UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Борис Пильняк. Заволочье



   "Уже Pearl отмечает постоянно  наблюдающуюся  при  работе  с
Decapoda косость кривых, объясняющуюся тем, что при промерах не
различается    возраст    экземпляров.   Этим   обстоятельством
несомненно объясняется и пораболическая  регрессия.  Необходимо
особенно   подчеркнуть,   что   мы   наблюдаем   здесь  явление
прогрессирующего с возрастом деформизма".

   В.  В.  Алпатов,  "Decapoda  Белого,  Баренцова  и  Карского
морей".


   "Полундра!" -- значит по-поморски -- "берегись!".

   Даль. Словарь.

   [Пустая страница]

  Посвящается О. С. Щербиновской.


   ...На  острове Великобритания, в Лондоне был туман и часы на
башнях, на углах, в офисах доходили к  пяти.  И  в  пять  после
бизнеса  потекла  из  Сити  человеческая  волна.  Великая война
отсмертельствовала,  из  средневековых  закоулков   Сити,   где
здравствовали  до войны и священнодействовали в домах за датами
1547, 1494 только черные цилиндры, сюртуки  и  зонтики  мужчин,
черная  толпа  могильщиков,  --  теперь  потекла  пестрая толпа
брезентовых  пальто,  серых  шляп  и  женщин-тэписток,  розовых
шляпок,  шерстяных  юбок, чулок, как гусиные ноги, разноцветных
зонтиков. Туман двигался вместе с толпой, туман  останавливался
в  закоулках,  где  у  церквей  на  тротуарах  калеки  рисовали
корабли, горы, ледники, чтобы им кинули пенни на хлеб. И  через
четверть часа Сити опустел, потому что толпа -- или провалилась
лифтами  под землю и подземными дорогами ее кинуло во все концы
Лондона и предместий, -- или вползла  на  хребты  слоноподобных
автобусов,  или  водяными  жучками  Ройсов  и  Фордов юркнула в
переулки туманов. Сити остался безлюдьем отсчитывать свои века.
Из Битлей-хауза на Мооргате-стрит, из дома, где за окнами  были
церквенка  и  церковный двор с пушками, отобранными с немецкого
миноносца, а в нижнем этаже до сих  пор  от  пятнадцатого  века
сохранилась  масонская комната, -- вышла девушка (или женщина?)
-- не английского типа, но одетая англичанкой, с кэзом и зонтом
в руках, она была смуглолица,  и  непокорно  выбивались  из-под
розовой  шляпки  черные  волосы,  и  непокорно  --  в  туман --
смотрели ее черные глаза; у англичанок  огромные,  без  подъема
ступни, -- у нее была маленькая ножка, и оранжевого цвета чулки
не  делали  ее  ног  похожими на гусиные, -- но шла она, не как
англичанка, ссутулясь. У Бэнка, где нельзя перейти  площадь  за
суматохой  тысячи экипажей и прорыты для пешеходов коридоры под
землей, -- лабиринтом подземелий она подошла к лифту  подземной
дороги  и  гостино-подобный лифт пропел сцеплениями проводов на
восемь этажей вниз, и там к перрону из кафельной трубы,  толкая
перед  собой  ветер,  примчал  поезд.  Разом отомкнулись двери,
разом свистнули кондуктора, разом разминулись люди, -- и  поезд
блестящей  змеей  ушел  в черную трубу подземелья. В вагонах --
разом -- лэди и джентльмены развернули вечерние выпуски  газет,
--  и  она  тоже  открыла  газету.  У  Британского  музея -- на
Бритиш-музэум-стешен -- лифт ее выкинул на улицу,  и  за  углом
стала  серая,  облезшая  в  дождях,  громада  веков Британского
музея, но музей остался не при чем.  Девушка  пошла  в  книжную
лавку, где в окне выставлено письмо Диккенса, там она купила на
английском  языке  книги об Арктических странах, о Земле Франца
Иосифа, о Шпицбергене, там она задержалась недолго.  И  тут  же
рядом  она  зашла в другую книжную лавку -- Н.С. Макаровой; там
говорили по-русски,  девушка  заговорила  по-русски;  в  задней
комнате,  на  складе,  на столе и на тюках книг сидели русские,
один князь и он же профессор Кингс-колледжа, один актер  и  два
писателя  из  Союза  Социалистических Республик, бывшей России;
они весело говорили и пили  шабли,  как  отрезвляющее;  Наталья
Сергеевна  Макарова  сказала:  "Познакомьтесь,  -- мисс Франсис
Эрмстет". Девушка и здесь была недолго, она молчала, она купила
русские газеты, поклонилась,  по-английски  не  подала  руки  и
вышла  за  стеклянную  дверь,  в  сумерки, туман и человеческую
лаву. Наталья Сергеевна сказала ей вслед, когда  она  вышла  за
дверь:   --  "Странная  девушка!..  Отец  ее  англичанин,  мать
итальянка, она родилась и жила все время в России, ее отец  был
наездником,  она  кончила  в  Петербурге  гимназию и курсы. Она
всегда молчит и она собирается обратно  в  Россию".  А  девушка
долго  шла  пешком,  вышла  на  Стрэнд,  к  Трафалгер-скверу, к
Вестминстерскому аббатству, -- шла мимо веков и мимо  цветочных
повозок  на  углах  улиц.  Темзы  уже  не было видно во мраке и
тумане, но был  час  прилива,  шли  ощупью  корабли  и  кричали
сирены.  У  Чаринкросса мисс Эрмстет спустилась в андерграунд и
под землей, под Темзой, поезд  ее  помчал  на  Клэпхэм-роад,  в
пригород,  в  переулки  с  заводскими трубами и с перебивающими
друг друга, фыркающими динамо мастерских. Там, в  переулке,  на
своем  третьем  этаже  в  своей  комнате девушка неурочно стала
читать газеты. В полночь заходил  отец  и  сказал:  --  "Я  все
думаю,  когда же напишет твой профессор? -- Какие замечательные
лошади были на петербургских бегах, какие лошади!.. Какие  были
лошади,   если  бы  ты  знала!"  --  В  полночь  она  открывала
решетчатое, однорамное, как во всех английских домах, окно,  --
рядом  во  дворе  фыкало  динамо маленькой фабрички и в комнату
облаком пополз коричневый туман. Она решила, что  завтра  город
замрет  в тумане, не понадобится итти в оффис, -- можно было не
спешить. Она растопила камин, переоделась на ночь, белье на ней
было --  по-английски  --  шерстяное.  В  халатике  она  ходила
мыться,  и  долго  потом  лежала  в  кровати  с  книгой о Земле
Франца-Иосифа, руки ее были смуглы и девически-худощавы:  Земля
Франца-Иосифа  была  в  ее руках. -- Где-то рядом на башне часы
пробили три, и закашлял отец, не мог откашляться. --


   И в этот же день на острове Новая Земля в Северном Ледовитом
океане из Белушей губы должно было  уйти  в  Европу,  в  Россию
судно  "Мурманск".  Это было последнее судно, случайно зашедшая
экспедиция, и новый корабль должен был притти сюда только через
год,  новым  летом.  Дни  равноденствия  уже  проходили.   Были
сумерки, туман мешался с метелью, на земле лежал снег, а с моря
ползли льды. Горы были за облаками. Команда на вельботах возила
с  берега  пресную  воду.  Гидрографическая  экспедиция  шла от
солнца в двенадцать часов ночи, от берегов Земли Франца-Иосифа,
куда не пустили ее льды; она заходила под 79ь30'  сев.  широты,
чтобы взять там остатки экспедиции Кремнева; на Маточкином Шаре
она  оставила  радио-станцию:  через  неделю  она должна была в
Архангельске оставить страшное одиночество льдов, тысячемильных
пространств, мест, где не может жить человек, --  через  десять
дней  должна  была  быть  Москва, революция, дело, жены, семьи;
экспедиция была закончена. "Мурманск" еще утром отгудел  первым
гудком, матросы спешили с водой. -- На всей Новой Земле жили --
только  --  двадцать  две семьи самоедов. Самоеды, ошалевшие от
спирта, просочившегося на берег с судна, бестолково плавали  на
своих  елах от берега к пароходу. Начальник экспедиции, который
был помыслами уже в  Москве,  писал  экспедиционное  донесение.
Каюта   начальника   экспедиции   была   на   спардеке,  горело
электричество, начальник сидел за столом,  а  на  пороге  сидел
самоедин,  напившийся  с  утра,  теперь трезвевший и клянчавший
спирта, предлагавший за спирт все, --  песцовую  шкурку,  жену,
елу,   малицу.  Начальник  молчал.  Когда  самоедину  надоедало
повторять одни и те же слова о  спирте,  он  начинал  петь,  по
получасу одно и то же:

   Начальник сидит, сидит,
   Хмурый, хмурый --

   Начальник  обдумывал,  какими словами написать в донесении о
том, как север бьет человека: --
   -- на радио-станции Х,  в  полярных  снегах,  в  полугодовой
ночи,  в  полярных  сияниях,  зимовали пять человек, отрезанных
тысячами верст от мира; они устроили экспедиции обед, начальник
радио-станции  положил  себе   в   суп   соли,   --   и   тогда
студент-практикант,  проживший  год с начальником, закричал: --
"Вы положили себе соли, соли! Вы положили столько,  что  нельзя
есть  супа! Вылейте его! Иначе я не могу!" -- начальник сказал,
что соли он положил в суп себе  и  положил  соли  так,  как  он
любил;  студент  кричал:  --  "Я не могу видеть, вылейте суп! я
требую!" -- студент заплакал, как ребенок,  бросил  салфетку  и
ложку,   убежал   и   проплакал  весь  день.  Пятеро,  они  все
перехворали цынгой; они не выходили из дома, потому что  каждый
боялся,  что  другой  его  подстрелит,  и они сидели по углам и
спали с винтовками, -- они, из  углов,  уговаривались  итти  из
дому  без оружия, когда метелями срывало антенны и всем пятерым
надо было выходить на работу; все пятеро были сумасшедшими.
   -- "Мурманск" снял в самоедском  становище  на  Новой  Земле
уполномоченного  от  Островного  Хозяйства:  это  был здоровый,
молодой, культурный человек; он прожил год с  самоедами:  и  он
сошел  с  ума:  он  бросил  курить  --  и запретил курить всему
самоедскому становищу, -- он прогнал от себя  жену  и  запретил
самоедам  принимать  ее,  и она замерзла в снегу в горах, когда
пешком пошла (собак он не дал ей) искать права  и  спасения  за
сто  верст  к  соседним  самоедским чумам; он запретил самоедам
петь песни и родить детей; когда "Мурманск" пришел к бухту,  он
стал  стрелять  с  берега,  и  ни  одна самоедская ела не пошла
навстречу кораблю;  команда  с  корабля  пошла  на  вельботе  к
берегу,  -- он заявил, что не разрешает здесь высаживаться, ему
показали рейсовую путевку судна, -- он ответил, прочитав: -- "в
бумаге написано -- "на берега  Новой  Земли",  --  а  здесь  не
берег,  а  губа",  --  и его, сумасшедшего, теперь везли, чтобы
отдать в больницу.
   --  (гибели  экспедиции  Николая  Кремнева   посвящена   эта
повесть; Кремнев возвращался с "Мурманском").
   Начальник  обдумывал,  как записать все это в экспедиционное
донесение. Самоедин пел:

   Начальник сидит, сидит,
   Хмурый, хмурый --

   В бухте была зеленая вода, за бухтой  в  море  синели  льды.
Берег  уходил  во мглу; снег на горах, сливаясь с облаками, был
сер, и черною грязью вдали казались еще  не  заметенные  снегом
горные  обвалы и обрывы. Самоедского становища в тумане не было
видно. Была абсолютная тишина. Пришел матрос, сказал: --  "Вода
взята,  ушел  последний  вельбот,  капитан скомандовал в машину
нагонять пары. Капитан спрашивает, давать второй свисток, чтобы
все  были  на  борту?"  --  "Давайте",  --  ответил  начальник.
Самоедин  на  пороге посторонился матросу, матрос весело сказал
самоедину: -- "Ну, а ты, Обезьян  Иваныч,  бери  ноги  в  руки,
катись на берег, а то увезем в Европу!.." -- помолчал и добавил
строго: -- "катись, катись, надоел, -- сейчас уйдем в море!" --
Пароход  сипло  загудел,  надолго,  раз  и  два,  --  и в горах
отдалось сиплое эхо, -- вахта пошла на места. Начальник  прошел
к  капитану  на  мостик.  Самоеды  --  нырками -- плавали около
парохода. Через полчаса пароход должен  был  выйти  в  море,  в
неделю пути океанами и просторами, чтобы через десять дней была
Москва:  это  был  последний пароход с Новой Земли, Новая Земля
оставалась на год во льдах, холоде и мраке. Экипаж был  уже  на
борту, вельбот поднимали на палубу.

 
в начало наверх
И тогда от берега по воде с быстротою полета птицы помчала ела, человек из нее кричал, останавливая. Ела ласточкой прильнула к шторм-траппу, и с ловкостью обезьяны на палубу влез самоедин, в малице, в пимах, испуганный и запыхавшийся. И на палубе сразу исчезла его ловкость и быстрота, -- он стоял смущенный и растерянный. И те самоеды, что слезли-было с судна, вновь поднялись на него, стали у фальшборта, взволнованные, шумливые, враждебные. Тот, что влез первым, -- вдруг раскис и заплакал, по-бабьи гугниво. Начальник спросил его: -- "В чем дело, чего ты хочешь?" -- Тогда зашумели все самоеды, и тогда узналось, что этот самоедин, прознав про стоянку судна, приплыл на еле из-за сотни верст, из своего становища, -- что в прошлом году он заказал привезти себе из Европы десять семилинейных ламповых стекол -- и ему привезли семь десятилинейных, он ждал стекол целый год, -- он будет ждать еще год, -- но -- чтобы обязательно ему их привезли, иначе он не хочет России, она ему не нужна, ему все равно -- леший там или царь, ему нужно десять семилинейных, а не семь десятилинейных, -- и тогда он отдаст эти семь десятилинейных! -- На судне не нашлось семилинейных стекол, но нашлась двухлинейная жестяная лампочка со стеклами, ее отдали самоедину. И еще на складе оказалась коробка с гривенничными компасами, такими, какие матросы любят вдевать в петлицу вместо брелока к часовой цепочке: каждому самоедину был дан такой компас. -- Тогда капитан крикнул с мостика, облегченно и с напускною строгостью: -- "Эй, тылки-вылки, марш с корабля, живо!" -- И самоеды с ловкостью обезьян посыпались за борт на свои елы. Третий отревел гудок, загремела лебедка, принимая якорь. Через час земля исчезла во мраке, была уже ночь и в облаках серебрела луна. Здесь был ветер, разводил волну; судно, покряхтывая, ложилось на волны, на бак заплескивалась вода, иногда в такелаже начинал ныть ветер. Судно замерло в ночи. На капитанском мостике в рулевой стояли вахтенный матрос и штурман. На румбе был юг, кругом были холод и мрак. -- Через неделю дома! -- сказал матрос. Начальник у себя в каюте писал вахтенное донесение. Рядом в каюте младшие сотрудники пели песни в предчувствии земли, Москвы. -- А самоедин, тот, что год ждал семилинейных стекол, шел в этот час обратно к себе в становище. За пазухой у него были лампа и компас, за плечами висела винтовка системы Браунинг. Лед сгруживался у берегов; когда по пути вставали большие ледяные поля, самоедин вылезал на лед, взваливал себе на голову свою елу и шел пешком, -- потом опять плыл по воде. О полночь он устроился спать на берегу, на снегу; за пазухой у него было сырое оленье мясо, он поел его; потом лег на снег, поджав под себя ноги, прикрыв себя елой. Лампочку, чтобы не раздавить, он поставил в сторонку. -- И в этот же час -- еще за полтысячи верст к северу -- на Шпицбергене, на жилом Шпицбергене, в Айс-фиорде, в Коаль-сити, на шахтах -- одиночествовал инженер Бергринг, директор угольной Коаль-компании. Здесь не было тумана в этот час и была луна. Домик прилепился к горе ласточкиным гнездом; вверх уходили горы и шел ледник; гора была под домиком, и там было море, и там, на том берегу залива, были горы, все в снегу, -- была луна и казалось, что кругом -- не горы, а кусок луны, луна сошла на землю. Была невероятная луна, диаметром в аршин, и блики на воде, на льдах, на снегу казались величиной в самую луну, сотни лун рождались на земле. И над землей в небе стояли зеленоватые столбы из этого мира в бесконечность -- столбы северного сияния, они были зелены и безмолвны. Домик был построен, как строят вагоны, из фанеры и толи, привезенных с юга, потому что на Шпицбергене ничего не растет, и он был величиной в русскую теплушку: такая теплушка прилипла к горе. И все же в домике было четыре комнаты, кабинет был завален книгами и там стоял граммофон, а в конторе стоял радио-аппарат, и в каждой комнате было по кафельному маленькому камину. -- Человечество не может жить на Шпицбергене -- север бьет человека, -- но там в горах есть минералогические залежи, там пласты каменного угля идут над поверхностью земли, -- и капитализм. -- -- ночь, арктическая ночь. Мир отрезан. Стены промерзли, -- мальчик круглые сутки топит камин. За стенами -- холод, то, что видно в окно, -- никак не земля, а кусок луны в синих ночных снегах, и Полярная звезда прямо над головой. Инженер Бергринг долго слушал граммофон, мальчик принес новую бутыль виски, -- инженер Бергринг подошел к окну, там луна сошла на землю. В это время в канторе радио вспыхнул катодною лампочкой, -- оттуда, из тысячи верст, из Европы, зазвучали в ушах таинственные, космические пуанты и черточки: -- ч-ч-чч-та-та-тсс... -- Глава первая. "Станция 18. 76ь51', 41ь0 mt, 5 ч. 0 м. 22-VIII. Станция пропущена ввиду большого шторма. Ветер 6 баллов, волнение 9, судно клало на волну на 45ь. Станция 19. 77ь31', 41ь35', 372 mt, 13 час. 0 м. 22-VIII. Подводные скалы с зарослями баланусов, гидроидов, асцидий и мшанок. Тралл Сигсби дважды. Оттертралл. Результаты: очень много Hyperammina subnodosa, Ophiura sorsi, много трубок Maldanidae, Ampharetidae, много Eupagurus pulescens, один экз. sabinea, 7 -- carinata. В илу найдено до 20 видов корненожек, кроме Hyperammina преобладает Truncatulina labatula. Обильный мертвый ракушечник, при полном отсутствии живых моллюсков. Станция 20. 77ь55', 41ь15', 220 mt, 0 ч. 40 м. 23-VIII. Из-за льда драгажных работ не было. Станция 20-bis. 77ь50', 40ь35', 315 mt, 4 ч. 15 м. 23-VIII. Станция была сделана сейчас же по выходе из пловучего льда. Драга с параллельными ножами. Шестифутовый тралл Сигсби. ............... Эти станции -- за тысячу верст к северу от полярного круга, в штормах, во льдах, без пресной воды, в холоде -- были единственной целью экспедиции в Арктику для биолога профессора Николая Кремнева, начальника Русской полярной экспедиции, -- для того, чтобы через два года, вернувшись с холодов, в Москве, после суматошного дня, после ульев студенческих аудиторий, человеческих рек Тверской и лифтов Наркомпроса на Сретенском бульваре -- пройти тихим двором старого здания Первого московского университета, войти в зоологический университетский музей и там сесть в своем кабинете -- к столу, к микроскопу, к колбам и банкам и к кипе бумаг. -- В кабинете большой стол, большое окно, у окна раковина для промывания препаратов, -- но кабинет не велик, пол его покрыт глухим ковром, а стен нет, потому что все стены в полках с колбами, баночками, банками, банкищами, а в баночках, банках и банкищах -- афиуры, декаподы, асцидии, мшанки, губки, -- морское дно, все то, что под водой в морях, -- все то, что надо привести в порядок, чтоб открыть, установить еще один закон -- один из тех законов, которыми живет мир. Каждый раз, когда надо отпереть дверь, -- вспоминается, -- и когда дверь открыта, -- смотрит из банки осьминог, надо поставить его так, чтобы не подглядывал. -- Это пять часов дня. От холодов, от троссов, от цынги -- пальцы рук профессора Николая Кремнева узловаты, -- впрочем, и весь его облик сказывает в нем больше бродягу и пиратского командора, чем кабинетного человека, -- потому что он русский; но часы идут, полки с банками пыльны и -- сначала стереть пыль, отогреть вар, раскупорить банку, промыть Decapoda'у -- пинцеты, ланцеты, микроскоп -- тихо в кабинете: и новые записи в труде, который по-русски начинается так: -- "60 станций экспедиции 192* г. охватывают огромный район. Конечно, сами по себе работы экспедиции недостаточны для того, чтобы говорить о фауне и биоцинозах Северных морей во всей полноте, тем более что они еще не обработаны окончательно. Однако на основании их мы можем наметить, хотя бы в целях программных и рабочей гипотезы, некоторые большие "естественные "районы Северных морей" -- -- что звучит по-немецки, в другой папке: -- Die Expedition im Jahre 192* hat 60 Stationen erforscht. Letztere sind auf der Weite des Weissen-, Barenz- und Karischen Meeres. Das zoologische Material, welches warend dieser Expedition gesammelt wurde, giebt uns das Recht, die eben erwanten Nordische Meere in gewisse Regionen einzuteilen" -- Профессор Кремнев писал свою работу сразу на двух языках, это так: но море Баренца у Земли Франца-Иосифа и Карское море позади Новой Земли, куда раз в пять лет могут зайти суда, невероятную арктику, тысячи верст за полярным кругом -- он называл только северными морями, никак не Ледовитым Океаном, -- точно так же, как, когда океан у восьмидесятого градуса бил волной и льдами, когда Кремнева било море и до судорог мучила тошнота и даже команда балдела от переутомления и моря, Кремнев говорил, не вылезая из своей каюты, не имея сил встать: -- "как, разве плохая погода?" -- и спардек на корабле он называл чердаком, а трюм и жилую палубу -- подвалом. -- Но он твердо знал прекрасную человеческую волю познавать и волить. И часы в кабинете с микроскопом шли так же медленно и упорно, как они идут на Шпицбергене, и Никитская и Моховая за стенами отмирали на эти часы, безразлично, была ли там осень и фонари ломались в лужах, или шел снег, укравший звуки и такой, от которого Москва уходит на десяток градусов к северу и на три столетия назад вглубь веков, Decapoda устанавливала законы. -- А в девять в дверь стучали, приходил профессор Василий Шеметов, физик, здоровался, говорил всегда одно и то же -- "ты работай, я не помешаю", -- но через четверть часа они шли по Моховой в Охотный ряд, в пивную, выпить по кружке пива, поговорить, послушать румын; тогда за окнами шумихою текла река -- Тверская, и было видно -- осень ли, зима ль, декабрь иль март. ............... В Судовой Роли было записано рукою Кремнева, начальника экспедиции -- -- "Научное снаряжение экспедиции -- По гидрологии -- Батометров разных систем..... 6 шт. Лот с храпом, трубки Бахмана, глубомеры Клаузена, вьюшки Томпсона, шкалы Фореля, диски Секки, аппарат Киппа, и пр., и пр... в достаточном количестве. По биологии -- Микроскопов разных...... 20 шт. По метеорологии -- Специальное оборудование и приспособления для зимовки во льдах -- Охотничье снаряжение -- -- Экипаж экспедиции -- -- Задание экспедиции -- От второго участника экспедиции, от художника Бориса Лачинова, осталась для Москвы только одна запись, которую он не послал: "Слышать, как рождаются айсберги, -- как рождаются вот те громадные голубые ледяные горы, которые идут, чтобы убивать и умирать по свинцовым водам и волнам Арктики: это слышать гордо! И это можно слышать только раз в жизни и только одному человеку на десятки миллионов удается услыхать это. И я не случайно беру глагол слышать: едва ли позволено человеку это видеть, как рождаются айсберги, как раскалываются глетчеры, -- ибо человек
в начало наверх
заплатил бы за это жизнью. И это слышал здесь на Шпицбергене, в Стор-фиорде в Валлес-бае, и тогда в том громе в тумане мне показалось, что я слышу, как рождаются миры. -- Это -- за полторы тысячи верст к северу от полярного круга. -- И я могу рассказать о том, что было в Европе, в России в начале Четвертичной эпохи, когда со Скандинавского полуострова ползли на Европу глетчеры, ледники, когда были только вода, небо, камень и льды, и холод, и страшные ветры, такие, которые снежинками носят камни с кулак и с голову человека: я это видел здесь в тысячах верст, -- здесь в Арктике я видел страшные льды, льды, льды, тысячи ледяных верст, страшные ледяные просторы, -- воду (вот ту, предательски-соленую, неделями плавая по которой, можно умереть от жажды, и такую прозрачную, почти пустую, сквозь которую на десяток саженей видно морское дно), -- горы (огромные, скалами базальтов и холода, и ледников идущие из моря и изо льдов), -- небо, вот такое, с которого в течение почти полугода не сходит солнце (я видел солнце в полночь!), и которое полгода горит Полярной звездой, -- при чем Полярная стоит в зените, -- при чем на полгода дня и на полгода ночи -- за туманами, метелями, дождями, за всеми стихиями холода, вод и земли, в сущности, надо скинуть со счетов счет на солнце и звезды, оставив счета на извечные мрак, холод, льды и снега. Здесь не живет, не может жить человечество. Мы, покинув "Свердрупа", были у острова Фореланд, здесь мы жили, здесь умерло пять моих спутников: на этом острове -- на памяти культурного человечества -- до нас обследовала остров только одна экспедиция, Ноторста, в 1896-м году, -- здесь нет человека, здесь не может жить человек, -- когда Ноторст высаживался на берег, на шлюпку напала стая белых медведей, занесенных сюда льдами и здесь оголодавших. -- Мне -- никогда не уйти отсюда. Море, эти десятки дней в безбрежности и мои бреды, мои бредовые яви и явные бредни". -- "Свердруп" вышел из Архангельска 11 августа, -- вышел из черных августовских ночей, чтобы под семидесятым градусом прийти в белую арктическую ночь, в многонедельный день, когда небо в полночь темно -- ночное небо -- только на юге. "Свердруп" стоял у Банковской набережной, потом его отвели на рейд; -- потом он ходил на Баккарицу за углем, угля взял до отказа, под углем были и палубы, по фальшборты. Экспедиция задержалась на пять дней: Москва не выслала к сроку посуду -- колбы, баночки, банки, банкищи, бидоны. Профессор Николай Кремнев, в морских сапогах до паха, в кожаной куртке и в широкой, как зонт, кожаной поморской шляпе, с можжевелевой тростью в руках, с утра и весь день ходил -- на телеграф, в губисполком, в северолес, в береговую контору, на таможню, -- в половине пятого он обедал в деловом клубе, выпивал три бутылки пива и шел в гавань, кричал в сгустившиеся сумерки: -- "Со "Свердрупа", -- шлюпку!" -- уходил к себе в каюту и сидел там один с бумагами и счетами. Ночами в те дни поднималась луна, большая, как петровский пятачок, -- Кремнев выходил на капитанский мостик и тихо разговаривал с вахтенным офицером, рассказывая ему, сколько и каких колб, банок и жбанов необходимо ждать из Москвы. -- Часть научных сотрудников была занята уборкой, свинчиванием, прилаживанием для моря инструментария. Физик профессор Шеметов, метеоролог Саговский, врач Андреев и художник Борис Лачинов ездили осматривать Холмогоры и Денисовку, где возник Ломоносов, ездили на взморье к Северо-Двинской крепости, построенной Петром I, там в рыбачьем поселке заходили к ссыльным (это случайное обстоятельство надо очень запомнить, ибо оно чрезвычайно важно для повести), -- дни стояли пустые, призрачные, солнечные, тихие, -- радио приносило вести, что Арктика покойна. -- Команда -- и верхняя -- "рогатики", и нижняя -- "духи" -- все свободное время проводила на берегу, главным образом в пивных. 9-го пришла посуда, отвал назначен был на 12 часов 10-го, и команда и научные сотрудники всю ночь провели на берегу в притонах. Утром "Свердруп" пошел на девиацию, и стал на рейде, -- команда возвращалась на четвереньках, и в половине двенадцатого выяснилось, что главный механик захворал белой горячкой, ловил в машинном чертей. Механика ссадили на берег, скулы Кремнева посерели и обтянулись кожей еще крепче, -- задержались на сутки, еще сутки команда лежала костьми на спирте. В 3 часа 11-го отгудел последний гудок, таможенный чиновник вручил путевые бумаги, взял выписку для береговой конторы, проводил до Чижевки. Флаг подняли еще с утра, включили радио, -- военный тральщик отсалютовал -- "счастливый путь" -- и пьяная вахта долго путалась во флажках, чтобы отсалютовать -- "счастливо оставаться". Архангельск ушел за Соломбалу. Новый механик стоял у борта, боцман из шланги поливал ему голову, -- боцман мыл палубу, механик плакал о жене, оставленной на берегу. Радист принял первое радио-приветствие из Москвы и весть о том, что у Канина носа шторм в 8 баллов. -- "Свердруп" уносил на себе тридцать восемь человеческих жизней, тридцать восемь человеческих воль. Было тридцать семь мужчин и одна женщина, химичка Елизавета Алексеевна, так не похожая на женщину, что матросы очень скоро приладились -- и при ней и ее -- обкладывать "большими" и "малыми" морскими "узлами"; -- она была из тех женщин, которых родят не матери, а университетские колбы, для коих они и живут; богатырственная, сильнее и выше любого матроса со "Свердрупа", она стояла на спардеке у вельбота и плакала навзрыд, прощаясь с землей, как плачут тюлени. Слезы текли по сизому румянцу щек, точно она вымылась и не утерлась. Кепка съехала на затылок. Около нее стоял метеоролог Саговский, маленький, как гном, в фетровой шляпе, в демисезонном пальто английского покроя, в желтых ботинках, точно он отправлялся на пикник, -- он курил трубку и говорил: -- Бросьте, Елизавета Алексеевна! Самое большое проскитаемся год. Вы знаете, если установить причины циклонов и анти-циклонов, которые возникают в Арктике, -- тогда можно сказать, что вопрос о предсказании погоды почти решен. Если бы мы знали, какое давление сейчас, какая температура, сколько баллов ветра -- ну, хотя бы на нашем меридиане под 80-м градусом, мы могли бы знать, какая погода будет в России через две недели. -- Сумерки наползли медленно и безмолвно, на створах вспыхнули огни. "Свердруп" -- двухмачтовое, деревянное, парусно-моторное пятисоттонное судно, построенное по планам нансеновского "Фрама" и седовского "Фоки", специально оборудованное, чтобы ходить во льдах -- свинчивался, затихал, мылся перед морем. Пьяные ушли по каютам. Мудюгский маяк отгорел сзади, впереди возник Знаменский, -- впереди было море. -- И тогда "Свердрупу" суждено было еще раз вернуться к земле, к родной земле -- последний раз. -- Если человеку, живущему на земле, придется когда-нибудь услыхать вызов радио -- S.O.S., -- пусть он знает, что это гибнут в море человечьи души, страшно гибнут в этой страшной чаше вод и неба, где внизу сотни метров морских мутей и квадрильоны метров вверху -- бесконечностей, и больше ничего. S.O.S. -- это пароль, который кидает радио в пространство, когда гибнет судно, и он значит: "- спасите нас, спасите наши души!" -- В вахтенном журнале "Свердрупа" возникла следующая запись: АКТ. "192* года, августа 12 дня, мы, нижеподписавшиеся, капитан э/с "Свердруп", Алехин Павел Лукич и капитан и владелец парусного судна "Мезень", Поленов Марк Андреевич, в присутствии начальника Русской Полярной Экспедиции проф. Кремнева Николая Ивановича, составили настоящий Акт о нижеследующем: 11 авг. в 23 часа 30 мин. в 65ь04' N и 39ь58'0'' W, идя компасным курсом N 39, общая поправка 10, э/с "Свердруп" наскочил на шедшее с грузом рыбы в Архангельск под полной парусностью при ветре NW силою в 1 балл, при видимости за темнотой ночи от 30 до 40 саженей п/с "Мезень", ударив его форштевнем в правый борт против форвант. При ударе получился пролом, от которого парусник начал наполняться водой и погружаться, ложась на левый борт. Команда "Мезени" перешла на "Свердрупа" в момент столкновения по бушприту, капитан же перешел на "Свердрупа" в тот момент, когда через несколько минут "Мезень" надрейфовала на нос "Свердрупа", при чем последовал легкий вторичный удар. После этого "Свердруп" отошел назад, была спущена шлюпка и послана команда со штурманом Медведевым для осмотра "Мезени" и выяснения способов спасения. По прибытии шлюпки было решено, по просьбе капитана "Мезени", подойти к ней и взять ее на буксир бортом; в это время "Мезень" постепенно ложилась на левый борт. При подходе, вследствие темноты и дрейфа, "Мезени" был нанесен "Свердрупом" третий удар, в корму, при чем "Мезень" уже лежала на левом борту. Видя, что взять бортом на буксир "Мезень" невозможно, "Свердруп" подошел к ней кормой и начал шлюпкой завозить на нее буксиры, которые были закреплены за правый становой якорь "Мезени". В 0 час. 40 мин. 12 авг. была закончена заводка буксиров и начали буксировать "Мезень" по направлению к пловучему маяку Северо-Двинский. В момент, следующий за столкновением, на п/с "Мезень" огней нигде, кроме окон кают-компании, не было видно, и этот огонь был виден, пока "Мезень" не погрузилась в воду. На "Свердрупе" никаких повреждений не оказалось. Настоящий Акт составлен в трех экземплярах и записан на страницу Вахтенного Журнала "Свердруп" -- -- Так было. Экспедиционное судно "Свердруп" свинтилось, убралось, шло в море, чтобы месяцы не видеть ни людей, ни человеческой земли, маяк отгорел сзади, люди, после бестолочи Архангельска, расползлись по каютам и притихли. Художник Лачинов долго стоял у кормы, смотрел, как из-под винта выбрасывались светящиеся фосфорические медузы: от них эта черная ночь, ночной холод, беззвездное небо, ветер, тишина просторов и плеск воды за бортами были фантастичны, медузы возникали во мраке воды, всплывали вверх и вновь исчезали в мути, погасая. Потом Лачинов пошел в кают-компанию, многие уже ушли спать. Потому что судно было отрезано на месяцы от мира, было колбой, из которой никуда не уйдешь, Лачинову все время казалось, что все они здесь на судне -- как в зиме в страшной провинции, где никто никуда ни от кого не уйдет и поэтому надо стремиться быть дружественным со всеми и за всех, и забыть все, что не здесь. В кают-компании перед вахтой и в полночь сидел второй штурман Медведев, остряк, играл на гитаре и пел о Шнеерзоне, о свадьбе его сына в Одессе, облетевшей весь мир. Кино-оператор, точно такой, какими судьба судила быть кинооператорам, разглагольствовал о разных системах киноаппаратов. Механик мотал очумевшей головой, ничего не понимая. -- И тогда все услыхали отчаянный человеческий крик, и толчок, и треск, и то, как осел "Свердруп", и как он дернулся с полного хода вперед на полный назад. Кто-то пробежал мимо в одном белье. Лачинов и все, бывшие в кают-компании, побежали на бак. Ночь была темна и холодна, беззвездна, и ветер шел порывами. Во мраке перед носом "Свердрупа" стоял корабль, повисли над "Свердрупом" белые паруса, уже обессилившие. И из мрака, из-за борта "Свердрупа" на бушприте появились человечьи головы, людей, молодых и стариков, обезумевших людей, которые плакали и кричали, -- орали все вместе, одно и то же, безумно: -- Что вы делаете, ааая?! что вы делаете?!.. -- Люди толпились раздетые; горели прожекторы, в клочья разрывая мрак, отчего мрак был только сильнее, -- и нельзя было понять, кто приполз из-за борта, от смерти, кто -- раздетый -- прибежал с жилой палубы. Кто-то скомандовал полный назад, стоп, полный вперед, -- во мраке под парусами гибнущего парусника, в свете прожекторов, бегал, как бегают кошки на крыше горящего здания, человек, махал руками, орал так, что достигало только
в начало наверх
одно слово -- "под либорт! под либорт!" -- ныл радио-аппарат, -- и тогда ударил вновь "Свердруп" в борт парусника, и с ловкостью кошки возник из-за борта в свете прожекторов новый человек, бородатый старик, и из разинутой пасти летели слова: -- "черти! черти! черти! голубчики! -- под либорт, под либорт! берите! берите!"... А во мраке гибла белая шхуна, повисли бессильно паруса, клонились к воде. Ни одного огня не было на шхуне и только мирно, по-зимнему горела семилинейная лампенка на корме в кают-компании. Вскоре узналось, что старик, влезший на "Свердрупа" последним -- капитан парусника, что он сорок семь лет ходит по морям, четырежды гибнул -- и четыре громадных креста стоят на Мурмане, около сотен других, поставленных в память спасения от смерти в море; -- и что судовую икону -- Николу-угодника, -- которой благословил отец сына сорок семь лет назад, -- Николу успел взять с собой капитан [это обстоятельство настоятельно просил капитан Поленов внести в Акт, и поклялся при всех, что пятый поставит крест он у себя в Терибейке, на Мурмане]; -- что "Мезень" выдержала пятидневный шторм, "держали бурю", и тут, переутомленные, в затишьи заснули, проспали вахту, -- а "Свердруп" был пьян: тысячи верст просторов, сотни верст направо и налево, и вокруг, -- и надо же было двум суднам найти такую точку в этих просторах, чтобы одному из них погибнуть; -- одно утешение -- теория вероятности -- не "Мезень" -- "Свердрупа", а "Свердруп" -- "Мезень"! -- Гудело радио, нехорошо, сиротливо. Белые паруса "Мезени" легли на воду, -- и до последней минуты горела, горела сиротливым огнем в кают-компании на "Мезени" керосиновая семилинейная лампенка. Лачинов чувствовал себя весело и покойно, но руки чуть-чуть дрожали. И самым страшным ему был огонек в кают-компании на паруснике, этот домашний, мирный огонек, точно по осени в лесной избушке, -- этот огонек бередил своей неуместностью. Лачинов думал, что, если бы он прочел в книге об этой страшной ночи, когда в ветре и мраке никто не спал, а старики-поморы, которые появились из-за борта, плачут от лютого страха смерти, -- об этом паруснике, который на глазах, вот с лампенкой в каюте, затонул и повалился на борт, -- вот о той лодке, которую "Свердруп" спускал на воду и которая пошла к тонущему судну, а ей кричали, чтоб осторожней, чтобы не затянуло в воронку, если корабль пойдет ко дну, -- если бы Лачинов прочел это в книге, ему было бы холодновато и хорошо читать. И он думал о том, что любит читать книгу Жизни -- не на бумаге. Лачинов стоял у борта, в воде возникали и меркли фосфорические медузы, начинало чуть-чуть светать, "Свердруп" шел к берегу. К Лачинову подошел Саговский, сказал: -- А у меня новый друг появился. Смотрите, какой котишка славный. Его штурман Медведев привез с "Мезени", -- в руках у него был котенок. -- Перепугались? -- Нет, -- не очень, -- ответил Лачинов. -- Смотрите, какая медузья красота, -- но, -- вот тот огонек у кормы у меня все время смешивается со скверненьким маленьким человеческим страшком! -- -- А мы можем послать еще по письму, мы идем к берегу, -- сказал Саговский. -- Я уже написал. -- Нет, я никому ничего не буду писать, -- ответил Лачинов. --------------- ...А потом было море, в труде и штормах. Шторм бил семнадцать дней. Еще в горле Белого моря встретил шторм. "Свердруп" по 41-му меридиану шел на север, к Земле Франца-Иосифа, с тем, чтобы сделать высадку на Кап-Флоре, в этой Мекке полярных стран, где дважды повторилось одно и то же, когда гибнущий Нансен, покинувший свой "Фрам", встретил на Кап-Флоре англичанина Джексона, -- и когда гибнущий русский штурман Альбанов, покинувший далеко к северу от Земли Франца-Иосифа гибнущую, затертую льдами "Анну" Брусилова, два месяца шедший по плывущему льду на юг к Земле Франца-Иосифа, ушедший с "Анны" с десятью товарищами и дошедший до мыса Флоры только с одним матросом Кондратом [ибо остальные погибли во льдах], -- встретил на Кап-Флоре остатки экспедиции старшего лейтенанта Седова -- уже после того, как Седов, в цынге, в сумасшествии, с револьвером в руках против людей, на собаках отправился к полюсу и погиб во льдах. Начальника экспедиции профессора Кремнева -- одного из первых свалило море ("море бьет"), но он выползал на каждой станции из своей каюты, серый, бритый, с обесцвеченными губами, -- лез на спардек, стоял там молча и, если говорил, то говорил только одну фразу: -- Мы делаем такую работу, которую до нас не делало здесь человечество, -- мы идем там, где до нас не было больше десятка кораблей! -- Через каждые шесть часов -- через каждые тридцать астрономических минут -- на два часа были научные станции, и семнадцать дней -- до льдов -- был шторм. Жилая палуба была в трюме, в носовой части корабля; все было завинчено, люки были закупорены; судно -- влезая на волны и скатываясь с них -- деревянное судно -- скрипело всеми своими балками и скрепами; судно шло уже там, где вечный день, и в каютах был серый сумрак. Люди, по-двое в каюте, лежали на койках, когда не работали, в скрипе и духоте. На судне было привинчено и привязано все, кроме людей, -- и все же не было торчка, с которого не летело бы все; люди, лежа в койках, то вставали на ноги, то вставали на головы: -- качая, кренило на -- больше, чем на 45ь, ибо больше не мог уже показывать кренометр, сошедший в капитанской будке с ума. Сначала были ясные, упругие, синие дни под белесо-синим небом [ночью неба не было, а была муть, похожая на рыбью чешую и на воду], -- потом были метели, такие метели, что все судно превращалось в ком снега, потом были туманы, и тогда спадал ветер. И кругом были небо, вода -- и больше ничего в этих холодных просторах. Иногда ветер так свирепо плевался, так гнал волну, что "Свердрупу" приходилось вставать, итти полным ходом против ветра, рваться в него -- и все же ветер гнал назад. Ветры были нордовые и остовые. Семнадцать дней под-ряд только рвал ветер, выл ветер, свистел ветер -- и катила по "Свердрупу" зеленая волна. Если стоять на капитанском мостике, где всегда в рубке у руля два вахтенных матроса и штурман, и смотреть оттуда на судно, -- мертво судно: вот выполз на палубу метеоролог Саговский, полез на бак, к метеорологической будке, качнуло, обдало водой, и Саговский ползет на четвереньках, по-кошачьи, лицо его сосредоточенно и бессмысленно, и на лице страх, -- но вот еще качнуло, и ноги Саговского над головой, и он топорщится, чтобы не ползти вперед, а пиджак его залез ему на голову, -- и потом Саговский долго мучится у метеорологической будки, запутав ногу в канате, чтобы не слететь. -- Одним из первых слег Кремнев, потом повалились все научные сотрудники, предпоследним свалился Лачинов, последним Саговский; первый штурман хворал, "травил море"; кают-компания опустела, хворал и стювард. Нельзя было ходить, а надо было ползать; нельзя было есть, потому что не хотелось и потому что ложка проносилась мимо рта, и потому что все тошнилось обратно [матросы требовали спирта]; нельзя было умываться, потому что воды до лица не донесешь, не до мытья и -- стоит только выйти на палубу, как сейчас же будешь мокр, в соленой воде, которая не моет, а ссаднит сбитые места. Нельзя было спать, потому что раза четыре за минуту приходилось в постели становиться на голову и за постель надо было держаться обеими руками, чтобы не вылететь. И над всем этим -- этот -- в этих мертвых просторах визг, вой и скрип, которым визжало, выло и стонало судно, -- такой визг и скрип на жилых палубах в трюме, в котором пропадал человеческий голос. -- Через каждые тридцать астрономических минут -- через каждые тридцать морских миль по пути к северу -- приходил на жилую палубу из штурвальной вахтенный матрос, стучал в двери кают и орал, чтобы перекричать скрип и вой: -- На вахту! Кто в очереди? Через пятнадцать минут станция! -- На вахту! -- В половине восьмого утра, в двенадцать дня, в четыре дня, в восемь вечера на жилую палубу приползал и бил в гонг к чаю, обеду, кофе, ужину стювард, -- но столы в кают-компании были похожи на беззубые челюсти стариков, где одиноко торчали штурмана, механик и Саговский, -- гонг бессильно надрывался на жилой палубе. И через каждые четыре часа от полночи отбивала вахтенная смена склянки. И часы обедов, и часы вахт -- были астрономически условны в этих неделях белесой мути. Кинооператор, которого всего истошнило, который стал походить на смерть, просил, чтобы ему дали револьвер, чтоб он мог застрелиться. Доктор говорил о морфии. Зоолог -- он замолчал на все дни; Лачинов, который был с ним в одной каюте, наблюдал, как он провел первые пять суток: он лежал на четвереньках на койке, подобрав под себя голову и ноги, держась руками за борта, -- пять дней он не вставал с койки и не сказал ни слова; потом он уполз из каюты и два дня пролежал у трубы на спардеке, это были дни метели, -- Лачинов зазвал его в каюту, он пришел, лег, -- вскочил через четверть часа и больше уже не возвращался в каюту -- до льдов, когда качка прошла, -- он говорил, что он не может слышать скрипа жилого трюма, скрип ему напоминал о его "страстях": тогда, пять первых суток на четвереньках, он ждал смерти, боялся смерти! -- скрип трюма напоминал ему те мысли, которые он там передумал, -- он не любил об этом говорить. -- Лачинов видел со спардека, как Саговский пошел к своей будке, -- качнуло, окатило водой, -- и человек стал на четвереньки и пополз, и лицо его исказилось страхом. -- "Свердруп" шел вперед, на румбе был норд -- -- на жилую палубу пришел вахтенный матрос, дубасил в двери, кричал: -- На вахту! Кто в очереди? Встали в половине первого ночи. Стальное небо, снег, ветер, все леденеет в руках. Гидрологи, трое, в том числе Лачинов, поползли на корму, кинули лот, триста метров. Потом стали батометрами брать температуру и самое воду с разных глубин: триста метров, двести, сто, пятьдесят, двадцать пять, десять, пять, ноль; температуру с поправками записывали в ведомости, воду разливали по бутылкам; химик в лаборатории определял состав воды, ее насыщенность кислородом, прозрачность. Батометр надо нацепить на тросс, опустить в глубину, держать там пять минут, -- и потом выкручивать вручную тросс обратно: плечи и поясница ноют. Гидрологи кончили работу в половине четвертого, пошли по каютам обсыхать, -- загремела лебедка, бросили тралл. Второй раз скомандовали на вахту в 11 дня, снега не было и был туман, -- кончили в час дня, пошли по каютам, обсыхать. В половине восьмого вечера опять пришел вахтенный матрос, задубасил, заорал: -- На вахту! Кто в очереди? -- и тогда к начальнику экспедиции пошла делегация, половина экипажа научных сотрудников не вышла на работу. Кремнев один сидел на спардеке около трубы, руки он спрятал рукав в рукав; губ у него не было, ибо они были землисто-серо-сини, как все лицо; он горбился и его знобило, и он смотрел в море. К нему на спардек приползли научные сотрудники, впереди полз профессор Пчелин, не выходивший из каюты с самого Канина носа; сзади ползли младшие сотрудники; люди были одеты пестро, еще не потеряли вида европейцев, еще не обрели самоедского вида; все были злы и измучены. Профессор Пчелин, без картуза, в меховой куртке и брюках на выпуск, поздоровался с Кремневым, сел рядом, поежился от холода и заговорил: -- Николай Иванович, меня уполномочили коллеги. Никаких работ в такой обстановке вести нельзя, мы все больны, это только трата времени, -- мы предлагаем итти назад, -- и замолчал, ежась.
в начало наверх
Кремнев смотрел в море, медленно пожевал безгубыми своими губами, тихо сказал: -- Пустяки вы говорите. Тогда не надо было бы и огород городить, -- понимаете, -- городить огород? Все в порядке вещей -- море, как море. -- Тогда высадите нас на Новую Землю в Белужью губу, -- сказал Пчелин. -- Ведь мы все перемрем здесь. -- Конечно, в Белужью губу, -- ну ее к чорту, вашу экспедицию, товарищ Кремнев! -- закричал, толкаясь вперед, кинооператор. Кремнев все смотрел в море, тихо сказал: -- Пустяки вы говорите. Итти вперед необходимо. Что же, вы будете целый год жить у самоедов? -- Станции мы делать не будем, не выйдем на вахту. Мы все больны! Смотрите, какая качка. Мы не можем! Накатила волна, судно накренилось, покатились брызги, -- кинооператор полетел с ног, пополз к борту, заорал в страхе: -- Ну вас всех к чорту, -- ведь он, сволочь, виляет, как сука... в Белужью губу! -- Ну, разве это сильная качка? -- спросил Кремнев. -- Да это уже не качка, а шторм! Мы станции делать не будем, мы не можем! -- Тогда отдайте приказ, чтобы стали отштормовываться. Станцию сделать здесь необходимо, будем ждать, когда море ляжет. Меня самого море бьет не хуже вас. Выкиньте меня за борт, тогда делайте, что хотите -- От этого разговора в экспедиционном журнале осталась только одна запись: "Станция 18. 76ь51', 41ь0', ? mt, 5 ч. 0 м. 22-VIII. "Станция пропущена ввиду сильного шторма. Ветер -- 6 баллов, волнение -- 9, судно клало на волну на 45ь". На румбе был норд. В этот день выяснилось, что радио "Свердрупа" уже никуда не достигает, рассыпаясь, теряясь в той тысяче слишком верст на юг к полярному кругу, что осталась позади "Свердрупа". Ночью штормом сорвало антенны, утром их натягивали заново, матросы лазили по вантам, качаясь в воздухе над морем, -- и, когда натянули, радист начал шарить радио-волнами в просторах: просторы молчали, безмолвствовали. Но в этот день было принято последнее радио с земли -- из Москвы с Ходынки. Оно гласило следующее: дошло так -- "22/VIII. Всем, всем, всем. Схема из Москвы N 51. Украине поступление единого сельско-хозяйственного налога усиливается точка первый срок взноса десятому сентября... (пропущено)... Киевщине обсуждается борьба тихоновской автокефальной церковью точка борьбе церковники не останавливаются ни пред каким средствами зпт крадут друг друга церковную утварь совершают различные бесчинства тчк селе Ставиловке автокефалисты собрав всего села собак загнали их тихоновскую церковь зпт селе Медведном поймав тихоновского попа раздели его донага привязали дереву где он пробыл таком положении целый день тчк тихоновская автокефальная церковь опозорена не только глазах населения но среди священнослужителей у которых сохранились остатки честности тчк последнее время губернии отреклось сана 46 священников абзац -- Так простилась земля со "Свердрупом". -- Лачинов в этот день свалился от моря. Он ходил в радио-рубку, читал сводку -- эту, пришедшую сюда, в тысячи верст, в просторы вод, в одиночество, когда "Свердруп" никуда уже не мог бросить о себе вести. -- Из радио-рубки он шел лабораторной рубкой, тут никого не было, тогда он услыхал, как в метеорологической лаборатории кто-то говорит вполголоса, утешая, -- Лачинов подошел к двери и увидел: на корточках сидел Саговский, протягивая руки под стол, и говорил: -- Ну, перестань, ну, не мучься, милый, -- ну, потерпи, -- всем плохо. -- С кем это вы? -- спросил Лачинов. -- А я -- с кошечкой, с Маруськой, -- ответил Саговский. -- Ведь никто про кошечек не позаботится, а их море бьет хуже чем человека. Я тут под столом картонку от шляпы приспособил, сажаю туда котишек по очереди, чтобы отдохнули немного в равновесии. Совсем измучились котишки! -- И Лачинов понял -- самый дорогой, самый близкий ему человек -- в этих тысячах верст -- этот маленький, слабый человек, метеоролог Саговский: вот за этих котят -- к этим котятам и Саговскому -- сердце Лачинова сжалось братской нежностью и любовью. Лачинов подсел к Саговскому, сказал -- не подумав -- на ты: -- Ну-ка, покажи, покажи -- и вдруг почувствовал, как замутило, закружилась голова, пошли перед глазами круги, все исчезло из глаз, -- и тогда послышались в полусознании нежные, заботливые слова: -- Ну, вставай, вставай, голубчик, -- пойдем, к борту пойдем, я отведу, смотри на горизонт, я подожду, -- иди, милый! -- и слабые, маленькие руки взяли за плечи. -- Мне, думаешь, легко? -- я креплюсь!.. -- У борта в лицо брызнули соленые брызги. -- За бортом этой колбы, которая звалась "Свердруп", плескалась и ползала зеленая, в гребнях, жидкая муть, которая зовется водой, но которая кажется никак не жидкостью, а -- почти чугуном, такой же непреоборимой, как твердость чугуна, -- чугунная лирика страшных просторов и страшного одиночества, -- тех, кои за эти дни путин ничего не дали увидеть, кроме чаек у кормы корабля, да черных поморников, да дельфинов, да двух китов, -- да -- раза два -- обломков безвестных (погибших, поди, разбитых, -- как? когда? где?) кораблей... -- Впереди небо было уже ледяное, уже встречались отдельные льдины, в холоде падал редкий снег, была зима. -- Склянка пробила полночь. -- Лачинов, большой и здоровый человек, взглянул беспомощно, -- беспомощно, бодрясь, улыбнулся. -- Пустяки, -- вот глупости! -- Саговского матросы прозвали -- от него же подхватив слова -- Циррус Стратович Главпогода, -- Циррус сказал заботливо: -- Ты не стесняйся, вставь два пальца в рот -- и пойди ляжь полежать, глаза закрой и качайся... Вот придем на землю, я всем знакомым буду советовать -- гамак повесить, залечь туда на неделю и чтобы тебя качали что есть мочи семь дней под-ряд, а ты там и пей, и ешь, и все от бога положенное совершай!.. А то какого чорта... -- Лачинов улыбнулся, оперся о плечи Цирруса и медленно пошел к траппу на жилую палубу. -- На жилой палубе пел арию Ленского кинооператор: он был когда-то оперным актером и теперь, когда его не тошнило, пел арии или рассказывал анекдоты и о всяческой чепухе московского закулисно-актерского быта. Лачинов задержался у двери, опять замутило, -- кинооператор лежал задрав ноги и орал благим матом, штурман с гитарой сидел на койке. -- "А то вот артист Пикок", -- начал рассказывать кинооператор. Лачинов также знал эти -- пусть апельсиновые -- корки московских кулис и подумал, что Москва, вон та, что была в тех тысячах верст отсюда, -- только географическая точка, больше ничего. -- Лачинов, бодрясь, шагнул вперед, вошел в каюту доктора, стал у притолоки, сказал: -- Сейчас отбили склянку, полночь, на палубе светло, как днем. -- В Москве -- благословенный августовский вечер. На Театральной площади нельзя сесть в трамвай, женщины в белом. У вас на Пречистенке в полисадах цветут астры, и за открытым окном рассмеялась девушка, ударив по клавишам. Полярная звезда где-то в стороне. Вы пришли домой... -- Вы не знаете, какой сегодня день, -- вторник, воскресенье, пятница? -- Впрочем, Полярной мы еще не видели, мы только по склянке узнаем о полночи. -- В театре... -- Доктор лежал на койке головою к стене, от самого Канина носа он не раздевался и почти не вставал -- лежал в кожаной куртке, в кожаных штанах и в сапогах до паха, -- доктор, с лицом как земля и заросшим черной щетиной, медленно повернулся на койке и медленно сказал: -- Вы получите сапогом, если будете меня деморализовать! -- доктор говорил, конечно, шутя, -- конечно, серьезно. -- Театры еще... -- начал Лачинов и замолчал, почувствовав, что подступило к горлу, закружилась голова, пошли под глазами круги и -- все исчезло -- ...Лачинов бодрился все дни, ходил в кают-компанию, обедал, работал, в досуге забирался на капитанский мостик, где всегда велись нескончаемые разговоры о море, о портах и гибелях. На капитанском мостике в рубке штурман Медведев рассказывал, как он тонул, гибнул в море, -- он, юнгой, ходил на трехмачтовом промысловом паруснике, на его обязанностях лежало, когда поморы шли из Тромсэ и пили шведский пунш, стоять на баке и орать, что есть мочи -- "ай-ай-ай! -- вороти!" -- чтобы не наткнуться в ночи на встречный пьяный парусник; и этот трехмачтовый парусник погиб; -- Медведев помнил бурю и помнил, как капитан погнал его лезть на бизань и там -- рвать, резать, кусать зубами, но -- во что бы то ни стало -- сбросить парус, и бизань-мачта обломилась; больше ничего не помнил Медведев и утверждал, что в море гибнуть не страшно, ибо его нашли на третий день на обломке мачты с окоченевшими руками; он ничего не помнил, как три дня его носило море; от погибшего судна не сыскалось ни одного осколка; -- тогда были дни осеннего равноденствия, дни штормов, и еще принесло к берегу стол и сундук, и к столу была привязана женщина: с судна в море на шлюпке ушла команда; капитан не бросил своего судна; капитан привязал свою жену к столу, потому что она металась обезумевшей кошкой по судну; и капитан стал молиться Николе-угоднику, морскому защитнику; -- больше женщина ничего не помнила: гибнуть в морях не страшно, -- а от судна, с которого спаслись сундук, стол и женщина, не осталось ни человека, ни щепы... -- О Лачинове. -- Тогда, там, в географической точке, которая зовется Москвой, за три дня до отъезда в Архангельск, он узнал об экспедиции, и в три дня собрался, чтобы ехать, -- чтобы итти в Арктику, -- чтобы сразу разрубить все те узлы, что путали его жизнь, очень сложную и очень мучительную, потому что и по суше ходят штормы и многие волны былинками гонят человека, и очень мучительно человеку терять свою волю. В этой географической точке, которая зовется Москва и которую легче всего представить -- астрономически -- пересечением широт и долгот. Потому что здесь в море только так означались путины), остались дела, друзья, борения, ночи, рассветы, жена, усталость, тридцать пять лет жизни, картины, тщеславие, пыль в мастерской, -- и все время -- в страхе -- представлялась пустыня сентябрьской российской ночи, волчьи российские просторы, дребезг вагонных сцеплений, поезд в ночи, купэ международного вагона, где он один со своими мыслями, -- и поезд шел в Москву, и там, впереди во мраке, возникали зеленоватые огни Москвы; и все двоилось -- один Лачинов стоял у окна в купэ международного вагона и мучился перед Москвою, -- другой Лачинов с астрономических высот видит и эту пустыню ночи, и поезд в ночи, и Москву, и темное купэ, и человека -- себя же -- в купэ у окна: и тот, и этот -- один и тот же -- думал о том, что в Москве, на Остоженке навстречу выйдет безмолвная и ждущая жена, а на столе у телефона лежит десяток ненужно-нужных телефонных номеров, и ни жена, ни телефоны -- страшно ненужны. -- Здесь, на "Свердрупе" можно было быть одному, самим собою, с самим собой, перерыть всего себя, все перевзвесить. Надо было слушать склянки и гонг к еде, надо было выходить на вахту, надо было делать работу и жить интересами
в начало наверх
людей -- такую, такими, о которых никогда в жизни не думалось, -- в чемодане были письма Пушкина, Дон-Кихот и путешествие Гулливера, -- это чужая жизнь, -- но свои виски уже поседели, уже поредели, и кожа на лице, должно быть, деформировалась, привыкнув к бритве, -- и от времени, от встреч, от людей, от привычки, что за тобою наблюдают, -- такая привычно-красивая манера ходить, говорить, руку жать, улыбаться, -- а где-то там, за десятком лет, перед славой сохранился такой простой, здоровый и радостный человек, богема-студент, сын уездного врача, выехавший когда-то из дому в Москву, в славу, да так и застрявший в дороге, потерявший дом. -- Ветер в море все перешаривал, до матери, до детства, -- и было страшно, что ветер ничего не оставлял. -- Самое мучительное в шторме было то, что надо было все время напрягаться, напрягать мышцы, чтобы не упасть, не свалиться, надо было напрягать волю, чтобы помнить о качке, -- в койке, засыпая, надо было лечь так, чтобы быть в койке, как в футляре, чтобы не ездить по койке, чтоб упираться ступнями и головой в подложенные по росту вещи, чтоб держаться руками за борта койки, -- чтобы трижды в минуту вставать на голову. Нельзя было есть, потому что тошнило и стыдно было бегать к борту "травить море". Надо было упорною волей сутки разбить не на двадцать четыре, а на восемь часов, сделав из человеческих -- трое здешних суток. И скоро стало понятно, что ноги поднимать трудно, трудно слышать, что говорит сосед, -- что в голову вникает стеклянная, прозрачная, перебессонная запутанность и пустота, и кажется, что лоб в жару, и мысли набегают, путаются, петляют -- запуганными зайцами и океанской кашей волн, когда ветер вдруг с норда круто повернул на ост. И когда с физической отчетливостью ясно (тогда понятны доктор и зоолог, и кинооператор), мысли остры, как бритва: вот, койка, над головою выкрашенная белым, масляною краской, дубовая скрепа, -- электрическая лампа, -- пахнет чуть-чуть иодоформом или еще чем-то лекарственным (после дезинфекции перед уходом в море), -- балка идет вверх, встает дыбом, балка стремится вниз, -- рядом внизу какая-то скрепа рычит, именно рычит, перегородка визжит, -- дверь мяукает, -- забытая, отворенная дверь в ванную ритмически хлопает, -- пиликает над головой что-то -- дзи-дзи-дзи-дзи!.. -- надо, надо, надо скорее сбросить с койки ноги, и нет сил, надо, надо бежать наверх, кричать -- "спасайтесь, спасайтесь!" -- но почему вода не бежит по коридору, не рушатся палубы, когда совершенно ясно, что судно -- гибнет! -- гибнет! -- и почему никто не кричит? -- ну, вот, ну, вот, еще момент, -- вот, слышно, шелестит, булькает вода. -- И тогда также остро: "- что за глупости? Ерунда, -- я еще долго буду жить! Глупо же, ведь нет же никакой опасности!" -- И тогда, мучительно, неясно: -- Москва -- жена -- дочь -- выставки -- картины... Нет, ничего не жалко, ничего нет!.. Нет -- нет, дочь, Аленушка, милая, лозиночка, ты прости, ты прости меня, -- все простите меня за дочь: я по праву ее выстрадал!.. Жена -- выставки -- работа -- слава: -- нет... Ты прости меня, жена: не то, не то, не так! Славы -- не надо, не то, я же в ряд со всеми ползаю на вахты, меня никто не заставляет, меня никто в жизни ни разу ничего не заставлял. Работа -- да, я хочу оставить себя, свой труд, себя -- таким, как я есть, как я вижу. Это же глупость, что море убьет, а ты, Аленушка, прости! Ты и работа -- только!.. Ах, какая ерунда -- Москва!.. Голова у меня болит. Ужели -- вот эти тридцать пять-сорок лет жизни -- и есть те сотни хомутов, которые ты надел на себя, которые на тебя надели, которые надо тащить, от которых никуда не уйдешь. -- У Лачинова была воля -- видеть. Это он острее всех на "Свердрупе" отметил нелепицу радио -- прощального из Москвы радио, и он взял себе запись его со стены в кают-компании. Это он безразлично наблюдал, как обалдевшим людям даже Белушья губа на Новой Земле казалась спасением. Это он двоился, чтоб -- на себе же, не только на соседях -- наблюдать каторжную муку качки. И это у него загрелось нежностью сердце, когда Циррус возился с кошками. -- Но ноги подкашивались от утомления, и там -- у кошек -- первый раз затошнило, замучило, замутило, когда -- хоть в воду, хоть к чорту, хоть в петлю, -- лишь бы не мучиться!.. -- И тогда в заполночи -- на койке -- качалась, качалась переизученная скрепа над головой, в белой масляной краске, -- хоть в воду, хоть к чорту, лишь бы не вставать на голову, лишь бы не понимать, что в голове окончательно спутаны мозги, бред, ерунда, а желудок, кишечник, -- желудок лезет в горло, в рот -- -- и тогда все все-равно, безразлично, нету качки, -- единственная реальность -- море, -- бред, ерунда -- ...нет, с Петром I надо мириться. Лачинов стоит на верке Северо-Двинской крепости, той, что под Архангельском у взморья на Корабельном канале. От Петра осталась -- вот хотя б эта крепость: разрушение Петра шло созиданием, он все время строил, а у нас, у меня, наоборот, созидание шло разрушением. За крепостью, совершенно сохранившейся, совершенно пустой, которую Петр строил против шведов, но которая не держала ни одной осады, текла пустынная река, были волны и луна была величиной с петровский пятак -- На судне было тридцать восемь человеческих жизней, и одна из них была -- женскою жизнью. Но химичка Елизавета Алексеевна не походила на женщину, -- ее совсем не било море, она работала лучше любого матроса, она гордилась своей силой, она всем хотела помочь, -- и, если сначала матросы не стеснялись при ней пускать большие и малые узлы, то скоро стали крыть ими ее -- за ее здоровье и силу, за ее охоту помочь всем, -- за ее желание всем нравиться: мужчинам было оскорбительно, что женщина сильнее их в мужских их качествах, что у нее так мало качеств женских; но когда матросы уж очень изобижали ее, она плакала при всех, громко и некрасиво, как, должно быть, плачут тюлени. -- 30 августа "Свердруп" вошел во льды. Льды, ледяное небо были видны с утра, и к полночи кругом обстали ледяные поля и айсберги, страшное одиночество, тишина, где кричали лишь изредка редкие нырки и люрики, полярные птицы, да мирно и глупо плавали стада тюленей, с любопытством поглядывавших на "Свердрупа", медленно поворачивавших головы на человеческий свист. Качка осталась позади, все отсыпались, мылись, чистились, как к празднику, крепко спали. Утром уже кругом было ледяное небо и кругом были льды. "Свердруп" лез льдами. Капитан был на мостике, на румбе был норд, лицо капитана было ноябрьским, Кремнев сидел у трубы. Утром на жилой палубе был шопот: ночью залезли во льды, в ледяные поля так, что едва нашли лазейку оттуда, и что у капитана с Кремневым был ночью разговор, где капитан заявил, что он не в праве рисковать жизнями людей, а льды, если затрут, могут унести "Свердрупа" хоть к полюсу и, во всяком случае, в смерть; -- на румбе остались и север, и льды. -- Ночью была станция, от двух до пяти; легли спать осенью, в дожде, в мокроти, -- проснулись зимой, в метели; -- в полдень солнце резало глаза, мир был так солнечен и бел, что надо было надеть синие очки: в это солнце впервые после Канина носа определились, -- где, в какой астрономической точке "Свердруп", -- секстан показал 78ь33' сев. широты на 41ь15' меридиане. Люди первый раз после Архангельска были за бортом: вылазали на льды, ходили с винтовками подкарауливать тюленей. Тюлени плавали стадами и по ним без толку палили из ружей. Мир исполнен был тишиной и солнцем. -- Ночь была белесой, прозрачной; переутомление, которое проходило, смешало какие-то аршины, люди бродили осенними мухами, натыкались друг на друга, говорили тихо, дружественно и на "ты". Кругом ползли айсберги необыкновенных, прекрасных форм, ледяные замки, ледяные корабли, ледяные лебеди. Отдых от качки принимался благословением и праздником. -- "Свердруп" втирался к ближайшему айсбергу, чтобы взять пресной воды, -- и опять люди ходили на лед; надо итти ледяным полем, идешь-идешь -- полынья, -- тогда надо подтолкнуть багром маленькую льдинку и переплыть на ней полынью, а, если полынья маленькая, надо прыгать через нее сразбегу, отталкиваясь багром. Кинооператор ходил на айсберг фотографировать, -- лез по нему какие-нибудь пять саженей с час, залез -- и он редко видел такую красоту, внутри айсберга пробило грот, там было маленькое зеленое озерко и туда забивались волны, свободные, океанские, голубые... Под айсбергом и под людьми на нем были соленые воды океана, глубиною в версту. -- И опять наступила пурга, повалил снег, пополз туман. -- И новым утром на румбе был ост, а на жилой палубе говорили, что капитан снял с себя ответственность за жизни людей -- и эту ответственность принял на себя начальник экспедиции профессор Кремнев: по законам плавания за Полярным кругом каждому полагается в сутки по полустакана спирта, что за разговоры были между капитаном и начальником доподлинно никто не знал, но утром капитан, не спавший все эти дни, сидел в кают-компании и молча пил спирт, и молча сидел перед ним Кремнев, и все матросы были пьяны. "Свердруп" крепко трещал во льдах -- Никто из экипажа научных сотрудников не знал, никто из непосвященных не знал, что эти дни во льдах были опаснейшими днями: два матроса нижней команды, два матроса верхней команды, боцман, плотник, механик, первый штурман, капитан и начальник -- бессменно, бессонно, корабельными крысами, с электрическими лампочками на длинных проводах рылись за обшивками в трюме, ползали в воде меж балок, спускались под воду к килю, а донки захлебывались, храпели, откачивая бегущую в трюм воду, -- чтобы заплатать, забить, заделать пробоину в корпусе, чтоб, ползая на животах, на четвереньках, лежа на спинах -- спасать, спасти, спастись. Кремнев приказал молчать об этом -- и приказ матросам подтвердил ноганом. Кремнев и капитан имели крупный разговор; капитан сказал: -- "назад!" -- Кремнев сказал: -- "вперед!". Разговор был в капитанской рубке, Кремнев жевал безгубыми губами, смотрел в сторону и тихо говорил: "все это пустяки. Судно исправно. Мы пойдем на ост, выйдем изо льдов и пойдем на норд, по кромке льда. Льды не могут быть сплошные", -- лицо Кремнева было буденно и обыкновенно, как носовой платок, -- и капитану было очень трудно, чтоб не плюнуть в этот носовой платок. -- -- И эти ледяные сотни верст, ушедшие в океан убивать и умирать, остались позади. И опять были штормы. Приходили дни равноденствия, и невероятными красками горел север, то огненный, то лиловый, то золотой, -- и тогда вода и волны горели невероятными, небывалыми красками, -- но небо только на юге, только на юге было предательски-ночным. Секстан был ненужен, бессилен за тучами и туманами, и судно шло только лаком и компасом, -- наугад, в туманах. -- И был туманный день -- такой туман, что с капитанского мостика не видны были мачты и бак, -- клаузен всплывал уже дважды, -- капитан скомандовал в лебедку пустить пар, боцман пошел, чтобы отдать якоря, -- чтобы перестоять туман. И тогда вдруг колыхнулся и пополз туман, -- и вдруг -- так показалось, рядом, в полуверсте, можно было видеть простым глазом, -- над туманом возникли очертания огромных, понурых гор, -- туман пополз и в четверть часа впереди открылась -- земля, горы, снег, льды, льды, глетчеры, -- холодное, пустое, понурое, мертвое. Но опять на вершины гор пополз туман -- не-то туман, не-то облака, -- и повалил снег. До берега было миль семь. Снег перестал. "Свердруп" пошел вперед в эту страшную понурую серую щель между тучами и свинцовой зеленоватой водой. На баке вахтенный матрос мерил глубины лотом. Это была первая земля после Архангельска. Это была Земля Франца-Иосифа, -- но что за остров этого архипелага, что за бухта, что за мыс, быть может, никем еще не обследованный, никем еще не виданный, такой, на котором не ступала еще человеческая нога, -- об этом никто никогда на "Свердрупе" не узнал. -- Здесь пришли три первых человеческих
в начало наверх
смерти, -- зоолога, того, что боялся смерти, второго -- штурмана и третьего -- матроса; -- здесь "Свердруп" был меньше суток. -- "Свердруп" бросил якоря в миле от берега. В бинокль было видно, что, если ад, да не православный, который, прости-господи, немного глуповат, а аскетически-строгий ад католиков сдан в заштат и не отапливается, то пол в аду должен был бы быть таким же, как камни здесь на берегу, такой же мучительный, потому что базальты стояли торчком, огромными сотами, на которых надо рвать ногти, -- и камни были такой же окраски, как должны они были бы быть в аду, точно они только что перегорели и задымлены сажей, они стояли точно крепостные, по-старинному, стены. И в бинокль было видно, что было в Европе в начале Четвертичной эпохи, когда были только льды, туман, холоды, камни -- и не было даже за облаками неба. Были видны облака на горах, горы черные -- красновато-бурые, как железо, -- зеленая вода, -- и прямо к воде сползал глетчер. -- Опять повалил снег, и прошел. Со "Свердрупа" спустили шлюпку, -- штурман, матрос и с ними зоолог отправились на берег, на разведку. Шлюпку приняли волны, закачали, понесли, -- и скоро она стала маленькой точкой. И тогда опять поползли туманы, поползли справа, как шоры, медленно заволакивали все долинки, воду, вершины -- этой желтой, студеной мутью, -- и остров исчез, как возник, в тумане. Тогда "Свердруп" стал гудеть, первый раз после настоящей человеческой земли, чтобы указать оставшимся на берегу, где судно, -- и минут на пять не угасало в горах и в тумане эхо. И тогда -- через туман -- повалил снег, и сразу налетел ветер, завыл, заметался, засвистел, -- туман -- не пополз, -- побежал, заплясал, затыркался, -- ветер дул с земли, снег повалил серыми хлопьями величиною в кулак, -- и снег перестал, и туман исчез, -- и остался только ветер, такой, что он срывал людей с палуб, что якорные цепи поползли по дну вместе с якорями, -- что нельзя было смотреть, ибо слепились глаза, и ветер был виден, синеватый, мчащийся. "Свердруп" ревел, призывая людей с берега. И тогда увидели: от берега к "Свердрупу" шла шлюпка, ей надо было пройти наперерез ветру -- ее поставили прямо против ветра, -- и все трое на веслах гребли в нечеловеческих усилиях, изо всех сил. На "Свердрупе" знали: если не осилят, не переборят ветра, -- если пронесет мимо "Свердрупа", -- унесет в море, -- гибель. И капитан заволновался первый раз за всю путину. Все были на палубе. Видели, как трое корчились на шлюпке, боролись с волнами и ветром, -- видели, как шлюпка влезала на волны, падала в волны, -- разбивалась волна и каждый раз предательски захлестывала за борт, зеленой мутью брызгов. Капитан кричал: -- "Вельбот, на воду! Медведев с подвахтой -- на воду! На троссе, на троссе, -- готовь тросс!" -- и в машинное: -- "средний вперед!" -- и на бак к лебедке: -- "поднимай якоря!" -- Ветер был виден, он был синь, он рвал воду и нес ее с собой по воздуху, и вода кипела. "Свердруп" пошел наперерез, навстречу шлюпке. -- Со шлюпки доносились бессмысленные крики. И на шлюпке сделали непоправимую ошибку: зоолог бросил весла и стал картузом откачивать из шлюпки воду, -- на "Свердрупе" видели, как подхватил ветер шлюпку, как понесли ее волны по ветру: штурман повернулся на шлюпке, хотел, должно быть, сказать, чтоб тот сел на весла, иль обессилил: шлюпка завертелась на волнах бессмысленно, бесцельно, потерявшая человеческую волю, -- шлюпка была совсем недалеко от носа "Свердрупа", она стремительно неслась по ветру, -- она прошла совсем под носом "Свердрупа", -- и тогда стало ясно: люди погибли, их уносило море. И остальное произошло в несколько минут: "Свердруп" крейсировал, чтобы пойти вслед, -- развернулся -- и шлюпка была уже далеко, превратилась в точку, и в бинокль было видно, что в шлюпке остался один человек -- и еще через минуту все исчезло. -- И капитан же, тот, что волновался больше всех, скомандовал понуро и покойно -- "полный!" -- шлюпку унесло на ост, -- капитан окриком спросил: -- "на румбе?!" -- "Есть на румбе!" -- ответил вахтенный. -- "Зюйд-вест!" -- крикнул капитан. -- "Есть зюйд-вест на румбе!" -- "Так держать!" -- и "Свердруп" пошел в море, чтобы не погибнуть у земли самому Глава вторая. На Земле Франца-Иосифа не живет, не может жить человек, и там нет человека. На Островах Уиджа -- на острове Николая Кремнева -- не может жить человек, но там доживали осколки экспедиции Николая Кремнева. На Шпицбергене -- не может жить человек, но человечество послало туда людей -- там, на Шпицбергене художник Лачинов помнил ночь. Это были дни равноденствия -- дни второго года экспедиции. В домике инженера Бергринга, -- в дни после страшных месяцев одиночества во льдах, среди людей, в последнюю ночь перед уходом на корабле в Европу, он, единственный оставшийся от похода по льдам со "Свердрупа" на Шпицберген, -- ночью он, Лачинов, подошел к окну, смотрел, прощался, думал. Домик прилепился к горе ласточкиным гнездом; вверх уходили горы, горы были под ним, и там было море, и там на том берегу залива были горы, -- там, в Арктике, свои законы перспективы, светила луна и казалось, что горы за заливом -- не горы, а кусок луны, сошедшей на землю: это ощущение, что кругом не земля, а луна, провожало Лачинова весь этот год. И над землей в небе стояли столбы из этого мира в бесконечность -- столбы северного сияния, они были зелены, величественны и непонятны. В ту ночь Лачинов осознал грандиозность того, что он слышал, как рождаются айсберги: это гремит так же, как гремело, должно быть, тогда, когда рождался мир, и это очень торжественно, как льды отрываются от ледяных громад и идут в океан убивать и умирать. В тот день Лачинов пил виски и шведский пунш, и было им, четырем, очень одиноко в ночи, в этом маленьком домике, построенном из фанеры и толи, как строятся вагоны, с эмалированными каминчиками в каждой комнате, с радио-аппаратом в кабинете, с граммофоном в гостиной, -- похожем на русский салон-вагон. -- Там тогда в этом домике было четверо: двое из них тогда уезжали в Европу, -- Лачинов в Архангельск, строить новую жизнь, -- инженер Глан -- в Испанию иль Италию; Бергринг оставался на шахтах; Могучий уходил на север Шпицбергена. -- Человечество!.. -- человечество не может жить на Шпицбергене, -- но там в горах есть минералогические залежи, там пласты каменного угля идут над поверхностью земли, там залежи свинца и меди, и железа, и прочее: и капитализм бросает туда людей, чтобы капать железо и уголь. Там брызжут фонтанами среди льдов киты, ходят мирные стада тюленей, бродят по льдам белые медведи, бродят песцы, -- и человечество бросает людей, чтобы бить их. -- Там свои законы: и первый закон -- страшной борьбы со стихиями, ибо стихии там к тому, чтоб убивать человека. И там человек человеку -- должен быть братом, чтобы не погибнуть: но и там человек человеку бывает волком, -- там на Шпицбергене нет никакой государственности, ни одного полисмэна, ни одного судьи, -- но у каждого там есть винтовка и там есть быт пустынь. -- Вот о том, что уехал в Испанию, об инженере Глане; тот, кто первый воткнет палку во льдах и горах, никому не принадлежащих, и напишет на дощечке на ней -- "мое, от такой-то широты и долготы -- до таких-то", -- тот и является собственником: это называется делать заявки на земли и руды; инженер Глан, норвежец, -- он квадратен, невысок, брит, на ногах пудовые башмаки и краги, брюки галифе, под пиджаком и жилетом фуфайка и на вороте фуфайки галстух (!) -- а на шее на ремешках цейсс и кодак. Каждым июлем, -- месяцем, когда может притти первое судно на Шпицберген, -- инженер Глан приезжает на Шпицберген в свои владения, в Коаль-бай, где у него избушка и где стоит по зимам его парусно-моторный шейт, -- он, Глан, -- горный инженер, и на этом суденышке он бродит по всем берегам Шпицбергена, изучает, щупает камни, землю, под землей, -- и: делает заявки. Это весь его труд. Он спит в каюте на своем шейте, и на снегу в горах, и на льду -- в полярном мешке, непромокаемом снаружи, меховым внутри, с карманами внутри для виски и сигарет, -- и просыпаясь утром, еще в мешке, он пьет первую рюмку виски, чтоб пить потом понемногу весь день; он спал в мешке не раздеваясь; на шейте кроме него были матрос, механик и капитан; все вместе они ели консервы, пили кофе и молчали; когда они были в походе и Глан не спал, он сидел на носу, сутками молчал и смотрел в горы, и курил сигаретты. -- Инженер Глан продал голландцам угольную заявку -- за пятьсот тысяч фунтов стерлингов, без малого за пять миллионов рублей. Зимами он в Ницце. Рабочие роют голландцам уголь. Глан приезжает только на два летних месяца, когда ходят корабли. Он большой миллионер, -- и он, конечно, волк: он продал англичанам замечательные заявки на мрамор, англичане привезли рабочих, машины, радио, инженеров, лес (там ничего не растет, и каждое бревно, каждую тесину надо привозить), пищу (потому что там нечего есть, кроме тюленьего сала, которое несъедобно), -- и англичане разорились, эта английская фирма, потому что мрамор там -- за эти века постоянного холода -- так перемерз, так деформировался от холода, что, как только отогревался, -- рассыпался сейчас же в порошок. -- Глан почти не говорил, у него очень крепкие губы, -- и синие жилки, от здоровья и от виски, на носу и у висков... -. полгода ночи, северных сияний, такой луны, при которой фотографируют, -- таких метелей, которые бросаются камнями величиной в кулак. -- Девять месяцев в году люди, оставшиеся там, отрезаны от мира, -- между собой сообщаются там они радио и собаками, -- и на лыжах, если расстояния не больше десятка миль. Там не нужно денег, потому что нечего купить, -- там люди едят и пьют то, что скоплено, привезено с человеческой земли; там не дают алкоголя. Там нет женщин, -- там ничто не родится, и люди приезжают туда, чтобы почти наверняка захворать цынгой. -- Там нет ни полиции, ни одного судьи: директор копий, инженер, в Европе нанимает рабочих, -- они будут получать кусок и жилье, за это с них будет вычитаться из того сдельного, что они накопают в шахтах; если они хотят, их жалование будет выдаваться в Европе тем, кому они укажут, -- или они получат его весной. К весне почти все на шахтах перехворают цынгой. -- Домики построены -- как русские железнодорожные теплушки, в этих теплушках люди переползают из одного года в другой, к смерти, к цынге. Директор копей подписывает с рабочими контракт, рабочий работает сдельно, и, если он захворал, если он сошел с ума, -- с него только вычитают за лечение и за пищу, и за угол в теплушке... -- Но жизнь есть жизнь, и вот, в ноябре, в декабре, январями, когда на Шпицбергене ночь, в эти дни-ночи там в Арктике -- на Грин-гарбурге, в Адвен-бае, в Коаль-сити -- в северном сиянии и ночи, круглые сутки, посменно роются в земле, в шахтах и штольнях; рабочие рвут каменноугольные пласты, толкают вагонетки, разбирают сор шахт и подземелий. Потом рабочие уходят в свои казармы, чтобы есть и спать. Изредка, в те часы, которые условно называются вечером, рабочие идут в свою столовую, там показывают кино-фильму или рабочие играют пьеску, где женщин исполняют тоже рабочие. Тогда приходит радио, и только оно одно рассказывает о том, что делается в мире. Над землей ночь. Люди едят консервы. -- В Адвен-бае по воздуху во мраке и холоде мчат с высочайшей горы от шахт к берегу вагончики воздушной электрической железной дороги, с углем; иногда в этих вагончиках видны головы рабочих, склоненные, чтобы не убил на скрепах ток; -- а над Грин-гарбургом -- в гору ползут вагончики, -- тоже электрической, но подъемной железной дороги, -- и уходят в земное брюхо. И над Грин-гарбургом, и над Коаль-сити горит, горит мертвый свет электричества, -- и горит, горит над ними обоими в небесах северное сияние. Часы показывают день. Там в шахтах, в верстах под землей гудит динамит, в динамитной гари роются рабочие, все, как один, в синих комбинишах, застегнутых
в начало наверх
у шеи, и в кожаных шлемах, чтобы не убил камень, оторвавшийся наверху. В час прогудит гудок, или в двенадцать, и рабочие потекут во мраке есть свои консервы, отдохнуть на час. И, когда они возвращаются в шахты, быть может, иной из них взглянет на горы и глетчеры, и льды вокруг -- на все то, что не похоже на землю, но похоже на луну. Быть может, рабочий подумает -- о земле, об естественной человеческой жизни, о прекраснейшем в жизни -- о любви и о женщине, -- и он бросит думать, должен бросить думать, -- ибо ему некуда уйти, он ничего не может сделать и достигнуть, -- ибо природа, ибо расстояния, непокоренные, непокорные стихии, что лежат вокруг, -- существуют к тому, чтобы не давать жить, чтобы убивать человека. И лучше не думать, ибо никуда не уйдешь, ибо кругом смерть и холод, -- и нельзя думать о женщине, ибо женщина есть рождение, ибо можно думать -- только о смерти. Надо рыть каменный уголь, надо как можно больше работать, чтобы больше вырыть, чтобы проклясть навсегда эту землю... Надо быть бодрым, ибо -- только чуть-чуть затосковать, заскулить -- неминуемо придет цынга, это болезнь слабых духом, которую врачи лечат не лекарствами, -- а: бодростью, заставляя больных бегать, чистить снег, таскать камни, быть веселыми, ибо иначе загниют ноги и челюсти, выпадут волосы, придет смерть в страшном тосковании. -- В Коаль-сити только один инженер. В Адвен-бае, в Грин-гарбурге вечерами собираются инженеры, пять-шесть человек, -- их клубы, как салон-вагоны, но там есть и читальня, где стены в книгах, и биллиардная, в третьей комнате диваны и рояль, -- но на рояли никто не умеет играть, и вечерами надрывается граммофон, -- вот теми вечерами, которые указаны не закатом солнца, а -- условно -- часами на стене и в карманах. Инженеры вечером приходят к ужину в крахмалах, все книги прочитаны, каждый жест партнера на биллиарде изучен навсегда; можно говорить о чем угодно, но избави бог вспомнить слово и понятие -- женщина: у повешенных не говорят о веревке, -- и тогда надо очень большую волю, чтобы не крикнуть лакею: -- "гоп, бутылку виски!" -- чтоб не выпить десяток бутылок виски, расстроив условное часосчисление, чтоб не пить горько и злобно... -- Это идет час, когда рабочие смены уже сменились, -- уже отшумела столовая и в бараках на нарах в три яруса спят рабочие -- перед новым днем (или ночью?) шахт. -- ... В те дни, когда Лачинов был на шахте у инженера Бергринга, с каждым пароходом с земли, из Европы, Бергрингу привозили тюки с книгами, -- и у него в чуланчике стояли ящики с виски и ромом, и коньяком. Коаль-компания только что возникала, -- там людей было меньше, чем экипажа на хорошем морском судне: Бергринг капитанствовал. Его домик был, как ласточкино гнездо, он повис на обрыве, и к домику вела каменная тропинка. В кабинете у него был радио-аппарат, чтоб он мог говорить с миром, в гостиной -- граммофон, -- и всюду были навалены книги: но книги были только по математике и по хозяйственным вопросам, и по горному делу, только. Он, Бергринг, с утра одевался в брезентовые пиджак и брюки, и краги его были каменны. Лачинов поселился у него в комнате вместе с Гланом, это были странные дни, в постель им приносили кофе, и мальчик растапливал камин. Потом они опять засыпали. В полдни к ним приходил Бергринг, в ночной рубашке, с бутылкой виски и с сифоном содовой, и они в постели, прежде чем умыться, пили первый стакан виски. В два они обедали. Бергринг, когда не уходил к рабочим и не говорил с гостями, он сидел с книгой и со стаканом виски. В пять было кофе, и после кофе на столе появлялась бутылка коньяка, она сменялась новой и новой бутылками. -- И была ночь, их было четверо в гостиной Бергринга: Бергринг, Глан, Могучий и Лачинов. Могучий был русским помором, он сохранил отечественный язык, -- но давно уже, еще его деды, звероловы, китобои, моряки перешли жить в Норвегию, и думал Могучий уже по-норвежски -- Была ночь, когда люди прощались, братья, -- братья, потому что они вчера встретились по признаку человек, и завтра расстанутся, чтоб никогда не увидеть больше друг друга, -- потому что на севере человек человеку -- брат -- -- тогда можно было понять, что будет через месяц с Бергрингом -- -- ...ночь, арктическая, многомесячная ночь. Домик в горе, в снегах, в холоде, стены промерзли, -- из замерзших окон идет мертвый свет; -- и то, что видно из окон -- никак не земля, а кусок луны в синих ночных снегах. Стены промерзли, и мальчик круглые сутки топит камин. -- Часы показывают семь утра, мальчик принес кофе, вспыхнуло электричество в спальне, -- рабочие ушли в шахту, -- за стенами или метель, или туман, или луна, и всегда холод и мрак. Инженер Бергринг встал, сменил ночную рубашку на свой брезентовый костюм. В кабинете радио вспыхнуло катодной лампой, -- оттуда, с материка, из тысяч верст, из Европы: пришли вести о всем том, что творится в мире... -- Но мир инженера Бергринга ограничен -- вот этим скатом горы: можно выйти из домика, спуститься с горы к баракам, пройти в шахты, -- и все: ибо ближайшие люди в двух днях езды на собаках, ближайшая шахта. Обед, как всегда, в два, как всегда в столовой внизу, и толстый кок подает горячие тарелки. А потом -- диванчик у столика в гостиной, против камина, и бутылка виски на столе, и книга в руках, и -- там за окном ночь и луны пространств. Лицо у инженера Бергринга -- как на старинных шведских портретах. -- Иногда приходит десятский и говорит о том, что или того-то убило обвалом, или тот-то захворал цынгой, или тот-то сошел с ума, -- тогда надо отдавать короткие распоряжения, обыденные, как день. Иногда по льдам с соседних шахт, на собаках приезжают гости, очень редко, -- тогда надо доставать шведский пунш и говорить -- вот, о сегодняшних своих буднях, о рабочих, о выработках, о шахтах, о запасах провианта, -- тогда надо пить пунш, и граммофон рвет свою глотку. -- Но чаще другом остается книга, мысль уходит в книгу, в пространства мира, куда заносят эти книги, особенно подчеркнутые этим, что никуда, никуда не уйдешь, ибо -- вот на сотни миль кругом -- горы во льдах и неподвижные льды, -- там новые сотни миль ползущих, ломающихся льдов, корка морей в туманах и холодах, и ночи, -- а там тысячи миль морских пространств... -- и только там настоящая, естественная человеческая жизнь, -- и книги, все, что собраны Бергрингом, -- книги о звездах, о законах химии и математики, о горном деле -- молчат об этой естественной жизни: мысль Бергринга волит познать законы мира, где человек -- случайность и никак не цель -- тогда зналось, как угольщик -- последний угольщик со Шпицбергена -- понесет через океан уголь, инженера Глана и его, Лачинова, -- дешевый уголь -- не особенно высокого качества, он идет на отопление второсортных пароходов, но он сойдет и на небольшой фабричке, он прогорит в камине торжественно английского джентльмена, на нем выплавят дешевую брошечку -- массового производства -- для фреккен из Швеции, -- но он же даст и деньги, деньги, деньги -- английской, голландской, норвежской -- угольным шпицбергенским компаниям: это то, что гонит людей даже туда, где не может жить человек. -- Но инженер Глан поедет в Испанию, будет греться на солнце, смотреть бои быков, и всюду с ним будет виски, и около него будут женщины. -- А художник Лачинов -- он, -- чудеснейшее в мире, невероятнейшее -- она: тогда, там в море, год назад, в бреду -- -- Лачинов стоит на верке Северо-Двинской крепости -- на всю жизнь -- она, одна, любимая, незнаемая -- ... Там за окном из этого мира в бесконечность уходили столбы северного сияния. Завтра уйдет пароход на юг, -- завтра уйдет Могучий на север. Виски пили с утра. Лачинов стоял у окна в домике, как ласточкино гнездо, смотрел на горы за заливом, -- и хрипел граммофон. И тогда заговорил Могучий -- женщина! -- каждый звук этого слова скоро наполнился густою кровью, тою, что билась в висках и сердце у этих четверых, -- и не могло быть лучшей музыки, чем слово -- женщина -- -- Женщина! Все экспедиции, где есть женщина, -- гибнут, -- говорил Могучий, -- гибнут потому, что здесь, где все обнажено, когда каждый час надо ждать смерти, -- никто не смеет стоять мне на дороге, и мужчины убивают друг друга за женщину, -- мужчины дерутся за женщину, как звери, и они правы. Я оправдываю тех, кто убивает за женщину. -- Четыре месяца я проживу один, в избушке, где второму негде лечь, -- четыре месяца я не увижу никакого человека, -- и я все силы соберу, я сожму всю свою волю в кулак, чтобы не думать о женщине, -- но она вырастет в моих мыслях в гораздо большее, чем мир!.. -- Могучий замолчал, заговорил негромко: -- Ну, говорите, вот она вошла, вот прошуршали ее юбки, вот она улыбнулась, вот она села, и башмак у нее такой, ах, у нее упала прядь волос, и шея у нее открыта, -- ну, говорите, ну, говорите о пустяках, о том, что я про себя должен сказать -- "я вошел", а она сказала бы -- "я вошла". Она положила ногу на ногу, она улыбнулась -- что может быть прекрасней?!. -- Экспедиции гибнут, да! -- Мой друг, промышленник, на берегу провел ночь с женщиной, наутро он ушел, сюда, -- и он нашел у себя в кармане женскую подвязку: он не кинул ее в море, и он погиб, -- он погиб от цынги, целуя подвязку... Женщина! -- ведь он же знал, как завязывается каждая тесемка и как расстегивается каждая кнопка, -- и вот: -- где-то во льдах, их десятеро и одиннадцатая она, и двенадцатый тот, кому она принадлежит, -- за льдиной сидит человек с винтовкой, один из десятерых, и навстречу к ней идет двенадцатый, и пуля шлепнула его по лбу... -- Ну, говорите, ну, говорите же, как она одета, как расстегиваются ее тесемки... -- -- Да-да, да-да, -- заговорил в бреду Лачинов. -- Знаете, Архангельск, -- мне стыдно слушать, что вы говорите, -- я никогда ее не видел, я много знал женщин, я многое знал, я многое видел, -- я год шел льдами: я все брошу для нее. Неправда, что нельзя думать о ней: я шел во льдах и не умер только ради нее. Я еду прямо в Архангельск, в Северо-Двинскую крепость, -- это единственное в жизни -- Лачинова перебил Могучий: -- "ну, говорите, ну, говорите, как она улыбнулась? -- глядите, глядите, какая у нее рука!.." И тогда крикнул Бергринг: -- "Молчать, пойдите на воздух, выпейте нашатырю, вы пьяны! не смейте говорить, -- вы завтра идете на север! -" Глан стал у дверей, руки его были скрещены. Могучий грозно поднялся над столом. -- Опять кричал Бергринг: -- "Молчите, вы пьяны, идемте к морю на воздух, -- иначе никто из нас никуда не уйдет завтра!" -- тогда, там у окна, Лачинов понял, навсегда понял грандиозность того, как рождаются айсберги: это гремит так же громко, как когда рождаются миры -- -- ... На утро Лачинов и Глан ушли в море, на юг. На утро Могучий ушел на север, на зимовку -- На Шпицбергене, в заливах, на горах, -- на сотни верст друг от друга разбросаны избушки из толи и теса; они необитаемы, они поставлены случайной экспедицией -- для человека, который случайно будет здесь гибнуть; иные из них построены звероловами, зимовавшими здесь. Все они одинаковы, -- Лачинов на пути своем с острова Кремнева встретил три такие избушки, и они спасли его жизнь. Двери у избушек были приперты камнем, они были отперты для человека, в них никто не жил, -- но в одной из них на столе, точно люди только что ушли, лежало в тарелке масло, -- а в каждой в углу стояли винтовка и цинковый ящик с патронами для нее, а в ящиках и бочонках хранилась пища, на полках были трубка и трубочный табак. Посреди избы помещался чугунный камелек, около него стол, около стола по бокам две койки, -- больше там ничего не могло поместиться; у камелька лежал каменный уголь. Снаружи домик был обложен камнем, чтобы не снес ветер. Около домиков лежали звероловные принадлежности, были маленькие амбарчики с каменным углем и бидонами керосина. Домики были открыты, в домиках -- были винтовка, порох, пища и уголь, -- чтоб человеку бороться за жизнь и не умереть: так делают люди в Арктике. Последний домик, где Лачинов, уже в
в начало наверх
одиночестве, потеряв своих товарищей, прокоротал самые страшные месяцы, стоял около обрыва к морю, у пресноводного ручья, между двух скал, -- и это был единственный дом на сотню миль, а кругом ползли туманы и льды. -- Быт и честь севера указывают: если ты пришел в дом, он открыт для тебя и все в доме -- твое; но, если у тебя есть свой порох и хлеб, ты должен оставить свое лишнее, свой хлеб и порох, -- для того неизвестного, кто придет гибнуть после тебя. -- На утро Могучий с товарищами, на парусно-моторном шейте ушел на север Шпицбергена, на 80ь. Их было пятеро здоровых мужчин; они повезли с собой все, что нужно, чтобы прожить шестерым, мясо, хлеб, порох, звероловные снасти и тепло, -- и не домики, а конуры, каждая такой величины, чтобы прожить в ней одному человеку и шести собакам: все это они припасли от Европы. На 80ь они вморозили в лед свой шейт и разошлись в разные стороны, на десятки миль друг от друга, чтобы зарыться в одиночество, в ночь, в снег. Они расползлись на своих собаках, на собаках и на плечах растаскивая домики, -- в октябре, -- чтобы встретиться первый раз февралем, когда на горизонте появятся красные отсветы солнца: эти месяцы каждый из них должен был жить -- один на один с собою и стихиями многомесячной ночи и извечного холода. Там некому судить человека, кроме него самого, там он один, -- и там у всех людей один враг: природа, стихии, проклятье, -- там ничто никому не принадлежит, -- ни пространства, ни стихии, ни даже человеческая жизнь, -- и там крепко научен человек знать, что человек человеку -- брат. Там человеку нужны только винтовка и пища, -- там не может быть чужого человека, ибо человек человека встречает, как брата, по признаку человек, -- как волк встречает волка по родовому признаку волк. Там нельзя запирать домов, и там -- в страшной, в братской борьбе со стихиями -- всякий имеет право на жизнь -- уже потому, что он смел притти туда, смеет жить -- -- ночь, арктическая, многомесячная ночь. Быть может, горит над землей северное сияние, быть может, мечет метель, быть может, светит луна, такая, что все, все земли и горы начинают казаться луной. И там -- в ледяных, снежных просторах и скалах -- идет Могучий: с винтовкой на руке, от капкана до капкана, смотрит ловушки, -- не капался ли песец? -- следит медвежьи следы, -- делает то, что делает каждый день; потом он приходит к себе в избушку, растапливает камелек, кормит собак, греется у камелька, пьет кофе, ест консервы или свежую медвежину, курит трубку; -- еще подкидывает в камелек каменного угля, подливает тюленьего жира и -- лезет в свой мешок спать, в мешок с головой, потому что к часу, когда он проснется, все в домике закостенеет от семидесяти-градусного мороза. -- У этого человека, у Могучего, есть своя биография, как у каждого, -- и она несущественна; за ним числится, как он в дни, когда в Архангельске были Мюллер и англичане, когда они уходили оттуда, он, помор Могучий, взял советское судно, ушел на нем из-под стражи, перестрелял советских матросов, судно продал в Норвегии, на второй его родине: это несущественно; Европа не уделила ему места на своем материке, право на жизнь погнало его в смерть: нельзя не гордиться человеком, который борьбой со смертью борется за право жить -- Он лежит в своем мешке; о чем он думает? -- какою астрономически-отвлеченной точкой ему кажутся -- Христиания, Тромпсэ, Архангельск, Москва? -- ............... -- и такою же арктической ночью, на восток от Шпицбергена и на градусе Могучего, на острове, названном островом Кремнева, почти в такой же избушке -- над бумагой, картами и таблицами -- сидел другой человек, Николай Кремнев, -- на столе горел в плошке тюлений жир, и против Кремнева писал и выводил математические формулы второй профессор -- физик Василий Шеметов -- -- Эта земля была последней землей, куда пришел "Свердруп", -- культурное человечество не знало об этой земле, она не была открыта, -- она была осколком островов Уиджа. -- Она, невидная простым глазом, возникла в бинокле. Солнце во мгле чуть желтело, вода вблизи была стальной -- и синей, как индиго, вдали; льды, ледяные поля были белы, в снегу, айсберги сини, как эмаль... -- Там, вдали в бинокль восставал из ледяных гор огромный каменный квадрат, одна сплошная скала, обрывающаяся в море и льды, вся в снегу, и снег под солнцем и в бинокле был желт, как воск, блистал глетчер, черными громадами свисали скалы, -- все одной громадной глыбой, наполовину освещенной солнцем, другою половиной, серой, уходившей за горизонт и во мглу. Кругом судна были горы айсбергов. Земля безмолвствовала и величествовала, как никогда в жизни каждого: земля, эти мертвые скалы и льды, где никто, кроме белых медведей и птиц, не жил, не живет и не может жить, -- величественна, промерзшая навсегда, навсегда мертвая, такая, которая никогда, никогда не прийдет в подчинение человеку, которая вне человечества и его хозяйничаний. -- В каждом человеке, все же, крепко сидит дикарь: эти земли, эта пустыня, эта мертвь -- прекрасны, здесь никто не бывал, -- так прекрасно и страшно видеть, изведать и знать первый раз! -- Застревали во льду, все были на палубе, капитан на мостике, штурмана по местам, на юте, на баке, у руля. Прошли уже часы, и земля впереди видна простым глазом, до нее каких-нибудь тридцать миль, -- веяла холодом, морозами, величием и тишиной. Лед, ледяные поля обстали вокруг сплошною стеной. Тюлени смотрят из воды удивленно, целые стада. Земля видна ясно, и непонятно, как забраться на нее: она вся в снегу и льдах, и льды отвесами падают в воду... -- Земля!.. К земле "Свердруп" пришел в 0 часов 10 минут. Всю ночь на севере стояла красная, как кровь, никогда не виданная заря, от которой мир был красен. Вода была красной, лиловой, черной, зеленой: потом, за день и за ночь, вода была и как бутылочное стекло, и как первая листва, и как павшая листва, и лиловая всех оттенков, и коричневая, и синяя. А небо было -- и красным, и бурым, как раскаленная медь, и сизым, как вороненая сталь, и белым, как снег, и розовым, как розы, -- и в полночь ночное небо -- темное -- на юге. Понурая, земля лежала рядом, горы, глетчеры и снег, -- и в извечной тишине кричали на скалах, на птичьем базаре -- птицы, словно плачет, стонет, воет, рвет горечью и болью -- нечеловеческими! -- земля свое нутро, точно воет подземелье, нехорошо!.. -- "Свердруп" отдал якорь в полночь. Лачинов, кинооператор, врач, метеоролог и два матроса -- они сейчас же пошли на шлюпке к берегу, чтобы впервые вступить на ту землю, на которую не ступала еще нога человека. Они были вооружены винтовками, в полярных костюмах, -- прибой долго не давал возможности пришвартоваться, -- и сейчас же на берегу, на снегу они увидели следы медведя. Они пошли группой, молча. Было очень тихо, мертво горели север и небо. Они слезли на косе, на отмели, вдалеке от гор, и перед ними восстали колонны базальтов, которые с борта казались величиной в табурет, но оказались в хороший двухъэтажный дом; они стояли, словно крепостные, по-старинному, стены, точно окаменевшие гиганты-соты, нет, не бурые, а как заржавленное железо. Влезли на них, и под ногами началось адово дно: камни, черного цвета и цвета перегоревших железных шкварков (что валяются у доменных печей), лежали так и такие, что по ним надо ходить в железе и лучше ползать на четвереньках; в иных местах эти камни размещались в порядок, словно земля родит каменные яйца, по-прежнему черные, величиной в человеческую голову. В лощинах были озерки с пресной водой, во льду: отряд ломал прикладами лед, чтобы пить. -- И отряд нашел избушку. Они нашли избушку на косе, на юру, вдали от гор, где был только один смысл устроиться жить: это -- чтобы быть елико возможно больше видным с моря, воды пресной там поблизости не было. Давно известно, что все северные моря изброжены русскими поморами и что Шпицберген был известен на Мурмане под именем Грумант -- за четыреста лет до того, как его открыл Баренц, и что на многих островах разбросаны безвестные поморские часовни, -- но эта избушка была не русской, -- там жил, должно-быть, норвежец, -- судя по этикетке на табачной коробке и по аптечной надписи на пузырьке [и эта коробка от сигар указывала, что здесь жил не зверолов-норвежец, а кто-то иной, ибо он курил сигары, а не трубку]. Избушка была развалена, она стояла на камнях, она построена была из тонкого теса, как строят рубки на кораблях, снаружи она была обложена камнем. Крыши на ней уже не было, не было одной стены. Все было развалено и разбито -- чем? как? -- Валялись кое-какие домашние вещи, штаны, стояла печурка из чугуна, около нее кресло из плит базальта; были нары из дерева, в стену воткнуты были вилка и столовый нож, осталась на столе солоница, с порыжевшей лужей соли. Ни запасов, ни пороха не было. И все было разбито: совершенно бессмысленно, -- кто-то ломал в припадке сумасшествия, или это ломал не человек, -- а, если человек, то он был вчера здоров и жил буднями, а утром сошел с ума и стал громить самого себя, -- самого себя, дом, забыв в стене нож и солоницу на столе... Вокруг избушки были разбросаны боченки, обручи, утварь, кастрюли, консервные банки, два весла, топор, -- и было вокруг много костей разных животных, медведей, моржей, тюленей, белух: и одна кость была костью человеческой ноги, так определил врач. Кости лежали около ящиков, стоявших в тщательном порядке. Ни одной приметы о сроках и времени не было, когда здесь жили: три, тринадцать, двадцать лет назад?.. Кости!.. -- Потом отряд в мусоре нашел самодельное ружье: оно было сделано, вырублено топором, из бревна, и ствол был -- из газонапорной трубы. Этого острова не знало культурное человечество, -- отряд обыскал все и не нашел ни одной пометы, какие обыкновенно оставляют все приходящие в эти страны. Кругом камни и льды, и море, -- полгода ночи и полгода дня, десять месяцев зимы и два месяца русского октября. Отсюда никуда не крикнешь, и -- кто был здесь? кто разгромил избушку -- медведи, буря, человек? -- как? -- здесь погиб человек, о котором никто ничего не знает, погиб, не успев ничего оставить о себе, чтобы его и о нем узнали, -- человек, спасшийся от аварии и построивший себе избушку из остатков судна и добывавший себе мясо, чтобы не умереть, самодельным, сделанным помощью топора самострелом с дулом из газонапорной трубы. -- Кругом избушки -- кости и смерть, обломки бочек, остатки костей, -- нехорошо, непонятно. Оттуда, от избушки слышно, как плачет скала птичьего базара, точно воет подземелье и сама земля рвет себя, -- нехорошо. Горы стоят серые, скалы нависли хмуро, грузно, гранит и базальт, мертвью наползает глетчер. -- У цынготных, за несколько дней до смерти, появляется стремление -- бежать, их находили умершими на порогах, -- на Кап-Флоре медведи разгромили избушку, оставленную Джексоном -- должно быть, из любопытства: никто ничего не знает о том человеке, что погиб в этой избушке, никогда не узнает, -- как погиб он? как возник он здесь? -- у берегов этого острова, который был назван островом Кремнева, погиб "Свердруп" -- "Свердруп" набирал здесь пресную воду, в вельботах возили ее с берега, все ходили на вахту по наливке воды, спускали воду из озерка шлангой, носили ведрами, -- спешили, чтобы уйти отсюда на юг, в Европу, -- не спали и отсыпались по тринадцати часов под-ряд, -- убили моржа и двух медведей, -- тюленей не считали, -- за обедом пили спирт и на жилой палубе устраивали странные концерты: один умел петь петухом, другой мычал бараном, третий хрюкал по-свинячьи, лаяли собаки, мычали коровы, -- всем было весело; воды набрать осталось только для котлов. -- Геолог пропадал в горах, в поисках минералов, -- ботаник собирал лишайники и мхи, в его лаборатории на стенах и столах ткались прекрасных красок ковры, красивей, чем из Туркестана. -- И радист впервые изловил неведомое радио. -- Радио достигало слабо, ничего нельзя было понять, неизвестно было, кто посылал радио -- земля ли или пароход, -- уже недели "Свердруп" был отрезан от мира, и часами плакали антенны "Свердрупа"; новые приходили радио, разорванные, на норвежском языке, непонятные, -- и тогда пришло радио, четкое, по-немецки. В радио говорилось:
в начало наверх
"Все время вызывает неизвестное русское судно, идущее, по-видимому, от полюса -- место стоянки судна неизвестно -- содержание телеграмм установить не удалось" -- говорила радиостанция Шпицберген -- Все эти дни были пасмурны и тихи, море чуть-чуть зыбило, льды, ледники и снег были серы, как сумерки. Круглые сутки возили воду, -- люди надрывались с водой и спали все часы отдыха, только. Была полночь, -- и тогда с моря загудел ветер, завыл в такелаже, заметал волны, повалил снегом; полночь была стальная, горел красным север, ночное -- черное -- небо было на юге. На берегу кричала вахта, махая веслами, ведрами, шапками, -- на судне скрипели якорные цепи. Капитан вышел первым на палубу, он дал авральный сигнал, команда бросилась на места, все на палубу: "Свердруп" полз на берег -- на "Свердрупа" наползали льды, горы, ветер ревел, рвал людей. Капитан давал сигналы в машинное -- "полный! полный! полный!" -- сматывали цепи якорей, бросали траллы, бросили на троссе лебедку, -- чтобы зацепиться за дно, чтобы не ползти на берег. -- Ветер выл, ломился, неистовствовал. -- Горы ползли на "Свердрупа". -- И тогда треснула и поднялась корма, -- судно остановилось, -- судно стало на кошку: и из машинного сейчас же дали сигнал -- авария -- машины буксуют -- винт и руль сбиты, -- а еще через минуту судно повернулось, по ветру, и, уже без руля, без винта, с оборванными якорями, легко поползло на берег. Можно было уже не считать, как оно тыкалось с кошки на кошку, трещало и ломалось. -- Потом оно стало, легло у берега, так близко, что с оставшимися на берегу можно было разговаривать простым голосом. И тогда только люди заметили, что у иных сорвана кожа рук, что все мокры, что шквал уже прошел, что на часах уже далеко за полдни. Капитан бросил шапку [она покатилась по палубе, ставшей боком, скатилась в воду], прислонился к вельботу и заплакал. Откуда-то появился -- дошел до сознания всех -- профессор Кремнев, он был в одних подштанниках, босой, скула его была разбита до крови, -- он спросил у Лачинова папиросу, закурил и медленно сказал, как ни в чем не бывало, глядя в сторону: -- Да, знаете ли... Пустяки, -- будем здесь ночевать год. Да, знаете ли!.. -- и обратился к капитану: -- Павел Лукич, команду я беру на себя, да. Все пустяки! Вы посмотрите на часы, мы все-таки боролись четырнадцать часов -- И через час, -- это был уже отлив и "Свердруп" лежал почти на берегу, -- были положены уже сходни, и люди тащили с судна на берег все, что можно было стащить -- мешки, тюки, доски. Кремнев, тщательно, осторожно, как у себя в университетском кабинете, переносил баночки, колбы, инструментарии и материалы лабораторий. Работали все весело, очень поспешно, недоумело, чересчур бодро. Матросы топорами расшивали рубки, -- механик и радиист прилаживались, чтобы снести на берег динамо-машину и радио-аппарат, и у них ничего не выходило. "Свердруп" лежал бессильною рыбой, брюхом наружу, -- мачты свисли ненужно. На берегу уже растягивали временные палатки из парусов, и повар на костре готовил ужин. -- А к ночи после ужина, в палатках, а кое-кто еще на "Свердрупе" в незалитых каютах, -- заснули все: первый раз после Архангельска заснули на земле, без вахты, непробудным, земным сном. И только один Кремнев, должно быть, не спал, потому что с утра он разбудил часть людей, послав их на вахту, определив две вахты на день, -- а когда те пошли тащить остатки судна на берег, он лег и заснул около своих баночек. -- Через неделю от "Свердрупа" на воде остался один лишь костяк, а на берегу против него -- неподалеку от безвестных развалин избушки -- были построены две русских избы и амбар. Эту неделю люди молчали и только работали. -- Кругом были море и горы, -- горы стали серые, скалы нависли хмуро, грузно, гранит и базальт, мертвью полз глетчер, -- и плакала, плакала, стонала скала птичьего базара. -- Еще через неделю все было ясно и изучено -- и горы, и море, и моржевые лежки -- и то, что радио поставить возможности нет, что мир отрезан, предупредить никого нельзя, -- и то, что всем, если все останутся живы, придется умереть от голода, к весне, ибо запасов не хватит. -- Дни равноденствия быстро сворачивали солнце, ночами прямо над головой горела Полярная и шелестели голубые шоры полярного сияния, -- к остаткам "Свердрупа" можно было уже ходить по льду, льды в бухте остановились, смерзались, море от "Свердрупа" сокрыла большая ледяная гора: ночью льды и земля казались осколком луны, ночами у изб наметало снег и видны были песцовые следы, а на льду от "Свердрупа" были видны следы крыс, перебиравшихся со "Свердрупа" на землю, чтобы утвердить, что не всегда первыми с тонущего судна спасаются крысы. Днем работали: спиливали мачты, расшивали палубы, рубили дрова, готовили ловушки для песцов, обстраивали, достраивали избы. Вечерами все собирались по избам. В одной из изб все стены были в полках, в колбах, банках и инструментарии, -- здесь сторожами жили Кремнев и Шеметов, -- Кремнев предлагал всем научным сотрудникам продолжать вести свои научные работы, и днями он сидел у микроскопа, -- эта изба называлась лабораторией. В другой избе жили все и ели, и вечерами, сидя на полатях, штурман Медведев играл иной раз одесского Шнеерзона. Катастрофически на "Свердрупе" не оказалось ламп, и избы сначала освещали коптилками, потом механик изобрел нечто вроде керосино-калильных ламп, делал их из термометровых футляров [а через год, когда вышел весь керосин, освещались тюленьим жиром]. Профессор Шеметов читал для матросов курсы географии и физики. Мир был отрезан, скалу птичьего базара никто уже не замечал. -- Тогда начальник профессор Николай Кремнев собрал совет экспедиции. Собрались все в лаборатории, утром. Председательствовал и говорил Кремнев. -- "Ну-те, всем вам понятно, что мы поставлены лицом к гибели. Этот остров до нас не был посещаем человеком, возможно, что новый человек не придет сюда еще десятки лет. Конечно, все пустяки, знаете ли. Мы умрем с голода, если мы все останемся живы до весны. Я предлагаю, знаете ли, принять мое предложение. Я не могу отсюда уйти, потому что те коллекции и наблюдения, которые сделали мы, единственные в мире, и я должен их сберечь во что бы то ни стало. Я предлагаю части экспедиции, большей части ее, итти по льду на Шпицберген, на юг, на жилой Шпицберген, знаете ли, на шахты. Это будет иметь огромное и научное значение. Штурман Альбанов сделал еще более трудный поход, на юг к Земле Франца-Иосифа, знаете ли. Те, которые в этом походе дойдут до людей, -- вы дадите радио и на будущий год или через два года за мною зайдет сюда судно. Мы будем здесь вести научные работы. Путь к Шпицбергену очень труден, по моим сведениям через Шпицбергенский хребет перешли только три человека, я предлагаю мужаться. Начальником научной части я назначаю метеоролога Саговского, начальником -- похода -- штурмана Гречневого. Надо построить нарты и каяки, все продумать и выйти недели через три, в ноябре. Вы пройдете льдами" -- ............... Через три недели, 4 ноября в двенадцать часов пополуночи, это была уже сплошная ночь, отряд в двадцать два человека пошел в поход на Шпицберген. На острове Николая Кремнева оставалось тринадцать человек, двенадцать мужчин и одна женщина. Отряд ушел по льду в обход острова, -- Саговский, Лачинов, кинооператор и два матроса задержались на полсуток с тем, чтоб догнать отряд сокращенным путем через горные перевалы. Говорили, будто бы слышали, что Кремнев передал Гречневому револьвер и посоветовал из-за больных и переутомленных не останавливать похода. Кремнев несколько раз выходил из лаборатории, был молчалив и будничен, прощаясь говорил одно и то же: -- "будьте здоровы, будьте здоровы" -- жал руки и деловито целовался со всеми. Саговский на дорогу выпил спирта, все время шутил, пел с Медведевым Шнеерзона, просил матросов не забывать его кошек. -- Ушли эти пятеро от изб в полночь, провожать их никто не пошел. Было очень тихо, тепло, градусов пятнадцать мороза. Горели звезды, Полярная была тут, над головой. Саговский шел рядом с Лачиновым, болтал всяческую ерунду, -- Лачинов молчал и не слушал. Было очень невесело. У ледника встретили профессора Василия Шеметова, он гулял, расцеловались. -- "Если первые будете в Москве -- поклон университету", -- сказал Шеметов. -- "Ну, а если вы будете вперед нас, то уж поклона не передавайте, -- не от кого будет!" -- ответил Саговский. -- Горы стояли впереди осколками луны, граниты, базальты, лед и снег. Решили подниматься по леднику, и от незнания сделали ошибку, ибо на поларшина под снегом был лед и снег катился по льду вниз. Лачинов шутил: -- альпинистам, этим спортсменам по лазанию в горах, редко выпадает такое счастье, которое стало горем им, пятерым. Сначала ползти в гору было легко, -- на пол-горы, как показалось им, и на пятую горы, как было в действительности, они долезли быстро, сели закусить и отдохнуть. Полезли дальше. И дальше Лачинов помнил только о себе. Он полез кромкой, где скалы сходились со льдом, рассчитывая, что там камни скреплены водою, льдом, и можно будет итти, как по ступенькам, и там есть промоина, -- так первый расчет его спасал, а второй губил, -- ибо другие правильно разочли, что выгоднее будет лезть по сметенному в наст снегу, ибо он должен быть отложе. Лачинов лез с винтовкой, в меховых штанах и куртке, с лыжными палками в руках, лыжи тащились сзади, -- и скоро Лачинов понял, что он выбивается из сил, и тут начало казаться, что и до верху и до низу одинаково, и скалы базальтов внизу, что были размером в многоэтажный дом, стали в табурет, а те, что были вокруг него и снизу, казались табуретами, здесь выросли в замки. Пополз дальше на четвереньках, руки уже дрожали, -- гора все круче, камни рвутся под ногами, палки в руках мешают, скользит со спины под ноги винтовка, шапка ползет на глаза, дышат нечем. -- Лачинова догнал Саговский, полезли вместе; те, что поползли по насту, уже далеко впереди, кажется уже выбрались, махали отрицательно руками, кричали что-то сверху, -- крика их разобрать возможности не было, -- было видно лишь, что там наверху волновались. Ползли. Отвес становился круче. Сил давно уже не было. Вползли в ущелье, выползли -- и увидели, что впереди пути нет: отвес, навес над ними. Теперь было слышно, что сверху кричали, чтобы вернулись, -- и люди наверху казались размером в шмеля, их едва было слышно. Саговский полез обратно, -- Лачинов понял, что назад ему не спуститься, сорвется, разобьется, погибнет: если по этому отвесу, что впереди, проползти, двинуться вверх и налево, с девяноста шансами сорваться, то там будет спасение. Лачинов никогда больше не переживал такого ощущения, как тогда, когда он сознавал, что действует, движется не он, а кто-то, живущий в нем, инстинкт, ловкий, как кошка, точный, как механика, хоть руки и сердце отказывались работать. Пополз, первый камень сорвался -- и сразу сорвалась кожа рукавиц. Сполз сажень вниз, зацепился за камень, -- пополз вбок и вперед, -- тех, кто был наверху, не видно было за отвесом и сплошной отвес был внизу. Как выполз Лачинов -- он не помнил. Сверху спустили веревку и вытащили уже по сплошному отвесу, на скалу. -- И наверху их встретил ветер, который сразу перебрал все ребра и захолодил руки так, что они ничего не брали. Полярная была на прежнем месте, но все другие звезды опрокинулись в небе: на часах был полдень. И страшное одиночество открывалось под звездами -- земли и моря, где не ступала нога человека. Вдали за перевалом в бинокль был виден огонь -- там ждал отряд, туда надо было итти. Сзади в бинокль уже ничего не было видно. -- В расщелине двух гор был глетчер, в глетчерных пещерах висели сосульки в несколько человеческих ростов -- В тот день, когда ушел отряд на Шпицберген, профессор Василий Шеметов, друг Николая Кремнева, так же, как Кремнев, непохожий на кабинетного ученого и похожий на бродягу, писал свою работу о причинах цвета неба и моря. -- Начало этой работы было такое:
в начало наверх
"Когда в ясный летний день вы глядите на море, вам кажется, что синяя окраска моря зависит от голубизны неба. Однако в действительности положение вещей совсем не таково, в чем не трудно убедиться следующими примерами. Для этого достаточно сравнить, с одной стороны, насыщенный синий цвет Нордкапского течения, которое протекает в водах Полярного моря, и, с другой стороны, -- бледный, зеленовато-серый цвет Азовского моря, над которым сияет яркое южное небо. Выяснением причин цветности моря занимался целый ряд ученых, начиная с Леонардо да-Винчи -" -- в день, когда ушел отряд, Шеметов писал: [Далее приведены формулы с поясняющим текстом, позволяющие "вычислить спектр того внутреннего света, который сообщает морю его характерную окраску".] ...Лачинов как-то говорил о прекрасной человеческой воле -- знать, познавать, волить познать -- -- арктической ночью, на восток от Шпицбергена и на градусе Могучего над бумагой, картами и таблицами, сидел человек Николай Кремнев, -- на столе горел в плошке тюлений жир, и против Кремнева сидел второй русский профессор, вычислял углы отражений света в морях, Василий Шеметов. Они молчали, изредка они курили махорку -- Глава третья. На острове Николая Кремнева экспедицией был оставлен гурий. Грамота на пергаменте, написанная тушью, была вложена в стеклянную банку и запаяна в железо. Гурий был поставлен около изб. В грамоте было написано: "Русская Полярная экспедиция в следующих научном составе и судовой команде [идет перечисление] на экспедиционном судне "Свердруп", выйдя из Архангельска 11 авг. 192* года, по выходе из Белого Моря, пошла на север по 41-му меридиану с непрерывными научными работами через каждые 30'. Начиная с 77ь30' с.ш. стали встречаться льды, а на 77ь52' была встречена кромка непроходимого льда, преградившего экспедиции дальнейший путь. Экспедиция пошла по курсу истинный Nо64ь. Астрономически определиться благодаря туманной погоде возможности не представлялось. 7 сент. в тумане появилась земля, один из островов архипелага Земли Франца-Иосифа; ввиду тумана определить земли не удалось; экспедиция была у земли только несколько часов и вынуждена была уйти в море по причине сильного шторма; на землю высаживались три человека, второй штурман Бирюков, Н.П., матрос Климов, В.В., и зоолог Богаевский, А.К., -- они погибли, так как шторм унес их в виду судна в море. От Земли Франца-Иосифа экспедиция пошла по курсу истинный SW 55, но на другой же день, 8 сент. судно встретило льды и вынуждено было дрейфовать без курса, сносимое льдами на SSW. 27 сент. с судна увидели землю, которая после астрономических определений оказалась не нанесенной ни на одну из карт, а, стало быть, неизвестной культурному человечеству. Земля была названа островом Николая Кремнева. Астрономическое местонахождение земли -- 79ь30'N и 34ь27'W. Судно стало на якорь в бухте Погибшей Избы и брала питьевую воду, предполагая пройти отсюда к Wiches Bland на Шпицбергене. Но в полночь с 29-го на 30-е сент. страшным штормом судно было выкинуто на берег с непоправимыми пробоинами и заполненное водой. Экспедиция, потеряв судно, вынуждена была здесь стать на зимовку. По причине того, что продовольствия не хватило бы всем оставшимся, был снаряжен отряд в составе 22 человек из следующих лиц команды и научных сотрудников (перечисление), научная часть под командой метеоролога Саговского, К.Р.; начальником отряда назначен был первый штурман Гречневый, В.Н.; по полученным впоследствии сведениям до жилого Шпицбергена из этого отряда дошел только художник Лачинов, Б.В., -- остальные погибли от цынги и переутомления. Отряд ушел с острова Н. Кремнева 4 ноября, взяв с собой нарты и каяки [идет перечисление всего, что было взято отрядом]. На острове Н. Кремнева осталось 13 человек, которые охраняли собранные материалы и вели научные работы. Отряд, пошедший на Шпицберген, должен был сообщить о местонахождении оставшихся с тем, чтобы за ними пришло экстренное судно. Оставшимся пришлось перезимовать две зимы и живыми остались только двое -- начальник экспедиции проф. Кремнев, Н.И., и научный сотрудник проф. Шеметов, В.В. Спасательное судно "Мурманск" пришло 11 сент. 192* года, и остров Н. Кремнева был покинут 15 сент. Все научные матерьялы были забраны. В доме N 2 оставлены продовольствие и огнестрельные припасы (перечисление). Начальник экспедиции проф.Кремнев. Научн. сотр. экспедиции проф. Шеметов. О. Николая Кремнева. 15 сент. 192* г." --------------- ...Можно рассказывать долго, дни за днями, о том, как бессмысленен и страшен взгляд моржа, как кровавы его глаза, -- как добродушно и хитро смотрят медведи, -- что в апреле, когда только солнце на небе, непередаваемо болят глаза человека, -- как мучителен постоянный мрак зимой, о том, что профессор Шеметов, друг Кремнева, установил актиничность окраски морских животных, что кожа их светочувствительна так же, как фотографическая пленка; -- можно рассказать, как на полатях бесконечными ночами перерассказаны были все русские были и сказки, и случаи, как умирают люди от цынги; профессор Кремнев продолжал работу Алпатова Decapoda, точнейше проследил применяемость ее к условиям природы; -- как шелестит Полярное сияние -- -- университеты, а не матери, родят иной раз людей -- и женщин, стало быть. Елизавета Алексеевна, единственная в экспедиции женщина, была такой женщиной. Ее все не любили, потому что она была некрасива, неженственна, говорить могла только о хлорах, белках и атомах, -- была сильнее любого мужчины и похвалялась этой силой. Она одевалась, как мужчины, в меховые штаны и куртку, волосы она стригла. Она знала -- матросы ее звали моржом. Матросы знали, что она -- ни разу не была любима мужчиной, она сама говорила об этом, она была хорошей химичкой. Ей было -- 27, и она -- она как все -- чуяла иной раз, как заходится кровью сердце, как немеют, путаются химические формулы в мозгу, как немеют колени -- вот эти ее моржовые колени. И знала она: -- только неуменье понравиться, неуменье быть женщиной заставляют ее хвалиться здоровьем и силой -- к тому, чтоб понравиться. И это она обрезывала ногти гарпунеру Васильеву, и она штопала рубашки всем: и это она -- от обиды, от стыда -- плакала в углу, громко по-моржовьи, когда вдруг услыхала, как шутили матросы и младшие сотрудники о том, что на этой земле ни разу не было женщины, тем паче девственницы, не было свадьбы, -- и надо кинуть жребий, кому быть ее мужем -- во имя необычности земли и обстоятельств, -- и все же тогда, за стыдом и слезами, нехорошо, бессмысленно, мутно ныла ее грудь. Они жили все в одной избе, у нее был угол за печью, на нарах под полатями. Все были уравнены в правах и костюмах, и она, как все по очереди, растапливала по утрам снег, чтобы умываться, пилила со всеми дрова, слушала матросские были и небылицы, -- иногда она ходила в лабораторию к колбам и препаратам. Мужчины много говорили о женщинах. Была сплошная ночь, мели метели, горели звезды и северные сияния. К утрам, определенным условно часами, углы избы промерзали, покрывались колким, звенящим инеем, большим, как серебряные гривенники. Люди спали в полярных мешках. -- Мужчины издевались над Елизаветой Алексеевной. -- Потом они перестали говорить с ней, о ней, о женщинах. И тогда она заметила, что ее ни на минуту не покидают мужчины. О ней перестали говорить, -- она видела, куда б она ни шла, неподалеку от себя мужчин, и мужчины следили не за ней, а друг за другом. Но на себе она ловила упорные, бессмысленные взгляды. И ей казалось, что она погружена в сладковатую, дурманящую, липкую муть, от которой неуверенными делались ее движения, от которой часами хотелось лежать, вытянувшись, откинув голову и за голову закинув руки, крепко сомкнув колени. Это было в первый месяц, как отряд ушел на Шпицберген, в сплошной ночи. Люди вдруг замолчали. Метели и снега по крышу заровняли дом. Кремнев приходил и силой гнал вахты на работы. -- На "Свердрупе" в трюме распиливали на дрова скрепы, выбивали их изо льда. -- Елизавета Алексеевна пилила в паре с гарпунером Васильевым, Хромой и Хрендин кидали в люк дрова на лед; Хромого позвали наружу, -- Хрендин закурил и выполз за Хромым; -- и тогда Васильев, бросив пилу, очень нежно, стоном, прошептал: -- "Лиза", -- и беспомощно протянул руку, и беспомощно, бессмысленно приняла эту руку она, опустила голову, опустилась, села на бревно -- беспомощно, бессмысленно, покорно, в той сладкой липкой мути, что так ныла у сердца; -- и тогда из мрака, из-за балок, прыжками, с остановившимся лицом набросился на Васильева штурман Медведев, -- он схватил его за плечи, он бросился ему на горло и стал душить, -- и два человека, молча, храпя, покатились по льду, душа друг друга, с остановившимися, бессмысленными лицами. Она сидела покорно; сверху вниз бросились люди разнимать. Ни Васильев, ни Медведев ничего не помнили и не понимали, -- иль им хотелось не помнить и не понимать, -- они дружески заговорили о пустяках, покурили, стерли снегом кровь и пошли работать. -- Она ушла в избу, забилась молча в свой угол и лежала неподвижно там до конца вахты. После вахты она вдруг вновь заговорила со всеми, весело, шумно, позвала итти гулять, на лыжах; пошли за нею многие, кроме профессоров и врача [у врача уже пухнули в цынге десны и ноги], у избушки, где был скат и наст, она толкнула вдруг Медведева, тот схватил ее, чтобы не упасть, и вместе они покатились вниз по снегу, а за ними попрыгали все, друг на друга, зарываясь, зарывая в снег. Тогда была луна, снег был синь, горы и глетчеры уходили во мглу, снег сыпался и звенел, казалось под луной, что эти люди на луне, -- скелет "Свердрупа" распух от инея. Играли в снежки, катались с гор, все хотели скатиться с Елизаветой Алексеевной, все хотели засыпать ее снегом, все валяли ее в снег. Под безглагольной луной по пояс в снегу эти люди, в мохнатых одеждах, с их криками, рассыпающимися в пустой тишине, двоились синими своими тенями. Медведь влез на льдину, прислушался, присмотрелся, пошел в сторону под ветер, чтобы обнюхать; не его, а его синюю тень увидел матрос Хромой, побежали за винтовками, стихли, рассыпались цепью, пошли в облаву, охоту повел Кремнев, вышедший для этого из избы; медведь попятился на лед, -- люди прятались за торосами, обходили ропаки, медведь вырос на ледяной горе и скрылся за нею. Елизавета Алексеевна шла одна, с винтовкой. Она остановилась, посмотрела на луну, -- и сразу, круто повернувшись, пошла обратно, в сторону, спряталась в торосе, легла на снег -- вдали затрещали выстрелы, выстрелы стихли, мимо прошли двое к избе, возбужденно говорили об убитом медведе, -- тогда стали кричать: -- "Елиза-авета Алексеевна-а!", -- выстрелили, -- она лежала на снегу и плакала -- ночью, когда все спали, она услыхала шопот, шептались штурман Медведев и гарпунер Васильев; Медведев сказал, и голос его прервался: -- "ты разбуди ее, замани, скажи, начальник позвал, я буду у избы. Ты -- первый" -- и Елизавета Алексеевна замерла, -- слышала, как бесшумно скрипнула дверь, как скрипнула у стола половица, -- потом все исчезло за шумом сердца: тогда она поспешно зажгла одну, две, три спички, в полуаршине от нее было лицо Васильева, оно было страшно, рот был искривлен, -- но в спичечном же свете она увидела, что у печки, босой, стоит младший гидролог Вернер, с поленом в руке, что свесил ноги с полатей напротив Хрендин. Из тесного угла, из-за перегородки, хрипло и покойно сказал капитан: --
в начало наверх
"Васильев, собака, на место!" -- Капитан стал одеваться, оделся, вышел из избы. Сказал Хромой: -- по начальству пошел, доносить! Пущай, не боимся. Все равно никому не дадим бабу! Он все начальника убеждает перевести ее в лабораторию, для себя, значит!" -- Спать можно было еще много часов, но, потому что безразлично, когда спать, ибо круглые сутки ночь, все стали одеваться. Хромой сказал: -- "Васюха, твоя очередь, грей воду". -- Тогда из угла за печкой послышались рыдания Елизаветы Алексеевны, и тот же Хромой полез утешать ее. -- Брось, девынька, дело такое, ты посуди, мужики ведь, сила, ты прости нас, дело такое!.. что же это мы сами-то? с ума сошли все, что ли? -- ты потерпи!.." -- Подошел гидролог Вернер, товарищ Елизаветы Алексеевны по университету, взял руку -- думал ли, что делает? -- прижал ее руку к лицу, сказал тихо: -- "Ты прости меня, Лиза, прости, любимая! Я готов за тебя отдать жизнь, прости меня!" -- С капитаном вошел в избу Кремнев, сказал: -- "здравствуйте!" -- сел к столу, помолчал, посмотрел в сторону, заговорил: -- "Ну-те, с сегодняшнего дня приступаем к работе, видите ли. С положением нашим шутить не стоит. Дойдет ли отряд Саговского до людей, неизвестно, -- а доктор у нас уже захворал, ну-те, повидимому, цынгой. Приказываю разобрать по бревнам, вырубить изо льда остатки "Свердрупа" и сложить их на берегу. Работать трехсменной вахтой, по три человека. Вахтенные начальники -- я, профессор Шеметов и капитан. Весной, когда взойдет солнце, по моим чертежам мы построим большой бот и пойдем на юг под парусами. Работать предлагаю как можно усерднее, ну-те... Затем я хотел сказать, до меня дошли слухи, знаете ли. -- Елизавета Алексеевна, вас просил к себе Василий Васильевич, -- пойдите к нему"... -- Кремнев подождал, когда она вышла. -- "До меня дошли слухи, что здесь установились болезненные отношения с Елизаветой Алексеевной. Причины, видите ли, мне совершенно ясны. Обвинять я никого не намерен, но погибнуть мы можем все, так как на этом часто сходят с ума. Единственным разумным средством было бы удалить отсюда Елизавету Алексеевну, остальное все паллиативно, -- но такой возможности у нас нет [с полатей перебил Кремнева Хромой, он сказал: -- "сделать надо одно, приказать ей спать с каждым по очереди, а то мужики перережутся, -- не погибать же нам всем из-за нее одной!" Кремнев сделал вид, что не слышал Хромого...] Ну-те, возможности удалить Елизавету Алексеевну у нас нет, допустить насилия над ней я не могу. Такая напряженная обстановка возбуждает ее, несомненно: если она изберет кого-либо из нас, остальные не допустят этого... Я, знаете ли, могу сообщить и заявляю об этом, что каждого, кто посягнет, -- застрелю!" -- Кремнев встал. -- "Определите, кто в какой вахте хочет работать" -- Прошли еще недели. -- Была метель, такая, когда ветер дул, как из трубы, разметал снег, ломал льды и камни, нес их вместе со снегом. Люди не выходили из избы, избу заровняло снегом с землей. Вахт не было. В избе были -- тепло, духота и мрак. На столе чадили масленки. Двое играли в шахматы, один писал дневник, остальные лежали по нарам во мраке. Только что поужинали. На нарах Хромой рассказывал, как мальчиком он ходил на поморском паруснике; поморы, тайком от жен, в трюмах увозили с собой из Вардэ норвежских девок; и Хромой рассказывал, что делали поморы с этими девками; -- Елизавета Алексеевна лежала у себя в углу, сказала гидрологу Вернеру, чтобы он принес огня от масленки, закурить. Закурили оба, и Вернер сел на койку рядом с Елизаветой Алексеевной. Хромой продолжал рассказывать. Папиросы потухли, в углу было темно, -- Вернер положил руку на плечо Елизаветы Алексеевны, -- сказал сонным голосом: -- "А расскажи, Хромой, как ты тонул?" -- "Я-то? -- откликнулся Хромой, -- я, брат, и сам не знаю, как это я на ногах хожу и цел остался!" -- Елизавета Алексеевна обеими руками взяла руку Вернера и положила себе на грудь: под рубашкой, потому что все были раздеты в духоте, неистовствовало сердце. Вернер склонился и поцеловал шею Елизаветы Алексеевны, она губами нашла его глаз, потом губы их слились. Руки Вернера прошарили по всему ее телу, она была покорна. Тогда Вернер прошептал ей в ухо: -- "Пойдешь со мной в горы?" -- никто не заметит, там..." -- Она ответила: -- "Пойду". -- Вернер соскочил с нар, пошел к столу, вновь закурил, весело сказал: -- "рассказывай, рассказывай, Хромой, очень интересно!" -- Все дни Вернер был возбужден, точно тайком он достал четверть спирта и пьет понемногу. С винтовкой, с топором, на лыжах он уходил в горы и пропадал там многие часы, зверя с собой он не приносил. У двери пропала лопата. Далеко горами он обходил свои избы, за ропаками и торосами он приходил к разваленной избушке. Тайком от всех, он прорыл около нее снег, ход завалило снегом. В избушке размел он снег, смел его с нар. Однажды Вернер сказал, что идет за горный перевал, взяв с собою спальный мешок, -- он вернулся через сутки, заявив, что обессилил и мешок оставил на горах неподалеку -- -- и был такой вечер, когда Елизавета Алексеевна вышла из избы, чтобы пойти в лабораторию. Минут через двадцать после нее вышел Вернер. Вернер, на лыжах, с винтовкой, скатился на лед, -- бухтой, между торосов, пошел к разбитой избушке. За ропаком показался вдруг Кремнев, он шел к избам, он сказал: -- "Это вы, Илья Иванович?" -- "Да, я". -- "Вы куда идете?" -- "Я хочу побродить немного". -- "Вы мне не одолжите винтовку? -- едва ли будет опасность". -- "Пожалуйста", -- и они расстались. У края косы Вернера ждала Елизавета. Вернер подошел к ней неровными шагами, они протянули руки, она склонила голову ему на плечо, он взял ее голову, чтобы заглянуть ей в глаза, чтобы поцеловать. Рядом была безвестная избушка. И рядом тогда раздался выстрел, и Вернер ощутил, что в руках у него -- только осколок головы Елизаветы. Но Вернер ничего не успел осознать, ибо второго выстрела он не слыхал -- не мог слышать -- -- ночь, арктическая ночь. Над бумагами, картами и таблицами сидит человек Николай Кремнев. На столе в плошке горит жир. И против Кремнева сидит второй человек -- Василий Шеметов. Полки в полумраке поблескивают рядами склянок. На столе у плошки лежит винтовка. И Кремнев смотрит над бумагами, картами и таблицами. -- "Как ты думаешь об этом, Василий? Ты меня судишь?" -- "Я не совсем понимаю, при чем тут он? Во всяком случае, нужно б там оставить винтовку, -- все знают, что эта винтовка была у него". -- "Я сам об этом не заговорю, -- все знают и мои лыжные следы, а, если бы я взял чужие лыжи -"... ............... -- От отряда метеоролога Саговского осталось два человека: он, Саговский, и Лачинов. Было двадцать девятое июня. Было 29 июня, русский Петров день, вечное в Арктике солнце. Все остальные в отряде погибли в переходах по льдам и в зиме. Не оставалось ни хлеба, ни соли, -- была одна коробка спичек. Это был последний переход к Шпицбергену, это было на Шпицбергене, в Стор-фиорде, в Валлес-бае: оставалось только перевалить через хребет, чтобы быть у людей. -- Лачинов и Саговский лежали на льду саженях в пятидесяти от отвесного обрыва ледника, саженей в пятнадцать вышиною. Каяк валялся рядом. Здесь они были третий уже день. Они были совсем у земли, у лагун на мысу, лед был зажат до самого берега и по нему было бы можно итти, если б мог ходить Саговский. Начался отлив, лед стало разводить, -- и тогда подул зюйд-вестовый ветер и скоро стал трепать, как бешеный. Если бы здесь были большие поля льда, беда была бы невелика: утихнет ветер, сожмется лед, только и всего. -- Они сидели на льдине сажени в четыре квадратных величиною. И вскоре по льдине стали перекатываться волны, лед разгоняло ветром и отливом, земля попятилась назад, зыбь пошла крутая. Итти на каяке возможности не было: его изрезало б мелким льдом. -- И земля скоро скрылась в тумане. Людям делать было нечего: они завернулись в парусину, прикрылись каяком и завалились спать, -- есть было нечего. Четырехсаженная их льдина ходила под ними так, что толковее ей было бы переломиться. К одиннадцати часам -- к астрономическому полдню -- ветер затих и лед погнало к земле. Вскоре возникла земля, льды прижало к ней: но это был уже ледник, уходивший направо и налево за горизонт. Люди были, как в мышеловке. Кругом был поломанный мелкий лед вперемежку с шугой, и спереди была отвесная пятнадцатисаженная стена. Есть было нечего, и болели, слезились от света распухшие глаза. По мелкобитому льду итти было некуда. Опять спали, и перед новым отливом пошли лезть на ледник. Они нашли трещину шириною в сажень. Они бросили каяк, мешки, гарпуны, секстан, все, оставили винтовки, топор и лыжи. Трещина была заметена снегом, снег покрылся коркой льда, -- топором в этом снегу они делали ступеньки и забивали в него для опоры ножи; так они вылезли наверх, на пятнадцатисаженную стену. Сверху они видели, как льдина, на которой они жили, лопнула, перевернулась и лед начало отжимать от берега отливом. -- На лыжах они пошли к горам, к скалам, на мысок залива, чтобы там на птичьем базаре убить гагу, чтобы есть ее сырой. Саговский едва шел, он не мог итти, у него подгибались ноги, он спотыкался и полз на четвереньках, бросая лыжи -- -- и на этой земле Саговский умер от цынги. Он уже не мог ходить, он только ползал на четвереньках. Он невпопад отвечал на вопросы. Он не открывал глаз. Лачинов сжег лыжи и согрел Саговскому воды, Саговский выпил и задремал, ненадолго: он все время стремился куда-то ползти, потом успокаивался, хотел что-то сказать, но у него кроме мычания ничего не выходило. -- Солнце все время грело, на солнце было градусов семь больше ноля. Лачинов перед сном снял с себя куртку, покрыл ею Саговского, лег рядом с ним. Ночью [это был яркий день] Саговский разбудил Лачинова. Саговский сидел на земле, подобрав под себя ноги калачом, он заговорил: -- "Борис, слушай, кошечек моих не забудь, никогда не забывай! Помнишь, как они страдали от качки? -- их надо спасти, необходимо, -- кошчишки мои!.. Ты знаешь, если человечество будет знать, что делается сегодня под 80-й широтой, оно будет знать, какая будет погода через две недели в Европе, Азии, Америке, потому что циклоны и антициклоны рождаются здесь. Мои записи -- никак нельзя потерять, такие записи будут впервые в руках человечества... А моя мама живет на Пресне около обсерватории -- -" Саговский лег, натянул на себя куртку. -- Когда вновь проснулся Лачинов, он увидел, что Саговский мертв и окоченел -- Саговский даже не сбросил куртки, которой покрыл его Лачинов. Лицо его было покойно. -- И этот день Лачинов провел около трупа. На мысу, на первой террасе, руками и топором, Лачинов разобрал камни, сделал яму, -- в яму положил Саговского, засыпал его камнями, присел около камней -- отдохнуть. На плите из известняка ножом он начертил: [Крест] 30-го июня 192* года Кирилл Рафаилович САГОВСКИЙ метеоролог Русской Полярной Экспедиции проф. Кремнева, начальник отряда, пошедшего после аварии э/с "Свердру- па" с острова Н. Кремнева (79ь30'N, 34ь27'0''W) по льду на Шпицберген. В походе было 22 человека, из которых уцелел один -- художник Экспедиции Борис Лачинов. На о. Н. Кремнева осталось 13 чел. научн. сотр. и команды.
в начало наверх
Впереди были горы, за которыми должны были быть люди, -- сзади было море, море уходило во льды. Лачинов встал и быстро пошел прочь от могилы, не оборачиваясь, -- вернулся, ткнул ногой камень и опять пошел к горам: едва ли подумал тогда Лачинов, что в нем была враждебность не к этому трупу, -- но было в нем озлобление здорового человека перед бессильем, болезнью, смертью. -- "Не слушаются, запинаются ноги, лечь бы, лежать, -- а я вот нарочно буду за ними следить и ставить их в те точки, куда я хочу! Не хочется шевелиться, лечь бы, лежать, нет, врешь, не обманешь: -- встану, пойду, иду, -- не умру!" Лачинов. -- Иногда бывает такая тесная жизнь. Москва, дела, дни -- конечно, сон, конечно, астрономическая точка. Ужели здоровая человеческая жизнь есть сотни хомутов, в которые впрягается человек к тридцати годам? и -- что реальность? -- тогда в шторм в море, и потом все дни, до смерти Саговского, после смерти Саговского -- только одно, что движет, только одно, что сильнее, прекрасней, необыкновенней жизни: -- -- тогда, там, в географической точке, имя которой Москва, он сразу, в три дня разрубил все свои узлы, чтобы уйти в море, чтобы строить наново, -- чтобы Москва стала только географической точкой -- тогда, там, в море, в шторм, мучительно, неясно: -- Москва -- жена -- дочь -- выставки -- картины -- слава: -- ложь! Нет, ничего не жалко, ничего нет!.. Нет -- нет, дочь, Аленушка, милая, лозинка, ты прости, ты прости меня, -- все простите меня за дочь: я по праву ее выстрадал! И вы, все матери, все женщины, которые знали меня, -- простите меня, потому что ложью я исстрадался. Имею же я право бросить хомуты, и я ничего не хочу, -- ведь я только студент первого курса, и я выстрадал, вымучил себе право на жизнь. Ничего не жалко, ничего нет. Работа? -- да, я хочу оставить себя, свой труд -- себя таким, как я есть, как я вижу. Это же глупость, что море убьет, -- а ты, Аленушка, когда возрастешь, -- прости! -- Там, в море, еще на "Свердрупе": -- вот, койка, над головою выкрашенная белым, масляною краской, дубовая скрепа, -- электрическая лампа, -- балка идет вверх, встает дыбом, балка стремится вниз, -- рядом внизу какая-то скрепа рычит, именно рычит, -- перегородка визжит, дверь мяукает, -- забытая, отворенная дверь в ванную ритмически хлопает, -- пиликает над головой что-то -- дзи-дзи-дзи-дзи! -- Надо, надо, надо скорее сбросить с койки ноги, -- надо, надо бежать наверх, авралить, кричать -- "спасайтесь! спасайтесь!" -- Но почему вода не бежит по коридору, не рушатся палубы? -- ну, вот, ну, вот, еще момент, -- вот, слышно, шелестит, булькает вода! -- == И тогда все все-равно, безразлично, нету ничего, -- единственная реальность -- -- Лачинов стоит на верке Северо-Двинской крепости, и луна -- величиной в петровский пятак. В бреду возникала реальность: -- реальность прежняя была, как бред. -- Норвежцы называли русский север -- Биармией, -- новгородцы называли его: Заволочьем. -- Далеко в юности, почти в детстве -- ему, Борису Лачинову, студенту, двадцать два, -- ей, гимназистке, семнадцать: и это был всего один день, один день в лесу, в поле, весной, у нее были перезревшие косы -- и как в тот день не сошла с ума земля, потому что она ходила по земле? -- а вечером подали лошадей, ночь пахнула конским потом, и лошади по грязи и в соловьином переполохе везли на станцию, чтобы в Москве ему сдавать экзамены. -- Новгородцы называли русский север -- Заволочьем: -- нет, не одни формы определяют искусство и, как искусство, жизнь, -- ибо -- как написать? -- север, северное сияние, дичь самоедов, самоеды в юртах, со стадами оленей, -- поморы, -- и сюда приходят ссыльные, сосланные в самих себя, в житье-бытье, -- и здесь северная, горькая, прекрасная -- как последняя любовь; это где-то, -- где в тундре пасутся олени, а на водах по морю вдали проходят парусники, как при Петре I, испоморы ходят молиться в часовни, самоеды -- идолам, вырубленным из полена... -- И мимо них -- в море, во льды, в страданиях -- идут люди, только для того, чтобы собрать морских ракушек и микроскопических зверят со дна моря, чтобы извлечь -- даже не пользу, а -- лишний кусок человеческого знания: благословенны человеческая воля и человеческий гений! -- Тундра -- такое пустынное небо, белесое, точно оно отсутствует, -- такая пустая тишина, прозрачная пустынность, -- и нельзя итти, ибо ноги уходят в ржавь и воду, и трава и вереск выше сосен и берез, потому что сосны и березы человеку ниже колена, и растет морошка, и летят над тундрой дикие гуси, и дуют над тундрой "морянки", "стриги с севера к полуночнику", -- и над всем небо, от которого тихо, как от смерти, -- и летом белые, зеленые -- ночи; и ночью белое женское платье кажется зеленоватым; -- а самоеды в одеждах, как тысячелетье... Самоеды, когда идут в, "на Русь", -- на Тиманском Камне, в Кузьмином перелеске, где сотни сохранилось идолов, убивают оленя, мажут его кровью идолов, и съедают -- "абурдают" -- сырое оленье мясо, то, что осталось от идолов; тогда они поют свои песни. -- Самоеды вымирают голодом, -- а эти ссыльные -- ни словом не стоит говорить о временности, это всегдашнее человеческое -- посланные в политику, в скуку, не понимают, спорят -- вот об этих самоедах, которым... -- И тут возникает большая, прекрасная, последняя любовь, -- такая же огромная и прекрасная, как -- знание, гениальное, как человек, и последнее, как человеческая любовь. -- Так должно написать, не зная Заволочья. -- От Вологды до Архангельска поезд ползет по тайге, и тайга -- одно тоскливое недоразумение из елей и сосен в пятилетнюю сосну ростом, да и то наполовину сваленная и обгоревшая, -- леса, леса, леса, -- среди лесов болотца, ерунда, ржавая травка, да иной раз целое поле, полянишка точнее, в лиловорозовых цветочках. Станции одна от другой в расстояниях тоскливо-долгих, и все станции однообразны, как китайцы, -- и такие, около которых нету ничего, ни человека, ни души, ни куска хлеба. -- В Архангельск поезд пришел утром. Двина заброшена, дика, пустынна, -- свинцовая и просторная, и у карбасов носы, как у турецких туфель, и волны -- синие -- закачали карбас, а солнце было янтарным. На карбасе пошли через Двину, "Свердруп" стоял на рейде, -- поднялись по шторм-траппу, поодиночествовали, пока не определился угол. На развороченной палубе заливали и убирали в ящики бутылочки и баночки. Кроме матросов, одного доктора, четырех профессоров, -- остальные все студенты. Студенты шутят, пакуют ящики, покупают на набережной простоквашу, -- пропахли варом и треской. -- Архангельск всего в три улицы, тротуары деревянные, каждая улица по семи верст, -- за этими улицами в трех шагах начинается тундра. И весь Архангельск можно обследовать в один день, хоть и будут ныть ноги. В местном музее -- моржи, белый медведь, -- все, что здесь произживает, -- потом вальки, пимы, юрты, избы, деревянные божки, -- все, что создал человек: невесело! Этакие длинные тротуары из досок, старинный пятиглавый собор, сумерки, колокола звонят, и мимо идут люди, как сто лет назад, особенно женщины в допотопных платьях и в самодельных туфлях из материи, -- на рейде парусные корабли, как при Петре, поморы приехали на своих шхунах, привезли треску, -- и кажется, что от Петра Архангельск отодвинулся на пустяки, -- Заволоцкая Пятина!.. На пристани тараторят простоквашные и шанежные торговки, говорок странный, пришепетывающий и се: -- "женки, идемте, та-та-та", -- речь, ритм четырехстопные. И над всем пустое небо. -- В сумерки, когда поднялась петровская луна, кричал: -- "Э-эй, соупа" -- шлюпку!" -- "Свердрупа" чуть-чуть колышет, -- деревянный, все время мажется варом, построен по планам смертнейшего китобойного парусника. Люди живут в трюме, рядом ванная и там -- по анекдоту -- живет англичанин. А рубки над палубой -- лаборатории -- все пропахли лекарствами, в колбочках. Проснулся утром, пошел в ванную и вымылся с ног до головы, вода и холодная и теплая, -- выбрился, брился по-странному: коридор между кают на жилой палубе ведет до двери в складочную часть трюма, которая открыта сейчас божьему свету, там светло, -- так вот там и брился; в каюте же бриться нельзя, потому что судно стояло на рейде и чистились котлы и не горело электричество, а когда оно не горит, в каютах темно, едва можно читать; на складе свалены были ящики, бочки, канаты, гарпуны, пахло треской, замечательным, единственным в мире запахом, -- куда до него тухлой селедке и зеленому сыру! -- там он и брился, приладившись на ящике и голову задрав под небеси. А наверху на палубе один другому диктовал: -- температура, вес, щелочность, H2O, анализ, -- две удачные пробы из трех, -- планктон, -- сети 250,245, -- что-то непонятное -- -- а потом пришла моторная лодка из Петровского учреждения, называемого таможней, из дома, построенного еще при Алексее, -- и она понесла на взморье, пошла ласкаться с синими двинскими волнами; день был янтарен в этой сини волн. Обогнули Соломбалу, перешли Маймаксу, отлюбовались шведскою стройкой таможни, старою крепостью, отслушали воскресный колокольный перезвон (примерно так сороковых годов), -- и корабельным каналом пошли в Северо-Двинскую крепость, построенную Петром. Пикник, был, как всегда, с пивом, водкой, колбасой на бумаге. По Корабельному каналу при Петре ходили корабли, теперь он обмелел и заброшен, -- и там на взморье с воды видны невысокие бастионы, серого гранита маленькие ворота к воде -- и все. Северо-Двинская крепость не видела ни разу под своими стенами ни одного врага, не выдержала ни одного боя, -- она сохранилась в подлинности, -- теперь она заброшена, там пусто, никого, -- только в полуверсте рыбачий поселок. Все сохранилось в крепости, только нет пушек, только чуть-чуть пооблупились бастионы внутри крепости, да в равелинах стены заросли мхом, да все заросло бурьяном, -- и в бурьяне есть: -- малина, малюсенькая, дикая и сладкая, она только что поспевала! -- Прошли крепостными воротами внутрь, под стеной, прямо в бастион над воротами, -- ворота, воротины -- в три ряда и спускаются сверху на блоках. Тишина, запустение. В других воротах, спустив воротины, местные поморы устроили коровник, загоняли туда в стужу скот. Стены облицованы гранитом, а внутри -- из земли, насыпаны высокие валы, кое-где отвесные, кое-где так, что могут въехать лошади с пушками. Под землей прорыты всяческие ходы и переходы, мрак, каплет вода с потолков, пахнет столетьями и болотами: шли ощупью, со свечой, -- наткнулись на потайной колодезь, в круглой чаше гранита. Каменные бастионы -- на крышах растут полуаршинные березы, морошка, клюква, малина -- внутри опустошены, исписаны "красноармейцем такой-то роты", валяется щебень, двери выломаны, разбиты ступени, лестницы. Вокруг крепости каналы со сложною системой водостоков, так что воду можно было произвольно поднимать и опускать, здесь некогда стояли корабли, -- сейчас эти каналы затянуты зеленым илом. -- Вокруг крепости -- северный простор, синяя щетинистая Двина, взморье, северная тишина, -- на берегу в поселке сушатся сети и вверх килями лежат карбасы. -- Лачинов стоял на верке, поднималась петровская луна, были зеленые зыбкие сумерки, от реки шел легкий туман, -- но чайки вили "колокольню", к шторму, и -- -- под верком, в белом платье [зеленовато-зыбким было платье], с веником вереска в руках, -- прошла она -- -- и нужен был год Арктики, сотни миль дрейфующего льда, умиранье, мертвь, -- чтобы скинуть со счетов жизни этот год, чтоб скинуть целое двадцатилетье, -- чтоб после Арктики, после Шпицбергена, -- прямо со Шпицбергена: -- были ветренные, пасмурные сумерки, в красную щель уходило лиловое солнце, в красную щель между лиловых туч, -- но на востоке поднималась луна, и под луной и под остатками солнца щетинилась Двина. Парус клал карбас на борт. Помор был понур, Лачинов все время курил. Очень просторно и одиноко было кругом. На взморье уже были видны верки крепости, тогда померкло солнце, луна позеленела, и в поселке в одном единственном оконце был свет. Помор сказал: -- "Приехали, -- ишь, какие гремянные воды в
в начало наверх
сегодушнем лете", -- пришвартовались, вышли на берег. Было кругом безмолвно и дико. Помор пошел к знакомому дому, постучал, спросил: -- "Спите, православные?" -- ответили из избы: -- "Повалилися!" -- "Где здесь поселенка у вас живет?" -- Поселенка жила в крайнем доме, -- в крайнем доме был один единственный на все становище в оконце свет. -- "Ну, прощай, старик, -- сказал Лачинов, -- я здесь останусь" -- Лачинов постучал в окно. Отперла она. Он вошел и сказал: -- Ну, вот, я пришел к вам. Вы меня не помните. Я принес -- вам всю мою жизнь -- Заключение. В Москве были мокрые дни. И как каждый день, после суматошного дня, после ульев студенческих аудиторий, после человеческих рек Тверской и лифтов Наркомпроса на Сретенском бульваре, -- в пять часов проходил тихим двором старого здания университета профессор Кремнев, шел в зоологический музей и там в свой кабинет -- к столу, к микроскопу, к колбам и банкам и к кипе бумаг. В кабинете большой стол, большое окно, у окна раковина для промывания препаратов, -- но кабинет невелик, пол его покрыт глухим ковром, -- и стен нет, потому что все стены до потолка в банках с жителями морских доньев Арктики. Каждый раз, когда надо отпирать дверь, -- вспоминается, -- и когда дверь открыта, -- смотрит из банки осьминог: надо поставить его так, чтобы он не подглядывал! -- Это пять часов дня. -- От холодов, от троссов, от цынги -- пальцы рук Кремнева узловаты, -- впрочем, и весь облик сказывает в нем больше пиратского командора. В кабинете тишина. -- От полярной экспедиции у Кремнева осталась одна ненормальность: он боится мрака, в кабинете его светлее, чем днем, горят две пятисотсвечные лампы, -- и первым его делом, когда он вернулся изо льдов, была посылка ящика семилинейных стекол на Новую Землю, самоедам [эти стекла пришли к самоедам через год]. -- Кремнев готовился к новой экспедиции в Арктику. Мифология греков рассказывала о трех сестрах Граях -- о Страхе, Содрогании и Ужасе, которые олицетворяли собою седые туманы; с рождения они были седовласы, старухи, и у всех трех был один глаз: -- Европейская Международная Комиссия Изучения Полярных стран проектировала послать в Арктику Цеппелины; метеорологи полагали, что, если человечество -- радиостанциями -- включит Арктику в обиход Земного Шара, вопрос о предсказании погоды будет решен, почти целиком. Международная Полярная Комиссия посылала через полюс, от Мурманска до Аляски, Цеппелины. Цеппелин должен был совершить этот путь в 70 часов. Первые Цеппелины должны были изучить места, где человек еще не бывал, определить места для радио-станций, организовать эти радио-станции, -- а затем только три Цеппелина, -- из которых один будет стоять в Мурманске, второй -- в Красноярске, третий на Аляске, три Цеппелина будут сторожить Арктику; каждый будет связан с сетью радио-станций, раскиданных у полюса, -- и каждый всегда, каждую минуту, связанный радио, будет готов пойти на помощь людям, радистам, закинутым в седые туманы. Человечество сменило трех седых сестер Грай -- тремя Цеппелинами. -- Кремнев должен был лететь с первым Цеппелином. Он обрабатывал предварительные материалы, составлял план полетов, -- собирал охотников лететь в Арктику. В кабинете было тихо, -- человек, отодвинув микроскоп, сгорбившись над бумагой, -- писал: -- больные руки выводили мельчайшие буквы. Человек, не отрываясь от бумаги, писал очень долго. Затем он достал из кармана твердый конверт с английскими марками, вынул письмо, прочитал -- и написал на него ответ. Потом он придвинул микроскоп и стал, глядя в микроскоп, делать заметки для своего труда, того, который он писал по-русски и по-немецки одновременно. -- За окном шумела улица Герцена и шелестел дождь: часы в кабинете шли так же медленно и упорно, как они шли на острове Н. Кремнева, -- и улица Герцена, Моховая -- и вся Москва -- отмирали на эти часы. Decapoda устанавливала законы, -- Москва астрономически определялась такой-то широтой и долготой. -- И в девять постучали в дверь, пришел профессор Василий Шеметов, -- сказал: -- "Убери ты этого чорта осьминога, каждый раз пугает, -- помолчал, сел, сказал, как всегда: -- ты работай, я не помешаю". -- Но через четверть часа они шли по Моховой в Охотный ряд, в пивную, выпить по кружке пива; на углу Кремнев бросил в ящик письмо. Моросил дождь. В пивной играли румыны. И Кремнев, и Шеметов пили пиво молча. Молчали. Шеметов сидел, опираясь на свою трость, не сняв шляпы, -- шляпу он надвинул на лоб. Румыны издевались над скрипками. -- Шеметов наклонился к уху Кремнева, еще больше насунул на нос -- шляпу, тихо, без повода, сказал: -- Приехал из Архангельска знакомый, говорил про Лачинова. Живет со своей женщиной, ни с кем не встречается, не принимает писем, -- с Северо-Двинской переехали на Каргу, в тундру -- Кремнев ничего не ответил. За окном шумихою текла река -- Тверская. -- Допили пиво и вышли на улицу. Распрощались на трамвайной остановке и на трамваях поехали в разные стороны. Шел дождь. --------------- На острове Великобритания, в Лондоне туман двигался вместе с толпой. Часы на башнях, на углах, в оффисах доходили к пяти. -- И через четверть часа после пяти Сити опустел, потому что толпа -- или провалилась лифтами под землю и подземными дорогами ее кинуло во все концы Лондона и предместий, или влезла на хребты слоноподобных автобусов, или водяными жуками юркнула в переулки тумана на ройсах и фордах: Сити остался безлюдьем отсчитывать свои века. -- Девушка (или женщина?) -- мисс Франсис Эрмстет -- у Бэнка, где нельзя перейти площадь за суматохой тысячи экипажей и прорыты для пешеходов коридоры под землей, -- лабиринтами подземелий прошла к лифту, и гостиноподобный лифт пропел сцеплениями проводов на восемь этажей вниз. В тюбе было сыро и пахло болотным газом, -- там к перрону, толкая перед собой ветер, примчал поезд, разменял людей и ушел в темную трубу под Тэмзу -- на Клэпхэм-роад, в пригород, в переулки с заводскими трубами. Девушка знала, что завтра город замрет в тумане. -- Там, в переулке, на своем третьем этаже, в своей комнате -- девушка нашла письмо, на конверте были русские марки. Зонт и перчатки упали на пол: в письме, написанном по-русски, было сказано, что он, Кремнев, опять отправляется в Арктику и еще год не приедет к ней и не зовет ее сейчас к себе. -- Тогда зазвонил телефон, говорил горный инженер Глан. Девушка крикнула в трубку, по-английски: -- Пойдите к чорту, мистер Глан, с вашим автомобилем и цветами! Да! -- вы все уже рассказали мне о... о мистере Лачинове! -- и девушка затомилась у телефона, девушка сказала бессильно: -- Впрочем, впрочем, если вы возьмете меня летом на Шпицберген, я поеду с вами, да!.. -- И девушка, заплакав горько, упала лицом в подушку, на девичью свою кровать: она знала, что -- странною, непонятною ей, но одной навсегда любовью -- любит, любит ее профессор Николай Кремнев. --------------- ...и в этот же час -- за тысячи верст к северу от полярного круга на Шпицбергене, на шахтах -- одиночествовал инженер Бергринг, директор угольной Коаль-компании. Там не было тумана в этот час и была луна. Домик Бергринга прилепился к горе ласточкиным гнездом -- -- ночь, арктическая ночь. Мир отрезан. Стены промерзли, -- мальчик круглые сутки топит камины. То, что видно в окно, -- никак не земля, а кусок луны в синих ночных снегах. Мальчик принес вторую бутылку виски, -- книга открыта на странице, где математические формулы определяют расстояние до Полярной. Бергринг подошел к окну, под Полярной горело сияние. Тогда в канторе вспыхнуло катодной лампочкой радио: оттуда, из тысячи верст, из Европы, зазвучали в ушах таинственные, космические пуанты и черточки: ч-ч-чч-тт-тс- Узкое, 14-я верста по Калужск. шоссе. 9 янв. -- 2 марта 1925 г. Last-modified: Wed, 8-Apr-98 13:12:00 GMT

ВВерх