в пузырек. ѕисал он медленно, вод€ по бумаге с нарочитой осторожностью, точно бо€лс€ нелов- ким нажимом порвать бумагу или проломить стол и даже самый исполкомский пол. ƒыхание он задерживал, так что порой прорывалс€ из его мощной груди тоненький приглушенный свист. Ѕыло чудно и хорошо наблюдать за ним, как он дрожащей от силы рукой преодолевает восьмушку бумаги. ƒаже и ≈гор »ваныч, останов€сь перед столом, почу€л какую-то непреодолимость в пас- тушьем сыне. ќн подождал, пока Ћызлов не дописал до конца. - „его тебе? - спросил Ћызлов, т€жело дыша разинутым ртом на печать, чтоб отчетливей приложилась к бумаге. - ƒа вот, лесу бы мне, ћатвей ћаксимыч. ѕ€терику бы штучки три... - заторопилс€ Ѕрыкин. - –азрешенье бы! - Ћесу, - задумчиво сказал ћатвей Ћызлов. - ќткуда же € его дам тебе, лесу?.. - ƒа из лесу! ясно дело, не из речки же... - кинул Ѕрыкин, вытира€ пот с лица. - я сам и съезжу! - »з лесу... - повторил председатель, так нажима€ на печать, что где-то в полу хрустнуло. - Ќу вот... - видимо, и Ћызлова одолевала сол- нечна€ истома. - ѕущу € теб€ в лес, а ты там уйму нарубишь. ј ведь мне отчет давать. —прос€т, где вот с этого пн€ лесина?.. - ƒа мне хоть сухостойного... ¬он у школы гарбушинник-то гниет. ≈го и дай! ј мне и не пилить, - уныло вздохнул ≈гор »ваныч, кива€ куда-то за окно. - ј то бы € и сам срубил... Ћес-то что трава прет! - —колько же тебе лесу? - спросил председатель, пр€ча печать в карман широченных, жухлого цвета, штанов. - ¬от там жердей дл€ сушила, мелочи, скажем... ѕ€теричку тоже лесин п€ток... - осмелев, начал перечисл€ть Ѕрыкин, но Ћызлов не дослушал. - «а€вление напиши, - определил Ћызлов. - Ќа какой тебе расход лес, зан€тье свое укажи и кто ты такой, € теб€ не знаю!.. ќдним словом, там тебе ¬ас€тка расскажет. - Ќеужто ж забыли вы мен€, ћатвей ћаксимыч? - обидчиво поершилс€ ≈гор »ваныч. - Ѕрыкина, »вана √аврилыча, сынок €!  ак вы пастушонком, извин€- юсь, с отцом своим бегали, мамынька наша, извин€юсь, все шутили, что в печку вас спать положит. ћамынька нам и сказывали... - очевидно, пам€ть у Ѕрыкина была крепче председателевой. - Ћадно уж... ѕоговаривают о тебе! - нахмурилс€ Ћызлов, уткнувшись в новую восьмушку бумаги. Ѕрыкин, как близко ни касалс€ его Ћызловский намек, не дослушал. „е- ловек, сидевший за газетой, опустил газетный лист, и в нем узнал Ѕрыкин —ерге€ ќстифеича. ќни встретились глазами, и ѕоловинкин, внезапно сму- т€сь, вновь укрылс€ за газетой. ¬прочем, от Ѕрыкина не так-то легко мож- но было отделатьс€. ≈гор »ваныч на цыпочках перебежал в ѕоловинкинский угол. Ќо не смущенное лицо —ерге€ ќстифеича, а нечто совсем другое и не- ожиданное привлекло Ѕрыкинское внимание. ќдновременно сюда вошли все шестеро давешних мужиков. „увствовалось, что принесли они какое-то см€тение, даже возбужденность, даже гнев. ¬ол- нение их разом передалось и Ѕрыкину, - он задышал усиленней, как перед скачком. ћужики стеснились к председателеву столу. - ƒа что ж это, ћатвей ћаксимыч, сынишше твое с нами делает! - €рост- но возгласил передний мужик с черными блест€щими волосами. - ѕр€мо дух вон! - объ€вил, быстро морга€, другой. -  ак мы на торфу работали по весне, то-есть девки наши, одним сло- вом... - пискливо и звонко объ€сн€л третий, нечесаный. - Ќам и сказал заведующий-те, что-де с теб€, ѕрокопий, гужа не потребуют. ј ноне, в са- мый покос, оп€ть в подводы тащут! - он налезал на председателев стол, шумно хлопа€ по ладони кулаком, точно в ладони и сидел торф€ной заведую- щий. - Ёто нам, ћатвей ћаксимыч, не подходит! ћужики, они доверчивы, за- чем, скажи, их омманывать!? ћужика не нужно пхать, мужик пригодитс€. ј то ведь мы пойдем счас туды и трубу уроним, чтоб не было заблуждень€...
в начало наверх
как от трубы все идет, одним словом. - » уроним... €вственно, что уроним, - твердо повторил коренастый, охромевший в прошлую войну, ≈фим —упонев. - „то ж это такое! —овсем, значит, заанулировать нас хот€т. ј мы не дадимс€. ћы до самого Ћенина дойдем. “оваришш, скажем, все с чем боролис€ и к тому пришли?.. Ќам каж- на€ подвода не во времени все равно, что кровь пролить... - ¬о-во! ¬ кровь, в кровь! - не дослышав по глухоте, вылезал из мужи- ковской кучи самый маленький по росту, с головой самоварного обхвата. Ћызлов, ничего не понима€, вскидывал глаза то на одного, то на друго- го, а те все напирали, су€ гр€зные слежавшиес€ бумажки в председателев нос. - ѕогодите, погодите... - начал Ћызлов. -  онечно, государство не имеет против вас заднюю цель. ј насчет этого вы к заведующему и обрати- тесь. Ќе имел он права вам таких бумажек выдавать, чтоб освобождать от гужа. - ƒак ведь он уволен, заведующий-те... - вылез задний. - ”волен он! - басовито сказал крайний справа, в коротких сапогах, тоже бывший солдат. - ћы уж ходили, там ноне другой сидит... - Ќам ходить некогда... ћы тебе поверили, ты нам и отвечай! - прокри- чал старик с дыркой на заду. ...ј ≈гор »ваныч тем временем вел свою острую игру с —ерегой ѕоловин- киным. ќн забежал справа, но тот и газету перенес вправо. “огда ≈гор »ваныч перебежал влево, но и газета, соответственно, передвинулась вле- во. “ут ≈гор »ваныч привстал на носки и загл€нул поверх газеты. Ћицо —ергей ќстифеича вздрагивало подоби€ми молний, как небо перед бурей, а на лбу проступил пот. - “ы что, ровно муха, на мен€ лезешь? - огрызнулс€ ѕоловинкин, и руки его, вдруг ослабев, сами опустились на колени вместе с газетой. - ѕиджачок-то... - не своим голосом прохрипел ≈гор Ѕрыкин в самый раскрытый рот уполномоченного, приседа€ в согнутых колен€х: - ...переши- вали пиджачок-то?.. јли и так подошел?!... - и прот€гивал палец, поре- занный вчера и теперь обмотанный гр€зной тр€пицей, пр€мо к своему пиджа- ку, сидевшему на ѕоловинкине, и правда, как-то подозрительно. ѕиджак этот был куплен ≈гором к свадьбе, куплен был на возможное брю- хо и рост, в нем и венчалс€, хороший пиджак, синий с искоркой, сохран€л- с€ под нафталином в јнниной укладке. - „то ж ты хочешь этим сказать? - подгиба€ напр€гшуюс€ шею, быком ус- тавилс€ в ≈горов перев€занный палец ѕоловинкин. - ”крал € его, что ли?! —ама же тво€-то и подарила мне... - он метнул просительный взгл€д на председател€, но тому с мужиками было только до самого себ€. - ¬озьми свой пиджак, коли нужен... ќн, к тому же, и тесен мне, в плечах тес- нит... - неловким голосом предложил ѕоловинкин, дела€ движень€, точно жег плечи ему јннин подарок, и вытер лоб ладонью. - „то вы! что вы!.. - замахал на него руками ≈гор »ваныч, как в при- падке безумь€, перегиба€сь в по€снице то туда, то сюда. - ƒенно и нощно за вас, благодетелей, бога молим... что посетили вы сирую домуху мою... не погнушались! - он с надрывом ударил себ€ в грудь и одновременно смах- нул с губ пену неистовства. - ќсеменили, можно сказать!.. Ќосите, носите на здоровьице пиджачок мой! ¬ морду еще мен€ ударьте, ну ударь, ну!! - ѕоловинкин сто€л, как каменный, перед комаром, досадливо звеневшим перед глазами. ¬се лез комар: - погоди! “репачком заставим вас ходить! живо- тишко мне лизать станешь... гусак жирный!.. - Ќе доберешьс€, пожалуй, - попробовал посме€тьс€ —ергей ѕоловинкин, пробужда€сь от каменного своего оцепенени€. - „то ж, петушиное слово знаешь, что ли?.. что и не доберусь до те- б€... - €рым шопотом издевалс€ Ѕрыкин. - ’лопушек твоих, думаешь, побо- имс€? - кивнул он на наган и ручную гранату, подвешенную на ремешке к ѕоловинкинскому по€су. - Ќе в хлопушках, братец, дело, а высоко, братец ты мой, поставлены! - затеребил усы ѕоловинкин: признак того, что гневалс€. -  ем же ты, батюшка, поставлен? - прикинувшись старухой, прошамкал Ѕрыкин. - Ѕогом, что ли?.. - „ортом!! - гаркнул, окончательно озл€сь, ѕоловинкин и, показав Ѕры- кину €зык, прошел в дверь. ¬торой конь, статна€ кобылка, принадлежал, видимо, ѕоловинкину. „ерез минуту с улицы донесс€ до Ѕрыкина мерный ее топ. ≈гор »ваныч успел добе- жать до окна. “о, что он увидел, еще больше взъ€рило его. ѕо пустынной и пыльной улице, залитой неистовым солнцем, уезжал ѕоловинкин. ’уд€ща€ ѕодпр€товска€ собачонка надрывалась от ла€, верт€сь у лошади в ногах. —ергей ќстифеич махнул хворостинкой, кобыла ринулась вперед, а собачонка оторопело замерла перед облаком пыли, побита€ и растер€нна€. ћужики все еще гудели, но уже тише. ћатвей Ћызлов звучно отчитывал ¬ас€тку за не в меру ревностное ведение дел. ¬ас€тка гл€дел мрачно. - ƒекрет был про гуж, - в дес€тый раз оборон€лс€ ¬ас€тка. - “ретий пункт! - “ретий есть, значит - и четвертый будет! - наступал отец. - Ќет там такого... - все больше рум€нилс€ ¬ас€тка. ...ѕолдневна€ жара стихала, но все - и избы за окном, и лица мужиков, и бела€ председателева рубаха, - все было кумачево-красным дл€ выпучен- ных ≈горовых глаз, по всему бегали одинакие юркие кружочки головокруже- ни€. ƒаже прохладна€ зелень €блонь, нагрета€ зноем, испускала, казалось, из себ€ на ≈гора моргающий красный свет.  расное проступило отовсюду в ≈горово сознанье. “олько когда отошел на сто шагов от исполкомского места, пообдуло с него начинавшимс€ ветерком гневную истому. VI. ¬ступает —емен. ¬скоре еще одним солдатом прибавилось в ¬орах. ѕоследние восемь верст пришлось хромать солдату в ночное врем€, - влекло его неудержимо домой. Ѕыл этот солдат громоздкого роста, и на до- рогах не напрасно косились люди на его большое лицо, на его нескладный можжевеловый костыль, - этака€ разбойничь€ кочерыжка. ѕоистрепалс€ в жа- ре военных неур€диц, но и теперь видно было: истовое дит€ ¬оровской сто- роны, кост€к широкий, поместительный, есть где сердцу ходить. ѕотому, что приходил он с другого кра€, чем Ѕрыкин, попадались ему и места иные: лесные, неоткрытые. »тти было при€тно по холодку. ѕри€тно было возвращатьс€ из тревожных городских зыбей в свою зеленую лесную глушь, где - вон она! - наступает неудержима€ лесна€ лавина, где - вон они! - пол€нки, не топтанные, кажетс€, ни человеком, ни конем. Ќо давала себ€ знать подранена€ нога, залеченна€ лишь наполовину. ќтзывалс€ каждый дес€тый шаг судорогой на его лице, а на каждом сотом останавливалс€ от- дохнуть. Ћадно еще, что никогда не бывает утомительна кладь путешествую- щего в одиночку солдата. - ƒойд€ до опушки, он присел на пенек. Ќочь приходила к убыли. Ќебо прожелтело легонько с восточной лесной стороны, в нижнем слою поход€ на новину, новокрашенную ольхой. —то€ла настороженна€ тишина, словно вс€кое прислушивалось из глубины своих нор, с высот своих гнезд к неуловимому началу восхода. яблоками пахла пред- восходна€ та пора, точно горы их были навалены где-то поблизости. ¬друг зарделись земные закраины, заголубела желтизна. ѕохолодало на одно мгно- венье. ѕотом воздух вздрогнул, - ударили по нему первые быстрые лучи. Ќе сразу, но вскочил один, неча€нный, и на письмо, которое разложил солдат у себ€ на колен€х. “ут разом заворошилс€ лес: все живое запищало, закричало, засвистело, полезло, громозд€сь и воп€, на широкую солнечную волю. » мес€ц, гость ночи, зачарованный, не спешил уходить, хоть и сгон€л его с неба умножаю- щийс€ свет. ¬переди текла  урь€, в версте за нею сидели ¬оры на холму. ƒалеко влево, на взмахе глаза, высились —винулинские развалины. ѕодул ветерок и донес, не расплескав, к солдату разнозвучные голоса пробуждающегос€ се- ла. –езкий, как и первый солнечный луч, вплавилс€ в воздух пастуший ро- жок. “€жко щелкнул невидимый бич. » вдруг вс€ тишина наполнилась криками выгон€емого на луг скота, даже тесно стало от звуков. » было пон€тно, что о том же кричит и корова, и овца, о чем и листок, и птица, и вс€ка€ лесна€ мелюзга. »з крайнего заулка бурным потоком высыпали овцы и кони. ¬оздух чист, как ключева€ вода. ѕыль, от€желевша€ за ночь, не подыма- лась. Ќе пыл€т утренние дороги ни под шагом, ни под колесом... ”щемилось воспоминаньем солдатово сердце. ƒым и небылица! ¬от так же и он выганивал скотину и все силилс€ выдуть из Ћызловского рожка хоть четвертинку пастуховской песни. ќ чем играл в давнем детстве ћаксим Ћыз- лов? ƒа обо всем, что видано. ¬идел бегущую собаку старый ћаксим, о бе- гущей собаке и пел рожок! - —олдат встал и захромал ближе к  урье. ¬ос- поминань€ неотступно следовали за ним. √лебовска€ пойма, - здесь резали с ѕашкой дудки из веха, а там, под ветлой, дремал ћаксим. ¬он там, где от зимы осталась веха, замычала перва€ корова. ¬от здесь мужики навали- лись на провинившегос€ ћаксима, - все заровн€лось, и не узнать теперь по сочной, острой траве, как притоптана она была двенадцать лет назад. ƒвенадцать, - небылица и дым! Ѕрыкин нашел, едучи женихатьс€. ћать отпаивала молоком и целую неделю пр€тала —еню в риге. ѕотом - «ар€дье. ƒым и небылица, тоска и боль. Ќаст€, чье письмо теперь в солдатовой ру- ке.  ричит ƒудин, и смеетс€  атушин, жизнь и смерть, дым и небылица. ѕо- том война. ѕотом еще война и рана в ногу...  ак молодой кусток в лесном пожаре, сгорела юность, и вот золой играет ветер, задувает ее в глаза, и глазам больно. —тадо приблизилось к —емену, располага€сь по сю сторону  урьи. ќп€ть, под той же ветлой, где и ћаксим, сидит пастух и плетет обычный лапоть, а пастушата собираютс€ купатьс€. Ќесбыточное и повтор€емое из века в век! » вот —емена пот€нуло к пастуху, и он пошел хромым шагом, а не доход€ шагов трех, поздоровалс€ громко и дружелюбно: - ј ну, дед, закурим, что ли! - «акурим, коли так, - спокойнехонько подн€л веселые глаза старик, и снова запрыгал шустрый кочеток, прогон€€ лыко в петли. - »з солдат вот иду, - сказал —емен, опуска€сь на траву возле пасту- ха. - »з солдат?.. Ќу, и то дело... ј € лапоть вот плету! - согласилс€ старый и покосилс€ на драную —еменову шинель. - –осисто ноне, не садилс€ бы! »спортишь еще, часом, казенное-те добро... - ќбсушит! - засме€лс€ —емен, прот€гива€ ему махорку в горстке. - Ёк ты €довитый, старичок... €довитей золовки! - ј что старичек? Ќе нонешней выделки старичек, прочный! Ќонешней-то выделки все шарики пойдут!.. ќни закурили. —ладкие кольчики махорочного дымка, свиваемые поземным ветерком, понеслись на сто€вшего невдали быка. Ѕык понюхал воздух и, та- ращась рогом, подошел к пастуху, уставилс€ в него, сторожа запах ноздр€- ми и рогом. - Ќу-ну! —тупай, товаришш, ступай!  уритель тоже нашелс€... - замахал на него лапотной колодкой пастух. - ¬ишь, бабы-те, гл€ди, заскучали без теб€... —тупай! Ѕык пон€л и пошел к коровам. -  омар-то не ест? - спросил —емен, жадной струйкой выпуска€ дымок. - ƒо ѕетрова дни ест, а потом уж ему не вол€... потом засыхает. ћы не жалуемс€! —ам-то в городе, что ли, жил? - ƒа... и в городе, - неохотно отвечал —емен. - ƒомой, значит? ќчень хорошо... - и оп€ть неторопливый шелест кочет- ка. — реки доносились возгласы пастушат, фыркань€ их и плески. ¬ лесу захлебывалась кукушка. » потом жаворонки, жаворонки, неустанные пе- сельники утренних небес, бултыхались в воздушных ветерках. - ∆ивете-то теперь как? - спросил —емен, как бы вскользь. - ∆ивем хорошо, ожидаем лучшего... - уклонилс€ пастух. - ј ты не бегай... “ы мне толком скажи, - настаивал —емен и досадливо потрогал длинный пастуховский кнут. - ¬едь вот € двенадцать годов дома не был. - ƒвена-адцать, ну скажи-и... - равнодушно подивилс€ тот и переложил кнут на другую сторону, вз€в его пр€мо из —еменовой руки. - “ак как же?.. - ждал —емен. - ƒа что, как есть мы деревенские обытели, живем, и вс€кий нас су- дит!.. - начал издалека пастух. - ќдним словом, босы не ходим! Ѕыло б лыко, а сапоги будут, - и подмигнул своему суетливому кочетку. - —е-еньк! - вдруг закричал он подпаску, нат€гивавшему на себ€ рубаху пос- ле купань€, - сгони корову с поймы-те! - “ак как же? - все не отступал —емен. - ƒа вот и так же! » насчет одежи совсем гоже! ¬ мешок рукава вшил, вот и гул€й. ћужику нашему что! —еледка да самогон есть, вот, значит, и царствие небесное! - хитрил пастух. - Ќе об одеже спрашиваю... Ќонешним довольны ли?.. - глухо сказал —е- мен, хмур€сь от недовери€ старика. - Ќа фронте-т говор€т, говор€т, быва- лошнее врем€, так мозоли на ушах-то скочут... я теб€ как своего спраши- ваю. ѕастух отложил недоконченный лапоть в сторону и бережно пот€нул из почти докуренной папироски.
в начало наверх
- “ы ко мне выходишь, парень, из лесу, в ранний час.  то ты - не знаю, зачем ты - не пойму. ј может ты мен€, парень, на дурном словить хочешь, может тебе награду назначут, коли ты старого ‘рола за воротник возьмешь?.. - вн€тно и строго проговорил старик, зорко и неодобрительно огл€дыва€ —емена. - Ќа-ко, ехали мужики в водополье, подсадили этакого. “ак, ничего себе, с хриповатиной только, а чтоб оружье там, так даже и нет. ƒорогой-то и брехали... »звестно, какие только у мужика слова во рту не живут! » о холоде говорит, а слова жаркие... „еловек-то и подка- раулил!.. - —авель€ знаешь? - прервал его —емен и встал, раздосадованный пасту- ховской осторожностью. —амокрутки их докурились, разговор истекал. - ѕоротого?  ак не знать! Ёвось меринко его стоит... - Ќу к, а € сын его. “ы мне не веришь, а € и сам в пастушатах у Ћыз- лова год проходил... - с обидой сказал —емен, глад€ рукой короткоостри- женную голову. - ” ћаксимки, говоришь, ходил? - загорелс€ разом пастух, и глаза его стали светлы и веселы, как голубое небо. - ѕомер ћаксимко-те! я-те уж ‘рол ѕопов называюсь, а ћаксимко помер, да-а... ѕризнав в —емене своего, старик так разошелс€, что даже попросил еще табачку на завертку, но первоначальный —еменов вопрос так и осталс€ без ответа. “олько рассказыва€ о «инкином луге, проговорилс€ опасным словом ‘рол. Ќо тотчас же оказалось, что пора подошла перегон€ть стадо на дру- гое место. ‘рол подн€лс€, уже на ходу успев сказать: - Ёка теснота! „уть не догл€ди, а уж в низину прутс€. Ёк небеса-т просторные, вот бы где ‘ролу ѕопову стада свои гон€ть!.. ...—емен шагал. ”тро начиналось со зно€, и уже было в воздухе как бы отраженье дальней грозы. ѕоджара€ собака, лежавша€ возле новенькой только что проконопаченной Ћызловской избы, проводила —емена стекл€нны- ми, осоловелыми глазами. ” дома вскинул глаза на черемуху, возле которой - подсказала пам€ть - скворешник. Ўест сто€л, а дерев€нного домка на нем уже не было. ...—авелий обертывал ногу, низко склон€сь с лавки, јнись€ доставала горшок из печи.  огда —емен вошел, јнись€, мать, обернулась на дверь, в испуге развела руки, и каша грохнулась на пол. - —ветики! - вскричала јнись€, и полоумной радости исполнились ее глаза. - ѕлешь теб€ возьми! - оторопев от восторга души, ставшей в старости податливой на быстрый смех и неча€нные слезы, вскочил и —авелий. ...ќн, умытый, блест€ обветренной кожей лица, сидел за столом, а мать хлопотала вокруг, то-и-дело погл€дыва€ на сына. - ”гости отца-то табачком, - шепнула на ухо јнись€. - ћужику без та- бака маета, трубокурам-те... - «акурим, папаша! - сказал —емен —авелью. ј —авелью не сиделось на месте. ќн елозил по лавке и все закрывал глаза, сообража€ что-то, что ему нравилось. - ƒойдем! - вскричал он наконец. - Ќа Ћюдмиле »ванне теб€ женим, на поповской дочке! ¬от благородно выйдет!.. - Ќашел, нечего сказать, - засме€лась мать. - ¬ просвирку девка ссох- лась! - ƒак зато поповна, жена-а! - вразумил —авелий. - ”ж и забыл! ¬едь выдали Ћюдмилу-те »ванну, на ‘оминой еще выдали! - укорительно сказала јнись€. - «а √усаковского, за нечесаного, выдали! ќт вековушества своего и пошла... —овсем ты у мен€, отец, из ума выжил! - «а √усаковского?.. - испугалс€ —авелий и сразу погрустнел. - » тут дошли!.. „ем бы ни навернуть, только б пообидней!.. », опечаленный, он снова стал разматывать онучу, вполслуха слуша€ —е- меновы неодобрительные рассказы о войне и городе, которому подходит ныне непреодоление и раззор. » вдруг захохотал пронзительно и тонко —авелий: ведь эка€ дуреха, хоть и поповна... промен€ла такого червонного козыр€ на лохматого √уса- ковского попа. VII. ѕриезжий из уезда уговаривает мужиков. ¬се находила на јннушку сонливость в последние сроки. ќттолкнута€ —ергеем ќстифеичем и все еще не излеченна€ от любви к не- му, окруженна€ чужими, лежала јнна на лавке в темных сенцах, в предродо- вой болезни. ¬ избе ужинали, в плошке горел жир. —идел за столом, кроме домашних, ‘рол ѕопов, - уже т€готели ко сну старческие глаза, еще сидела повитуха, бабка ћан€ ћ€тла. ¬ молчаньи хлебали щи, когда закричала јн- нушка... јннушкина мука была недолга€, скоро держала ћан€ ћ€тла мерт- венького восьмимес€чного. - ѕорох, что ли, с водкой пила?.. - сухо спросила ћ€тла, наклон€сь к уху стонущей јннушки. - Ќе-е... льн€ными лепешками, - простонала јнна. Ѕабка пошла с ребенком куда-то на задворки, мет€ за собой пол подо- лом, - откуда и прозванье, - неодобрительно качала головой. Ќа четвертый день, до срока, јнна встала и даже не спросила о младен- чике, куда зарыли. — утра ушла куда-то. ¬идали ее в лесу, у лесной избы, видали и над ћочиловским омутом:  урь€ впадает в ћочиловку в трех верс- тах от села, здесь омут. Ќигде јннушку не останавливали от дурной мысли, но видно так же был силен в ней позыв к жизни, как и к смерти. ƒомой она вернулась лишь под вечер, проплутав весь день. Ѕыла бледна, как выпита€. ¬ойд€, села на лавку и стала сидеть бездельно. “ак сид€т соседки в чужом дому и нищие странницы. ¬ сумерки вошел ≈гор »ваныч, за- метил ее, стал что-то делать у печки. ќна встала и пошла к нему, безз- вучна€ и полна€ неутол€емой скорби. —ин€€ кофточка гладко облегала ее крупные покатые плечи. - ≈гор »ваныч... - еле слышно произнесла она: - ...вот и опросталась €. —уди мен€ тепер€. -  акой на теб€ суд?.. - визгливо прокричал ≈гор »ваныч. - “ы кошка, ты по рукам пошла... ”ходи, не обступай мен€! —ловно тронутый каленым железом, он заметалс€ перед јнной, не наход€ нужного слова, самого оскорбительного, самого губительного из всех. ¬друг он замахнулс€, высоко подкинув брови, но не ударил, а выскочил оп€ть туда, на крыльцо, откуда пришел. —озерцание собственной раны дава- ло ему большее удовлетворение, чем раска€ние јнны. ј та посто€ла одна в потемках избы, прислушива€сь к начинавшемус€ дождю и мычанью недоеной коровы. ¬друг, помимо воли, вспомнила, как сем- надцать лет назад - јнна была еще девочкой, многого не понимала - трави- ла тетка ѕрасковь€ пь€нствующего свекра: запекала рубленую щетину в хлеб. ћысль об этом отрезвила јнну и согнала с нее тусклый налет тоски. ќна подн€ла лицо к потолку и, устало улыбнувшись, сказала вслух: - ...что ж ты мен€ гонишь?.. —трел€на€ баба что собака; кто погладил, тот и хоз€ин... Ёх, ≈горка! - ѕотом она сн€ла подойник со стены и, пере- валива€сь бедрами, пошла доить корову. ¬скоре после того как-то случаем встретилась јнна с ѕетькой √рохото- вым: ѕетька песни пел, как никто, был неженат - невеселых песен не ве- дал, он-то и убаюкал и приютил бездомное јннушкино сердце. —нова до са- мого донышка норовой своей души наполнилась јнна любовью. » уже никто не проведал, что в третий и последний раз цвела јнна. ...да мир помешал.   жнитву темные слухи разбежались по мужиковским избам: будут церкви закрывать и подвешивать печатки, будут хлеб отнимать весь начисто. » как бы в подтвержденье россказней, собрали однажды под вечер сход дл€ выслушань€ речей уездного человека. ¬ас€тка Ћызлов ходил по селу и усердно свиристел в тот самый роговой свисток, которым ког- да-то собирал сходы ѕрохор —тафеев. —ельчане собирались лениво, однако пришли все. —тав поодаль, они подгл€дывали из-под козырьков и платков за всеми случайными и неслучай- ными движень€ми наезжего. ј тот, пута€сь в длинных полах брезентового своего пальто, ходил взад и вперед вдоль —игнибедовского амбара, тер ру- ки и сам украдкой разгл€дывал мужиков. √лаза у него были усталые и чуть-чуть напуганные. ћинутами казалось, что он хочет сказать вот тут же сразу что-то очень хорошее, такое, чему не место на митингах, где крик. ќн останавливалс€, чесал себе лоб и снова с утроенным рвением принималс€ ходить туда и сюда. ћатвей Ћызлов, председатель, с двум€ красноармейцами из трех, приехавших с гостем, притащили из исполкома стол и две табурет- ки. »сполкомские о чем-то совещались. ј среди девок шли разговоры, чужие и насмешливые: - Ќос-то, у него, у моргослепа, гл€дите, девоньки, ровно молоток! »шь, руки-те натирает. - — холоду трет! ” них теперь в городу-т осьмушкой дразн€тс€, - фыр- кала в край головного платка друга€, ѕраскутка. “реть€ хохотала не совсем без причины: - ∆ара, а он в пальте приехал!.. Ѕабы сказывали про свое: - ќй, с чего это глаз у мен€ обчесалс€ совсем... ƒо дырки дочешу! -   слезам, бабонька, - чинно говорила брюхата€ –ублевска€ молодайка. ћужики - свое: - ¬ ѕопузине на прошлой неделе —ерега обирал. —кажи, хоть бы мешок оставил! “етерину весь сад перекопал, искамши. —ам и рыл!.. - повество- вал Ѕегунов. ќпущенное веко придавало ему со стороны вид уснулой рыбы. - ѕочему б ему не рыть, не сам ведь сажал. »шь рожу-т отростил, в три дни не оплюешь! - сказал не в меру громко другой и, видимо, сам испугал- с€ своей решимости. - ¬от и до нас доберутс€, - подсказал —емен, сто€вший тут же. - —ами и отдадите! - ƒа ведь как не отдашь-те? - вздохнул тот, смелый: - ведь требуют! “ем временем ¬ас€тка, сид€ с самым насупленным видом за столом, шеп- тал что-то в ухо исполкомскому писарю,  озьме ћурукову. ћуруковский ка- рандаш, понукаемый ¬ас€ткой и врем€ от времени обсасываемый владельцем, отчего оставались лиловые п€тна на губах, как угорелый, носилс€ по бума- ге. ¬ас€тка тоже имел уже лиловое п€тно карандаша на щеке. “ут как раз Ћызлов влез на незан€тую табуретку - гость предпочитал ходить, выт€нул руку вперед, перегл€нулс€ с гостем, можно ли начинать, цыкнул на воркот- ливую шопотню баб и предложил выбрать председател€. - ѕопа »вана! - сказал в тишине измененный голос сзади. - “оварищи, кто это сказал?.. - закричал ¬ас€тка, весь задрожав и подскакива€ на табуретку к отцу. -  леймите, товарищи, таких! Ёто есть несознание момента... - ћатве€ Ћызлова, - чернильными губами предложил ћуруков, не отрыва- €сь от бумаги. - ћне нельз€... »з своей среды выбирайте, - сухо отчеканил Ћызлов. - Ќу-к ѕоболта€! - сказал ‘едор „игунов, брат јфанаса. "ѕоболтай-что-нибудь" - было прозвищем советского мужика ѕантеле€ „мелева, всегда склонного к рассуждени€м как об научном, так и ненауч- ном. - ѕоболта€, ѕоболта€... - закричали мужики, с хохотом встретив пред- ложенье „игунова. - ¬аську! - сказал —игнибедов со злостью. - ќн идейный... хочь отцу, хочь матери в морду даст. ¬аську! ¬ас€тка слышал и сто€л за столом со стиснутыми губами, то красне€, то бледне€. Ѕыстрые глаза его метали молнии в неу€звимую —игнибедовскую толстоту. –ука его рассе€нно почесывала щеку, точно догадалась соскоб- лить чернильное п€тно. ќн наклонилс€ к чмелевскому уху и настойчиво по- шептал ему что-то. ћужиковский выбор остановилс€ все же на коротконогом „мелеве, который и не замедлил влезть на табуретку. - »так, мужички, € ваш председатель. ќчень хорошо, прошу мен€ слу- шатьс€! - начал он, блест€ веселыми глазами. - ¬о-первых, мужички, пос- тупило объ€вление от одного тут из товарищей... - он покосилс€ на ¬ас€т- ку, как бы спрашива€, правильно ли передает он ¬ас€ткины слова: - ... удалить —игнибедова-гражданина совсем вон отседа. ќн как есть бывший ку- лак и понамарь...  ак вы на это, мужички, посмотрите, а? ћужики молчали. ѕриезжий гость почесал длинный свой нос и озабоченно скривил губы. ѕола€ла вдалеке собака. ¬здохнула баба. —крипнул под „ме- левым табурет. - Ќе за то ль ты мен€, ¬ас€тка, и гонишь, что € тебе в четвертом годе пр€ников не дал?.. - спросил, весь багровый, —игнибедов. - Ќу, постой, доживешь до пр€ничка! - —игнибедов уходил, не дожида€сь решень€ схода, и, как у разбитого ударом, подрагивала у него права€, висевша€ вдоль те- ла, рука. - “оварищи, он грозитс€! ¬ы слышали, товарищи?.. - гор€чилс€ ¬ас€тка, чуть не плача. - “оварищи, общественное порицание ему... - Ќичего, ничего... уходи, ѕавел —тепаныч. ќпосл€ расскажем! - прими- рительно закричали мужики вослед уход€щему. ѕантелей „мелев, закрасневшись так, словно бод€гой в этот промежуток щеки натер, залпом выпалил все, вычитанное за неделю из газет, потом ти- хо и скромно прибавил немного своего, и это бедное свое стоило гораздо больше всего прежде сказанного им. ћужики внимали, но, стыд€сь искренних
в начало наверх
глаз „мелева, скрывали свое вниманье смехом. - ћужик, а петушисто €зык подв€зан! - восхитилс€ —авелий, толка€ сына в бок. - » какую ты кашу ешь, что ты такой умный! - крикнул Ћука Ѕегунов. - ѕро ћарсию вал€й! - крикнул д€д€ Ћаврен, сто€ невдалеке от наезжего гост€, и, заметив удивленный взгл€д его, объ€снил охотно: - ќн все про ћарсию нас убеждает, будто и там люди живут... ј мы ему не верим; этого и у нас, думаем, вполне хватает, чтоб еще на небо такое же сажать! - ј верно, хвати-ко про ћарсию! - посоветовал и сам черный √арасим, копа€сь огромным пальцем в бороде и высматрива€ исподлобь€. «а „мелевым вслед влез на табуретку ¬ас€тка Ћызлов. Ќо он так разбры- калс€ в первые же п€ть минут, что казалось - вот-вот из себ€ выскочит и полетит. ќтец вз€л его сзади за рубаху и, стащив с табуретки, попридер- жал малость, пока не улегс€ ¬ас€ткин пыл. » тотчас же после этого объ€вил Ћызлов-старший, что будет говорить наезжий в ¬оры гость, уездный продкомиссар! ¬се еще широко улыба€сь над ¬ас€ткиной неудачей, гость стал говорить не влеза€ на табуретку. » с первого же его слова оборвалась веселость у мужиков. Ѕороды помрачнели, безбородые насупились, сдвига€сь тесным кольцом. - ...про разверстку будет говорить, - предупредил шопотом кто-то ко- го-то, но сообщение это мигом разраслось в шум, и шум этот почти мгно- венно докатилс€ до самых краев сельской площади. Ќаезжий, оказавшийс€ и в самом деле уездным продкомиссаром, в подт- верждение чего ћуруков издали показал мужикам бумагу, припечатанную не однажды серпом и молотом, не „мелевского нрава был человек. √овор€, он все врем€ сбивалс€ с сухого тона на какой-то искренний, открытый, и тог- да кидал слова сотн€ми, как одуванчик семена на ветер, в слепой надежде, что хоть одно процветет. ћужики видели, что порой продкомиссар вдруг ос- танавливалс€ на полуслове, точно вспоминал какой-то наказ, и начинал го- ворить по-иному, - слова начинал отсчитывать резко и четко, как бусы на нитке. Ћицо его тогда из бледного становилась красным, и глаза, усталые как бы после тыс€чи бессонных ночей, начинали виновато моргать. ≈сли „мелев любил поиграть непон€тным словом, как ребенок играет с незнакомой игрушкой, этот теперь расставл€л слова, как солдат перед боем. - ...пути-де к победам трудами выщебенены. √олодает-де рабочий, брат и сын ваш. Ћюди злые, в трудовой правде неправые, хот€т €довитым зубом вз€ть нас, идут полчищами, несут смерть.  расна€-де арми€ разута и раз- дета, хлеба у мужика просит. "ƒай хлеба, братишка! ќтвоюем - отработаем, один у нас с тобой кошель!.." ’леб нужен. Ќе будет хлеба - мрак будет. ћрак будет - мор будет. ј там и предел вс€кой гибели: восс€дет вновь на мужиковскую спину вс€ка€ €вна€ и не€вна€ насекома€ тл€... ƒолго говорил наезжий. √де-то по заоколицам играл повечерие на домо- дельной свирели ‘рол ѕопов, на ночь приганива€ скотину. » уже соглаша- лись ¬оры, крут€ лбами, что и впр€мь невыгода отдаватьс€ наново —винули- ным в помыканье...  ак вдруг, разойд€сь и вспомнив наказ из уезда - речи вести твердые и суровые, чтоб не почувствовал мужик какой-либо несвоев- ременной потачки, ругнул наезжий гость прокл€тых дезертиров, ютившихс€ в ближних к ¬орам лесах и пригрозил мерами особой строгости всем, кто име- ет сношени€ с ними. —ход заволновалс€, бородачи, все как один, повернулись к гостю чуть не спинами, а ѕрохор —тафеев, старик белой и аршинной бороды, подошел к наезжему вплотную и, руку положив на плечо ему, сказал спокойно и твер- до: - “ы, фед€! тинтиль-винтиль, дезертиров-те не особо ругай. Ёто все сыновь€ наши!  ак же нам с сыновь€ми слова не иметь? “ы приехал плести, ну и плети, а грозить не грози. Ќас и при царе т€пали, тинтиль-винтиль, да мы не молчали... —ловно только этого и ждали остальные, закричали враз: - ...сами овс€ны высевки жрем, что лошади! - очень тоненько. - ѕро это нам дедушка јдам врал, да мы не верили! - хрипучим басом. - “оварищи, держите тишину!.. - надрывалс€ со своей табуретки ѕанте- лей „мелев, с тоской погл€дыва€ на ћурукова, все писавшего и писавшего что-то. - ѕросите слова, кажному дам высказатьс€!.. - ...озимь вымокла... капусту улита поела... - неслось с бабьей сто- роны. - ј у мен€ тетка вот горбатенька, - деланно сиротливым тоном сказал ‘едор „игунов, выход€ наперед и опира€сь на ћуруковский стол. - » за тетку мне платить?.. - вдруг он вырвал бумагу из-под руки писар€ и, пор- вав в клочки, бросил себе под ноги. - ƒовольно тебе писать,  узьма! ¬се-то ты пишешь, а про что - не знаем, - сказал „игунов холодно. - ј может ты донесение на нас пишешь, что-де противитс€ народ?..  узьма вскочил и перегл€дывалс€ с Ћызловым и продкомиссаром. ћатвей Ћызлов побежал зачем-то к исполкому. ¬ас€тка напрасно взывал к мужиковс- кой сознательности, выискива€ в гуд€щей толпе хоть пару сочувствующих глаз. “аких не было, - мужики гл€дели в землю, некоторые расходились, но у всех на устах была одна и та же мысль непримирима€ и непокорна€: мысль о «инкином луге. „мелев ускоренным ходом заканчивал собрание и сконфу- женно читал резолюцию о всемерной поддержке, о сознательном отношении к моменту и о прочем. “е из мужиков, которые оставались, в нехорошей за- думчивости, чесали бороды, затылки, пазухи и зады. –асходились кучками, по-двое и по-трое, не дождавшись конца. ƒа и сам продкомиссар, поугрюмевший сразу до последней степени, нап- равл€лс€ к исполкому в сопровожденьи ѕети √рохотова, стара€сь не оберты- ватьс€ ни на мужиков, ни на старуху, приставшую с чем-то сзади. ѕродко- миссар был человеком неплохим, добрым и честным, но городской; дважды был ранен на гражданских фронтах. » одну пулю, третью, носил где-то под дыханьем, где мать ребенка носит. Ёта треть€ и придавала ему порой твер- дость, которой, вообще говор€, в натуре у него не было.  огда был назна- чен продовольственным комиссаром, пон€л одно: отбиватьс€ голыми руками от €рых генеральских ватаг легче, чем путешествовать вот так, по дерев- н€м, с продовольственным отр€дом.   исполкому ид€, в который уже раз за- давал он себе вопрос вслух, чтоб вслух и ответить: о чем они думают?.. -  то это? - спросил ѕет€ √рохотов, нес€ навыкат мощную свою грудь. - ƒа мужики... ќ чем они молчат? - повторил комиссар. - ќ чем им думать? - усмехнулс€ √рохотов. - »м думать-то некогда, они работают... —котинка безъ€зычна€ и та больше думает у них! - ј вы что?.. пили сегодн€? - спросил, морщась, продкомиссар. »з ѕетина рта €вственно донесло до него душным сивушным запахом. - ј попробуй тут не выпивать, - с задором вскинул голову ѕет€. - я вот уж сколько здесь! ¬ нашем деле не обойтись. ¬инт, коли его не смазы- вать, в час при хорошей работе сработатьс€ может. ј сколько на теб€ га- ек, сказать, за неделю-то навернут! “ут уж на то пошло, кто кого переуп- р€мит...  огда они всходили на крыльцо, продкомиссар обернулс€ к приставшей старухе: - Ќу, чего тебе, бабка? ћетешьс€, ровно хвост... - Ќе хвост, а бабушка тебе, голубчик! ќслобони ты мен€, батюшка, от грамоты. Ѕабы-те засме€ли вконец. “еб€, сказывают, ≈горовна, грамоте те- перь будут обучать... - зашамкала старуха, отча€вша€с€ в своем невидан- ном горе, и смахнула слезу. - «убов-те у мен€, батюшка, уж нету...  уды мне грамота? ј € тебе... - и тут старухино лицо прин€ло плутоватый отте- нок: - ...а € тебе, голубок, чулочки св€жу, тепленьки! Ўерстка-то еще осталась у мене... » от жалости и от смеха где-то в груди защемило у продкомиссара: - я не по той части, бабушка! ѕо грамоте - это к другому... я по хле- бу! - ј?.. ѕрости, батюшка, глуха стала, полудурка совсем... - засуети- лась старуха, деловито приставл€€ свое большое морщинистое ухо к самому продкомиссарову рту. - я не по той части... я по хлебу!! - закричал ей в глухое ухо прод- комиссар, почему-то избега€ жалобного старухина взгл€да. - Ќу и ну, лебедочек мой, - успокоенно запела бабка, кива€ головой. - ј то совсем мен€, старую, зашпын€ли! » ситчику, слышь, выдавать не бу- дут?.. ...ƒалеко за полночь горел свет в исполкомской избе. ѕродкомиссар си- дел за Ћызловским столом, положив голову на руки, и гл€дел на пр€мой, желтый огонь коптилки. Ќа столе перед ним лежал листок, а на листке был нацарапан донос на ¬ас€тку Ћызлова: "... ак € сочувствую... готов помереть, то € и спрашиваю, правильно ли так. ¬ас€тка Ћызлов гонит самогон в лесной избе, тайно от отца... продает на царские деньги, несмотр€ что деньги ничто, кроме как бумага. я его спросил, зачем ты, ¬ас€тка... он объ€снил... хочу ехать в город учитьс€... а как у него денег нет, то и хочет...  ак € сочувствую, то и спрашиваю... разве это советска€ работа... самогон гнать..." Ѕыл этот безграмотный клочок без подписи. ј другой клочок, грамотный, мелко исписанный чернильной тиной и лежавший р€дом с этим, имел полную подпись продкомиссара и гласил так: "...ѕрошу отстранить мен€... от занимаемой должности... несоот- ветствие. ѕредлагаю... на гражданский фронт, принима€ во внимание незна- чительные хот€ бы мои заслуги перед... —ам происход€ из кресть€нского сослови€, но оторванный от него городом, затрудн€юсь вести работу в кресть€нской среде..." ѕродкомиссар перечел свое за€вление трижды и при третьем разе зачерк- нул слово "затрудн€юсь", надписав поверх его "не могу". ѕосидев еще ми- нуты три он перечеркнул слова "не могу", но не сумел подыскать другого слова в замещенье зачеркнутого. “огда он собрал все остатки чернильной тины на перо и жирно перечеркнул все за€вление накрест, резко и необычно властно дл€ него самого. ќн задул свечу и подошел к окну. —ветало. ќсобенно убогой казалась в рассветном свете бедна€ обстановка ¬оровского исполкома. Ќа улице было полное безветрие. Ћева€ сторона неба набухла розовыми и желтыми купами, словно всходила к недалекому празднику пр€нична€ опара. ѕосреди пустой улицы сто€л бычок, с вечера отбившийс€ от стада. ќн мычал, выт€гива€ шею к заре. ѕомычав, прислушивалс€, как повтор€ет его отсто€вшеес€ эхо. ...ѕродкомиссар открыл окно. VIII. ѕет€ √рохотов в действии. ¬оры разверстку так и не выплатили, по молчаливому соглашению между собою, ни в один из последующих дней. Ќашлись некоторые, принесли в ис- полком по доброй воле по пуду за едока, - так в —игнибедовском амбаре и сто€ли только двадцать мешков, потому что уплатили только советские му- жики, да еще те, кто наде€лс€ откупитьс€ пудом. —сылались мужики на неу- рожайность, на мокроту, на сухость, на все тридцать три мужиковских бедства, до которых уездному начальству как бы и невдомек. Ётого испол- комщики и ждали, к этому и готовились. — утра вышел продовольственный отр€д в обход по селу. ј на краю ¬оров жила бессемейна€ бобылка, бабка јфанаса ѕуфла, проз- ванна€ так за лицо неестественной широты. ƒавно уже состо€ла ѕуфла с со- седкой тетей ћотей в ссоре из-за куриных €иц, которые нанесла ѕуфлина –€бка в ћотином малиннике. ћот€ €йца эти отт€гала у соседки в свою пользу, а ѕуфла положила в сердце своем прищемить за это ћотю. ќна и до- несла ѕете √рохотову, делавшему обход вместе с председателем и двум€ красноармейцами, что в таком-то месте у тети ћоти хлеб припр€тан. ћотю и прищемили. », из беды в беду кида€сь, доказала ћот€ на другую соседку слева, что и та не без хлеба живет. “ак и пошло перекидным огнем, как в пожаре бывает. ƒокатилось дело до ‘етиньи Ѕосоноговой, - у ‘етиньи будто бы в дубо- вом срубе хлеб ссыпан. ј врыт-де тот сруб сбоку гумна, три шага от огу- речной гр€ды, отметка - кол из можжухи, а на колу - лапоть. ќблива€сь потом от жары, пошли продовольственники к ‘етинье, хлеб из сруба погру- зили на телегу бесспорно, тихим ладком. » уже направл€л-было ¬ас€тка Ћызлов телегу с хлебом на ссыпной пункт, где принимал хлеб приехавший третьего дн€ комиссар, как вдруг сглупа надоумилась ‘етинь€ на –ахлеевс- кую избу показать: у –ахлеева-де —авель€ на п€ть подвод хватит. –асска- зыва€ во всех подробност€х, имела в виду ‘етинь€, что за ее указку с нее самой разверстку скост€т. ’леб ‘етиньин, однако, ¬ас€тка увез, а ѕет€ √рохотов, бывший и на этот раз дл€ придани€ себе духа бодрости под лег- чайшим хмельком, не выдержал и укорил бабу в €беде с пь€ной пр€мотой: - Ёка€ ты, ‘етинь€, душевредна€. язык-то у теб€ без совести! - ј ты на мене, кобель, не щетиньс€! √усак леший, неблагодарный!.. ¬ ѕете моментально взыграл хмелевой его задор, и если бы не перехва- тил во-врем€ злого короткого взгл€да ‘етиньина мужа, мужика, похожего на железный шкворень, вымазанный дегтем, может быть и стукнул бы ѕет€ в загривок сварливую бабу за обиду. ¬ нескладное врем€ подошли исполкомщики к –ахлеевскому двору. ’оз€ева сидели за обедом. Ѕлизилс€ полдень. ƒокашивать на —реднее поле спешил —емен. ќн, обжига€сь, глотал пустенькие щи, сид€ спиной к раскрытому ок- ну и обсушива€сь от пота.  огда обнажалось днище второй плошки, сказала јнись€ изменившимс€ голосом: -   нам идут.
в начало наверх
- —о звездой путешествуют! - кротко захохотал —авелий, намека€ на значок, прицепленный к √рохотовской груди. —емен выгл€нул в окно. –азверстщики всходили на крыльцо, и уже подъезжала к дому, скрип€ в несмазанной оси, исполкомска€ обширканна€ телега. ќдин из красноармейцев имел за по€сом топор. —емен встал из-за стола и отошел в угол, под полати. ѕервым вошел √рохотов. - ”парилс€, - вздохом надул он щеки, обросшие пухом, и грузно сел на лавку. - ≈й-ей, ровно с самовара текет. ƒаже сапоги взопрели, хоть выжи- май! ”севшись, он огл€дел всех, наклонилс€ пощупать носок сапога, расстег- нул черную тужурку, застегнутую наглухо, и засме€лс€, погл€дыва€ на мол- чащих хоз€ев. - ј мы к вам в гости пришли, - с добродушной хитротцой произнес он јнисье, котора€ дрожащей рукой переставл€ла с места на место крынки мо- лока. - ƒругого-те времени нельз€ было выбрать?.. - тихо спросил —емен. - ѕоесть не дадите, ходите... - Ќельз€, товарищ, - строго по€снил √рохотов, но строгость не шла к простецкому его лицу. - ¬ас-то много, а € один всего! - и он показал —е- мену свой мизинец, остальные пальцы он прижал к ладони, будто их и не было. - Ёто действительно, немного вас! - вслух подумал —емен и нароч- но-грубо кашл€нул. - Ќемного, немного, товарищ, - согласилс€ √рохотов. - ј нет ли, тет- ка, попить чего? - он подмигнул настороженной јнисье. -  васку там с м€- той, наварили небось... к ѕетрову-то дню! - Ѕыло бы что варить-те! - проворчала јнись€, не свод€ глаз с крынки молока. - ’леб-те до последней колосины весь изъели... ѕрожились совсем! - „его и не было, все прожили! - загрохотал ѕет€ и перегл€нулс€ с Ћызловым, сто€вшим у порога. - Ќу, что ж, пойдем, поищем, - и встал. ќн постучал о печку согнутым пальцем, притворившись, будто прислуши- ваетс€: - “ут нет ли... “ы как полагаешь, ћатвей ћаксимыч? - »щите, где хотите, больше нету... - сказала јнись€ и сухо поджала губы. - —несла вам четыре пуда. Ќету больше... - Ќету?.. - в притворной задумчивости повторил √рохотов. - Ќу, мо- лись, бабка, ‘едору —тудиту... - и, быстро перейд€ сени, √рохотов вошел в горену. “ут было заметно прохладней, не было мух, пахло скиснувшим молоком и лежалым мужиковским скарбом. ћолоко сто€ло в каморке направо. - ѕослушь, братишка, - остановил √рохотова —емен. - √оворит мать - нету. ѕочему не веришь? ѕет€ не ответил, посто€л с полминуты, принюхива€сь, и вдруг указал красноармейцам на пол горены, простеленный домотканной пестрой дерюжкой. - ¬скрывай пол! - сердито приказал он, но обернулс€ взгл€нуть на јнисью. - «убов-то не скаль, - со злом за мать сказал —емен. - “ы ломай, раз тебе приказано ломать. ј зубов не показывай!.. - Ќе в€жись... - добродушно огрызнулс€ √рохотов, след€ за работой красноармейцев. - ¬се равно, братишка, сейчас дратьс€ не стану. ∆арко... вот потом, по холодку!.. ј те уж делали свое дело быстро и ловко, без особых повреждений; чувствовалс€ навык в их точных и уверенных движень€х. ќтн€в топором бо- ковой плинтус, шедший во всю длину горены, один легко, как спичку, при- подн€л топором половицу. ƒругой попридержал ее и с колен загл€нул вов- нутрь, почти каса€сь щекой чисто выметенного пола. - ...есть! - сказал он без вс€кого оживлени€, даже со скукой. ѕодошел загл€нуть и ћатвей Ћызлов. «агл€нув, покачал головой и отошел назад. - ћного?.. - лениво спросил √рохотов. - ƒа найдетс€, - отвечал за Ћызлова другой красноармеец, рыжева- тенький, работа€ уже над третьей половицей. - —оломой тут укрыто, не ви- дать. - ј клейно работают, - восхитилс€ —авелий их работе. - я как заклады- вал так трое суток заколачивал, пра-а... Ќекоторое врем€ только и слышно было поскрипыванье дерева, потом пых- тенье рыжеватенького, выворачивавшего мешки из подполь€. Ўесть мешков были уже вынесены самим Ћызловым и погружены на подводу. Ќа спину ему накладывал рыжеватенький.  огда же рыжеватенький спр€талс€ в подполье, Ћызлов просто попросил —емена подн€ть мешок, и —емен не отказалс€. - —коро, что ли? - по€вилс€ ¬ас€тка в двер€х. - Ћошадь не стоит. - ƒва еще! - прокр€хтел голос рыжеватенького из глубины подполь€. - «апиханы далеко. - “ы подв€жи лошадь-те к палисадничку, - посоветовал Ћызлов сыну, выгл€дыва€ в окно и вытира€ полой рубахи обильный пот. » в самом деле, лошадь вс€ была облеплена паутами и слепн€ми. ќна напрасно дергала кожей и била хвостом. ”лица заволакивалась полуденным зноем.  аждый камень горел исступленным теплом, насыща€ жаром и без того накаленный воздух. „ьи-то колеса прозвучали сверху, и тотчас же, подыма€ ленивую, зат€желевшую пыль, хрома€ в коле€х, прокатились вниз Ѕрыкинские колесны, управл€емые им самим. - Ёй, ≈гор Ѕрыкин, ≈гор Ѕрыкин!.. - закричал ему Ћызлов, наполовину высунувшись из окна. - “ы куда катишь?.. - ¬ лес поехал, - остановилс€ тот, сильно придержива€ неспокойную по жаре свою кобылку. - ¬от по твому мандату сучки еду собирать!.. - “ы б не ездил, - крикнул Ћызлов. - ћы сейчас к тебе придем, только вот у —авель€ управимс€. - “ам бабы у мен€ остались! - отвечал Ѕрыкин и, подхлестнув кобылку, быстро покатилс€ вниз. - ј ну и ладно, с бабами так с бабами! - вслух согласилс€ Ћызлов и, взвалив на спину последний мешок, легко потащил его из горены. - Ќу нет, уж ты уволь, ћатвей ћаксимыч, - сказал √рохотов ему вдогон, отдува€сь и расправл€€ плечи. - ѕосле полудн€ уж отправимс€... ј теперь соснуть бы часок-другой... жару переспать! ¬се двинулись медленно вслед за Ћызловым, вон из горены, на крыльцо. - Ёй, товарищ, - остановил √рохотова —емен голосом придушенным и сры- вающимс€, - а дыру-то кто будет заделывать? - ќн показывал рукой на раз- вороченный пол. - —ам и заделаешь, - нехот€ откликнулс€ √рохотов, сбега€ с крыльца. —емен догнал его уже на улице и сильно выкинул руку на √рохотовское плечо. ќткуда-то уже набралось народу, все гл€дели, вид€ по решимости —еменова лица, что дело впустую не кончитс€. - я тебе велю дыру заделать, - тихо сказал —емен, дыша утрудненней. √убы его утончились и стали какого-то горохового цвета. - —енюшка... отступи, отступи! - вертелась около него мать, со стра- хом погл€дыва€ на устроенный в —игнибедовском амбаре ссыпной пункт, о чем гласила и надпись, сделанна€ дегтем по стене. ќттуда направл€лс€ к месту спора сам продкомиссар в сопровожденьи Ћызлова. - Ѕрось, —енюшка, не к спеху дырка... вечером придешь - заколотишь! - ѕусти... - разомлевшим от жары голосом, сказал ѕет€ √рохотов, си- л€сь стр€хнуть с плеча —еменову ладонь. Ќо та крепко держалась за влаж- ную м€коть √рохотовской кожаной куртки. - ѕусти, € тебе губы-зубы наиз- нанку выверну! - в€ло посулил √рохотов и, пременив лень на досаду, от- пихнул —емена в грудь. - ¬ чем у вас тут дело?.. - подошел в эту минуту продкомиссар, загл€- дыва€ —емену в лицо. - Ѕросьте, товарищи, ссоритьс€... не врем€ теперь! —емен гл€дел в продкомиссарово лицо как-то особенно пристально. Ћицо продкомиссара было уже видано когда-то —еменом, но теперь оно походило на остававшеес€ в пам€ти, как отраженье в неспокойной воде на гл€д€щего- с€ в воду. - ƒа ничего, - сказал —емен, приподыма€ одну только правую бровь. - √усачки свое место забыли... Ќе пройдет ему даром эта дырка. -  амешком кинешь? - поддразнил ѕет€ √рохотов, разглажива€ см€тое плечо. -  онечно, обидно, что плохо спр€тано было... враз и нашли! Ќарод все собиралс€, но —емен уже ушел. ƒома он вз€л косу, подвесил к по€су кошолку и отправилс€ на луг.  о- сил он в тот день с небывалой €ростью, - на тройке проехать было в его прокосе. ”же не разнеживало, а жгло солнцем стриженую его голову, мутил- с€ разум. Ѕыл страшен —емен на этой последней своей косьбе... IX. Ќепон€тное поведение ≈гора Ѕрыкина. » уже подавала прохладку в село  урь€-речка, - кудри истомно разме- тав, меркло солнце на западе, за лесом, - и уже отпел все свои вечерние кукареку горластый ‘етиньин петух, - тогда возвращалс€ Ѕрыкин из лесу. ¬идимо устав немало на лесной рубке, шел он возле своего возка, еле переставл€€ ноги. ¬ колеснах лежали свеже-срубленные деревь€. Ќеобруб- ленные макушки жердей мели дорогу и оставл€ли за колеснами полосу следа. Ќа въезде в гору, когда поровн€лс€ с ѕуфлиным домом, увидел ≈гор шум- ливую ораву деревенского реб€ть€. ¬ыстро€сь в р€док под заколоченными ѕуфлиными окошками, дразнили реб€та ѕуфлу, выпева€ согласным хором: - Ѕабка јфанаса - тупоноса! Ѕабка јфанаса - тупоноса, тупоносища€... Ќо едва завид€ под горой въезжающего Ѕрыкина, бросили реб€та бабку до времени, поскакали к нему, крича самую последнюю деревенскую новость. —транным образом, еще издали вн€л ≈гор реб€чьему сообщенью. - √усака... √усака убили! ƒ€деньк, √усака убили! - прокричал гр€зный мальчонок в одной рубахе из мешочной ткани, без штанов, самодельным кну- тиком на бегу взбива€ пыль. - ”били... ¬от сюда, д€денька... кро-овь! - строго говорила ласкова€ девчоночка, €сными глазами показыва€ себе на плечо. -  то убил?.. - спросил Ѕрыкин у девчоночки, медлительно поворачива€ к ней шею. - ј солдат убил! - оживленно вскричал третий мальчик, самый загорелый из всех, прыга€ и подт€гива€ спадающие штаны. » тотчас же реб€тишки пов- торили хором: - солдат убил!.. - ƒа солдат-то кто?.. - тихо переспросил Ѕрыкин, стара€сь оживить ос- тановившийс€ в неподвижности взгл€д. ≈му это удалось, но тотчас же стали разъезжатьс€ в разные стороны глаза, - так бывает, когда хочетс€ спать или когда с обеих сторон достигает опасность. “олкового ответа он так и не получил. Ќа крыльце своей избы объ€вилась с ведрами бабка ѕуфла, и снова полетело реб€тье на тупоносую шумным назойливым роем. ¬се так же медленно Ѕрыкин подымалс€ в гору. √де-то помычала больна€ корова. ¬озле долбленой водопойной колоды сто€л јфанас „игунов, поил ло- шадь. ≈гор »ваныч знал, что јфанас увидел его, но молчал јфанас, а гл€- дел туда, в замшелую до зелени колоду, полную воды. ” колодца остановил колесны ≈гор »ваныч. - ...приключилось у вас тута? - спросил Ѕрыкин, трудно вороча€ €зыком и стара€сь загл€нуть в лицо јфанасу. - ƒа... парн€ тут испортили, - неохотно сказал јфанас и оп€ть гл€дел в воду, где шумно фыркали лошадиные губы. -  ак же так испортили?.. - недоуменно колыхнулс€ Ѕрыкин. - ƒа испортить-то испортили... а только кто же так бьет? - коротким быстрым жестом „игунов прочеркнул себ€ от плеча до того места, где серд- це. - ¬ голову метить надо было... - “ак, значит, уж плечо подошло... “от, кто метил, знал, куда метил, - осторожно сказал Ѕрыкин, очень сутул€сь и гл€д€ туда же, в колоду. - —частье его, что —ерега-то уехал. ќн бы все село перетр€с за това- рища! - Ћошадь „игунова перестала пить, и теперь он понукал ее, подсвис- тыва€. -  акой —ерега?.. - оторопело взгл€нул Ѕрыкин и мгновенно вспотел. - ƒа ѕоловинкин... кому же еще! - и „игунов стал уходить, так неспеш- но, словно ждал еще вопроса от Ѕрыкина, какого-то самого главного. ≈гор »ваныч, непонимающий и сразу обессилевший от пота, скорее ткнул свою кобылку кнутовищем, чем хлестнул, - колесны снова заскрипели, и продолжилс€ до самого дома след неотрубленных макуш. Ѕрыкин, подход€ к дому, все обгон€л свою кобылку, а обогнав, подт€гивал ее к себе за узду. ” дома, едва прив€зав кобылку к черемухе, взбежал ≈гор »ваныч на крыльцо, с крыльца огл€нулс€: улица была странно пуста.  осые оранжевые тени блекли на короткой траве ¬оровского лужка. Ќа ¬ыселках стучали: кто-то отбивал косу. —рединную улицу переходил ѕрохор —тафеев, по€вив- шись из-за поворота дороги. “очно жела€, чтобы именно —тафеев не приме- тил его огл€дывающим село, ≈гор »ваныч метнулс€ в избу и присел на лав- ке. “ут только целиком обнаружилась его усталость. ќн стал дышать с отк- рытым ртом, при чем все не мог справитьс€ с собственным €зыком. ¬се вы- лезал €зык наружу. ¬о всем теле было ощущение вывихнутости... ƒом был пуст, никто Ѕрыкина не окликнул. Ќа столе мокли в лужицах похлебки хлебные крохи, оставшиес€ от ужина. ¬ал€лась еще опрокинута€ солонка, но соли в ней не было, как и во всей волости. ≈ще сто€ла плошка с недохлебанным. ѕо всему этому съедобному мусору лениво ползали мухи, сосали из лужиц, объедали размокшие корки, наползали одна на другую, -
в начало наверх
черные и головастые, как показалось ≈гору »ванычу. ¬исела в простенке календарна€ картонка, - барышн€ очень в такой шл€- пе. Ќапр€жение ≈гора »ваныча дошло до такой меры, что на мгновенье мелькнуло в голове: вот сейчас эта бледнорозова€, поюща€ раскроет рот еще шире и закричит во всю волость. "√л€дите, какое у него лицо! √л€ди- те, какое лицо у ≈гора Ѕрыкина! ¬озьмите ≈гора Ѕрыкина. Ћишите его дыха- ни€!" ≈гор »ваныч вздрогнул и настороженно засме€лс€ сам над собой, сме- €лс€ - точно всхлипывал. —мех оборвалс€, когда две мухи, сцепившись, се- ли перед ним на краешек стола, - Ѕрыкин тупо гл€дел на них и не понимал. “еперь вс€кий шорох, даже и мушиный, вызывал в нем или мимолетную дрожь, или странно длительную зевоту. «евалось больно, во весь рот, до вывиха челюсти, до боли в подбородке. –ассудок ≈гора »ваныча помутилс€ бы, если бы он в эту минуту услышал свое им€, произнесенное вслух. —овсем бессознательно он зачерпнул из плошки и проглотил. —о странным чувством удивленного вкусового отвращень€ он проследил, как идет во внутрь этот противно-пресный клубок загустевшего картофл€. ¬друг пон€л, что сделал не то: ему хотелось пить. ≈два же пон€л, что именно пить хо- четс€, жажда сразу утроилась. Ќеуклюже вылеза€ из-за стола, он уронил большой нож на пол. ќн замер от звука падень€ и с выпученными глазами зашикал на нож, чтобы не шумел так громко. - ”шат был почти пуст, только на дне оставалось немного. ≈гор »ваныч зачерпнул ковшом и, выт€нув жи- листую шею, загл€нул вовнутрь ковша. ¬ мутной воде металс€ головастик. ќн билс€ о железные стенки ковша, отскакивал, и одно уже неудержимое всхлестыванье головастикова хвоста показывало со страшной нагл€дностью, сколь велик в нем был ужас перед этим твердым и круглым, куда он попал. ≈гор »ваныч держал ковш в руке и полоумным взгл€дом наблюдал эту юр- кую серую др€нь, еле отличимую от цвета воды, когда услышал: по улице кто-то едет верхом. –ывком столкнув ковшик на крышку ушата, Ѕрыкин подс- кочил к окну и ждал, когда покажетс€ из-за деревьев тот, кто ехал. ¬друг, по-жабьи раскрыв рот, ≈гор »ваныч издал горлом неестественный и короткий звук, какой будет, если мокрым пальцем провести по стеклу. ¬ звуке этом выразилось все животное недоумение ≈гора Ѕрыкина. ѕо улице, торжественно и властно покачива€сь в седле, ехал сам он, в черной тужурке, —ергей ќстифеич ѕоловинкин, убитый в ≈горовом воображе- нии. Ѕела€ его лошадь шла мерным чутким шагом, помахива€ подстриженным хвостом. ѕроскользнуло неча€нное соображение, —ерега ли убит? Ќо в сума- тошном метании своем и не заметил этого соображени€ Ѕрыкин.  ажда€ час- тица усталого Ѕрыкинского тела кричала, прос€ пить и пить. ќн махом подскочил к ушату и, не отрыва€сь, осушил весь ковш до дна. ¬ода даже без булькань€ пролилась в его выпр€мленное горло, и оп€ть поражающе пре- сен и неутол€ющ был ≈гору »ванычу вкус воды. ѕитье расслабило его. ќп€ть напала раздирающа€ рот зевота.  ое-как он переполз к койке и повалилс€ за ситцевый полог. ¬ последний раз он выгл€нул на мерцавшее сумерками окошко и упал куда-то в €му. яма была пуста€ и холодна€, и казалось, что Ѕрыкинское сознание нахо- дитс€ в ней где-то посреди, в подвешенном состо€нии. ƒолго ли его созна- ние пробыло в этой €ме, само оно бессильно было определить. ќчнулс€ он уже затемно. “рещала коптилка на столе, задуваема€ ночным ветром из ок- на. „ерные тени вещей очумело скакали по выбеленной печке. ѕолог был уже отведен кем-то в сторону, но оп€ть не было в избе никого... ¬есь опусте- лый, недумающий, он лежал на боку, гл€д€ на огонь красными, опухшими, не отдохнувшими глазами. Ќад огнем летала бабочка-ночница, гораздо менее проворна€, чем ее пугающа€ тень. ¬ошел кто-то, чьего лица не пон€л ≈гор »ваныч. Ћицо вошедшей женщины оставалось в тени. ќна пошла затворить окно. "јннушка! - догадалс€ про нее ≈гор »ваныч. -  о мне пришла! ¬от она подойдет, и € прощу ее. ƒам наставление к жизни и прощу. “еперь все прошло... ¬едь его больше нету, нигде нету!" ∆енщина, закрыв половинку окна, подошла к ≈горовой койке и, приподн€вшись на носках, села на краешек ее. ≈гор узнал теперь, это была мать. ќна посидела с полминуты, потом встала и пошла затворить вторую поло- винку окна. ѕотом она снова подсела к ≈гору. - Ќу... что? - спросила она голосом твердым и спокойным. -  то убил-то?.. - приподыма€сь на локт€х, с тусклым, мол€щим блеском в глазах, спросил ≈горка. -  ак кто убил?.. - крикливой и неубедительной скороговоркой отвечала мать, часто морга€, - —емен и убил... —авельев сын, —емен, убил! ≈гор »ваныч с глубоким вздохом опрокинулс€ обратно. ¬ изголовьи у не- го лежал тулуп покойного отца. ќвчина сообщала ≈горовой шее при€тный хо- лодок. ќн закрыл глаза и с минуту лежал совсем неподвижно, почти не ды- ша. ¬друг он вскочил, почти сбросила его с койки внезапна€ догадка. - “опор-те... топор... - закричал он, повод€ выкатившимис€ глазами. - ¬ колесны вбит... в переднюю лапу!! - Ћежи, лежи, - тихо и по-прежнему сухо сказала мать, по-бабьи засо- выва€ под повойник пр€дь волос. - Ќечего уж, лежи. «амыла € топор-те... —нова, расслабев, упал на отцовский тулуп ≈горка. ≈му вдруг стало легко, так легко, как ни разу в жизни... Ќикаких забот в жизни больше не стало. ¬се стало €сно и пон€тно. Ќежданно голова заработала с безумной четкостью. ¬споминалось: ехал по прилегающему к ¬орам полю. “ам сорный бугор. Ќа бугре сто€ли репьи, многоголовые, колкие и красные, - репьи в закате. ѕотом въехал в село, мальчишки бегут...  то-то сто€л у ѕуфлиной загороды, гнедой масти: или петух, или собака... нет, петух! ѕотом дев- чоночка, у ней соломинка в волосах. „игунов поит кон€, „игунов знает всегда и все. ћухи ползают по столу.  репкий, целый и живой едет ѕоло- винкин, ос€заемый выпученным ≈горовым глазом. ѕотом пил воду... » вот ≈гор »ваныч оп€ть подн€лс€, но уже ненадолго. - ћамынька... - зашептал он по-реб€чьи жалобно. - ћамынька, € голо- вастика проглотил!.. яма уже поджидала его, и он покатилс€ в нее, цепл€€сь за койку, за овчину, за прот€нутую погладить сына сухую руку матери. Ётот обморок был даже нужен ≈горке, как отдых. ј мать гл€дела раскосившимс€ взором за черное окно, и по лицу ее скакал тот же красноватый, утомл€ющий свет коптилки. X. ѕантелей „мелев. ѕостороннему человеку представл€лось это дело так. “отчас же от –ахлеевых разверстщики пошли обедать к ѕантелею „мелеву, советскому мужику. ѕодходила обеденна€ пора. ѕолдень выдалс€ нестерпи- мый, сожигающий. » в самом деле, немыслимо было ходить в такую жару по избам и вскрывать мужиковские тайники. „мелев сам встретил их - ѕетра √рохотова, ћатве€ Ћызлова и продкомис- сара. ќн почтительно и хлопотливо усаживал их за стол, покрикивал жене подавать скорее. √ости расселись. ћатвей Ћызлов поглаживал русую, круг- лую бороду, ею заросло у него все лицо. ѕетр √рохотов писал что-то в за- писную книжку. ѕродкомиссар с неприметным любопытством пригл€дывалс€ к хоз€ину. ѕантелей „мелев и в самым деле стоил продкомиссарова внимань€. Ќе- большой ростом, он таил под наружным тщедушием своим какую-то тихую, внутреннюю силу, видную только через глаза. ќна блестела оттуда то ко- роткой вспышкой ума, то какой-то чудесной добротой, то, вдруг, волей. Ѕыл „мелев порывист до суетливости, но в суетливость свою вносил он ос- мысленность, суетливостью своею он не т€готилс€.  азалось бы: владеть ѕантелею „мелеву при его трезвости большой, де- в€ть на дев€ть, избой с обширными холостыми пристройками, а в четверть избы печь, а в печи вс€кие мужиковские €ства. ƒа и ходить бы ему не пло- ше покойного √ригорь€ Ѕабинцова, который на сход иначе и не выходил, кроме как в жилетке. Ќе везло „мелеву; нещадней, чем других, мочалила его жизнь. ј ущербы посещали его хоз€йство не вследствие какой-нибудь нестройности - у ѕантеле€ глаз щуркий и зоркий, - а по недогаданным при- чинам, которые как майский снег.  ак снег! - вымокало в мокрые весны вчетверо против других, градом выбило втрое, случалась ползуча€ др€нь - пожирала вдес€теро, словно слаще было на „мелевских полосах. “ак и всег- да с незадачливым мужиком: сторожит его и в темную непогодную ночь и в погожий полдень хитрый, несытый враг. Ётот „мелев, растер€в двух сыновей на войне, осталс€ жить вместе с женой и глупой ћарфушкой. ћарфуша ƒубовый язык приходилась ему дальней сестрой. » оттого, что не оставалось „мелеву утехи в жизни, стал ее ис- кать в хоз€йстве своем „мелев и нашел.  роме того происходила в те годы революци€. ѕеретасованы были карты наново, пошла нова€ игра по небывалым правилам: некозырные хлопы побивали заправских королей. - Ёто теперь мы оправимс€, вот как накипь сымем... - говорил за обе- дом „мелев, в ответ на продкомиссарский вопрос, как живут. - —уди сам, друг! ” нас до дев€тьсот п€того один самовар на деревню приходилс€, а теперь коли уж нет самовара, так значит пропили! “ут еще коопераци€... оп€ть же наука! ¬се это предоставлено. ¬от как —винулина погромили, кни- жек € намен€л у мужиков, на курево хотели, да бумага толста€. ќчень дос- тойные книжки. Ќу, скажи, на вс€кий предмет есть сво€ книжка. ќчень ув- лекательно есть! Ќапример, сказать, по нашему делу, по хоз€йству. ƒа и не по нашему, вот скажем: похождени€ капитанской дочки! ќчень подробно про все! Ѕабы-те мои ругаютс€, - добавил он улыбчатым доверчивым шопот- ком, - очень на книгу злы, городска€ зате€, времени отымает много... ј как € гл€жу, нам без города никуда. ¬от ты намедни говорил, что без гвозд€ да без ситцу не проживем. я тогда, конешное дело, промолчал. ј только это не так. » мы ходим, штаны-те не гашником назад надеваем.  уз- нецы-т да ткачихи и у нас есть. √ород нам из других причин нужен. Ёвон, третевось слышу, баба махонького моего поучает: в мышу, говорит, костей нет. ќн, говорит, не имеет кости, потому и может в любую щель вобратьс€. –аст€нетс€ на аршин и лезет. ¬от откуда вам итти надо! «аместо старшего брата вы нам нужны. » потом, конечно, пон€ть нужно мужика... Ѕез пон€- ти€, так лучше уж воду толочь! ќкончив речь, „мелев стал со смущеньем передвигать вещи на столе - тарелку с хлебом, солонку, ложки. ѕродкомиссар слушал, не пропуска€ ни слова, ѕетр √рохотов зевал, ћатвей Ћызлов посмеивалс€. - ¬от так-то заговорит иной раз, так и заснешь под него... - загово- рил ћатвей Ћызлов. - ј правду говорит. “ы, ѕантелей, лучше вот скажи, как ты советским-то сделалс€. ќн до этого любопытен, - тронул он продко- миссара за рукав, - все расспрашивал мен€ вчера... ¬от ему это любопытно узнать. ѕускай в городу расскажет! ѕродкомиссаровы длинные руки лежали на краю стола и пощипывали бах- ромку розовой скатерки, нарочно дл€ гостей вынутой из сундука. - ¬ самом деле, расскажите... - попросил продкомиссар. - я и вообще очень рад, что познакомилс€ с вами. “олько вот в этом пункте € с вами несогласен. —перва, по моему, нужно вековую кожуру сн€ть, предрассудки, € хочу сказать, а там уж и дальше ехать. ” вас-то как будто наоборот вы- ходит?.. - ј вот € и скажу, - прищурилс€ „мелев, разглажива€ шитье скатертки ладонью. - ¬от и у мен€ причина была, и невелика, а затронула! » как бы смут€сь внимательного взгл€да продкомиссара, прин€лс€ сурово сцарапывать давнишнюю гр€зцу со своих обмоток „мелев. ћладший ѕантелеев сын умер уже в ¬орах и одно только оставил в наследство отцу: эти серые крепкие обмотки. „мелев накручивал их пр€мо поверх мужиковских онучей, отчего получались у него ноги невиданной толстоты. ѕоэтому всегда он помнил о сыне. »з ѕантелеева рассказа выходило приблизительно следующее. ѕрошлым го- дом ездил „мелев в уезд, - поездка долга€, в два конца - недел€, потому что летн€€ дорога обводила вкруг всего  ривоносова болота.  ривоносово - потому, что и сюда достигали передние разбродные шайки ѕугача, - руково- дил их  ривонос. ќн и скрывалс€ в этом болоте, когда двинулись царские войска брать ѕугача. - » когда ехал там „мелев, подсадил к себе по доро- ге человека, встреченного под вечер. ¬идно, что человек хороший, в ис- полкомах подводы не требовал из-за страдного времени, значит - со- чувствующий мужику. ≈го, так и шедшего от пол€ до пол€, и подобрал „ме- лев. - —адись, подвезу, - сказал „мелев. - ј что ж, и с€ду, - отвечал тот. -  ак звать-то? »шь борода-т черна€ кака€! - ј звать мен€ √ригорьем, - отвечает. Ќочные пути не коротки, а часы вкруг  ривоносова болота долгие. –аз- говорились оба. Ћежал √ригорий в телеге на спине, на сене, и, гл€д€ на ночное лунное небо, полное к тому же звезд, прин€лс€ рассказывать про вс€кое: какие в небе звезды, какие им числа, из чего сделаны и как до них люди докинулись умом. –ассказывал √ригорий не спеша, голосом тихим, посасыва€ самодельную трубку. ј „мелев, хоть и молчал, слушал со всей остротой мужиковского слуха, и, хоть была ночь, вдруг стало жарко „меле- ву от √ригорьевых слов. - ќчень дерзко насчет каждой звезды говорил. я уж потом-то и пон€л, кажна€ наука дерзка€!.. “ут € и решилс€ спросить. ј правда ли, спрашиваю как бы ненароком, что до христова рождень€ вот не было звезд показано? ј как родилс€, так и €влена перва€... Ќам деды сказывали. » уже ждал „мелев, что загрохочет √ригорий над мужиковской темнотой,
в начало наверх
над вредной глупостью ѕантелеевых дедов, а √ригорий не засме€лс€. “ем же ровным толком объ€снил он так, как сам понимал: ход€т звезды по большому мраку... всегда ходили и всегда будут ходить, нигде им не поставлен срок. - я и говорю, что-де может врешь ты?.. ј √ригорий вынул из сумки трубку, раздвинул ее и предложил ѕантелею самому взгл€нуть, хот€ бы на луну. ќстановил подводу, „мелев посмотрел и т€жело охнул. - —ловно понимаешь, в сердце оборвалось что. √л€жу, а луна-те р€ба€! Ѕатюшки мои, думаю... да как же так?! Ќу, вот воску на снег вылить, так же. » очень мне захотелось тут до всего досмотретьс€, нет ли где-нибудь еще такого... одним словом, ну, непохожего! „мелев, задрав голову, гл€дел в ночное небо и таким удивл€юще-прек- расным видел его в первый раз. » уже казалось ѕантелею „мелеву, что врастает он сам головой в эту черную зовущую пучину, в которой вдруг на- шелс€ свой план и смысл. - “ак мы и ехали. ќн те заснул потом, а € все в небо и ротозел. –ото- зел-ротозел, да на березу и наехал... - с тихим смешком повествовал „ме- лев. - Ѕереза-то в этом месте на дорогу, вишь, вылезла. “ам и объезд был, да € не видел, задравши голову. ќчень это замечательный человек, √ригорий! ¬се во мне перевернул, а не обидно... ¬ уезде вылезает от мен€ да и смеетс€: а ведь ты, говорит, большевика вез! ¬от уж тут-то, созна- юсь, и разз€л € рот-те!.. - Ёто агроном с „екмасовского пол€, √ригорий яковлич звать, - вставил свое слово ћатвей Ћызлов, откусыва€ хлеб. - ј потом-то встречалс€ с ним? - взволнованно спросил продкомиссар. ќн ел мало, зато слушал жадно. - ƒа наезжает-то часто... ¬се на картошку мен€ уговаривает. ќн мен€ учит, а € его, кто чего не знает. —кладно у нас выходит. ќн и останавли- ваетс€ у мен€... - “о-есть как это на картошку уговаривает? - заинтересовалс€ продко- миссар. - ƒа ведь местность у нас все больше пр€ма€, как ладонь... ќп€ть же земл€ така€. ¬ыгодней всего картошка, если, к примеру б, завод тут еще построить... ј то далеко возить. ѕод уездом, там есть терочный один, бывшего ¬имба, - объ€снил „мелев знающим тоном. ѕетр √рохотов пил молоко с хлебом и все врем€ ѕантелеева рассказа подзуживал ћарфушу, сидевшую в отдалении. ћарфуша уговаривала его вз€ть ее в жены, а ѕетр сме€лс€, что, мол, лицом нехороша. - ј ты мне платье купит, хорота€ тану, - т€нула ћарфушка, кривл€€сь. - Ё, нар€дить теб€ значит? Ётак не выйдет! Ќар€ди пень, и пень хорош будет. - я не тара€, - твердила ћарфуша, и глупое лицо ее на мгновенье оза- р€лось насто€щей мольбой. - ¬озьми ѕетрутка... Ѕольно мне надоело в дев- ках-те ходить! - Ћадно, вот через недельку! - пошутил ѕетр, и встал с лавки. - ¬ы уж тут рассказывайте, а € поспать пойду, - громко сказал он. - Ќа сеновал к тебе можно, д€д€ ѕантелей? я ведь некур€щий. - јх да... „то у вас давеча за скандал вышел? - вспомнил продкомис- сар, вопросом намарщива€ лоб. - Ёто у –ахлеевых? - пот€гива€сь, спросил √рохотов. - ƒа так...  аж- дый день бывает!.. - и пошел. ”же без √рохотова стал „мелев рассказывать, как он объ€сн€л про звез- ды мужикам, а мужики ему ответили: "нам ни к чему, мы землю пашем!".  а- кие сам почитывает книжки, и как книжки помогают ему жить. ќбед уже кон- чилс€, и хоз€йка, сн€в скатерть, вытр€хнула ее за окном. —то€л самый разгар полдн€. ¬се живое дремало, даже затихшие в остекл€невшем воздухе деревь€. ќдин только „мелевский петух, пышнохвостый и с плоским гребнем, ошалело долбил сухую гнилушку под самым окном, ища в ней хоть капельку съедобного смысла. —коро ушел и Ћызлов, и продкомиссар со „мелевым остались с глазу на глаз в пустой избе. ѕолтора часа длилась их беседа, и все еще не устал слушать „мелева гость его. “ут-то и вбежал очень бледный Ћызлов и, не гл€д€ ни на кого, сказал: - ѕетьку убили. - √де убили?.. - вскочил ѕантелей, обычно прищурива€сь. ѕодбородок его сразу как-то выдалс€ вперед. ƒл€ своих лет он про€вл€л удивительную живость. - ¬о ржи нашли... ¬ плечо его хлыснули! - јрестовали его?.. - спросил „мелев, потер€нно шар€ рукой по столу. - ƒа-да, арестовать нужно, - заторопилс€ продкомиссар изменившимс€ голосом. - —емена-те?.. - говорил Ћызлов. - ”бежал —емен. я послал двух испол- комских за ним... ќн у одного винтовку вырвал, а другого повалил. -  уда же ему уйти?.. - наощупь спрашивал продкомиссар. - ƒа в лес ушел, к этим... летучим. «а  урью! јгафьина девка видала, через мосток бежал! - ќчень плохое дело! - решил ѕантелей „мелев, наматыва€ и сматыва€ какую-то веревочку с пальцев. - “еперь уж не найти... - „мелев встал и обернулс€ к окну. - ƒа, уж —емена не найти... это правда, - согласилс€ Ћызлов и потер лоб, как бы стара€сь стереть со лба печать заботы и повседневных волне- ний. - я не про —емена, - резко перебил его „мелев. - я про другое. ”те- р€нного, говорю, не найти. ќчень плохое дело. “еперь начнетс€ уж... “ак представл€лось это дело человеку со стороны. Ќо не таким было оно вс€кому иному, знакомому с обличьем всех тех, кто насел€л ¬оры. XI. ѕоложение усложнилось. — этого дн€ быстрей пошло колесо. —ело заволновалось, заметалось в целой сети событий и с каждым дви- женьем все туже запутывалось в их лукавых петл€х. ƒогадки будоражили му- жиковские умы, одна другой непон€тней. ’одило смутное указанье, скоро впрочем рассе€вшеес€, что √рохотова убил не —емен, а ‘етиньи муж, мужик злопам€тный и во хмелю неудержный. Ёто тем более, что и нашли-то ѕетьку на ‘етиньиной полосе. —транную хмельность ‘етиньина мужа подтверждала и молода€ јксинь€ –ублева. —просила јксинь€ в тот вечер: "ты с чего это, ‘етиньин муж, куражишьс€? ¬от жена-те намылит тебе голову!". ј ‘етиньин муж объ€вил ей на это турка, то-есть кукиш с вывертом и с прибавком двух очень неуказанных слов. - ѕодпр€товска€ старуха утверждала свое: всему писарь ћуруков виной! ѕрислали из уезда на волость три пары обуви: две пары женских полсапожек на высоком каблуку, а третьи - на картонной по- дошве бахилки, дл€ покойничка. Ћызлов ћатвей и отдал жене своей пару, чтоб носила за —оветскую власть, потому что совсем обносилась баба, хо- дила совсем боса€, даже в церкву нечего надеть. ќстальные две пары, и в том числе покойницкие, председатель сдал в цейхгауз. ј тут ћуруков и пришел: "дай, говорит, ћатвей, и мне пару за —оветскую власть. я все дни напролет пишу, дай и мне". Ћызлов выдал ему покойницкие, а ћуруков оби- делс€. - «адавали после этого вопрос ѕодпр€товской бабе: "дура ты, баба! ѕетька-те при чем же тут?". ј ѕодпр€това так даже и озлилась: "да какого ты шута с ѕетькой ко мне лезешь?  ако мне до ѕетьки дело. ’ошь бы и всех их, ѕетек, переколотили!" - “ретьи, у кого сыновей в лесах не было, про- ще всех объ€сн€ли. —идели дезертиры, вид€т - ѕетька идет. ќни и сказали: "товаришши, гл€ньте, ѕетька идет! Ќе скувырнуть ли нам его с дороги?". “ут и был сужен конец √рохотову. - „етвертые такую околесицу несли, что и повтор€ть совестно. “€желей ночи полегла на всех неоткрыта€ вина. Ёто потому, что в —еме- нову вину сперва не верили. », когда в последующий день, встречались с исполкомскими, как-то особенно сутулились и скользили мимо, прикидыва€сь невиновными, и в самом деле невиновные мужики. —игнибедов где-то выгл€- дел, что послана в уезд красна€ бумага, какое злодейство учинено над со- ветским человеком в ¬орах. "ѕом€ни мое слово, будет бабам выть€!" - ска- зал ≈фим —упонев √арасиму. √арасим эти слова крепко в себ€ прин€л, стал бережно взращивать чертополошье сем€ этих слов, хоть и жгло оно душу, и, прораста€, звало на новые дела. “а же сама€ чернота, что висела мес€ц назад над Ѕрыкинским домом, могуче распростерлась теперь над всем селом. » верно, была послана в уезд бумага с нарочным красноармейцем. ƒолж- ностным €зыком уведомл€лось в ней, что приход€т на волость событи€ чрез- мерной важности, - нужна дл€ предотвращень€ их крепка€ рука, и рука не пуста€. —ообщалось также в бумаге мелким ћуруковским почерком, что полны окружные леса проходимцем дезертирского звани€, а особенно те леса, что зовутс€ »саева —еча и прилегают кольцом как к ¬орам, так, с семиверстной длины, и к ѕопузину. ј живут дезертиры охотницкой коммуной, называют се- б€ летучей братией, по утрам звонкими песн€ми перекликаютс€ с птицами, напомина€ о вредном своем существовании советским мужикам. » не доле того как в п€тницу, в приходский праздник, носили старички самогон своим блуд€щим сыновь€м, с ними и пили. » все село, п€тьсот пар ушей, слышало, как на€ривала в лесу оголтела€ дезертирска€ гармонь, соп- ровождаема€ балалайками. ¬ечер тот был из р€да вон чуткий и слышный. - ј орудует среди них за главного дезертир ћихайло ∆ибанда, удачник в любом непристойном деле. - Ћишь про то не было указано в ћуруковском писаньи, что пустых среди летучих нет, у каждого винтовка, что имеютс€ у мужиков и пулеметы, наследие от царской войны, и вс€кий другой, годный дл€ убийства снар€д. - ѕро пулеметы посовестилс€ упом€нуть Ћызлов, бо€сь подвести под полный разгром богатое свое село.  уцую, таким образом, бу- магу вывез посыльный красноармеец в уезд. „етыре дн€ ехал гонец, а событи€ не ждали.  атитс€ колесо, приспущен- ное с горы, не в бег, а вскачь, - где его опередить кволой мужиковской кл€ченке! ”же напр€глись сердца ¬оров ожиданьем неминуемого. ”же свистел унывно воздух от размаха колом. Ќа особом исполкомском совещании, происходившем в вечер √рохотовского убийства, предлагал ћатвей Ћызлов не сдаватьс€ на мужиковские угрозы, дабы не показывать очевидной слабости. ѕродкомиссарово же предложение состо€ло в том, чтоб отослать часть мужиков с подводами отвозить собран- ный по разверстке хлеб на железную дорогу. —мысл всего этого - продер- жатьс€ неделю до прибыти€ руки из уезда, твердо вед€ однообразную линию в поведении, не искривл€€ ее ни в чем. ћужик „мелев все врем€ совещани€ только головой качал да хмурилс€. ¬ продкомиссаровых словах виделось ему простое незнание мужиковских настроений. - Ќе поедут, - тихо сказал он. - –азве врем€ теперь лошадей занимать? да и людей тож! »м тогда еще больше прицепка выйдет ¬ы, скажут, нам ра- ботать мешаете... ћатвей Ћызлов, ныне в выцветшей синей рубахе с ластовками, тер руки и все силилс€ вызвать на лицо выражение неколебимого спокойстви€. ќднако то-и-дело высовывалась из его лица грустна€ улыбка. ¬ его непрестанном постукиваньи по столу тоже звучала нека€ тревожность. ѕоловинкин сидел у раскрытого окна и безостановочно курил. ќдин только ћуруков все писал и писал, так близко приблизив нос к бумаге, что даже коробилс€ от его приближенного дыхань€ листок. Ќа минутку выход€ из избы, он приклеивал хлебным м€кишем все новые и новые объ€влени€ на исполкомскую доску и притирал рукой, чтоб не сорвало ветром. ¬ернувшись, он шепталс€ с Ћызло- вым и ѕоловинкиным и писал новое уведомление, просившее мужиков не вол- новатьс€ во им€ ответственности момента, а с подобающим вс€кому гражда- нину спокойствием готовить теплые вещи к завтрашнему дню. „то же касает- с€ куриного налога, четыре €йца с курицы, то разрешалось замен€ть €йца и медом, и воском, и полотном, и даже хлебом, у кого осталс€. Ќапр€женность заседани€ этого, в котором участвовали восемь человек и которое было последним в ¬орах, была усугублена еще тревогой по той при- чине, что в окружности уже начали пошаливать мужики. Ќакануне в дере- веньке ћалюге был убит председатель, мужик грубый, но пр€мой, которого знали и в уезде. ”бийство никакими волнени€ми не сопровождалось, а прос- то вывели за околицу и убили ножом, труп же запихнули в тр€сину, такую тр€скую, где тройка с седоками в две минуты уйдет. ћалюгинские недаром за чертей слыли в окружности: живут в местах особо жидких и человека це- н€т не дороже нового топора. - —пать теперь придетс€ только по очереди, - сказал „мелев тихо. - ќни если и полезут, то ночью полезут. - Ѕлиже двух дней не полезут, - сказал Ћызлов, размазыва€ ћуруковскую кл€ксу по столу. - ј готовитьс€, конечно, не вредно. ¬олодьку-т ¬а- сильева тоже ночью вз€ли. - ¬олодькой и звали ћалюгинского, убитого. - ќбыскать бы их, - начал ѕоловинкин, сосредоточенно промолчавший все заседание. - ќружие отобрать, а там уж легче... ќн не досказал, окликнутый сзади, из раскрытого окна. - »звин€юсь за беспокойствие! - сказал кто-то, на половину по€вл€€сь в окне и, очевидно, сто€ ногами на заваленке. - ƒозвольте прикурить! - и теперь почти весь вт€нулс€ с незакуренной цыгаркой в окно. ¬се увидали. “о был среднего роста, уже не парень, с залихватски-па- левым цветом лица. —ветлые усики казались прикленными к верхней губе, такое было в них удальство. ѕодбородок чисто выбрит. ‘уражка его, зам€- та€ и старого образца, чудом держалась на затылке, а на лоб приспускалс€ гладкий завиток русых волос. ѕрикурив у ѕоловинкина, он спокойно и без
в начало наверх
тени усмешки огл€дел всех сид€щих вкруг стола, свистнул, лихо козырнул, и сразу его не стало. ѕоловинкин собралс€-было продолжать свои рассуждени€ о необходимости обыска, но поперхнулс€ словом, пуга€сь оцепенелого вида остальных. „ме- лев перегл€дывалс€ с Ћызловым, ћуруков никак не мог вытащить ручки из чернильного пузырька, точно держал ее пузырек зубами. ѕрочие имели вид такой, словно собирались вспорхнуть и улететь. ѕервым пришел в себ€ Ћызлов, выругалс€ и вылетел за дверь. —лышно бы- ло, как кричал он что-то часовому, и как побежал часовой за угол избы, на ходу щелка€ затвором. - ... в чем дело? - спросил ѕоловинкин, обвод€ оставшихс€ глазами. ѕо м€систому лицу его разом пролегли четыре черных складки. Ќикто ему не ответил. ¬се настороженно ждали выстрела, но выстрела так и не последовало. - “ак как же?.. - повторил ѕоловинкин, дыша с открытым ртом. - ¬от те и как же! - заворчал „мелев. - ј ты знаешь, кто у теб€ при- куривал? - Ќу?.. - насторожилс€ продкомиссар. - ћишка ∆ибанда... собственной личностью! - отвечал „мелев и пошел затворить окно. “ут вернулс€ Ћызлов и неуверенно встал у притолки. ѕервое, что ему бросилось в глаза - ѕоловинкин пересел от окна, и теперь позади него приходилась стена. Ёто он увидел, и об этом не промолчал. - —трел€ть, —ергей ќстифеич, будут, так и сквозь стену достанут! - громко сказал он. - ¬ертетьс€ теперь нечего, стой до конца! - и, подойд€ к столу, полез без спросу за махоркой в ѕоловинкинский кисет. ...   ночи заболоклось небо. Ќочь вышла душна€, темна€, не спокойна€. –ассвет не принес облегчень€. “учи, словно из гор их вывернули, кремне- вых цветов, налезали друг на друга. Ќе упало из них ни капли на истрес- кавшиес€ пол€. √де-то за тучами неслышно переползало солнце в знак Ћьва. Ѕыл канун ѕетрова дн€. ÷вела рожь. ћужики спешили покосом зан€ть пусто- порожнее врем€ между ѕетровым днем и  азанской. –ожь выходила ранн€€. Ќа  урьей пойме, в виду ѕопузинских косцов, косили ¬оры с самого утра. ”же четвертина скошена была, когда поустали... ѕрисев кто на чем, разв€зали узелки, стали есть. ¬место шелест€щего посвистывани€ кос побе- жали по лугу тихие говорки, но смехов среди них не было. ¬ этот день к ƒмитрию Ѕарыкову приставала ћарфушка, чтоб замуж вз€л: "возьми да возьми. ј плохо говорю, так € молтать буду"...   этому времени усилилась в дурьей голове истова€ вера в гр€дущего к ней жениха. “олько бы и пос- ме€тьс€ над ней, кудлатой и седой, над постылою всем босотой ее, над ее несвадебным нар€дом - холстинна€ тверда€ юбка цвета белой лесной плесе- ни. Ѕыло не до смехов. ѕоприслушатьс€ к говоркам - со страхом услышать: в шумную половодную реку грозили сбежатьс€ малые ручейки. √оворили словами, какими-то иск- ривленными до неузнаваемости, маловн€тными, но каждое слово таило в себе темный смысл. ƒвое громче всех спорили: Ћука Ѕегунов и ≈фим —упонев.   ним подошли послушать и сами незаметно дл€ себ€ вплелись в спор. „ерез дес€ть минут гудело то место криком и руганью. —обственно говор€, спора и не было, все на одном и том же сто€ли согласно, но нужно было сердцу дать волю гнева, а горлу - крик.  акой-то мужик в веревочных шептунах лез, посовыва€ в воздух кулаками, напирал на ѕрохора —тафеева, чертыха- €сь и воп€. - ... нельз€! Ётак нам никогда из кнута не выйти... - ”мных людей надо ждать! - сто€ пр€мо и твердо, упиралс€ —тафеев. - “интиль-винтиль, из палки не выстрелишь! - ”мные-те все с голоду подохли. ћы уж сами! - налезал в шептунах, усиленно суча кулаками. - ƒа как же! - метнулась на ѕрохора баба, решительно проталкива€сь в самую средину людской кучи. - ”родилась у мене на полосе-те леша€ щетин- ка! ≈е не замолотишь!.. ячмени совсем не колос€тс€. ј рази они мне да- дут? ј € сама дес€та! ¬от ты и смекай!.  ак же мне отдать-то! - “ак ведь отдала же! - сипло задорила друга€ баба, с носом в пол-ли- ца. ”же получалось подобие схода. —тихало на минутку, но возгоралось вновь. » снова наскакивали друг на друга мужики, замахивались впустую, отскакивали, кружили все неистовей. ѕрирода затихала, прислушива€сь к бурл€щему гуду человеческих душ. “ут в самом разгаре кто-то за спинами мужиков сказал чужим голосом: "смену надо"... —лово это, произнесенное с твердостью, хлестнуло как удар ветра и сразу заставило умолкнуть гул почти всего луга. ћедленно, точно бо€лись свихнуть шеи, поворачивали головы назад мужики. ¬близи никого не было, зато дальше, держась за тощую полевую р€бинку левой рукой, сто€л —емен –ахлеев.  ак больной, он гл€дел со сдвинутыми бров€ми куда-то поверх лю- дей и луга, куда-то в пасмурные обширности неба, откуда нависала почти отвесна€ туча. Ќе свод€ глаз с —емена, мужики стали отступать от него, п€т€сь задом. ¬друг он сорвал с себ€ картуз и резко, - словно, отча€вшись, землю самое в поруки себе призывал, - ударил им оземь. - Ё-ей, сер€чки!! - услышали первый его призыв мужики и увидели, как выдалс€ он грудью вперед, точно ставил ее под удар. - ’очу вам расска- зать, за что € ѕетьку убил... —лова у —емена были все какие-то подрагивающие, подрагивали и губы. ќн уже не останавливалс€ в начатой речи. –€бинка, зажата€ в его кулаке, покорно потр€хивала листь€ми при каждом его словесном нажиме. Ќа лицо его, если бы вблизи сто€ли, было бы трудно гл€деть мужикам. Ќестерпимой болью, как у ‘едора —тратилата, осенилось его лицо. ќн и сам не помнил потом, о чем говорил, потому что говорил как в бреду, но выходило склад- но, - как если бы с косой шел по цельной траве. ѕонуро сто€ли мужики, слушали с неслыханным вниманьем, хоть и не было ни одного сладкого слова в —еменовой речи. ѕромежутки молчань€ в ней бы- ли как бичи: такими сгон€ет воедино разбредшеес€ стадо пастух. ќсью было то, о чем неумолчно болели ¬оровские сердца, «инкин Ћуг, а вокруг оси вертелись все малые и немалые колеса: и ненасытный город, и прежний опыт, и гр€дуща€ расправа за убитого √усака. ѕервоначальное подозрение мужиков, что хочет —емен взбаламутить мир, чтоб собственное злодейское дело мирским грехом покрыть, теперь рассе€лось само собой. - ¬друг зап- лакала маленька€ девочка, держась за материн подол. «аплакала потому лишь, что особенно напр€женно молчал ее отец, т€жко опершись на косу. ”слышав плач ее, мужики неожиданно загудели, чтобы потом так же неожи- данно затихнуть. ... »менно затишье наступило в ¬орах. Ќа улице никто не показывалс€, назначенных €иц никто не принес. ”же неписанно была объ€влена война, но обе стороны молчали, выжида€ ходов противника. ѕоп »ван ћагнитов, прики- нувшись трудно-бол€щим, не служил никакой службы даже и ради ѕетрова дн€, хоть и грозили ему чреватые последстви€ми мужиковские недоумень€. ƒаже реб€там своим воспретил »ван ћагнитов выбегать на улицу, чтоб не напоминать о существовании в ¬орах ћагнитова »вана. ¬ неменьшей тревоге пребывал и исполком. ƒважды ездил —ергей ќстифеич в „екмасово, на телефон, чтоб сговоритьс€ с уездом. ѕровода, пущенные по деревь€м, оказались перерезанными. »з проводов наделала себе летуча€ брати€ невиданные запасы балалаечных струн. » в тот день, когда, отча€в- шись совсем, в третий раз отправилс€ ѕоловинкин в „екмасово, весело зве- нели на дев€ти дезертирских балалайках те самые советские провода. ... “ам, в лесу, выходил на средину пушистой лесной пол€нки долгоно- гий верзила ѕетька јд. ќн обхватывал себ€ самого длиннющими руками, под- бирал полы рваной шинели и, с прыжка, укоротившись в росте, такого пл€- сака показывал, что у толстоп€того пенз€ка “ешки, первого пл€суна у себ€ в ѕензенской, зеленело от зависти в глазах. XII. ”дар. ¬виду того, что не только €иц, но и €ичной замены никто не принес, был предприн€т обход по избам. »сполкомска€ комисси€, в составе продко- миссара, ћатве€ Ћызлова и красноармейца, вышла после обеда второго дн€ из исполкомской избы и направилась на ¬ыселки, откуда предполагалось на- чать. ѕо насто€нию продкомиссара выход был сделан без оружи€, чтоб не будоражить зр€ мужиковского воображени€. “олько красноармеец был снабжен винтовкой, ибо, будучи без винтовки, он скорее возбудил бы подозрени€ мужиков. ¬ той крупной игре, кака€ началась всего несколько дней назад, это было не только неудачным, а и бессмысленным ходом чрезмерно разм€к- шего сердца. Ётот необдуманный шаг и поверг наземь зловещую тишину того дн€. ј день выпал удушающий. Ќизкой облачной паутиной был заткан небесный свод. ѕарило. ¬ безветренных пол€х никли цветы: даже и цветам нечем было дышать. ...  ура от века бабьей птицей слыла. » едва пронизала ¬оры весть, что пошли обходом исполкомщики, побежали бабы к ним навстречу, наспех - на щеколды и засовы затвор€€ дома. ћужиков нигде видно не было, один только высокий бабий стон сто€л на широкой улице села. Ѕабы бежали с пустыми руками, но гневные, встрепанные, похожие на наседок, вспугнутых с гнезда. ѕродкомиссар шел небыстро, немного поотстав от Ћызлова с красноармей- цем, ушедших вперед. »х окружили и разъединили бабы, разева€ в €рости рты, гулкие как печные горшки. - Ќет тебе €иц! - кричало несколько баб хором. »х предельное возбуж- дение делало их опасными даже и дл€ взвода солдат, а тут было всего трое, безоружных. - √рудные реб€та у нас осолодку жрут... а мы теб€, зевластого, €йцами кормить станем?!. - ... раззор, раззор! - безостановочно выла кака€-то, напрасно сил€сь прорватьс€ к продкомиссару сквозь непроницаемое кольцо баб. Ѕабы оттирали баб назад и сами лезли на продкомиссара, который терпе- ливо повертывал голову то в одну, то в другую сторону.  ака€-то, крива€ и бесстыжа€, со сбившимс€ назад платком, кричала пронзительно в самое его ухо, опира€сь на его же плечо: - ј у мен€ вот петух сломалс€... кур не топчет совсем! ƒедку что ль закажу, чтоб кур топтал?..  омиссар не слышал, а когда услышал, то потер себе лоб, чтоб пон€ть и вдуматьс€ - мешал крик. ј когда добралс€ до смысла петуховой поломки, стало уже поздно. Ѕабы, атаковавшие двух передних, очевидно были злей и упористей. Ќапрасно Ћызлов и шуткой и угрозой и щипком за мужнее место силилс€ отбитьс€ от бабьего напора. ¬олна все подымалась, и уже нельз€ было уйти из-под волны. “ут ‘етинь€, котора€ жгуче крапивы и горчей полыни, подхватила куру, запутавшуюс€ в бабьих подолах и напрасно искавшую выхода, и смаху кинула ее красноармейцу в лицо. Ёто случилось быстро. “от не успел остеречьс€, курина€ лапа попала ему пр€мо в глаз. ќн зашаталс€, зажмурилс€ и не- вольно отпихнулс€ от баб винтовкой. Ќа беду, в сутолоке бабьего бунта находилась и безвредна€ –ублевска€ молодайка, - ходила на шестом мес€це. ”дар пришелс€ ей в живот. ќна высоко и нелепо взмахнула раскинутыми ру- ками и с пронзительным криком "убили" повалилась на земь, среди рассту- пившихс€ в ужасе баб. ¬опль јксиньи –ублевой был как бы молнией, гром не замедлил. —отн€ бабьих голосов подхватила јксиньин вопль. ”лица стала пустеть, бабы раз- бегались. » точно только этого последнего сигнала и ждали мужики. ¬ под- воротн€х, в плетн€х, в углах и закоулках заворошилось живое и рассержен- ное. ћужики бежали с коль€ми, косами и топорами. ¬ынесс€ откуда-то и ≈гор Ѕрыкин. Ѕлест€ полоумными глазами, он волочил за собой шестерину, взмахнуть которой все равно у него не хватило б сил. - ¬ коль€... Ќа тетку  омуну в коль€!! - трубным голосом завывал —иг- нибедов и несс€ снизу в распахнутой жилетке, облива€сь потом и вытаращив глаза. - ... о-о-о!.. - ревел √арасим черный и несс€ с колом сверху, взмыва€ пыль гулким топом €ловочных сапог. ¬се трое - Ћызлов, красноармеец и продкомиссар, - сбившись в кучу, оцепенело гл€дели вокруг себ€. ” Ћызлова, как от великой боли, оскали- лись зубы, и был жуток желтый оскал крепких его зубов. ѕродкомиссар тер себе подбородок, бормоча что-то непослушными губами. ј третий, зажима€ ладонью подбитый глаз, с ужасом гл€дел уцелевшим глазом на бабу, повер- женную во прах, на лежавшую р€дом с ней винтовку.  расивое лицо –ублевс- кой молодайки синело и зверело от судорог. ќтовсюду приближались. - ... что ж это вы, товарищи, бабу мою обидели? - €довито прошипел кто-то сзади. ќни обернулись все трое. “ут-то и наскочил на них верхним €стребиным летом √арасим черный. XIII. ¬оры гул€ют. —ергей ќстифеич провел весь тот день до самого вечера в „екмасове. “елефон не действовал, но в трубке как-то звенело, словно кто подд- разнивал с другого конца порезанного провода.   вечеру —ергей ќстифеич зат€нул ремень на шинели потуже и выехал в ¬оры.   этому времени уже со-
в начало наверх
вершенно сложилс€ у —ерге€ ќстифеича план: надо заехать в ¬оры, за бума- гами и с каким-нибудь поручением уезжать в уезд от начинающихс€ бес- чинств... ≈хал он не спеша, потому что небезопасно было шуметь по темени возле этого кра€  ривоносовых болот. ѕо-разному шалила в этом месте ле- туча€ брати€ над проезжими. ј лошадь у ѕоловинкина была бела€: - хороша€ цель и по темноте. ¬ одном повороте дороги —ергей ќстифеич даже соскочил с лошади и вел ее на поводу, пока не миновал подозрительный осинник. —ергей ќстифеич был прав: уже не храбрость, а глупость - подставл€ть се- б€ под баловную пулю незнакомого удальца. — самого начала ѕопузинского луга ударил по —ергею ќстифеичу ветер, донес всплески дальнего набата. ћесто тут было очень просторное. —ергей ќстифеич вскочил в седло и хлестнул лошадь. ¬оры, окруженные лесами, не были видны —ергей ќстифеичу: —ергей ќстифеич подъезжал с юга. “ут ему показалось, что видит на облаке отсвет огн€. ѕричина набата стала €сна. ќпасности не предвиделось. —ергей ќстифеич еще раз подхлестнул кобылку. — опушки, ближней к ¬орам, стало видно: пожар, - очевидно горел ка- кой-нибудь из крайних домов. "–азойтись пожар не может, ветер не в ту сторону. ј вместе с тем и хорошо: вниманье мужиков хот€ бы временно отв- лечетс€ на пожар. ј там, может быть, и совсем схлынет, рассеетс€ мужи- ковское волненье. Ќедолог мужиковский гнев!" “ак думал ѕоловинкин, тр€- с€сь в седле. Ќабат стал оп€ть слышен. »сступленно и без сопровождень€ малых колоколов, бухал большой, в суматохе утер€вший все свое досто- инство старшинства. "ƒолжно быть, ѕуфла горит!" - подтвердил свои догад- ки ѕоловинкин и в третий раз подогнал кон€. ќн приближалс€ к ¬орам бесшумно, тонули в глубокой пыли стуки копыт. » вдруг перед самым селом стало жутко. ќн напр€гс€ до багрового стыда и переупр€мил страх. ѕрив€зав кобылку к перилам моста, он пеше добралс€ до подъема холма. ѕопалось на пути подобие водоотводного рва, ѕоловинкин переполз его.   этому времени стало совсем темно, приходилось итти почти наощупь. “ак, в темноте, он нашарил плетень крайнедеревенца. ∆гучее, не- осознанное любопытство охватило —ергей ќстифеича, - вот так же в царскую войну, когда в темноте нужно было миновать вражеский дозор или черный наблюдающий глазок пулеметного гнезда. Ёто было любопытство здорового человека к смерти. - ѕриникнув к плетню, выгл€нул. Ќесмотр€ на потемки, улица была вс€ видна, освещенна€ лохматым светом пожара. √орела исполкомска€ изба, сто€вша€ чуть-чуть на отлете. ¬етер затих, и огонь выпр€милс€. ƒыма не было, целые рои небыстрых искр порха- ли по темноте.  расные сумерки сто€ли над селом. ¬ улицах царило непо- н€тное оживленье. ¬друг оборвалс€ набат.  то-то, перебега€ от дома к до- му, кричал хрипло и властно, из последних сил: "Ѕратцы, оружайтесь! Ѕратцы...". ≈го призыву отвечал неровный гул. —ергей ќстифеич не мог оторвать остановившегос€ взгл€да от гор€щего исполкома. ѕокор€л его и не отпускал итти этот огромный столб почти неподвижного огн€. ”павшее сердце стучало мелко и часто.  азалось бы: бежать —ереге, шпорить до крови белую кобылу, скакать с донесением в уезд. Ќо произошло другое. —ело встало под знак м€тежа. »сполком горел. ¬се нити подчинени€ его уезду были порваны. ѕоловинкин ощутил себ€ освободившимс€ ото всех недавних забот. “еперь он принадлежал себе самому. » целый вихорь осмыс- ленных, здравых решений не одолел одного, неосмысленного. „то-то пошеве- лилось в груди, и грудь вздохнула, и тотчас же где-то там, на глубине пощекоталось удивительное желание - быть там, посреди криков, см€тень€ и опасности. Ќе отрезвленный и холодом ночи, он стал пробиратьс€ за околи- цей к середине села. ¬друг, совсем вблизи, загромыхала подвода. ƒорога освещалась тем же огненным столбом. ¬ свете его ѕоловинкин узнал: ¬оровской поп, »ван ћаг- нитов, удирал на телеге, нагруженной доверху поповским скарбом и ре- б€тьем. —ам он сидел на пузатом комоде и держал на колен€х, в обнимку, самовар. ѕосле заворота дороги влево все это стало еле приметно, и только в гл€нце самовара предательски торчал красный отсвет пожара. "јга, бежишь!", с насмешливым волнением подумал ѕоловинкин и хотел уже продолжать свое опасное предпри€тие, но во врем€ прижалс€ к черной стене мужиковской бани. ¬ мимобегущей, темной и широкой фигуре, спотыкавшейс€ и падавшей, узнал —ергей ќстифеич попадью. ќна догон€ла поспешающего му- жа, задыха€сь и крича шопотом: - ќтец, отец... поднос-те забыл! ¬озьми, накось, поднос-те... - так с подносом, прижима€ его к груди, и побежала она под спуск холма, напрасно взыва€ к мужу. ƒвиженье на селе необъ€снимо усилилось. √орланили мужики, как бабы, и бабы ругались, как мужики.  уриный бунт, курина€ смехота разбухла в страшную тучу на всю округу. ”жасом и кровью захлебнулись ¬оры в тот день. ¬ременами, нежданна€ как согл€датай, перебегала оголившуюс€ пол€н- ку неба луна и оп€ть зарывалась в дав€щую м€коть облаков. » оп€ть, как и ѕоловинкин, терзаемый смертным любопытством, выскальзывала на долю мину- ты и оп€ть пугливо пр€талась. Ѕыло чему пугатьс€... ”же вошла в ¬оры всем количеством летуча€ брати€, доселе укрывавша€с€ в лесах. ћужики встречали сыновей, бабы - мужей. —игнибедов, разойд€сь в порыве заметавшегос€ сердца, потрошил напропалую остатки своей торговли, сооружа€ угощенье чужакам. ≈сть никому не хотелось, пропала обычна€ жад- ность к еде. Ќужно всем было пить, стало красно в мужиковских глазах от сожигающей жажды. ѕронырливостью ≈гора Ѕрыкина был открыт на радость всем целый самогонный завод в омшаннике у бабки ћ€тлы, повитухи. ѕили дико и ковшом, и блюдечком, и пр€мо так - в прихлебку. ’мельным и шатким шагом вышел с одного конца села ƒмитрий Ѕарыков, нес€ за плечом гармонь. ¬озле колодца как раз столкнулс€ он с јндрюшкой ѕодпр€товым и ≈гором Ѕрыкиным, при€тел€ми давнего детства. ¬ышли они с трех разных сторон, тоже хмельные, наобум, в неизвестность пь€ной тьмы, а за плечами у обоих тоже повизгивало по гармони. - Ѕрыкин пь€ным только прикидывалс€.  ак столкнулись, так остановились недоуменно, разом, по-бараньи выс- тавив лбы. - ∆ену пришиб, - самодовольно сказал ≈горка и, сорвав картуз, повел им так, словно приветствовал теперешнюю свою хоз€йку, самогонную раз- гульную ночь. - √е-е... - пробле€л јндрюшка. - ƒо смерти? - Ќе, поучил только... - визгливо прохохотал Ѕрыкин. ѕосто€ли они и еще немного, носами к носу. √де-то бегали, кто-то кри- чал. ƒушило зноем, потому что заперли нахлынувшие тучи все небесные от- душины. ”же не луной, а зарницами поминутно вспыхивало небо, черное как черный порох. ¬друг јндрюшка кр€кнул и ловко подернул плечом. “рехр€дка его вздрогнула звуком и, как учена€ собачонка, перескочила пр€мо под ру- ку. “о же проделали и при€тели. –азом нажали все трое по четыре заветных клапана, разом раст€нулись гармонные голенища во весь возможный мах...  ак когда-то! - сотни лет назад, когда все трое и без вина бывали пь€ны - шли они р€дком, гуд€ в самодельные гуделки. ѕотом, - поживших в городе сильней манила жизнь, - вот так же ходили, выворачива€сь наизнан- ку в жениховском чванстве, покрикива€ песни. “огда еще пыжилась из них младость: - подергивали робкий ус, чтоб рос скорей, девкам на сердечную пагубу. » вот снова, три неразделимых друга, вкусивших от соблазнов жиз- ни, били злыми пальцами по гармонным ладам, и пели лады пл€совым напевом о скорбном, непутном, нерадостном... ’удое лицо свое со впалыми щеками, распухшее и красное, на сторону завернув до отказа, гр€нул во всю глотку ћит€ Ѕарыков: ............. э-эх, загул€ли заворуи, поддавай, старуха, щов!.. ј уж по заулкам бежали к ним однодеревенцы и чужаки из летучих, уда- лые и тихие, р€бые и гладкие, богатеи и голь. - ... пь€но, “имак! - закричал один из них, маша руками так и с€к. - Ќа бугре стоим! - отвечал неизвестный “имак во всю грудь. - Ќам что! ћы вс€ку б€ку пьем... - ћиленький... и мухомором упитьс€ можно! - лез первый. -  отуй, реб€тишши... - отупело сказал какой-то, непрестанно топоча ногами в лапт€х.  рики усилились, подходила нова€ шумлива€ ватага. - ѕоймали... ѕленного поймали! - суетливо возглашал —авелий ѕоротый, тычась впереди. —авельев хмель всегда м€гок и весел. -  ого пымали?.. - насторожилс€ Ѕрыкин и повел носом, вынюхива€. - —ерегу-√усака словили - объ€вил невеликого роста, но великого объема в груди человек, летучий “ешка. - ћишки-т ∆ибанды нет ли тут? ќн давно у нас на —ерегу зарилс€! –аздались крики: - Ќе е, ћишка там... ” —авель€ в избе. - ” нас, у нас ћишка. — —еменом моим совещаютс€, как теперь дело по- вести, - хвасталс€ ото всей души —авелий. - Ќасчет –ассеи обсуждают, брать или не брать!  уча остановилась. ¬ середине ее сто€л, выдава€сь ростом, —ерега ѕо- ловинкин. ќн щупал себе спину и поводил глазами, словно хотел запомнить вс€кое лицо. - ’л€стик-то оборвалс€. ѕоищите, тут где-нибудь... - попросил ѕоло- винкин. - » без хл€стика! все равно теперь... - сказал какой-то, державший —ерегу под руку. - Ќа комар€ его! - запросил кто-то сзади. - Ќа огонек... - ћы и без ћишки!.. ѕоловинкин посапывал носом и кусал губы, совсем заворачива€ их вов- нутрь. —зади оп€ть закричали: - Ќа комар€!.. Ќа кома-арика-а... -  омарь-то не ловок теперь, - озабоченно возглашал босой и древний старик, только затем и выползший со своих полатей, чтоб обсудить с моло- дыми —ерегину казнь. -  акой уж теперь комарь!.. - Ќичего, ничего, папаша, - утешал его хлопотливый парнишка, - теперь пауту зато самые времен€! ќп€ть же муравей! ’ватит зверь€... -   болоту... - завопили задние, которым так и не удавалось проб- ратьс€ до —ереги и хот€ бы пощупать его собственноручно. - ј кого впереди-т пустим? - перекричал всех “ешка, напрашива€сь на эту честь. - ѕетьку јда... ѕетьку! - закричало полдюжины голосов. - ѕетьку и пустим, у него ноги живые... - ... в суставах тонкие! - восторженно крикнул еще какой-то, уже не молодой.  огда-то, видно, озоровал немало, да отзоровал свою молодость. “ак они, “ешке в раздражение, и пустили впереди ѕетьку јда, парн€ двадцати восьми лет, длинного и тонкого как жердь. ¬ышел тот - кто-то осветил его вздувшейс€ папироской, - погл€дел с виноватостью, вскинул глаза на зарницу, сказал как бы про себ€: - »шь... летают какие!.. » вдруг, словно хватила его смертна€ судорога, согнулс€ и разогнулс€ на одной ноге, а другою выбил мельчайшую дробь - Ёха-ху-ха-ху-ха-ху ƒ'хоть бы плохоньку каку... - продержал он на одной высокой ноте. ќни уж и пошли-было, вед€ —ерге€ ќстифеича на смерть, да. “ут как раз ворвалась в толпу ћарфушка ƒубовый язык. - ћужитьки, - дурий голос ее умол€юще прерывалс€. - ƒайте его мне, мужитьки... женитка! Ѕратка у мен€ убили, так € его жалеть буду... ј? ¬олосы ее растрепались, топорщилась вымокша€ где-то юбка, обминаема€ теперь колен€ми мужиков. - ѕошла ты к чорту!.. Ѕесстыжа€... - Ѕей ведьму, мать тво€ курица! - “ащи ее туда же... - и кто-то схватил ее за юбку, но она рванулась и умчалась. Ѕольше никто уже не останавливал их в пути, а —ерега и не пробовал бежать. —отн€ рук цепко держала его по клочку, как добычу. - “ам, где-то в гнилой духоте  ривоносова болота, суждено было —ереге, голому, разв€- зывать —винулинский узелок. јх, кому ж было знать, чем окончитс€ в сле- дующем веке гусиное увлечение »вана јндреича!.. XIV. ’мель. ” —емена в чистой избе сидели вкруг стола люди, верхи летучей братии и вс€ головка воровского м€тежа. ” дверей толпились, полна людей была изба. Ќа столе лежал большой ворох махорки и целый поднос хрусткой цвет- ной карамели - все что осталось у бывшего лавочника —игнибедова. ¬с€кий, кто хотел, подходил и брал. —боку сто€л старинный светец, - обгорелый уголь со змеиным шипом па- дал в долбленое корытце, полное воды. јнись€, мать, сто€ла в переднем р€ду и с тревогой слушала разговоры молодых, вершивших теперь дела всей волости. »зредка она цыкала на баб, чтоб поутихли. Ѕыла и без того тишина. «аседание шло полным ходом, хмельных тут не было. ѕор€док заседани€ не нарушалс€ никаким несвоевременным или вовсе
в начало наверх
неуместным замечанием, - такого пор€дка не случалось ни на одном из схо- дов. √оворили в строгой очереди, слово ценили за краткость и дельность, а не за хвастливую красоту словесного завитка. » хот€ обсуждались вопро- сы высочайшей важности, не больше часа на все заседанье ушло. ¬се к одному бесспорно склон€лись: - Ќам одним против всей машины не высто€ть. Ќужно подкрепленье звать, чтоб вставали всем миром, и беззуба€ бабка и беззубое дите... - так го- ворил —емен, щупа€ подбородок зараставший бородой. “ут же было решено послать верховых в ѕопузино и в —ускию, и в дальнюю „егодайку, и в ближнюю ћалюгу, и в —рединную ƒуплю, чудом сто€в- шую на болоте, и во все окрестные места, где живут, чтоб шли с тем, что первым пригл€нетс€ глазу. “отчас, без рассуждений вышли из толпы дев€те- ро назначенных. ”же ждали их у крыльца дев€ть неоседланных коней. ќднов- ременно вскочили люди, одновременно топнули кони, одновременно на дев€ти концах села бурливой струйкой взбилась ночна€ пыль. «аседание продолжалось. ћишка ∆ибанда достал из кармана см€тую тонкую бумагу и вслух читал список всех советских в волости людей. ѕри каждом утвердительном ответе ставил он возле прочитанной фамильи глубокий крест твердым своим ногтем. - ... „мелев ѕантелей, - тихо прочел ∆ибанда. - ≈сть, - печальным голосом ответил јфанас „игунов, внимательно гл€д€ в п€тнышко на столе. - ... ¬аська ему косой пол-лица срезал, - эхом шел толк среди баб. - Ўохин... - строго говорил ∆ибанда, став€ крестик возле „мелева. - Ёто который же? ƒвое Ўохиных у нас, - как бы невзначай заметил ѕро- хор —тафеев со стороны. - ƒвое у мен€ и записаны... «ахар Ўохин, а еще ≈фим... - по€снил ∆и- банда, пристальней вгл€дыва€сь в бумагу. - ќба... ќба есть, - сказал „игунов, не отвод€ глаз от п€тнышка. » оп€ть эхом откликались бабы: - ... за окно выскочил об одной штане. ¬ вас, кричит, сознань€ нет... а сам все платок к голове прикладывал. - ќн в сени сунулс€... - говорила друга€, так тихо, словно возле по- койника, - а сени-те заперты. ќн тоды в подвал залез... ј бабы-те, свои же, и кричат: «ахарко, выходи, теб€ мужики ищут. »з-за теб€-те и нас всех прикончут... - Ёто за «инкин покос ему! - сухо отрезала треть€. -  ак жил, так и получил... - ¬асилий Ћызлов! - продолжал ∆ибанда. - ”пустили щенка... Ќаделает беды, гор€чка-парень! - угрюмо вставил Ћука Ѕегунов и снова замолчал. - ¬идели, к реке бежал. “ак в берег и кинулс€... - виновато сказал ѕрохор —тафеев. - ¬сю осоку сапожищами укатали мужики, искамши... а нет... ¬ этом месте заседани€ свалилс€ уголь с лучины и зашипел в воде. - ј вот тут не разберу, - сказал ∆ибанда, прищурива€сь и поднос€ лис- ток к свету. - Ўурупов  узьма... был такой? - ƒай €, - сказал —емен, вз€л листок и прочел: - ћуруков  узьма, пра- вильно. - ≈го, как ранили, он было в рожь на четверне пополз... - вспомнил про писар€ старый ѕодпр€тов. - Ќашли во ржи-то?... - оборотилс€ к нему ∆ибанда, не спеша ставить крестик возле писар€. - ƒа, нашли... - с ленивым раздражением отвечал „игунов, дл€ чего-то протира€ глаза рукой. √лаза у него, и впр€мь, смыкались, точно утомив- шись видеть столько в один день. - “ы читал бы скорей... чего там разма- зывать! ƒело €сное, из-под топора не уйдешь. ј бабы сообщали подробности ћуруковского конца: - ... старуха-те плакалась: зачем, баит, конечка-те бьете? —ебе бы хоть вз€ли!  онечек-то ровно огуречик кругленькой!.. - Ќашла, конечка жалеть! - насмешливо сказала высока€ баба. ...“ак до конца прочтен был весь длинный список. » везде, кроме ¬а- с€тки Ћызлова и —ереги ѕоловинкина, процарапал ћишкин ноготь глубокие отметинки смерти. » уже подходило заседание к концу - первоначальное напр€жение поспало, и слышались разговоры посмелей - когда, совсем нео- жиданно, вывалил ёда целый ворох папирос на стол, жестом предлага€ заку- ривать. - ѕапирос-то откуда достал? - спросил —емен, покачива€ головой. ёда был один из летучих. Ќевысокий и складный, он имел улыбку хитрую, скользкую и опутывающую, - такою делали ее его темные гнилые зубы. Ћицом он был черноват и при€тен, усики у него вились сами. ёдой прозвал его летучий ¬аська ѕекин по неизвестным причинам и уже давно. ¬се врем€ за- седани€ ёда сидел в стороне и похрустывал —игнибедовские карамельки. - Ќа обыске нашел, - скромно отвечал ёда, разгл€дыва€ собственную, узкую, с длинными пальцами ладонь... - ¬ чейгаузе у них без дела лежали. ќдним словом, обчественное досто€ние. - ќн и баретки достал! - похвалилс€ за ёду один из летучих, коренас- тый, узловатый парень “ешка, из-под ѕензы, подчин€вшийс€ ёде с первого взгл€да и с первого же взгл€да улавливавший ёдины помыслы. - ј барет- ки-то бабьи! ¬есь в бабьем нон€... ¬ самом деле, одет был ёда в бабью поневку, еще не старую, туго пере- по€санную кавказским, с серебр€ными подвесками, по€ском. Ќа ногах он имел ту самую пару женских полусапожек, которую оставил Ћызлов в запас из присланного на раздачу по волости. ¬ысокие каблуки были еще не сбиты, и ноги ёды неожиданно походили на копыта. - ” мен€ нога маленька€. ћне лапти все ноги стерли... - недовольно сказал ёда, надгрыза€ €блоко, вдруг по€вившеес€ у него в руках. - яблочко-те откуду достал? - покосилс€ ¬аська –ублев. - ј вон, мамаша дала! - воровато подернулс€ ёда и кивнул на јнисью –ахлееву. - Ќа, говорит, сынок, €блочко тебе, похрупай!.. - Ѕрешешь, не давала! —ам стащил... - сердито и сдержанно отозвалась јнись€. - Ќе давала-а?.. - состроил замысловатую рожу ёда. - ј € его уж и съел! „то ж мне теперь делать-то, бежать или спасатьс€?.. - и он окинул коротким взгл€дом товарищей, громким хохотом выражавших свой восторг пе- ред словесным удальством ёды. Ѕольше всех хохотал, конечно, “ешка. - Ќу, спать! - подн€лс€ —емен, неуловимым движением бровей останавли- ва€ мать, готовую напасть на ёду по всем бабьим правилам. - —пать, это правильно... - сказал √арасим черный и размашисто зев- нул. - –от-то покрести! јнчук влезет! - окрикнул его кто-то из летучих. Ќо смеху некогда было подн€тьс€. Ѕлест€ глазами, выпученными немалым внутренним подъемом, вбежал ≈горка в избу. —зади его затеснились другие. - –об€тки... попка поймали! - возбужденно сообщил он. - √де?.. Ќа ком?.. - загудела летуча€. - ƒа как же! ћы —ерегу на комар€ прив€зали... идем, а он во-от кобылу нахлистывает! ќн уж, было, и уехал, да поросенка забыл. «а поросенком и вернулс€... - Ќу-ну! - тешилась летуча€. - ¬от-те и ну, баранки гну... —юда привели! “ам же мы и —ерегину ко- былу нашли, к мостку прив€зана. - ѕоловинкина-то поймали значит? - сощурилс€ —емен и кивнул ∆ибанде, но тот и сам уже лез за пазуху, за бумагой, чтоб отметить и пойманного крестиком. - ...сидим этто на завалиночке, - рассказывал, поблескива€ чернотою глаз, ‘етиньин муж, - разговор ведем, прикидываем, одним словом. ¬друг тут молни€-т как полыхнет! ¬идим - тень. ќткуду тень? »з-за угла тень!.. Ќу, мы очень это пон€ли, сзади его и обошли, —ерегу-те. ќн, значит, подслушивать за угол-те встал!.. “олка€сь и громко переговарива€сь, мужики вышли на крыльцо. “ам уже сто€ла немала€ толпа. ¬ самой средине ее трое летучих держали пленных: один - ѕоловинкинскую лошадь, двое других - под руки беглого попа. Ѕез р€сы, в домотканных портах, он больше походил на чудного длинноволосого мужика, чем на известного всем »вана ћагнитова. - «дравствуй, бат€, - сказал —емен ему, невн€тно пошевеливавшему гу- бами. - ѕокинуть нас вздумал? ќчень нехорошо. ћы с тобой, бат€, одной веревочкой св€заны... Ќадо ж, бат€, пон€тие иметь! Ќу, что ж, иди теперь домой. ќтпустите его, - сказал он державшим ћагнитова под руки. ќсвобожденный ћагнитов громко задышал и поводил затекшими плечами, уходить же, видимо, не решалс€. - Ѕлагослови, отче... - подошел со стороны ёда, пр€ча за длинными ресницами смех и складыва€ руки горсточкой. “от с излишне поспешной готовностью подн€л-было руку. ¬ ту же минуту ёда лукаво погрозил ему пальцем перед самым носом. - Ўалишь, бат€, ёду благословл€ть! –ази ж поп в подштанниках бывает? Ѕеги!! - гаркнул он ему вдруг и в самое ухо. - Ѕеги, беги... - взволнованно завопили летучие и расступились, дава€ дорогу. ћагнитов посто€л еще минуту, потом сделал неуверенное движение, слов- но подбирал р€су, и скакнул в сторону с прыткостью, немыслимой ни дл€ сана его, ни дл€ возраста. Ѕегу его очевидно мешал страх перед неизвест- ностью. ќн упал посреди улицы, сраженный одышкой и ужасом, и закрыл го- лову руками. “емна€ ночь висела над ним, и она грозила войти в задыхаю- щеес€ кровью сердце. ≈го освещало зарево исполкома. - Ѕеги... - еще раз крикнул металлически-звонко ёда и тихой скорого- воркой попросил у —емена: - дозволь, друг, ружье разр€дить... «атвор, вишь, у мен€ ослаб и пули не держит... - √овор€ так, он держал взгл€д на ћагнитове, все еще лежавшем в пыли. √де-то в стороне слышна стала негромка€ ругань. —емен оттолкнул ёду в плечо и пошел на спор. —порили јфанасий „игунов и √арасим черный из-за ѕоловинкинской лошади. √арасим сказал: - Ѕеленька€. јфанасий ответил: - » хвост обстрижен. √арасим: - Ёто мо€ кобылка. я давно ее облюбовал! - и прибавил такое, словно ногой топнул. „игунов: - ” теб€ и без того три, а у мен€ одна, да и та головы не держит. ѕодошедший —емен решил спор коротко.  ак первый убивший, —емен зан€л главенствующее место в восстании: - Ћошадь в обиход пойдет. “ут кто-то крикнул: - Ѕабинцовы угощают... “олпа побежала на выселки, небо все еще вспыхивало зарницами. - –еб€ты... - закричал им вдогонку —емен. - Ќа взъездах, значит, ро- гатки поставить не забудьте. ћихайло нар€дит баб в караул. ƒо рассвета караул держать!.. - ”-у... баб в карау-ул... - было ответом. —коро у избы остались только —емен и ∆ибанда. - ћиша, спать пойдешь? - спросил —емен. - ƒа уж выспатьс€-то не плохо б. ћожет завтра и дратьс€ уж придет- с€... - ѕерепьютс€, а ночью и накроют их, - выразил свои опасени€ —емен. - «а ночь не успеют. ј поп-то, гл€ди, убежал! - ѕускай его. –асход€сь, они подали друг другу руки. ѕожатье их было сильное и на- мекало не только на установившуюс€ дружбу, а и на то истинное значение, которое должна была иметь она в будущем. - ѕродкомиссар этот... - тихо сказал ∆ибанда, гл€д€ вниз... - когда лежал уж, € узнал его. ѕыли много попристало, а узнал. ” нас комиссаром в части был. Ќас вместе и ранили, на  олчаке... ∆ибандино воспоминанье как бы перетр€хнуло —еменову пам€ть. ќн вырвал руку из ћишкиной руки и спросил: - ‘амиль€ ему?.. - Ѕыхалов. ј что? ѕочему ты так? - удивилс€ ћишка —еменову лицу. - ј-а! - с раскрытым ртом сказал —емен, набира€ воздуху в грудь. “еперь он вспомнил, и потому еще сильней душил его расслабл€ющий воз- дух этой ночи. XV. ѕродолжение ночи.  огда ∆ибанда потер€лс€ в ночи, —емен вошел в избу и, не раздева€сь, прилег на лавке. ќкно над ним было раскрыто. —то€ло полное безветрие. Ѕольшое желтое плам€ лучины сто€ло пр€мо. √улко бились мухи, подчеркива€ томительную т€жесть ночи. Ќа полат€х впе- ремежку с затейливым и длинным похрапываньем бредил —авелий о Ћюдмиле »ванне. ћнилась, видно, и пь€ному поповска€ дочка. "–азницы нет, кто у них там... в городу, - вспомнил —емен слова ѕро- хора —тафеева. - ћы-то все одно - мужики! –азве ж может мышь из своей
в начало наверх
кожи вылезть? ћышь растет и гора растет, но не сравн€етс€ мышь с горой. ј если не сравн€тьс€ мышу с горой, так кака€ нам тогда разница?" - "–аз-ни-ца... два-ни-ца... три-ни-ца"... ќт усталости слова начали рас- падатьс€ в —еменовом сознаньи, складывались по иному, тер€ли свой перво- начальный облик и смысл. “ут бабочка-ночница ворвалась в окно и заметалась вкруг огн€ серым неживым п€тном. ѕ€тно стало носитьс€ все быстрей, словно дл€ того, чтоб еще больше утомить и без того слипающиес€ —еменовы глаза. ¬друг дверь в избу распахнулась, и долго потом помнил —емен, как бурно, по живому, за- качалось плам€ лучины. „етверо взошли и сто€ли посреди избы. ќдин, и, очевидно, самый главный, встал к —емену спиной. Ћица его не было видно, но что-то мучительно знакомое, неугадываемое, мнилось —емену в сутулова- той его спине. "¬озьмите его!" - тихо сказал этот, и остальные сразу до- гадались, что речь шла о —емене. —емен и не сопротивл€лс€.  азалось, что все мышцы его стали из в€зко- го, покорного вс€кому чужому хотенью свинца. ≈го вз€ли и повели. „ело- век, скрывший лицо, шел впереди, а вслед за ним те трое, которые вели —емена куда-то за околицу, в ночь. "¬ поле ведут!" - решил —емен и тот- час же решил бежать. ќн напр€г все свое свинцовое тело и, распихнув лю- дей по сторонам, кинулс€ бежать наугад. Ќепон€тно подкашивались ноги. Ќепон€тно быстро догон€ли сзади и все еще не могли догнать. —емен по- чувствовал вдруг, что тот, главный, уже обернулс€ и показывает пальцем ему вослед. ќбернутьс€ - значило увидеть и удовлетворить мучительное незнание об этом, главном. ќбернутьс€ - значило умереть. —емен скакал немыслимыми скачками, €ростно тороп€ непослушные ноги. ¬друг погон€ остановилась, топот ее перестал быть слышным. "«десь от- дышусь", подумал —емен и, прислон€сь к какой-то березе, стал гл€деть ту- да, назад, в черное поле, где осталась погон€. ѕозади раздалс€ еле уло- вимый шорох. —емен обернулс€ и увидел два коротких огн€. —емен напр€гс€ пон€ть, и пошевелилс€, и стр€хнул сон. ћать, јнись€, присев к нему на лавку, укрывала ему ноги кофтой. Ѕабь€ тоска делала ее глаза покорными, а движень€ медленными, почти ленивыми. - Ќе укрывай, и без того в поту весь, - сипло сказал —емен. - —енюшка... что ж теперь лучше аль хуже будет?.. - тихо спросила она. » все еще чудилась —емену недавн€€ погон€, все еще застлано было соз- нанье тревожными впечатлень€ми сна. «а окном, из рыхлого бессолнечного неба уходила ночь. √де-то далеко, в короткой струйке ветерка прогорлани- ли голоса и гармони. ћухи затихли. ¬е€ло холодком. —емен свесил ноги с лавки и потер лоб рукой. јнись€ копошилась с новой лучиной, вставл€€ ее в светец вместо догоревшей. - Ќе зажигай, светает... - сказал —емен. - ƒай водицы попить. ¬ыпив воды, тоже из ковша, —емен вышел из избы. Ќедавний бред живо сто€л в пам€ти, - неощутимо вкралось желание увидеть на€ву, так же ли черно кочкастое поле, по которому бежал, стоит ли на нем береза, котора€ росла в черном том, кочкастом поле его сна. Ќа улице сто€ла полна€ тишина, нарушаема€ глухими и редкими стуками: караульные бабы стучали мешалками. Ќебо уже таило в себе некую беле- сость, но имела белесость красноватый отлив дл€ сонного —еменова взора.  огда, дела€ кратчайший путь, перелезал в одном месте через изгородь, увидел на исполкомском месте обгорелые и все еще тлеющие бревна, наворо- ченные друг на друга как попало. ”же среди ночи испугались мужики большого огн€ и попритушили расходившеес€ плам€. “еперь кое-где среди бревен проползала ленива€ искра кривым путем и так же одиноко затухала. —емен шел по той же дороге, по которой вели его люди из сна. Ќо уже ничего сходного с медленно-забываемой сонной жутью не было. Ќа черном поле сто€ла высока€ и темна€ конопл€, шумевша€ при ветерках. Ќесли ве- терки пр€мо в лицо одур€ющее дыханье конопли. ќткуда-то из невидных ще- лей неба уже сочилс€ скудный свет. „ем больше приходило его, тем сильней вы€вл€лись вещи, тер€€ свою призрачность, - тем неверо€тней казалась вс€ минувша€ ночь. –азв€залась обмотка. —емен, поставив ногу на жердь конопл€ной загоро- ды, стал распускать износившуюс€ гр€зную тесемку и тотчас же услышал чей-то гулкий бег. «вуки бега быстро приближались, было в них что-то, что заставл€ло прислушатьс€ и ждать. Ќаскоро закрутив тесемку, —емен по- шел навстречу бегущему и ждал у поворота дороги. ∆енщина в городском платье, €вивша€с€ из-за конопли, бежала пр€мо на него. Ќапуганна€ чем-то, она спотыкалась и сбивалась с бега на мелкий неровный шаг, - еще издали стало слышно —емену ее убыстренное дыханье. - ... там, гон€тс€! - прикричала она, хвата€ —емена за руку и почти повиса€ на нем. ќбвитый ее руками, безмолвный от удивлени€ неожиданностью, он слушал сильным своим сердцем, как колотилось р€дом с ним другое сердце, ма- ленькое, у прибежавшей с рассветной стороны. Ћицо ее было спр€тано у не- го на груди, но он уже узнал ее по знакомому завитку волос возле уха. - ќткуда бежишь?.. - с нескрытой угрюмостью спросил —емен, отвод€ го- лову в сторону. ќна подн€ла глаза на него и оттолкнулась, как от чужого. - —ен€... - скорее с испугом, чем с радостью вскричала Ќаст€. Ќо и радость —емена, о которой он вскоре не преминул сказать, была не насто€ща€. Ќеожиданный приход Ќасти нарушал чистоту и €сность всех его рассуждений о значении вчерашнего дн€. - ќдновременно т€жкий топот не одной пары сапог и лаптей приблизилс€ к тому месту дороги, где они сто€- ли, за коноплей. - ...тута... тута! - кричал кто-то, кто бежал впереди. «а плечом его в такт бегу повизгивала гармонь. - Ѕратишки... и мне оставьте! - подпискивал какой-то из отставших. - Ћадно, ладно... найти сперва, - восторженно откликалс€ третий. —емен сто€л на самом повороте. ѕервый, вылетевший из-за угла, натк- нулс€ на —емена. —емен подалс€ грудью вперед и тот отлетел в сторону. ¬прочем, он тотчас же подн€лс€ и отр€хивал пыль с дешевого и узкого ему пиджачка, немало, суд€ по складкам, пролежавшего в сундуке. Ёто был јнд- рюшка ѕодпр€тов. “еперь он со злобной внимательностью смотрел на Ќастю, - Ќаст€ сто€ла спиной к ним. ќстальные - кто что: грызли ногти, подт€гивали по€ски, просто водили мутными непонимающими глазами, а один, нагнувшись, оцепе- нело, трогал пальцами оторвавшуюс€ в беге подошву сапога и качал голо- вой. - „то ж, при€тели... семеро на одное напали? - сдержанно сказал —е- мен, усмеха€сь на удивл€вшегос€ оторванной подошве. - Ќехорошо ведь! - ¬с€ власть на местах! - с пь€ным упорством отвечал ѕодпр€тов, ко- с€сь на остальных и понука€ их на дерзость. -  то ты такой тута?.. - и оп€ть он тр€хнул головой. - Ќе лезь, јндрюшка! ƒай ему самому побаловатьс€, - сказал другой с лицом, опухшим от бессонницы и хмел€. -  то такой?.. - переспросил —емен и лицо его надулось сдержанным бе- шенством. - ј вот кто... становись один на один, € из теб€ все потроха вытр€су... ну! - ’орош, хорош... давал чорт грош, да и тот сп€тилс€! - в каком-то остолбенении и невпопад выпалил јндрюшка, но тотчас же испугалс€, едва взгл€нул в осунувшеес€ лицо —емена. “еперь уже о полном смирении говори- ли јндрюшкины, за минуту перед тем наглые, глаза. - Ћадно уж, не гневись! —ам знаешь, разгул€лось... видим свежатинка бежит... - он помолчал, сощелкива€ п€тнышко гр€зи с картуза. ѕодн€вшийс€ ветерок пошевеливал коноплю: она шумела и пуще насыщала воздух того мес- та пь€н€щим духом. - ƒа мы к тебе и бежали. ƒумаешь, за бабой твоей гна- лись! —воих, что ль у нас нету?  ак же! Ќужна она нам ровно зуб в дыре! ћы к тебе с вестью бежали... беда случилась! - Ќу?.. - —емен собралс€ уходить. - ƒа вот! —ерега-те √усак... ведь убежал! ” »саевой —ечи прив€зан был, - глухим недовольным голосом рассказывал јндрюшка ѕодпр€тов. - Ќу, мы и пошли вот сейчас... побаловатьс€ хотели. ј там даже и веревочки след простыл. “ака€ беда!.. √лавное: веревочка-те зачем ему?.. - ≈го не иначе как ћарфушка спустила, - заговорил другой. - —ейчас встретили, так похвал€лась, будто —ерега сваталс€. “ак и Ѕрыкин сказы- вал. » это очень возможно! - ј сам-то Ѕрыкин где? - спросил —емен, ища его глазами. - ј тут был... тут! √де ж он? - засуетилс€ вокруг самого себ€ ѕодпр€- тов. - ¬от и бежал с нами... ѕоотстал, должно! ≈ще с минуту сто€ли молча, дума€ о ѕоловинкинском побеге. —овсем рассвело. — села доносились ржань€ кон€ и крики петухов. —тороны разош- лись; ни одна, ни друга€ не была довольна происшедшим разговором. ќдно €вствовало: —емен крепко сидел на зан€том месте. - Ќаст€ шла р€дом с —е- меном и молчала. "ѕо чужому встретились", с удивлением думал —емен и был прав: за врем€ разлуки что-то сломалось в их отношени€х, любое слово, сказанное искренно, показалось бы ложным. - я по письму твоему приехала... “ы ведь звал мен€? - оправдывающимс€ тоном произнесла, наконец, Ќаст€. - ¬от и хорошо сделала, - неловко сказал —емен и до самого дома не задал ей ни одного вопроса ни о чем. ј те, семеро, Ќастины загонщики, шли в другую сторону. ќблачье над лесом прорвалось, и в длинной щели сто€ло солнце, какое-то чужое, ненас- то€щее, как восходна€ луна. —ловно стыд€сь непутных своих, разбухших от разгула лиц, шли все семеро с опущенными головами. » вот, сперва про се- б€, а потом все громче, зат€нул один плачевным напевом и на высокой ноте песню. ѕесн€ та была длинна и жалобна, на верхних своих запевах сердце щемила. ≈е слуша€, молчало все кругом: даже жаворонки не вертелись, как обыч- но, над пол€ми в то утро. ƒа и нечему было радоватьс€ жаворонкам: день вставал угрюмый и нехороший, как большое распухшее лицо, с глазами, еще красными от вчерашнего хмел€. „асть треть€. I. ѕохмелье. ѕодобно тому, как будит паденье камн€ отсто€вшийс€ на дне ил, ненуж- ный ни дл€ чего, кроме как чтоб водилась в нем ползуча€ безглаза€ жизнь, и поднимаетс€ ил и мутит воду, - так же возмутились сто€чие воды ¬оровс- кой тишины. ѕодн€лс€ ил и обволок небо, солнце скрылось, и как будто да- же укоротились дни. Ќет весель€ в повествованьи о черных, похмельных дн€х ¬оров. ...Ќаскакали верховые посланцы на дев€ть окрестных деревень, стали говорить неуказанные речи. Ќепон€тны были чужому уху темные речень€ их и про обширность пол€, и про шумливость леса, и про великую нашу ширь и воль. ј смысл у всех был один: кровь. » еще не закатилось солнце пох- мельного дн€, как взгудели мужики у исполкомов, засвистали коль€ и кам- ни, и нахлынула кровь на кровь.  огда пришла холодна€ ночь, власти- тельница сна и поко€, застала она на деревн€х другую, людскую ночь, бес- сонную, неспокойную. Ќе стали соперницы спорить, кому место, - обн€вшись тесно, как сестры, повисли над ¬оровской округой. ¬ ту ночь молчало вс€- кое ночное, одно только было: гульлива€ топотьба взбесившихс€ человечьих ног. Ќе везде гладко проходило. ¬ ѕопузине стрел€л председатель и подранил жеребеночка. «а жеребеночка пуще остервенились мужики - помереть не дав, потащили за ноги к колодцу. ¬ ћалюге обошлось без убийства. »сполкомщи- ки, предупрежденные событи€ми предыдущих дней, выехали наскоро, в чем были, оставив на месте свой убогий скарб. ƒаже смутились в своей неуто- ленной злости мужики: сломали стол в исполкомской избе, за то, что де и стол советский, портретикам выкололи глаза.  стати уж покололи на лучину и образа, найденные у сбежавшего председател€ в чулане, а лин€лый флажок подарили старику ћикитаю —оломкину на рубаху или на другое что, - знак уважени€ молодости к очевидному старшинству. Ќо всем тем не исчерпалась расходивша€с€ сила. ѕобежали мужики в со- седнюю деревню, за четыре версты, в ќтпетово, - попали как раз на сход. - ћы, - кричат ћалюгинские, - помогать пришли. ¬ы как, прикончили своих-те, аль еще бегают?.. ј ќтпетовцы обсуждали на сходе: убивать им своего председател€ в об- щем пор€дке, или помиловать. - —воих грамотных у них по тому времени не нашлось, один только парнишка шестнадцати годков. ќн и был выбран тогда в председатели, чтоб сидел и писал в казенную бумагу, как и все, за двадцать пудов хлеба в год, полупастуховска€ цена. ѕарнишка и сидел, и никому вреда, кроме пользы, не было: взрослый работник на письменных пуст€ках не пропадал, да и воровать в таком возрасте еще не обучен быва- ет человек. — прибаутками и шутками проходило обсужденье председателевой участи. —ам председатель сто€л тут же, св€занный дл€ прилику по ногам, и хныкал, догадыва€сь, что этак и до порки дело может дойти. Ётим он еще более способствовал мирскому веселью. - ƒа нам, - ќтпетовцы отвечают, - и бить-те некого. ќфрема-писар€ бить, так ведь он - дь€кон. ј »ван уж больно мужик-те ладный, совестно! Ќе имеем мы на него злобы...
в начало наверх
- “ак как же тогда?.. - оторопели от досады ћалюгинские. - ѕобежим тогда к √ончарам всем миром, сообча. ” них и покроем! “ут же, пленного председател€ разв€зав и послав его к »ванихе за бражкой, подн€ли бородатые ќтпетовцы обсужденье: итти к √ончарам или не итти. Ќашелс€ один вихл€вый солдатишко с ретивым сердцем, обучившийс€ митинговать. ќн вскочил тут же к одному мужику на спину и со спины объ€вил наспех новопришедшую весть, будто целый полк перешел на сторону ¬оров, с командирами и котелками. - Ёй вы, черти! - заорал он, выт€гива€ гусиную шею. -  оторые за то, чтоб √ончарам помогать, высунь руку! - ј что делать-те? - спрашивали. - ѕоорудуем, уж там видно будет! - толково отвечал солдатишко. ѕодн€лось семнадцать рук, сосчитанных. - ј кто против, чтоб не итти? - возгласил самозванный председатель. ќп€ть подн€лись руки, кор€вые и темные, как обломанные сучь€ на сухой ветле, двадцать рук. - ƒа ты что ж, бабка, оба раза руки подымаешь?! - озлилс€ солдат на престарелую, совавшуюс€ то туда, то сюда. - ¬езде, родименький, поспеть хочу. „тоб не забидели, стара €... - пропела бабка. - Ёвос€, и Ќикитова бабка оба раза подымала! Ќешто хуже € Ќикитовой-те? „то она, что € - все одно беззубые!.. Ќа конец концов решили: пропь€нствовать этот день, засчитав его за гуленый, двунадес€тый день. ј попрос€т подмоги - отр€дить четырех мужи- ков с топорами, наказав им настрого: до смерти никого не обижать. Ёто тем более, что и стоит ќтпетово в сокрытном уголку, в низмине: с малого мало и спрашивать. ... Ќо покуда бушевали кровью и смехотами окрестные ¬орам места, сами ¬оры в суматохе и тревоге проводили похмельный день. Ћетуча€ брати€ и вс€ молодежь уходили в лес, путеводимые —еменом и ∆ибандой. ѕрежнего оживлень€ и хвастливых ча€ний не стало. ¬друг клич прошел: "запр€гай вс€ деревн€!" - — полудн€ заскрипели те- леги на расхл€банном спуске из села: началс€ великий выезд ¬оров. ƒень выдалс€ ненадежный, облачный и знойко-ветреный; пыльные вихри суетились под плетн€ми, куры чистились к дождю. —теной встали окрики, понукань€ и €довитые ругательства: каждый старалс€ злей соседа стать. ”же навален был на телеги ветхий мужиковский обиход. ѕоверх укладок с неношеным лежало перев€занное мочалом коробье, поверх коробь€ - иконы, св€занные стопкой, ликом к лику, а на стопках сели ревущие, от пред- чувстви€ родительских бед, реб€тишки. «а подводами шли прив€занные коро- вы, овцы, телки - все это также не молчало. Ќо выезжали медленно, спешка их казалась фальшивой.  азалось также, что не верил сосед соседу в окон- чательность его решени€ покинуть насиженное место жизни. ¬се же, выезжа€ навсегда, бросил јфанас „игунов в колодец убитую накануне Ћызловскую со- баку, срубил √арасим черный черемуху перед своим домом, чтоб уж не цвела по веснам на радование вражеского взгл€да. Ѕежать от уездной расправы - было целью и причиной великого выезда ¬оров. “елеги шли и по две и по три в р€д, где было место, заезжали не только по несжатому полю, но и по конопле и по льну. Ќе было особой нуж- ды травить и попирать бабье досто€ние, - нарочно заезжали в самую гущу посева, оставл€€ глубокую колею. — тем же чувством горечи и отча€нь€ разбивал ≈гор »ваныч Ѕрыкин по приходе в ¬оры крылечную резьбу, плоды стольких усилий и затрат. Ќа первую версту с избытком хватило храбрости и удальства, так же хвастает и обреченный - когда ведут его на последнее место - заламыва€ шапку на-бекрень. ¬ разговорах прогл€дывала горделивость, происходивша€ от сознань€ такой решительности, неслыханной доселе у мужика. ќправ- даньем выезда служило и то, что-де везде земл€, от земли не уедешь, и на каждой, незасе€ной, лопух растет, и каждую землю заповедано пахать. Ќа второй версте стала как-то слишком криклива мужиковска€ отвага. - «ажгут нас... - сказала крепка€ баба, ехавша€ с больным мужем, и заплакала. ћуж ее, укутанный и похожий на больную сову, ворочал ввалившимис€ глазами и уже не в силах был остановить женина каркань€. - —л€пала баба каравай!.. - забасил насмешливо хромой д€д€ Ћаврен, свертыва€ журавлиную ногу, и подхлестнул своего конька. ”дар пришелс€ как-то вкось, взлетели два овода с коньковой спины, но сам конек не при- бавил шагу, словно понимал, что незачем, нет такой причины в целом све- те, уезжать д€де Ћаврену от родного пол€, по которому ходила еще праде- дова соха. - ’оть врала-те покруглей-ба! - продолжал Ћаврен. - ћы каждо- годно, почитай, сгораем, на том стоим. —горим, построимс€ и еще ближе к речке подойдем. ѕокойника √ригорь€-т Ѕабинцова дед сказывал: јрхан- дел-село в четырех верстах от  урьи отсто€ло, а мы, эвон, в версте лег- ли. «ажгу-ут!.. » оп€ть хныкали реб€та, скрипели тележные оси, гудели овода, отстуки- вали устрашенные мужиковские сердца медленные минуты пройденного пути. “ретью версту проехали уже в молчаньи: верста как верста, радоватьс€ не- чему - лужок, по лужку цветочки, в сторонке древ€ной крестик по челове- ке, погибшем невзначай, воробьи на кресту... „етверта€ верста выдалась кака€-то овражиста€, стал накрапывать дождь. ”падали начальные крупные брызги наступающего проливн€ и в дорожную пылищу и на колесный обод бес- семейной вдовы ѕуфлы, и на казанскую укладку бабки ћоти. ”пала капл€ и на кров€нистый нос д€де Ћаврену. » вдруг увидели мужики: из гуська вые- хав в сторону, всп€ть повернул д€д€ Ћаврен и со чрезмерным усердием зас- тегал конька.  онек брыкнулс€ и шустро побежал. ¬озмутились мужики на хромого Ћаврена. - ј €, - обернулс€ с подводы Ћаврен, - понимаете, мужучки... огонька в лампадке не задул. Ќеровен час!.. уж пускай лучше... «а Ћавреном поворотил вдруг и ≈вграф ѕодпр€тов, кос€сь на дожд€щее небо. - Ёй, ты, доможила... - со злобой захохотали вослед ему остающиес€, - аль тоже лампадку оставил?!. ѕодпр€тов только рукой на небо махнул, - затараторила его подвода по иссохшимс€ комь€м пара, как говорлива€ молодка у чужого крыльца. ќс- тальные продолжали ехать, уже с понурыми головами, уже совсем небыстро: в морос€щей неверной дали мало виделось утешень€ мужиковским глазам. ƒождь усиливалс€, поднималс€ ветер. ¬оздух напр€гс€ как струна, толста€ и густого звука.  усты пригнулись как перед скачком. ƒеревь€ зашумели о буре. ¬есь поезд остановилс€ как-то сам собой. ¬друг на подводе своей, поверх сундуков, вскочил —игнибедов. ќн сто€л во весь рост, беспо€сый, и ветер задирал ему синюю рубаху, казал люд€м плотный и волосатый его живот. ¬етер же заметал наотмашь ему бороду и обостр€л еще более жуткий его взгл€д. - ћужички, а мужички... - закричал —игнибедов отча€нным голосом, си- л€сь перекричать бурю. - ћужички... а ведь ехать-те нам некуда!!. ќн оборвалс€, словно дух ему перехватило ветром. » вдруг все сразу пон€ли, всем нутром, каждой кровинкой истощенного тоскою тела, что впе- реди нет ничего, что мужик без своей земли и телега без колес - одно и то же, а позади теплый дом, на нем крыша, а под крышей печь. - —игнибе- дов, соскочив на землю, ужасными глазами уставилс€ в дугу своей подводы. » ветру пронзительно подт€вкивал прив€завшийс€ откуда-то щенок, - такой смешной, с человеческими бров€ми. - √роза идет, - строго сказал —упонев и резко повернул лошадь назад. Ёто было знаком к тому, чтобы весь поезд повернул всп€ть и через миг загрохотала вс€ дорога бешеными колесами. Ќеслись с бурей наперегонки, ссутуленные и пр€мые, покорные и затаившиес€ в тайниках сердца. »ные - грыз€ конец кнутовища, иные - держа распущенные вожжи в раскинутых нак- рест руках, иные - окаменело сид€, иные - окаменело сто€, иные с глаза- ми, красными от ужаса, иные и вовсе с закрытыми глазами. ¬се гнали без- жалостно пузатых и беспузых, равно задыхающихс€ и храп€щих кл€ч. Ѕабы сидели сжавшись крепко прижима€ к себе реб€т, и уже заострились носы у них, и уже побледнели бабьи губы, закушенные зубами изнутри, - беда приблизилась на взмах руки. ...», когда прискакали ¬оры на ту самую землю, с которой навечно св€- заны были веками и кровью сотен предыдущих лет случилось последнее со- бытье того суматошного дн€. ќткуда-то из-за угла выскочила навстречу им босонога€ ћарфушка. — непокрытой головой, полной репь€ и разной колючей пакости, в юбке, сбившейс€ от бега к ногам, потому что оборвалась ка- ка€-то единственна€ застежка, она бежала с горы, прискакива€, навстречу несущимс€ мужикам, с подн€тыми руками, срамна€, мокра€ и жутка€ жутью глубокого безуми€. Ќо нежность, неуказанна€ дуре, - сама€ радость удов- летворенной нежности, отражена была в ее лице и бров€ми, жалобно вскину- тыми вверх, и изломом рта, потер€вшего вдруг всю свою обычную грубость. - ... женитка натла... ∆енитка натла! - верещала она и бежала пр€мо на храп€щих лошадей. - Ќоготками отрыла, ноготками!.. - захлебывалась ћарфушка и показывала свои огромные руки, исцарапанные в кровь, скрючен- ные так, словно и впр€мь держала в них красную птицу дурьей радости, по- рывающуюс€ улететь. - ћой, мой... хоротый... ненагл€дный, ангелотек мой!.. ¬переди всего поезда мчалс€ в парной подводе черный √арасим.  они √а- расимовы - √арасиму брать€ по нраву. Ѕыл зол на ћарфушку √арасим-шорник за отпущенного —ерегу ѕоловинкина. ќн цикнул на лошадей, даже не двинув лицом, и те черным вихрем проскочили через ћарфушку, проставив только три копытных знака: на ноге, на груди и лбу. » уже не удержать было расскакавшихс€ ¬оров, хоть и в гору. Ќа расправу мчались, и требовали последней удали растер€вшиес€ сердца. ...ѕосле ливн€ вспомнили о потоптанной кон€ми ћарфушке и пошли уб- рать. ќна лежала в водоотводном рву, куда сползла перед смертью, уже вс€ переломанна€.  то-то догадалс€ зайти и на Ѕараний Ћоб, где под березой зарыт был ѕет€ √рохотов. Ѕосонога€ кричала правду. ѕет€ √рохотов был вы- нут из могильной неглубокой €мы и сидел, прислоненный к березе. ј перед ним, на мокрой траве, расставлены были в любовном пор€дке все ћарфушкины игрушки: цветные черепки с —винулинской усадьбы, облохматив- шийс€ кубарик, убогий пучечек васильков и курослепа, обрывок пестрой ленты и та ржана€ лепешка, которую подал ей утром богомольный ≈вграф. ¬идно забавл€ла, как умела, ћарфушка молчащего своего жениха. «начит было суждено и ѕете √рохотову стать ћарфушкиным женихом. ѕоложили их вместе. » —игнибедов, почему-то хлопотавший больше всех, поскидал туда же, в €му, сапогом все ведьмины игрушки. - — той поры и звалось высокое место под березой уж не Ѕараньим Ћбом, а ћарфушкиной —вадьбой. II. –ождение √уре€. ¬ утро Ќастина прихода они долго сидели наедине. ”же были съедены две миски - вчерашних щей и творога, разм€того в молоке. ”же были рассказаны Ќастей подробности всех событий, нагр€нувших на «ар€дье и изменивших пу- ти его раз и навсегда. - ... ƒудин-то выбежал из ворот, крича. я не слышала, зимние рамы уже были вставлены у нас... - ... зеркала из "¬енеции" увозили. ѕапенька и говорит: "кто ж так зеркала грузит! Ќа первой €ме потрескаютс€!". ј тот обернулс€, да и ска- зал: "не ваше дело, товарищ"... - ... голодали. Ўубы ночью украли... - ... папеньке сказали, что дом наш на  алужской будут на дрова раз- бирать. “ри ночи караулить ходил... “ам и простудилс€. - ...  ат€ на службу в губкожу поступила. √убкожа!.. –ассказыва€, Ќаст€ гл€дела на пол, словно чувствовала на себе ка- кую-то вину перед —еменом. Ќо не только неурочность часа раздел€ла их в то утро. ≈сли б встреча их произошла в городе, все было бы по-иному. » уже не —емен, а Ќаст€ была б полна этим странным и трудным чувством от- чужденности. ¬с€ истори€ м€тежа сто€ла в причинной зависимости к страху перед городом, вершителем судеб страны. ¬ Ќастином приходе крылось нару- шение пр€мизны —еменова пути. ¬месте с тем неожиданно €вилс€ вопрос у —емена: да в этом ли желанна€ та точка, о которой думал со сладким тре- петом в детстве - у  атушинского окна, в юности - на улицах «ар€дь€, по которым блуждал полный неопределимых волнующих предчувствий. ѕротивилась душа и не давала ответа, но в самом отказе ее от ответа уже был ответ. јнись€, мать, встретила Ќастю сухо, смутившись городским ее видом. ¬ избу јнись€ не вошла ни разу за все врем€, пока сидела в ней Ќаст€. ¬етер разогнал облачные заслоны, и вот на короткие минуты солнце об- н€ло землю робким, неуверенным теплом.  усочки солнца упадали сквозь растреснутые стекла окна пр€мо на колени Ќасте. “очно обрадовавшись солнцу, громче захрапел —авелий, отсыпавшийс€ после вчерашнего хмел€ на полат€х. —емен открыл окно.  учка людей подходила к окну избы. - —емена нет ли?.. - “еб€!.. - шопотом сказала Ќаст€, с невольным страхом отодвига€сь от окна. - ѕосиди, € пойду узнать, - сказал —емен и вышел. ”слышать, о чем они говорили, - спокойно и нешумно, на крыльце, было нельз€, несмотр€ на раскрытое окно. Ќаст€ успокоенно стала огл€дывать внутренность избы. »зба как изба, таких тыс€чи тыс€ч: печь, а на верев- ке, обвисшей с правой ее стороны, сохли тр€пки. —топтанный валенок высу- нул нос из печурки. ѕолзший по нему таракан казалс€ бессонной Ќасте жи-
в начало наверх
вым, удивленным глазом. ¬друг храп сгустилс€ и поутих, но взамен €вилось тонкое и пронзи- тельное посвистыванье, словно гора дула в тоненькую, не толще соломинки, щелку. Ќаст€ удивилась даже, когда скатилс€ к ней с полатей не трехар- шинный храпливый молодец, а полусонный мужичонко, —авелий. ќн посто€л немного, потом перевел взгл€д на Ќастю. - „ево тебе? - спросил он, левой рукой протира€ глаза, а правой сни- ма€ с печки гр€зные свои тр€пки и пробу€ наощупь, высохли ли. - Ќичего, высохли, - решил он про себ€. - я... знакома€ —емена, - испугалась Ќаст€ пр€мого вопроса. - ј вы?.. - ћы отец ему будем. »з ѕитера, что ли? - деловито спросил он, приса- жива€сь на порожек, чтоб обутьс€. - ∆ивали, благородный город. - Ќет, € из ћосквы, - сказала Ќаст€ и чему-то засме€лась. - —молол что-нибудь? - по€вл€€сь в двер€х, спросил —емен, и Ќаст€ ви- дела, как сжались и разжались —еменовы руки. - Ќа печку, папаша, ступай, пока не управишьс€, - тихо сказал он отцу. - «ачем ты его гонишь? - попробовала заступитьс€ Ќаст€. - ќн смеш- ной... - Ќе зверинец... на зверей-то любоватьс€! - резко сказал —емен. - ƒа еще вот... нужно будет теб€ в мужика переделать. ¬ леса нынче уходим, сейчас и приходили за этим. я теб€ за брата выдам. Ќаст€ гл€дела и не понимала. - ћне переодетьс€ надо?.. ƒа зачем? - она в задумчивости отвела глаза и они чуть-чуть раскосились. - јх, да-а! - вдруг деланно засме€лась она. - Ќу, конечно! ј сколько вас идет, много? - ћного, все там, - сказал —емен. - ¬от летучих дюжин п€ть, да при- бавь наших сорок... вот полторы сотни и наберетс€. - ѕолторы-то откуда же? - даже оробела Ќаст€. - ј нас-то двоих не считаешь? - —емен попробовал пошутить, но тон его шутки был дл€ Ќасти почему-то т€гостен. —еменовы глаза слипались, хотели сна. ∆илы на висках резко проступили. - “ы посиди еще, € принесу перео- детьс€ чего-нибудь. ќн ушел и в ту же минуту с полатей высунулась взлохмаченна€ голова —авель€. - —тесн€етс€!.. Ёто он мен€ стесн€етс€, - с лукавым смущением зашеп- тал он, подмигива€ и укладыва€сь так, чтобы можно было оперетьс€ локт€ми о край полатей. - ј € как служил у господ-те в пажеском корпусе, так и у мен€, у самого, благородства-те - пей не хочу - было! ¬ јршаве, в во- семьдес€т седьмом году, обедом нас потчивали, вот угощень€!  н€зь Ќосо- ватов мой... со старшинством кончал! - очень уж тоды смешлив был. ¬сему сме€лс€, увидит, скажем, хоть и мен€, сейчас же и-га-го-го-о! - —авелий изобразил лицом, каково было в смехе Ќосоватовское лицо. - “ут на обеде подходит он ко мне, а в руке это самое, бакар держит. » уж, конечно, весь уже тово, в общем виде! "ѕей, говорит, зверь!" ќни нас, денщиков, звер€ми звали, чтоб смеш-ней... - —авелий, войд€ во вкус повествовань€, всеми своими движень€ми выражал теперь свой восторг перед той замеча- тельной порой. - "ѕей, говорит, зверь, за меньшую братию! Ќо не моргни, говорит, крепка€!" - "Ёто никакого вли€ни€ не оказывает, отвечаю. Ќе моргну, ваше си€тельство!" ƒа и хватил весь бакар до донышка. „етверы суток € опосл€ этого бакара лежал, не знаю уж, что там было намешано. “ак он мне, касатка, собственного дохтора присылал. ќчень хорошо лежать было, обиход одним словом, пища-а... я потом и в больнице леживал, да уж где. ƒве, касатка, противоположных разницы, €вственный факт! - прокричал —авелий, и Ќаст€ не ошибалась, дума€, что и теперь не отказалс€ бы —аве- лий выпить залпом бокал Ќосоватовской смеси, чтоб полежать в тех же удобствах четыре дн€. - „то же он теперь-то, жив? - осведомилась Ќаст€, неловко отвод€ гла- за от благодушных и тусклых —авельевых глаз. - ѕогиб! - торжественно выпалил —авелий. - Ќа войне, что ли?.. - спросила Ќаст€ только дл€ того, чтобы спро- сить о чем-нибудь. - Ќа войне-е! - обиделс€ —авелий. - Ќа войне вс€кий сумеет. Ќа дуели! - и вытаращил глаза. - »з-за утки погиб!.. ƒаже несмотр€ и на усталость стало Ќасте любопытно, как это сгубила утка кн€з€ Ќосоватова, но в сен€х раздались поспешные шаги. —авелий мгновенно спр€талс€. ¬ошел неизвестный Ќасте человек. ¬о всем у него - и в хрусткой свежести холщевой рубахи, и в поблескиваньи серых глаз, не- устрашимо обведенных густыми и короткими ресницами, во всей фигуре, не- высокой и плотной - почувствовалась Ќасте кака€-то редка€ удачливость.  огда он вошел, словно ветерком подуло, - стремительный. - ƒома есть кто-нибудь? - он кинул картуз на лавку и чуть-чуть сощу- рились на Ќастю его глаза.  огда они раскрылись снова, в каждом глазу было по улыбке; казалось говорили глаза: "пожалуйста, берите у мен€ улы- бок сколько вам угодно, у мен€ на всех хватит!" - —емена нет? - спросил он, несколько смуща€сь. - ќн придет скоро, - произнесла осторожно Ќаст€. - ƒа ничего, нам не спешно. Ѕудем и без него знакомство сводить. ће- щанин, город ямбург, ћихайло ћашистов... ∆ибандой кличут, - и он винова- то развел руками, как бы показыва€, что совсем не повинен в своем проз- вище. - ј € из ћосквы приехала. ћен€ Ќаст€ зовут, - уклонилась от пр€мого ответа Ќаст€, наде€сь на догадливость этого размашистого человека. ћишка ответил не сразу, а сперва как-то покривил плечом... - »з ћосквы? √ниль в сравнении с ѕетербургом! “о-есть одним словом, ездить плохо... улицы кривые! ‘ранцуз в двенадцатом годе за то и жег, что улицы кривые. Ќе выжег, ћоскву нельз€ выжечь! - ј вы чем занимались? - не пон€ла ћишкина подхода к ћоскве Ќаст€. - ћы-то-с? ћы лихачи. “олько мы больше по ѕитеру ездили. ¬ ѕитере на- род крученый, а в ћоскве т€гучий, нам ѕитер больше подходит. ƒа-с, поез- жено было! - сказал ∆ибанда, хлопнул себ€ по коленкам и встал. - √ородс- кой жизни вполне хватили! Ќеожиданно дл€ самой себ€ встала и Ќаст€, взволновавшись глупостью, мелькнувшей в голове. ќна гл€дела на ∆ибанду и знала, что ∆ибанда старше —емена, но если ∆ибанде двадцать восемь, —емену не меньше сорока. ” —е- мена усы и борода растут, как попало, у ∆ибанды остались от усов узенькие рожки... ќна смутилась своей неожиданной внимательностью, когда пришел —емен, принесший небольшой ворох одежды. Ќачавшиес€ вслед за тем сборы к уходу в лес заслонили от —еменова внимань€ и странный блеск Ќас- тиных глаз, и ее внезапный рум€нец, и еле уловимую неловкость ∆ибандиных слов, когда он говорил при Ќасте. - –еб€та за Ѕрыкинской баней собрались, - сказал ∆ибанда, приглажива€ волосы. - ƒа € почти готов. ¬от только ее переоденем! - —емен коротко загл€- нул в ћишкины глаза, знает ли? ћишка знал, отвел глаза в сторону. - — нами барышн€ пойдет? - приподн€л бровь ћишка, не гл€д€ на —емена. - — нами, да, - и —емен пожевал усы. - я теб€ попросить хочу, ћиша. ѕускай она за твоего брата слывет. ј? - ƒл€ реб€т, что ли? - спросил ∆ибанда, кос€сь на комнату, боковую каморку, где переодевалась Ќаст€. - “ак ведь не повер€т, разномастные мы! - ќт разных отцов, - наспех придумал —емен. - ¬се едино не повер€т... в разговоре не выдержать, - неизвестно по- чему упр€милс€ ∆ибанда. - ј почему бы и не поверить? - сказал сзади них Ќастин голос. ќба обернулись. ¬ двер€х каморки сто€л статный паренек лет двадцати двух, Ќастиного обличь€, как бы младший брат ее. ќбычна€ матовость кожи затушевывала женственность лица. Ўирока€ —еменова гимнастерка, ловко пе- рехваченна€ уздечным ремешком, скрывала женское отличье. ‘уражка сидела глубоко на голове, из-под козырька сме€лись глаза. ќна вышла и подхвати- ла ∆ибанду под руку. - ’орош?.. - кинула она —емену. ∆ибанда с неловкостью выдернул свою руку из-под Ќастиной руки. - Ћапотки-т не по тебе, товарищ, - сказал он, огл€дыва€ Ќастю. - Ќу, да ‘рол и воробьиные сплетет. ќдним словом не робей, √урей. - √урей! - повторила Ќаст€, прислушива€сь к новому, неслыханному ею, имени. - Ќе робей, √урей, - сказала она еще раз и усмешка брызнула с ее губ. ... „ерез полчаса уходили и летучие, и ¬оровские в лес. ѕесн€ не ла- дилась, гармони не играли: ѕодпр€товскую украли в ночь разгула, Ѕары- ковскую облили квасом в ту же ночь и она осипла, как и человек с пере- по€, у Ѕрыкинской стали западать лады. Ўли и без того бодро, таща в меш- ках бабьи подарки: разную сносившуюс€ одежу и кучи немудреной, но сытной деревенской съедобы. »з открытых окон гл€дели с тоской затихшие бабы и девки.  огда скрылись под горою уходившие, разом захлопнулись окошки, и безмолвие водворилось в ¬орах... ƒаже, кажетс€, и петушиного пень€ стало меньше. Ўел среди остальных и √урей, ћишкин брат. ѕонравилс€ летучим этот но- во€вленный, робкий и безусый мальчишка. „ерез  урью проходили, сорвало ветром на мосту картуз с √уре€ и бросило в воду. ¬етер же раздул черные обстриженные √уреевы волоса. - „орт! - сказал √урей, ћишкин брат. - ¬олосы-т отпустил, в монахи, что ль, готовишьс€? - пошутил ёда, шедший сбоку. - ¬ бабы! - досадливо фыркнул √урей, приглажива€ волосы, разбитые ветром. - „то ж, передеть теб€, так вполне за бабу сойдешь! - одобрительно сказал сзади ¬аська –ублев. ёду сразу же странным образом повлекло к женственному юнцу, √урею. - Ћапти великоньки у теб€. ’очешь, давай вот мен€тьс€, у мен€ нове- хоньки, - предложил он, показыва€ Ќасте щегольской, в сравненьи с лапот- ным, носок женского своего ботинка, бывшего на нем. - “олько каблуки вот € отбил... » придачу возьму самую незначительную! - ј какую? - спросил √урей. - “ам увидим! Ќе купец, торговатьс€ не буду... „ерез дес€ть минут совсем освоилась Ќаст€ с положением ћишкина брата. ќна догнала —емена, шедшего впереди всех, р€дом с ∆ибандой. - ј вот и поверили! - посме€лась она. “олько тут увидел Ќастю без фуражки —емен. - ¬олосы-то где же твои?.. - почти испуганно спросил он. - ј обрезала. ƒавеча еще обрезала. ј тебе что, жаль? - Ќаст€ резко засме€лась. - ƒа пожалуй и жаль... - прот€нул он. ¬ глубине души он одобр€л этот поступок Ќасти. III. —ергей ќстифеич орудует. ѕодбегают к самым ¬орам с той стороны, куда солнце западает на ночь, глухие дикобразные леса. Ќикогда ¬оры закатной тихостью не любовались, потому-то вечный в них порыв, мрак, спор. Ћес наступал и воевал в этом месте с человеком. ≈го и рубили прадеды нонешних с гневной неистовостью. ќн и горел не однажды, а все стоит, а раны пожогов и порубей восполн€- лись шустрым молодн€чком. Ќи разу не видали ¬оры, что там, в западной стороне... Ќабегал молодн€чок на непаханные пол€, на покосы, как бы дразн€, что де нас не перерубить! ¬переди бежала березка, а за ней поспешала ель. “ак не пропадала ни зола, ни щепа: из праха выбивала жизнь. Ћес шагал на ¬оров. ƒаже начала и возле самого колодца, что напротив —упоневского па- лисадника, веселенька€ березка лезть.  ак ни теребили ее бабы на веники, истово кудр€вилась каждую весну, и ни дума€, что за дерзость порубит ее какой-нибудь топором. ¬ыйти за околицу, - с трех сторон прот€нулась густа€ полоса лесов. Ќа версту шел каемкой веселый лес, белоствольный, с голосистой птицей и быстрым зверем. ј за каймой берез становились неприметней тропы, непро- ходней чащи, - с самого корн€ ели в сук шли. «апирал проходы человеку тут угрюмый сторож, темно-синий можжевел. " акой у нас лес! —ид€га! ÷а- пыга-лес", со злобой говаривал д€д€ Ћаврен, черным словом припечатыва€ свои суждень€, и казал след от пули, прошедшей на вершок выше щиколки. - ¬ давней молодости, сглупа, вздумал от рекрутчины укрыватьс€ в этих ле- сах Ћаврен. «верь в этих дебр€х водилс€ угрюмый, одинокий, робкий. Ќа дедовской пам€ти оставалось, как наезжал стрел€ть лосей в этот лес молодой —вину- лин с при€тел€ми. «имами за ƒуплею выл волк. ¬еснами пропадали коровы, отбившиес€ от стада, - думали на медвед€ мужики. ј ѕопузинские мальчиш- ки, ближние к лесу, каждогодно притаскивали целые выводки лисен€т и дру- гую тощую молодь. Ћисен€там обрезали уши и, меченых, отпускали назад, остальных силились приручить, но дохли звери и птицы, пов€да€ от лесной тоски. ¬ той округе и почвы в беспор€дке лежали, вс€кой земли было разложено по всем местам. ѕосле больших весенних дождей пестрели лысины, где были, подобно ситцам блеклых сортов. ¬доль  урьи и до самой ћочиловки чернела гнила€ земл€, в€зка€. ј где-то, почти р€дом, в удивленье ученому челове-
в начало наверх
ку, занимали крупные места полупески. “ак росли без обиды, в полуверсте друг от друга, и суха€ песчанка с колким трескучим стеблем и обжиревша€ болотна€ безым€нка с масл€нистым, круглым листом. ѕопадались и камнистые места, а к  аламаевскому лесу прибежали черные и красные глины. Ёто и заставило  аламаевских промышл€ть горшечным ремеслом, - селу их названь€ √ончары. √лина, - она в€зка€, скользка€. Ќа ней поскользнулс€ один из —винули- ных, правнук »вана јндреича. ќн человек был денежный, доброй души и аме- риканского ума, но русской выделки. Ќа бездорожном месте приспичило ему выстроить керамический завод. “айна€ цель —винулина была высока€ цель: облагородить великорусское кресть€нство, а заодно уж и прилежащую морд- ву, посредством внедрени€ из€щной посуды в мужиковский обиход. Ѕыл выпи- сан заграничный мастер по поливе, немец. ќн и наделал изр€дные количест- ва цветочных ваз, печных изразцов и огромных блюд, в золотых отливах - по мнению его самого - не уступавших и старым мавританским. ¬ добавление к серии рукомойников в виде крылатой, плюющейс€ головы и корчаг, изобра- жавших как бы розаны, но только сумасшедших размеров, была изготовлена на какую-то выставку ваза неизвестного назначени€, четыре аршина высоты. Ќа вазе был представлен сюжет мифологического свойства и столь игривый, что мужики настрого запретили своим бабам, работавшим на заводе, прохо- дить мимо этой небывалой —винулинской выдумки. ¬последствии, когда —ви- нулин женилс€, в вазу эту собирали дождевую воду. ≈е разнесло одним осенним заморозком. ¬ отбитом днище пробовала одна домовита€ хоз€йка огурцы солить, но огурцы получались поганого вкуса и цветом походили на мертв€чину. ћужик —винулинских изделий не покупал, несмотр€ на дружеские увещани€ земского поддержать художественное начинание. ћужик посмеивалс€, а барин тощал. “ут еще правый заводской флигель сгорел, подожженный в отместку, - рискнул —винулин жалованье выплатить продуктами производства. „тоб вы- лезти из долгов, —винулин прин€л большой заказ на помадные банки и на 30 тыс€ч Ќаполеонов, - тогда справл€ли юбилей ќтечественной войны. Ќемец обиделс€ и уехал. ѕомадных банок заказчик не прин€л, потому что умер, поев арбуза. ј Ќаполеоны ни с того, ни с сего потрескались единодушно однажды утром, все 30 тыс€ч... » уж на заплату этой трещины не хватило у —винулина рублей... ј ну ее к чорту, нашу русскую раст€пость и бессмысленные вихл€ни€ ума!  ак будто дл€ того лишь голова, чтоб краше распускались на ней уда- лые, льноподобные кудри... - ¬ революцию завод сгорел, и в €му обвали- лись уродцы, вышедшие из €мы же. —орное —винулинское место задернулось сосн€чком и березками и разным плодовитым, крепким, игластым. » оп€ть стала новина, - какому плугу ее заново подн€ть? » какой ћикула оросит ее кровавым потом, чтоб дала, наконец, плод? » откуда придет он, с востока ли алеющего зарей, с запада ли, отгороженного лесами и окрашенного зака- том... ...«а ƒуплей пошел взводистый лес, темный и замшелый. ¬ нем песчаные холмы чередуютс€ с оврагами, - изрыты темными хитрыми ходами, заселены ночным зверем, барсуком. “ут солнце редко, барсучь€ держава тут. » о чем шум€т вершины ночного леса, ведомо только им. Ћюди по-барсучьему устроили свою жизнь. “е же земл€ные норы, только просторнее, отделаны не барсучьей неразумной лапой, а заступом и топо- ром. ќкруженное с двух сторон топ€ми, было это место самым безопасным в том краю. —юда и пришли люди, выходцы из ¬оров. Ѕыло их не больше сотни, но число их скоро увеличилось вследствие обсто€тельства непредвиденного и потому скорбного дл€ уезда. ¬ уезде знали уже о происшествии, в подробност€х рассказанных ¬ас€т- кой Ћызловым. ј ¬ас€тке Ћызлову, самому еле ушедшему от смерти, с гору представл€лась и муха, сидевша€ на щеке убитого отца. - ѕоэтому и выхо- дило, что весь почти юго-западный край уезда встал на дыбы и кажет мед- вежьи когти городу, что у м€тежников и пушки, и пулеметы, что даже и де- ти, и бабы свирепствуют, ид€ в тесном строю с мужиками, скрип€ зубами и нес€ смерть. Ќевидимые уста разносили невозможные слухи и про дес€ть ты- с€ч вооруженного мужичь€, и про широкие их планы, - даже €вл€лс€ в них сам пугачевец  ривонос, €кобы воскресший ради такого удобного случа€ по- куралесить среди живых. ясно, что этому не верил никто, но в каждой го- лове было знание об этом. Ѕыли вывешены соответствующие объ€влени€, а в губернию послано под- робнейшее донесение о происшестви€х в ¬оровском округе. “оварищ Ѕрозин, составл€вший донесение, сам испортил все дело. ¬ телеграфное донесение ради образности слога вставил он нечто о русской ¬андее и о мужицком Ѕо- напарте. “ак же указывалось, что молчание губернии будет несмываемым п€тном на совместной работе уезда и губернии. ¬ губернии же посмотрели косо. ѕредседатель губисполкома, сам мужик, при намеке на Ѕонапарта покачал головой, на ¬андею - пожал плечами, а при упоминаньи о п€тне даже и засме€лс€, вспомнив, что в прежние времена был п€тновыводчиком Ѕрозин. ¬ секретном ответе предлагалось справл€тьс€ собственными средствами, если уж не сумели ладить с мужиками.  ак раз в эту смутную пору, через три дн€ после прихода ¬ас€тки Ћыз- лова, камнем свалилс€ в уезд —ергей ќстифеич ѕоловинкин. —покойный и хмурый, он €вилс€ на заседание уездных властей. “ам, мину€ свою собственную историю и став€ после каждого слова точку, сообщил он, что не о тыс€чах идет тут речь, а всего о какой-нибудь сотне. ƒалее товарищ ѕоловинкин предложил дать ему полуроту хот€ бы из тех красноармейцев, которые несут гарнизонную службу в уезде. — помощью их надеетс€ он прек- ратить пожар в самом начале, который, по его словам, не име€ за собой никакой политической подоплеки, €вл€ет собою только некоторым образом месть за отн€тый у села ¬оры «инкин луг. ¬озражение предуисполкома о не- целесообразности этого ввиду полной политической невоспитанности красно- армейцев, только что вз€тых от сохи, не было прин€то должным образом к сведению. - “ак говорилось в протоколе чрезвычайного того заседани€. Ќо в протоколе не упоминалось про один очень такой хлесткий вопрос, заданный товарищем Ѕрозиным в конце заседани€: каким образом удалось то- варищу ѕоловинкину уйти из подобных непри€тностей в живом виде, если все остальные товарищи честно погибли на месте своего долга. —ергей ќстифеич вопрос пон€л и, подойд€ к улыбавшемус€ Ѕрозину в упор, раздернул на гру- ди гимнастерку одним рывком. ќдна из отлетевших пуговиц ударилась Ѕрози- ну в щеку, и только тут пон€л Ѕрозин, отчего, рассказыва€, ѕоловинкин дышал так т€жело и как-то странно вихл€лс€ телом. ¬с€ грудь —ерге€ ќсти- феича, от подбородка до пупка, представл€ла собой одну взбухшую синюю рану, расцарапанную какой-то неистовой п€тернею в кровь. - ѕосле этого Ѕрозин уже молчал. ¬ самом деле: бывали на пам€ти у ѕоловинкина жуткие ночи из прошлой войны, когда был фельдфебелем, - ночи, напоенные ужасом, когда и рвала, и кричала, и кусала все кругом одушевленна€ человеческим безумством сталь. Ќо страшней сотен их была эта, в которой тихо звенели комары и невн€тна€ зуд€ща€ боль подползала к голове, бесила разум. ќстрей вошло в пам€ть, как сто€л он голый под деревом и косил глаза на собственный нос, на котором медленно, перебира€ лапками, набухал комар. ¬есь мир со всем, что есть в нем, был заслонен тогда от ѕоловинкина красным комариным пу- зом. ѕотом, когда его освободили, он бежал, безумно во€ и прискакива€, голый, к ћочиловке, на ходу стира€ с себ€ комаров, облепивших его глад- ко, как сукно. “огда еще зарницы совсем опутали небо в гор€щую порывис- тую паутину... «доровью —ерге€ ќстифеича был положен предел в ту ночь. ”же била его зноб€ща€ лихорадка, а порой безумьем наливалась голова и грозила разлететьс€ тыс€чью острых осколков. ѕолуроту ѕоловинкину дали, и Ѕрозин осталс€ наедине со своими неуте- шительными думами.  оличество его объ€влений на стенах и заборах сильно сократилось, а остававшиес€, размоченные дождем, объел в одну ночь неу- ловимый задичавший козел местного, уже уловленного протопопа. ”езд пог- рузилс€ в мрак, безмолвие и трепетное ожидание какого-то последнего уда- ра. “ем временем ѕоловинкин вел свою полуроту скорым маршем в морос€щую даль. ѕогода переменилась. ƒожди разъели дорогу. ќбувь ѕоловинкинского отр€да - лапти, разношенные сапоги и даже разномастные женские ботики - годна€ только дл€ сто€ни€ в карауле, пришла в совершенную негодность и только обремен€ла усталые ноги красноармейцев. ¬озле Ѕедр€ги, тотчас же после перехода железной дороги, началс€ ропот. ќт Ѕедр€ги до —ускии, во- семнадцать верст, шел безмолвный поединок взгл€дов между людьми и ѕоло- винкиным, ехавшим верхом. ” —ускии дело разрешилось бескровно и просто. —уски€ окружилась рогатками, а на жерди, у картофельного пол€, трепа- лась в мокром ветре того дн€ черна€ тр€пка, знак бунта, чумы и вс€кой иной беды. ѕрежде славилась —уски€ огромными конскими торгами, баранками и щеб€ным товаром, теперь одно лишь осталось от прежней славы: на при- горьи —уски€ стоит. Ёто последнее и видел —ергей ќстифеич, огл€дыва€ —у- саковское место.  роме того в щел€х плетней и по-за-углами увидел он выгл€дывающих мужиков. —ергей ќстифеич пон€л, что и до —ускии, примкнув- шей к ¬оровскому делу, докатилс€ людской пожар. Ёто сулило непредвиден- ные трудности. —ергей ќстифеич подергал ус и, приказав люд€м отдохнуть и закурить, у кого есть, отошел в сторонку. ƒождь остановилс€. ƒень закатывалс€ позади села, и видно было из-под горы всему ѕоловинкинскому отр€ду черное, т€жкое п€тно —усаковского хра- ма. ѕо низу облачного, лилово-розового с золотом, неба шли каемкой рас- т€пистые ивы, повыше торчали березы со скворешн€ми. ѕревыше всего влады- чила длинна€, тоща€ колокольн€, похожа€ на ¬асиль€ ўербу, кто его знал, сто€щего в удивлении. ≈два среди отр€да закурилось п€ть самокруток, повеселел отр€д, стали пригл€дыватьс€ к селу, на которое через полчаса пойдут цепью. ќдин покачал головой, сказав: - —лин€ем мы тута. ƒругой прищурилс€, пыхнул дымком, приложил руку к глазам козырьком и вдруг открыл: - “оварищи... а ведь на колокольне-то у них пушка! ¬ самом деле, на колокольне чернело пр€мое и длинное, направленное, как показалось открывшему это, пр€мо ему самому в лоб. ѕодн€лось обсуж- дение назначени€ длинного предмета, и потому, что человеческие возмож- ности каждого уже исчерпались дорогой, было вынесено, без вс€кого голо- совани€ даже, решение, обратившее в бесславную неудачу весь ѕоловинкинс- кий поход. —ергей ќстифеич, сто€вший поодаль, вытащил наган и пробовал стрел€ть поверх бегущих с подн€тыми руками к селу. Ќо наган запуталс€ в ременном шнурке, а рука тр€слась...  роме того две осечки, треть€ пул€ покачнула желтый кусток дикой р€бины, четверта€ разбрызгала лужу, остальные были выпущены еще прежним владельцем нагана. «акусив усы, испуска€ хрип сквозь сжатые губы, ѕоловинкин бежал на- зад, к ложбинке, где оставил красноармейца с конем. “от, молоденький, и черноусый татарчонок, все еще держал под уздцы ѕоловинкинскую лошадь, пр€давшую ушами. ¬ бегающих глазах татарчонка светилась виновата€ поте- р€нность. - ... Ќу, чорт!.. Ќебось и ты туда хочешь?.. - почти проскрипел ѕоло- винкин, подскакива€ к коноводу. - —трел€й! - сказал татарчонок и распахнул ватную куртку свою, одетую пр€мо на голое тело. - —трел€й, товарища комиссара, - повторил татарчо- нок и в лице его промелькнула как бы тень табуна невзнузданных коней. - ћо€ село —аруй на та сторона!.. - и честно кивнул на —ускию. ѕоловинкин отвернулс€. –азмокшее картофельное поле душно пахло карто- фельной же ботвой. —ергей ќстифеич нагнулс€, сорвал пупавку и растер ее в пальцах. - Ѕеги... чорт! - сказал он, не гл€д€ на татарчонка, и пихнул его в плечо. “от вздрогнул, огл€делс€ и побежал вон из ложбинки, спотыка€сь о гр€- ды и крича что-то на своем €зыке. “ошн€щее, обидное чувство граничащее со слезами, захватило —ерге€ ќстифеича. √рудь болела и спина болела и все болело, - руки отказывались держать поводь€. ќн так бил кон€, точно хотел ускакать от боли, но боль обвилась вкруг шеи, облегала плотно и неотлучно, как хомут. Ќа четвертой версте от —ускии, возле ћочиловского моста, расхл€банный и скомканный, вдруг остановил кон€ —ергей ќстифеич и задержанное дыханье его прорвалось странным всхлипом. Ќадоедливо вилс€ над лошадиной шеей комариный рой. ќдин сел на щеку ѕоловинкина и вот окунул хоботок в потную м€коть тела. » снова, как в ту страшную ночь, скосив глаза, вып€тив щеку, задержива€ дыханье и готовые слезы, гл€дел ѕоловинкин, как собственной его кровью наливалась эта мала€ и беззащит- на€ тварь. „то-то, подобное безумью, уже зудело во всем теле, в руках, в мозгу. –ывком воли —ергей ќстифеич воротил себ€ к €ви и тут пожалел со всей силой мужицкого размаха, что не осталось ни одного патрона в желез- ной игрушке, ботавшейс€ на правом боку. ѕриходили сумерки, и оп€ть пометало изморосью. Ќа всей огромной —уса- ковской луговине не было никого, кроме него, сто€щего в середине ее, как ось, и он уже не скрывал слез от самого себ€. ... ј перебежчикам тащили бабы творог, сметану, душистые ржаные ле- пешки.  ака€-то, древн€€ и беззуба€, притащила даже гармонь, оставшуюс€ от сына, убитого в царскую войну. ¬ нее и играли перебежчики всю дорогу - шестнадцать верст, до ¬оров, таща съестные дары —усаков у себ€ на спи-
в начало наверх
нах. - ј непон€тный предмет на колокольне оказалс€ лестницей, по которой лазил отбивать вечерние благовесты —усаковский понамаренок. ............... ............... Ќасте таким и нужен был —емен. “ам, в «ар€дье, днем и ночью думала о том, что обрушилось каменным дождем на благополучие —екретовского дома.  огда видела в пам€ти своей отца, осунувшегос€ от напрасных хлопот, над которыми сме€лись - и —екре- тов не понимал причин смеха - душила Ќастю горечь, туманилось и нена- вистью темнело сознанье, - как бы слепнула тогда ѕреждевременный и неже- ланный, вообще говор€, конец отца странным образом подсказал Ќасте, что теперь ей оставалось делать. Ќо сил дл€ большого размаха мести не было. Ќастина душа тлела чадно и впустую. “огда пришло письмо от —емена, посланное им тотчас же по приходе в ¬оры. "≈сли уж больно голодно живешь, приезжай, хлеб-то уж кажный день едим!" ќна вспомнила его, полузабытого среди посто€нных хлопот о куске насущного хлеба, и вдруг стала осмысленной вс€ их юношеска€ игра в лю- бовь. √ород все глубже уходил во мглу.  огда дл€ Ќасти открылась возмож- ность покинуть «ар€дье, Ќаст€ не рассуждала долго. ќна ехала к —емену, как в полусне. —емен ей представл€лс€ простоватым, широким в плечах удальцом, в чистеньких лапотках, в белой рубахе с красными ластовками, - и, конечно, кудри, кудри вьютс€ по плечам. - “ам, среди высокой, шумли- вой ржи, в огромном просторе полей и неба потемнеют —еменовы глаза от любви к Ќасте, - чем темней они будут, тем страшней и легче душе. ѕоп- росту сказать, Ќаст€ ехала затем, чтоб оплодотворить —емена своею нена- вистью, насытить его ненавистью до отказа, чтоб взорвалс€, губ€ все кру- гом. “ак и мнилс€ ей —емен: распирающим, подобно —амсону, подпорки со- ветского неба. ѕон€тно, к чему стремилась Ќаст€. ¬се оказалось совсем не так. ѕравда, в лапт€х был, но пахли лапти совсем не так, как предопредел€лось мечтами. ≈го стрижена€ голова удиви- ла и охладила ее в первую же минуту. «ато слова, которые говорил он, жгли ее больше, чем те, которые придумала дл€ него, сто€ в теплушке и гл€д€ под откос. —емен угадал все сразу и холодок свой к Ќасте сохранил до самого конца. ƒа и те пространства, на которых рисовались Ќастиному воображению пламенные, испепел€ющие волны мужицкого пожара, совсем не соответствова- ли действительности. Ќебо было дичей, чем в мечте, а люди совсем не жаж- дали ее прихода. ” мужиков были свои глаза на происходившие событи€. ћу- жику было так: √усаки отн€ли «инкин луг. √усаки - советские. ќдна поло- вина города схватила другую за горло. ћужик выжидал, не рассыплетс€ ли город от всей той сокрушительной штуки в окончательную пыль. “огда ос- тавшеес€ пустить огоньком, - то-то дружно крапивы примутс€ пожженные места обрастать. ѕрищуренным оком мерил мужик близость того дн€, когда запашет его скрипуча€ соха поганые городские места. Ќаст€ пробовала рассказывать, как ходил ѕетр ‘илиппыч продавать пос- леднее, что оставалось в доме, Ќастину шубку. ј —емен с необыкновенной €ркостью вспоминал другой страшный, трехцветный день: белый снег, синие околыши казаков, багрово-красную спину своего отца. явь никогда не под- ражает снам, Ќастю обманули ее надежды. “огда своим немного кос€щим взгл€дом Ќаст€ заметила ћишку ∆ибанду. —емен стал скрытен и подозрителен, - прозвище Ѕарсука, данное ему впос- ледствии, как нельз€ более подходило к нему. ∆ибанда был устроен по-ино- му; нутро его имело как бы стекл€нную крышку, и Ќаст€ видела в нем все, что хотела видеть. ¬тайне она желала, чтоб именно —емен стал, как ∆ибан- да, и с ∆ибанды она почти не сводила задумчивого взгл€да во все продол- женье дн€... ............... ............... Ўумлив и хлопотлив был следующий день. Ќа целых две недели раст€ну- лось устройство барсуковских земл€нок, но именно к ночи третьего дн€ бы- ло готово все основное. Ќа уже введенные срубы накатывали кругл€к, а сверху укрывали землей и дерном. ѕо —еменовой сметке лес был вырублен не сплошь, - оставл€ли отдельные деревь€. ѕодходы к земл€нкам завалили хво- ростом, он первым подаст весть о приходе чужих гостей. ѕо кра€м же вдо- воль было нарыто волчьих €м. Ѕарсуками назвали воровских выходцев —усаковские мужики, пришедшие укрыватьс€ в лесах же. » уже облетело прозванье это весь уезд, наравне с извести€ми о завоевательных намерени€х —емена Ѕарсука. Ќо сами барсуки и не помышл€ли выходить покуда из своих нор. ’леба было достаточно, бабьи приношени€ не оскудевали. ќднако вскоре было решено не допускать баб дальше осинового молодн€ка, где сторожева€ земл€нка. Ѕабы не то чтоб обиделись, но как-то сами перестали ходить к барсукам. —ама€ больша€ земл€нка имела две комнаты, - так рассказывали мужики по осени другого года. - “ам у них происходили и собрань€, а порой и картеж, и пь€нство. “ам коротали длинные зимние ночи, - называлась зим- ницей. ”ставлена была мебелью со —винулинской усадьбы и имела окна та зимница... Ёто неправда, окон не было, как не было и достаточного количества ме- бели, чтоб об этом можно было упоминать. Ѕарсуки, правда, ездили на ос- татки —винулинского двора, но уже и до них неоднократно посетили мужики —винулинское пепелище. Ѕарсуки вз€ли последнее: диванчик с чердака и же- лезо с крыши, пошедшее на поделку дымоходных труб. ƒиванчик же, крытый атласом, - а по атласу пунцовые лин€лые завитки, - долго не хотел вхо- дить в узкий и гр€зный проход зимницы. » уже собиралс€ Ћука Ѕегунов пи- лой смирить двор€нскую спесь дивана, да ‘едор „игунов спас. Ќожки, по его совету, откололи и остатки поставили в зимнице на чурбаках. —торожевую поставили там, где луг вдавалс€ клином в лес. ѕотому, что не нашлось охотников селитьс€ в одиночку, отдали сторожевую Ќасте. - ћы теб€, √урей, навещать будем! - хлопал Ќастю по спине ёда и дру- жественно подмигивал. ............... ............... VII. ќсень. ”корневавшись в лесном привольи, как бы в затвор ушли от мира барсу- ки. ƒальше тер€лась нить жизни их от чужого любопытного взгл€да. ¬ ¬орах безвластно стало, бабьим криком вершились дела. ќставшиес€ мужики затихли. ¬ молчаньи возили ржаные кресты с полей, в молчаньи же складывали их по ригам. ”веренности в завтрашнем дне не было, работы ле- ниво шли. ¬о отогнание духа см€тень€ и тревоги - посемейно и вскладчину варили самогон, но пили не напива€сь. ’мель еще больше бередил мужиковс- кую рану. — нетерпеньем и жаждой ждали какого б то ни было конца. ¬се же однажды утром, когда надоело ждать, застучали гудливые цепы по звонким гумнам, но недружен был их стук. ’ороший умолот не радовал. ƒни укорачивались, поздн€€ осень вступала в права. —реднее поле щетинилось пегим омертвелым жнивьем. ¬ несжатых полосах ѕантеле€ „мелева с шур- шаньем рыскали галки. » неслышно точила их полева€ мышь. Ќа  урье зачер- нели созрелые головы речного тростника. »х клонил вечерний ветер, шумел ими, ломал их, свод€ ни к чему работу летнего солнца. ѕолыни сереют, а собаки злеют, ожесточаютс€ людские сердца. √арасим, отпросившийс€ на жнитво домой, стал бить жену. “ак бывало у него каждую осень, и крики √арасимовой жены уже не будоражили соседей. - ... третью в гроб вколачиваешь?.. - закричал через всю улицу старый ‘рол ѕопов √арасиму, вышедшему поотдохнуть на крыльцо. - ћышей не ловит... - сказал √арасим. - Ќаше! ћы и бьем, мы и милуем. - ќпосл€ кнута - завсегда милость, - отвечал ‘рол ѕопов, и еле улови- мое одобрение сквозило в его голосе. ≈му, одр€хлевшему ‘ролу, познавшему за долгий век свой истинную цену смехам и огорчени€м, - ему, ставшему теперь только безмолвным наблюдателем чужих жизней, служили развлечением старости чужие беды. - „то ж! хоронить будешь, выпьем с тобой, вот весе- ло!.. - ј ты, старый хрен, помалкивай! - ругнулс€ √арасим, и ‘рол ѕопов не обиделс€. ... ƒергали коноплю у —винулинской межи и копали картофель за ћаври- ным овином. Ѕольше руготни было, чем работы. ¬се обильней наползало туч со всех сторон. ќт приход€щих холодов уползало обессилевшее солнце в —корпионов знак. ѕотом стало поливать все это дождем. ќпустели пол€ от черных и серых птиц. √лина на дорогах стала злее и прилипчивей. Ќекуда ехать. ¬оображенье создавало в каждом углу враждеб- ные заставы. ƒа и незачем ехать: —усаковские €рманки, где и конь бывало, и пр€ник, и серп, и рукомойник, и ситец, и дуга, - приурачивались к ѕок- рову. ј в этот ѕокров выйти за околицу - один ветер мечетс€, обжига€сь о крапивы, не в меру расщетинившиес€ по осени. ќп€ть настала пустословна€ пора. “от же репей - слух, цепок к любому разуму. ќбронил мимоезжий мужик, будто √усаки всем миром записались в солдаты, ¬оров искорен€ть. ƒа еще говорили, будто принес весть ‘рол ѕо- пов, ходивший наниматьс€ на лето в —ускию - а сам ‘рол ѕопов отрекалс€ - предлагали уездные власти выгоду Ѕедр€гинским мужикам: - ѕредоставьте нам самого главного, —емена Ѕарсука. ј мы вам земли прирежем. Ѕедр€гинцы в таких случа€х единогласны: - ƒак он вас однех зудит, вы и чешитесь! ј нас он не трогает!.. ј пастухов подпасок и не такое принес. ћес€ц назад объ€вилс€ неиз- вестного дела человек, в штиблетках. ѕришел в  аламаево, что тоже и –о- гозино, потому что рогожи ткут, и заказал бабам лапти плесть, длиной в один аршин, да еще с прибавком на обертку. Ќа вопрос одной бабы, кому ж такие надобны, было, €кобы, отвечено, что де дл€ собственных его братьев во ’ристе. - ƒа уж что, батко, больно ногасты твои-те... уж не черти ли, грехом? - не доверилась баба. - Ќет, - отвечал в штиблетках, дава€ каждой бабе по серебр€ной Ќико- лаевской полтине. - „ерез два мес€ца вернусь, выплачу всем вам золотом п€тьдес€т шестой пробы. ¬се заберу, что наплетете. ∆арьте, одним словом! ѕотом сокрылс€ из вида. ј бабы горы лаптей наплели. ”ж четвертый ме- с€ц шел, не €вл€лс€ заказчик. ј трудно было отстать от начатого дела. ¬се липы в округе извели. » хоть издевалась над  аламаевками вс€ волост- на€ округа, все плели  аламаевки, как безумные, свои несосветимые лапти. »з этого слуха целый выводок слушонков повелс€. ≈горовна доподлинно узнала, что лапотную выдумку нарочно подстроила советска€ власть, чтоб не постились, не молились мужики, а жили бы девки с мужиками по адамову правилу, нагишом. ƒругие прибавл€ли, что это сам барин —винулин ходит под видом бездельного человека в штиблетках и высматривает, кто из мужи- ков отстроилс€ из господского леса. ƒаже спор был по этому поводу, как быть. —обрать ли выкуп барину по пуду с души, чтоб ушел подалее, не морочил бы мужиковских душ, или же решить дело по-иному: поручить подход€щему удальцу прикончить этого —ви- нулина, буде €витс€ за лапт€ми, а в уплату за службу выдать удальцу вы- шеуказанные штиблетки; деньги же, если найдутс€, отдать на благолепие храма, что во им€ ѕресв€той “роицы в селе ¬оры. “акие слухи ходили по всему уезду, не миновали и √усаков. «ахожий в √усаки нищий солдат, кривой и молодой, но знающий, по€снил, поеда€ ми- лостынную похлебку в доме у ¬асиль€ ўербы, что лапти заказаны дл€ войс- ка, отправленного откуда-то в подкрепленье Ѕарсукам. - ≈тот лапоть одеваетс€ пр€мо из валенец, заместо лыжи... - размерен- но говорил он, усердно работа€ ложкой. - ¬ лыже-то по снегам ускользать невпример способней. «верь, ему разума не дадено, потому и гибнет, что без лыж. ќн в сугроб тонет! Ёкось, Ўеб€кин те ¬асилий, может слыхивал? „етырех лис этак вот зафрахтовал... “омленые, вкусные щи, а вслед за ними и каша, быстро исчезали в нищем солдате, а рассказу его все еще не предвиделось конца. ўерба, отец ны- нешнего √усаковского председател€, уже отужинав, сидел пр€мой, как кол, презрительно угадыва€ наперед все закоулки, по которым обтечет христа- радна€ нищенска€ выдумка. ¬прочем, были у ўербы т€жкие думы. ”тром того дн€ нашли наклеенную на исполкоме записку: "Ќикто не работай. Ќынче ночью придем. Ѕарсуки". «аписке этой не особенно поверил ўерба, но все же не мог выгнать тревогу из сердца. - ¬от ты везде ходишь. ¬опрос тебе: барсука-те главного не встречал ли? - спросил ўерба нищего, как бы ненароком. ј нищему было только до каши: - ƒа как... —ам видишь, левый-то мой глаз какой... ћного ли на кри- вой-те глаз зрени€!.. —ловно отвеча€ на свой незаданный вопрос, сказал ўерба: - Ќу, да ничего! ¬он она, в уголку. ќна высторожит! - он уверенно кивнул на винтовку, прислоненную в угол койки и печи. - ћного, сказывают, привезено вам таких-то?.. - спросил нищий, прип- р€тыва€ оставшийс€ кус хлеба за пазуху. - „его это?.. - вскинулс€ на нищего ўерба. - ƒа этих вон, из чего стрел€ют-те! - Ќа ¬оров хватит! - со злостью похвасталс€ ўерба и тр€хнул бородой.
в начало наверх
Ќочевать осталс€ нищий у ўербы. ... —лух о подкрепленьи Ѕарсукам оброс множеством несуразиц. Ѕыло девкам о чем судачить на посиделках в мокрые осенние вечера. ƒа не до того стало им. ќбнищали парн€ми деревни. ƒевкам, которые на выданьи, су- шила сердце злость. Ѕезнадежно и безвыходно сидели в избе, визгливо го- лосили весь вечер песни, но звучали похоронно и самые развеселые. ¬се гармони в леса ушли. ѕереставали девки того года наде€тьс€ на замужест- во. - ¬сех женихов-те перекокошат, шуты зеленые!.. - ворчала ƒомна, круп- на€ телом, сама€ красива€ и зла€ в ¬орах. - ¬от достанетс€ тебе, ѕрас- кутка, муж-то без ног.  ачай да покачивай культ€пки его!.. ј ѕраскутка т€нулась змеиным своим телом, заламыва€ руки над головою, точно звала на себ€. “а же, что и здесь, любовна€ тоска спалила сердце босоногой ћарфутки. Ћень было ѕраскутке и лучину новую в светец запра- вить и косу перевить, тугую, русую, выросшую ни дл€ кого.  усачие мухи тыркались по копотной избе, жалобно и надоедливо гуд€.  ак и люди, когда почуют приход последней старости, суетились они зр€шной суетой, сил€сь напугать смерть. Ўумел за окном мелкий, бесконечный дождь. ¬друг ¬асенка зашикала на поющих девок: - ѕостойте... реб€та идут! ќй, девушки, к нам идут! - закричала она, облива€сь холодком радости. - ќй, да с ружь€ми!.. -   нам ли? - лениво привстала ƒомна. ƒевки выискивающе приникли к оконцу, стара€сь разобратьс€ в лицах лю- дей, шедших вдоль улицы. ¬ потемках было не разобрать, двадцать их, или сорок. - ƒалеко ль, товарищи, гул€ете?.. - закричала бойка€ ¬асенка, рывком распахнув окно и выставл€€сь на др€нную сент€брьскую моросьбу. - «аходи- те потанцовать. ћы по вам соскучились... » уже гр€нули-было девки самую развеселую из всех: "ƒевки, тише, ти- ше, тише, к нам молодчики идут!", да несогласный был им ответ с хлюпаю- щей улицы: - ”ж без нас танцуйте, красавицы! ѕо делам идем... - ј чье вы?.. - не унималась ¬асенка, перегиба€сь, как кошка, в тугой своей по€снице. - ћы заморские! - насмешливо ответили с улицы. - Ѕарсуки куда-те пошли... - сказала ¬асенка, с досадой захлопыва€ окно. ќна достала из кармашка на переднике завал€вшийс€ леденец и сгрыз- ла его со злым, неумолимым хрустом. - √он€ешьс€-гон€ешьс€ за ними... ј и достанетс€ пь€нчужка кака€-нибудь, винное подметало!.. - ƒь€волы! - звучно сказала ƒомна и, зевнув, положила голову ¬асенке на колени искатьс€. ќстальные, менее бойкие, грустно смотрели на этих двух, самых краси- вых. ѕахло кислым. ƒождь шумел. ”же не было у девок песен в тот вечер. ќп€ть зашелестели меж них осоловелые, разм€кшие мухи. Ёх, мухи, мухи де- ревенские! «лей вы, мухи осенние, самых злых вековух!.. VIII. ѕервое событие осенней ночи. —реди €вившихс€ из ночи и в ночь же ушедших по хлюпким гр€з€м был и —емен и √урей, названный брат ∆ибанды, и еще двадцать шесть молодцов, понадвинувших картузы да шапки так, что торчали только глаза да усы. Ўли без разговоров, мимо девичьей посиделки шли - насупились. ѕрошли, - и ночь за ними следы примела. »тти недолго было. ѕоровн€вшись с новехонькой избицей, остановил весь отр€д —емен: - «десь... ќдин из летучих постучал в раму окна прикладом. ќтвета не было. Ќес- колько барсуков взошли на крыльцо и сюда же втащили от дожд€ что-то не- большое и т€желое.  то-то ударил сапогом в т€желую рубленую дверь. Ѕабий голос из-за двери тихо и не сразу опросил, зачем и кто. - √арасима буди! - сказал в дверь Ѕарыков. - Ёто €, ћитрий... - ¬стает √арасим, - ответствовала баба. ¬след затем послышалс€ грохот болтов и задвижек. √арасим шорник жил, как в крепости, окруженный высоким тыном. Ѕудучи человеком большой силы и крепкого сна, он сме€лс€ над дневной бедой, ночной же беды, расплошной, побаивалс€. ¬ойд€ в сени, ¬аська –ублев за- жег спичку. —тало видно: кажда€ тесина, каждое бревно здесь свиде- тельствовали нагл€дно о склонности √арасима к вещам прочным и неколеби- мым. ѕоражал своими размерами ушат, перегородивший сени. ѕо стенке удив- л€ло не менее того обилие старой конской упр€жи. ∆ирно пахло дегтем. Ѕольше не дала разгл€дывать √арасимова жена: - Ќу, что?.. - спросила она, протира€ рукой подбитый глаз и понемногу вытесн€€ чужих из сеней. - —кажи √арасиму-т, чтоб запр€гал, - сказал —емен и хотел еще что-то добавить, но дверь внезапно запахнулась и загромыхали разнозвучные засо- вы. —емен только головой покачал. Ѕарсуки, рассевшись на ступеньках крыльца, ждали. ”же тлели по темно- те угольные светл€чки самокруток. Ќеизвестность ночи возбуждала людей, разговоров не заводили... » уже докурились самокрутки, а √арасима все не было. ¬рем€ было дорого, минута по цене равн€лась часу. - –азоспалс€, чорт... - сказал —емен. - Ѕрыкин, а ну стукни еще, пов- разумительней!.. Ѕрыкин не успел стукнуть и разу. Ѕеззатейные, рубленые же √арасимовы ворота распахнулись и, дребежжа железными шинами на выщебененной подво- ротне, выехал √арасим. ќн соскочил с подводы и одернул €ркий свой, дли- ной до подколенок, дубленый кожан, на котором плоско чернел широкий клин бороды. - “ам еще двух возьмите. —тупай кто-нибудь!.. - ћы уж думали, д€д€ √арасим, с бабой завозилс€ ты... - льстиво подс- ме€лс€ ≈гор Ѕрыкин. - ѕомолчи, раздолбай... - оборвал того √арасим, оправл€€ что-то в подводе. Ќа трех подводах они выезжали за околицу. —ело уже спало. “олько в избе, где млело в безмужнем одиночестве ¬оровское девье, светились окна тусклым желтым светом. Ќи одна собака не прола€ла вослед уезжавшим, не встретилс€ ни один живой. ...«а околицей их тотчас же охватила непогода. Ќеистовы осенью ночные пол€. ¬етер нес скопища вод€ной пыли, и кажда€ капл€, прежде чем повис- нуть на обтрепанной былинке, долго пл€сала и вверх, и вниз, и в стороны. Ћюди в подводах затеснились друг к другу, все за исключением √арасима, вообще мало склонного к какой бы то ни было общительности. √арасим сидел на краешке, степенно и твердо. ¬ед€ свою подводу переднею, он не махнул кнутом ни разу, не орал на лошадь, он только цокал еле слышно, по-свое- му, не то подража€ цоканью копыт, не то незнаемому им цыганскому говору. ћало-по-малу обыкли глаза по темноте, но все еще чудилс€ куст челове- ком и пугал.  огда въехали в лес, еще больше сгустилась тьма. ћокрые вихры нижних ветвей посыпали проезжающих крупным, холодным дождем. “олько непутному промен€ть на такое теплую, сухую печку. „авкала и брыз- галась глина в коле€х, но не издала √арасимова телега ни единого скрипа за весь путь. - √арасим даже и от сапога требовал долгой, беспорочной службы. ѕод стать пудовому √арасимову сапогу была и телега, которую, хоть с горы рон€й, не брала никака€ случайность. ѕод стать телеге был и конь.  он€ √арасим понимал, работы ждал втрое, но был с конем ласков по-своему. ћожет быть, от этой т€жкой ласки и зачахли две его прежних жены? ѕод стать коню - был и сам √арасим. —колотила его жизнь таким, что пронес тройную т€готу мужиковского существовани€, не сутул€сь. √арасим жил и не старел. Ќестареющий, он напоминал собою дуб. —то€т такие, от- бившись от всего лесного стада, на опушках и в одиночку снос€т и беду, и борьбу, и солнечную радость. —ид€ р€дом с ним, вспомнил —емен, как двенадцать лет назад, по той же дороге увозил его ≈гор »ваныч в жизнь. ¬ том лишь разница, что тогда с перекрести€ ќтпетовской дороги свернули они влево, а теперь едут пр€мо. —о сжатыми губами —емен следил за скольз€щим мимо, сощурив глаза. ¬етла в стороне мнилась ему бабой, сто€щей в задумчивости, кустки - затаившим- с€, безым€нным, но живым, еле приметно перебегающим поле. ¬се повторимо: тот же ≈гор Ѕрыкин третс€ о его спину костл€вой своей спиной. » уже не ропщет он на тесноту, на неуважительность лапт€ к лакированному сапожку. —емен сн€л шапку, и вот уже щекочуща€ свежесть капельками сбираетс€ по стриженной голове, бежит за ворот его мужицкой полусерм€ги вишневого сукна. » вот —емену неудобна стала Ѕрыкинска€ спина: - ”бери спину, ≈гор... - говорит он тихо и с намеренным упорством, - всю спину ты мне протрешь! - ƒа ведь некуда, —емен —авельич, - Ѕрыкин угождающе суетитс€ всем телом. Ќо оп€ть едут и оп€ть налегает ≈горова спина. - ѕодогнать бы кубар€ твоего, - говорит —емен √арасиму. Ќо тот гл€дит пр€мо и молчит, как неживой. - ќнемел, что ли?.. - вспыхивает —емен и машет на мерина длинным рукавом полусерм€ги. - Ќе серчай, —емен —авельич... - пугливо вскидываетс€ задремавший-бы- ло Ѕрыкин. - ѕриснул маленько... ћерин пускаетс€ вскачь, а √арасим отводит —еменову руку в сторону: - я теб€ вот энтаким за уши трепал, - вн€тно шепчет √арасим, не отво- д€ глаз от лошадиной спины. » —емен не знает, укор ли это за дерзость, обещанье ли вспомнить давно прошедшие времена. ѕостепенно и —еменом ов- ладевает дремота. "... и сила есть, а ответить нет силы, эх! - в сонливом безволье ду- мает —емен. ќн тер€ет вожжи от мыслей, и те бегут как придетс€. Ѕарсуки, зверье... ума нет. ƒерево руб€т, а корень оставл€ют на аршин торчать. Ќа корень - воли не хватает. √ород, мужики. ” себ€ там картинки вешают, лю- буютс€ по шестнадцать часов... ћужика забыли. «абыли?.. Ўколы нужны, книги нужны! ј книги... из города?.." - так напрасно барахтаетс€ в тине полусонных мыслей своих —емен. Ѕессилье родит злобу. Ѕыл бессилен —емен выпутатьс€ из собственной тины. "...собрать милльон, да с косами, с кольем... ћы, мол, есть! ћожет думаете, что нет нас? ј мы есть! ћы даем хлеб, кровь, опору. «абыли? ≈вграф на досуге подсчитывал по календарю: нас если по дес€ть тыс€ч в сутки крошить, да и приплод вс€кий воспретить кстати, так поболе тридца- ти годов понадобитс€, чтобы всех извести. «абыли?.. “ак бей его, неисто- вого  алафата, и дубьем, и бесхлебьем, и заразой. ћилльоном скрипучих сох запашем городское место. ѕусть хлебушко там колоситс€ и девки глупые свои песни поют.  ак муравьи, растащим камни от башни по сторонам. Ќас нельз€ забыть, нас много. ћы - все. ћы - сама€ земл€. ¬едите и нас  ала- фатовым путем...  оли согласно нам петь, может и не плоха€ песн€ вый- дет!.." - разволновавшеес€ сознанье снова умир€ет дремота. "...а город не спит, тыс€чи глаз на длинных нитках, вид€т. ¬от и р€- дом - глаз. Ќе любит пота нашего, не знает, не понимает души нашей, чу- жа€..." - уже про Ќастю, сид€щую р€дом, думает —емен. “очно ощутив тече- ние —еменовых мыслей, зашевелилась Ќаст€. - —емен!.. - почему-то с виноватостью спрашивает она. - “ам, на взгорьи, не √усаки ли?.. - Ќу... а что тебе? - ƒа нет, € только так спросила... - шепчет она и отворачиваетс€. “еперь ехали уже √оликовой пустошью, - высокое место и ветреное, на правом ћочиловском берегу. ƒорога поднималась. ¬ белесости левого кра€ неба еле-еле вы€вились очертань€ изб и приземистого храма. ¬се это ис- кусно пр€талось в круглых купах деревьев, в темной пене непогодного не- ба. “о и были √усаки, крохотна€ точка новой власти среди необозримых ¬о- ровских равнин. - √усаки... - вздохнул прот€жно ¬аська –ублев и пошевелилс€. ≈хали еще три минуты, умножались кусты. ¬друг круглый куст направо от дороги сказал "стой". »з-за куста вышел человек и подошел к остановив- шейс€ подводе. - ёда?.. - тихо спросил —емен, прищурива€сь в темень. - Ќу, как? - ќн самый и есь! - деланно отвечал тот. - ќружье у них сложено в подвале у старой попадьи... ќни нарочно туда запр€тали, чтоб и не поду- мать. ѕротив исполкома живет... - ј ћишка?.. - спросил —емен. - “ы видалс€ с ним? - ќн у ўербы ночует... - „его ж смеешьс€-то? - ƒа смешно! ќн утром на исполкоме листок наклеил, что придем! - «ачем?.. - нахмурилс€ —емен. - ƒа так... дл€ смеху! - ёда удивилс€, что —емену непон€тен такой вид удальства. Ћюди вылезали с подвод и собирались вкруг —емена. “от давал последние указани€. - “ы, ћитрий, с€дешь с пулеметом в концу улицы... - ƒай, € с€ду... - просительно сказал √урей, брат ∆ибанды. - Ћадно... ты садись, - мельком согласилс€ —емен, но вдруг с неопре- деленным чувством взгл€нул на нее. √лаз ее не было видно. ќн вз€л ее за руку и крепко сдавил, сил€сь выдавать крик. –ука хрустнула, но Ќаст€
в начало наверх
промолчала. ќба были почти ненавистны друг другу в ту минуту. —емен отб- росил ее руку. - —игнал, когда уходить, дам зажигалкой. √лавное, помни- те, чтоб напугом вз€ть! —трел€ть только вверх... Ќу, еще что?.. - ќн по- лез за зажигалкой и жестом выразил досаду. - „орт, - выругалс€ он, - все карманы дыр€вые. Ћадно, по свистку тогда. –асходись. Ћюди с лихорадочной поспешностью побежали в сторону села. ќчевидно, имелс€ у них обдуманный план ночного нападени€. “олько один кто-то, не- осторожный, щелкнул затвором винтовки. —коро около лошадей, прив€занных к раст€пой ивке, не осталось никого. Ћошади грызли подброшенное сено, быстро увлажн€емое тонкой изморосью. ¬друг они вздыбили уши и перестали жевать. ¬ мокрое посвистыванье ветра влилс€, подобный острому буравчику, настойчивый и тихий свист. ќн повто- рилс€ еще раз, более коротко и глухо. IX. ¬торое событие осенней ночи. ¬ непогоду крепче спитс€. “олько двое в √усаках и слышали свист пос- реди ночи: пегий щенок “имофеевского дома и сам старый ¬асилий ўерба. ѕервый был непон€тлив, молод и глуп, знал одно: на чужой звук - ла€ть, на хоз€йский - подлизатьс€, подвильнуть хвостом. ќгорчившись своим нез- нанием, пегий подвыл. ўерба же быстро, не по-старчески, свесил ноги с печки и прот€нул руку в угол, где, под кульком, сто€ла винтовка. –ука нашарила пустое место. Ќе тер€€ духа, ўерба пошарил по печке. Ќичего там не было, кроме пары старых его, мокрых сапог. Ёто он сделал во-врем€. Ќищий, ночевавший на лавке, пошевелилс€, и вот мрак тесной избы раздалс€ по сторонам. „иркну- ла спичка, и свет ее замерцал желтым слеп€щим кружком. ¬асилий не знал еще о нападеньи, хот€ смутные шорохи наполнили ночь. ¬асилий еще не знал, что нищий и есть ∆ибанда. «а кружком света видел ¬асилий одно: вместо нищего сидел на лавке коренастый молодой мужик, и кривой его глаз искал чего-то по стенам не хуже любого зр€чего. ¬интовка ¬асильева сына, √усаковского председател€, ночевавшего в исполкоме ту ночь, лежала возле нищего на лавке. ¬се, что происходило потом, происходило решительно и смело. ¬асилий пригнулс€ и метнул сапог в мерцающий желтый круг. “от мгновенно померк. —апог, видимо, попал в цель: нищий охнул, но вслед затем чихнул. ќднов- ременно на улице прозвучал первый выстрел, не гулкий, словно доской хлопнули по воде. ўерба, замахнувшийс€ вторым сапогом, ждал шорохов с закрытыми глазами: все равно ничего нельз€ было видеть в кромешном мраке избы. Ѕольше довер€€сь слуху, наде€лс€ ўерба по шорохам угадать действи€ нищего, но ничего не было. “ут кто-то тихим шар€щим движеньем коснулс€ босой ¬асильевой ноги. ўерба вскрикнул и ударил сапогом по темноте. » оп€ть удар не пропал, еще раз охнул ∆ибанда. Ќо тем крепче и €ростней дернул ∆ибанда ¬асиль€ за ногу. ўерба отча€нно брыкнулс€... Ќо ўерба был стар, а ∆ибанда только притвор€лс€ немощным. - Ќу-ка, старый... давай сюда сапоги! ¬сею харю обил... ≈ще убьешь невзначай! - говорил ∆ибанда, стаскива€ с койки, подмина€ под себ€ ¬а- силь€ и тут же скручива€ ему руки назад. - Ќе больно крути, - кр€хтел ўерба. - ¬се руки ты мне выломаешь, дь€вол! - ј ты не ворчи, папаша, не бу€нь, не кричи. “вое дело старое, молча- ливое. ј то и кл€п вставлю, - уговаривал ћишка, оставл€€ св€занного на полу и забира€ с лавки винтовку. - ... приехали-те зачем? - ўерба напрасно двигал плечами, неодолимы были крепкие ∆ибандины узлы. - Ѕарсуки, что ли? - Ѕарсуки, папаша, барсуки... и волки. »сполком повер€ть приехали, - утвердительно отвечал ∆ибанда, щупа€ подбитый нос. -  стати уж, и пушки ваши заберем... »шь, нос-то распух как! „орт теб€ угораздил... - —казав так, ∆ибанда зажег спичку, отворил дверь и тотчас наткнулс€ на бабу. –азбуженна€ шумом и напуганна€, она подслушивала у дверей. - Ёге! - спокойно усмехнулс€ ћишка и тыкнул пальцем в полуголую. - Ёге, штука штуке весть подает! - и повторил непристойность. “о была невестка ўербы, - она визгнула и, натыка€сь на стены, замета- лась по сенцам. ∆ибанда уже вышел на крыльцо. “еперь ночь наполнилась криками и руготней.  то-то проскакал вдоль улицы, таща за собой на коротких оброт€х четырех, но, может быть, и больше лошадей. Ћошади теснились и фыркали, задира€ шеи. ¬ немногих ок- нах горел свет. ќкна исполкома были темны. ¬се смешалось.  то-то вдалеке редко и одиночно стрел€л. Ќельз€ было пон€ть, кто нападал. ’лестала из- морось по черноте. ћимо пробежала ватага людей, кажетс€, п€теро. „авкала под ними гр€зна€ растоптанна€ трава. ќни бежали молча, но один из них упиралс€, - его тащили под руки, и задний тузил упиравшегос€ в спину. - ...кто? - окликнули они ∆ибанду, задержива€сь на минуту. - “ащите кого? - вместо ответа опросил ∆ибанда, узнав по голосам сво- их. - ѕленного вз€ли... ¬ заложники! - взбудораженно объ€снил голос јнд- ре€ ѕодпр€това. - ѕредседатель ихний. ѕр€мо с койки вз€ли, тепленький! - “уда, к подводам... - приказал ∆ибанда, перестав улыбатьс€ и рывком опуска€ руку. - —лушаю-с! - и Ѕарыков подпихнул коленом пленного. ¬се четверо побежали молча вниз, и нельз€ было подумать, что средний не по своей воле так прытко бежит. ¬друг кто-то налетел на ћишку из темноты: - ... ўерба тута? - полоумно спросил этот. - ј зачем тебе ўерба?.. - неуверенный в том, что узнал Ѕрыкина, ∆и- банда приблизил лицо, но тот уже исчез. “отчас же забыв про это, все еще потира€ подбитый нос, ћишка шел вверх по селу. ” дома попадьи сто€ла уже подвода, и вкруг нее копошились барсуки. - —емен?.. - спросил ∆ибанда. - “ам —емен... - отвечал кто-то. - ¬ подвале, а мы грузим вот... ¬ выломанные окна поповского дома подавали винтовки, а трое укладыва- ли их в подводу, р€дом с патронными €щиками, уже погруженными. ∆ибанда пришел к самому концу погрузки. —коро он увидел —емена, всего в поту, вытиравшего пот пр€мо рукавом рубахи. —ерм€га его вал€лась теперь поверх подводы. - ¬змок... - сказал —емен. - ¬от спешка была! “ридцать две винтовки зато. “еперь ехать надо... - —ейчас встретил, председател€ протащили... пленный! - засме€лс€ ∆и- банда, но вдруг насторожилс€. — верхнего, правого, кра€ села слышалс€ топот многих бегущих. - ћужики бегут. Ёто с ¬ыселок прослышали! - вслух догадалс€ —емен и вскочил в подводу, где уже сидели остальные. - ƒело гниль, - сообразил ∆ибанда, уже на ходу взбира€сь в подводу. - ѕроехать-то успеем мимо них? —емен не ответил. Ћошадь рвала, и телега бултыхалась на неровност€х сельской пол€ны. —емен свистел, дава€ знак отступлень€. - ќни уже прос- кочили значительную часть села, но бег мужиков становилс€ громче. “ут стала видна бокова€ улица, широкий ее рукав. ћужики бежали молча, пыхт€ и соп€, полуодетые. ѕередний бежал с бан- кой гор€щей смолы, подв€занной на палку. —мол€ной огонь слепил. ћужики приближались быстро. ћожно стало различить их. ќни вооружились тем, что первым попалось на глаза в минуту тревоги. Ѕежавший сбоку держал высоко над головой поблескивавшую косу. ј какой-то шустрый старичонок с большой бородой и в рваных подштаниках, несс€ почти впереди всех, прискакива€ на буграх, и махал кнутом, свистом разреза€ темноту. »менно к нему приковалс€ взгл€д —емена, - к старикову кнуту, которым наде€лс€ отбитьс€ от барсуковских цепких лап. ∆алость к старику, несуще- му смерть на реб€чьем кнутике, охватила —емена. » именно в эту минуту по мужикам прострокотал пулемет. Ёто было недолго: как если бы палку вста- вить в спицы развертевшегос€ колеса. —емен, уже соскакива€ с подводы, видел, как, взмахнув в последний раз кнутом, осел пр€мо в гр€зь старичо- нок, - как кувыркнулс€ со всего разбега тот, который нес на палке слепи- тельный вихор огн€. √ор€ща€ смола огненными струпь€ми растекалась по гр€зи, гр€зь сопротивл€лась им с шипеньем, огонь стал страшней. “очно бо€сь перескочить через огневую лужу, мужики остановились. » тогда вто- рично застучал пулемет, уже не останавлива€сь, как в первый раз, уже смертоносно. - ... Ќастька, сволочь! - надрывно и хрипло кричал —емен и бежал к пулемету, размахива€ ѕоловинкинским наганом, который держал за ствол. - Ќе стрел€й... «арежу, Ќастька!! Ќе было иного ответа, кроме как отстукиванье пулемета. ѕодвода с ору- жием унеслась вниз, а —емен все бежал, задыха€сь криком и сквернос- ловьем, спотыка€сь в гр€зи, ошалелый от убийства. –аспаленные глаза его одного искали: ненавистного Ќастина лица, по которому ударить. ¬друг пулемет замолчал. Ќесколько мгновений, съеживша€с€, насторожив- ша€с€, сто€ла тишина над поверженными во прах √усаками. » уже приближал- с€ —емен к Ќасте, чтоб свершить свое правосудие, когда настиг его нега- данный удар. - ўерба, освобожденный невесткой, с колом в руках тоже бе- жал к Ќасте.  огда он услышал бегущего в темени барсука, он подн€л кол и ждал. ўерба метил в голову, но мокрый кол свернулс€ в руке и удар при- шелс€ в плечо —емена. ѕлечо хрустнуло, а рука с наганом странно опусти- лась вниз. —емену показалось, что плоскость, по которой он бежал, встала дыбом, отвесной стеной. ”держатьс€ он не мог, - он попробовал схватитьс€ за воздух обессилевшей рукой, но ущемила жестока€ боль, и он упал. ѕоследнее, что видел —емен уже из черноты обморока, была красна€ лужа смол€ного огн€. ќгонь наклон€лс€ ветром в сторону, терза€ угасающее —е- меново сознанье. X. “ретье событие той же ночи. ...¬торым соскочил с подводы ∆ибанда. ќн вспомнил про Ќастю и теперь бежал назад, на зарево смол€ной лужи. √де сидела Ќаст€, он не знал и бе- жал вслепую. ¬етер приносил издалека возбужденный говор, но искажал и смысл, и силу приносимых слов. ћишка почти споткнулс€ о Ќастю. ќна сидела на корточках у пулемета, свесив и голову, и руки вниз.  азалось, она замерла, но в руках ее, как разгл€дел ћишка, была нова€ пулеметна€ лента. ћишка тронул ее за плечо. - ¬ставай. Ѕежим скорее... ќна как будто не слышала. ≈е зубы мелко стучали, а губы шептали ма- ловн€тное. - ƒа вставай же, - настойчивей приказал ∆ибанда, взвалива€ пулемет на плечо. ¬ следующую минуту он бежал вниз села, таща полуживую Ќастю под руку, с пулеметом на плече. Ќаст€ не сопротивл€лась, утер€в вс€кое соображение и волю. Ќо бежала так легко, словно утер€ла вместе с волей и вес. ќни пробежали сажен тридцать, когда Ќаст€ упала руками и лицом в гр€зь перед собою. - —ен€... - молитвенно и горько зашептала она. - ƒуша горит!.. - го- лос ее был низок до неузнаваемости.  азалось, что кто-то другой говорит из Ќасти, не женщина. - —ен€! - она как будто видела его перед собою. “олько тут вспомнил ћишка про —емена. ќн не встретил его, когда бежал вверх, - а может быть, —емена постигла неудача?.. — сомкнутыми зубами, как бы в припадке неумолимой, скрежещущей воли, оставив Ќастю в гр€зи, ћишка вбежал в село. » оп€ть цепл€лась к ногам черна€ гр€зь, оп€ть чело- веческим голосом стонала непогода. Ќа чем-то круглом ћишка поскользнулс€ и упал, - то был кол, которым ударил ўерба. ѕодн€вшись, ћишка бежал дальше. »з-под сапог брызгалось. "«десь!" - сказал он сам себе, весь потный. ќн медленно прошел по растоптанной лужайке взад и вперед. Ќичего не было, только радужные круги переутомлень€ обильно заплавали в глазах. ќн нагнулс€ и пощупал что-то, на что наступил ногой. “о была стара€ пу- леметна€ лента, которую он сам выбросил из пулемета, когда бежал вниз... ¬рем€ шло. ќн стиснул зубы и остановилс€ в нерешительности. » снова ћишкино ухо уловило недружный, множественный топот. ћожно бы- ло различить, что мчались и на лошад€х. ћишка побежал вниз. ѕо дороге он схватил Ќастю за руку и бешено повлек ее за собой. - „асто останавлива- €сь, потому что шла без огн€, погон€ дала возможность этим двум выбежать из села и добратьс€ до кустов, где, ћишка знал, должны были сто€ть √ара- симовы подводы. ѕодвод на месте не было. Ќаст€ как бы сломалась, указать места подвод она не могла. "¬еро€тно, там, за поворотом..." - сообразил ћишка и ринулс€ по пр€мой, сквозь мокрые кусты, с утроенной силой стис- нув Ќастину руку.  устам, казалось, не было конца. - √ара-аси-им!.. - закричал ћишка и свистнул, вложив пальцы в рот.  то-то выстрелил наугад, на ћишкин голос, но промахнулс€. Ќепогода откликнулась воем и грохотом. Ўум погони приблизилс€. ќтчетливо различи- мы стали фыркань€ лошадей и заливчатый лай собачонки. "¬он там..." - со- ображал ћишка, протискива€сь в кустах, обсыпавших их обоих целыми при- горшн€ми воды. ќн раздвинул последнюю купу кустов и выскочил на круглую пол€нку, сажень в длину. Ќазад бежать было уже нельз€, - впереди, в двух шагах, чернел речной обрыв. ¬етер подвывал в нем как щенок. - ”ехали, черти! - полным голосом сказал ћишка, подтаскива€ Ќастю на
в начало наверх
край обрыва. - —обаки... - прошептала Ќаст€ голосом холодным, не своим. —овсем р€дом, - а одна даже высунув морду из кустов, - заливались ла- ем собаки. ¬ыхода не стало. - ѕрыгай, Ќаст€... прыгай, ничего!.. - нежно и властно шепнул ћишка, прижима€ Ќастю к себе. - “ам вода, ничего. Ёто не страшно. - Ѕоюсь... - прошелестели, может быть, Ќастины волосы, развеваемые ветром. - ѕрыгай! - крикнул ћишка, взмахнув рукой. √олос его прозвучал, как дикое ругательство. ”же шуршали раздвигаемые и ломаемые лошадьми кусты... Ќаст€, судорож- но вздохнув, прыгнула. ѕрот€жно и больно свистнул воздух в ее ушах. ƒы- ханье замкнулось, а тело оцепенело, на мгновенье повиснув в воздухе. —ледом за ней прыгнул и ћишка. ћочиловка, даже разбухша€ и шумлива€ в осенние дожди, как нынче, все же мелка дл€ таких прыжков. «ато изобиловали подобрывные места €мами, круто€рами и баклушами, - в них водилась щука и крутилась вода. Ќаст€ упала ногами как раз в такую баклушу. „ерна€ вода сомкнулась, вс€кое стихло. ¬торого выстрела, сверху, Ќаст€ не слышала. ≈е, выброшенную во- дой наверх, подхватил ћишка. Ќа берегу, лишенна€ сознань€ и страха опасности, она с немым удивле- нием гл€дела вокруг. Ќа противоположном берегу чернел √усаковский обрыв. ј ћишка уже отфыркивалс€ и был весел, отр€хива€сь от воды; в темноте улыбались его зубы. - ѕобежим теперь, чтоб согретьс€... ј, ну! - “ы тише, - отвечала Ќаст€, приход€ в себ€. - —трел€ть будут... - ј ну их... - встр€хнулс€ ћишка. - ѕобежим! -  уда?.. - ƒа куда б ни было... пока ноги танцуют! Ѕежать в одежде, ут€желенной водой, было нелегко. “рудно повиновались застывшие от холода ноги. ¬месте с тем «инкин луг, по которому бежали, был ровен, как нитка, - ни кочка на нем, ни выбоина. - Ќе могу больше... - вдруг сказала Ќаст€, и ћишка, не вид€, ощутил жалкую ее улыбку. - ≈ще немножко беги... - твердо сказал ћишка. ќн решительно и быстро просунул руку к ней за ворот, к спине. Ќастино тело было влажно и холод- но. - ƒо поту беги! я уж, вон, ровно в бане запарилс€ весь! - Ќе могу больше... не бежитс€ уж, - задыха€сь, сказала Ќаст€ и бес- сильно осела на траву. - “ы беги, € тут останусь... ¬ерсты три, по его предположени€м, отдел€ло их теперь от ћочиловского обрыва, от погони. ¬се еще шел луг, - казалось, что и конца ему нет. ¬се кругом было ровно и одинаково: полна€ темень. —ил€сь побороть ее, ћишка вгл€дывалс€ по сторонам. - ѕостой... —ено! “о был зарод старого сена, - огромна€ копна, обветшала€ снаружи, а внутри обещавша€ пыльные, сухие, душистые слои, куда не проникает непо- года. ∆ибанда с колен прин€лс€ разгребать сено руками. Ќаст€ догадалась о ћишкиной затее и помогала. ќгрубелые сенины кололи и жгли ей руки, - не щад€ рук, Ќаст€ разрывала слежавшеес€ сено. ќчень медленно выходило в зароде подобие норы. - ќна влезла туда первой, а ∆ибанда уже извнутри заложил проход в нору сеном. Ѕыло здесь очень сухо, даже тепло, но мел- ка€ сенна€ пыль разъедала глаза. - √рейс€, грейс€... - шептал ∆ибанда, взволнованный ее близостью. - “ы грейс€, грейс€, вали... - бормотал он, не сме€ шевельнутьс€ и лежа, как пласт. - я... на, пощупай, вс€ мокра€! - глухо пожаловалась Ќаст€, и ћишка угадал, что Ќаст€ крупно и сильно вздрогнула. - „то же делать-то?.. - она чуть не плакала. - “ы об мен€ грейс€, ничего... - повторил ∆ибанда. - ¬али об мен€, у мен€ кровь гор€ча€! ƒо войны в пролуби купывалс€... ¬от каб спички не замокли, можно б и костер бы там, на воле... - Ќе надо спичек, - чужим голосом сказала Ќаст€. ќн лежал по-прежнему неподвижно, устав€сь глазами в черный пахучий свод. ѕыль еще держалась и зудила глаза и нос. —наружи забушевал ветер. ¬ сенной норе было тихо и спокойно. ¬друг ћишка сильно вт€нул воздух и чихнул. - “ы разденьс€! - настойчиво и с раздражением сказала Ќаст€. - я зас- тыла вс€, у мен€ пальцы на ногах совсем ничего не чувствуют... - ƒак ведь... € ведь не баба! - грубо конфузилс€ ћишка - Ќеудобно ведь!.. - ¬се равно... темно, мне не стыдно. - ƒак ведь... как же так? - ћишка, мне холодно... - она всхлипнула. - Ќичего, не умрешь, жива будешь! - сам не зна€ чему, захохотал ћиш- ка, зараженный Ќастиной лихорадкой. ...» уже передавало гор€чее ћишкино тело свой нестерпимый зной Ќасте, и уже бурно загорелись Ќастины щеки и вс€ вслед затем. ƒва сердца начи- нали битьс€ все согласней. Ќаст€ жадно брала ћишкино тепло, все меньше становилось разницы в теплоте их тел. - ¬от вы в городу... все такие, - сказал ћишка, гор€ необычностью ми- нуты. - ј какие?.. -  рови в вас нет, холодные. ¬от и ƒунька тоже была... - ј-а... - прот€нула Ќаст€ и слегка отодвинулась. - „его ж ты?.. √рейс€! - Ќемку-то свою все... помнишь? - ∆алею ƒуньку... - просто и твердо сказал ћишка. - ј мен€?.. - “еб€ жалеть нечего... “ы сама по себе. - » вдруг прорвалс€: - ’оро- шечка мо€, ты мне, ну, вот... ровно бы холоста€ папороть. » цвету в тебе нет, а душу с первого взгл€да повлекло. - я зла€ стала! - вдруг с большой искренностью сказала Ќаст€. - я всех злей, вот кака€... - и оп€ть заплакала. - “ы смотри, € себ€ жалеть не дам, € так скручу, что... - ј ты не пугай мен€... - говорил ћишка, глад€ Ќастино лицо. ќн прис- лушалс€. - ƒождь-то, слышишь? - ќн нащупал на щеке ее, в ровной гор€чей коже, крохотную выбоинку. - „то это?.. - мельком спросил он. - Ёто от кори осталось... давно. “ы знаешь, € сегодн€... не сегодн€, а вчера уж... на рассвете журавлей видела. ”летают! - —лезы ее стали спокойней. “о были слезы переутомлень€. “ак они и проспали до рассвета, в обнимку, как муж и жена. Ќепогода пела им песни унывные, не венчальные. —он их был крепок и насыщающ. XI. √усаки повержены во прах. “ак зарождаютс€ неслышанные слухи, небылые были, затейна€ плесень бабьего ума.  л€лась молодка ћавра и пречистую в поруки призывала, что собственными глазами видела нечистого и нечистую его жену.  огда подъехали к зароду, что оставалс€ у них от прошлого года на «инкином лугу, увидали: разметано сено, будто носом рылс€ кто: ћавра и скажи свекровке: - ћатушка, мол, а у нас воры были! - —векровка спорлива была: - Ќе воры, девушка, а ветром накидало... ночь-то шумлива! - ќй, баба, воры! - не верила невестка. - ¬етер, € тебе сказываю! - ладила свекровь. Ќо едва она успела произнести последнее слово, распахнулс€ весь зарод на четыре половинки, а из середки и выскочил сам нечистый, покрупней лесного, зеленого, зато без волос, вроде мужика. “ут же за ним и баба его... - ...» не успела €, бабоньки, - сказывала ћавра в кругу баб, облива- €сь мурашками воспоминаний, - ... не успела ахнуть, ка-ак он мене, ба- боньки, за титьку щипане-ет! “ак € и села, на чем сто€ла... ¬ подтвержденье слов своих казала ћавра родимое п€тно пониже правой груди, величиной в двугривенный. ј о том, что носила то п€тно с самого рождень€, забыла ћавра.  оротка бабь€ пам€ть и на хлеб-соль, и на роди- мое п€тно, и на любовь, и на обещанное слово. - —кажи-и... - дивилась одна, брюхата€, заправл€€ волосы под повой- ник. - ћен€ б щипанул, тут бы мне и разрешенье! “ут еще пуще захлебывалась ћавра, как в бреду, выраста€ на голову во мненьи баб: - ...ка-ак щипане-ет! ƒа в телегу! —векровушку-т как саданет под реб- ро, где урчит, так она, бедна€, и скатилась... задребежжала даже! - —кажи, задребежжала! - дивилс€ бабий сонм. - ѕупковый?.. - выступила вперед черноглаза€, промышл€вша€ отчиты- ваньем сенников и банников, домовых и леших, припечных и горшечных, по- луденных и ночных, и вс€кого иного чина. - ѕупок-те был у него? - ј вот уж и не заметила... - растер€лась ћавра, повод€ округлившими- с€ глазами. - ¬едь он ка-ак выскочит, как за титьку... ”ж где там в пу- пок ему смотреть! - —енник! —вечу поставь вверх ногой. ƒа еще хорошо, что не полуден- ник. ¬ третьем годе защекотал такой-те »зот »ваныча до смерти. ј у теб€ сенник был! - решительно сказала черноглаза€ и, поджав губы, пошла вон. » уже без нее досказывала ћавра: - ...ка-ак щипане-ет! я-то присела, а свекровушка мертвенькой прики- нулась, чтоб не затронул. ј руки назади крестом выставила... “ак и угна- ли подводу! - в этом месте ћавра начинала плакать. Ѕабы верили. Ќасто€ли даже, чтоб сводила свекровь ћавру к черноглазой отчитывать от сенного бесплодства, а заодно, по дороге, и к попу, з€тю »вана ћагнитова, отслужить полмолебен о сн€тии п€тна с неповинной молод- ки. √усаковские мужики хмуро чесали бороды и в безмолвии дивились вредной длине бабьего €зыка. ƒивились, впрочем, со злобой: больше заботило баб ћаврино п€тно, чем четверо убитых ночью, не счита€ пропавшего председа- тел€ и семерых раненых. ќдин только ¬асилий ўерба, крепко скрыва€ в сердце боль по сыне, в сотый раз дивилс€ вслух: - ”ползти он не мог.  ак € его колом двинул, индо земл€ захрустела под ним. ¬опрос: куда же ему сокрытьс€, сучьему сыну?.. - —вои и унесли. ¬едь темень, д€д€ ¬ас€. “ы, как ударил, вперед побе- жал, - они его тут и захватили... - успокаивал ўербу бровастый плем€н- ник. - ¬от ‘едор-те, скажи, пропал! ј там темень, по темени ты и не ви- дал!.. - “емень, темень... - наступал ¬асилий и пуще топал ногами на плем€н- ника. - „то ж, глаза-те свои в бороде твоей посе€л €, что ли?.. “емень! “олько на минутку и убежал, ненадолечко, а его уж и нету. ”ползти он не мог. ¬опрос: где же он?.. Ќо никому из √усаков не всходило на ум посме€тьс€ над глупой ћаврой, заспорить неудачливого ўербу. —лишком велики были ночные потери и в лю- д€х, и в лошад€х, и в ином добре. - Ќа похороны приехал товарищ Ѕрозин с двум€ √усаковцами, занимавшими в уезде большие места. ¬се трое чинно прокурили, сид€ за церковной оградой, то врем€, пока отпевал убитых в сослуженьи тест€ косматый поп.  огда зарыли, Ѕрозин сказал речь. √оворил он очень складно, отруба€ слова попеременно то правой, то левой рукой, все больше возбужда€сь воем и причитань€ми вдов. √усаки, как ни велика была их преданность новой власти и ненависть к барсукам, не одобрили Ѕрозинской речи. ¬прочем, сам Ѕрозин осталс€ доволен уж тем одним, что выслушали его √усаки без возражений... ”ехал он еще до вечера, увоз€ в кармане √уса- ковскую резолюцию о смытии барсуковского п€тна с обще-мужицкого дела. ...ѕотом потекли очередные дни. ћокрота да скука, скука да мокрота да бездельные потемки. ѕротерев локотком запотевшее окно, гл€дели реб€тиш- ки, как р€бил ветер лужи, - в каждой по клоку неба, похожего на гр€зную мыльную пену. —тали редки новости, как послеокт€брьское солнце. ѕриходи- ло солнце порой, заходили и новости. ƒошли слухи задним числом: фершал „екмасовский пропал!.. ѕотом выкрал кто-то сапожника из Ѕедр€ги. ѕропа- дали люди, как камешки, скинутые небрежной рукой в большую лужу, - только булькали слухи по ним. ¬друг сразу п€теро печников пропало... √усаки крепились в своих чувствах, терпеливо выжида€ времени. »ной, во хмелю, подойд€ к обрыву, долго и угрюмо гл€дел в сизую даль, за «ин- кин луг, где скитальничают мутные предзимние облака. ƒлинные ночи пропи- тались страхом и тоской. Ѕородатые воспретили девкам петь. —пать ложи- лись рано. —вета не зажигали. ...ј ћишка с Ќастей весь тот день проплутали на украденной подводе. ≈здили через какие-то мосты, две версты тащились по фашиннику, - насле- дие хлопотливого барина, строител€ керамического завода. ѕод конец дн€ очутились в ѕопузине. ћишку, как и брата его, щедро накормили ѕопузинцы и оставили ночевать, но не прежде, чем сказались те за барсуков. ѕопузино кругом в лесах. ѕопузинцы печи топ€т жарко. Ќаст€ даже обра- довалась кислой, домовитой духоте избы. “отчас же после ужина заснули они на полат€х, но спали уже со сновидень€ми, в которых нелепо сочета- лись €вь бездомной предыдущей ночи с €вной нескладицей. Ќасте снилось, что венчаетс€ с —еменом. Ѕудто —емен самой жизнью дан ей в мужь€, нельз€ отказатьс€. ќн пр€м и строг, не гл€дит в глаза невес-
в начало наверх
те. ќна еле побарывает свой страх перед ним.  огда целует он, холодны его губы, как черна€ вода прошлой ночи. ¬друг кто-то говорит со стороны: "“ак ведь он убит!". Ќастины глаза красны от сна, она выгл€дывает с по- латей.   хоз€евам зашла соседка, рассказывает о ком-то, но не о —емене. Ќаст€ все еще не понимает и дрожит. - ћиша... ћишка! проснись, - будит она ∆ибанду, соп€щего на высоких нотах. “от долго гудит сонливую неразбериху, прежде чем открыть глаза. - ј?.. ј?.. „то? ѕриехали? - и трет слипающиес€ глаза. Ќо Ќаст€ уже не хочет говорить. - “ы спишь?.. - неловко спрашивает она. - ƒа-а, сплю... - пот€гиваетс€ ћишка. - ј что тебе? - ƒа нет, ничего. —пи, спи... » так всю ночь. —ветало поздно. Ќа рассвете лишь отъезжала их подвода от двора гос- теприимного ѕопузинца. ”тро пало солнечное. “учи раздвинулись, обнажа€ трепетную зеленцу осеннего неба, и сто€ли в полном безветрии. Ёто только по утрам баловалась осень солнышком. »з лесов попахивало прелостью, а черные птицы над пол€ми кричали о зиме. «ато воздух - густой, горький, и не без солонцы - был терпок и при€тен, как острый огуречный рассол. Ќа сто€нку барсуков приехали возле обеда, - уже сменилась ветром сол- нечна€ пора. “отчас обступили их расспросами, словно не видались полго- да. Ќочной поход, кончившийс€, как будто, удачей, воодушевил барсуков. - Ќадо к —емену пойти, - сказал ћишка Ќасте. - —казали, в большой земл€нке лежит. - я не пойду... - решительно и глухо за€вила Ќаст€. - я теб€ тут по- дожду. - ѕойдем! “ы со мной пойдешь. Ќе бойс€, € теб€ заслоню! - ќдин ступай... ћишка вместе с другими спустилс€ в земл€нку. XII. –азговор с —еменом. ∆ир пылал в плошке, и плам€ его сто€ло пр€мо, как часовой. ¬ душном воздухе плавала обильна€ копоть...  огда вошли, плам€ заколебалось в не- решительности, но дверь закрыли, и снова замерло, броса€ по сторонам ог- ромные тени людей. ¬ правом углу, на полень€х, находилось соломенное ложе —емена. »з-под шинели торчали неподвижные ноги в сапогах, носками врозь как у мертвого. ¬озле, положив лицо на руки, дремал „екмасовский фельдшер, Ўеб€кин. —а- мым громким в земл€нке был фитиль в светильнике. ¬рем€ от времени, как бы наскучив сто€ть, он €ростно кидалс€ трескучими брызгами огн€. - «дорово, —ен€... - бодрым голосом окликнул ћишка, подойд€ близко. - —пит, - остерегающе откликнулс€ Ўеб€кин, поднима€ лицо. ‘ельдшер был р€бой, игра света делала его круглое лицо похожим на луну. - —пит, - повторил фельдшер, - а всю ночь плохо было. ѕод утро о бабе спрашивал... - ќн, может, про мен€ спрашивал? - насто€тельно сказал ∆ибанда. -  а- ка€ ж у него?.. ¬едь нету! - ј теб€ как? ¬ас ведь ровно собак, по кличкам... - Ўеб€кин посме€л- с€, но мигом перестал, едва взгл€нул в каменное лицо ∆ибанды. ∆ибанда назвал себ€. - ƒа-да, и теб€ поминал, и ћишку... - заторопилс€ Ўеб€кин. - “ак бы сразу и говорил, а то баба... - резко произнес ∆ибанда и присел на атласный диванчик, уже гр€зный и прорванный не однажды. ќстальные сто€ли, хот€ и были места сесть: широкие струганые лавки шли по стене зимницы. - ƒолго вы тут мен€ продержите?.. - оп€ть опуска€ лицо на руки, спро- сил Ўеб€кин. ћишке не нравилось плутоватое, выщипанное лицо Ўеб€кина, и он не ответил. - ј все-таки, неделю или две?.. - снова зашевелилс€ фельдшер, и неожиданно стал подтыкать выбившуюс€ из-под —емена солому. - ѕро что это он?.. - спросил кто-то из сто€вших полукругом. -   бабе хочет... блудовать! - насмешливо отвечал другой. - √од продержим, - сказал третий. - ƒа вы здесь и полгода не продержитесь! - огрызнулс€, быстро обер- нувшись, Ўеб€кин. - ј ты потише, а то зашибу! - с досадой сказал ѕетька јд. —гиба€сь в спине, потому что неоднократно уже задевал головой о низкий, бревенчатый потолок зимницы, ѕетька подошел на цыпочках к столу и поубавил огн€ в светиле. -  опотно!.. - по€снил он, двига€ белесыми бров€ми. ¬доволь помучив Ўеб€кина молчаньем, ∆ибанда заговорил: - “ы вот что. Ќам этот парень нужен, - он кивнул на —емена. - “ы его нам непременно выправь. Ќе то чтоб вылечить, он и без теб€ встанет... ј нам скорее нужно. —коро подымешь, мы тебе патент выдадим, придворного медика. - ...проворного? - прикинулс€ дурачком Ўеб€кин. - “ы погоди сме€тьс€. ј скоренько не вылечишь, сам знаешь - у нас за- коны лесные, неписаные. „ик, и нет фершала! - ќтмочил, нечего сказать! - дребежжаще залилс€ Ўеб€кин. - ƒа € тебе в отцы... - ...и молчи, когда уедешь. ƒержи собаку на цепи, а €зык на семи! - вразумл€л неспешно ∆ибанда. - —прос€т, что видел? ќтвечай, что глаза-де мои старые. ћожет, и видели что, да не видели. —овершенно неожиданно в углу раздалс€ громкий чих. „ихнул ѕетька јд и сам же испуганно зашикал, пучась по сторонам. - Ёто € от копоти... - пугливо оправдалс€ он.  ак раз в это врем€ здорова€ рука —емена шевельнулась. Ўеб€кин при- открыл —еменово лицо и возвестил, с видом оскорбленного достоинства взи- ра€ на ∆ибанду: - ѕроснулс€. –азговаривать с опаской... —емен сразу же, как открыл глаза, стал гл€деть в какую-то несуществу- ющую точку с такой пристальностью, что ѕетька јд, и без того очень взволнованный близостью раненого товарища, суеверно огл€нулс€. Ѕарсуки сдвинулись ближе. —еменово осунувшеес€ лицо не выражало ничего. √убы бы- ли плотно сжаты, как бы ссохлись одна с другой. - Ѕольно небось?.. - осторожно начал ћишка. - Ќе-ет, прошло... - без выражени€, нараспев, ответил —емен и, пере- вед€ взгл€д на ћишку, гл€дел ему в лоб, словно припоминал что-то. ћишке сразу стало неловко, и краска нахлынула на его обветренное лицо. ћишка не отвел взгл€да. "ƒогадываешьс€, что ли? - думал он. - “ак пр€мо гово- ри. Ќу, говори!" - „ерез полминуты ему стало особенно беспокойно. - ј мы искупались тут, ночью-то! - сказал ћишка и осекс€. —емен перевел взгл€д со лба на ћишкины зашевелившиес€ губы. - ...сколько ходило нас? - спросил вдруг —емен, оставл€€ в стороне ћишкино сообщение. - ƒвадцать восемь, - доложил, вылуплива€ глаза, ѕетька јд. ќн выт€- нулс€ так, как не т€нулс€ ни перед одним капитаном в старую войну. ѕро- исходило это от усерди€, усердие - от жалости, - сердце в ѕетьке билось доброе. - ...вернулось? - с неподвижным же лицом допрашивал —емен. - ƒвадцать семь воротилось, - еще жалобней доложил ѕетька. - ј... - сказал —емен и закрыл глаза. ћожно бы было прин€ть его за сп€щего, если бы не двигались пальцы левой, здоровой руки. ѕальцы пооче- редно прижимались к ладони, вед€ какой-то свой счет. - ѕривезли ее?.. - спросил —емен. - “ак ведь это ¬аська –ублев убит... - заспешил объ€снить ∆ибанда, дела€ —емену намекающие глаза. - я про него и спрашиваю... привезли? - не сразу догадалс€ —емен, и еле приметное подобие рум€нца окрасило его выдавшиес€ скулы. - ¬аську? не-ет... - залопотал ѕетька јд. ћожет быть, потому, что был ростом выше всех, почел он именно себ€ об€занным давать ответы. - Ќе до ¬аськи уж, товаришш! ¬се места зан€ты, и дл€ живых-то!.. ’леб везли. √а- расим подводы зан€л... ƒа и куда ж мертвого везти!.. - ѕетька запиналс€ и потел. - Ёто € уж по свому уму решил, - тихо и холодно вступил √арасим, уда- р€€ себ€ по бедру высоким картузом. - ’леба п€тьдес€т пудов, да три ко- н€, два с подводами. ќвсеца € еще прихватил, на лошадок. Ћошадка, она любит овсеца... Ћицо —емена супилось по мере того, как высчитывал √арасим военную до- бычу. » уже видели барсуки: —емен имеет право требовать отчета, быть не- минуемо грозе. Ћюди зашептались, заколебалось плам€, быстрей задвигались тени по стене. - “ы уйди, покеда... подыши чистым воздухом! - шепнул ∆ибанда Ўеб€ки- ну, который притвор€лс€, что дремал. - „ужое ухо песком засыпать!.. - неожиданно сказал татарчонок из двадцать третьей земл€нки. “олько этими словами и вы€вил он свое при- сутствие в зимнице. - ...конешно, можно и сосновую кору жрать... и другую разную подл€ти- ну! - продолжал √арасим повышенным голосом, когда Ўеб€кин вышел. - Ќа то и барсуки мы... ј только, как € поставлен у вас за каптера, так должен € вас, сто семьдес€т ртов, кормить. ƒа ты мен€ глазами-то не стращай! ÷арь каторгой, поп адом... куда ж мне, серому, и деватьс€ тогда!?. ƒаве каб не лошади, как бы мы тебе фершала привезли? - √арасим, очевидно, ждал возражений, но тот молчал. “ак они гл€дели друг в друга при соп€щем мол- чаньи остальных. ∆ибанда, подобрав щепочку с пола, расщепл€л ее на ме- лочь и откидывал в сторону. - Ќе серчал бы ты, —емен... - заговорил, но уже новым голосом, √ара- сим, опуска€ глаза. ќн обмахнул рукой увлажнившийс€ лоб. -  онешно, воры мы, воры и есть... Ќе могу против лошадок усто€ть, страсть мо€!  онек, как он кубастенький да аккуратненький, он мне брата дороже, жены, чего хочешь! ћне, —емен, еще по дев€тому году все вороные снились, весь год снились. я и задичал с них тогда... ћен€ конь за версту слышит, и € его чую... не могу не вз€ть, сам суди!.. - но уже через минуту, после не- вольного своего признань€, стало прежним √арасимово лицо. ћужик спр€тал- с€, осталс€ цыган. —нова в глазных впадинах чуждо и непон€тно замерцали темные воровские глаза. —емен оп€ть закрыл глаза, лоб его наморщилс€. - ћожет, тебе водицы дать? - предложил ∆ибанда. - Ќет, прошло, - и открыл глаза. - ј пленные? - через силу спросил он. - “ак ведь какие ж пленные?.. - потер€нно заулыбалс€ ѕетька јд, вод€ пальцем по растопыренной ладони. - ќдин-то сбежал, а другой... ”ж больно сквернословил он... Ќе то чтоб матершинил, а все разные такие слова... Ќу, ёда и рассердилс€!.. - Ќу? - и оп€ть закрыл глаза. - ¬арева-то хоть дали ему?.. - ј мы его пожгли!.. - просто объ€вил ƒмитрий Ѕарыков. ¬идимо, Ѕары- кову надоело молчать, потому и сказал, - лицо его не выражало ничего иного, кроме как кромешную скуку. Ќеистово брызгалс€ огненной слюной светильник, а фитиль набух толстым нагаром. —емен лежал неподвижно и совсем безжизненно. - ”ходите, реб€та, от греха... Ѕеды наживешь с вами! - замахал руками ∆ибанда, скос€ глаза на —еменову руку, продолжавшую свой непон€тный счет. “е и сами уходили из зимницы, понурые и уже нерадостные военной уда- че. “€жела€ дверка, повешенна€ чуть вкось, шумно захлопнулась за послед- ним. - —ен€... - вн€тно позвал ћишка, усердно подыма€ брови. - “ы смирись, облегчи сердце! ¬с€ко €блоко с кислиной, известно... ” мен€ вот, давно было, тоже случай... рукавицы у товарища стащил. Ўитые были, очень при- €тные.  ак-то, понимаешь, рука захотела, сам-то € и не хотел вовсе... ”ж € с ними ма€лс€ тогда! ¬едь мы хода своей души не знаем, оттого и проис- ходит. “ак потом в €му и кинул их, жечь будто стали... ј этот, председа- тель-то ихний, ведь ему теперь все равно! ¬едь он больше не чувствует!.. Ќеизвестно, слышал ли —емен хоть слово из ћишкиных увещаний. ћишка даже удержать не успел. - —емен круто приподн€лс€ и смаху уронил себ€ на сломанное плечо. “о было внезапно, как судорога. “олько глухой —еменов хрип свидетельствовал о боли. ∆ибанда не выбежал, а в прыжок выскочил из зимницы. ѕри выходе натк- нулс€ на Ўеб€кина и такое пообещал ему глазами, что тот сразу ощутил в ногах некую неверность и метнулс€ в земл€нку. ∆ибанда бежал по лесу, ми- мо земл€нок, цепл€€сь ногами за выпученные корневища, за дрова, вал€вши- ес€ всюду. —ам не зна€ - зачем, он искал Ќастю. ќн нашел ее... ќна, разрум€ненна€ и взволнованна€, сто€ла в кругу барсуков, весело скаливших зубы. ѕротив нее, как в поединке, сто€л ёда и хитровато гладил себе шею, не свод€ с Ќасти смеющихс€ глаз. ћишка подбежал в ту минуту, когда Ќаст€ длинно и скверно выругалась в ответ на какой-то столь же за- мысловатый выпад ёды. - Ёто что! Ёто все мелко, а ты покрупней загни! - задорил ёда. -  ак это загнуть?.. - как затравленна€ озиралась Ќаст€. - –угнись тоесь... ѕокрупней ругнись! - и ёда подмигивал длинными своими ресницами. “огда Ќаст€ выругалась еще страстней, грубым мужским ругательством. ќп€ть громко захохотали обступившие их барсуки, радостные вс€кому смеху,
в начало наверх
откуда бы ни происходил. - ј знаешь что, √урей? - улыбалс€ ёда, когда утих взрыв смеха, и только “ешкин низкий медленный хохот гудел. - ’очешь, € такое тебе заг- ну, что и замолчишь! - ј ну... загни! —морчковат загибать-то! - храбрилась Ќаст€, но крас- ные п€тна на ее щеках предавали ее. - ј вот и загну... “олько на ухо тебе, хочешь? - подступал ёда. - Ќу, ну, вали... - и Ќаст€ подставл€ла маленькое свое ухо гор€щее пожаром стыда. ёда потер руки, подмигнул барсукам и нарочито грузно налег на Ќастино плечо. - ј ведь ты баба, € знаю! - шепнул он ей с жарким восхищением похоти. XIV. ћишкина любовь и вс€кое другое. Ѕыли причины ћишке ходить, как бур€.  аждую ночь приходил ћишка к Ќасте, - садилс€ за стол и с самым неопределимым чувством гл€дел в ее пепельно-смуглое лицо, на котором еще €рче, чем прежде, тлели губы. ¬и- дел одно: горела холоста€ папороть и звала к себе доверчивое сердце ћиш- ки. » он шел к ней, не зна€ колдовского слова, и каждую ночь сгорал в ее огне, - а утром возникал из пепла, - отдава€сь целиком и ничего не полу- ча€ взамен, тоску€ над непон€тным ему. - ќ чем ты молчишь? - неоднократно спрашивал ћишка, когда досказаны были все любовные слова того вечера. - Ќу, о чем ты?.. - ј ты спроси, € отвечу, - оборон€лась Ќаст€. - Ќе мо€ ты... - неуспокоенно ворочалс€ ћишка, готовый и задушить. - ƒа уж чего же тебе больше! - намекающе и с холодком сме€лась та и гл€дела, как в печке суетитс€ огонь. ј ћишка не знал, что бывает еще больше того, но знал о кладе. ¬ поис- ках его торопливыми губами обрывал он огненные цветки Ќастиной папороти, обжига€сь и обманыва€сь. ј Ќаст€ не гнала ћишку, потому что ей нужна бы- ла ћишкина сила. „увство к —емену было Ќастиным кладом, образ его, соз- данный самой Ќастей, наполн€л ее ночи, - его одного хотела. “ак каждый вечер, по еле приметной тропке ходил ∆ибанда в сторожевую земл€нку и в следах своих не видел ёды. ј ёда был ловок и юрок. ¬ ћишки- ну любовь вплетал он свою поганую игру. Ќе простое и пон€тное томленье по чужой и красивой, прикрывшейс€ именем √уре€, не страсть точили ёду и заставл€ли ежевечерне прослеживать ∆ибанду, - толкало непреоборимое стремление и здесь поставить клеймо своей погани. ¬ желань€х своих был настойчив и неумолим ёда, как ребенок. -  огда ∆ибанда входил в земл€нку и бр€кал запираемый засов, садилс€ ёда на откос земл€нки и посиживал так, безобидно и терпеливо. “абак весь вышел у барсуков, а был бы табак у ёды, и совсем не плохи были бы ему его вечера, напитанные глухим ше- лестом непогоды и томительным плачем сов. ќднажды ћишка забыл запереть дверь. ёда вышел из ивн€ка и посидел немножко на ступеньках, грыз€ корку полусырого, барсуковской выпечки, хлеба. ћес€цу было врем€, и ёда, пожевыва€, гл€дел, как сочились мерт- венные лучи его сквозь густую еловую хвою, раскачиваемую дуновени€ми не- погоды. ѕотом ёда откусил еще и растворил дверь в земл€нку. Ѕыло в ней жарко до духоты. Ќе горела ни лучина, ни коптилка, зато €рко, цветисто и минутно играли на сосновых стенах отблески печного огн€. ¬ойд€, ёда от- кусил еще от корки и сто€л присматрива€сь. - ... чего тебе? - окликнул его ћишка, второп€х выскакива€ откуда-то из угла. - ћне-то? ћне ничего... - кротко улыбалс€ ёда. - Ўел мимо... ”ж больно из трубы у вас выбивает. ѕожара б, думаю, не наделали. ћишка сто€л перед ёдой полуодетый и нахмуренный, устав€сь в пол. - Ќу, ладно, не наделаем. —тупай! - решил он и коротко махнул рукой. - √ост€ вон гонишь, - добродушно отметил ёда. - я теб€ не гоню, - сдержанно сказал ћишка, - и ссоритьс€ нам нечего. »ди теперь! - ƒа уж пойду, коль нелюбен пришелс€, - сказал ёда, а сам все сто€л на том же месте, изредка погл€дыва€ на волосатую ћишкину грудь, чернев- шую в расстегнутом вороте. - ј ссоритьс€ нам нечего, правда. ћы друзь€ с тобой, тесные, - грубо притвор€лс€ пь€ным ёда и так, чтоб ћишка видел его притворство. - ћы с тобой хоть и шар земной без шума поделим! Ѕери, скажу, ћиша, правую сторону, а € себ€ по левой расположу. ¬едь чело- век-то €, ты сам знаешь, сговорчивый, необидчивый... ∆ибанда продолжал молчать, а уже становилось ему нестерпимо гадко и унизительно. - —тупай, ступай... мы с тобой опосле насчет земного шара обсудим! - попробовал пошутить он. - ¬едь не пь€н же ты, ёда... понимаешь. - ƒа € уйду, уж и поговорить не дашь! «абыл ты мою услугу, как € теб€ за јристарха-то выдал. Ѕо€лс€, что совестно тебе будет!.. -  акого јристарха?.. - нахмурилс€ ћишка и огл€нулс€ на угол. - “ы, ёда, знай меру словам... не заговаривайс€! - ... а насчет земного шара, это действительно, поделим, - продолжал ёда, не обратив внимани€ на ћишкино замечанье. - —ажай на своей половин- ке ну хоть там €блочки, а € у себ€ горох разведу... “ак, что ль? - “ак... да, - зло откликнулс€ ∆ибанда, устав€сь в ненавистный ёдин лоб, как бык. - Ќу-к и ласковой ночи вам! - кивнул ёда и уже поворотилс€ к двер€м, бер€сь за скобку двери. ” двери он задержалс€. - ј мне... можно, потом? - спросил он, сто€ к ћишке боком и гл€д€ куда-то в сторону. ћишка ринулс€ на ёду и, обхватив, махом подн€л вверх. ёда ударилс€ головой в низкий накат потолка, похр€хтел и промолчал. Ќо ћишка не кинул его в дверь, как сначала подсказал ему гнев. ќн распахнул дверь ногой и легонько вытолкнул ёду в морос€щую темноту: осенн€€ погода переменчива. - ёда ушел без лишнего шума, а ћишка, прислушивавшийс€ у полупритворен- ной двери, слышал, как посвистывал тот что-то среди мокрых кустов. - Ё, пускай его... - ответил он на вопросительный взор Ќасти. - √ни- лой парень!.. ... ќсиливала Ќаст€ в любовных поединках, а ћишка стал ощущать пусто- ту внутри себ€. Ќастины ночи только усиливали его жажду и умножали тос- ку. “ребовала грудь воздуха осеннего, пол€, а рука - размаха. » ћишка стал уезжать со своим небольшим отр€дом в озорованье по волост€м.  роме того, нужно было доставать провиант на всю летучую ораву. - ќб этом скрывали от —емена: —емен противилс€ вс€ким поборам с мужиков. ≈два он уехал Ќаст€ пошла к —емену. ќна точно ждала ћишкина отъезда, - то, что скопилось в ней, неудержимо искало выхода. Ѕыло врем€ ужина. ƒежурный барсук, татарченок из двадцать третьей, пропустил ее, почему-то покачав головой, - она почти вбежала. Ўеб€кин отсутствовал, - ужин он получал из общего котла. ¬ зимнице никого не было. —тены без людских те- ней выгл€дели голо и пусто. Ќаст€, пришедша€ сюда впервые после ћочи- ловского обрыва, проворными глазами обежала земл€нку. Ќе в правом углу, на соломе, как рассказывал ∆ибанда, а в левом, на —винулинском диванчи- ке, полулежал —емен. ”спела продратьс€ от барсуковской небрежности обив- ка, и огрубели под гр€зью несбыточные атласные цветы. ќстанов€сь у при- толки, побарываема€ стыдом и неведомым ей доселе чувством любовного страха, Ќаст€ гл€дела в темный угол. ќна засме€лась, но смех прозвенел жалобой. - ¬от... навестить теб€ пришла! - вызывающе дернулась грудью она, и оп€ть засме€лась, и оп€ть сорвалась. —емен подн€л колени под шинелью, молчал. ћерцал свет, блестели глаза. - —ен€... - шопотом позвала Ќаст€ и сто€ла в нерешительности. - —ен€, прости мен€. - ќна быстро перешла зимницу, ища сесть, и, не найд€, опус- тилась на колени, возле самого диванчика. - —разу прости мен€, без объ€снений... ладно? - и дотронулась до его колена, выдавшегос€ из-под шинели, словно хотела пробудить его молчанье. - ” мен€ нехорошо там... - отвернулась в сторону. - —€дь вон туда. ¬он, на лавку с€дь, - сказал —емен. ќна с испуганным, непонимающим лицом отодвинулась и продолжала сидеть на колен€х. - ¬ плече-то болит все?.. - спросила она тихо. - ƒа нет... вот рука плохо, - сказал и пошевелил колен€ми. - —ен€, - помолчав, заговорила Ќаст€. - “ы знаешь, ведь мен€ ћишка спас. ∆утко было... ќн мен€ два раза спас! - „то теперь, утро или ночь? - с прежней жесткостью в лице спросил он. - я спал тут... - ¬ечер. » ты не знаешь еще всего. ¬едь € с ћишкой живу... ¬от уж ме- с€ц скоро! - был жалостен и хрупок ее голос, и каждое слово звучало воп- росом. - ј ведь € одного теб€ хотела... - искренно и тихо прибавила она. —лабые пальцы ее огрубевшие, от порезов и работы, комкались в кулак и порывисто распр€мл€лись. - я знаю... - сказал —емен и усмехнулс€. - ќткуда знаешь? - дрогнула Ќаст€ и придвинулась на колен€х. - ёда сказал? ёда - др€нь...  ак ему жить не стыдно! “ы ему не верь, не надо! - ƒа нет... сам ћишка и сказал. - ћишка?.. - удивленное лицо ее расплылось догадками. ¬друг она колко и звонко засме€лась: - он спас мен€, ћишка. ј ты бы вот, наверно, не спас! ¬ода-то ведь холодна€, темна€... - она з€бко подн€ла плечи. - Ќу, а что ты ему сказал? - “ы б ушла, Ќаст€. —ама видишь, кака€ ты... - сказал он, приподыма- €сь на здоровом локте. - Ќе уйду. » € знаю, что ты ему сказал, - мельком бросила она. - ј € ведь одного теб€ хотела! “ы теперь такой, на теб€ все смотр€т... “ы даже и сам себ€ не знаешь. “еб€ описать, так не повер€т!.. я теб€ даже в мыс- л€х подн€ть не могу... » ты, если захочешь, ты все можешь! ¬от ты убил этого... забыла, мне ћишка про него рассказывал. » ты еще можешь, € верю тебе, у теб€ лицо такое... » мне все в тебе дорого! - трудно было пон€ть ее волненье: плачет она или смеетс€. - ”йди, - с темным, непон€тным чувством вставил —емен в торопливую Ќастину речь. - “ы когда говоришь, мне вот тут спирает... уйди, - он до- садным кивком показал себе на больное плечо. Ќаст€ не уходила и не отвечала. ќпустив голову, она чертила по дере- в€нному, наслеженному настилу пола резкий угольчатый узор. ¬ углу висел глин€ный рукомойник, из него капало в бадью. «вук капели походил на сту- чанье ма€тника. - “ы помнишь... - странным голосом начала она и губы у нее запрыгали. - “ы тогда на крыше сто€л, а € подгл€дывала за тобой из-за занавески. ”жасно бо€лась, что упадешь... я ведь тогда не знала теб€, а бо€лась. ¬от и теперь, сердце замирает, глазам больно гл€деть на теб€... “ы  ату- шина помнишь? ќн к маме ходил, чуть не всю жизнь ходил, ты знал про это? ѕридет, с€дет у кровати и сидит... я вот таких не понимаю, и ћишку не понимаю, - как воск делаетс€ от одного слова! ѕо-моему, любовь - это когда страшно... ¬от точно птица в клюве несет... а вдруг уронит? тогда страшно... - казалось, она бредила на €ву, и —емен отвел глаза, точно трусил ее черных глазных впадин. - ¬от и ты, не упади, смотри!.. —лушай, ты, когда убивал, тебе было страшно? Ѕыло или нет, говори!  ак ты его убил?.. - ќб этом нельз€... - неопределенно отвечал —емен. - ћы с тобой раз- ные, Ќаст€. ” нас не по вашему это делаетс€, мы не каемс€. ”бит, - зна- чит нужно было! - было заметно, что —емен говорит об этом с трудом. - —колько лет с тех пор прошло?.. - дума€ о чем-то своем, спросила она. - — каких пор? - ј вот, как мы с тобой... на крыше тогда, - у Ќастина перенось€ про- ложилась морщинка заботы. - ƒа семь... восемь. - ¬осемь, - повторила она и подн€лась с колен... ... ¬о все последующие дни в Ќастиных движень€х прогл€дывала тиха€ сосредоточенность и робость. ¬ отношени€х к —емену, которого продолжала навещать, €вилась молчалива€ наблюдательность, наружно-нежна€ заботли- вость. ¬ приходы Ќасти его лицо делалось серо и неприветливо. Ќаст€ при- ходила прибрать земл€нку, носила обед, сидела возле - как и  атушин! - но сама сходства этого не замечала. »ногда полускрыта€ улыбка обегала ее губы. »ногда, напротив, омрачалось вдруг ее смуглое, только что пророзо- вевшее смущеньем, лицо, - натыкалась пам€ть на стремительную страсть ∆и- банды, который вернетс€ не сегодн€-завтра и разбудит ее от ее обманчиво- го сна. Ёто и случилось в один из вечеров, в конец поздней осени.   —емену, в зимницу, собрались барсуки. ∆ир в черепке пылал €рче и трескучей, чем обычно. ∆арко натопленна€ печь разливала расслабл€ющую духоту, насыщен- ную сверх того запахом вчерашней еды, мокрых шинелей и острыми испа- рень€ми усталых ног. ¬есь день прошел в работе: во исполненье —еменова плана усложн€ли доступы к барсуковскому месту новыми сет€ми западней и €м. » потому, что пищей у них были лишь капуста, хлеб и вода, употреб- л€вшиес€ в изобильи во вс€ких смес€х, ныне, расположась всюду - сид€ и лежа, следили они с хмурой мечтательностью за изголодавшимс€ воображени- ем: о мирном житии, о махорке, о женской ласке, о жирных щах. ƒмитрий Ѕарыков, босой и нечесаный, лениво раст€гивал гармонь, но сипела та как в простуде, и не удавалась песн€.
в начало наверх
- Ѕрось ты... нехорошо у теб€ выходит, - осадил его √арасим, дожига€ накаленным шилом самодельную трубку. ќн сидел на корточках возле печки, шип€щие струйки дыма шли от его рук. Ѕарыков пугливо и тупо скосил на того белесые глаза и сунул гармонь под лавку. ќп€ть заступила место тишина, земл€на€, сама€ тиха€. - Ёха, бычатинки ба, - вздохнул ѕетька јд, сидевший с выт€нутыми но- гами на полу, и кротко зевнул. - ѕострел€ть ба... долгоухого видал даве. - »з пальца не выстрелишь... - осадил и этого √арасим: - ... а патро- нов € тебе не дам. ќп€ть текли минуты скучного, зевотного молчань€. “олько шипело в дре- весине √арасимово шило, да стучал в стене домовитый древоед. ¬незапно - говор и шум за дверью. Ћюди прислушались. ѕетька јд сонно уставилс€ на дверь. - ќни вошли чуть не все двадцать два сразу, свежих от морозца, отр€д ∆ибанды, - щурились на плам€. ќстававшиес€ встретили вернувшихс€ восклицань€ми и расспросами. ѕервым вошел ёда в папахе, заломленной на- зад. - ѕочтение друзь€м! - сказал размашисто он, увидел Ќастю возле —емена и подмигнул своей догадке, опуска€ глаза. -  ак попрыгиваешь, д€д€ ¬ин- тиль? - ѕопрыгаешь тут... утопа, а не жизнь, - отвечал с ворчаньем ѕрохор —тафеев. -  урева-то привез хоть, чорт табашный? -  урево, папаша, вредно. — него грудь трескаетс€... - он больно пох- лопал ѕрохора по плечу. - Ќе плакуй, папаша, привез, привез! » м€сца захватил кстати... - ќт! »стинно табашный чорт... - умилилс€ ѕрохор ёде. - » спиридончик есть! - подхватил Ѕрыкин, но сообщенью его как-то никто не вн€л. - Ѕедр€гинцы пожертвовали... - отвечал ёда на вопросительный взгл€д —емена и малыми горст€ми, точно дразнил, стал высыпать на стол махорку из карманов, из какой-то тр€пки, отовсюду, где есть место. - ƒоброта сердца!.. - “о-то, пожертвуешь! - пон€тливо засме€лс€ √арасим, двига€ бородой. - ћ€со-те вели на кухню отнести... ј уж втаскивали и разв€зывали укутанные в м€гкий хлам бутыли с само- гоном. ѕетька јд сыпал прибаутками. - ”же через минуту, когда вошел ∆и- банда, не узнать было зимницы.  олебались т€жкие слои махорочного дыма, даже мешали глазу видеть. Ќе тороп€сь ни с м€сом, ни с вином, плодами мечтаний мучительно-долгих недель, барсуки наслаждались крепкими зат€ж- ками едкого, крупно-зернистого самосада. √ул голосов стал глуше и похо- дил на удовлетворенное урчанье. ¬с€кий из новоприбывших ухитрилс€ найти себе место. Ѕрыкин сидел на выт€нутых ногах ѕетьки јда, который, лежа пр€мо на полу, с видом истинного блаженства сосал дым из огромной, по росту ему самому, самокрутки. » чем обильней валил дым и вспыхивала ог- нем бумага, тем больше соловели золотушные ѕетькины глаза. - »шь, пр€мо броненосец себе свернул! - сказал ёда, сидевший на чур- баке над самым ѕетькой, и толкнул ѕетьку ногой в бок. Ќо тот не услышал, выт€гива€сь в одну пр€мую вместе со струйкой дыма. - ¬сю махорку один выкурит! - и оп€ть толкнул. - «ашелс€, - одобрительно откликнулс€ √арасим, ссыпа€ махорку в ме- шок. ѕодобье усмешки расправило ему ненадолго жестокие складки, бежавшие от тонкого носа к широкому рту. “ем временем ∆ибанда подошел к Ќасте. - „то это ты там за белье у себ€ развесила? - полушутливо и слышно дл€ —емена спросил он, крепко пожима€ —еменову руку. - «ашел, а там ров- но занавески вис€т, не пройти... - ƒа € тут белье постирала. —ушитс€, - сухо ответила Ќаст€, и брови, точно под холодным ветерком, набежали одна на другую. ќна неумело скру- чивала самокрутку себе и пальцы у нее дрожали. - “ак ведь ты недавно мне стирала, - не догадалс€ ћишка, гл€д€ ей на руки. - Ёто € ему вот стирала, - небрежно мотнула головой на —емена Ќаст€ и отвернулась прикурить к “ешке-летучему. “ешка сидел неподалеку и, дрыга€ ногами, хохотал над очередной выходкой ёды. - ј-а... - спокойно прот€нул ∆ибанда, разом у€сн€€ смысл всех прежних Ќастиных недоговоренностей. ѕон€л и о кладе, которого с такой жадной му- кой добивалс€. - Ќу-ну, пускай его сушитс€! ёда, - крикнул он назад, - отвари м€сца на закуску... распечатывай угощенье-то. - Ќакрали-то много? - пошутил —емен. - ј жрать что станешь, коли не красть, как ты говоришь?.. - отшутилс€ ћишка, укроща€ в себе внезапную вспышку. - ¬ дес€ти местах просил - не дают. ј стукнул раз, ну и потащили вс€кого добра... “ы свои рассуждень€ брось, не врем€ теперь! ѕро отца слышал? - Ќет, а что отец? - заблестевшими глазами —емен окинул гомонивших барсуков, мешавших слушать. -  ак же, под боком у теб€, а не знаешь! - закурива€ говорил ∆ибанда. - ¬ гору —авель ѕетрович попер. Ќе знаю, правда ли, председателем в ¬о- рах нонче, сказывают. Ќе знаю, как уже и верить... больно уж врунист Ѕедр€гинец тот, что сказывал. ќрудует, говорит, ваш —авелий... - ќрудует, - покачал головой —емен. - Ќадоело, значит, в мужиках-то сидеть! ј ты не врешь? - прищурилс€ он вдруг и усмехнулс€, показыва€, что готов прин€ть и за безвредную шутку нешуточное ћишкино сообщенье. - ¬ру, как и мне врали... - уклонилс€ ћишка. - ёда, друг, передай огоньку... оп€ть затухла! » не в том еще дело, - продолжал ∆ибанда, - вот, видишь?.. - он прот€нул —емену трепаную свою папаху. - Ќу, что ж, вижу. Ўапка тво€... стара€ шапка, - с непон€тной враж- дебностью сказал —емен. - Ўапка-то стара€, да дело-то новое. ƒырку видишь? «начит сзади было стрел€но, свои стрел€ли... я головой учу€л. - —зади, - повторил —емен, - а ты знаешь кто? - и приподн€лс€ на здо- ровой руке. - “ы лежи, лежи... - сделала встревоженное лицо Ќаст€. - Ё, ничего ему не будет теперь... - отстранил ее за плечо в сторону ћишка. - Ќе лезь уж!.. - “ы сам не лезь! - вспыхнула Ќаст€ и вдруг поймала острый, наблюдаю- щий сквозь махорочную завесу взгл€д ёды. - —мотрит!.. - покривилась она и сильно зат€нулась из папироски. - ќн, что ли, стрел€л? - тихо намекнул —емен. - ƒа нет, ему не из чего... Ќа Ѕрыкина мне думаетс€. Ќа вершок и про- мазал-то! ёда без промаха бьет... - ј ¬оры-то вз€ты, что ли, были? - ¬з€ты ли, сами ли сдались...  ака€ тебе разница? “€жко облокот€сь на колено, ћишка дымил теперь не меньше ѕетьки јда. ¬олосы на лбу его разлохматились, и слежавша€с€ под шапкой пр€дь с видом обидчивым и детским спадала на бровь. Ќаст€ зорко следила за сменой вы- ражений лица у —емена. - —лушай, ћиша... - сказал вдруг —емен очень тихо и очень пон€тно. - “ы живи с ней, если... я вам не разлучник! Ќаст€ выслушала —еменово признанье с каменным лицом. ѕотом она встала и пошла к выходу, высоко нес€ обострившиес€ плечи. - –азве можно такие вещи говорить?.. - взволнованно упрекнул ћишка —емена и пошел вон из земл€нки. - √урей, а √урей! - захохотал вслед Ќасте Ѕрыкин, с глазами уже обож- женными самогонным паром. - ¬ыпила бы с нами за всех пленных, военных и обиженных, а? - и, не смуща€сь строгим взгл€дом ћишки, шепнул что-то на ухо ёде. “от отпихнул его, но не прежде, чем улыбнулс€, презрительно соглаша€сь. ¬збудораженные щедрыми пробами самогона, барсуки шумели, а на печке уже закипали котелки с м€сом. ѕотехи ради и во удовлетворение расходив- шейс€ погани своей, ёда послал Ѕрыкина за татарченком из двадцать третьей. “от, подн€тый со сна, прибежал весь встрепанный и напуганно ог- л€дывал полупь€ных верховодов. - Ёй, ћахметка, садись вот сюда. Ќалить ему! Ѕрыкин, отрежь ћахметке м€сца! - командовал ёда. - ј ну, ћахметка, рассказывай - вали про јдама, ну про это вот, как ему бог жену дал! - велел ёда, весело крив€сь в по- €снице, где бежал кавказский по€сок. -  ак-то подслушал ёда: татарченок, спор€ о преимуществах богов, рассказывал бородачам ќтпетовцам историю јдамова грехопадень€. » теперь тормошил его ёда, сам весь дрожа, на пь€ный посмех барсукам. - Ќу, пей сперва, а потом вали... ну! - Ќе буду пить... не буду говорить... - отча€нно защищалс€ татарче- нок. - «ачем зубы скалишь? “во€ вера, мо€ вера... одна€ дорога!.. - Ќе гоже, не гоже! - подтвердил и ≈вграф ѕодпр€тов заплетающимс€ €зыком. - «ачем тебе на чужого бога лезть? “ы уж козыр€й своего, как ты свому-те полный хоз€ин, а в €зыке зуд... - я жду, ћахметка, - пригрозил ёда, мен€€сь в лице. «рачки у него стали круглы и малы. - я ведь тарабанить не буду с тобой! - и оп€ть ло- малс€ ёда в по€снице, точно выскочить хотел из кавказского ремешка. » татарченок, повину€сь ёдиным глазам - а за глазами ёды и всей ораве верховодов стал рассказывать, запина€сь и покрыва€сь п€тнами жгучего стыда, словно преступал величайший наказ отца. - ... вот. јдама была не ваша... јдама была наша. јдама татарин был! Ѕог говорит: јдамка, јдамка, ты хароший мужик... вина, свинины... —ен-ии-улан! я тебе бабу дам, все тебе делать будет. —ама, - и татарче- нок почмокал с вылупленными от натуги глазами, - сама слаще арбуза! ¬от... - Ѕа-абу-у?.. »х-хх... - завалив голову на колени к јндрюхе ѕодпр€то- ву, затрепетал в беззвучном, оскорбительном смехе “ешка. ј вслед за ним пошла хохотом и вс€ остальна€. —о стороны казалось: не смех, а что-то гудит, скрипит, сопит и рветс€, раздираемое ногами. —ме€лс€ и ≈вграф ѕодпр€тов, осудительно покачива€ головой, - округлилась смешком и √ара- симова бурна€ борода, - вытирал слезы смеха ѕрохор —тафеев, - счастливо обнажал крупные, вкось поставленные зубы ѕетька јд. Ќе сме€лс€ только сам ёда. - ј теперь ступай, - сказал он досказавшему все до конца татарченку, полузакрыва€ глаза. - —тупай, € тебе сказал! - ƒа-ай! - сказал татарченок, робко кива€ на стол. - „его тебе дать? - низал его презрительным взгл€дом ёда. - ¬ино дай... ќцепенев от обиды, дергал себ€ за м€гкий молодой ус татарченок и гл€- дел поочередно на всех, жалу€сь. ¬ его смуглой, нежной глазнице, казав- шейс€ пушистою под изогнутой как лук бровью, повисла слеза. ѕотом она скатилась на алое п€тно стыда, тлевшее на щеке. - Ќад чем вы это тут? - спросил вошедший в ту минуту ∆ибанда. - ј-а... - увидел он татарченка и сам долго, грубо и зло хохотал, разлива€ из бутыли. XV. ѕриходит зима. ¬оры сами сдались, по примеру остальных, восставших. ”же в этом было предсказание скорого конца, но все еще волновалс€ в уезде товарищ Ѕро- зин, гл€д€ на карту, где красным карандашом была обведена ¬оровска€ ок- руга. - Ќад волост€ми, примкнувшими к барсукам, ре€ли тревожные пред- чувстви€. —перва-то и сжились с ними. —пали с чутким ухом, не загадыва€ про завтрашнее.  аждый день, не отмеченный выстрелом, считалс€ напрасной отт€жкой немилостивого срока. ƒогадывались о первом снеге: по первопутку прискрип€т сани из уезда, пам€тен будет на долгие годы мужикам первопу- ток того года. Ќа барсуков смотрели уже с жалостью, а не с доверием, хоть и видели в них свое, сильное, неразумное и по одному тому уже обре- ченное. ƒа и мало просачивалось известий о барсуках в затворенные наглу- хо от страха мужиковские избы. ќт ѕопузинцев вышел в круговую слух, будто прин€лись барсуки уголь обжигать, названье им отсюда не Ѕарсуки, а ∆оголи. ¬ —усаковской волости оброс слух как бы бородкой: уголь - в город на продажу возить, набрать уйму денег хот€т и уехать в теплые места от скорого советского суда. —емь недель гостевал тот слух по волост€м, а все еще не возвращалс€ до- мой, к досужему ѕопузинцу. Ќаконец, воротилс€, и не признал в нем нера- зумного своего детища досужий: жжетс€ уголь дл€ отвода глаз. "ћы-де жо- голи, уголь жгем. ћы-де угольна€ артель, из пропитань€ трудимс€. ј уби- вали и разные непотребства творили мужики-¬оры, их и крошить распра- ве"... - ¬ернулс€ слух таким - после того, как приходил ∆ибанда выжимать мирскую лепту на барсуковское кормленье. “ут один даже убеждать порешилс€, что уж нет вовсе барсуков на преж- нем месте: ушли из нор, а на их месте сто€т снега, а в снегу елки. - ѕроехал €, любезненькие, цельных два раза вдоль Ѕабашихи-т. —кажи, хоть бы следок зайчиный! - ѕул€! ¬едь они на лыже в одну тропочку ездют. “ам стоит елиночка, € видал... ќна не спроста стоит! - и поднимал указательный перст к носу. - ƒак тропочка-те где ж, м€кинна€ ты голова!? “ропочки-те ведь нету! - ј тропочку метелкой заворошило!.. Ўли такие разговоры вполслуха. √де-то в окрестност€х, по цельным сне- гам, бродил ѕоловинкин с отр€дом добровольцев-мужиков же √усаковской во- лости, - народ бородатый, невоенный, и потому настойчивый. ѕервоначально
в начало наверх
не обретали смысла в его гул€ньи по снегам даже и прис€жные догадчицы: - ¬от ходит, вот ходит... Ѕоже милосливый, и чего он ходит? „его ему в снегах?.. ¬друг €вились смыслы: в —ускии снова утвердилась советчина. —казыва- но, будто сами —усаки в уезд ходоков спосылали: "ƒичаем-де от безв- ласть€. ѕриходите ворочать нами. ”толите невозможную нашу тоску"... ƒа и как было не обитать в тревоге: —уски€ не крепость, не железные дома, не каменные души, м€гкие! ѕоловинкин, в метельном поле блуждавшего по без- дорожью —усака встретив, настрого ему приказал: "баловать перестаньте. ј иное дело - огнем пущу!". „ерез неделю, в день приезда уездных комиссий, с видом облегчень€ вздохнула —уски€, тем самым отчеркива€сь от барсуков. «а —усаками пало ќтпетово, а за ќтпетовым рухнулись на колени и √он- чары. ѕризрачно было их пока€нье: все сильное и молодое имело свое оби- тание в лесах. ѕотому приходил ночами ѕоловинкин, искал виновных и судил их быстро, степень виновности прикидыва€ на глазок. »ли назначал общест- венное порицание, в знак чего уводил корову с лошадью, или не брал ниче- го, а выводил бунтовщика за околицу, к овражку, где буйней гудела снеж- на€ метелка, и там оканчивал глупую повесть о его бедовых дн€х. Ћюди у ѕоловинкина были ему самому подстать, крепкие и выдержанные. ѕеренимает охотник обычай звер€, на которого ходит. “е же барсучьи навыки перен€л на себ€ и —ергей ќстифеич.  ак и ∆ибанда, промышл€вший хлеб скрытно, удалью и ночным напугом, €вл€лс€ ѕоловинкин неслышно, барсучьей ступью, по барсучьим же следам. “ак они и бродили, подобные ночным ветрам, не имеющим ни гнезда, ни милосердной угревы. ј однажды встретились обе стороны в глухом углу двух лесов. –ассветно алел снег, его разбрызгивали кой-где редкие пули лени- вой перестрелки. Ќарочно ли в снег стрел€ли, но ни одна пул€ не достигла цели. ѕохоже, будто встретились два враждебных звер€, обнюхались, ти- хонько поурчали и разошлись всп€ть. ¬се же видел в то утро весь ѕоловин- кинский отр€д самого атамана ∆ибанду, как он сиплым голосом приказывал перебежку, и √уре€, - как он бежал к пулемету по колено в снегу. “аким и представл€лс€ √урей мужиковскому воображению: красивый, как девка, весь обмотанный пулеметными лентами, по колено в снегу. «десь и был источник неисс€каемых сказок в последующее врем€: "ѕрозелен€тс€ по весне снежные равнины. ѕо первой зелени и прискачет в подкрепленье барсукам √уреево войско: белые кони, вострые сабли, отча€нные головы"... »з дес€ти подн€вшихс€ волостей семь уже примкнули к ѕоловинкину, - огонек за огоньком вспыхивал в ночи. √усаки правили всем уездом со все- возможной мужиковской истовостью. «нать недаром пророчил как-то впь€не слепой дед Ўафран на заваленке: "вознесутс€ превыше облак √усаки и будут землю попирать красными плюснами". Ќе избежали Ўафранова пророчества и ¬оры: сами сдались. ј уже надвинулась зима. ѕостепенно удлин€лись ночи, заостр€лись холо- да. ”же лиховали морозы на бору, и все обильней по утрам валил дым из барсуковских земл€нок. ¬осемнадцатого окт€бр€, в первый день по ущербе мес€ца, выпал толстым покровом снег и осталс€ лежать.   обеду потеплело, подта€ли кочки чуть-чуть, тропинками осквернилась девичь€ белизна снега. Ћес стал безрадостный, мокрый. Ќо уже через две недели, когда впервые вышел —емен из зимницы, был густ воздух того предвечерь€, как морожена€ вода. ѕр€мо по снегу —емен прошел к опушке. ѕока шел - снова стал падать снег. —то€л пенек на опушке, на него и сел —емен. —нежные хлопь€ падали безветренно на пол€ну  урьего луга.  азалось, что самые хлопь€ сто€т не- подвижно, а все вокруг - и затихший лес со ста€ми легких синичек, и каж- да€ почернела€ травина, просунувша€с€ сквозь снег - все это подымаетс€ вверх, в сизую, пестр€щую глубину неба. ¬се врем€, пока лежал на соломенном ложе болезни, напр€женно думал о начатом —емен. ј теперь, когда увидел лес, поле, снеговые пространства, с изнеможением ощутил непрочность всего того, о чем надумалось под душ- ным потолком его зимницы. ќн вздохнул глубже, и тотчас же резнул жесткий воздух в верхнем, правом углу груди, куда пришелс€ удар ўербы. "¬се не так, а все проще. ¬от снег идет, и стоит дерево. √усаки отн€ли покосы, а ¬оры не хот€т. ј вот на снегу - тетеревиных крыл след, а по нему четкий след лисы: лиса шла за тетеревом, так рассказывает снег... ѕросто". ¬се, порожденное гор€чностью усталого ума, все это рвалось теперь как бумаж- ное кружево на ветру. - —емен сн€л шапку и сидел так. —нег р€бил в гла- зах. √де и думать об удачах! ≈горы Ѕрыкины да √арасимы, ёда да ѕетька јд. ј ∆ибанда - вихрь, бесплодный и неосмысленный, как гроза, как боро- вик - вырос на дороге и не знает, который растопчет его сапог. ј заро- дитс€ ѕантелей „мелев, - коли не убьют его раньше времени, выт€нет город его к себе. «аумнеет „мелевский сын, познает толк черному и белому, в ученой спеси своей забудет голопузых и темных родичей. Ѕудет „мелевский сын искать короткую дорогу к звездам, а родичи ковыр€ть кривыми сохами нищую землю, а в пустопорожнее врем€ - варить тугую пь€ную отраву да ка- торжные песни петь. Ёх, то лишь к нам и проберетс€, что с топором!" - так думала за —емена его болезнь и усталость. —инички прыгали над самой —еменовой головой, осыпали снег с ветвей. ќн пошел домой.  лейкий снег валил хлопь€ми, облепл€л сапоги, ут€жел€л шаг. ¬ечерело. ј в голове шумело, как в похмельи. XVI. Ќавещанье матери. ¬се т€нуло —емена в ¬оры, да не пускал обжившийс€ Ўеб€кин, грозил бе- дой. - „то ж ты мен€ ровно дворовую на прив€зи держишь? - хмуро шутил —е- мен. - Ќичего, товаришш, - заслон€лс€ ручкой Ўеб€кин. - ћен€ при€тель твой застращал, что жизни решит, коли € теб€ не выправлю... ј у мен€ полна изба пискл€т, да отец еще жив... одиннадцать ртов! Ќе пущу.  усай мен€ куды хочешь, а не пущу. ƒай суставу срастись, - добавл€л строго. ј дни шли. ¬ тот же день, когда повез татарчонок фельдшера в „екмасо- во, порешил —емен итти. - Ќе ходил бы, - намекал сумрачно ∆ибанда. - –ано... желтый весь. —емен не отвечал, собиралс€: пробовал затвор винтовки, одевал лапти, клал в карман ту самую гранату, что висела когда-то на по€се у ѕоловин- кина, брал ѕоловинкинский же наган. - ќтемнело сизое небо, когда вышел —емен в путь, видом своим поход€ на обычного дл€ тех времен воина-лапот- ника: драна€ шинель, шита€ наспех и насмех, винтовка без штыка, облезла€ папаха, и шел с голодной ленцой. - ¬оры объ€вились ему не сразу. «ата- €сь, в потемках, они, казалось, сотн€ми зорких глаз следили со снежного бугра за каждым его шагом. ƒаже как будто шептали: "а-а, ты перешагнул жердину, упавшую от Ѕарыковской остожины... а-а, ты перешел мосток!.. а-а, ты смотришь в нас!". ѕрислон€сь к оснеженным перилам мостка, —емен испытующе гл€дел в се- ло. ¬от так же подгл€дывал когда-то, отсюда же, и ѕоловинкин. —нежна€ улица была пуста, как вымерша€. Ѕаба прошла за водой.  олодезный рычаг с вороной, сидевшей наверху его, четко чернел на сизом небе. –ычаг накло- нилс€ и заскрипел, а ворона слетела, направл€€сь вдоль села. - ћальчик тащил вверх, на село, каталку-решето, обмазанное навозом и политое во- дой. ” горелого исполкомского места он сел в каталку и, гулко верт€сь, покатилс€ вниз, и никто из других мальчиков не мешал ему в этом. ћальчик вскрикивал от удовольстви€, - и деревь€, и избы, и снег, и воздух, все со свистом кружилось вокруг его одного. Ќа подкате к мосту он увидел солдата над собой, пугливо выскочил из решета и собиралс€ удрать. - “ы не беги, оголец, - сказал солдат, бер€ его за плечо. - я теб€ не съем. “ы здешний? - «дешний, - осторожно отвечал тот, гл€д€ то на конец винтовки, тор- чавшей из-за солдатова плеча, то на отдувшийс€ карман солдатовой шинели. -  то у вас председатель-то теперь? - допрашивал солдат. - ѕапанька! - ответил мальчик и своенравно подергал решето за верев- ку. - ј ты кто? - »з √усаков вот иду, с приказом. “еб€ как звать-то? - »з √усаков, так не с той стороны, - подозрительно сообразил мальчик и показал на другой конец села, - ƒа € плутал тут, дорога-т малоизвестна. - ” нас чай пить будешь? ѕапанька гост€ ждет... “ы приходи. - ѕриду, приду... - вгл€дывалс€ в сумерки села —емен. - ј коньки умеешь делать? - не отставал мальчик и шел за солдатом. - ј что у теб€ в кармане, покажи! ѕришлось итти задворками, чтоб отв€затьс€ от мальца. Ќикто —емену не встретилс€, только кака€-то девочка в опорках прошлепала мимо него к со- седке за огоньком. - —ильней защемило в плече от ускоренного дыхань€, когда всходил на крыльцо. —нег лежал на лавках, и по нему - €вственные следы птичьих ног. ¬ сен€х посто€л и прислушалс€. ¬ ушах звенело, а по- казалось, будто слышит —авельев смех. ¬друг у соседей закричал петух, и был отраден —емену его сиплый, настойчивый крик. —емен вошел. ћать сиде- ла на лавке с видом нудного и безучастного ожидани€ кого-то, ужасающе нер€шлива€, но было чисто прибрано все в избе. Ќа сына, отр€хивавшего снег с лаптей, јнись€ взгл€нула равнодушно и оп€ть тупо уставилась в вы- метенный пол. - „то ж ты гр€зна€ кака€... - удивилс€ —емен и гл€дел, пораженный чернотой нечесаных материных волос, в них не было ни сединки. Ќикогда до того не видел матери без повойника или платка. ”же снима€ с плеча вин- товку и приставл€€ к столу, все перебирал в уме, не к празднику ли гото- вилась, но вот устала и села отдохнуть. ѕраздников не выходило. “ут он оп€ть поймал туповато-наблюдающий взгл€д матери. - ќтец-то вышел, что ли? - спросил —емен, бор€сь со смутной тревогой. -   вечному блаженству, говорю, отошел отец... - заученно сказала мать, точно за минуту перед тем говорила кому-нибудь об этом же. ќна подн€лась, переставила с места на место две пустых махотки на шестке и оп€ть села, сурово поджима€ губы. - ∆дешь, что ли, кого? - спросил —емен и тут заметил, что стал сооб- ражать гораздо медленней. - ќбещал и за мной прислать, √усак-те, - сказала мать. - Ќеделю цельную и сижу вот. - “а-ак, - прот€нул —емен и пон€л, что уже гораздо больше недели. - „то ж, и коровенку забрали? - мен€€сь в голосе и лице спросил он. - ¬з€ли. ѕросила, хоть жеребеночка-т оставьте. —иди, сиди, говорит, скоро и за тобой пришлю... - ј... вот какой оборот!.. - слушал —емен и тер заболевшую шею. ќн старалс€ не гл€деть на мать, не плачущую, зачерствевшую от недельного ожидань€. ј вол€ злобилась, и бессмысленнейшие сочетань€ с дневной €р- костью представали —еменову воображенью. —емен ел черный хлеб, предложенный матерью, и запивал водой, догады- ва€сь с насильственной внутренней усмешкой, что это и есть помины по его нескладном отце. ѕосле еды —емен прилег на лавке и лежал, выт€нув ноги, запрокинув голову на доски.   нему подсела мать. - я-то местечко во ржи припасла... хлебца там спр€тала. ќни придут, а € и убегу. –ожь-те шуми-ит!.. - она говорила тихо-тихо, не вид€ устра- шенных глаз сына. - ...все лежал, твой-те, мухи его ели! - сказывала јнись€. - “ы, мать, заговариватьс€ стала! - грубо вскричал —емен и вскочил с лавки как ударенный. -  акие ж мухи зимой? √де ж это рожь в декабре шу- мит? „то ты забалтываешьс€!..  рик —емена отрезвил мать. “еперь она плакала, без слез, с открытыми неподвижными глазами, и, рассказыва€, гл€дела в окно, зат€нутое сумерка- ми. ƒаже пробовала оправить разметавшиес€ черные космы непослушной ру- кой. ј —емен гл€дел, не отрыва€сь, на ее кор€вые, неразгибающиес€ пальцы. - » вот так же, как рассказывала о последних минутах отца, пос- тепенно бессиле€ от воспоминаний, так и заснула, положив голову на стол. —емен бережно, чтоб не потревожить неча€нного сна, перенес ее на койку, а сам, не реша€сь именно теперь покинуть мать, запер двери и прилег на лавку. ¬интовку он приставил к столу.  ак ни закрывал глаза, не удавалс€ сон. ћотались в голове дикие и гулкие образы, как камешки в погремушке, - представл€лс€ отец: стоит у €мы и, смешно вихл€€сь, все убеждает соседей по смерти, Ѕарыкова и —иг- нибедова, что все это никакого вли€ни€ не оказывает, что и там, в по- повском где-то, люди живут... ѕотом происходила обычна€ сонна€ сум€тица, расщепл€лс€ сон, вклеивались в него клинь€ новых. —он - боль уставшей головы.  огда среди ночи раздалс€ стук в окно, —емен вскочил первым и прислушалс€. ƒрожащий бабий голос с улицы звал јнисью. ќстальных бабиных слов было не разобрать из-за зимней рамы. ќн окрикнул мать, та просну- лась и сразу, точно и не спала, покорно пошла в сени. - Ќе сразу отпирай... опроси сперва, - шептал в ухо ей —емен, а та слушала спокойно, даже не кивнула, что пон€ла, уверенна€, что пришли за ней самой. —емен прислушивалс€ и угадывал по звукам: мать отперла дверь, и в щель просунулись штыки. ћать вскрикнула, взошли люди. - —емен быстро за- пер дверь избы на засов и огл€делс€, ища. —кользнула мысль - бросить в сени гранату, но там была мать. »щущий взгл€д его упал на окно, и вот выход был найден. —ильными ударами винтовочного приклада он выбивал рамы из окна. –амы
в начало наверх
были старые, дубовые - зате€ домовитого —авель€, когда еще не отпробова- ны были царские розги. Ћетели осколки, и уже всходил бодр€щий холод в разбитые стекла, - блестела звездами морозна€ ночь. ѕод окнами различил —емен людские тени и тихие переговоры их. "∆ивьем вз€ть хот€т..." - по- н€л —емен и последним ударом, зло усмеха€сь, выбил расщепленные остатки рамы. - —енюшка... так ведь под окном они! - различил он прерывистый шопот матери из-за двери. » вот —емену стеснило в груди, едва вспомнил ее све- денные, сухие пальцы. - ѕрощай, мамаша! - отча€нно крикнул он и выбросил за окно все тр€пье, какое нашлось на койке, завернутое в шинель. ѕод окном, среди людей, разом раздались восклицани€, и все скрывавше- ес€ за окном с неистовой поспешностью навалилось на —еменову приманку. ¬ средину той живой кучи метнул —емен гранату и разр€дил наган. ѕочти тот- час же он выскочил из окна и побежал. ≈го спасли глубокие сугробы, моло- дые ноги и ночь. ƒва выстрела не достигли его, а погоню было некому уст- раивать. - Ћишь за пределом опасности, когда от бега зашлось сердце, он сел пр€мо на снег и так сидел, трудно дыша и обвод€ глазами ночное поле. ћ€гко мерцали звездным светом снега. √де-то за ƒуплею - волчий лай. —е- мен все сидел, прислушива€сь к себе самому, к совершавшемус€ внутри его перерожденью. ¬се прежние помыслы о крестовой войне с городом были отри- нуты. «десь родилс€ другой —емен, - именно тот —емен Ѕарсук, о котором впоследствии сами собой сложились песни и распевались на €рмарках, на пь€ных гул€нках, всюду, где поетс€ мужику. XVII. ≈гор »ваныч Ѕрыкин выдает свой секрет. ¬ том и состо€ло перерождение —емена, что уже не сдерживала его преж- н€€ осторожность.  ак волки, заметались по уезду барсуки. ќписывали кру- ги, име€ целью и центром советское село √усаки. „етыре раза суживались круги, и четыре раза загорались √усаковские овины, - отстаивали. » уже не обходилось без кроволити€ каждый раз. ѕередавались изустно слова, €кобы сказанные старшим барсуком: "мы председателей в уезде повыведем". ћожет, и неправда, но три раза до вес- ны безлюдели в округе исполкомы. ¬ы€вл€лс€ новый председатель, не больше дней сидел он в нетопленом, запустевшем исполкоме, - срок, в который до- т€нутьс€ до него невидимой руке —емена Ѕарсука. ѕод конец унылей, чем на мирскую повинность, смотрели √усаки на возможность править каким-нибудь из сел той незамиренной округи. ƒаже выдумал новую угрозу ѕоловинкин не- послушным: "вот € теб€ председателем в —ускию посажу!". ќтр€д ѕоловинкина вырос неузнаваемо, но возрос в неодолимую ораву и Ѕарсуковский отр€д, путеводимый теперь самим —еменом. ƒаже и крутые мо- розы - лопалс€ лед на ћочиловке - не могли остановить враждующих в их безумных кружень€х по снегам. Ќо встречи их редко оканчивались боем: как будто слишком мал был дл€ их обоюдной ненависти разбег. - ѕочти вс€ Ѕар- сучь€ держава жила теперь на походе. ¬ земл€нках оставалось лишь ста- ричье да бол€ща€ команда, возглавл€емые ѕрохором —тафеевым.  ашеварами называла их летуча€ часть, и те не обижались. ∆ибанда имел свой от- дельный отр€д, встречались они с —еменом только дома. “о была неправда, к слову сказать, будто председателей убивали. ѕредседателей копили, как деньги, на последний расчет. ј уже феврал€ бежали резвые дни, запорошенные мокрым снегом. - ¬се реже см€гчала улыбка обострившиес€ —еменовы черты, все чаще ходил на опушку сидеть на облюбованном пеньке и угадывать дыханье недалекой вес- ны. ¬есна означала последнюю ставку, весна сулила исход и оценку всех его предположений и расчетов. - ¬ том же феврале и сообщил ∆ибанда ему, вернувшемус€ из похода, новость, повергнувшую —емена в €рость, тревогу и гнев. - ј Ѕрыкин-то хорош твой! - сказал ∆ибанда, отворачива€ лицо в сторо- ну и подыма€ бровь. ћишка был чуть только пь€н, но лицо его, непокорное ему, беспор€дочней и бурней отражало ћишкины настроени€ и, среди них, неутолимое хотенье какого-то последнего разгула. ƒул мокрый ветер, про€сн€лось небо, - обещал мес€ц быть в ту ночь. - ќп€ть в шапку стрел€л? - посме€лс€ —емен. - √ниль завелась? - √ниль-то гниль, зубоскаль пожалуй!  опилка сбежала! - " опилкой" и называли ту земл€нку, где содержались плененные председатели. - ј дозорным кто у дороги сто€л? - и кровь прихлынула к —еменову ли- цу. - ¬аська ѕекин сто€л... “олько ведь они не по дороге пошли. ѕр€мо снегом! - Ћыжи-то откуда же вз€ли?.. - недоверчиво косилс€ —емен, ускор€€ шаг к земл€нкам. - ” ћитьки Ѕарыкова Ѕрыкин брал, будто € велел. ј € не велел. “ут еще из —ускии наезжал один, много на Ѕрыкина сказывал. - “ы куда ж посадил-то его?.. € к нему схожу, - решил —емен. -  ого это? - ƒа Ѕрыкина. - ¬от не пон€тливый! ƒа Ѕрыкин и ушел вместе с ними. “олько один и осталс€... ну, вот с отмороженной ногой который! ќни входили в зимницу, захолодавшую и засыревшую за врем€ —еменова отсутстви€. - «атопи, друг, печурку, а? - попросил —емен, проход€ к диванчику и вал€сь на него пластом. - ћожно, - отвечал ћишка и завозилс€ на колен€х у печки. —коро затре- щало в ней, усердно раздуваемое ћишкой, и озарились красным светом наду- тые ћишкины щеки. - ƒрузьишки, нечего сказать, - говорил ћишка подкиды- ва€ в печку дров€ной горючий сор, - пр€мо на голову гад€т! «аочно при- детс€ Ѕрыкина твоего судить, в острастку; не иначе, как по ѕоловинкинс- кому приказу гадил. √ниль парень! - „то Ѕрыкин! ¬от и при€тель твой намедни пришел ко мне.  лад, гово- рит, нашел: баба средь нас. ’очешь, спрашивает, приведу? Ѕери, а то расхватают! - ёда? - подн€л голову ћишка. - ёда. ѕечка трещала во всю. ћишка сел в ногах у —емена. - —емен... - странно было слышать пь€ного, говор€щего в таком тоне. - ќтымешь ты у мен€ Ќастюшку?.. √овори пр€мо, € не боюсь. —емен не ответил, потому что дверь раскрылась, ударенна€ снаружи, мо- жет быть, трем€ сапогами враз, и несколько барсуков проскочило в зимни- цу. —ильные руки втолкнули во внутрь что-то людское, подобие человека, кучу. ќзлобленный и глухой галдеж сопровождал происшествие. - ¬ходи, входи... - крикнул —емен, отстран€€сь от ћишки, и голос его был деланно тверд. —ам он подошел к столу и стал зажигать светильник. ‘итиль отсырел. —пичка уже жгла пальцы, а огонь все не зажигалс€. ќн по- ложил остаток спички на фитиль, и тот затеплилс€ чадно, скудно и желто. - ƒверь-то закройте, все тепло упустите! - “ы что?.. - подошел ћишка со стороны. - —лучилось, что ль, что? - Ќет, ничего... а что тебе? - —емен оскорбительно обмерил ћишку, но тот заметил, несмотр€ на хмель, как зарделись —еменовы уши. - “ы, что ль, ≈гор »ваныч? - наклонилс€ —емен к сидевшему на полу. - ѕоди, зови, ћиша, реб€т! - и оп€ть наклонилс€ над Ѕрыкиным. - —удить теб€, ≈гор »ва- ныч, будем. —ам знаешь, в лесу, без стен живем... - и уже вторично, ухо- д€, учу€л ћишка в —еменовых словах еле приметное волненье. “о были как бы остатки от Ѕрыкина. ≈го ударили всего один раз, покуда волокли в зимницу, об этом говорил подбитый глаз, но он сам уже развали- валс€, как зрелый по осени плод. - ≈горова душа разлагалась заживо, и сам Ѕрыкин созрел к смерти. - —ветильник потрещал и потух, робкое плам€ не справл€лось с водой, капельками сто€вшей по застывшей поверхности жи- ра. Ѕольше светильника и не зажигали, довольству€сь неспокойным красным светом из печки. ...«имница была втесную набита барсуками. ¬се сто€ли, потому что не было места сесть. - Ќу, зеленые атаманы, начнем теперь... - сказал —емен, а ћишка видел с удивлением: никогда доселе не делал такого неискреннего обращень€ —е- мен, никогда так не заискивал в смехе барсуков. “олько ѕетька јд, сто€в- ший впереди, хмыкнул, подража€ смеху, и тотчас же огл€нулс€ на других. - ¬ писании сказано: если рука заболит, руку и отруби... - тихо ска- зал откуда-то из угла ёда, награжденный тотчас же общим смехом. » последний раз подошел ћишка к —емену: - ћожет, пр€мо размен€ть его, а? ќ чем допрашивать, дело €сное! - но уже видел: лошадь понесла, разбива€ таратайку на бездорожьи. √убы —емена раздвинулись, обнажа€ влажный оскал зубов, зрачки расплылись. ћишка сто- €л в ожиданьи ответа, хмель его, казалось, прошел весь. - √де его нашли?.. - резко и звучно крикнул —емен, остава€сь в тени. - ј вот ѕодпр€тов нашел, - пальнул ѕетька јд. - ѕодпр€тов! - вызвал —емен. - ќн до ветру побежал... - сообщил ёда, и все засме€лись. - »ди, теб€ начальник кличет? - потопал ёда на вход€щего ѕодпр€това, и оп€ть смех. - “ы где его нашел? - начал с нарочным безразличием —емен. - Ѕрыкина-т? - скосил глаза на сидевшего на полу с закрытыми глазами ѕодпр€тов јндрей. - ¬ышел € до ветру... - ƒа с чего ж это ты все до ветру ходишь? Ѕольной, что ли? - вставил унизительно дл€ себ€ —емен, и, точно по сговору, барсуки ответили мол- чаньем на —еменову шутку. - ...вышел до ветру, гл€жу - чернота в снегу, за кустком, - продолжал ѕодпр€тов, недовольный, что его прервали. - ѕодошел, человек. я его тут пихнул ногой маленько, он тут и отвалилс€. Ћежит - и все. я взгл€нул, а это он и есть.  онечно, вонь тут от него... - ¬от, реб€та... - начал —емен, держа бороду рукой. - «емл€ки! - быстро прервал его ћишка ∆ибанда. - ћожет, нам его и без суда кончать?..  ому суд, а кого и пр€мо на сук. ѕолевым судом его, а? - «ачем! ќбсудить надо, - сказал, соп€, ≈фим —упонев. - Ќе горим ведь! - ¬от € и хочу сказать... - овладел вниманьем барсуков —емен. - Ѕры- кин предатель, за то его и судим. ј € предложил бы ему снисхожденье дать, раз он не бежал... - говор€, —емен старалс€ поймать блуждавший те- перь взгл€д самого ≈гора. - Ќу, это уж совет зеленых атаманов порешит, - неуловимо дразн€ —еме- на, сказал ёда. -  онешно, чего тама? - сказал бородач в углу. - ћиром! - сказал ѕрохор —тафеев. - Ќе спеша, реб€тки, надоть... не спеша! - егозливо выступил при€тель бородача и зачем-то поплевал на руки. - ƒопрос, значит, можно начинать, товарищи? - спросил ћишка. - ƒа уж путл€ть нечего. Ќе ужинали еще, - сказал угрюмо √арасим, и как только он сказал, все хором вздохнули. - Ќачинай, - сказал —емен, а все сразу пон€ли, что и без —еменова позволень€ все равно началс€ бы допрос. ∆ибанда нагнулс€ к Ѕрыкину и шевельнул его за плечо. - Ќу, встань, - сказал он спокойно. - —адись вот на обрубок, - и ждал, все еще согнувшись над Ѕрыкиным. “от пошевелил головой и застыл в прежнем оцепененьи. “огда ∆ибанда вскинул бровью, подн€л Ѕрыкина с пола и посадил на круглое комлевое по- лено, сто€вшее посреди зимницы. Ѕрыкин качнулс€ и стал падать с него, как неживой. - ѕопридержи, - грубо сказал ∆ибанда ближайшему. Ѕлижайшим оказалс€ √арасим-шорник. ќн послушно выт€нул руку и вз€в Ѕрыкина за волосы, держал так, верт€ Ѕрыкинское лицо то к свету, то к тому, кто задавал вопрос. ј лицо ≈горово было безжизненно, только шеве- ленье губ его, растрескавшихс€ и изломанных, показывало, что еще тлеет в нем чадный уголек сознань€. - Ќе держи за волось€-те! ѕод руки подержи... - заметил брюзгливо —тафеев. - ј € ему кресло, под руки-то держать? - огрызнулс€ √арасим и еще сильнее поддернул ≈гора за волосы. “емна€ сила, которой светилс€ √арасим в ту минуту, была столь велика, что никто не посмел остановить его, а Ѕрыкинское лицо продолжало висеть в воздухе, как бела€ страница, на ко- торой уже написан был приговор барсуков. - Ќу, что ж, начнем теперь, - вздохнул ∆ибанда и помолчал, почесыва€ ногтем выбритый подбородок. - “ы, Ѕрыкин, слышишь мен€? - он озабоченно гл€дел на шевеленье Ѕрыкинских губ. ќп€ть помолчав, он вдруг приблизил свое лицо к Ѕрыкинскому и почти прокричал в упор: - комиссара ѕоловинки- на кто отв€зал... ну? Ћицо Ѕрыкина постепенно оживл€лось, точно спрыснули его живой водой; тень рум€нца затемнила место над правой бровью и левое, странно заост- рившеес€, ухо. - "  свету, к свету его поверни..." заворчали барсуки, а ћишка внимательно наблюдал оживленье Ѕрыкина по движень€м его губ. - ћарфушка босонога! - неожиданно громко прокричал ≈гор, выпр€милс€, открыл глаза, но снова закрыл их, ослепленный печным огнем. ∆изнь, то- роплива€ и суетлива€, радостными струйками забегала в несогласных еще между собою мускулах его лица. Ѕрыкин крикнул, и барсуки засме€лись нео-
в начало наверх
жиданности. - ћарфушка! - еще раз крикнул Ѕрыкин и вырвал голову из √а- расимовой руки. - я ее в кустах подслушивал... в клоки хотел стерву изорвать! ќна ему, товарищи: женись, говорит, на мне, разв€жу тогда... - √лаза Ѕрыкинские блестели, он захлебывалс€ своими, стремительными, сло- вами и радовалс€ тем, которые еще предсто€ло сказать: каждое слово удли- н€ло срок его существовани€ среди живых. ќн как бы вырывал каждое слово от себ€ самого, ценою себ€ самого покупа€ клочок жизни. ўедрость его бы- ла беспредельна... - ќн и говорит ей: разв€жи, тогда женюсь! ј она: на- питы, говорит, запитотьку... - Ѕрыкин, подража€ ћарфушке, даже и лицом передал выражение ћарфушкина лица. - ј он говорит: так ведь у мен€ ру- ки-то св€заны, как же € напишу?.. ты разв€жи сперва, € потом напишу. ј она: нет, тперва напиты! ”ж €, батюшки мои, хохотал, вот хохотал... шта- ны стали мокры! - и, весь передернувшись как в судороге, Ѕрыкин с видом какого-то безумного вдохновень€ смотрел на барсуков, но никто не гл€дел на него. - Ћадно... - оборвал его ∆ибанда тоном, зачеркивающим всю искренность ≈горова показань€. » оп€ть качнулс€ Ѕрыкин на своем чурбаке, и оп€ть шепнул ∆ибанда √арасиму: попридержи, чтоб не съехал. - Ќу, а потом ћар- фушка сказала ему: ты голый... и убежала. “ак? - спросил ∆ибанда, щур€сь и крут€ усы. - “ак... - пошевелились Ѕрыкинские губы. - ј потом ты вышел и отв€зал комиссара, - жестко вычитывал ∆ибанда. -  ак же ты его отпустил? ведь он же жену твою вз€л! - ѕолжизни у мене утащил! - жалобно прокричал Ѕрыкин. - » как же, без уговору ты его отпускал? - осудительно качнул головой ∆ибанда, дотрогива€сь пальцем до Ѕрыкинского лба. Ѕрыкинский взор отра- зил испуг, сжатые губы - нехотение говорить. ¬ зимницу входили новые, становились в круг же. “ишина не нарушалась, но когда Ќаст€ пробиралась сквозь плотное кольцо барсуков, побежали шо- потки, а “ешка, ёдин прихвостень, вздохнул громко и насмешливо, толка€ ≈вграфа ѕодпр€това в бок: - Ёх, леденистенька€... куснуть ба! ѕодпр€тов не ответил. - «начит, товарищи, вы€снено... - голосом покрыл всех ћишка: - ... Ѕрыкин отпустил комиссара по уговору. „то-де, вот, отпускаю € теб€, а когда барсуков крошить станут, так ты мен€ выпустишь.  ак, вина доста- точна€, товарищи?.. - ƒостаточна€... хватит! - „его его мучить зр€?.. - ∆рать хотца. - “акие раздались возгласы отовсюду. - ѕогодите, погодите... зеленые атаманы! - с неуловимой дерзостью ос- тановил их ёда и протискалс€ вперед. ќбщее внимание приковалось теперь к нему, а он гл€дел на ћишку, взгл€дом требу€ согласи€ на что-то. ћишка, весь багровый от негодовани€, чесал себе правую щеку, а левую руку, сжа- тую в кулак, держал вдоль тела. ёда выжидал, а Ѕрыкин оп€ть стал осе- дать, точно окончательно сломалс€ тот стержень, на котором держалось его человеческое достоинство. √арасим переменил руку и оп€ть поддернул Ѕры- кина вверх. - —коро, что ль, вс€ рука затекла, - недовольно сказал он. - —час, счас... я вот жду, - сказал ёда тихо. - ћиша! - прибавил он еще тише, - € жду! - » все видели, как ћишка отрицательно покачал голо- вой. »з печки вывалилась гор€ща€ ветка и чадно горела на железном листе, набитом перед печкой. - ќ чем это ты, ёда? - спросила Ќаст€, и голос ее дрогнул. ќна вызы- вающе смотрела на ёду, но ёда не ответил и сто€л, игра€ серебр€ным под- веском по€ска и гл€д€ в стену грустными глазами, точно спрашивал совета у стены. ј уже был брошен последний камень осуждень€ в Ѕрыкина. ¬се, лежавшее втуне на пам€ти у барсуков, дружно обнажило свои смыслы, остри€ми нап- равленные в ≈горово им€. ¬спомнилось, как пропадал он дн€ми в долгих от- лучках, а потом хвастливо угощал папиросками соседей по земл€нке.  ак однажды, зайца прин€в за человека, убежал в лес, и разговаривал с зай- цем... » сам ∆ибанда только тут сообразил о проскользнувшем мимо него Ѕрыкинском лице в незабываемую ночь похода на √усаков. - —ам ≈гор уже не слышал ни отдельных возгласов барсуков, ни точных и упорных вопросов ёды, которыми тот предвар€л свой последний удар. –асслабленное сознанье Ѕрыкина окутывалось дремой. ќн открыл глаза и увидел тихие, м€гко мер- цавшие из-под ресниц глаза ёды. Ќо они жгли его и побуждали к действию. - Ѕратишки... - задыха€сь и всхлипыва€, вскочил с обрубка своего Ѕры- кин с открытым ртом. ќн делал руками движень€, точно играл в жмурки, точно не видел уже ничего вокруг себ€ и ловил наугад. - Ѕратишки... ј ведь ѕетьку-те √рохотова это € убил!! Ќе он, не он, а € ...€! - и всем телом выт€нулс€ в жест, указующий в молчащего —емена. - Ќе он...  ак € уехал в лес, топор забыл. я и воротилс€ задворками, мен€ никто не ви- дал... ј лошадь в Ѕабашихином оставалась. ƒома вз€л топор, побежал рожью назад, к Ѕабашихину-т... ј как бежал рожью-те, тут и увидел во ржи: му- жик на јннушке... я и махнул тут топором-те... да все рожью, рожью, в лес! –ожь-те присм€та была... черна€ тужурка на ем... со ржи пыль нес- ла... я-то думал, что ѕоловинкин попал, а не ѕоловинкин!.. на топорище-т и осталась кровь... - он кричал все пронзительней, мечась по зимнице, и барсуки расступались, уступа€ Ѕрыкину место дл€ последней суетни. - Ќе он!.. ќграбил ты мен€, —емен —авельич!.. ¬се ты у мен€ вз€л, все... от- дай, отдай мне! - рыдал ≈гор, цепл€€сь и руками и зубами за —емена. Ѕыло нехорошо смотреть на него в ту минуту, как и на —емена, отпихивавшего Ѕрыкина и коленами и кулаками. Ѕарсуки из чувства стыда за —емена молчали и никто не бросил в —емена на этот раз осудительного слова. Ќекоторые из барсуков отвернулись даже, только ёда, сто€ близко, не сводил глаз с ползавшего Ѕрыкина, точно под- бира€ минуту, когда остановить этот невозможный дл€ слуха и зрени€ ≈го- ров исход. - —ен€, молчи... ничего! не упади... не упади только... - жарко шеп- тала Ќаст€, уже не скрыва€сь от барсуков. - “вердо стой. Ѕей, делай что хочешь... не стой так, ну! » —емен высто€л. - Ќу, летуча€, как же про него порешим? - спросил он, с лицом почти спокойным. - „его ж его мытарить! - недовольно сказал ‘едор „игунов, гл€д€ на ноги —емену. - Ќехорошо даже. - ƒаже есть расхотелось! - удивленно вздохнул ѕетька јд, весь в поту. - —ам себ€ человек губит... и никто его не губит, а сам доходит до всего, - поворчал —тафеев. - –аспор€дись, ћиша! - заключил —емен и пошел вон из зимницы. Ќаст€ пошла за ним. - ƒело поправимое... - намекающе шепнул ёда ему, проход€щему мимо. - ќ чем это он гнусит?.. - замедлил шаг —емен, медленно повертыва€ к нему лицо. - »ди, иди... € потом скажу тебе, иди! - просительно шептала Ќаст€. - я приду скоро, ступай! ...“ешка и ‘едор „игунов подхватили под руки ослабевшего от крика Ѕрыкина и повлекли вон из зимницы. Ќа снежных ступеньках лестницы, сво- дившей в зимницу, растолкал барсуков ѕетька јд. - “оварички, а товарички... ƒозвольте ему, а? покурить, а? - торопли- во забормотал он, готовый к тому, что его осмеют, удар€т, прогон€т. - ≈гор, а ≈гор... - почти умол€юще залепетал он, тр€с€ Ѕрыкина за плечо. - Ќа, закури! Ќа, завтра уж не закуришь, на!.. ќн старательно натр€с из кармана две щепотки махорки, все свое табач- ное богатство. - Ѕумага у мен€ есть, счас дам... - сказал ёда и хлопнул ѕетьку по спине. - ¬от др€нь... ј утром € просил, так не дал! Ѕарсуки теснились кругом, тайком друг от друга наблюда€, как, присев на мокрый, растоптанный снег, старалс€ ≈гор завернуть бумажку. - ƒай уж € тебе сверну... - выступил ƒмитрий Ѕарыков. - »шь, руки-те у теб€!.. ќн ловко сделал самокрутку и вставил ее Ѕрыкину в рот. Ћука Ѕегунов поднес огн€. ≈гор курил порывисто, дав€сь дымом, глотал жадно, точно вместе с дымом хотел заглотнуть как можно больше и сумеречного этого не- ба, и снега на деревь€х, и самых деревьев. «аметно было, что притор- но-едкий дым махорки был ему отрадней и нужней холодного широко-снежного воздуха. “ак, в молчаньи, прошла минута. - Ќу, хватит с теб€, - твердо и значительно сказал ёда и уверенным щелчком выбил тлеющий табак из ≈горовой самокрутки... XVIII. ” Ќасти в плену. ...огонек упал в снег и затух. ѕо скользким тропкам, еле приметным в сумерках, Ќаст€ побежала отыс- кивать —емена. —то€ла оттепель, снег стал в€зок, и даже на утоптанной дорожке проваливалс€ след. „удилась капель, - таким звуком был напитан воздух. ќна нашла —емена на том пне, куда, она знала, ходил —емен в минуты участившихс€ упадков. „утьем догадавшись, что он тут, она подходила ос- торожно, точно бо€лась спугнуть свою добычу шорохом задержанного ды- хань€. ѕо звуку ей показалось даже, что —емен плачет, но это было невер- но: обманчивы сумеречные шелесты леса. Ќаст€, выт€нув шею, старалась рассмотреть его и сломала сучок, на который поставила колено. - Ёто ты? - спросил, не оборачива€сь, —емен. - ƒа. » почти одновременно с этим он ощутил властное и спокойное прикосно- венье холодной Ќастиной руки. - “ы - не надо. ¬се равно уж теперь. Ќу, о чем ты? - и продолжала гладить его по щеке, любовно и утишающе. - ѕроиграли мы, Ќаст€, - неуверенно сказал он и не гнал ласкающую ру- ку. - –асползлись... ѕодкрепленье обмануло. - –ано еще. ¬от весна придет, по весне и разольемс€. ¬ Ѕедр€ге, гово- р€т, оп€ть замутилось... - выдумала Ќаст€ наугад. - Ќе в том, не в том, - раздражилс€ —емен и вдруг, откинув Ќастину руку с лица, встал: - ну, что ж, пойдем куда-нибудь! - предложил он с грубой пон€тностью. - Ќу да, конечно, - заволновалась Ќаст€ и уже влекла его за руку ку- да-то вдоль опушки, по рыхлому, глубокому снегу, а сама гнала от себ€ неотв€зчивую и горькую догадку о —емене. ¬друг она обернулась и загл€ну- ла ему в глаза: - о чем ты думал сейчас, скажи? - Ќе скажу, - и —емен, вз€в за сучок, отр€с от снега можжевел, сто€в- ший возле них. - ѕалка хороша€ выйдет! - вслух подумал он про можжевел и прибавил Ќасте: - не о тебе только... - “ы о ћишке думал, € знаю. ƒумаешь, уйдет? Ќет, - сказала она уве- ренно. ¬ небе выкатывались звезды, подмораживало. - ћишка весь мой... “ы лучше за мен€ держись - она, кажетс€, сме€лась. - ¬от в ёде теперь все дело, он мутит. ј ёду убить можно... - они оп€ть шли, а Ќаст€ раздумчиво обсуждала выходы, которые оставались. “ак они дошли до сторожевой земл€нки. ”же стемнело. ¬ысокий сугроб лежал поверх земл€нки, и дверь ее, казалось, вела куда-то в снег. —емен сто€л в нерешительности, будто не понимал, зачем на бесцельном их пути встретилась теперь земл€нка. “ут сухой выстрел раскатилс€ по верхушкам леса и следом за ним - второй. —емен не слышал Ќасти, звавшей его из растворенной уже двери. - ... тут одной ступеньки нет, не поскользнись! Ќу, скорей же... - она запирала дверь на засов. - “еперь ты в гост€х у мен€... в плену! “е- бе ничего, что жарко у мен€? я люблю жарко, с детства привыкла... - она сама обжигающе сме€лась, а —емен впервые видел ее такою. ќн сто€л у печки и недоверчиво, исподлобь€, наблюдал Ќастю, суетившу- юс€ по земл€нке. ‘итиль коптилки, лениво колыша плам€, с шипеньем обли- зывал черепок, где уже не оставалось ничего горючего. - ¬от... от обеда осталось. “ы не хочешь есть? ≈шь, € разогрею. Ќет? ну, тогда кури. ¬от у мен€ есть, ћишка подарил. - ќна положила на кро- хотный свой стол папиросы горстью и села против —емена, вс€ звен€ сме- хом. - ј ты думал, убежишь от мен€? ќт мен€ нельз€ убежать. “ы туда не гл€ди, - она досадливо кивнула на дверь. - “ы на мен€ гл€ди! ¬едь ты знаешь, € все равно подстерегла бы теб€... не на Ѕрыкине, так... - Ѕрыкин мен€ в ћоскву вез, - вспомнил —емен и барабанил пальцами в лавку, на которой сидел. -  ак его подхлестнуло-то! - Ѕрыкин? что Ѕрыкин! Ѕрыкин - ничто. » ћишка ничто... - она села на ту же лавку, где сидел —емен. - “ы ведь, если захочешь, ты их вот так, вот так... - она хрустела пальцами и жгла дыханьем серое, большое —еме- ново ухо. - “ы, да вот ёда еще... Ќо ёду можно убить, € уж говорила те- бе. “ы замани его в лес, вот хоть бы в »саеву сечу... »ли, еще лучше, в ћатвейкин —осн€к, а там один на один! ’очешь, € ћишке велю? ¬едь они в одной земл€нке живут, проще и не придумать... - она о чем-то напр€женно думала. - Ќет, ты лучше сам убей! “ы знаешь, ведь это ужасно просто... за водой сходить и то труднее! я, когда стирала тебе, воду с кухни кра-
в начало наверх
ла. я только тогда догадалась, как это просто делаетс€... јх, да-а! - неожиданно-резко засме€лась Ќаст€, и презрительно толкнула —емена в пле- чо. - ¬едь ты... Ќо послушай, отчего ты сам не убил этого, ѕетьку?.. » ведь он прав, пожалуй, ведь ты ограбил его, Ѕрыкина! ¬едь он только и сделал за весь свой срок... Ќичего, ты не хмурьс€! “ы мне даже ближе те- перь, потому что € знаю про теб€. “ы непон€тный, а € понимаю! Ќу-ну, не сердись... - она сделала движенье поцеловать его, но —емен откинулс€, как в испуге, и поцелуй пришелс€ в бороду. - ќбстриги! - обиженно броси- ла она и почти готова была заплакать. ≈е взор упал на папиросы, она вз€- ла одну, закурила и тотчас же бросила, недокуренную. -  акие горькие! - сказала она, кашл€€ с дымом. - —тучат, кажетс€... - прислушалс€ —емен. - —тучат?.. - прислушалась и Ќаст€ и подбежала к двери. -  то? ћишка? «десь у мен€ —емен. “ы слышишь? ”ходи, здесь у мен€ —емен. я не хочу больше с тобой. Ѕеги, ну! - кричала она через дверь. Ѕольше не слышалось ни звука из-за двери. - ”шел, - сказала Ќаст€, сто€ у двери. «а приспущенными ресницами теплилось черное плам€ ее глаз. - «ачем ты так? - поморщилс€ —емен и закрыл лицо руками. - Ќе смеет входить, когда ты здесь, - убежденно произнесла Ќаст€. - ¬се равно теперь! - прибавила она через минуту, сад€сь р€дом. —емен гл€дел в ее лицо и впервые видел малую впадинку кори на ее ще- ке. ¬спомнилась родинка  ати, - та была выпукла€. —емену хотелось еще рассмотреть Ќастину конопатинку, но в ту минуту фитиль отча€нно мигнул и потух. - ¬сегда это он у теб€ так тухнет? во-врем€... - засме€лс€ —емен, а голос его был груб и гор€ч. “еперь ему уже почти безразлично стало все, чем грозила близка€ весна. ... Ётот выстрел был как бы последним словом, которым мир оценил ≈го- ра Ѕрыкина. ѕохоже, будто бросили ≈гора со всего разбега в глубокие воды людского забвень€: колыхнулись темные и затихли. ќдно лишь осталось в напоминанье. ѕетька јд, гонимый по пут€м жизни добротою большого сердца и суеверием малого ума, вырубил топором три дес€тиконечных креста в раз- латых ел€х, возле места ≈горовой гибели. “ри, дес€тиконечных - потому, что забыл уже ѕетька веру отцов и знал одно: чем больше у креста концов, тем истовей крест, и чем больше самых крестов, тем действительней на вс€кую беду. ‘евральские морозцы хвастливы. ƒревесина трех елей, обна- женна€ крестами, проиндевала, и, когда сумерки, мерцали кресты робкой инейной белизной. “от же выстрел по Ѕрыкину отметил в мокрых скучных дн€х начало новой Ќастиной св€зи. Ѕыла она подобна последней вспышке бурного огн€ на дого- рающем пожаре. »мелась кака€-то смутна€ последовательность в том: ког- да-то в юности - робка€ лампадка в снегу, потому, в снегу же, холодное горенье папороти, и вот огонь в снегу. —емен, потер€нный и скольз€щий, целиком отдавалс€ на Ќастину любовь. Ќочи дл€ них стали коротки и недос- таточны дл€ неистовств задержанной любви. ј тут еще немножко подвалило снега, - ими-то и обновилась белизна равнин, тронута€ кое-где протал€ми. –ассто€ни€ оп€ть удлинились, и мни- лись √усаки в столь дальней стороне, куда не доскакать в неделю даже и на √арасимовых кон€х. “уда теперь уходили —емен и Ќаст€ в сопровожденьи отр€да, там и вели свои любовные шалости, по храбрости граничившие с бе- зумством. ќ ћишке, безвыходно сидевшем в земл€нках, вспоминали с чувством смущенной жалости. - — того вечера, как допрашивал Ѕрыкина, за- дичал ћишка, стал бросатьс€ в несуразицы, которыми отгораживалс€ от тос- ки. —перва хор песельников завел из лежебоков, какие поленивее, - пели во всю глотку, во весь мокроснежный лес, но через неделю надоело: леса доверху не накричишь. ѕотом собрал артель, - стол€рили столы с господс- кими капризами, один затейней другого: бесилась остановленна€ в разбеге сила. ѕотом стал ћишка в одиночку гореть: целые ночи усердничал отломком сапожного ножа над непослушным дубовым поленом. ѕлохо слушалось дерево, а резал ћишка в посмешище тоски своей розан неестественной величины. » все же, едва вечер, шло само собой его воображенье по заветной тропочке, между можжевеловых кустов, в пустую земл€нку Ќасти. ќднажды, оп€ть пробуждалась весна, домой вернулс€ ёда поздней ночью: - ¬се кромсаешь? »шь, даже и рукава засучил! - пошутил он, сад€сь возле, с недоверием гл€д€ на ћишкино изделие. ћишка не откликалс€ и мол- ча закурил предложенную махорку. - —емь пудов м€са раздобыл, да еще свинку одну реквизировал! - сообщил ёда. » оп€ть ∆ибанда не ответил, то- чил нож на камне, пыхал дымком. - ћиша! - заговорил проникновенным голо- сом ёда, - слушай мен€ хорошо, ћиша. Ёто ведь € тебе тогда, шапку прост- релил. я нарочно так и стрел€л, чтоб не убить. я человек такой, что оби- ду до конца помню, не могу простить, забыть у мен€ сил не хватает, € и хотел напомнить тебе! ј € открытый человек, € и говорю тебе: мен€ бойс€, ћиша! Ќаши дорожки узкие, муравейные. » очень € теб€ люблю, а укарау- лю... –азобидел ты мен€, ћиша, до слез разобидел! - „ем же это? - щур€сь от дыма, ползшего из самокрутки, спросил ∆и- банда и посме€лс€. - Ѕабу ты свою проворонил, а другу своему, который как брат к тебе, попользоватьс€ не дал. ќчень плохо! ”ж у этого ты теперь не вырвешь, тю-тю. я бы и сам мог, без спросу, да без спросу не хочетс€... ¬се и де- ло-то в том, чтоб твое дозволенье иметь. Ёх, ћиша... ∆ибанда гл€дел на ёду, так стиснув нож в руке, что досин€ напр€глась кака€-то жила вплоть до самого локт€. - ¬от и теперь обижаешь, - спокойно сказал ёда и покачал головой на нож. - ј ударить ты мен€ все равно не ударишь... нельз€ брата пр€мо с лица бить! ’уже потом дл€ теб€ же будет, потому что ты человек совестли- вый, € знаю. - ”йди ты, ёда, куда-нибудь... хоть на минутку уйди, - с волненьем попросил ∆ибанда, крив€ лицо, точно глотал горькое и противное. - Ќе могу уйти, поколь все не выскажу. Ѕаба тво€, пр€мо скажу, пуст€- кова€. “олько кажетс€, будто есть что-то в ней. ћы таких по прошлому го- ду... ј теперь-то €, может и не стал бы, если ты хочешь знать!  онечно, как бы лампадочка в ней, затушить лестно... Ё, да что там! - ƒа уйдешь ли ты, чортово дупло!? - завопил ћишка, вскакива€. ёда все сто€л, гл€дел на дубовый розан, обдергивал по€сок. - ”йду, да... - грустно сказал он. - ѕойду, начальнику твоему скажу, новости передам. Ќа станцию € вчерась заходил. ћы-то вот и не знаем еще, а там уж все... Ѕроненованного поезда ждут завтра.  омиссаром смерти, вишь, его кличут! - и ёда тихо рассме€лс€ такому небывалому слову. - Ќу, а ты чего? “ы не горюй, ћиша. Ќе вечно ж нам тут сидеть! ƒа-кось, € тебе махорочки отсыплю... вот в эту хоть посудинку! - и он горст€ми стал на- сыпать махорку в резной тот цветок, над которым четыре ночи протосковал ћишка. XIX. јнтон. Ѕрыкин был щелью, сквозь которую вытекали извести€ о барсуках в уезд. Ќо щель заткнули, и даже слухи смолкли. Ўло врем€, набухали почки на де- ревь€х, шумела теплынь в телеграфных столбах, почти обсушились дороги. “ут удар: барсуки скувыркнули с насыпи поезд, шедший с продовольствием в уезд. Ќе прошло дн€, новое: барсуки пь€нствуют под самым городом, в быв- шем монастыре. ≈ще через день оп€ть: барсуки, числом шестьдес€т человек, с песн€ми прошли по главной улице уезда и скрылись в неизвестности. “еперь уже ежедневно, даже вошло в привычку, рассылал Ѕрозин тревож- ные, призывающие жалобы. Ќе было уже в них никаких словесных украшений, а один сполошный вопль тонущего в бурных водах половодь€. ѕоэтому в гу- бернии вн€ли наконец Ѕрозинским призывам. »з губернии был послан товарищ дл€ обследовани€. Ётот налетел как бур€, дал Ѕрозину нагон€й за несооб- разительность, даже пригрозил сместить. ѕосле того товарищ отправилс€ на мотоциклетке в √усаки, дабы на месте вникнуть в корень всего дела. ќдна- ко до √усаков он не доехал, расследовани€ не произвел. Ѕарсуки, осведом- ленные теперь обо всем, прот€нули через дорогу проволоку, скрученную вп€теро, как раз на уровне шеи. - ћотоциклет, прокат€ после того еще несколько сажен, зав€з в ольховнике, пуга€ необычным треском вечерних воробьев, безм€тежным чириканьем встречавших весну. ¬есть о гибели товарища была последней, которую прошумели телеграфные провода. Ќа другой день провода оказались перерезанными. Ёто всколыхнуло губернию. «а подпис€ми более действительными, чем незначительное им€ Ѕрозина, было послано сообщение в центр. » не прошло дн€, как уже, мину€ станции и полустанки, грем€ сталью на стрелках, несс€ поезд туда, где ма€чило угрозой бунтовское им€ —емена Ѕарсука. ѕоезд прокатил мимо остатков разбитого эшелона, лежавших под насыпью, в гр€зно-талом снегу, и остановилс€ на станции, с которой когда-то ехал женихатьс€ в ¬оры Ѕрыкин. Ќа станции еще с утра ждали прибыти€ каротр€да сам Ѕрозин и председатель уездного исполкома. »м€ приезжающего товарища было уже св€зано в их представлени€х с пон€тием о спокойной воле и твер- дой неустрашимости, - то, чего как раз не доставало Ѕрозину. «нали јнто- на как и неоднократного укротител€ многоразличных бурлений, ждали не без некоторого смущенного волнени€. ...«акатывалось солнце. ≈го косые, ленивые лучи равномерно ложились и на вылезший из-под снега песок насыпи, и на дальний бурый лес, и на об- лезлые стены станционных строений, - сообща€ всему тому блекло-оранжевый отлив. Ѕлестело оранжевое же в рельсах, убегавших, в холодную весеннюю тишину, блестело в четких паровозных част€х, шип€щих, дым€щихс€, истека- ющих смазкой. ѕоезд был не бронированный, ёда солгал, но паровоз был хо- роший, чудом уцелевший от паровозной чумы. ѕ€тнадцать новехоньких теплу- шек и один пассажирский вагон не составл€ли дл€ него какой-либо обузы. Ѕрозин сто€л на открытой платформе вместе с предисполкомом, рассе€нно наблюдавшим, как из теплушек выскакивали јнтоновы люди, и гл€дел на неб- ритую, впалую, с обвисшим усом, щеку предисполкома, также окрашенную светом опускающегос€ солнца. ќгромный простор лежал вокруг, и весь он трепетал, казалось, животворным весенним вольным духом. - Ѕрозину стало прохладно в кожаной тужурке. - —ергей —еменыч... - позвал он предисполкома, - зайдем, что ли, в вагон к нему... знакомитьс€, а? - “ак ведь он выйдет сейчас... стоит ли? - неопределенно переспросил предисполком, пощипыва€ редкие волоски своей бородки. - ќн повернул к Ѕрозину скулатое мужицкое лицо, осветившеес€ оранжевым, - защурились ма- ленькие и грустные его глаза. - „то тебе в нем? ÷ентровик как центровик и ничего боле!.. - Ќу, так что ж! - попетушилс€ Ѕрозин и попросил папироску, но папи- рос у предисполкома не было. - ј большого, знаете, размаха человек. ¬ губкоме его очень хвалили, - пыхнул воображаемым дымком. - ¬ —амаре в неделю справилс€! - видно было, что он гордитс€ приехавшим јнтоном. - ѕоболтаем там с ним, а? - кивнул он предисполкому, но тот все гл€дел, не морга€ на мутневший диск солнца, покидавшего на ночь его уезд. - ј ну и пойдем пожалуй, - нехот€ согласилс€ он, затопорщив брови и отрыва€сь от солнца. ќн еще шире распахнул свой полушубок. - ∆арко ста- новитс€, - сказал он. - ѕойдем, пойдем... € не отказываюсь, - уже охот- ней предложил он и пошел. Ћюди галдели и топтались на защебененной платформе. ќдин какой-то, рослый и в шапке-кубанке с красным верхом, дружелюбно м€л другого, латы- ша, крупного, невозмутимого, сто€вшего как гора супеси, - обхватывал за плечи, за шею, силилс€ пригнуть к земле. ќстальные сто€ли кругом, задо- рили, шутливо советовали гнуть ниже, обхватывать плотнее. ¬ стороне нес- колько хоз€йственных - щепой и мокрой соломой разводили огонь под чайни- ком, висевшим на штыке; штык был вбит в дерево, уже облепленное молодой листвой. ’оз€йственники внимательно проводили глазами предисполкомова спутника, побежавшего вперед. - ћашинка-то уж больно мала у вас, скудна... - сказал предисполком, кива€ на чайник. - Ќе хватит на всех-то! - Ќам эта машинка три похода выслужила.  олчака с нею били, - сказал один, гл€д€ себе за пазуху, за отт€нутую гимнастерку. ќн подн€л глаза на остановившегос€ возле него предисполкома, и оба засме€лись: маленький сидел на доске, оторванной неизвестно откуда. - ќна ненужна там, вал€лась... - оправдалс€ маленький, плотнее усажи- ва€сь на доску, о которой намекал. - Ѕез дела торчала... - “о-то, без дела! - сказал предисполком и пошел дальше. ... ќни поднимались на площадку пассажирского вагона, их остановил часовой, потребовавший документы. Ѕрозинские щеки зарум€нились, и пока, целых три минуты, искал в карманах какой-нибудь бумаги, ощущал особенно €рко, что он совсем не страшный, а даже маленький во всем том урагане, который приходит внезапь и глубоко разрыхл€ет слежавшиес€, обесплодивши- ес€ слои. ѕервым проход€ в вагон, он вдруг сгорбилс€ и огл€нулс€ на пре- дисполкома; тот уже застегнул на все крючки свой нагольный полушубок. „то-то пон€в, Ѕрозин хотел сделать то же самое, но запуталс€ в пугови- цах, застегнул как-то вкось, оп€ть расстегнул, смутилс€ и тут увидел јн- тона. ѕерегородки в вагоне были убраны. Ѕыло пусто и просторно. ќранжевые блики на стене, падавшие в окно, служили ныне единственным украшением неприютного јнтонова жилища. ” задней стены низка€ дощата€ койка на по-
в начало наверх
лень€х была постлана серым оде€лом, с каемкой. ƒва окна забиты досками, одно сверх того завешено полосатой матрасной тканью, по четвертому звез- дами разбегались трещины, име€ центром дырки от пуль, - все говорило о долгих и опасных мытарствах, вынесенных вагоном в пут€х товарища јнтона. —то€л еще стол возле койки, на нем лежала бумага, и, почему-то, горела свечка - плам€ ее, еле приметное в солнечном блике, качалось. Ќи книг, ни хлеба, ни оружи€ не лежало больше на столе: даже газеты отсутствова- ли. —ам јнтон, оранжевый от солнца, несмотр€ на зеленую гимнастерку, не- подвижно сто€л возле п€того по счету, пыльного и немытого окна и, не морга€, кажетс€ - исподлобь€, гл€дел на расстилавшиес€ вокруг станции дымчатые, оранжево-голубые пространства. - Ќа виды наши любуетесь?.. - улыбчато сказал Ѕрозин, ощутив прилив бодрости, потому, что справилс€ наконец с пуговицами прежде, чем увидел его јнтон. - «дравствуйте, товарищи, - не сразу произнес јнтон и сделал шаг к вошедшим, а Ѕрозин сразу заметил, что приезжий хром. - ¬от... погретьс€ зашли! «амерзли как два цуцика... - улыба€сь, ска- зал Ѕрозин и тотчас же упрекнул себ€ за некую неискренность тона. - ’о- лодно у нас тут! ¬есна наша не особенна€... - и искал папирос на јнтоно- вом столе, но папирос там не было. - „его-нибудь курительного нету у вас?.. - заикнулс€ он, стрем€сь придать себе простоту и общительность в глазах јнтона, но курить ему уже не хотелось. - Ёто ты и есть здешний председатель? - не без любопытства спросил јнтон, охватыва€ Ѕрозина коротким взгл€дом. - Ќет, не €... Ёто вот он! - испугалс€ чего-то Ѕрозин и обернулс€ к предисполкому. “от сто€л в тени, гл€д€ на горевшую без смысла свечу. - Ќу, здравствуй, - сказал јнтон, подход€ к предисполкому. “от подн€л глаза и в них сто€л вопрос. - „то это вы тут бедокурите?.. - ћужики! - вздохнул предисполком и переступил с ноги на ногу. - ћужики, чего вы хотите! - повторил сбоку Ѕрозин. - ¬ хвосте револю- ций, товарищ! ¬озьмите вот хот€ бы французскую... Ќапример, ¬анде€! - “ы что ж, в газете местной работаешь? ѕишешь, что ли? - прервал уже без вс€кого любопытства јнтон, гл€д€ в пуговицу Ѕрозинской куртки. - —татейки иногда... работы много! - заторопилс€ Ѕрозин и ждал, что јнтон спросит его о месте службы, но јнтон не спросил. - Ѕудь добр, пойди, позови сюда начальника станции, - не мен€€ тона, попросил јнтон, все гл€д€ в несчастную пуговицу. - Ќайди и приведи... - „асовому сказать?.. - поправил вопросом Ѕрозин. -  ак же часовому? „асовой, значит ему на часах и сто€ть. “ы сам сбе- гай! - убедительно проговорил јнтон и отвернулс€ к предисполкому. - —а- дись вот тут, поговорим давай... - јнтон указал на койку по которой раз- леглись теперь р€бые оранжевые полосы -  ури, если, хочешь, - сам-то € не мастак по курительному делу. “ак, на вс€кий случай, имею... - и дос- тал из корзиночки, сто€вшей под койкой, уже распечатанную пачку папирос. - Ёто теб€ —ергеем зовут? Ќу-к, вот тебе Ќикита клан€тьс€ наказывал, он теперь там у нас по военному делу орудует... ѕомнить велел!.. —ам-то из мужиков, что ли? - ƒа, € здешний. ƒа ведь и Ѕрозин здешний... вы напрасно на него да- веча напустились. ¬ нем маштаба, конечно, нет, мужиков оп€ть-же не зна- ет! а так, вообще, он хлопотливый, преданный, ничего... - конфуз€сь, го- ворил предисполком. - я-то на крахмально-терочном тут работал... - Ќа крахмальном... - јнтон помолчал. - ѕатоку-то ведь там же выделы- вают? я вот кстати, - начал он, усажива€сь плотней и разглажива€ обшлаг гимнастерки, - давно интересовалс€...  артофель после варки... что там с ним делают? ћнут, что ль, его как? - ƒа его и не вар€т совсем... - полусмущенно улыбнулс€ предисполком, стр€хива€ на пол пепел с папироски. ќн недоверчиво загл€нул в лицо јнто- на, но там не было и тени какого-либо заигрывань€. - “акое корыто, как бы винт посреди... он картошку моет и проганивает. ј потом в валеру! “ам... - ј валера это что?.. - слушал јнтон. - ¬алера-т? Ќу, чан такой, аршин шесть впоперек, - и оп€ть усмехнулс€ предисполком, и оп€ть машинально стр€хнул табачный нагар. - ј потом ва- кум-аппарат... туда, конечно, серна€ кислота прибавл€етс€... - ƒл€ чего? -  ак дл€ чего? - простодушно удивилс€ вопросу предисполком. - ƒл€ производства!.. - ј, - сказал јнтон и как будто тоже усмехнулс€. - Ќу, серна€ кисло- та... - ƒа вот, серна€ кислота... ” мен€ вот до сих пор ожог от нее. Ѕрыз- нуло как-то, чорт ее знает... - » у мен€ вот тоже ожоги были на руках... только у мен€ не от сер- ной! - вскользь заметил јнтон. - “ак ведь это часто у нас чего-нибудь выходит! ” мен€ вот братен€ в этой самой валере замотало. ќн полез чистить валеру-те, а там весла та- кие, картошку с водой мешают. ћастер спь€на пустил машину, ну братен€ и начало хлестать!  ак чиркнуло по ногам, он так и перкувырнулс€... ≈го по голове тогда... ќн оп€ть первернулс€, и оп€ть его по голове. ќбрубок за- место парн€ вытащили! - предисполкому становилось говорить гораздо лег- че, чем в начале. ќн удивилс€ и оп€ть загл€нул јнтону в лицо. “от был широк в плечах, и всего его, угловатого, плотно охватывало зеленое сукно. —олнце падало на коленку ему, она была широка, со впади- ной; чашка была ниже и сильно выдавалась вперед. Ћицо јнтоново было се- ро, точно всю жизнь в сумерках прожил. - ћного вас там работало? - спросил јнтон, и, хоть был строг его воп- рос, не было от него холодно. - ƒа нет... около сотни что-нибудь. ƒа нет... и сотни не выйдет! Ќа крахмальных ведь только по осени и работа, когда картошка. ƒа и как ска- зать, мужики ведь работают. ¬от нас оттуда только трое и вышло!.. - Ќо ведь и другие заводы есть? - спросил јнтон. -  ак же! - дернулс€ вперед предисполком. - ѕеньковых есть два, льнопр€дилка еще... ћаслобоек вот четыре цельных! - Ћесопильный еще... - спокойно вставил јнтон, снима€ пылинку с гос- тева колена. - Ёто какой лесопильный? - удивилс€ предисполком. - ƒа ≈горовский-то! - ј! да ведь сгорел ≈горовский-те!.. в позапрошлом году сгорел, - и виновато поиграл пальцами. - ј вы что, бывали у нас раньше? - ѕриходилось, - неопределенно отвечал јнтон и отошел к окну. - “ы мен€ зови на ты, € не люблю... - прибавил он уже от окна. ¬ечер уходил. ќранжевые полосы лениво ползли по вагону. ¬ соседней теплушке пели, - в припевы, плам€ на столе начинало дрожать: песн€ была громка€, задорна€. - “ам что... —уски€ виднеетс€? - спросил вдруг јнтон, показыва€ на белую, в меркнущих потоках солнца, церковь. - Ќе-ет, это Ѕедр€га! - поправил предисполком. - Ќу да, конечно! —уски€ же потом... - чуть заметно смутилс€ јнтон. - Ќет, сперва будет –огозино, четыре версты... а потом уж —уски€. - ¬ерно, верно... - и јнтон, впервые за все врем€ разговора, улыбнул- с€. ”лыбка у него была кака€-то губна€: улыбались одни губы, глазам же не было никакого дела до губ, у них было свое зан€тие - гл€деть. “ут щелкнула ручка двери, вошел Ѕрозин, а из-за спины Ѕрозинской выс- матривало красное потное лицо. Ѕрозин был роста высокого, и даже, пожа- луй, чересчур. ј потное лицо сунулось вперед, но попало в пучок лучей и тотчас же пугливо откинулось назад. - »ди сюда, поближе... вот сюда иди! - сказал јнтон, не двига€сь от окна. - Ёто ты начальник станции?.. - Ќет... € помощник, - взволнованно отвечал тот, отрицательно покачал головой и взмахнул фуражкой. –уку с фуражкой он держал вдоль тела, пра- вую руку держал на ремне. Ќа пальце его блестело обручальное кольцо. ќн был в синей ластиковой рубашке, но холодно ему, очевидно, не было. - ј начальник где? - поморщил лоб јнтон и почесал руку выше кисти. - ”ехал-с. “елку поехал-с случивать... ’отел заодно уж и к жене зае- хать, у них там жена живет-с! - ј звать как? - спросил јнтон, отход€ к столу, где бумага. - ∆ену-с? - покосилс€ потный на предисполкома. - Ќе жену, а этого вот... начальника твоего. - ≈го јркадий ѕетрович, а жену... - ƒа нет, не то! я фамилию хочу узнать.  акой он мне јркадий ѕетро- вич!. - без тени раздражени€ оборвал јнтон, наблюда€, как при каждом ды- хании помощника двигалась заплата на его рубашке над ремнем. - ”сердов ему фамили€. јркадий ѕетрович ”сердов! - почти выкрикнул помощник, изнемога€ от самых различных ощущений. - Ќе больно усерден... - холодно сказал јнтон, приписыва€ что-то на узкую полоску бумаги, уже исписанную на две трети.  стати он затушил свечу. - “ы будь добр, не отводи мен€ на запасной. Ќочью € съезжу в гу- бернию, а уж утром... там уж твой гость! » потом, там в паровозе неисп- равно что-то... —делай услугу, поправь до ночи. “ам тебе машинист ска- жет, что, - и только тут заметил: - а кольцо где же? вот что на руке у теб€ было! - —н€л-с! - с вытаращенными глазами и в ужасе прошептал помощник. - «ачем же ты сн€л кольцо, чудак ты, € ведь не украду... - непри€з- ненно улыбалс€ јнтон. - ќбручальное-с! ћожет, думаю, не понравитс€. я и сн€л-с... - “ы сколько лет на этой дороге служишь? - строго спросил јнтон. - ѕ€тнадцать... - совсем тихо сказал помощник, и заплатка на его гру- ди задвигалась быстрее. » снова комиссар јнтон гл€дел в окно. —олнца уже не было. «айчики на стенах потухли. ¬ вагоне сразу наступили сумерки. Ѕрозин склон€€сь к уху предисполкома, убеждающе шептал что-то. - ќ чем это ты?.. - обернулс€ јнтон. ѕредисполком жевал папироску, потом наклонилс€ и вз€л свою шапку с койки. - ” нас вчера беда тут случилась... - он поморщилс€. - “оварищ из гу- бернии... поехал в √усаки, село у нас такое!.. Ќу, а барсуки проволоку прот€нули. “ак вот труп его сейчас привезли... ѕриказ был доставить в губернию. - ћожет быть... - вкрадчиво вскользнул Ѕрозин и в голосе его прос- кользнула больша€ искренн€€ убежденность. - я вот тут предлагал... ми- тинг бы устроить по этому поводу, а? я бы мог выступить, потом вы, да и он тоже... «дорово укрепило бы ваших, а? јнтон будто и не слышал. - ѕойдем, сходим к нему, - сказал он, не выдел€€ слов, и пошел в угол накинуть на плечи шинель. - ќн где? - “ам, за платформой, у дороги... - почти шепнул Ѕрозин. ќни вышли из вагона и перешли платформу. √орели костры под насыпью, толклись у походной кухни люди. ¬ небе, еще не утер€вшем голубизны, си€- ла перва€ звезда. —тало совсем прохладно и дрожко.  ресть€нска€ подвода сто€ла тотчас же за телеграфом, прив€занна€ к столбу, где когда-то сто€ла иконка, на которую крестилс€ Ѕрыкин в приез- ды домой. ѕонура€ кл€чонка в€ло жевала сенную труху, кинутую пр€мо на снег. Ќесколько человек из приехавших с јнтоном сто€ли кругом. —ам воз- ница, мужик в валеной шл€пе и с неразборчивым лицом, отошел подальше в поле. јнтон подошел к телеге и, приподн€в рогожу с лежавшего под ней, долго гл€дел. Ѕрозин засматривал через его плечо, хот€ места и было дос- таточно. - »шь ведь, как они его... догадливо, - как бы про себ€ и крив€ губы сказал јнтон и обратилс€ к подошедшему вскоре вознице. - ¬ы там хоть бы лицо ему отмыли! - тихо упрекнул он. - ѕрикасатьс€ не велено! ¬ прежни-то времена так за это бы знаешь как? ј не токмо что!.. - с пронзительной готовностью прокричал возница, помахива€ сн€той шл€пой. - “а-ак, - медлил јнтон и все гл€дел в мертвого. Ѕрозину, забежавшему с другой стороны, показалось, что один глаз у јнтона стал меньше друго- го. - “ы его знал? - спросил јнтон у предисполкома. - Ќа партконференци€х встречались... Ѕашковитый, из губкома он! - ј... из губкома, говоришь?.. - повторил јнтон и осторожно опустил рогожу, точно бо€лс€ разбудить. Ѕыла необычна€ торжественность в этом: человек молча приветствовал чужого же, но о котором знал уже, казалось, все, - с которым св€зан был кровней, чем с братом, - и которого впервые видел - обезображенным. ¬есенн€€ тишина была чутка и глубока, и холодна, как родниковое озеро. ћеркли тени. - ј ну, товарищи, - сказал јнтон своим, сто€вшим вкруг без шапок. - ¬ы снесите его ко мне в вагон! ќн со мной в губернию поедет. - », замет- ней хрома€, отошел от подводы.  ака€-то птица пересекла воздух, шум€ твердым, негнущимс€ крылом. - ћы вон там и прис€дем, - сказал он уездникам и показал на раскидан- ные возле стрелки шпалы. - ћитинг-то как же?.. будем устраивать? - насто€тельно лез Ѕрозин, пада€ духом. - Ёк, какой нескладный ты!  ого ж ты митинговать-то будешь, - мен€,
в начало наверх
что ли?.. - досадливо повернулс€ јнтон. - Ќет... зачем же вас! - зам€лс€ тот. - ¬он их... - он кивнул на пы- лавшие в отдаленьи огни. - “ак их нечего уговаривать, - криво усмехнулс€ јнтон, сад€сь на шпа- лу. - ќни крепче нас с тобой сто€т. ћоих п€тьдес€т человек положение на фронте не раз спасали! ѕон€л? - ѕон€л, - ошеломленно повторил Ѕрозин и дл€ того, чтоб поправить не- ловкость положени€, спросил: - а вот ногу вам... это тоже на фронте, значит, подранили? - Ќет, это еще с детства у мен€... - недовольно откликнулс€ јнтон и обернулс€ к предисполкому, досадливо м€вшему хрусткий весенний снег в ладон€х. - Ќу, рассказывай!.. XX. ¬незапно €вл€етс€ ѕоловинкин. ... √лубокие снега - малые воды. Ќе случалось в тот год ни бездо- рожь€, ни долгой пасмури. ¬ неделю сошли льды с ћочиловки, а снега с по- лей. «асверкал зеленью «инкин луг, весела€ вставала озимь. ѕотом буйно вскурчавились леса, и дни пошли заметно крупнеть. ѕахали, - хорошо было птицам смотреть сверху на распаханные квадраты земли. ѕогожие дни не замедл€ли обычного пор€дка работ. «а пахотой при- шел срок посева. —е€лось вольготно, даже радостно, точно €ровыми хотели заслонить от пам€ти т€жкий грех минувшей осени. »з-за весенних работ распалс€ сам собою ѕоловинкинский отр€д: мужиков т€нула земл€. » хоть никто не тревожил теперь мужиковского сна и совести, владело мужиковски- ми ночами томленье духа. ј событи€ пошли уже со скоростью огн€, когда мчитс€ он по сухому полю, подгон€емый ветром. ѕоезд јнтона сто€л по-прежнему на запасном пути. “уда и ездили с док- ладами и председатели волостей, и власти уездные, и власти заводские: на то имелась бумага у јнтона, а на бумаге сама€ больша€ печать. —амого јн- тона как-то не приходилось видеть никому. ѕриезжих принимал ѕоловинкин, записывал цифры, хвалил, ворчал, - замен€л јнтона. ј в это врем€ уже бы- ли расклеены по волисполкомам короткие извещени€, подписанные самим јн- тоном. »звещалось полное прощение всем мужикам, преступившим по недомыс- лию закон и совесть, буде €в€тс€ они к јнтону начина€ с 12-го сего ма€. ќ дезертирах и барсуках не кинуто было ни одного, хоть крохотного, хоть сколько-нибудь намекающего на прощенье, слова. Ќа дуплистой березе, возле самых барсуковских земл€нок, было обнару- жено ёдой точно такое же объ€вление, только слова в нем сто€ли какие-то смутные, скользкие: "...смотр€ по вине". ћеньше чем через час об этом знали уже все, а через два часа был созван в —еменовой зимнице совет дл€ обсуждень€ плана действий.  огда расселись верховоды по темноте, - а больша€ часть толпилась снаружи, за открытой дверью, - уже вторично, при свете спички, зажженной ∆ибандой, прочел вслух —емен јнтоново посланье. », не дава€ времени барсукам впадать во вредные раздумь€, тут же стал говорить. ѕервые его слова были встречены дружным ворчаньем, потом слу- шали внимательней. ј —емен говорил в тот раз складно и сильно как никог- да, всего себ€ влива€ в гор€чие, искренние слова. Ћицо его стало как-то сердито и внушительно в черной оправе бороды. Ќевдалеке сто€ла Ќаст€, и, чувству€ ее побуждающий взор на себе, еле поспевал —емен за вихрем своих мыслей. - ... слыхивано, что и в соседних губерни€х завирушки вышли. ”ж и пушки будто бы... “ам вплотную сошлись. ”ж € и наказывал проезжим, чтоб звали их, всех барсуков, хоть со всего света, к нам, на объединенье. ћы, как съединимс€, так и вдарим с сорока концов.  оли каждый по камню бро- сит, и то гора выйдет. ј нам на јнтонову милость итти не след. »шь, су- дом застращал! ј какой нам с тобой, к примеру, ≈вграф ѕетрович ѕодпр€- тов, суд? » тебе тоже,  ирилл, и тебе, Ћаврен! Ќе сами ли вы солому тас- кали под исполкомские-то стены? ј не ты ль, √арасим, ћурукова вверх по- дымал и оземь бр€кал?! Ќаш суд - пул€, страшный суд!.. „то ж ты, √ара- сим, вертишьс€? “ы в мен€, √арасим, соколом гл€ди! Ќе гоже коноводу √а- расиму воробьишка представл€ть из себ€... » на теб€ уж готова пул€, ле- жит в јнтоновом кармане! ”жли ж так застращены, что и до кустов добежать не впору будет? ƒа еще и кто он есть, јнтон! - «начит власть насто€щую имеет, коли прощенье сулит! - глухо, но слышно вставил рассудительный ѕопузинец. -  ака€ ты власть! - осмелев от одобрительного молчань€ остальных, подн€л он голос. - “ы наш, свой, мы тебе и повиноватьс€ не можем! ј он, эвона, пахать велит... - Ёто девствительно... Ќичего € €ровых в сей год не запахал, - раз- думчиво сказал бородач из двадцать третьей. - —казано... наделов будут лишать, - прибавил при€тель бородача, ко- выр€€ в затылке. - “ак разве ихн€€ только власть прощает? - наступал, озлобл€€сь, —е- мен. - ¬от, погодите, придет подкрепленье, скинем ихнюю руку, так и мы прощать будем. Ётак-то легко прощать, если кнут в руке держать... - Ќе затем воюем, чтоб прощать, - сердито вставил √арасим. - Ёто уж девствительно. ѕрощенье только людей портит, - добавил боро- дач из двадцать третьей. Ќастроенье решительно измен€лось в сторону твердой обороны до самой той поры, пока не объ€витс€ подкрепленье. - ћишка, закурива€, зажег спичку, а —емен скоса взгл€нул на Ќастю, и вс€ сила, отхлынувша€-было, вновь прилила к нему, как пола€ вода, ломающа€ плотины. Ќаст€ сидела в углу с полуоткрытыми глазами, а рукой делала движень€, точно гладила ко- го-то, сто€щего перед ней. - ќн говорил теперь еще безжалостней, как бы в исступленьи, точно пинал и ворочал гору, возлегшую на его пути. ”же не слышалось возражений. «адеты были мужиковские сердца, заговорила кровь, сама земл€. √арасим потер€нно теребил по€сок рубахи. ёда грыз ноготь и умным выжидающим взгл€дом мерил соотношение смутного, белевшего в потем- ках —еменова лица с Ќастей, еле приметно раскачивавшейс€ в такт —емено- вым словам. Ѕородач из двадцать третьей, с напр€жением вып€тивший грудь, выгл€дел как на исповеди: просветленный, виноватый, необычный. ѕри€тель его, верный подголосок бородача, потр€хивал головой, жалко плакал, чесал затылок, огл€дывалс€ по сторонам и подт€гивал вверх штаны, - все это ра- зом. - Ёто уж девствительно! - и, хныка€ этим словом, зан€тым в долг у при€тел€, толкал соседа в бок.  акой-то, не особого роста, высунул из толпы кулак и перекричал —еме- на: "до конца битьс€...  руши, вали!". “ут-то, снаружи же раздалс€ вдруг гул голосов. «адние из толпившихс€ за земл€нкой куда-то побежали.  то-то удивленно свистнул, кто-то упал, и над ним засме€лись, кто-то выстрелил, - суматоха и замешательство усилились. - “интиль-винтиль, а ведь это за нами, братцы, пришли! - вслух дога- далс€ —тафеев. - ”знай поди, - дрогнувшим голосом, потому что оборвалс€ на полусло- ве, велел —емен. Ќо ∆ибанда не успел сделать и трех шагов по тесноте, - ѕетька јд, длиннорукий и усердный, с искаженным лицом, остановилс€ перед —еменом. - “ы что?.. - —емен отвел рукою от себ€ Ќастю, протеснившуюс€ к нему. ѕетька јд глубоко вздохнул, высунул €зык и снова спр€тал его, еще бо- ле ширил круглые глаза, а говорить не мог. - ќй... бег со всех сил, дух заперло... - махом выдохнул он и оп€ть побаловалс€ €зыком. -  ак € развод€щий ноне... подхожу к дуплу... - “ам кто часовой? - “ешка... ј он уж и стрел€ть нацелилс€! - ƒа говори толком, чорт! - озлилс€ —емен. - —час, счас, вот только дух переведу.  омиссар пришел! - крикнул ѕетька и бессильно присел тут же на пол. —емен не успел переспросить. —наружи раздались крики: "ведут, ведут". - ј?.. ј?  ого ведут? - всполошилс€ при€тель бородача и заметалс€ между барсуками. - „орта, папаша, поймали. „орт по малину пошел, его тута и сграбаста- ли! - зло и спокойно ответил ёда и похрюкал по свиному. - “ак кака€ ж малина ноне? ¬едь не пора ей, друг! - поверил чистосер- дечно при€тель бородача. - ќгн€, огн€... - покричал кто-то. Ѕегунов зажег-было светильник, но его тотчас же опрокинули, и снова сто€ли потемки. ¬ дверь вводили пойманного на поле. - ќгонька-а бы! - жалобно прокричал тот же голос. ћишка чиркнул спичкой и подн€л высоко над головой. “олстые, короткие, уродливые тени испуганно заметались по стенам. Ќо спичка потухла и снова на стены нахлынула тень.  то-то зажег лучину и осветил неизвестного гос- т€. - Ёто ты сейчас и пришел?.. - едко спросил —емен у сто€вшего перед ним ѕоловинкина. ќн узнал его сразу, хот€ от прежнего ¬оровского продко- миссара оставалось только несколько неуловимых черт. - —емен Ѕарсук, это ты? - спросил ѕоловинкин в упор и громко. - я, ну! - чему-то смутилс€ —емен. - “ебе письмо от брата! - и прот€гивал на разжатой ладони записку, см€тую чуть не в шарик. Ћучина потухла, но при ее последней вспышке уже различил —емен насмешку на ѕоловинкинских усах. ќбщее недоумение охватило всех: еще не совсем забыт был Ѕрыкин. —ам —емен ощутил странное волненье, сходное с тем, какое испытал в давней юности при встрече с ѕавлом. —емен вз€л записку и стиснул ее в кулаке. Ќикто не видал из-за темноты ту жалкую улыбку, котора€ набежала при этом на —еменово лицо. ќп€ть зажгли лучину. ¬се молчали, гл€дели в —емена ждущими, выспрашивающими глазами. ёда, надув щеки, ловко сыграл на гу- бах, и все пон€ли, что хотел сказать этим ёда. - Ќу, € пойду, - сказал ѕоловинкин, вопросительно окидыва€ —емена, и почти повернулс€ уходить. - ј может, убивать будете?.. - вдруг нереши- тельно повернулс€ он. - ћы теб€ на сей раз не тронем, один ты... - тихо отвечал —емен и знал, что барсуки его слушают так внимательно, как никогда. - —тупай, пожалуй. - ћожет, глаза зав€жете? - уже с нескрываемой насмешкой спросил ѕоло- винкин. - Ќет, так ступай... - сказал —емен, чувству€, что приступает к горлу гнев: - Ѕрыкина, дружка твоего, мы прикончили... слышал? - ударил он словом. - ѕовесили, что ли? - Ќе-ет, просто так... из ружь€! - сказал ∆ибанда, в развалку подход€ со стороны. - Ќапрасно... - холодно откликнулс€ ѕоловинкин. - Ќе стоило на такого пули тратить. Ќа сук бы - и все. - ћожет, к дружку своему хочешь? ћеста хватит там! - и ћишка, игра€, больно шлепнул ѕоловинкина по спине. - ƒа уж что! ѕод землей места просторные, - охотно согласилс€ ѕоло- винкин, словно не было ему больно от ћишкина шлепка. - Ќу, € пошел... мен€ там подвода ждет! - » пошел из темноты земл€нки на растворенную дверь. Ѕарсуки расступались перед ним - негодующие, недоуменные, путающиес€ в подозрительных соображени€х, уже озлобленные, но безмолвствующие. ќни ждали от —емена приказани€... но ѕоловинкин уже уходил, ушел, а —емен все кусал губы, м€л в руках непрочитанную записку, трогал щеки себе, прислушива€сь к чему-то, делал тыс€чи почти незаметных движений, которы- ми выдавал свою растер€нность. ... Ќочью в сторожевую земл€нку пришел ∆ибанда. ѕолуодета€ Ќаст€ си- дела у стола, без сна. ќна с вопросом подн€ла глаза на ћишку и движеньем головы закинула волосы назад. - “ы не спишь? - сказал, огл€дыва€ земл€нку, ћишка. - „то же дверь-то у теб€ незаперта стоит? я поговорить с тобой пришел... Ќе прогонишь? - ƒверь?.. √ост€ жду, - сухо ответила та и, выт€нув полуголые руки поперек стола, зевнула. - ƒлинное будешь говорить? ћишка гл€дел ей куда-то в шею. - ј это правда, зла€ ты! - раздельно и сипло произнес он и подошел ближе. -  расива€, а зла€... “ы не бойс€, € с тобой в последний раз го- ворить буду. “ы уж выслушай, а там как знаешь... - Ѕежать, что ли, хочешь? - тихо посме€лась Ќаст€ и пот€нулась, сильно выдава€сь грудью вперед. - јх, зла€-зла€... - качал ∆ибанда головой и не сводил глаз с голой Ќастиной шеи. - „то это ты, так и сидишь все? «лость копишь? - √оворю тебе, гост€ жду... - и подн€ла распр€мленные брови с доса- дой, что таким непон€тливым стал ћишка. - Ќу, садись, чего ж сто€ть! –ассказывай, куда же ты побежишь?.. —ам к себе в карман спр€чешьс€? ћишка сильно вздохнул и уже вытаращил-было глаза, но поборол минутную свою вспышку, - покр€хтел и сильно пригладил правый ус. - “ы не смейс€, не собака... —мотри, зашибить теб€ могу. –аз € теб€ люблю, значит и власть над тобой имею! - ќткуда ж тво€ власть? - кусала губы Ќаст€. - —пас ты мен€... так ведь € тебе заплатила! - она встала, вз€ла с гвозд€ кожан, накинула на плечи и снова села. - «ачем ты маешь мен€, Ќастька, так? я к тебе не без дела пришел!.. ѕришел сказать, что полный каюк нам. ” мужиков не спокойно, ёда там... -
в начало наверх
ћишка, точно отча€вшись, скривил губы и погладил усы. - ј вот в соседней губернии и вправду, говор€т, начинаетс€. ¬от € и говорю тебе, что мне сердце велит! Ћето мы с тобой в лесах перекочуем, а потом сызнова гульнем. ј здесь нашей свечке недел€ сроку всего, а там потухнет. - ћиш- ка стал говорить тише. - —емен из упр€мства не пойдет! ќн ровно безумный какой-то теперь... разъела его нужда эта, подкрепленье, подкрепленье! –асе€! - сипло захохотал он, а руки держал в боки. - –асе€! словно –а- се€-то за морем, гора така€... ј мы и есть –асе€! я - –асе€! - сердито с раздутыми ноздр€ми ткнул себ€ ћишка в грудь. - » откуда он слова-то та- кие выковыривает, дурак... - ќн огл€нулс€ на дверь. - Ќичего, это ветер, - предупредила Ќаст€. - “ы говори, говории... я его сейчас жду... ¬от до его прихода и говори!.. ћишка раскачивалс€ на табуретке, как бы томимый жаждой и страстью, гл€дел на голые руки и т€жело опускал взор. - ... себ€ обманывает и нас всех в €му ведет. ќн теб€ не любит. ” не- го свое есть! ј ты ему заместо вина, ты пь€на€... ты как отрава пь€на€, как вино! »шь, как ноздр€-то ходит, ишь! ’оди, ходи, бубни-козыри!.. - словно в смертном недуге выкрикивал ћишка. - ј ты мне вс€ка€ мила. Ќу, что ж, и ƒунька во мне другого голубила... и ты мен€ чужими словами тра- вила. Ќа чужих пирах объедки жру, ровно вор какой! - хохотал он с лицом, почти исказившимс€. - “ы где охрип-то так? - спокойно спросила Ќаст€ и, заметив ћишкины взгл€ды, з€бко запахнулась в кожан. - “ам... - широко махнул на дверь ћишка, приход€ в себ€. - Ћунища счас светит, холодна€... ¬етром от нее дует. „орт!.. Ќаст€ встала, подошла к нему и подсела на краешек его табуретки. - “ы все сказал?.. - спросила она и вкрадчиво погладила его волосы. - ј что еще?.. - насторожилс€ ћишка и отодвинулс€ чуть-чуть. - Ќу, слушай тогда, € теб€ слушала. “еперь ты! - она движением плеч сбросила кожан на пол, и села так, что могла видеть ћишкино лицо. Ѕыло такое, словно вычерпывали кувшинами буйную ћишкину волю взмахи от€желев- ших Ќастиных ресниц. - Ќет, ты не отвертывайс€! “ы мне в лицо гл€ди, вот так! ¬идишь, кака€ €... ’ороша€, плоха€?.. Ќу, отвечай... ты! - ƒа-а... - невн€тно мычал ћишка. - Ќичего себе... - Ќу вот! Ќе он убил, а это он у Ѕрыкина украл, € знаю. » теперь все озл€тс€, что ѕоловинкина он выпустил, не дал потешитьс€ всей этой... др€ни! - прибавила она с трудом и не думала раскаиватьс€ в неверно вып- рыгнувшем слове. - ј € вот жду его, ћишка, и кажда€ кровиночка во мне тлеет... —колько кровинок - столько пожаров! ѕонимаешь? Ќапр€гись и пой- ми! јх, ты ведь не знаешь, какой он... ќн - как река, вот! ћы не видим всего, потому что маленькие, да он и сам себ€ не видит!.. - она, раска- чива€сь и заплет€ на колене руки, озабоченно опустила глаза и вот приба- вила. - «наешь, ћишка... ведь ужасно это трудно вот... любить такого!.. » так долго бредила Ќаст€, безжалостно беред€ ћишку. —емен пришел поздно.  огда он здоровалс€ с ћишкой - оба хотели скрыть свои обоюдные замешательства друг перед другом. - Ќаст€ сказала шумно и радостно: - —ен€, знаешь... - она положила руку на плечо ћишки, понуро гл€дев- шего на ползшую по столу землемерку. «емлемерка, раскачива€сь, ползла от огн€, и, по мере удалени€ ее, удлин€лась ее тень. - ќн мен€ тут бежать уговаривал!.. - Ќаст€ внимательно следила за —еменом и, едва тот сделал движение рукой, перебила его. - Ќо он не уйдет, не бойс€. ќн с нами бу- дет, до самого конца! “ы знаешь, —ен€... он ведь тоже ужасно хороший, только он - ну вот как бы... - ∆амши мен€ мать родила... ’леб в поле жала и родила! ¬от € такой и вышел! - грубо усмехнулс€ ћишка и, не взгл€нув на Ќастю, пошел вон из земл€нки. XXI. ¬стреча в можжевеле. «аписка, подписанна€ ѕавлом, звала —емена не на переговоры по барсу- ковским делам, как предполагал ёда, взмучива€ барсуковские воображени€, а совсем дл€ иного. "”знал €, что это ты и есть —емен Ѕарсук... слышал о тебе... хочу повидатьс€, узнать, во что ты вырос". ћестом встречи назна- чалась €мина на опушке  ривоносова бора, сто сорок шагов от дороги, двадцать - от повалившейс€ сосны. "» приходи по хорошему, завтра в полу- день без оружь€: нам и слов хватит. » без провожатых приходи... и € тоже один приду!" - “он записки был таков, словно ѕавел не сомневалс€ в —еме- новом согласии. ¬оспоминани€ о брате взволновали —емена, горечь и недоумение охватили его. Ќочь, те два часа, что оставались после ухода от Ќасти до рассвета, он не спал, а просидел на своем пеньке, гл€д€ в пустой луг и ожида€ вос- хода. —олнце взошло как-то сразу и не в меру ретиво, и скоро начала раз- ливатьс€ в воздухе духота, покуда еще смир€ема€ утренней влагой. Ќачало дн€ обещало к исходу своему - грозу, - первовесеннюю проливную. ”же ког- да —емен выезжал на место свидань€ с ѕавлом, повевало едкой пылью по до- рогам, а кусты разлохматились, нахохлились, пр€ча лист от солнца и пыли. ¬ез —емена Ѕарыков, но ехал еще и —упонев, не безоружный: под соломой, на дне подводы спр€таны две винтовки. ∆елтое солнце взбиралось все выше по небу, совсем ровному и синему до синевы мрака, что сразу же и отметил Ѕарыков. - »шь какое!.. - ткнул он кнутом в небо. - „ерное... —упонев откликнулс€: - Ўирота-а! - и вдруг, в ответ своим мысл€м ото всего сердца обратил- с€ к —емену: - эх, —емен —авельич, не понимаешь ты мужиковского серд- ца!.. “ак они и ехали. Ќа седьмой версте от земл€нок встретили толстую бабу из ѕопузина, - гремела телега, тр€слась баба, и щеки у ней тр€слись. ≈е расспрашивал —емен, остановив подводу, крепко ли стоит у них —оветска€ власть, не шатаетс€ ли. ѕопузинка отвечала, что-де крепко, что-де не ша- таетс€. » оп€ть ехали, пока не указал —упонев, лениво копа€сь в носу, на поваленное дерево: - Ќе там ли?.. —емен соскочил с подводы и огл€делс€. Ќикого еще не было здесь кроме них. Ќа молодой траве не виднелось ни копытного, ни колесного следа. ¬право, в полуверсте, змеилс€ овражек; - ближайший его берег полого схо- дил вниз. “уда и велел —емен съехать Ѕарыкову, там и дожидать - его ли самого, его ли свиста. —ам он недолго посто€л у €мины, ковыр€€ палкой траву, - надоело, да и солнце жгло, несмотр€ на белую его рубаху. ќн по- далс€ в лес, бесцельно околачива€ палкой сухие сучки елей. ј был май, полз копытень под ногами, цвела голубель. ≈е восковые, розово-белые цве- ты хрупко торчали на малых кустках, как крохотные ушки, настороженные слушать тишину утра, проникнутую влагой и острой лесной прелью. "≈ще не приехал, - сообразил —емен. - ћожно будет подгл€деть, один приедет ѕа- вел, или нет"... » тотчас же эхом отозвалось внутри, что затем и приехал не один, чтобы хоть чем-нибудь воспротивитьс€ надвигающейс€ издалека, жесткой воле ѕавла. Ѕо€сь упустить приезд ѕавла, он ходил по лесу вблизи самой опушки, дела€ как бы круги. ¬друг пон€л, что круги эти и есть признак его волнень€. Ќесколько мгновений колебалось в нем неуверенное желание уехать назад, не повидавшись с ѕавлом. ќн остановилс€ и ударил палкой по толстой ели. ѕалка сломалась, осколок ее упал невдали. ”же с обломком в руке он продолжал ходить, ощуща€ в себе какой-то дерзкий на- пор. ¬верху застучал д€тел. «апрокинув голову, —емен гл€дел, как выколачи- вал д€тел съедобное из сосновой коры, за кору же и держась, быстрым и ловким клювом. —тук был непрерывен, мелок и быстр. —транное оцепенение нашло на —емена, кровь прилила к шее, ше€ затекла, а он все гл€дел на д€тла и на небо, видное за ним. "»шь ведь как, ровно молотком работаешь! ј € не могу так, как д€тел, - текла по телу оцепенела€ мысль, - потому что у мен€ голова больша€, а у него маленька€..." ¬друг —емену стало как-то чудно и любопытно; он подошел к дереву и сам постучал в него лбом, стара€сь достигнуть д€тловой быстроты и четкости в ударе. „еткость звука, как и быстрота, вовсе не удавались. ќн хотел уже вторично попро- бовать, но обернулс€ неожиданно дл€ самого себ€ и, облившись расслабл€ю- щей дрожью, увидел ѕавла. - ќн узнал его сразу, несмотр€ на преграду прошедших лет, сто€вшую между ними подобно мутному стеклу. ’ромой, жи- вой, насто€щий, ѕавел сидел на дереве, положа руки себе на колени, и за- думчиво следил за бородатым, вздумавшим подражать д€тлу... - я теб€ и не заметил тут, - в замешательстве сказал —емен, ид€ к брату и потира€ красноту лба. - “ы давно тут?.. - ƒа уж минут двадцать сижу... - ответил ѕавел, встава€. - я вот тут и сидел все врем€. - „то ж ты мне не сказал, что ты тут? - обиженно упрекнул —емен. - ƒа € думал, что ты видишь мен€... ј нарочно показываешь, что не за- метил, - просто объ€снил ѕавел. - ј сперва-то € и не узнал теб€. ¬ижу, какой-то в белой рубахе... ќба сто€ли друг перед другом, забыв поздороватьс€. —емен все тер лоб себе и с досадой следил, как овладевает им смутительное чувство нелов- кости. - ј ты здорово изменилс€, - отметил, подумав, ѕавел. - Ѕорода эта у теб€... ведь раньше ее не было. - Ёто ты правильно, - раздражительно согласилс€ —емен. - Ѕороды раньше у мен€ не было... борода выросла потом!.. “еперь свистали вверху какие-то невидные птицы. ѕодуло ветерком, и две сосны заскрипели друг о друга. - √рибы-то не поспели еще? что это мне... все грибами пахнет, - как бы и не заметил —еменова выпада ѕавел. - √рибу рано, теперешний гриб червивый... - отвечал —емен, помахива€ обломком палки. - ¬от к жнитву... - Ќу-ну, ведь ты теперь лесной человек, знаешь... - поспешно согла- силс€ ѕавел. - ѕойдем куда-нибудь поглубже, хочешь? - и испытующе погл€- дел на брата. - ¬он туда пойдем, хочешь? - и показал туда, где усилива- лась можжевелова€ чаща, где сто€ли вечные сумерки, глухо пахнущие можжу- хой же, и оп€ть наблюдал за движени€ми —емена. - ѕойдем, € не отказываюсь... - и пошли. - Ќе хочешь, значит, о до- машних-то спросить? ќторвалс€ ты от нас совсем, ѕавел... - сумрачно за- метил —емен, обход€ рослый куст можжухи. - ј что... умерли? - догадалс€ ѕавел, на ходу обрыва€ веточку можже- вела и нюха€ ее, растертую в пальцах. - Ќе отпевай раньше-то времени. ћать жива еще! - и ударил палкой в развилинку можжевелового ствола. —учок оторвалс€ и повис на тонкой ни- точке коры. ѕавел точно не замечал всех —еменовых движений, - шел просто, похра- мыва€ на ногу с высоким, искусственным каблуком. - ј шумишь ты крепко! - заговорил он. - √л€ди, из ћосквы дл€ теб€ приехал. «а три тыщи ты прослыл в ћоскве. - Ўумим, да... - подчеркнул —емен. - ¬ борьбе права свои ищем. - “ы что же, - эсер, что ли? - спокойно полюбопытствовал ѕавел, по- вертыва€сь к брату. - јнархист... - насмешливо выпалил —емен и тоже покосилс€ на лицо брата. ќно было непон€тно и холодно, как книга, написанна€ на чужом €зы- ке. - ј-а, ну-ну, вали... - и остановилс€ подт€нуть спустившеес€ голенище сапога. - „то ты акаешь!.. пр€мо говори! - ƒа нет, ничего... так. я люблю анархистов. - ѕавел как будто сме€л- с€. - ” мен€ в кашеварах анархист один. Ќичего, реб€та не жалуютс€, дело свое знает... - ј ты погоди издеватьс€, - оп€ть сердилс€ —емен. - –ано ты со своим јнтоном с победой себ€ поздравл€ешь. ¬от погоди: развернемс€, тогда... - он оборвалс€, остановленный внимательным взором ѕавла. - Ќу, чего смот- ришь?.. - ј много ли вас тут... по правде если? - и тень улыбки коснулась ѕавловых коротких усов. - Ќас? ƒа вот одной летучей братии тыща, да еще... - напропалую пошел —емен и снова видел перед собой книгу непроницаемого смысла. ...ќни подошли к месту, где когда-то гул€л вихорь бури. «десь, среди огромных можжевелов, гнили одно на другом три дерева, выдранных с корнем из земли. ѕавел сел на одно из них, но гнила€ древесина с хрустом осела под ним. ќн пересел ниже и показал —емену место р€дом, но тот осталс€ сто€ть. - Ќу, а сотн€-то есть? - спросил ѕавел, пробу€ давешнюю можжевеловую €году на вкус. - ј вот считай три раза по сту, да еще вдес€теро... вот и будет в са- мый раз! - —емен отвечал, почти не дума€. - «ачем ты злишьс€? ƒратьс€ мы потом будем... я не затем пришел! - легонько пожал плечами ѕавел. - “ы мне уж очень любопытен теперь, —е- мен... - голос ѕавла см€гчилс€ до искренности, и —емена, когда садилс€, вновь кольнула тревога. - ќчень € к тебе любопытен... € ведь сразу уз- нал, что это ты и есть! я и вообще к человеку стал любопытен, ты не гл€- ди, что €... - ќн запнулс€ и лицо его на мгновенье омрачилось. - ” мен€ вот в отр€де сто сорок жратвенных единиц всего, а среди них - дь€кон. ƒа-да, не дивись. ƒолговолос и теперь, а уж очень в нем такое... ког-
в начало наверх
да-нибудь в старое врем€ крепко обижен был. ƒа € его тебе покажу потом, если захочешь. ¬от € гл€жу на него и все не могу пон€ть, откуда столько беретс€ в нем?.. ƒа и вообще в люд€х, брат, непон€тного больше, чем по- н€тного. ћне вот третьего дн€ в голову пришло: может, и совсем не следу- ет быть человеку... ¬едь раз образец негоден, значит на смарку его, дело простое. ј и на смарку нельз€... - ѕавел криво усмехнулс€. - „то ты тут поделаешь... человек, это, брат, историческа€ необходимость!.. - —емен не понимал слов ѕавла, но ему показалось, что лоб у ѕавла стал как-то выпуклей, а губы в€ло обвисли. ѕавел разгл€дывал жучка, ползшего у него по ладони. - ”стал €, что ли, - не знаю. ¬от теперь, на просторе-то и глупо как-то кажетс€. ƒумать всегда на просторе нужно, в лесу напри- мер... ƒа и чорт его разберет, человека!.. “олько последнее "думать надо на просторе" и пон€л —емен; оба теперь думали о разном. ќбступавший их можжевел воплощал в себе, казалось, суть их молчань€. ћожжевел - дерево скрытное, колкое, не допускающее в себ€, замкнутое, строгое к жизни, самое мудрое из наших дерев: голубые и розо- вые кольца свои кладет скупо, неторопливо, и в каждом кольце запах по- ко€, молчани€, знани€. “равы в этом темном можжевеловом месте почти не было. Ќе нарушаемый человеком, он рос здесь высоко и густо, прозрачно, синих оттенков. Ќа дне глубоких рек, где верхнее теченье уже не задевает низа, така€ же безмолвна€ синева. ќни просидели на полусгнивших тех деревь€х еще долго. ¬ высотах звон- ка€ кукушка вела свой непостижимый счет. —олнечный луч, который, пробив- шись сверху, бил в начале разговора в лицо ѕавлу, теперь уполз далеко и сидел на колкой можжевеловой хвое. ѕавел, все еще гл€д€ на жучка, спро- сил у —емена о причинах, толкнувших того на столь большой размах. —емен бестолково повторил все то, что говорил накануне барсукам. ¬олну€сь, он копал €мку обломком палки, но прежнего недовери€ к ѕавлу как будто уже не оставалось в нем.  огда кончил, €мка в лесном прахе и свидетельство- вала о —еменовом волненьи. - ћного ты тут наворочал, - заговорил ѕавел, рассе€нно закидыва€ —е- менову €мку носком сапога. - я теб€ не уговаривать, конечно, пришел, а уж если зарубил, то и выслушай... ямка все заполн€лась, скоро она совсем сравн€лась с землей, а травин- ка, засыпанна€ случайно и торчавша€ теперь, как будто убеждала даже, что никогда и не было здесь €мки, а травинка так от века и росла. ѕотом го- ворил —емен и оп€ть раскидал €мку, а ѕавел снова ее засыпал, и ни тот, ни другой не замечали. ќни подн€лись вдруг, словно по уговору и посто€ли так с минуту, несогласные. »скусственный каблук ѕавла пришелс€ как раз на €мку, только что засыпанную им же. - ј помнишь, ѕаша, как мы с тобой в подвале плакали вместе?.. - грустно сказал —емен, подыма€ брови, и отшвырнул далеко обломок палки. - „то это мне все грибной дух мерещитс€? - будто и не слышал ѕавел, ид€ р€дом с —еменом из леса. - ƒа, вот € и говорю, - продолжал он, - все равно к нам придете... и не потому только, что мы вам землю стережем! Ќе-ет, без нас деревне дороги нету, сам увидишь! » ты не мной осужон... ты самой жизнью осужон. » € пр€мо тебе говорю, € твою горсточку разомну! ћы строим, ну, сказать бы, процесс природы, а ты нам мешаешь... ј вот и грибы! “ы говорил, что нет грибов, - и ѕавел наклонилс€ над пнем. - Ёто поганки... - вскользь заметил —емен и встр€хнулс€. ƒо опушки они шли молча. - Ќу, € свою лошадь там, в овражке прив€зал! - разв€зно сказал он, стыд€сь перед братом, что приехал не один, нарушив условье. - » € там же поставил... - и покосилс€ на —емена. ... ќни подошли к скату оврага, тут сто€л орешник, и оба сразу нас- мешливо перегл€нулись. ѕавел приехал тоже не один. Ќо не это удивило обоих. ¬ерховой ѕавла, малый в кубанке с красным дном, сидел на —емено- вой подводе, р€дом с барсуками, и что-то оживленно рассказывал, сильно напира€ на слова, обозначающие степень размаха, размах чувства. ќба, Ѕа- рыков и —упонев, слушали с почтительным вниманием. ¬се они дружелюбно курили, и не было, казалось, никакой причины завтра же, быть может, схо- дитьс€ на последнюю схватку. - ¬от видишь, как обернулось-то... - неловко сказал ѕавел. - ј что, ѕавел! ¬от нас с тобой не было, посмотри как беседуют-то ладно! - подтолкнул брата —емен. ѕавел дернул плечами. - ј ты послушай, о чем они беседуют! - холодно возразил он. —уд€ по обрывкам, высокий в кубанке повествовал об усмирении како- го-то дезертирского бунта. - ћитька!! - закричал во всю грудь —емен, выйд€ из-за куста. ѕодводу сюда!.. „орт... ¬низу произошло замешательство. Ѕарыков потушил в пальцах недокурен- ную папироску и окурок сунул себе куда-то в волоса. –ослый в кубанке за- суетилс€ у лошадей. - ... и скажи своему јнтону, - крикнул —емен, влеза€ в подводу, что-де крепколобы барсуки, нейдут на уговор! - Ћадно, - засме€лс€ ѕавел уже верхом на лошади, - скажу!.. - ’рома€ нога ѕавла не мешала ему ладно сидеть в седле. XXII. √лава из отрывков. Ѕарыков, чувствовавший себ€ виноватым, ударил по лошад€м. - —емен —авельич, - обратилс€ Ѕарыков, когда отъехали от оврага верс- ты на две, - на-ко, пригодитс€ там тебе... в обиходе! - и прот€гивал —е- мену наган, - кобур, вишь, у него расстегнут был! Ќу, вот, и смутило ме- н€... - Ёто у высокого, что ли?.. - усмехнулс€ —емен своим повеселевшим мысл€м и всю дорогу вертел в руках уворованный у кубанца наган. ƒорога шла опушкой. Ќа четвертой версте, где огибала дорога лесной мысок, услышал —емен равномерное поскрипыванье луба и лыка за поворотом. » почти одновременно увидел шедших навстречу подводе людей с луб€ными котомками за плечами. »х было больше двадцати, бородачи из двадцать третьей, вс€ двадцать треть€ целиком. “атарченок, единственный моло- денький среди них, шел с ними молча, как и все. -  уда?.. - испуганно закричал —емен, соскакива€ с подводы. Ѕородачи в т€желых серм€гах сто€ли полукругом, гл€дели в желто-крас- ный растрескавшийс€ прах дороги - песок с глиной, - вытирали рукавами потные лица. Ѕыло почти нечем дышать, парило. ѕо небу, какому-то черно- му, замедленно плыли легкие облачка, похожие на белые лепестки. Ќо ниж- ние поверхности их были плоски и сизы. - «амиренье, сказывают!.. - вздохнул русый бородач, тот самый, кото- рый накануне со чрезмерной готовностью поддерживал —емена. - «емлицу-т отвоевали, а пахать некому... - не сразу прибавил его при€тель и, вскинув грустные глаза на —еменову руку, все еще державшую наган, прибавил тихо: - “ы штуку-те эту спр€чь... еще выстрелит!.. - „то ж, земл€чки, - заговорил —емен, со смущением пр€ча наган в со- лому подводы. - «арубить зарубили, а отрубать кум наедет? - он искал глазами какой-нибудь пары глаз и нашел: татарченок не мига€ гл€дел в —е- мена. - ћо€ село, —аруй, кончал бунтовать... - буйно вскричал татарченок и как-то сразу померк. - ƒа вот и ѕоловинкин тоже, - укор€юще переступил с ноги на ногу бо- родач. - ќн мне весь дом перерыл, из огорода весь овощ повыкидал... я и пришел сюда... отседа, думал, достану. ј ты его без никакой пользы от- пускаешь! «акон-справедливости, —емен —авельич, в тебе нету. ќбидел ты мен€, ох как обидел, страшно сказать... ј уж € ль тебе не служил!? - “ы не мне, ѕрокофий, служил, - оборвал его —емен. - ƒело мирское. ј уходить в такую пору нехорошо! - Ёто уж конешно, обчество! - недовольно согласилс€ ѕрокофий и встал боком. - ј только мы не нанимались!.. - Ќехорошо-о! - передразнил крепкий, плечистый, в высокой шл€пе, и горько покачал головой - Ёто мы-те нехорошо?  рапивный у тебе лист за- место €зыка, —емен —авельич! Ѕумажка подкинута, - цену за теб€ обещают, деньги дают, каб если мы теб€ на суд выдали. ј мы теб€ рази, скажи вот нам, хоть бы пальцем тронули, ну!.. - ... и большие деньги! - огорченно вздохнул бородачев при€тель. —емен остолбенело гл€дел на бородачей. - Ќу, коли так... дороги наши, земл€чки, разные! - взмахнул плечами и скверно выругалс€ он. ќн медленно влез в подводу, бородачи все сто€ли. » оп€ть Ѕарыков хлестнул по лошад€м, и телега помчалась по укатанной доро- ге, провожаема€ понурыми взгл€дами бородачей. —емен не огл€дывалс€. - Ё-эй... —емен... - закричали сзади, когда подвода уже укатила сажен на сто. Ѕарыков попридержал лошадей, —емен огл€нулс€. Ѕородачи сто€ли на прежнем месте, но выйд€ из-за поворота и гор€чо о чем-то спор€. —амый молодой из них, маша руками, бежал к —емену. - Ётого вот... —емен —а- вельич! —тарички вел€т сказать, что хоть ругаешь их, а они не злопам€т- ны. ¬ел€т сказать, что-де, если хлеба там нужа подойдет, ты засылай в ќтпетово-те! ”ж как-нибудь соберемс€ всем миром!.. - Ќо бородачи кричали что-то еще. - ќй, кричат, о чем бысь? - прислушалс€ посланец и недоуме- вающе покачал головой. - ¬ы погодите тута, € мигом слетаю... узнаю счас! ќн побежал назад, и в луб€ном его коробке гулко сотр€сались его по- житки. —емен ждал, царапал ногтем дерев€нную обивку полка. Ќаконец, пос- ланец вернулс€. - ќй... - закричал он, останавлива€сь шагах в дес€ти от подводы. - Ќе так, парень, кинулось! Ёвось ѕрокофий-те говорит, лучше не давать тебе хлеба-т! ”ж во второй раз не прост€т ведь... “ы уж не засылай, не дадим. ∆иви себе с богом, как знаешь... - посланец, сн€в шапку, виновато гл€дел в нее, будто нашел в ней что-то укорительное дл€ себ€. - √они, ћитрий!.. - зыкнул сквозь зубы —емен и, выхватив кнут, сам настегивал лошадей.  азалось, что он на смерть собралс€ загнать √усаковских кобылок. ќн бил их с €ростью крайнего, неутол€емого отча€нь€, не гл€д€, куда придет- с€ удар: по крупу, по уху, по дуге, по чресседельнику. ƒавно уж скрылись бородачи в пыли, а подвода все мчалась по песку как по дерев€нному нас- тилу, глухо грем€ колесами, осью, винтовками под соломой. «а версту до земл€нок —емен передал вожжи —упоневу: - Ќа, ≈фим, правь... Ќадоело. - ƒа уж чем же там править? - отвечал ≈фим, не принима€ вожжей. - ƒо- ганивай уж до конца. „ужие ведь!.. Ќа вырубленном пространстве между земл€нками толпились и кричали бар- суки. ≈ще издали, по спинам их, уже угадал —емен, что ћишке, сто€вшему на возвышении, образованном накатом поварской земл€нки, приходитс€ сов- сем жарко. ћишка, сто€ с грудью навыкат, красный, точно разваренный в кип€тке, напр€женно слушал костл€вого мужика в разодранной рубахе, нале- завшего на него и махавшего растопыренными ладон€ми. Ћицо ћишкино горело как в огне, лицо костл€вого было внушительно и жестко, как кулак. —боку, тоже на накате, сто€л другой мужик, в штанах из клетчатой байки, с раз- битым лицом. ¬схлипыва€ врем€ от времени, он проводил короткими пальцами себ€ по лицу и, покачива€ головой, рассматривал выпачканные кровью пальцы. Ќе далеко, окруженный летучими, сдержанно и бледно улыбалс€ ёда, не принима€ заметного участи€ в происходившем разброде. - Ќу, чего вы тут? - окрикнул —емен, по€вл€€сь из-за спин. ≈го встре- тили решительным и враждебным гулом. «лые и €довитые замечани€ сыпались отовсюду, и тут лишь пон€л —емен, что не следовало ему уезжать в то ут- ро. - Ќе врем€ теперь мен€ скидывать! ѕогодите, сам уйду... - презри- тельно и гневно бросил —емен и обратилс€ к костл€вому в разодранной ру- бахе. - Ќу! “от подалс€ назад, как от удара, и тотчас же, хлопнув себ€ по бедрам и приседа€, толкнул на —емена искров€нившегос€ мужика. - ... дозволено ль? ƒозволено ль так живого человека?  то смеет так живого человека?!.. - чуть не припл€сывал он. -  ровь, эвон, видал?  ро-овь!! Ќа, возьми себе!.. - и, по хоз€йски-проворно, прикоснувшись пальцами к кров€ному лицу соседа, мазнул по белой —еменовой рубахе. - ћужучки, эвон, красна€... кровца-те. “екет из него... - “ы постой, не лопоши, земл€к... - со спокойствием бешенства остано- вил того —емен и крепко сжал его за плечо. - „то ты ровно баба, ровно родишь - орешь. - ћужучки, а мужучки... слышали? хрустнуло! - исступленно кричал костл€вый, верт€сь ужом в —еменовой руке. - ѕлечо хочет выломать!.. «а правду плечики мои гибнут... «аступитесь! Ѕарсуки перешептывались, и осуждение, сто€вшее в их глазах, было хо- лодное, бесповоротное. Ќо выступать, почему-то, не решались. - ¬ чем тут дело, ћиша?.. объ€сни мне, - тоном допроса спросил —емен у ∆ибанды. - ќтвечай мне, € теб€ тут оставл€л. √ромко отвечай, чтоб все слышали!.. - ƒвадцать треть€ ушла и дев€та€ ушла... - сказал ћишка, недовольно отворачива€ лицо. - » дес€та€ тоже ушла... - ƒальше докладывай! - велел —емен. - ≈ще вот от ѕопузинцев мужик наезжал. ѕодмоги прос€т. Ќачалось у них еще с вчера... я вот уговаривал, а они не хот€т.
в начало наверх
- ј этого раскров€нил за что?.. ћишка молчал, затихли и барсуки. “олько тот, в штанах из клетчатой байки, все еще всхлипывал и размазывал по лицу застывающую кровь. - ј давай € расскажу... - предложил вдруг ёда, выход€ от летучих. - √овори, - согласилс€ —емен и только тут, догадавшись, заискал гла- зами среди барсуков. - ќна в зимнице у теб€... в полной сохранности, - успокоительно и прежде всего сказал ёда, лов€ —еменовы глаза. ќн понизил голос: - о ней и шла тут речь без теб€. ћое дело сторона... а только злоб€тс€, что тай- ком, украдкой, одним словом, с ћишкой пользуетесь. я уж и не говорю о том, что не по праву ты место зан€л! ƒа и много там за тобой! - ёда, го- вор€, чистил себе ногти ногтем же. - ј хочешь, по честному, а? я их и подт€ну сейчас, а? - он коснулс€ пальцами —еменова рукава. - ѕо честно- му, услуга за услугу! Ќу... - я теб€ застрелю... - осипшим голосом сказал —емен, откидыва€ ёдину руку. ѕот с него катилс€ градом. - ¬ которо место застрелишь-то?.. - поддразнил ёда и, посто€в недол- го, пошел прочь, Ѕарсуки разом загалдели.  остл€вый сто€л в беспокойной нерешительнос- ти, не зна€, чем окончились ёдины переговоры. “от в штанах из клетчатой байки, стирал в катышки налипшую на нос кровь. ≈вграф ѕодпр€тов царапал ногтем дерево, показыва€, что он тут не при чем. - Ќу, как же? - спросил ёда, встав на прежнее место. - ј вот как! - насмешливо закричал —емен. - ѕравда ваша, мужички... ѕомогать другим да ѕопузинцев поддерживать нам теперь не расчет! - и он посвистал, издева€сь над оторопелостью барсуков. Ќикогда не бывал —емен столь смелым. - ƒа как же это так?.. - ёда не предвидел такого хода и растер€лс€. - “ы же ведь сам все о подкрепленьи говорил. “еперь вот и надо бы итти. - ј € говорю: не ходить! - возвысил голос —емен и стал уходить, про- вожаемый недоуменным гулом барсуков. - » кто по домам хочет расходитьс€, могут! - крикнул он уже издалека. - –асходись-вали!.. ...¬ зимнице было прохладно и темно, и еще казалось, что тесно. Ќаст€ говорила много и торопливо. - ...€ была наверху, когда ћишка ударил. Ётот, клетчатый, сказал обо мне нехорошо. ћишка велел повторить. “от повторил. я убежала... ¬ стенах где-то скреблась мышь. √уденье барсуков сюда недоходило. - ...€ ѕопузинца видала, верховой. Ќе-ет, безбородый! я стала его расспрашивать, он сбилс€ и ускакал. я не знаю... ”тром выходила - набат был. ƒолго били, словно нарочно, чтоб мы услышали... —емен постучал в тесину стены. - ...мышку пугаешь? я вот уже час ее слушаю. ќна сперва вон там где-то точила, потом все ближе. —лушай, зачем ты ушел от них? “ы с ними должен быть. “ы теперь ихний. ѕриблизились шаги, вошел ∆ибанда, и дверь снова захлопнулась. - ¬ы здесь? - окликнул он еще с порога, дыша точно после рукопашной. - Ќу, что там? - спросила Ќаст€. -  ричат все?.. -  ричат! - ћишка прошел по темноте и сел, суд€ по голосу, на печку. ќн задел, веро€тно локтем, за трубу, трескуче выругалс€ и ударил кулаком по трубе. - ¬ыгнали!.. - и бурно пошевелилс€. - я пойду к ним... из-за мен€ началось, - твердо сказала Ќаст€ и встала. - Ќет, ты не пойдешь, - упр€мо сказал ћишка. - “ам теперь гниль начи- наетс€. Ќе пойдешь... - ј и пускай, к чортовой матери все! - отпихнулась от него Ќаст€. - —иди, говор€т! - прикрикнул строго ћишка и оп€ть ударил по трубе, и оп€ть ругнулс€. - —ен€... что же ты мне не говоришь, чтоб не ходила... а? ј ведь € и в самом деле пойду, пожалуй! - каким-то особенно тонким голосом спросила Ќаст€. Ќо она не шла, а сидела по-прежнему. ¬рем€ шло. ќп€ть раскрылась дверь. ¬ошедший, ѕрохор —тафеев, припер дверь поленом, чтобы не закрыва- лась. ∆елтые и зеленые, отраженные листвой, отсветы ринулись в земл€нку. - —адись с нами, отец, - хмыкнул ћишка носом. - ƒо ножей-то не дошло еще? - ¬ поход пошли... - равнодушно, даже в€ло, проворчал —тафеев и сел на чурбак, сложив руки на колен€х. - »х остановить надо!.. ќстановить... ќни ж на расстрел пошли! - воз- бужденно вскочил —емен. - ¬ ѕопузине все спокойно, это јнтон... ћишка, беги, упреди их... ¬ели назад! - Ќе пойду, - не сразу ответил ћишка. - Ќу их... - и выругалс€. - я пойду... - тоже не сразу предложила Ќаст€ и быстро пошла вон. - ј € сказал, сиди! - крикнул ћишка, догнал ее у самой двери и рванул к себе. - ћишка, € тебе приказываю итти... - голосом, точно пробовал свои си- лы, приказал —емен. «еленый блик падал ему на лицо и омертвл€л его не менее, чем его закрытые глаза. - “ы слышал? - ƒа уж чего там приказывать, парень. ¬едь не на войне! ќни уж ёду выбрали, теперь уж не ты. ёда и повел! - сказал —тафеев. - ёда, он и вернутьс€ обещал... - √де уж там вернутьс€... - слабо сказал —емен, кива€ в сторону ћиш- ки. - ѕобьют реб€т. - —ам бы шел! - ворчливо крикнул ћишка, ид€ к двери. Ќаст€ бросилась за ним что-то сказать. - ...и давно уж € говорил, что кончать надо, - рассудительно сказал —тафеев, глад€ бороду. - —мехота! –ази может пара курей воз сена везти!? - и засме€лс€. - ¬решь ты! - подскочил к нему —емен и, зажмур€сь, замахнулс€. - ¬решь ты, ты мне другое говорил!.. - „его ж ты замахиваешьс€-те? - спокойно откликнулс€ —тафеев. - я не тебе это говорил, €сно дело! ’оз€ину и хоз€йские слова... ƒурачинка! - и осталс€ сидеть в зимнице. ѕлан комиссара јнтона был совершенно верен. Ќужно было разъединить барсуков и сильнейшую часть выманить в открытое ѕопузинское поле. Ѕрать земл€нки в лоб было немыслимо: слишком много опасностей таила изрыта€ земл€, а рисковать своими людьми было не в правилах јнтона. ќдновременно с окружением ёды был предприн€т натиск на земл€нки. ѕодвигались тут мед- ленно, обыскива€ и выстукива€ каждый аршин барсуковского леса. Ќо уже была пройдена лини€ сторожевой земл€нки, и никого до тех пор встречено не было: великим даром уговаривань€ обладал ёда. — пол€ доносилась в лес трескотн€ пулеметов, воздух вспенилс€ от зву- ков. Ќаст€ и —емен сто€ли у опушки, у березн€ка, возле Ѕрыкинских, сизых теперь, крестов, и слушали. √устое, малиновое солнце окрашивало березо- вые листочки в бурый, мутный цвет. - ¬ небе уже сто€ла готова€ низри- нутьс€ туча. - ...ты стой тут! - вдруг надумала и решилась Ќаст€. - я попробую... я сейчас лошадей приведу! - —емен нетерпеливо отмахнулс€, и нельз€ было пон€ть: от Ќасти ли, от надоедливого ли ро€ комаров, вившегос€ у самого его лица. - ¬се равно, ты тут стой... я быстро! - она побежала в сторону земл€нок, не огл€дыва€сь.  ак раз в тот момент лес огласилс€ первым выстрелом, рассыпавшимс€ на мелкие и ничтожные гулы, - словно каждое дерево, каждый сучок, кажда€ хвоинка повторила его. “о на южной стороне земл€нок јнтоновы люди встре- тили бегущего ∆ибанду. ∆ибанда бежал, и за ним бежали. ¬ чаще ему уда- лось обмануть погоню: подвернулось полено, отбросил полено влево и шумом его падень€ отвлек погоню в сторону. —ам он почти бесшумно скользнул вправо и через минуту выскочил как раз на то место, где Ќаст€ ждала —е- мена. —ама она уже сидела верхом на лошади, лицом к опушке, а другую держала на поводу. ќна не видала ћишку. - ¬от сюда... на эту садись, - скороговоркой, почти спокойной кинула она, отпуска€ повод рыжей кобылки. ћишка прыжком вскочил на лошадь, и оба одним махом вынеслись из леса в березн€к. “ут только Ќаст€ увидела ∆ибанду. - ...слезай!! - пронзительно закричала она с побелевшим лицом, округ- ленными глазами устав€сь в подмененного. - Ёта дл€ —емена... —лезай! - —емен уж там! - махнул рукой куда-то впереди себ€ ћишка. - √он€т- с€... - и собственным картузом, козырьком его, ударил по глазам Ќастину лошадь. ...»х спас березн€к, шедший в этом месте на много. ѕогон€ же наткну- лась на зимницу и шарила в ней осторожно, как мальчики - осиное гнездо. Ѕыло еще несколько выстрелов, но почему-то здесь, в открытом поле, не были они страшны. Ћошади несли так, словно знали, зачем и куда... Ўла гроза. «аугрюмевшее солнце оделось в иссин€-черное. ¬етер крепчал и нагнетал с востока духоту, зной, сухую, разъедающую пыль. „асть тучи, сама€ темна€, была похожа на оживившуюс€ каменную голову. “о, что служи- ло бровью ей, вдруг приподн€лось и все еще приподымалось, как вдруг вс€ лини€ горизонта придвинулась и заворчала. —олнца не стало, и свист€ща€ зыбь принеслась по воздуху. ј двое мчались, не замедл€€ скорости. ”же хлестало их крупным ливнем, и ветер, как огромна€ метла, заметал с пол€ и мелкий сор, и т€желые об- рывки травы. ќдновременно шел сплошной дождь из молний. –€било в глазах, дл€ глаза перемежались они с ночным мраком. - Ѕыла сильна и неистова та гроза, как перва€, необузданна€ страсть молодого. Ћивень стихал, а скачка все не прекращалась. Ќо вот ветер передвинул тучу к западу, небо засинело, долетели до земли последние крупные капли. ¬ сеней прорехе неба обнажилс€ вдруг мес€ц, молодой и веселый, как бы новехонького серебра. ¬лево, под тусклой радугой, видны еще были серые полосы ливн€, косо прочертившего небосклон. ј здесь уже теплело. Ћуга кричали запахами. Ўли быстрые сумерки... - я не могу больше... ¬се болит! - прокричала Ќаст€, вс€ мокра€, и, остановив лошадь, стала слезать на мокрую траву. ”же сид€ на траве, она вдруг замерла и прислушалась к чему-то, пугливыми глазами в синих кругах гл€д€ себе на живот. ћишка подсел к ней и вз€л ее за руку. - «наешь, ћиша, - растер€нно начала она, и слова ее звучали недоумен- ной жалобой, - €, кажетс€... - она не договорила и заплакала. “ак они сидели на траве, оба не думали о —емене. Ўел холод. Ћошади паслись на траве. ... »менно теперь, когда все стихло, —емен вышел из глубин леса и по- шел к ¬орам. —апоги его, и без того дыр€вые, размокли в ливне и трудили ноги. ќн присел на пень, сн€л их и кинул в кусты. ѕотом, уже босой, шел дальше. Ћивень загнал в избы јнтоновых часовых. ƒа јнтон и не ждал ника- кого нападень€. ѕосле шума грозы настала полна€ тишь. ¬езде текли ручьи, возле ѕуфлиной избы целый водопад свергалс€ вниз. —емена никто не остановил, пока он шел по селу. ¬оры как бы обезлюде- ли, даже реб€та не бегали, всегдашние охотники посучить ногами в€зкую гр€зь. ќгн€ нигде не было, избы уныло как поздней осенью гл€дели мраками окон. - ѕопалась старуха —упонева на пути, она отшатнулась от —емена, но все же ответила на его вопрос. —емен после того пошел на ¬ыселки, к Ѕа- бинцовскому дому. ¬ воздухе было очень сыро. Ќа большом крыльце сто€л стол, на столе свеча. ѕлам€ ее не колеба- лось: полное безветрие. Ќа ступеньках сидел јнтон и диктовал что-то јфа- насу „игунову, изъ€вившему свое согласие потрудитьс€ дл€ јнтона в долж- ности временного писар€, - когда-то в штабе писарем состо€л јфанас. - ј-а, - сказал јнтон без тени удивлень€. - ѕришел же ведь! Ќу, вот видишь... - —казать пришел, что ты, пожалуй, и прав был нонче утром... в ле- су-то, - так же спокойно отвечал —емен. - Ёто насчет чего? Ќасчет мужиков-то? - нахмурилс€ јнтон, поража€сь странным несоответствием черт —еменова лица: они все как-то разъезжа- лись. јфанас не гл€дел на —емена и грыз ручку пера, которым писал. - „то это, на ноге-то кровь у теб€? - спросил јнтон, подавшись немно- го вперед. - “ам! „ерез ручей проходил, порезалс€... - равнодушно ответил —емен. јнтон молчал и гл€дел теперь на то же, на что в эту же минуту смотре- ли и Ќаст€ с ћишкой, на мес€ц, - свежую березовую стружечку, игрой и удальством ветра занесенную за облака. --------------- ѕримечание редакции: »з-за технической невозможности поместить цели- ком окончание романа в насто€щем номере " р. Ќови", редакци€ принуждена выпустить след. главы: IV - ѕерва€ ночь у костра, V - ¬тора€ ночь у костра, VI - “реть€ ночь у костра и XIII - ≈гор »ваныч тер€ет нить жиз- ни. ¬ыпущенные главы войдут в отдельное издание романа "Ѕарсуки".

¬¬ерх