UKA.ru | в начало библиотеки

Ѕиблиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежна€ | фантастика русска€ | литература зарубежна€ | литература русска€ | нова€ фантастика русска€ | разное
јнекдоты на uka.ru
   ћариэтта Ўагин€н.
   ѕ≈–≈ћ≈Ќј.
 
   ¬место предислови€.
 
   Ќигде "перемена" не была такою сплошной и беспередышной, как  на  юге
–оссии в эпоху гражданской войны. я и хочу  рассказать  о  ней,  име€  в
центре внимани€ не событие только, но человека.
   я провела в ƒонской области около трех с половиною лет  революции,  с
поездками в ѕетербург и «акавказье. «а это врем€ мне  пришлось  пережить
несколько переворотов, немецкую оккупацию, приезд  "союзников"  в  гости
(англичане и французы в Ќовороссийске и на  убани), полосы междувласти€,
когда единственной защитницей обывател€ была домова€ охрана, атаманщину,
деникинщину, врангелевщину.
   ќбыватель, как растение, сопротивл€лс€ этому ветру событий. ќн  сто€л
на месте, и волны шли через него, оставл€€ отметы. ќтсюда не "историчес-
кое" (с перспективой), а чисто локальное, местное запечатление всего пе-
режитого. Ќо чтоб €снее представить  себе  эту  "локальность",  читатель
должен видеть кусок степной –оссии, о которой € поведу речь.
   »з страны черного хлеба и гречневой каши вы попадаете в страну пшени-
цы. —тепной простор без кра€, по обе стороны железнодорожного полотна.  
середине лета он выжжен солнцем, на пыльной земле - сухие хвостики  аро-
матной травки "чебрец", свист цикад и зигзаги €щериц. ”ши наполнены  пе-
ребо€ми этого свиста; солнца так много, что кажетс€, будто и оно шумит в
ушах, особливо в полдень.
   —онные, сытые станицы, - хлеба много, лени много. ≈сть легко,  значит
трудно работать и думать. Ќикакой борьбы за благообразие, за  разнообра-
зие: хлеб душит все. »злишек зерна приучает к барышу, с которым не срав-
нитс€ скромный барыш огородника, кустар€, пчеловода. » вы видите, что  у
казака нет ничего, кроме хлеба. ’леба - и денег.
   ƒаже донской хутор€нин все свое внимание кладет на  пшеницу.  «аедешь
на хутор, - та же сонна€ лень, хлеб, молоко, помидоры, черешн€, - и  нет
картофел€, нет капусты.  артофель и капуста на ƒону дороги,  потому  что
нет выгоды возитьс€ с ними. ѕшеница убила все.
   ƒеревни без дерев: лень их сажать. ќ садиках нет и помину. » стоит  с
августа над этим нагретым простором душна€ пыль молот€щегос€ хлеба, гус-
та€ до того, что чихнуть страшно - заползет в глотку и ноздри.
   ј р€дом расковыр€но черное чрево земли, полное  угл€.  ¬место  цветов
под Ќовочеркасском дети собирают окаменелости перистых рыб,  кузнечиков,
папоротников.
   Ќа узле хлебного и угольного  пути,  где  пролетает  поезд,  знакомый
москвичам и петербуржцам по летнему следованию на минеральные, стоит го-
род, построенный спекул€нтами дл€ спекул€ций, –остов-на-ƒону. Ёто  моло-
дой город, у него нет истории, кроме разве "проезда высочайших особ"  да
похорон городских голов. ¬есь он из конца в конец прорезан одной главной
торговой жилой, от вокзала и до заставы.  ¬округ  вокзала  гр€зь,  гной,
гниль “емерницкой лужи, почерневшей от копоти и фабричных слюней, выпле-
ванных  сюда  темными  трубами  фабрик,  черными  жабрами   локомотивов,
угольной и мусорной пылью. “ут рассадник холеры, и  летом  здесь  солнце
печет так, что каблуки застревают в асфальте.
   ѕо главной улице - бесконечный р€д небоскребов, домов с новейшей тех-
никой, взлетевших под самое, лысое от солнца и засухи небо, - и в огром-
ных сквозных витринах, ве€лки, молотилки, моторы, паровики, колеса, тру-
бы, а над витринами золотом по черному - имена американских, английских,
французских акционерных обществ. —клады, конторы, склады отделени€  фаб-
рик, банки и оп€ть склады и оп€ть конторы.
   ¬низу под городом, параллельно с главною улицей,  бела€  лента  ƒона,
запруженного гр€зными барками, баржами, плотами, завод€ми. ’леб идет  по
дорогам, хлеб идет по воде, - и огромна€ парамоновска€  верфь  принимает
его, парамоновска€ мельница перемалывает его, а город рассказывает уста-
ми обывателей парамоновские семейные  новости,  принимает  парамоновские
пожертвовани€. Ёто - именитые оседлые богачи, но есть  и  богачи-номады.
“е приход€т - уход€т. ќни продают то, чего никогда не  видели  в  глаза,
продают тем, кого тоже еще не видели, и часто перепродажа обогащает  де-
с€тки прежде, чем вещь пригодитс€ кому-нибудь из купивших.
   ѕрислушайтесь к €зыку - ростовский €зык, это - кратчайша€ лини€ между
двум€ точками, жаргон, образующим ферментом которого  €вилась  экономи€.
ќтсюда - пособное значенье жеста. Ќо как здесь жестикулируют! Ќе вдохно-
венно-бестолково, подобно одесситам, а скорей таинственно, как  глухоне-
мые. » арм€нский, греческий, еврейский, американский, хохлацкий,  немец-
кий акценты здесь сбились в дробную стуколку, пон€тную только тому,  кто
участвует в ее хоре.
   √де наживают, там не люб€т тратить. –остов почти не украшаетс€; и все
благие начинани€, школы, библиотеки, театры, едва став на ноги, клов€тс€
к упадку, либо прекочевывают на другую почву: так распались на моих гла-
зах две хороших художественных школы, библиотека, консерватори€,  лучший
молодой театр.
   ≈катерина особой грамотой выписала когда-то независимых крымских  ар-
м€н на донскую землю под –остовом. »м обещаны были вс€кие льготы. »  бо-
гатые арм€не двинулись со своим скотом и скарбом в  донские  степи.  ќни
осели в них, образовали большие села, а под –остовом вырос уютный  горо-
док, Ќахичевань, своего рода Ўарлоттенбург под Ѕерлином. »з шумного –ос-
това попадаешь в чинный, чопорный городок с приглушенным шумом шагов  на
тротуарах, в два р€да усаженных белыми акаци€ми,  с  припущенными  века-
ми-ставн€ми из€щных особн€чков александровской эпохи, с лепными  украше-
ни€ми и под'ездами. «десь уже вовсе глуха€, но зато крепко оседла€  про-
винци€ с пересудами, родственниками от јдама, чаепити€ми,  рецептом  до-
машних печений и черноглазыми армен€тами на руках у важных толстых русс-
ких н€нь, раздобревших на сдобном.
   Ќо мещанином и спекул€нтом –остов не кончаетс€. √лухие зарницы не раз
полыхали над темным фабричным “емерником. –остов, это - центр рабочих. »
ростовские рабочие средь пыли и копоти в бреду хохлацко-американской су-
толоки давно стали "интернационалистами". ќ них читали ростовские  юноши
в запрещенных брошюрах, что эти рабочие считаютс€ передовыми.
   »так, вот схема:
   1. ћесто действи€ - сонна€ степь под солнцем ƒонобласти; и в ней  ма-
ла€ точка - город.
   2. ¬рем€ действи€ 1917 - 1919 г.г.
   3. ƒействующие лица - казачество и кресть€нство, избалованное  излиш-
ком; в городе-коридоре - номады-спекул€нты, неврастеническа€ интеллиген-
ци€ и крепко сид€чее мещанство. » р€дом муравейник рабочих,  пропитанных
зловонью “емерника, муравейник шахтеров, изглоданных угольной  пылью,  -
работающих от восьми до шести и оп€ть от восьми до шести  и  уже  тайком
исповедующих железную формулу, которой дано будет лечь, как  печать,  на
каждую государственную бумажонку: "не труд€щийс€ да не ест".
   ¬ этих записках нет ни одного выдуманного слова, ни одной непережитой
сцены.  ое-где € только изменила имена и сдвинула пространство.
 
   √Ћј¬ј I.
 
   ћы протираем глаза.
 
   ƒуши людей, как наконечники стрел, конические, - они очень  легко  во
все вход€т. “рагеди€ начинаетс€ с выхода или от пребывани€ в чем-нибудь,
а вонзитьс€ всегда чрезвычайно легко. “ак вонзились мы и  в  февральскую
революцию. — величайшей охотой и удовольствием, по самый кончик, вошли в
нее люди самые разнообразные: капиталисты, чиновники, губернаторы, поли-
цеймейстеры, думские гласные, нотариусы и даже городовые. Ёто было сюрп-
ризом, а сюрпризу все люди рады.
   —толицы были к нему слегка подготовлены, но  провинци€  пережила  его
словно снег на голову.
   ѕо вечерам, за ночь, в домах сидели гости и играли в карты.  ѕрислуга
на кухне сквозь сон готовила тот же неизменный ужин: летом  резались  на
закуску помидоры и огурцы, делалась "икра" из вареных баклажан, вынимал-
с€ из банок плачущий белый, пахнущий остро сыр брынза, вспарывалось  те-
кущее жиром бронзовое брюхо шамайки, травки всех наименований и запахов,
от укропа до белого испанского лука, ложились отдельно,  опрыснутые  во-
дой, на тарелку; и на печи, посыпанной крупным углем, подогревалс€ бара-
ний соус с бобами, - а босые ноги шелестели уже по красному  дерев€нному
полу на террасу, где накрывалась скатерть, ставились свечи в  стекл€нных
колпачках от ветра и падали, ушиба€сь о них, крупные  пахучие  жужелицы.
«имой граненое стекло поблескивало в старинном трюмо, и чинный  столовый
стол заставл€лс€ холодной закуской, а из  темных  буфетных  комнат,  где
пахло мускатным орехом, гвоздикой, ванилью и пробками, выносились  цвет-
ные графинчики.
   √ости играли до ночи и ушли доигрывать в клуб,  оставив  сп€щую  сто€
прислугу подбирать со стола тарелки и засыпать солью красные винные п€т-
на на скатерти. Ќо хоз€ин утром вернулс€ домой с  газетой  в  руках.  ќн
прошел гостиную,  кабинет,  будуар,  коридор,  зат€нутый  линолеумом,  в
спальню вошел не на цыпочках, жену за плечо вз€л без вс€кой осторожности
и голоса не понизил до шопота, когда сказал так, что слышалось в коридо-
ре:
   - ¬ставай! ¬ ѕетербурге революци€, Ќикола€ убрали. - ѕотом самые раз-
нообразные люди поздравл€ли друг друга, мало понима€, почему они радуют-
с€. ѕотом город убралс€, принар€дилс€, школы  распустили  учеников,  го-
родска€ дума устроила заседание  и  под  портретами  государей  читались
вслух телеграммы об отречении голосами торжественными и полными,  словно
это было личным удовлетвореньем каждого из читающих.
   Ќачались митинги, и легкость вхождени€ в революцию все  продолжалась.
ѕроступили отдельные »ваны »ванычи, избираемые в разных  местах  разными
организаци€ми. »ваны »ванычи вставали рано, не  любили  почесыватьс€,  в
уборной газетами не зачитывались, после обеда не спали, - они "кипели  в
общественном котле". »м всегда было некогда, они  погл€дывали  на  часы,
р€дили извозчиков мес€чно, держали своих кучеров, как модные доктора,  и
не было случа€, чтоб их не оказалось на заседании.   огда  приходил  час
выборов, они выбирались автоматически, совсем так, как  севший  в  вагон
доезжает до станции, а начавший служить дослуживаетс€ до чина.
   ѕроступили и ћарьи »вановны. Ёти дамы любили вспоминать курсы  √ерье,
когда-то пр€тали у себ€ нелегальную литературу, собирали деньги на шлис-
сельбуржцев, а во врем€ войны  шили  солдатам  фуфайки.   ажда€  из  них
где-нибудь председательствовала. ќни умели звонить в колокольчик и очень
громко кричали "тише!". »м досталось целиком женское движенье и  митинги
по женскому вопросу.
   ќдин из таких митингов € помню. ѕрезидиум (четыре дамы с  колокольчи-
ками) оповестил: ровно в 8 ч. вечера в  коммерческом  училище.  √оворить
будут о женском вопросе. » собралось  женщин  видимо-невидимо,  ровно  к
8-ми часам вечера, со всех ростовских и нахичеванских окраин, - женщин в
платочках и дыр€вых сапогах. Ўли по снегу, по  воде,  по  лужам,  шли  с
грудными реб€тами, кому не на кого было их оставить, шли версты и  верс-
ты, - пришли, а президиума нет.  олокольчики сто€т, но дамы опоздали,  а
в залу не вместить и одной дес€той пришедших.  √ул  стоит  от  вопросов.
ѕришедшие хот€т хлеба, не пшеничного, а духовного, по которому  голодали
года.
   Ќо вот половина президиума приехала в фаэтоне. “олста€ дама с фишю на
колыхающейс€  блузе,  просвечивающей  розовыми  лентами  бюстодержател€,
всплывает на кафедру, помавает платочком, кричит  громко,  хоз€йственно,
благотворительно: надо перенести митинг на воскресенье 12  часов,  здесь
потолки провал€тс€, с улицы лом€тс€ толпы, нельз€, никак нельз€...
   ƒуховного хлеба нет, голодные ропщут, им кажетс€, что над ними смеют-
с€. ќни пришли со спичечной фабрики, с макаронной, с мыльного завода,  с
парамоновской мельницы, а оттуда, по гр€зи и талому снегу версты и верс-
ты...
   ¬ечером говорит утомленна€ ћарь€ »вановна јнне »вановне в чинной сто-
ловой, когда сп€ща€ на ходу девка несет, рон€€ вилку на пол, приборы,  а
из кухни бьет запах подогреваемой бараньей ноги:
   -  ака€ темнота! —колько ненависти к интеллигенции! «абыто  все,  что
мы отдали, чем пожертвовали! ќни готовы избить нас или устроить  погром,
- вот увидите, начнут с евреев, а кончат интеллигенцией!
   Ќо стади€ »вана »ваныча смен€етс€ стадией ѕетра ѕетровича. »ван  »ва-
ныч стоит в зените. ” »вана »вановича по€вилс€ завистник. ѕочему, скажи-
те, все ему да ему? ѕочему все его да его?  ак будто нет  лиц  с  высшим
образованием, с общественным стажем? —нова политический митинг. Ќа  эст-
раде »ван »ванович р€дом с ѕетром ѕетровичем. ¬ зале - рабочие и  солда-
ты.
   - “оварищи! - кричит ѕетр ѕетрович: - обратите внимание, комитет  сам
себ€ выбрал! —оветую вам воспользоватьс€ своими  правами  и  переизбрать
комитет на основах четыреххвостной формулы!
   Ўум. »ван »ваныч, бледне€, вскакивает:
   - “оварищи! «ала полна еще несознательных элементов. —реди  нас  есть
провокаторы! Ќельз€ переизбирать комитет, не име€ руковод€щего списка!..
   Ўум, свист.

 
в начало наверх
- ќн против четыреххвостной формулы! - кричит кто-то, дела€ ударенье на "му". «ала сбита с толку. ¬еселый человек в пиджаке, пр€чась за спины рабочих, пронзительно вопит: - »ван »ванович - сука! »ван »ванович потер€л попул€рность. Ќа эстраде утверждаетс€ ѕетр ѕет- рович. ј вечером у ѕетра ѕетровича ужин, скорый, на быструю руку, с го- сударственной экономией времени. ƒва-три единомышленника, их жены, гим- назист из комитета учащихс€, старший приказчик - в виде демократического элемента... ∆уют, стира€ с усов капли сладкого соуса, подбирают с тарел- ки рыхлым куском белого хлеба; гимназист скоблит ножиком. Ќо ѕетр ѕетро- вич темнеет: - √де графин? ѕочему вино в бутылке, а не в италь€нском графине? - ћашу € выгнала нынче, - шепчет јнна »вановна, сжима€ отрыжку корсе- том и пр€ча губы в салфетку, - ћаша разбила, нахальна€ стала. ¬ообрази себе, ходит и спит. я ей говорю, а она зевает. - јх, мерзавка! »таль€нский графин! - ѕетр ѕетрович безутешен, наст- роенье испорчено, графин был привезен из ћилана... Ќо что же чувствуют ћаши, полусп€щие от усталости, что чувствуют жен- щины со спичечной, мыльной, парфюмерной, бумажной фабрик, машинисты и смазчики, шахтеры, солдаты, мусорщики, выгребальщики, те, что т€нут во- нючую кожу на кожевенной фабрике за городом, те, что моют вонючую шерсть на шерстомойке за городом, те, что тихо скольз€т по ночам на вонючих бочках в городе? «нают ли их »ван »ваныч и ѕетр ѕетрович? «нают ли они »вана »вановича и ѕетра ѕетровича? » что им дала февральска€ революци€? √Ћј¬ј II. "ѕроблема труда". Ќе все интеллигенты подобны вышеописанным. Ќа последней улице города, лицом в степь, стоит дерев€нный домик, крашеный в голубое с белым.  рыша у него треугольником, окна в одно стекло, во дворе голое тутовое дерево, колодец, куры и мостки через черные лужи, густые, как сапожный клей. ќт- сюда слышно виолончель, здесь живет яков Ћьвович, тоже интеллигент, ког- да-то магистр философии, а сейчас скрипач городского симфонического ор- кестра. яков Ћьвович не всегда бреетс€, он высоко поднимает воротник пиджака, а неча€нно взгл€нув на свои ногти, сконфуженно пр€чет руку в карман. ќт якова Ћьвовича пахнет луком, - так сдабривает ему каждый день вод€нистую похлебку без м€са мать якова Ћьвовича, ¬асилиса »гнатьевна. ћать - пра- вославна€, русска€, маленька€, в платочке. —амого же якова Ћьвовича в гимназии ругали жидом, а в университет - дружелюбно - семитом. ” него длинный нос, бледные восковые ушные раковины, красноватые веки и в них небольшие робкие глаза, пр€чущиес€ от чужого взгл€да, как от удара. яков Ћьвович вышел в отца, провизора ћовшензона. ƒл€ родного городка яков Ћьвович - неудачник. »з науки проку не выш- ло, отцовские деньги проел и пропил, не женилс€, не выбилс€ в люди, хо- дит ободранный, сипло смычкастит себе что-то по струнам в дырке городс- кого оркестра и не знаетс€ с приличною публикой. ƒаже и на обед к го- родскому голове, куда приглашен был весь оркестр за исключением низших ударных, не позвали якова Ћьвовича. ƒл€ себ€ самого яков Ћьвович - счастливец. Ќе только счастливец - блаженный. ” него всегда хорошо на душе, так хорошо, что даже перед людьми ему совестно. ƒождик идет, лужи чмокают, ветки вздрагивают, скра- пыва€ каплю, - и он, точно дерево, рад дождику, спешит на мокроту, лы- синкой намокает, губами бормочет, - радуетс€. —уха€ пыль столбом стоит, довод€ до вычиха дворовую собаку, а он и тут рад, гл€дит на твердые кру- ги облаков, выпукло сто€чие на пыльном небе, и вспоминает јндреа-ћан- тенью. яков Ћьвович любит –оссию.  то же и умеет любить ее с той раненой нежностью отброшенного невзлюбленного ребенка, как не инородец? ќн сто€л р€довым с ружьем по колено в воде, защища€ ее от немца, хот€ в сердце его начертана была заповедь "не убий". ќн по первому ее зову побежал из окопов брататьс€. ќфицер, университетский товарищ, сказал ему: - “ы, как семит, не можешь пон€ть позорности происход€щего. “ебе не больно, когда рушитс€ государственное единство, попираетс€ национальна€ честь... —ын родины должен чувствовать, как хоз€ин. Ѕудь ты хоз€ин, ты бы вместо братань€ пошел и дал ему прикладом в морду. ј ты семит и наем- ник. “ебе все равно. - ѕослушайте, да чей же вы сын? - взволнованно говорил яков Ћьвович, порыва€сь об'€снить ему: - ведь это она же, мать ваша, сказала мудрейшие в мире слова, она посылает вас по-братски к брату! “аких слов еще никто в мире не произносил, а вы неразумно затыкаете уши, восстаете на мать. ѕосмотрите вокруг себ€: над лицемерием, ложью, кровью, насильем, преда- тельством - благословение папы, св€щенников, пасторов, журналистов, уче- ных и ни один не закричал: "остановите безумие!". » вот –осси€ перва€ говорит, что нужно, - самое простое, самое пон€тное. ј вам стыдно перед кардиналами и дипломатами за ее "необразованность" - вы не сын. “ак чувствуют лже-сыновь€, кретины! - “ак рассуждают жидо-масоны, у них сво€ дипломати€, знаю! - в бе- шенстве кричит офицер, вспомина€, что носит погоны. —колько ран нанесено якову Ћьвовичу! Ќо что ему?   боли, кусающей сердце, он привык и не ропщет. ќна только ширит сердце дл€ радости, учит молчанью. » яков Ћьвович пр€чет небольшие робкие глаза в красноватые ве- ки, сторон€сь, как удара, чужого взгл€да. Ќе понимают - не надо. ¬месте с потоком серых шинелей, облепивших вагоны, свисавших с площа- док, с крыш, с буферов и из окон, докатилс€ и он до голубого с белым до- мика, сн€л обмотки с длинных и тощих ног, обмылс€, отправилс€ в город, на митинг. ƒолго ходил яков Ћьвович, слушал и волновалс€. Ќе с кем было де- литьс€. ѕриходили в голову длинные речи, а говорить их некому, несвоев- ременно. - “оварищ, вы бы попроще! » знаете, уж очень как-то у вас все востор- женно, - сказали ему в редакции, куда он принес заметку об организующей роли музыки. ћысли верные, глубокие, мудрые - и никому не нужные. ” якова Ћьвовича тетрадь в клеенчатом переплете, купленна€ когда-то у ћюра и ћерилиза. ¬ нее он записал: "Ќадо осознавать происход€щее - вплоть до проблемы, сжимать свою мысль до формулы.  ажда€ крупица действительности сейчас показательна, как сем€почка. Ёто € называю конденсацией опыта". - яшенька, не заходил бы ты умом за разум, отдохнул бы, - советует мать, пришедша€ от соседки. яков Ћьвович записывает у себ€: "ћысль отдыхает, когда ей дана работа. ¬с€кое следование фактов без передышки утомл€ет и раздражает". - ј от јвдотьи —аркисовны, - твердит свое мать: - она говорит, что ты бы мог получить теперь хорошее место по городской милиции. —тарых-то поснимали, новых ищут, которые с образованьем. ∆алованье и положенье. Ѕез труда-то ведь не проживешь. яков Ћьвович не слушает мать, - его занимает иде€. –азве не сход€тс€ все вопросы действительности, все ее беды у одной центральной проблемы? “руд, в этом все дело. ќн раскрывает тетрадь и снова пишет: ѕроблема труда. ќшибочно думать, что вопрос о труде разрешим в плоскости социальных отношений. «абывают о психологии труда. ≈сли труд - об€зательство, да еще т€жкое, да еще volens-nolens, то на такой почве ничего не построишь. “руд должен удовлетвор€ть человека. ќтсюда: он не смеет быть механичным. Ќе механично лишь творчество, и труд должен быть творческим. Ќо творчес- кий труд не утомл€ет, не насилует, это не обуза, а счастье. я могу рабо- тать творчески по 12 - 16 часов в сутки и мен€ надо силком отрывать, сам не в силах остановитьс€. ќтдыхаю - дл€ него же. ”томл€ет мен€ не он, а, наоборот, невозможность ему отдатьс€, помеха, рассе€ние. Ќеспособны к творческому труду только кретины (и чаще всего из буржуазного класса). –азве дл€ кретинов произошла революци€, что в единицы меры всего челове- чества избираетс€ самочувствие кретина? —тук в дверь - у якова Ћьвовича сосед, товарищ ¬асильев, механик и большевик. ћаленький остроглазый горбун с высокою грудью входит в комна- ту. ∆елтые пальцы с порыжелыми ногт€ми ссыпают на м€тую бумажку табак из жест€нки, быстро скручивают, прихлопывают жест€нку. яков Ћьвович дает прикурить. - я с митинга в городском саду. Ѕестолочь! ћассы озлобл€ютс€. ¬идели вы последний номер "»звестий"? - “оварищ ¬асильев, выслушайте мою мысль, - берет яков Ћьвович клеен- чатую тетрадку. ≈му это кажетс€ простым, как дневной свет. -  устарничество, - буркает ¬асильев: - мелко-буржуазна€ психологи€. —водите вопрос с рельсов в тупик, да там его и складываете впрок. - ѕоймите же вы, это вечное! Ќе надо ваших терминов, они этого не покрывают, - всплескивает яков Ћьвович руками. - –аботаете на контр-революцию, если хотите знать, - неуклонно выхо- дит из уст горбуна с клубами табачного дыма. - Ќа контр-революцию? - встает яков Ћьвович. —олнце из низенького окошка падает на худое лицо с острым носом, черты его выт€нулись, обла- городились, стали странно-знакомыми; и глаза гл€д€т широко открыто, без робости: - ѕосмотрите сюда, какой € контр-революционер! я больше пролетарий, чем вы, ничего у мен€ нет и ничто здесь не держит мен€. я люблю мысль революции, € за нее умру не поморщившись. »ли вы лучше мен€ видите ложь старого мира? “олько € не желаю создавать на место нее новую ложь под другим названьем. я гл€жу в корень, в первооснову, а вы мне отвечаете ход€чими словечками, жупелами. ѕочему вы не хотите видеть мою правду, как € вижу вашу? ¬асильев докурил папиросу, он молчит, ему трудно найти слова. ѕотом говорит, и взлетает каждое слово, как ком земли из роющейс€ могилы: вот тебе, вот тебе, вот тебе: - ¬се вы гл€дели до сих пор в корень. ј что сделали?  то в корень гл€дит, ничего не делает. ѕоследн€€ ваша правда - оставить все, как оно есть, вот ваша правда. ¬ам кажетс€, что вы с нами, а все, что вы говори- те, мог бы сказать любой буржуй и сделать выводы против нас. Ћюбой про- фессор подцепит ваши слова с удовольствием. Ќам они ни к чему, они давно говорены, опорочены, от них ни п€ди не изменилось. ƒа и зачем вам, ска- жите, итти к нам? ¬ы вот говорите, что пролетарий. ¬ерно, только вы дру- гой пролетарий. ¬ы такой пролетарий, которому и не нужно ничего, все у него уже внутри есть. Ќу, признайтесь, на что вам революци€? ¬ам, если хотите, и истори€ не нужна, одной мысли довольно, яков Ћьвович угас и сел снова: - —транно, это очень верно, что вы говорите, - отвечает он ¬асильеву. - я блаженствую, это да, если даже один огурец с хлебом. ћогу и без огурца. Ќо ведь и ваша цель - счастье человечества. ¬ы же не зр€ мечтае- те о разрушении, вам надобно осчастливить. ѕочему вы смотрите на мое счастье, как на минус? - ѕоймите, оно бездейственно! –асстройство желудка у капиталиста нам выгодней, чем блаженство такого пролетари€, как вы. Ѕездейственно, в этом вс€ штука. яков Ћьвович и ¬асильев расстаютс€. ¬асильев идет "организовывать не- довольство масс", а яков Ћьвович, сжима€ голову руками, до полуночи хо- дит по комнате. √Ћј¬ј III-а€, отступительна€. "¬ольному - вол€, спасенному - рай". «десь € должна выйти за пространственные скобки. ‘евральска€ револю- ци€ катитс€, она праздником ходит по городам и местечкам, она становитс€ чем-то вроде модной этикетки "“рильби" на папиросах, печень€х, шоколад- ках, подт€жках. ѕикник свободы с сардинками, булками, хлопаньем пробок, официантами в белых перчатках, - но правда, отказывающимис€ брать на чай. ќфицианты как-будто поступились привычками; хоз€ева - нет. ¬ойна попул€рности не потер€ла. «агл€дываемс€ на союзников; компли- менты нас очень об€зывают; мы готовы на все, чтоб не разуверилось "об- щество". » разговор о "победном конце" не пресекс€. Ќо дамы из общества охвачены все же надеждой: спасти сыновей, кончаю- щих последние классы гимназии, лице€, классических интернатов. ќбт€гива€ губами вуалетки, спускаютс€ и поднимаютс€ дамы по лестнице министерства народного просвещени€ в ѕетербурге.  ака€ свобода! ¬ходи и выходи. Ўвей- цар очень любезный, должно быть, не самосознательный, а из хорошего до- ма. » наверху тощий, с лицом на английский манер, в хохолке, с золотыми
в начало наверх
часами браслеткой, чиновник сурово отказывает: "Ќи дл€ кого никаких отс- рочек, мы защищаем родину!". Ќо вуалетки отт€гиваютс€ на лоб, пахнет пудрой, плачущие глаза прикрываютс€ легким платочком: "если б вы зна- ли... и, ах, как это жестоко!". „иновник см€гчен, обещает снестись с во- енным министерством... есть некотора€ надежда... ƒамы порхают к выходу, сталкиваютс€, знаком€тс€: - ¬ы откуда? - я из –остова, а вы? - »з ярославл€. - ’лопотать об отсрочке? - ƒа. ќн обещал, не знаю, уж, верить ли... Ќа стенах розовеют афиши: "ѕервый республиканский поэзо-концерт »гор€ —евер€нина"... ѕикник свободы с сардинками, булками, хлопаньем пробок все продолжаетс€. Ќо модна€ тема: Ћенин, большевики. -  ака€ гнусность по отношению к –оссии, к союзникам! “ребуют сепа- ратного мира, прекращень€ войны! Ётого не простит им никто... - дамы наслушиваютс€ модных споров в знакомых домах. ѕрофессорские именитые семьи, солидные речи. —интаксис даже такой, что нельз€ не поверить: - –азложение революции... колебание фронта... распад... и знаете - пролетариат тоже совсем недоволен. я говорила со своей прачкой. –аньше они получали меньше, им дали прибавку, внушили требовать, они потребова- ли - и ничего. » говор€т, будто совсем напрасно их сбили с толку. «наменитый профессор читает: "”глубление революции, как кризис об- щественного правосознань€". ¬ один вечер с —евер€нином. Ќо обе залы пол- ны. —евер€нина слушают гимназисты, студенты, курсистки, приказчицы, ин- женеры, земгусары, кооператоры, дамы. » профессора слушают гимназисты, студенты, курсистки, приказчицы, инженеры, земгусары, кооператоры, дамы. ѕрофессор настаивает на том, чтобы не загубить "св€тое дело революции", и —евер€нин воспевает "шампанскую кровь революции". ѕублика бешено аплодирует, она не желает, чтоб "погубили революцию", не желает, чтоб обнажились фронты, не желает, чтоб союзники были обиже- ны, не желает вообще, чтобы что-нибудь изменилось. ѕусть революци€ будет, как... революци€.  ак прилична€ революци€, faute de mieux, - соглашаетс€ жена сановника, только что получивша€ отс- рочку дл€ ¬овы: - и пусть прекрат€т, наконец, эти разговоры про углубле- ние, кому это нужно? — Ќиколаевского вокзала по-прежнему отход€т поезда. ¬ них трудно по- пасть, это правда. ќкна повыломаны, вагоны уравнены в правах, кондуктора бессильны сдержать бешенство огромной толпы, вне очереди, без билетов, тер€€ тюки, реб€т, зонтики, мчащуюс€ зан€ть щель в залитом людьми, тре- щащем по ребрам вагоне; но если у вас есть знакомство и св€зи, вы можете очень удобно устроитьс€. Ќа ћинеральные едут все дамы с отсрочками и сы- новь€ми, едут за отдыхом сестры милосерди€ из титулованных, едут все те, кто привык туда ездить из года в год. Ќа ћинеральных - вакханали€ цен. Ћето 17-го года, произнесены слова о равенстве и братстве, в ћоскве и в ѕетербурге первые подземные толчки надвигающегос€ народного гнева, - а здесь переполнены дачи, комиссионер на вокзале говорит приезжающим и тем, кто неделю спит на вокзальном по- лу, прислон€сь к неразв€занному порт-плэду: -  ак хотите, меньше четвертной в сутки ничего нельз€. ≈сли угодно койку в посторонней комнате, дес€ть посуточно, это € могу.  исловодский парк полон туалетов, немного отсталых, это правда, - па- рижские моды пришли с опозданьем. ¬ курзале офицерство дает блест€щий концерт в пользу «айма —вободы - и на афише чета ћережковских, модные публицисты, поэты, крупнейшие музыканты. ѕарадно звучит марсельеза, при- подн€та€ из раковины курзала блест€щим огромным симфоническим оркестром. Ќочь кавказска€ тепла, душна, пахнет близким дождем, духами, сигарой, тонким гастрономическим запахом с веранды буфета и розами. ѕахнет горны- ми травами, речкой, ольхою подальше. Ёлектричество пачками бросает си- €нье вниз, и в каждом кружке его ослепительна€ возн€ ночных насекомых - бабочек, мошек, жуков, а внизу, в его свете, толче€ дорогих туалетов, холеных мужчин, пропитанных дымом сигары, с лакированными проборами; дам в меховых накидках. ћелькают из€щные ножки в ажурных чулках и миниатюр- нейших туфельках. ѕикник свободы с ракетами, хлопаньем пробок, бравурными звуками па- радно разыгрываемой марсельезы, с безупречными официантами, впрочем от- казывающимис€ от на-чаев (им проставл€етс€ в счет) - все идет, как по писанному. Ќо локомотив, тонко свист€, тащит поезд дальше от модных мест, туда, где черты людей резче и определенней. ћы на дальней окраине –оссии, в «акавказьи. ≈ще тут хоз€йничал дух Ќикола€ Ќиколаевича, великого кн€з€. ѕри нем революци€ сразу была одернута с тылу, за фалды редакторов.  огда все провинциальные газеты без страха и опасени€ перепечатывали петер- бургские телеграммы, в “ифлисе было глухо. ќ событи€х пропечатали, как о чем-то в скобках, значени€ не представл€ющем. ќтказ ћихаила был выстав- лен, как проста€ любезность - церемонитс€, а народ будет снова просить и тогда коронуют ћихаила. ќткажетс€ снова по своей осторожности, - тогда коронуют Ќикола€, великого кн€з€.   нему уже силились-было попасть в ми- лость чиновники... –едакци€ так и писала, что "надо наде€тьс€, после всеподданнейших просьб ћихаил согласитс€ на царство". » революци€ вышла приличной, faute de mieux. ¬ Ѕаку персы-муши, носильщики, перетаскивали на головах по-прежнему п€типудовые т€жести, профессиональных своих интересов еще и не подозре- ва€. Ќо митинговали и тут. “атары, арм€не, персы заговорили на своих €зыках. Ѕлиже к сердцу у каждого - свое, местоимение прит€жательное. »с- ходили из права - быть, наконец, самому по себе, а не по другому. Ќацио- нальный пафос вел к разделенью. ѕозднее он кончилс€ зверствами в Ўуше, трагедией в Ѕаку, Ёривани и татарских селах. “еперь он сдерживал фронт, вел к образованию национальных отр€дов, вливал новую кровь в ослабевшие жилы войны и служил европейской бессмыслице, а проника€ в печать порож- дал то запутанное и нелепое кружево, плетомое где-то поверх голов живых людей дипломатами, что зоветс€ "ориентацией". ƒошла ли февральска€ революци€ и здесь до народа?  то-то откуда-то назначал комиссаров, милиционеров, об'ездчиков горных районов. ќни езди- ли на карабахских лошадках с винтовками. ∆или в сторожках на станци€х, ловили разбойников, были начальством. Ѕесконечных представителей от ми- нистерства земледели€, министерства путей сообщени€ посылали по линии - представительствовать. ƒальше линии двигатьс€ им было некуда и незачем. ј на линии - негде остатьс€. » вот их устраивали в дамских уборных. ¬ы останавливаетесь на станции, идете в уборную - визитна€ карточка "»ван »ванович »ксин, чиновник путей сообщени€". ј если случайно нет карточки или войдете, не прочитав, - натыкаетесь на идиллию. ¬ первой комнате, "дамской", - столова€, щи недоеденные на столе, в углу €гдаш, сапоги, на умывальнике туалетное мыло. ƒальше, на раковинах, доски, пок- рытые книжками: библиотека. ј на диване хоз€ин, чаще всего и не просыпа- ющийс€ от ваших шагов.  омиссары крохотных станций о февральской революции сами толком ниче- го не знали. «нали только одно, что они - комиссары, а были об'ездчиками или сторожами. ћне пришлось ночевать на одной из глухих станций, —адахло, в сторожке такого комиссара. –€дом со мною, в огороженной комнате с решетчатыми окошками спал беглый убийца из ћетехского замка (тифлисска€ тюрьма); ут- ром его должны были с конвоем доставить обратно. Ќо среди ночи к нам стали стучатьс€ кресть€не грузинской деревушки. ќни поймали двух конок- радов и приволокли их сюда, чтоб посечь на глазах у начальства. ѕри тусклых красных фонар€х, в черную южную ночь, на земле молодой республи- ки, только что провозгласившей отмену смертной казни и телесных наказа- ний, они высекли двух дико кричавших людей. »х крики вызвали другой крик, ответный, - у проснувшегос€ метехского убийцы. “огда кресть€не, узнав в чем дело, потребовали, чтоб сторожку отперли, вытащили метехско- го убийцу, да зараз посекли и его тоже, чтоб не повадно было. - Ёто в пор€дке вещей, - сказал мне на следующий день местный культуртрегер, помещик в чесучовом пиджаке и широкой соломенной шл€пе. ќн сто€л на гумне своей усадьбы, неподалеку от сторожки. ¬округ него прыгали волкодавы, верт€ жесткими, как канат, хвостами. ј перед ним мо- лотили зерно и без конца кружились потные лошади, волоча за собою доски с сид€щими на них дл€ пущей т€жести татарчатами... ƒальше, в Ёривани и јлександрополе, было и вовсе тихо. ‘евральска€ революци€ убрала начальство, разв€зала родной €зык. Ќо не тронула ни бы- та, ни сознань€. ѕолитика обернулась в забаву, - так забавл€лась сонна€ провинци€ на большевиков. Ќациональный большевик по€вилс€ в “ифлисе и в Ёривани. ќн выступал изредка. ≈го слушали, как слушают футуристов. ќн старалс€ говорить газетно, и свои люди, патриархально, по восточному го- ворившие ему "ты" (на арм€нском €зыке нет "вы"), считали его сдуревшим, но впрочем безвредным. ¬ “ифлисе дело обсто€ло уже политичнее и острее, хот€ и там политика ютилась в мансардах двух-трех газеток, заглушаема€ шумом шагов по √оловинскому, плеском органной музыки из кафэ и пестрой веселой толпою, единственной во всем мире по своей блест€щей и певучей беспечности тифлисской толпой. ј народ, не взира€ на бегство с обоих фронтов, все еще зазывалс€ в мобилизационные части дл€ защиты "св€той революции" и ¬овочек, получив- ших отсрочки. √Ћј¬ј IV. “опот копыт. јнна »вановна благополучно вернулась в –остов. Ќа звонок отворила плем€нница: ћатреши уж час, как нет дома, ушла на собранье прислуги го- ворить о своих беспокойствах и выставл€ть свои требовани€. - ¬от новости - требовань€! ∆рут, пьют, на всем готовом, их одеваешь - требовань€! јнне »вановне хочетс€ всем рассказать, что говор€т в ѕетербурге и на курортах, как поет —евер€нин о шампанской крови революции, как несомнен- но документально доказано, что большевики брали немецкие деньги и теперь их хот€т отправить обратно, а немцы воспротивл€ютс€. —лышала она также про странную книгу, ходившую в рукописи по рукам. ¬ этой книге одна хро- нологи€, числа и числа. Ќо хронологически точно доказано, что еще от библейских времен существовало еврейское общество, поставившее себе целью забрать власть над миром. ” него были отделени€ в —ирии и в ћаке- донии и во всех городах. ќно собирает налоги со всех евреев, будто бы на социализм. » хронологически точно показано, в котором году должен быть избран на престол еврейский царь... Ќо ћатреша не возвращаетс€, приходитс€ самой, не отдохнув с дороги, готовить чай. Ќо€брьские сумерки падают быстро, дворник в ведре несет уголь, - топить угловую и ванную. јнна »вановна серебр€ными ложечками зв€кает в буфетной о новый сервиз, говор€ с гувернанткой “амары: - √лавное же, јдельгейда —тефановна, не мечтайте о ћоскве! ћосквы нет, выбросьте это окончательно из головы. я вам должна сказать, что ан- тисемитизм некультурен и € всегда против того, чтоб “амара в гимназии позвол€ла себе замечань€ насчет евреек. Ќо все-таки мы не умнее же Ўо- пенгауэра или там ƒостоевского! я говорила с профессорами. ћногие дер- жатс€ мнень€, что есть что-то такое антипатичное, особенно знаете в мас- се. ќтдельные есть очень славные люди, например, доктор √еллер. Ќо в ћоскве, в ћоскве все иллюзии падают, это что-то неописуемое. „ерту осед- лости сн€ли, и они, вы подумайте, не в ¬олоколамск, не в ¬ологду или ку- да-нибудь в ¬ышний-¬олочек, а непременно в ћоскву. Ќа улицах, на трамва- €х, в театрах, даже смешно сказать, на церковных паперт€х одни евреи, еврейки, евреи, говор€т с акцентом и на каждом шагу вас в ћоскве оста- навливают: как, пожалуйста, пройти на  узнецкий мост?  узнецкого моста не знают! ¬ ћоскве! - Merkwurdlg! - супит јдельгейда —тефановна выцветшие брови. –уки у нее тр€сутс€ от старости, рассыпа€ сахарный песок. ”же на вазочки выло- жено абрикосовое варенье (варилось при помощи извести, по рецепту, каж- дый круглый абрикос лежит совершенно целый, просвечива€ золотом и стек- ловидным сиропом). »з жест€нок ссыпаны сухарики на сливочном масле с ва- нилью. Ёлектрический чайник кипит. ƒамы давно уже прин€ли - кажда€ - чашку и не тороп€сь, медленно поку- сывают сухарики, положив р€дом с собой на столе черные шелковые сумочки, различно расшитые бисеринками; из сумочек пахнет духами. ¬друг - переполох. »з коридора в столовую, стуча гвоздистыми башмака- ми, вбегает ћатреша, как была с улицы, в большом шерст€ном платке, лицо круглое, оторопело-си€ющее. - „то такое? ¬ чем дело? - —казывають, большевики идуть...  азаков семь тыщ и большевиков че- тыреста человек видима-невидима, с Ѕалабаньевской рощи.  оторые на ми- тингу ходили, своими глазами видели, а на нашем доме, јнна »вановна ба- рын€, пулемет поставють. ¬сех, говор€ть, которые к центре, тех говор€ть ближе к черте города из помещениев высел€ть будют...
в начало наверх
- Ѕудют, будют, говори толком! ќткуда ты вз€ла?  то это тебе сказал! ƒамы вскочили с места, обступили ћатрешу. - јнна »вановна, это же ужасно, если пулемет! ” вас брат - член сове- та депутатов, позвоните по телефону! - ƒа телефон, кажетс€, не работает... - јдельгейда —тефановна, јдельгейда —тефановна, позвоните пожалуйста »вану »вановичу по телефону... Thelephoniren Sie, bitte! - Ja aber der Thelephon ist verdorben! - я побегу домой. —кажите, мила€, на улицах не стрел€ют? - „то вы, ћарь€ —еменовна, куда вы побежите в такую темноту. ѕогоди- те, допьем чай и выйдем вместе. -  акой тут чай? ” мен€ квартира пуста€, на английском замке, еще обокрадут. - Ќу, как хотите, если не боитесь. - „его же бо€тьс€? ћатреша может мен€ проводить. - Ќет, ћарь€ —еменовна, € ћатрешу отпустить не могу, она должна быть дома, должна. ќна слышала, знает, в чем дело, в случае, если придут, вы понимаете, она с ними об'€снитс€. ¬от если хотите, попросите јдельгейду —тефановну. » после просьбы ветха€ немка, тр€сущимис€ от старости руками, надева- ет заштопанный во многих местах кавказский башлык и семенит в галошах, заложенных бумажками, по мокрым плитам, вослед за поспешающей дамой, провожа€ ее домой. ¬ечер сгустилс€ в ночь, крупные капли шуршат по кое-где еще не опав- шей жесткой и шаршавой от старости листве, прелым пахнет под ногами. »ван »ванович из клуба забегает к сестре. - „то же происходит? –ади Ѕога! - ѕуст€ки. ќп€ть большевистска€ авантюра. »м мало, видишь ли июльско- го урока. ’од€т слухи, будто оп€ть выступили, изнасиловали целый ба- тальон... - „то ты, как батальон? - Ќу да, женский, который у «имнего дворца. ѕотом «имний дворец разг- рабили до чиста, сн€ли гобелены и нашили себе порт€нок. ј у нас в —овете большевики радуютс€: "поддержим питерских товарищей"... - √осподи, да что же это такое? - Ќе волнуйс€, казаки близко, у нас не допуст€т. Ќочь снова разжижилась в €сный сухой день, ветреный и холодный. » гл€д€т, гл€д€т из окон недоуменные очи, одни с испугом, другие с вопро- сом, с надеждой; люди притихли, опали, как тесто на остуделых дрожжах, с'ежились, сковались волненьем.   полудню по площади, мимо собора, промчались казаки, пригнувшись к седлам, с винтовками за плечами, процокали конские копыта по камн€м, ос- туженным и уже высохшим от вчерашнего дождика, уже опыленным. «а ними помчалс€ ветер, крут€ осенние рыжие, черные, красные листь€, вздыма€ осеннюю жесткую, крупную пыль. ¬след за ветром прокаркали галки, переле- та€ по телеграфным столбам и полуголым деревь€м. - — 12-ой линии выселить всех вплоть до двадцатой и двадцать четвер- той, очистить —оборную.  то-то издал приказ, кто-то разнес его по обитател€м, и все, кому на- до было узнать, узнали. Ќовые беженцы, новые волны людей с подушками, тачками, курами в клетках, визжащими порос€тами, влекомыми веревочкой за ногу и упирающимис€ в ноги бегущих. Ўубы, шапки, шинели, поддевки, кар- тузники, шл€пники, папашники с дамскими шл€пками и платочками и даже простоволосыми перемешались. - ¬от дожили! “о, было, принимали беженцев с западного и восточного фронтов, и рассел€ли их в домах, что похуже, по двенадцати душ в одну комнату, да с города получали на ремонт, а теперь и сами, здорово жи- вешь, побежали. - » еще побежишь! Ќынче с юга на север, а завтра с севера к югу, по компасу... - Ќашли врем€ дл€ шуток! Ќа площади, против собора, стоит особн€к с п€тью окнами на —оборную, в два этажа. Ќаверху контора нотариуса, и внизу до четырех открыто па- радное, впуска€ клиентов и холод. “уда, ступа€ где вовсе уже сухо, без сырости, отстающими от сапогов подошвами и пр€чась в приподн€тый ворот- ник коричневого с обнажившейс€ ниткой на засаленных перегибах пальто, шел яков Ћьвович. Ќадо было стучать, - контора закрыта по случаю политических осложне- ний. Ќа стук открыла веснушчата€ гимназистка с короткими волосами, как у мальчика: - яков Ћьвович! - » вверх по лестнице: - ћамочка, яков Ћьвович при- шел! Ќаверху, р€дом с приемной и комнатами дл€ клерков, где чинно, в фут- л€рах сто€т ремингтоны и ундервуды, а по стенам светло-желтого дерева высокие шкафчики с €щиками по алфавиту, - была еще одна полутемна€ ком- ната, где жила переписчица, вдова, с двум€ дочерьми-гимназистками, бли- зорука€ и с ревматизмом суставов. “ам на полу помещалось три тюф€ка, на столе же на керосинке подогревалс€ вчерашний суп. ¬дова обрадовалась якову Ћьвовичу, налила ему супу: - —адитесь, расскажите, что такое творитс€ по улицам? - ¬ам бы тоже не мешало куда-нибудь с Ћилей и  усей побезопасней. Ўли бы сегодн€ к нам. - Ќи за что! - вскрикнули Ћил€ и  ус€. ќни погл€дели разом на площадь, - там пробегали новые толпы беженцев, спотыка€сь о застревающих между ногами, влекомых веревочкой за ногу, по- рос€т. Ћил€ и  ус€ любили событи€. ќни были крайними левыми и, если б позволила мама, пошли бы хоть в красногвардейцы! — керосинки сн€та кастрюл€. Ќа ней теперь чайник, эмалированный, ско- ро уже закипит. ¬дова расставила чашки, Ћиле и  усе их собственные, яко- ву Ћьвовичу свою кружку, а себе посудинку „ичкина от простокваши, - ча- шек гост€м не хватало. ¬ жест€нке вареный коричневый сахар, порубленный на кусочки, - конфеты домашнего приготовлень€, называемые вдовой "крем-брюле". —овсем было прин€лись за чай. ¬ окна видно, что площадь вдруг опусте- ла. ќткуда-то из-за угла, дробно стуча сапогами, прошел отр€д желто-се- рых шинелей и остановилс€, совеща€сь. Ћил€ и  ус€ гл€дели во все глаза шинели взгл€нули в их сторону, разделились на группы и один за другим, молчаливо стуча каблуками по камн€м, подкидыва€ на плечи винтовки, пере- секли площадь. - ћамочка, стучат! ¬дова идет отвор€ть, сопровождаема€ яковом Ћьвовичем. Ћил€ и  ус€ за нею. —н€ли засов и цепочку: -  то там? ¬ переднюю один за другим молчаливо вошло несколько вооруженных. Ќе отвеча€ вдове, поднимаютс€ по лестнице. ƒвое остались внизу, - сторо- жить. Ќаверху остановились: - ќружие есть? Ќе пр€чете ли офицеров и казаков? - ќружи€ нет, и никого не пр€чем. ¬от единственный мужчина, яков Ћьвович, в гости пришел. - ѕокажите документы. яков Ћьвович достал из внутреннего кармана свой паспорт гр€зного вида "магистр историко-философских наук, яков Ћьвович ћовшензон". ѕрочитали, вернули. - „то там наверху? Ќе дожида€сь ответа, один из пришедших по лесенке стал взбиратьс€ на- верх, в открытую чердачную дырку. “ам шарахнулись голуби. -  то там? - √олуби, товарищ. Ћил€ и  ус€ отвечают на перегонки. —мотр€т глазами, как пи€вками, не- отрывно в лица пришедших. ќни все из рабочих, лет по семнадцати, по во- семнадцати, винтовки надели, должно-быть, впервые, лица юные, суровые, строже, чем надобно. ћногим из них суждено было быть через несколько дней зарубленными в Ѕалабановской роще казаками. - √ород в наших руках, товарищ? - выпалила вдруг  ус€, не удержав- шись. - „его выскакиваешь? - шепчет ей Ћил€. - √ород в руках —овета, - отвечает безусый, - предполагаетс€ на завт- ра выступленье. ¬ы соберитесь отсюда, тут будут обстреливать. ƒом мы займем под пулеметную команду... - ј нельз€ ли тоже остатьс€? - „то ж, - можно; только при каждом выстреле надо ложитьс€ на пол. - Ћил€,  ус€, вы с ума посходили, - вырвалось у мамы, - мы соберемс€, товарищи, только уж вы тут не дайте вещей разор€ть. - Ќе тронем, не беспокойтесь! —пуст€ четверть часа вдова с базарной корзинкой, Ћил€ и  ус€ с подуш- ками, а яков Ћьвович с ручным чемоданом пробегают по темной безлюдной площади, тороп€сь в ту же сторону, куда проструились давеча беженцы. ¬ дороге убеждает их яков Ћьвович итти пр€мо к нему, но вдова беспокоитс€, слишком далеко. »м тут по пути у богатого родственника, домовладельца, - ближе к вещам и квартире. ¬ечером нет электричества. ”лицы черны. Ѕезмолвные притушенные кине- матографы, больницы, театры, только аптекарь в белом переднике, как ни в чем не бывало, стоит над весами и банками, приготовл€€ лекарства. ¬ доме богатого родственника зан€ты залы, ванна€, девичь€, бельева€, буфетна€ и летн€€ кухн€. Ѕеженцы, знакомые и чужие, заполнили комнаты, наскоро перекусывают из корзинок захваченной от обеда стр€пней и, гото- в€сь к ночевке, вынимают платки и подушки. –одственник, старообр€дец с серебр€ными очками на носу, в м€гких, ши- тых руками домашних, шлепанцах, ходит по дому и вс€кому соболезнует от сердца. ∆ена и сво€ченицы угощают вдову с гимназистками сытным ужином. ’орошие люди, а все-таки с ними не близко. - я говорил, что этим кончитс€. Ѕескровных революций не бывает, - шамкает старообр€дец, - погодите, еще не то увидим. ∆ид с€дет на прес- тол. - ќставьте пожалуйста! - вспыхивает учитель гимназии, - евреи тут не при чем. ≈сли б не разогнали ”чредительное —обрание, не загубили св€тое дело революции... - Ёто и есть революци€! - не выдерживает  ус€. - ћолчи, пожалуйста, - говорит ей тетка. - ≈сли б не дали беспреп€тственно вести безумную крайнюю проповедь, республиканский строй в –оссии окреп бы и привилс€. ћы видим примеры из истории... - разговор переходит на примеры.  еросинова€ лампа мигает, свет ущербл€етс€. ƒалеко откуда-то с ƒона внезапно слышен шум от снар€да, - гулкий и широко раскатывающийс€. - “ушите свет! —пать ложитесь! » разно думающие, разно чувствующие люди склон€ютс€, - каждый на при- готовленный сверток. √Ћј¬ј V. ѕули поют.  ак они поют в воздухе, как они часто стрекочут, словно горох, по мостовой, по стеклу, отскакива€ и вонза€сь, как стонет в воздухе ззз - стез€ от зловещего их полета, об этом знают не только солдаты в окопах, об этом знают и горожане в подвалах. Ќо чего не знают солдаты, это нежности к пул€м в подростках, не убеж- денных примерами из истории. ÷елый день идет перестрелка по главной ули- це, целый день верещит, словно €рмарочна€ сутолока, пулемет с высокого дома на площади, не попада€. —ыплютс€ пули о стены, залетают в районы, где пр€чутс€ беженцы, вход€т в стекло и расплющиваютс€ в подоконнике. - ѕулька, смотри, оп€ть пулька! - кричит  ус€, подбира€ теплую штуч- ку, - спр€чу на пам€ть, подарю якову Ћьвовичу!.. - ѕрочь от окон! - раздраженно кричит старообр€дец, - чему радуетесь? Ћюдей бьют, а вы рады, как собачата. Ћил€ и  ус€ радуютс€. ќни не слушают старших. ¬ полдень, когда пе- рестрелка утихла,  ус€ гл€дит из полуоткрытых ворот, где домова€ охрана поставила семинариста с арм€нским, несвоевременно густо обросшим лицом. сто€ть три часа, сжима€ ружье монте-кристо, - гл€дит на торопливо бегу- щих серых солдат и кричит им вдогонку: - “оварищи, как дела? «абегает красногвардеец напитьс€. ќт него  ус€ знает все новости.  а- заки идут от „еркасска, а им будет с севера тоже подмога. »наче - не вы- держать, казаков численно больше. - ƒержитесь, - шепчет им  ус€, впива€сь в них пи€вками, пь€ными от революции глазами... — ƒона на барже поставили пушку большевики-мор€ки, навели и обстрели- вают. ”хнул первый снар€д, вышел новый приказ, - от кого, неизвестно: — линий первой и по одиннадцатую, с улиц —тепной, Ћуговой, Ѕереговой и  олодезной всем перебиратьс€ повыше, к собору и пр€татьс€ там по под-
в начало наверх
валам. ѕод пул€ми обезумевшие толпы новых беженцев ринулись на исходе дн€ расквартировыватьс€ повыше, и снова кудахтают оторопелые курицы и прон- зительным, острым как уксус, визжаньем сопротивл€ютс€ порос€та сжимающей их за ногу и куда-то волочащей веревке. ѕодвалы переполнены, хоз€ев не спрашивают, лезут, где есть калитка, а заперта - стучат остервенело, пу- га€ домовую охрану: - ѕустите, взломаем, пустите! Ќо вот расселились по новым местам. ¬ерхние этажи опустели. —наружи захлопнуты и спущены жалюзи, внутри окна заставлены ставн€ми, свету ник- то не зажигает. ¬ подвалах, в повалку, дыша друг на друга учащенным ды- ханьем, пр€чутс€ люди, ругаютс€, мол€тс€ богу, советуют друг другу успо- коитьс€ и не волноватьс€. Ќо дети... прыскают. »х одернут, они замолкнут и - расхохочутс€. »м не смешно, - им до судорог весело пь€ной радости революции; им бы хотелось повыбежать, быть лазутчиками, барабанщиками, сыпать пули, носить патронташи, выслеживать казаков, пробиратьс€ сквозь цепь и торопить подкрепленье... ƒругие мечтают побить большевиков и про- гарцовать вместе с казаками, на казачьих лошадках важною рысью вдоль по —адовой, ко дворцу атамана... » со —тепной, где живет яков Ћьвович, дошли вести: там разорвалс€ снар€д, кого-то убило. —коро пришла еще одна весть: убило мать якова Ћьвовича. ѕлакала в этот вечер вдова и не удержалась, сказала  усе: - ¬от видишь, а тебе бы все радоватьс€. Ќо и  усе не пришлось больше радоватьс€.   вечеру пули усилились, сыпались, словно горох, а над ними сто€л непрекращающийс€ гул от разрыва снар€дов: бум, бум, бум... Ѕеженцы заты- кали уши руками, держали детей на колен€х, ни глотка не могли проглотить от тошного страха кто за себ€, кто за близкого, кто за имущество. Ќо на утро вдруг стало тихо, как после землетр€сень€. ¬ ворота спокойно вошла молочница, баба Ћукерь€, с ведром молока и степенно сказала домовой охране, - студенту, сто€вшему за учредилку: - Ѕольшаков-то выкурили. „исто. ¬ышли еще не вер€ и протира€ глаза отсидевшиес€ из подвалов, покупали бутылками молоко и расспрашивали подробности. ¬ открытые ворота уже вид- но было, как проскакало с дес€ток казаков по улице, мрачно обмерива€ обывателей взгл€дами. Ќачались обыски по квартирам. »скали рабочих, оружие, красногвардей- цев. Ѕрали же деньги, вино, кто и шубу снимал или брюки с вешалки, - что поближе висело. ќбыватели клан€лись, кл€лись, что и не думали, чисты, как перед богом. Ќа площади перед собором - казачь€ сто€нка. ‘ыркают лошади, приподы- ма€ хвосты и навалива€ груды навоза, переступают копытами с места на место. —едла с навьюченным фуражом им нагрели вспотевшие спины. ¬интовки перев€заны в кучку, штыками кверху, и, прислонены к ограде собора. Ќа самой паперти развели костер, кип€т€т свои чайники, охлаждаемые ветром и снегом. —нег падает легкий и мелкий; влетает пыльцою в рот при разгово- ре, а под ногами не набираетс€ вовсе. ¬ городе вышли газеты. √ород стал - город казачий.  азаки приказыва- ют, казаки хоз€йничают, и городска€ дума с достоинством выступила: "“ак же нельз€. ћы очень рады казакам, мы очень им благодарны за доблестное очищенье, но город - он город свой собственный, а не казачий. ¬ городе есть думские гласные, есть, наконец, члены управы, письмоводители, го- родской голова, и что же им делать?". Ќо казаки не слушают, каждый казачествует, как ему любо, ссыла€сь на атамана, властител€ кра€: быть теперь ƒону под атаманом! ј газеты пишут про историю, этнографию, биографию, фольклор и мифоло- гию казачества, делают ссылки и справки, очень захваливают и надеютс€ на преуспе€ние кра€. Ѕрошена журналистами и крылата€ мысль о ¬андее. ћежду тем на —тепной, со стороны последней, 32-ой линии, видели люди: √нали казаки перед собою рабочих. –абочие были обезоружены, в разод- ранных шапках и шубах, с них поснимали, что было получше.  огда останав- ливались, били прикладами в спину. »х загон€ли в Ѕалабановскую рощу. “ам издевались: закручивали, как канаты, им руки друг с дружкой, выворачива- ли суставы, перешибали коленные чашечки, резали уши. —трел€ли по ним на- последок и, говор€т, было трупов нагромождено с целую гору. —нег вокруг ста€л, собаки ходили к Ѕалабановской роще и выли. √Ћј¬ј VI. "ѕраво-пор€док". ” якова Ћьвовича в домике только три комнаты.  ажда€ напоминает дру- гую.  ровати вдоль стен, по четыре подушки на каждой, ломберный столик в углу, под иконой; на нем полотенце, расшитое крестиками, красным и си- ним, а на полотенце высока€, на подставке, лампадка; р€дом коробочка с поплавками, бутылка с дерев€нным маслом и щипчики. Ќо ¬асилисы »гнатьев- ны нет, и не заправл€ютс€ больше лампадки. —туль€ дубовые, старинной ра- боты, с клопиными гнездами в щел€х за спинками. ќбои набухли и тоже усе- €ны точками, - в них ход€т, должно быть, клопиные полчища, шпаримые ке- росином по п€тницам, перед баней. Ќа этажерках оставшиес€ от продажи книги фармацевтические и философские, в них никогда не загл€дывала ¬аси- лиса »гнатьевна. «ато на комоде хран€тс€ облапленные детскими липкими лапками книжки «олотой Ѕиблиотечки, когда-то подаренные мальчику яше. »х ¬асилиса »гнатьевна берегла и соседкам хвалилась, что передаст их теперь только внуку, а чужим - ни за что. "ћакс и ћориц или похождени€ двух ша- лунов" ценились особенно. ¬се это стало пылитьс€ с тех пор, как снесли ¬асилису »гнатьевну сперва в больницу с прободенным осколком гранаты кишечником, а потом и на кладбище. яков Ћьвович осталс€ один. ѕро жильца ни соседи не знали, ни он никому из соседей ни слова. ∆илец, товарищ ¬асильев, жил в третьей комнате, а с победой казаков перебралс€ в чуланчик, где у ¬асилисы »гнатьевны раньше висели перец и красные луковицы на бечевке и сушилось белье. —юда носил ему яков Ћьво- вич хлеб, огурцы и табак, да газеты. “оварищ ¬асильев просил все газеты, какие выходили по области, попро- сил он и карту, которую изучал, посыпа€ пеплом с цыгарки, днем у ма- ленького окошка на столе, а вечером на полу при свете огарка.   якову Ћьвовичу заходили уже из участка справл€тьс€: кто у него жил и не живет ли еще. яков Ћьвович ответил, что жил электро-монтер и переб- ралс€ на службу в –остов или в Ќовочеркасск, сам не знает. - я вам говорю, со стороны “аганрога идет огромное подкрепление на- шим! - утверждал товарищ ¬асильев, протыка€ кружок на карте обкусанной спичкой и указыва€ направление порыжелым ногтем на протабаченном пальце: - мы в начале гражданской войны; окт€брьский переворот прошел повсемест- но. Ќет логики в том, чтоб на ƒону удержалось казачество. - ѕослушайте, - отвечал яков Ћьвович, - на кого же нам наде€тьс€? ¬ городе ничтожный процент сочувствующих, и разгромлены, перебиты, разог- наны лучшие силы рабочих. ј вне города - это ¬анде€. - Ѕросьте! ћы надеемс€ только на логику. —обыти€ идут своим ходом, и нет логики в том, чтоб их тормозили. Ќельз€ удержать ребенка во чреве матери после положенного природой, - хот€ б ей родить вне вс€ких культурных и прочих условий, на извозчике или в степи. “оварищ ¬асильев почти убеждал якова Ћьвовича. » он надевал старую фетровую шл€пу с прощипанными кра€ми, плотней поднимал воротник пальто и уходил побродить по городу, пригл€детьс€ к тому, что наделал наступивший декабрь с людьми и политикой. Ќа улицах мокро и липло, снег бьет отсыревшими хлопь€ми. ‘онари не гор€т - забастовка. Ќе дзенькает, покачива€сь и проход€ своим ходом, трамвай. √имназисты собрались перед биль€рдной грека ћаврокалиди, заде- вают прохожих, высвистывают "Ѕоже, цар€ храни", - это из записавшихс€ в добровольческую дружину. »м выдали на руки жалованье - вперед. ќни ход€т по разным кофейн€м и биль€рдным; у некоторых ружье, у других револьверы. ћарь€ —еменовна получила из Ќовочеркасской гимназии торопливое письмо от сына и плакала, показыва€ родным и знакомым: подумайте, начальница, не спрос€сь у родителей, записала его в добровольческую дружину!  ак она смеет, ему бы кончать, а тут еще не окрепший, не выросший, шестнадцати лет и с распухшими гландами, погон€т на холод, он и стрел€ть не умеет! - ’ороша добровольческа€! - удивл€ютс€ гости, - вот так добро- вольно... ƒругие советуют им быть потише: в соседней комнате разместились каза- ки. ’орунжий любит подслушивать, чуть-что - придираетс€, может устроить огромные непри€тности. » ћарь€ —еменовна умолкает со вздохом.  азаки сто€т у нее две недели, сто€т и у јнны »вановны, и у јнны ѕет- ровны, у доктора √еллера тоже; их корм€т за милую душу, дл€ них достают старейшие вина из погреба, предназначавшиес€ дл€ болезней желудка у са- мых почтенных членов семьи, - дедушки, бабушки и двоюродной тетки, соби- равшейс€ написать завещание. ¬дова с Ћилей и  усей оп€ть перебралась к себе, в комнату р€дом с по- мещени€ми дл€ клерков, ундервудов и ремингтонов. яков Ћьвович зашел к ней и застал  усю в слезах, жестоко избитую, с разорванным черным перед- ником на гимназическом платье. - ¬от неугодно ли полюбоватьс€? ¬ гимназии разукрасили. -  ак это могло случитьс€? - ќчень просто: сцепилась с буржуйкой, - в сердцах отвечает вдова, - чего ради теперь вылезать? ƒелу не поможешь, а себе наживешь одни непри- €тности. »з гимназии выгон€т. - ѕусть-ка попробуют! - сжимаетс€  ус€, - это € ее выгоню, вот подож- ди! ” ней брат во врем€ войны с немцами сидел, как ни в чем не бывало и пиры задавал, - они вз€тками откупались, € знаю, она сама говорила! ј сейчас вдруг об'€вилс€ - казачий офицер. Ёто он-то казачий офицер! ѕони- маешь, записалс€ в казачье сословие, чтоб воевать с большевиками. - ј тебе какое дело? - ѕротивно! –усский! ‘у, хуже русского гадины нет! я ей сказала, что € стыжусь, что € русска€! ѕусть не смеют тогда говорить об отечестве, патриотизме, национализме друг с дружкой, а пусть говор€т о своих капи- талах, поместь€х, бриллиантах и фабриках! - Ѕраво,  ус€, - сказал яков Ћьвович и в душе изумилс€:  ус€ помогала ему у€снить то, что сухо твердил общими фразами товарищ ¬асильев, устав- ший от митингов, - суть в классовом самосознании! - ќбратите внимание, - вступилась вдова, - как нынче дети разделились и отбились от рук. ћолодежь та скорей благоразумна, не так, как в мои времена, от мобилизаций стараютс€ как-нибудь освободитьс€, политика им мешает, все нос€тс€ с чистым искусством. ј от четырнадцати по семнадцать словно сдурели: лезут на стену из-за политики, того и гл€ди вцеп€тс€, где ни встрет€тс€... Ќо что же »ван »ванович и ѕетр ѕетрович? ќба они чрезвычайно обеспо- коены усиленьем казачества и зависимостью муниципалитета. ѕравда,  але- дин показывает себ€ либеральным. ќн не отрицает, конечно, что фев- ральска€ революци€ совершилась. ≈го об этом проинтервьюировала печать, и он €сно ответил, что "не отрицает". ќднако же в городе повальные обыски, частые аресты. ¬ городе до сих пор расквартировано огромное количество казаков, об'едающих, притесн€ющих горожан. ћуниципалитет совершенно стеснен военной казачьею властью. ќн не приказывает, а позвол€ет прика- зывать посторонним дл€ города люд€м. √де же здесь либерализм? »ван »вановича и ѕетр ѕетровича калединцы не уважают, не став€т и в грош. —обрани€ воспрещаютс€, выступлени€ воспрещаютс€, - благородные, трезвые и умеренные выступлени€ воспрещаютс€. Ёто очень несправедливо и неблагоразумно. ќстаютс€, впрочем, дни рождени€, именины, двунадес€тые праздники и канун наступающего 1918 года. » в городе то у одного, то у другого ужин с попойкой. —'езжаютс€ поздно. ѕокуда хватает вешалок - вешают на них шубы; потом шубы складываютс€ друг на дружку на сундуках и на стуль€х. —перва - чай- ный стол. ћежду чаем и ужином барышни пробуют клавиши, долго отнекивают- с€ хрипотой и простудой, потом пропоют что-нибудь из "ѕиковой дамы" или из "–афаэл€" јренского. ѕосле хоз€ин отводит гост€ к двум-трем столикам, приготовленным дл€ железки, и предлагает им "резатьс€", а хоз€йка сове- тует не садитьс€ до ужина. ”жин один и тот же у всех: закуска, осетер провансаль или салат оливье, индейка жарена€, мороженое и фрукты. »грают до трех-четырех, пьют не перестава€, а кто не играет - флиртует. ”тес- нившись по двое, по трое на м€гких диванах, преувеличива€ опь€ненье, устраивают заговоры любви, подмигивают на мужей и на жен, те гроз€т им пальцами, поднима€ глаза от трефовых дес€ток, а на рассвете ћатреша бе- жит за извозчиком.  ому негде кутить, тот может вдоволь раздумывать над историей и над примерами. ”лицы - раннее средневековье. —вету нет.  еросину достать мо- гут разве одни спекул€нты. ƒенег не плат€т: боны уже перестали ходить, а романовских денег не сыщешь, они устремл€ютс€ отовсюду за голенища каза- ков, в расплату за масло и за муку. ” кого же находитс€ мелочь, тот отп- равл€етс€ в церковь, при входе снимает шапку и благочестиво креститс€, потом покупает у сторожа свечку в поминовенье усопших и сквозь р€ды мо- л€щихс€ направл€етс€ к образу...
в начало наверх
Ќо там, потолкавшись, свечки отнюдь не засвечивает перед угодником, а отправл€ет ее в брючный карман, шепча, если он верующий: "прости мен€, Ѕоже", - и быстро торопитс€ к выходу, мину€ опрашивающий и подозри- тельный взгл€д церковного сторожа: продажа церковных свечей на вынос запрещена. ƒома при восковой свечке тороп€тс€ проглотить ужин, раздетьс€ и лечь, а любитель чтени€, положив книгу на стол пред собою, глазами читает, зу- бами разжевывает, а руками расстегивает жилетные пуговицы или же, сгиба€ остро коленку под подбородок, стаскивает сапоги. ќкрик хоз€йки: - Ќе жги зр€ свечу! „то копаешьс€? » любитель чтени€ виновато захлопывает книгу. √Ћј¬ј VII. ѕереворот. ѕор€док, можно сказать, окончательно восстановлен. ћало-по-малу остановились трамваи, водопровод не работает, почта не ходит, железные дороги сто€т, на полотне набежали друг на дружку вагоны в три р€да, как бусы на шее цыганки. ѕодвоз продуктов совсем прекратил- с€. ћесто на карте "–остов-Ќахичевань" стало пустым местом; оттуда в мир не доходит вестей, ни туда из мира не доходит вестей. ƒаже сами казаки не знают, что будет дальше. “оварищ ¬асильев попросил у якова Ћьвовича паспорт: - ¬ы сидите, вам тут документы не понадоб€тс€, € же с вашим паспортом проберусь в “аганрогский округ, где собираютс€ наши. яков Ћьвович отдал ему паспорт и на ночь осталс€ один. Ќо не успел заснуть, как прикладом к нему постучали. ¬спыхнула точка фонарика, направленна€ ему на лицо. ѕерерыты все книги, наволочки и ко- сынки в комодах, вспороты тюф€ки и подушки, два оде€ла прихвачены, - пригод€тс€ в зимнее врем€. якову Ћьвовичу велено итти без разговоров вперед, в комендатуру; документов нет, значит сжет, верно, военнооб€зан- ный. ¬прочем, там разберут. яков Ћьвович пошел, окруженный казаками. ¬ комендатуре, за канцел€ри- ей, в комнатке с решетчатыми окошками было еще несколько арестованных, в том числе ѕетр ѕетрович. ѕетр ѕетрович видел якова Ћьвовича в оркестре, где тот смычкастил по струнам виолончели чуть ли не каждый вечер, покуда был свет. ќн прот€нул ему руку, как знакомому. - я в совершенном недоумении - что за нелепость, мен€ арестовывать! - сказал он преувеличенно громко, - € боролс€, как ответственное лицо, с заразою большевизма, приветствовал освободившее нас казачество, ратовал за укрепление в стратегическом отношении нашего города, у мен€ сын - доброволец! - ј вы осторожней, - сказал ему кто-то из арестованных, большевики-то ведь близко.  ак бы вам из-под казацкой нагайки не перейти в большевиц- кий застенок! ѕетр ѕетрович умолк, точно нырнул марионеткой под сцену, одернутый вниз за веревочку. Ќа утро со стороны –остова раздались выстрелы. »х допросили, бестол- ково и спешно. ѕетр ѕетрович тотчас же был выпущен. якова Ћьвовича преп- роводили в тюрьму за неименьем документов. ƒома јнна »вановна ждала в истерическом нетерпеньи: - ѕет€, все забирают из сейфов бриллианты, и деньги из банка; пришли телеграммы, что застрелилс€  аледин и войсковое правительство сложило свои полномочи€. я собрала, что могла. ≈хать надо через Ѕатайскую на  у- бань. Ќекогда соображать, все готово. јнна »вановна, и јнна ѕетровна, и ћарь€ —еменовна, и д-р √еллер с семьей и сотн€-друга€ еще, председательствовавших, митинговавших, рато- вавших за братство и равенство и аплодировавших казакам, с вещами, бау- лами, кожаными чемоданчиками, залепленными печат€ми заграничных таможен, устремилась из города на  убань, чрез прорыв большевицкого фронта, кольцом окружившего город. «адыха€сь от страха, дамы впадали в истерику в санках; кучера, оборачива€сь, убеждали не шибко кричать, чтобы как-ни- будь не навлечь большака, а мужчины, от жен заража€сь, с тр€сущимис€ гу- бами, кричали с истерикой в голосе: - Ќе визжи, чорт теб€ побери, будь ты прокл€та! » без теб€ т€жело. —амыми тихими были дети до п€тилетнего возраста. „то же казаки?  ак это они обманули надежды всех, кто "в стратегичес- ком отношении" сто€л за укрепление фронта? ј казаки... кто их поймет! ќдни, отстрелива€сь, отступали от больше- виков, шаг за шагом, покрыва€ трупами степь. ƒругие с оружием и со зна- менами переходили к большевикам и сдавались: - “оварищи, больше не можем. “ошно служить генеральским последышам против —оветов. » мы ведь из безземельных. „его там, и мы за —оветы! ¬се малочисленнее круги отступающих, все многочисленнее отр€ды пере- ход€щих. Ќа границе меж –остовым и Ќахичеванью предприимчивый некто давно уж построил красного цвета увеселительный дом, с обитыми бархатом ложами, сценой-коробкой, замурзанным бархатным занавесом. » вздумал он новый те- атр, где пели певички, вздыма€ из кружева юбок до самых подв€зок ажур- но-чулочную ножку, назвать, неизвестно зачем: "ћарсом". Ќазванье и стало театрику роком. "ћарс" был воинственным местом. —перва были драки в нем со скандалис- тами, с пь€нством, с полицией, уводившей скандальника в участок. ѕотом в "ћарсе" засели рабочие и собиралс€ —овет. ¬ "ћарсе" восстали в но- €брьские дни.  расный флаг взвилс€ над "ћарсом" в февральские дни при отступлении казаков и наступлении большевиков. Ќо отступавшим уж отсту- пать было некуда. »х зарубали по улицам, перестреливали по углам, вытас- кивали из под'ездов. —нова зазюзюкали в воздухе, не спрашива€ дороги, шальные пульки. ѕри- казов о переселении никто не издал, но жители, как услышали трескотню пулемета, полезли крест€сь в подвалы, на знакомое место. ¬ домах, где не успели бежать, дрожащие руки срывали погоны с шинелей гимназистиков, тех, что пели "Ѕоже, цар€ храни". ћатери пр€тали сыновей по чердакам и под юбки. Ѕезусые гимназисты, охваченные тошнотворным страхом, дрожали. ћатреша их выдаст! ƒавно уж она большевичка! Ѕарын€ валитс€ в ноги ћатреше: - ћатреша, голубушка, ради ’риста! - „то вы, барын€, нешто € »уда-предатель... ѕустите, чего дерганули за юбку, да ну вас, ей богу. Ќо барын€ обезумела, летит вниз по лестнице, закрывает засовами две- ри, задвигает задвижки и болты, вверх бежит, ружье вырыва€ у сына. ѕрик- лад зацепилс€ - по дому разнесс€ звук выстрела. - Ѕоже мой, Ѕоже мой, Ѕоже мой, что € наделала! ¬асенька, ¬асенька! ¬низу стучат. «десь стрел€ли. ƒом оцепл€ют. “ук-тук-тук... - Ќе открывайте! - ƒа вы с ума сошли! - вопит сосед на площадке, - из-за вас перестре- л€ют весь дом, подожгут всех жильцов! ќттолкните ее, и конец! ƒверь взламывают, в двери врываютс€ красноармейцы. -  то тут стрел€л? ќбыск с этажа на этаж, с лестницы на лестницу. - ћатреша, голубчик, родна€! ћатреша, плечом передернув, идет к себе в кухню и переставл€ет каст- рюли. Ќо молчанье ее бесполезно. ”же в соседней квартире N 4 красноармейцам шепнула Ћюдмила Ѕорисовна, старый друг гимназистовой матери, запр€тавша€ под прическу два бриллиан- та по три карата: - »щите не здесь, а напротив...  расноармейцы снова врываютс€ шарить у обезумевшей матери в спальне. «а умывальником, дл€ чего-то привставши на цыпочки, руки по швам, не ды- ша стоит и зажмурилс€ гимназистик. - ¬от он, кадет! - закричал красноармеец. - ¬асенька, ¬асенька... Ќо сострадательный рок закрыл ей пам€ть и сердце прикладом ружь€, предназначавшимс€ сыну. ќна потер€ла сознанье. Ѕой идет на улицах в рукопашную. ѕули зюзюкают, пролета€ над голова- ми. ∆ители, спр€тавшись в задние комнаты, затыка€ уши руками, держат де- тей меж коленками, не могут глотка проглотить от тошного страха, - кто за себ€, кто за близких, кто за имущество. Ќо на утро вдруг стало тихо, как после землетр€сень€. ¬ ворота спо- койно вошла молочница, баба Ћукерь€, с ведром молока и степенно сказала жильцам, подошедшим из кухонь: -  азаков-то выкурили. „исто. ¬ышли оторопелые люди, протира€ глаза и робко загл€дыва€ за ворота. ј там уже людно. —оборна€ площадь залита рабочими, красноармейцами, городской беднотой. Ћица си€ют, красное знам€ взвилось у дверей комен- дантуры, перед участками, перед думой. ћальчишки-газетчики, торговки подсолнухами, подметальщики снега, трамвайные кондуктора, почтальоны и все, кто не носит ни шуб, ни жакеток, ни шл€пок безбо€зненно ход€т по улицам, на их улице праздник, да и все улицы стали ихними! ј  ус€, напрыгавшись и наметавшись по площади, красна€ от мороза и от возбуждень€, шепчет матери на ухо прыгающими от смеха и гнева губами: - Ќет, мамочка, нет, ты подумай только! —ейчас Ћюдмила Ѕорисовна в рваном платочке и чьих-то мужских сапогах, будто баба, ходит по улице и изображает из себ€ пролетари€. я сзади иду и слышу, как она говорит: "“оварищ военный, только прочней укрепитесь и не допустите, чтоб в горо- де грабили"! ј сама норовила сбежать на  убань, сундуков, сундуков наго- товила! јх, она врунь€! »  ус€ сжимает шершавенькие кулачки. (ѕродолжение следует).ал потревоженной душой выхода –омео из-за н #_39 ћариэтта Ўагин€н. ѕ≈–≈ћ≈Ќј. (ѕродолжение). √Ћј¬ј VIII. ѕразднична€. «а Ќахичеванью, в арм€нской деревне, расположилс€ штаб —иверса и при- нимал делегации. —иверс был вежлив, просил, кто приходит, садитьс€ и каждого слушал. — большевиками в войсках были военнопленные немцы. “ихо и празднично в городе. ’од€т, постукива€ по подмерзшей фев- ральской дорожке, патрули, перекликаютс€. Ќа базарах стоит запустенье, - ни м€са, ни рыбы, ни хлеба.  ресть€не попр€тались и не подвоз€т продук- тов. “о-и-дело к ревкому, на полном ходу огиба€ в воздухе ногу дугою, под- летают велосипедисты, прыгают на-земь и оправл€ют тужурку. «а столиком в канцел€рии девушка в шапке ушастой, с каштановым локоном за ухом и ка- рандашом меж обрубками пальцев: двух пальцев у ней не хватает на правой руке. Ќо эти обрубки умеют и курок надавить, и молниеносно свернуть па- пироску, не просыпав табак, и пристукнуть карандашом по столу в продол- жение чьей-нибудь речи. »з заплеванной канцел€рии, где наштукатуренные сто€т у правой и левой стены с согнутой в коленке ногой, проступившей из складок, безносые ка- риатиды, - прошел товарищ ¬асильев к себе в кабинет. ќн осунулс€, потем- нел, на шее намотан зеленый гарусный шарфик и не приказывает, а шепчет, - схватил ларингит, ночу€ в степ€х под шинелькой. ‘ронт выт€гивает, как огонь €зыки, свои острые щупальцы то туда, то сюда, пробует, пр€дает. “ам отступит, здесь вклинитс€ слишком далеко. ” пришедших с ним вместе - заботы по горло: напоить, накормить, разместить свою армию, наладить транспорт и св€зи. ј в городе обезоружить и истре- бить притаившихс€ белых. » после затишь€ и праздника начались обыски, профильтровали тюрьму. ¬ышел тогда из тюрьмы и на солнце взгл€нул яков Ћьвович. Ѕыло ему, словно под сердцем ворочалс€ голубь и гулькал. Ќичего не хотелось, а тумбы и камни, разбитые стекла зеркальных витрин, водосточные трубы, со- сульки, подтаивавшие на решетке соборного сквера, проходившие люди - все казалось милым и собственным.  ак хоз€ину, думалось: вот бы тут гололедицу посыпать песочком, чтоб дети не падали, а у булочной вставить окно! » когда у себ€ на квартире он нашел трех красногвардейцев, ломавших комод на дрова и с красными ли- цами пекших на печке оладьи, на сковороду налива€ из чайника постное
в начало наверх
масло, он этому не удивилс€. ѕоздоровалс€, сн€л пальто, об'€снил, что пришел из тюрьмы. - ¬ы из наших, товарищ? - спросили, черпа€ жидкое тесто из глин€ной миски и броса€ на сковороду, где оно, зашипев, подрум€нивалось и укреп- л€лось пахучею пышкой: - “ак пойдите в ревком, зарегистрируйтесь. —оль у вас где? яков Ћьвович сн€л с полки жест€нку, где хранилась серовата€ соль, и подал товарищам. “е очистили стол, пригласили садитьс€ и дружно, вместе с яковом Ћьвовичем, ели рум€ные пышки из пресного теста, посыпа€ их солью. ѕотом закурили махорку. ¬ ревкоме на якова Ћьвовича подозрительно гл€нула девушка в шапке ушастой. ќна уже собирала бумаги и пр€тала их в клеенчатый самодельный портфель, а карандаш, перо и чернила, выдвинув €щик стола, размещала внутри и готовилась запереть. Ќа стене остановившиес€ часы показывали без четверти дев€ть. Ќо на руке у нее намигали швейцарские часики без минуты четыре.  расногвардейцы в двер€х, зв€ка€ об пол, уже забирали винтовки. - ѕозвольте, товарищ, но где же документы? яков Ћьвович, тороп€сь об'€снить, повторил: - я же сказал, что отдал их товарищу, чтобы облегчить ему бегство. - Ќам этого мало. ¬озьмите бумажку в домовом комитете или в милиции. - ƒомовый комитет и не подозревал, что € отдал документы. ќн только и может, что засвидетельствовать, кто € такой. - ¬от и доставьте мне это свидетельство. ¬ыходите, товарищ. ¬ы види- те, € кончаю работу. яков Ћьвович, повернувшись, направилс€ к выходу. ƒевушка молниеносно скрутила себе папироску и, нащелкав обрубком раз п€ть зажигалку, закурила и крикнула вслед: - ѕослушайте, стойте ка! ¬ы не сказали, какому товарищу ссудили доку- менты. - я ссудил их товарищу ¬асильеву, - ответил яков Ћьвович, груст€ об ее недоверии. ”смешка сверкнула в стальных глазах девушки. ќна погл€дела на двух красноармейцев, и те усмехнулись ответно. - „то ж, если вы утверждаете, это можно проверить. «адержите товари- ща, - весело и уже посрамив в своих мысл€х неведомого самозванца, крик- нула она к двер€м.  расноармейцы сомкнулись у входа. ј из кабинета, в шинельке, с зав€занным шарфом и в низко надвинутой кожаной кэпке, с портфелем под мышкой уже выходил товарищ ¬асильев. - “оварищ ¬асильев! - окликнула девушка. Ќо уже яков Ћьвович и горбун увидали друг друга. “ов. ¬асильев рукой с протабаченным пальцем схватилс€ за теплую руку якова Ћьвовича и - что бывало с ним редко - светло улыбнулс€. - я без голоса, ларингит, - он показал себе пальцем на горло: - спа- сибо!   вам с документом дважды ходили, но не могли разыскать. »демте со мной на часок. ¬ы же, товарищ ћарус€, напишите ему все, что нужно. - я печать заперла, - проворчала тов. ћарус€, сожале€ в душе, что не выпал ей подвиг обнаружить белогвардейца. Ќо стол тем не менее отперла ключиком и из €щика вынула листик белой бумаги, перо и чернила. яков Ћьвович продиктовал ей ответ на вопросы, печать она грела дыханьем с ми- нуту и, наконец, надавила на угол бумажки. ¬се было в пор€дке. ¬троем они вместе пошли к дому с колонками, где на втором этаже в чьей-то спальне с персидским ковром, наследив на пороге снежком и засы- пав окурками мраморный умывальник, помещалс€ товарищ ¬асильев. ¬низу, в том же доме, жила и тов. ћарус€. »м подали на круглый без скатерти сто- лик с китайской мозаикой три полных тарелки арм€нского вкусного супа с ушками, посыпанного сухим чебрецом вместо перца и называемого по татарс- ки "хашик-берек". яков Ћьвович рассказал обо всем, что слышал в тюрьме, о последних дн€х перед переворотом. “ов. ¬асильев ел и изредка, шопотом, с хриплым дыханьем, расспрашивал. ѕодшутил над тетрадкой: "все ли записываете кус- тарные наблюдень€?". Ѕыл он прежний - и все-таки переменилс€. ¬пали глаза, сухим и острым блеском блестевшие в щелку. √рудь опустилась, и плечи стали острее и вы- ше. » за плечами лопатки как будто еще приподн€лись от горба. ¬ шопоте слышалась властна€ нота, и глаза уходили внезапно от собеседников глубо- ко к себе, а на тонкие губы тогда набежит торопливость: так выгл€д€т гу- бы, когда человек отвечает другому: "мне некогда". - Ѕудет ли мир? - не сдержавшись, спросил яков Ћьвович: - мира ждут люди и камни, товарищ ¬асильев! ƒовольно уж крови. ¬згл€ните, как сумер- ки голубеют за окнами, а по карнизу вьют лапками голуби. ¬згл€ните на огонечки на улице, на шар золотистый с кислотами, что заси€л там, в ап- течном окне. “есен мир и единственна жизнь, дорога€ дл€ каждого. ƒайте люд€м порадоватьс€, завоевали - и баста! - «авоевали? Ќеужто? Ќе в вашем ли сердце, где все так прекрасно уст- роено? - шепчет с усмешкой тов. ¬асильев: - почитайте-ка завтра газету! - ј € люблю военное дело, - вмешалась тов. ћарус€, - все равно без войны не обойдешьс€. ѕасифизм - чепуха. “ов. ¬асильев рыжим ногтем на протабаченном пальце провел по прозрач- ной бумажке. ќтрыва€ по сгибу, отделил он бумажный квадратик, насыпал табак, свертел папироску и, послюн€вив губами, заклеил. яков Ћьвович дал закурить, и горбун зат€нулс€. √Ћј¬ј IX. —метано... ¬ека навалили суглинок на туф, туф на гранит, а гранит на залежи гнейса; и вышли пласты геологические. √ода навели улыбку на губы лаке€, сутулость на спину раба и холеный зобок под кашнэ у бездельника, - и возник обывательский навык. —тали видеть вещи устойчивыми по Ёвклиду: кратчайша€ лини€ меж двум€ точками - это пр€ма€. ƒом —тепаниды ќрловой - это есть ее собственность. » кто умер - того отпевают. Ќо в учительской комнате третьей гимназии, где учились  ус€ и Ћил€, давно уже дразнили коллеги ѕузатикова, математика, что Ёвклид провалил- с€. ј в городе вышли "»звести€" со стихами и прозой, шрифтом прежней га- зеты, размером ее и на той же бумаге, с приказами о домах, в том числе и о доме ќрловой: он, как и прочие, муниципализовалс€ и квартирантам вно- сить надлежало квартирную плату не —тепаниде ќрловой, а городу. », нако- нец, по —адовой и по —оборной прошли, череду€ усталые плечи под злыми углами гробов, люди в красноармейских шинел€х; они хоронили покойника, не отпева€. » пошли по городу слухи: все теперь будет по-новому. ќпись людей дл€ начала, кто, откуда, какого зан€ть€, имеет ли капитал и семейство; потом опись женщин, замужних и незамужних; первых оставить на месте впредь до распор€жень€, а незамужних приписать к одиноким мужчинам с гражданской целью: издан приказ о введении гражданского брака! ’олост€ки ужасались. ѕо€вились мальчишки с ведрами и кист€ми, а под мышкой с пачками об'€влений.  расными от мороза руками они макали кисти в ведра, мазали стены, заборы, высокие круглые тумбы, перепрыгивали с ноги на ногу и сдували с кончика носа холодную каплю, за неимением носового платка и обремененностью пальцев; и на стены, заборы, высокие круглые тумбы нак- леивали постановлень€.  аждое было за номером, с двум€ подпис€ми. ѕоста- новлений в день выходило по нескольку. — сумерек и до утра, не потуха€, горела зелена€ лампа во втором этаже дома с колонками, где помещалс€ тов. ¬асильев. —ам он вечером и среди ночи принимал по делам, но говорил только шопотом, указыва€ на горло: простуда.  огда не было посетителей, шагал взад и вперед, временами ссы- па€ табак из жест€нки на см€тую бумажонку и сворачива€ папироску. Ўага€, диктовал сиплым шопотом, часто дышал; продиктованное - перечитывал. ‘ронт передвигалс€. ¬ойска уходили. Ћюдей не хватало. ѕостановлени€ не исполн€лись. ¬ "»звесть€х", - так думали обыватели, - сидел упразднитель. ’ваталс€ за все: нынче одно упразднит, а завтра другое. ƒобрались до орфографии, до средней школы, до университета, из банка забрали наличность, богачей обложили большими налогами.  акие-то люди убили профессора  олли. ј упразднитель хваталс€ оп€ть за одно, за другое. ”празднена уже собственность, право иметь больше столька-то денег наличными, сословный суд, прокуроры, сословье прис€жных поверенных. ќдин за другим взрыхл€- лись лопатой пласты и выбрасывались. Ћюдей не хватало. ”празднитель пи- сал на бумажках с печат€ми: вызвать икса такого-то, вызвать игрека-иксо- вича, вызвать граждан таких-то. »менитые адвокаты, член суда и нотариус, пофыркива€, пришли по бумажке. ”празднитель просил их вз€ть на себ€ ре- форму гражданского суда по новым советским законам. »менитые граждане, пофыркива€, отказались. ¬ газетах уж ре€ли €стребы, - темные слухи и телеграммы о близости падали, новой войны: немцы давили на русских. Ѕыл подписан мир в Ѕресте, а немцы, под предлогом очистки и определени€ границ, наступали, - уже подходили к ќдессе. — ”крайны шли гайдамаки, под Ќовочеркасском зашеве- лились казаки. Ќежданно-негаданно вдруг разразилась пальба. јнархисты-коммунисты восстали. ќбстрел€ли штаб, убили и ранили многих, завладели двум€ дома- ми, а после были разбиты. ѕотом, успокоившись, отпечатали номер газеты "„ерное «нам€" со стихами ƒмитри€ ÷ензора и об'€вленьем курсивом на пер- вой странице о том, что труд сотрудников будет непременно оплачи- ватьс€... - Ќаша беда не в том, что мы имеем военные задачи; наступать вс€кий может. Ѕеда наша в том, что мы наступаем, реорганизу€. ћы должны перест- раивать на скорую руку, без людей, с мошенниками и саботажниками, на за- воеванном месте, на клочке, который, может быть, завтра от нас будет вырван! “ак призналс€ усталый ¬асильев якову Ћьвовичу поздно вечером, когда тот забрел на зеленую лампу. —уета перестройки вершилась при тайном злорадстве одних и при €вной поживе других. ¬етер февральский рвет, посыпа€ снежком, постановленье на круглом столбе: –еформа нотариата. ¬ домике с ундервудами и ремингтонами, где жила переписчица, шумно. Ќотариат упразднен, вместо него нотариальные камеры, где будут записывать браки, рождени€ и смерти. —тарый нотариус, покачав бородой на машины и вешалки, вышел; его уже не пуст€т обратно. ћашины и вешалки вз€ты по описи в камеры младшими клерками. ћладший по- мощник нотариуса, с кожурой от подсолнухов между гнилыми зубами, по фа- милии ѕальчик, стал товарищем ѕальчиком. —'ездил в ревком, утвердилс€ и зан€т реформой. “оварищу ѕальчику много работы: составить подробную сме- ту. “оварищем ѕальчиком разграфлена уж бумага на столбцы и колонки, и обозначено, кто какой получает оклад от правительства, - первым долгом он сам, как заведующий; вторым долгом он лично, как стр€пчий, третьим долгом он же сверхштатно, как представитель от камеры, на раз'езды и прочие нужды. ƒальше идут, понижа€сь, по пор€дку все клерки, вдова-пере- писчица и сторожиха. “оварищу ѕальчику понадобилс€ кабинет, и вдове-пе- реписчице велено в двадцать четыре часа переселитьс€, куда пожелает. ¬здыха€, св€зала вдова три узла и на казенной подводе перевезла их в подвальчик, сн€тый в трех'этажном дворце —тепаниды ќрловой. ¬ –остове при чем-то совсем постороннем двум€-трем€ юношами соргани- зован комитет по охране искусства. Ѕумажки с печат€ми на осмотр, на ре- визию, на реквизицию посыпались из канцел€рии. ќпустевшие особн€ки снова ожили. ¬ них захаживают, поворачива€ книги, вазы, картины, собрани€ фар- фора, загл€дыва€ им сбоку, сзади и наизнанку, определ€ют, классифициру- ют, вспомина€ уроки истории по древней √реции и каталоги “реть€ковки. —обрано все на подводы, подводы поехали, но по дороге исчезло не мало. –угалс€ военный начальник, требовал об'€снени€, ему об'€сн€ли, показыва€ ордера. ќрдера были в пор€дке с печатью за отношением. Ѕыли они внесены под номерами и в получении их расписались. Ќо вещи исчезли. - ¬се это мелочи и чепуха! - гор€чилась фигурка в коричневом платье с коротенькими волосами. Ѕледное личико с веснушками возле носа си€ло. Ёто  усе рассказывал яков Ћьвович, что в городе бестолочь, что так нельз€, что это выходит не большевизм, а юмористика, и  ус€ ему возражала с го- р€чностью: - ¬се это мелочи и чепуха! Ќадо ведь с чего-нибудь начать, а они от- кудова знают, с чего? ѕускай себе хоть кверху ногами. Ёка беда, две-три чашки покрали с подводы. ¬ы лучше подумайте, ведь они помогают сдвинуть с места весь мир, может сами не знают, а помогают!  ус€ пришла к якову Ћьвовичу не дл€ бесед, а по делу. ќна принесла приглашение от комиссара финансов и наробраза, товарища ƒунаевского, на заседание. ѕриглашены представители музыки, живописи и литературы.  ус€ - от комитета учащихс€. Ќадо сорганизовыватьс€, и наконец-то дл€ якова Ћьвовича будет работа. “ихи улицы в сумерках, покуда пешечком пробираютс€  ус€ и яков Ћьво- вич из Ќахичевани в –остов. ѕоследние дни марта, а ударил мороз. “ак скрепил, так ст€нул, что дыхание виснет на маленьких усиках  уси со-
в начало наверх
сульками, а у якова Ћьвовича застревает в ноздр€х колючею льдинкой. ќдинокий фонарь от мороза - в тумане. ќт прохожих лет€т облачка, словно все закурили. » клубисто дышит трамвай, как животное, сто€щий на запасном пути с печуркой внутри дл€ кондукторов и метельщиков, чтоб отогревались до смены. ј по дороге в –остов, подн€в голову, смотрит яков Ћьвович на окошко с зеленою лампой. “ам, сжав зубами потухшую папиросу и обмотав гарусным шарфиком больное горло, все ходит и ходит товарищ ¬асильев. ќн не дикту- ет. ћежду бров€ми т€жела€ складка. ƒоктор сказал ему утром, что у него не простуда, и не ларингит, а горлова€ чахотка в последней стадии. Ќо товарищ ¬асильев думает не о том. ќн думает о наступлении немцев и о восстании казаков под Ќовочеркасском. √Ћј¬ј X. ... ƒа не сшито. ¬ особн€ке, на ѕушкинской улице, жил-был некогда ѕетр ѕетрович, пока не бежал на  убань. ¬ особн€ке, на ѕушкинской улице, столова€ красного дерева, стены вы- ложены изразцом цвета вымытых фикусов, и такого же цвета, глазурованной зелени, нюрнбергска€ печка с сиденьем. ¬ особн€ке, на ѕушкинской улице, ƒунаевский, комиссар наробраза и наркомфина, созвал совещание. ѕеред входом два рослых красноармейца с винтовками просмотрели внима- тельно повестки  уси и якова Ћьвовича и, посторонившись, пустили их. ¬нутри уже было полно. Ќе сразу в накуренной комнате можно людей разгл€деть. —толова€ в из- разцах цвета вымытых фикусов гудела от голосов и от кашл€. ѕосереди, у стола, опершись подбородком на руку и коленкой упершись на стул, не си- дел, а сто€л, утомившийс€ днем от сидень€, комиссар ƒунаевский. Ёто был небольшой человек, женски пышный в плечах и у бедер, но со впалою грудью, с лицом, словно сн€тым с камеи: т€желый, орлиный нос, ум- ный лоб, небольшие глаза под пенснэ, выдающиес€, очень острые губы по птичьи. ¬ид значительный и €кобинский, как шепнула гор€ча€  ус€... √де ƒунаевский теперь? √де другие, работавшие в суматохе и хаосе, в первые дни революции, когда не видать было шагу вперед и шли наугад и на смерть гор€чие, лучшие люди? ƒунаевский расстрел€н. –асстрел€ны и другие. » ты, никогда не видавший ни личного счасть€, ни сытости, ни удовольствий, ни отдыха, маленький, бледный горбун, под шинелькою в снежной степи поте- р€вший последнее, - скудную кроху здоровь€! ¬округ ƒунаевского, ближе к столу разместилс€ отр€д меньшевичек, го- товых к сражению. ћеньшевичку опытный глаз тотчас отличит от большевич- ки. ћеньшевичка - куда фанатичней. ќдета со вкусом, возраста среднего, непременно в пенснэ, с черепаховым гребнем в прическе, держит себ€ со- лидно, культурна€, - и придеретс€, так не отстанет, словно инструмент "кусачка", вцепившийс€ в гвоздик. ћеньшевичка еще не услышит, уже крити- кует; рот раскрыть не успеет сосед, а она уже резким фальцетиком, словно пилою по жилке, взад-вперед перепиливает себе слабое место противника, - ничего не оставит, утешитс€, разомкнет ридикюльчик, вынет платок и взмахнет над припудренным носом. ƒальше, за ними, сидели поддевки, шинели, пиджачишки, студенческий китель. ѕомалкивали.  огда приходилось вступать в разговор, предвари- тельно сильно прокашливали запершившее горло. —реди них размещались за- веденные говоруны, партизански выскакивавшие на меньшевичек, но тщетно. “емой служила инструкци€ наркома ≈рмилова€, приводима€ ниже: "¬виду огромной важности воспитани€ и обучени€ детей дл€ подготовки будущих граждан - строителей социалистической советской республики, и ввиду того, что учащие всех типов школ неоднократно организованным путем (учительские союзы, собрани€) определенно враждебно относились к —оветс- кой власти, почему €вл€етс€ крайне необходимым самым решительным образом сломить этот особого вида саботаж интеллигенции, дл€ чего создать на са- мых широких демократических началах орган, который бы следил и направл€л де€тельность учащихс€, а именно: при каждом учебном заведении создаетс€ школьный совет с таким расчетом, чтобы учащих в совете было не более од- ной трети всего состава его. ¬ школьный совет кроме учащих вход€т: три представител€ от родителей и три члена от левых социалистов или лиц по рекомендации местной или ближайшей к поселению из указанных выше партий, а в крайнем случае по назначению местного —овета  азачьих,  ресть€нских и –абочих ƒепутатов из среды граждан". ќрфографи€ (нова€) колола глаза с непривычки, казалась неграмотной смесью болгарского с канцел€рским. Ќа инструкцию все нападали. Ќо меньшевички напали отдельно: не на нее, а на принцип. "«ачем приставл€ть к учительскому совету лишь левых социалистов, а не социалистов вообще?" » дружно разжав свои челюсти, все вместе (а было их дев€ть) вцепились в несчастную фразу, словно инструмент "кусачка" в шл€пку гвозд€. ¬стал яков Ћьвович, неожиданно дл€ себ€. ќн искал и не находил подхо- д€щее слово, - в воздухе было другое. - “оварищи, вы только что завоевали область, еще не учли и не прове- рили отношение учительства, а сразу вооружаете его против себ€. “ака€ инструкци€ вызовет ненависть в самом доброжелательном. «ачем это? ¬едь работать-то с ними придетс€. Ћюдей и так мало. «аставьте их служить се- бе, а не вредить.  то, вывод€ верхового кон€ из конюшни и седла€ дл€ дальней поездки, в зубы ему кладет не мундштук, а раскаленные пруть€? - «амолчите, - одернул его за полу расползающегос€ пальто молодой чернокудрый художник, сидевший на полукруглом сиденьи нюрнбергской печки и грызший орехи, - сейчас не врем€, им не до этого! », действительно, было не врем€. Ќа якова Ћьвовича и не взгл€нули, лишь ƒунаевский блеснул в него умным и знающим взгл€дом из-под т€желова- тых век, но не об'€снил ничего. «аговорили оп€ть и вконец осудили инструкцию, порешив на местах руководствоватьс€ другой, еще более рез- кой. »збрали комиссию дл€ ее составлени€. ’удожник все продолжал грызть орехи, разжевыва€ их, как ребенок. » погл€дев на него опечалилс€ яков Ћьвович: ему показалось, что в молодом и красивом лице нарочно, дл€ безопасности, было разлито больше наивнос- ти, чем полагалось по возрасту. ¬от они, люди. Ќе нравитс€, а не вмешаютс€. ¬с€к убежден, что все равно ничего не добьетс€. ј когда выйдет дело готовым, из рук вон пло- хим, ни на что не пригодным, у вс€кого голос по€витс€ со стороны, как из зрительной залы. ¬с€кий тотчас осудит! “ак говорил, возвраща€сь домой и тщетно обмерзшие пальцы в рукава за- бира€, яков Ћьвович закутанной  усе. ” той из-под шали блестели лукаво два глаза, а рот она замотала, оставив лишь нос дл€ дыхани€. Ќо не удер- жалась, спустила размокший от ротика теплый платок под согревшийс€ под- бородок и возразила: -  акой вы! “еперь разве строитс€? Ёто потом будет строитьс€, а сей- час революци€. „то с того, что учительство еще не высказываетс€? ¬ ћоск- ве было против и тут будет против. Ћучше сразу сказать - "мы враги", чем возитьс€ и врем€ потратить. - ћолодчага вы,  ус€, - сказал яков Ћьвович серьезно, - вам шестнад- цатый год, а логике учите лучше профессора. “олько разные мы. я не знаю, мой друг, может быть новый мир из таких, как вы, народитс€, но мы разные и мне грустно. ¬сем сердцем желаю удачи большевикам, но многого не пони- маю. ƒа и вам непон€тно, о чем €. - ќчень даже пон€тно, если б захотела пон€ть. “олько сама не хочу. ≈сли сидеть-понимать как вы, так ничего и не сделаешь. - ј разве лучше делать в слепую? - Ќе в слепую! ѕарти€ скажет, куда.  ус€ уже свила себе гнездышко в революции. ќна ходила на митинги, слушала разных ораторов, -  оллонтай, матроса Ѕаткина, студента —ырцова; товарища ∆ука... ¬ доме ќрловой происходили партийные заседани€. ћолодой член партии, первокурсник ƒесницын, был с ней знаком и ссужал ее книжка- ми. ѕуще сдавливало дыханье от мартовского мороза. “рещали на перекрест- ках костры, раздуваемые милиционерами. ќгонь забирал заиндевевшие сучь€, плакали сучь€, оттаива€, и шипели, как шпаримые тараканы; дым не хотел подниматьс€, подбитый морозом. ќни добрались до трех'этажного дома купчихи ќрловой и, зайд€ за воро- та, спустились по ступенькам в подвальный этаж. Ќа стук отворила Ћил€, тринадцатилетн€€, в в€заной кофточке и торопливо сказала: -  ус€, мама больна. Ѕок простудила, температура. ј отопление так и не действует. ¬ доме купчихи ќрловой - центральное отопление. “олько странно, - об- щественные учреждень€, что в левом корпусе, согреваютс€, а где жильцы, в правом корпусе, туда не доходит тепло. ѕовыше, у ‘роловых, замерзла вода в умывальнике. ” них примерзают от стужи пальцы к железному крану. ƒень и ночь горит керосинка, - смрадно и денег без счету уходит на керосин, а все не теплее. яков Ћьвович вошел в остудевшую комнату, где на лавке, под шубами, шал€ми и суконной кавказскою скатертью тр€слась от озноба вдова-перепис- чица. - √олубчик, похлопочите, - произнесла она навстречу гостю: - ƒевочки мои бедные с ног сбились. —ходите завтра к хоз€йке! яков Ћьвович узнал, где квартирует хоз€йка и обещал.  ус€ сн€ла дл€ него кип€ток с керосинки и налила ему чаю. —тепанида √еоргиевна ќрлова была богатой купчихой. ќтец, когда-то ла- базный мальчишка, позднее лабазник, а потом фабрикант, умер, оставив ей лавку, дом и мыльную фабрику. —тепанида √еоргиевна замуж не вышла. ¬ спальне под образами держала приходно-расходную книжку и счеты. Ћицо имела широкое, ноздреватое после оспы, распаренное, как у прачки, и руку подавала не пр€мо, а горсточкой. ѕлатье пахнуло демикотоном. ѕосле пере- ворота —тепанида √еоргиевна поселилась у себ€ в дворницкой, выселив дворника в летнюю кухню, и жаловалась на разоренье. “ам и застал ее ут- ром яков Ћьвович, но не одну, а с товарищем ѕальчиком, что-то укладывав- шем в портфель. ќн впрочем уже уходил, озиралс€, где шапка, и левой ру- кой полез в рукавицу. - Ќу с, всего! - обнажил он гнилые зубы с кожурой от подсолнухов: - бумагу припр€чьте подальше! —тепанида ќрлова, когда он ушел, вз€ла со стола гербовую бумагу и сложила ее пополам. - ќдно разоренье, - прис€дьте, пожалуйста, - эти самые купчие.  абы не большевики, стала бы € еще недвижимую покупать! ћало переплатила крючкам этим! яков Ћьвович слушал, недоумева€. —тепанида ќрлова знавала его покой- ную мать, ¬асилису »гнатьевну, и смотрела на якова Ћьвовича, как на зна- комого. -  ака€ купча€? - Ќу да, нешто не слышали? ƒом € купила у аптекар€ ѕалкина, тот, что фасадом на двадцать дев€тую линию. —тароват, а ничего, доходный. ƒеньги-то ведь теперь не продержишь, опасно. » зарывать их расчету нет. ј дома подешевели, как помидоры, ей Ѕогу! » засме€лась купчиха ќрлова девичьим смешком без натуги, без хитрос- ти. ¬ытаращил на нее яков Ћьвович глаза: - ѕозвольте! ƒа как же! ћуниципализованный дом? - Ќу, какой ни на есть. ƒешовому товару в зубы не смотр€т. „его уди- вились? - » нотариат упразднен!  ака€ же купча€? - —ама€ насто€ща€, на гербовой, по оплате. Ќет уж вы в деле немного смыслите, яков Ћьвович, так не интересуйтесь. » €зыком лишнего не гово- рите между чужими. я ведь с вами, как с сыном покойницы ¬асилисы »г- натьевны, откровенна. –уки развел яков Ћьвович и на минуту забыл, зачем пришел. Ќо, вспом- нив, заторопилс€. - ƒа, вот что, —тепанида √еоргиевна. я пришел насчет жильцов правого корпуса. Ќе знаете, не испорчено ли у вас отопленье?   ним не доходит тепло. “ам вода в ведрах замерзла. ѕожалуйста, —тепанида √еоргиевна, распор€дитесь. - ƒа что вы, голубчик. ƒом-то не мой теперь, а городского хоз€йства. ¬ы бы к городу и обратились. я-то при чем? —ама, видите, в дворницкой. -  ак же не ваш, если покупаете новый? - не удержалс€ яков Ћьвович. ”лыбнулась купчиха. ¬идно в добрый час он попал к ней! ”лыбка купчихи ќрловой важна€ штука, - девическа€, без хитрости, без натуги, только ос- пинки сморщились, набежав друг на друга на упругих, как у €понской бульдоги, щеках. ”лыбнулась, ударила звонко по л€жкам всплеснувшими руч- ками: - ј и хитрый же вы, даром что тише воды, ниже травы. Ќу если жильцам добра желаете, так передайте: плату пускай за нонешний мес€ц вносют не городу, пон€ли? ¬едь не внесли еще? -  ажетс€, не внесли. - ѕусть занесут мне сюды на недельке, € дам расписку.  то еще там ус-
в начало наверх
ледит за их платой. ј €, как хоз€йка, за все отвечаю. —ами ко мне по каждому пуст€ку забегаете. Ќынче одно, завтра другое.  онечно, сама по- нимаю, морозы - сладко ли? “епло € пущу, а вы насчет платы не поза- будьте. - Ќе позабуду, - ответил яков Ћьвович и вышел. ƒворнику —тепанида ќрлова, зазвав к себе, слово-другое сказала: ƒворник, в ведерко воды накачав, неспешной походкой пошел в отде- ленье, где топка. —колько возилс€ и что он там делал, не знаю. ¬ыйд€, оп€ть не спеша, запер он топку на ключ и ключ отдал купчихе ќрловой, а та его положила под образа, за ширинку, р€дом с приходо-расходной книж- кой и Ќовым «аветом. ј по трубе, повину€сь физическому закону, потекло, прогон€€ зашедшую стужу, победительное тепло, равнодушное к люд€м и всем делам их. ќно до- текло до подвала, и Ћил€, пощупав трубу, закричала, как сумасшедша€: - ћама,  ус€, хоз€йка тепло пустила! Ўел яков Ћьвович по улице, мимо тумбы, заборов и стен, где еще красо- валось постановление за номером и подпис€ми –еформа нотариата, шел и ду- мал: - —метано, да не сшито! √Ћј¬ј XI. Ћиквидационна€.  онтора газеты была и останетс€ только конторой газеты.  орректорша ѕоликсена, сидевша€ при царе за ночной корректурой, при  еренском, при казаках, - сидит и при большевиках. «абрав типографию, помещенье, запасы бумаги, большевики вместе с ними забрали контору и корректоршу ѕоликсе- ну. “олько там, где был раньше "ѕриазовский  рай", теперь поместились "»звести€". Ќо корректорша ѕоликсена с платочком на плечиках и булочками на ужин, завернутыми в корректуру и лежащими в муфте, - пожимает плеча- ми: подумаешь! мы и сами без новой орфографии посто€нно писали не "ѕрiа- зовскiй  рай", а "ѕриазовскiй  рай", бывало спрашивают, почему, а мы се- бе пишем и только. ƒействительно, со дн€ основань€ газеты, лет эдак за тридцать, писало- с€ вещим издателем не "ѕрiазовскiй", а "ѕриазовскiй". ¬ конторе, уплачи- ва€ якову Ћьвовичу по тарифу за столько-то строк, шепнули: - ¬ы не подписывайтесь под стать€ми. —лухи ход€т... ѕоложенье непроч- но. ј уж что скажут в конторе, за выплатой по тарифу, тому довер€йте. ‘ронт распласталс€ на разные стороны, фронт выт€гивает, как огонь €зыки, свои острые щупальцы то туда, то сюда, пробует, пр€дает. “ам отс- тупит, здесь вклинитс€ слишком далеко. Ќо обрубают могучие щупальцы фронта. Ќемцы подход€т все ближе, вз€ли ’арьков, идут на –остов. — ними на русскую землю, насилу€ русскую волю и разруша€ советы, идут офицеры, не немцы, а русские. “е самые, что в немцев стрел€ли и не хотели бра- татьс€. “еперь побратались. — ”крайны идут гайдамаки, итти не идут, а припл€сывают, - усы отпус- тили такой закорюкой, что совсем иллюстраци€ к √оголю, и треплютс€ по весенней степной мокроте шаровары, как юбки, на бойких пл€сучих лошад- ках. ј мрачные, приученные к смерти корниловцы, молодец к молодцу, чис- т€т где-то в степи, совсем недалеко, винтовки, т€гот€сь итти с немцами, и настрелива€сь из-под боку. ¬ Ѕаку же татары, восстав, режут арм€н днем и ночью. ѕылают арм€нские села. ј сами арм€не, где могут, днем и ночью режут татар. ѕоезда не пус- каютс€ дальше ѕетровска. «аметалс€ осколочек фронта, оторвавшись в –остове. ”ж он обескровлен. «ан€т тов. ¬асильев. √олосу нет, - часто и т€жко дыша, закашливаетс€, обматыва€ зеленым гарусным шарфиком горло. ”же не шепчет, а пишет. ѕома- нит к себе, протабаченным пальцем нажмет карандашик, вырвет листочек блок-нота, и уже побежала бумажка, разнос€ приказанье. ƒаже к рассвету не гаснет зелена€ лампа во втором этаже белого дома с колонками. ќбнадеженные прежде времени под Ќовочеркасском, восстали казаки. “ак летит воронье к еще неумершему воину, кружитс€, падает, снова взлетит, высматрива€ хищным оком, откуда бы вырвать кусочек. Ќо воин не умер. —обрав распыленные части, большевики отогнали казаков, устроив жестокую бойню. –езали в Ќовочеркасске, холодным штыком добивали, шпарили жаркими пульками, как посыпа€ горохом, пульверизировали дымом, картечью и кровью. ∆арко и мокро дышалось на улицах Ќовочеркасска. ј на ƒону не спеша завозилс€ јпрель, выколачива€, вместе с кучами снега, морозы. —нег осел, а морозы упали. —олнышко припекало по улицам, раззадорива€ воробьев. » зеленою шерсткой озимков, как кошечка шерсткой, пот€гива€сь, проснулась весна. ѕо новому стилю готовились к празднику первого ма€. Ќо праздник сор- валс€. ѕервого ма€, как €стреб, над “емерником закружилс€ немецкий аэ- роплан и сбросил бомбу. ”же гайдамаки с колоннами немцев и русскими офицерами надвинулись к городу. ”же мрачные, приученные к смерти корниловцы, т€гот€сь итти с немцами, застрел€ли откуда-то сбоку, в город ворвались, ринулись на шты- ки, дума€, что гайдамаки подход€т. Ќо большевики окружили ворвавшихс€. ќдин за другим, корниловцы были обезоружены и перебиты. ¬новь зазюкали в городе, разнос€сь со змеиным шипеньем, пульки. —трах сковал челюсти. —тарики молодели от страха.   ночи в саду или темном подвале прокапывали дыру и зарывали длинные тюбики рубликов, скатанных вместе, обручальные кольца, столовое серебро или, кто побогаче, - чер- вонцы.  огда-нибудь внуки искать будут клады - много кладов сейчас поза- капано на –уси! Ќочью спали одетыми, вздрагивали, чуть сосед шевельнетс€, ждали обыс- ков и при стуке крестились, словно в поле на молонью. ј в –остове неве- домым юношей, именовавшим себ€ "старым литератором", как ни в чем не бы- вало собран, проредактирован, прорекламирован, отпечатан и пущен в про- дажу журнальчик "»скусство". “оварищ ¬асильев ругалс€, бессильно стуча кулаком по канцел€рскому столику. ќн ругалс€ беззвучно и выплевывал посиневшей губой на платок темно-красные сгустки. Ўопотом, от одного к другому, из дому в дом, пе- реходило, что немцы уже в “аганроге. ¬ апрельское утро дл€ населень€ был напечатан декрет о понижении цен на продукты, - продовольственные в два раза, а прочие в п€ть.  упцы про- читали и кр€кнули, а кр€кнув перемигнулись. » в ответ на декрет взвыли в хвостах перед лавками обывател€, - товар-то ведь подн€лс€ вдвое! - ѕокупайте, покудова есть. ј не то - подохнете с голоду! - говорили купцы, утеша€. » запуганные, одурелые люди платили. “ам и с€м проскакали, стега€ лошадку, милиционеры с винтовкой. “ам и с€м пристрелили купца дл€ острастки. Ќо купец не смутилс€. ќн, что мете- оролог, по воздуху чует погоду. ј темные, порождаемые вечерами в больших городах, порождаемые междув- ластием, одурелостью, бурей и суматохой бывалые люди тем временем, с ре- вольвером у по€са и декретом в руках, на подводах в'езжали к купчинам. - „итал? ј это видал? - и с декретом показываетс€ револьверное дуло. - Ќу-тка за добросовестную расплату в п€ть раз дешевле тыс€чу двести ар- шин того шелка, а теперь двести фунтиков гарусу, да шестьсот пар чулоч- ков. „то еще? ƒамский зонтик?  лади-тка и сто п€тьдес€т дамских зонтиков дл€ родных и знакомых! “ак был вывезен и разграблен магазин ”далова-»патова... ƒвадцать п€того старого стил€ истекал ультиматум, поставленный немца- ми и гайдамаками большевикам. Ѕольшевики отказались очистить –остов. » тотчас же с утра задымилс€ огонь дальнобойных. ¬зрыв, как от страшного выстрела, раздалс€ на площади. — шумом обру- шилс€, рассыпа€сь, как веер, на радиусы осиновых досок, базарный ларек. «атопали, шлепа€ в лужу, случайные люди, мечась в подворотню. Ѕум-бум, уж сто€ло над городом сплошным грохотаньем орудий. Ўел дождь. — окраин ринулись беженцы, толка€ друг друга, рон€€ детей и руга€сь неистовой бранью. ѕодвалы, свои и чужие, в одно мгновенье забиты людьми. ј по воз- духу стоном бегут, догон€€ друг друга, снар€ды и разрываютс€ возле само- го уха, близехонько. ќкна тр€сутс€, танцу€ стекл€нные трели. »х не зас- тавили ставн€ми в спешке, и окна, тр€с€сь, звонко лопаютс€, рассыпаютс€, словно смехом, осколками. “рррах - торопитс€ где-то €дро. Ѕумм, - вслед за ним поспевает граната. “рах, городу крах, кррах, трррах! Ќемцы не скуп€тс€, артиллеристы играют. ј по подвалам сид€т, обезумевши, беженцы, затыкают уши руками, держат детей на колен€х, бледнеют от тошного страха, кто за себ€, кто за близ- ких, а кто за имущество. Ќо часам к четырем вдруг сразу утихло, как после земл€тресень€. ¬ во- рота степенно вошла молочница, баба Ћукерь€, с ведром молока, и спокойно сказала жильцам, подошедшим из кухонь: - Ѕольшаков-то выкурили. „исто. ј на Ѕатайск отступали остатки гибнущих красных. —тойко дрались за каждую п€дь. “рупами покрывали весеннюю степь и валились с дес€тками ран друг на друга, живыми курганами. ¬ воздух текли от них струйки дыхань€ и пара: то в холод апрельского вечера тепла€ кровь испар€лась. √Ћј¬ј XII. Ќемцы. “ы продаешь сейчас Ѕиблию, напечатанную √уттенбергом, немецкий народ! ”везли твои древности богатые иностранцы. —купили дома твои за бесце- нок богатые иностранцы. ’леб твой ед€т и пьют твое пиво, гл€д€т на акте- ров твоих, и отели твои наводн€ют богатые иностранцы. ¬ –уре на горло твое наступил французский каблук, и хр€снуло горло. ќбезлюдели, парали- зованы, остановились заводы. –уки, честнейшие в мире, бездействуют. √де тво€ слава? Ќо униженному руку прот€нут с ¬остока. “ам, над кремлевской твердыней вьетс€ красное знам€ —оветов.  оммуна - друг униженных. » она говорит им: вы потер€ли, но не все потер€ли. ¬ы сохранили себ€. Ћучшее в свете сокровище - самосознанье. Ћучша€ в мире действительность - правда. ѕрав- диво сознатьс€ себе в том, что есть, в том, что было, и в том, что долж- но быть по совести - вот великое наше богатство. — ним вступает народ в неподвластные хищникам дали, в крепкостенную, высокобашенную, золотую страну - в гр€дущую эру. » правдивой да будет рука, что опишет теб€ и полки твои, зарубавшие большевиков по наему за хлеб гайдамачий в угольном ƒонецком бассейне. “ы шел туда в мае - апреле дев€тьсот восемнадцатого, богатого бедами, года, как ныне французы идут в твой угольный –урский бассейн. --------------- ¬ыползли из подвалов оторопелые люди; не евши, не пивши с утра, пос- пешили к калиткам, лов€т прохожих, спрашивают, - те кивают на площадь. ј на площади людно. —тройно идут, молодец к молодцу, подошвой стуча по неровным булыжникам улиц, в серых касках, в мундирах хоть пыльных, да новых, подт€нуты как на картинке, - немцы. - Ќемцы! ¬от тебе раз! - вздохнула на улице прачка. » не понимала, а все же вздохнулось. —ердечна€ вспомнила, как отпевала солдатика-мужа, погибшего на ћазурских болотах; а сын был в красноармейцах. «а стройной колонной солдат, припада€ к улице задом, как скачущие кенгуру, прогромыхали и скрылис€ пушки. «а пушками, в кучке солдат, удивл€€ невиданным блеском, алюминиевыми кастрюл€ми, кружками, чайниками и прочей посудой, проехала ровным аллю- ром походна€ кухн€. ќфицеры и унтеры в темно-зеленых перчатках, в мундирах защитного цве- та и в гетрах, - "баварской и вюртембергской ландверских дивизий", шли сбоку, по тротуарам, свер€€ р€ды проход€щих. Ѕыли они белокуры, с крас- новатыми лицами, с алыми ртами из-под светлых усов, а за ушами на розо- вой шее, где вены, - с зачатком склероза. ќстановившись перед собором, часть сделала под козырек и по знаку сто€щего офицера промаршировала в соседнюю улицу. „асть стала, перебира€ ногами, как на ученьи, и готов€сь куда-то свернуть. ј часть, сразу сбро- сивши строгую выправку и симметрию наруша, прин€лась укрепл€ть пулемет, задом к церкви, а носом на улицу, и, разобравши походную кухню, располо- жилась сто€нкой. ∆иво хворост собрали, штыки зав€зали и вздули огонь р€довые. ∆иво ссыпали кофе в кофейники с закипевшей водой и из банок достали сухарики, сахар, консервы, шоколад и сгущенные сливки. ѕили немцы из кружек, при- кусыва€ и не гл€д€ по сторонам.  азались они дагомейцами, привезенными целой деревней в зоологический сад, дл€ того, чтоб кухарить и кушать на глазах любопытных. ј вокруг-то! ¬се повысыпали поглазеть на диковинных немцев. Ѕабы, старые и молодые, в платочках, платках и косынках, парни бойкие и трусо- ватые, старики, мужики, гимназисты, учител€ семинарии, математик ѕузати- ков с дочкой, поп јртем с попадьей, —тепанида ќрлова, купчиха; ѕальчик,
в начало наверх
ставший оп€ть просто ѕальчиком, но повышенный в чине нотариусом, за то, что тихонько отдал ему вешалки (ремингтон же припр€тал); Ћюдмила Ѕори- совна - в черной, шелковой шл€пе, щегольских башмаках из шевро и в ве- сеннем костюме, фрэнчи, смокинги, венские деми-сезоны с отвороченными над суконным штиблетом заграничными брюками... - видно не за€ц один по ƒарвину шкуру мен€ет, белый зимой и при первой траве - буроватый! —тали и смотр€т. Ќа лицах тупое вниманье. —мотр€т пристально, неотс- тупно, в сотню глаз, и смущенные немцы тороп€сь допивают свой кофе. ј вечер на редкость весенний. ѕахнут липы пахучими почками; стрельча- тые, как ресницы, листочки акаций развертываютс€, сирень зацвела. —олнце село, но небо еще голубое, прозрачное, с реющей птицей и редкими белыми тучками. ¬зволнованы барышни - много им будет зан€тий! ¬зволнованы матери - можно списатьс€ с родными, узнать, где јнна »вановна, јнна ѕетровна и ћарь€ —еменовна, где доктор √еллер с женой, увезли ль бриллианты и пови- дались ли с  окочкой, ад'ютантом у генерала Ѕезвойского. ¬зволнован па- паша - ведь дума-то будет, как раньше, и будет управа! ¬се будет - и думские гласные, и члены управы, и письмоводители, и казначеи, и засе- дань€, - демократический строй принесли нам стройные немцы! - ¬ы же, папаша, припомните, немцев ругали тупыми милитаристами, гру- быми хамами, варварами, разрушающими цивилизацию? - некстати напомнил отцу безм€тежный сынок с напроборенной птичьей головкой, проводивший жизнь в городском клубном саду, где ухаживал за гимназистками. √олос был у него очень тонкий, а хохот, как выстрел из пушки. Ќо папаша ответил: "замолчи!" и пригрозил не выдать карманных. Ќемецкие унтеры и офицеры в зеленых перчатках, в мундирах защитного цвета, шаркали и улыбались, знаком€сь с девицами. ¬ Ќахичевани арм€нки, в –остове еврейки и русские цветником разукрасили улицы, с оживленными щечками, брошками, с нежной сиренью за по€сом, переход€щей потом, подчи- н€€сь закону т€готень€, в петлички офицеров. ѕриглашали немецкими фраза- ми, заученными в гимназии у херр-¬ейденбах, выкушать чашечку чаю. ќфице- ры, благодар€, улыбались, но с чувством достоинства переходили в откры- тые настежь парадные. Ѕуржуази€ ждала их. -  ака€? - спросит наивный. “а сама€. “а, что в начале войны, брызга€ пеной, кричала о подлости, низости, тупости немцев. “а сама€, что помешана на патриотизме, на русс- ком стиле, альбомчиках "—олнца –оссии", новгородских церквах и ћосковс- ком ’удожественном театре. “а, что требовала войны до победного оконча- ни€. “а, что изменниками называла издавших указ о братаньи. “а, что упорно, с документами и доказательствами увер€ла, будто Ћенин и “роцкий придуманы на немецкие деньги. “а, наконец, что видела в Ѕресте конец го- сударства –оссийского. ќсобн€ки запылали свечами и лампочками. Ѕелоснежные скатерти вынуты из сундуков и расстелены. Ёлектрический чайник кипит и кипит самовар, а в буфетной из банок, пов€занных собственноручно, с хитрыми узелками, чтоб девки не крали, достаетс€ варенье. ¬ граненые вазочки накладываютс€ абрикосы, кизил и айва, и клубника ¬иктори€, пахнуща€ ванилью. — ѕасхой совпало, вот счастье-то! Ќа улице бились и резались, а в особн€ках все сделано к ѕасхе, что нужно: раздобренные куличи, пожелтевшие от шафрана, с изюмом и миндал€ми; творожна€ бела€ пасха с цукатом; ветчинный огром- нейший окорок, выбранный у колбасника пр€мо с веревки по давнему и св€- щенному праву, и собственноручно в печи запеченный; индейка, - пушисты, как пухла€ вата, молочные ломти индейки, нарезанные у грудинки! » много другого. √рафинчики тоже не будут отсутствовать, все в свое врем€. ћного бежало ее из особн€ков, - буржуазии. ћного осталось ее в особ- н€ках, - буржуазии. ”празднитель в "»звести€х" билс€ мес€ц и два, уп- раздн€л то одно, то другое, - орфографию, школу, сословие прис€жных по- веренных, собственность, право иметь больше столька-то денег наличными, но упраздн€емое, как журавли по весне, возвращалось. ќфицеры входили, расстегива€ перчатки. ќслепленные светом и белоснеж- ною скатертью с €ствами, улыбались. —амодовольно одни, а другие насмеш- ливо. «а столом легким звоном звенели чайные ложки о блюдечки и о стака- ны, передавались тарелки, просили попробовать то одного, то другого. ќфицеры расселись не по указанному, а по-немецки, меж дамами, череду€сь, - мужчина и женщина. » это понравилось очень хоз€йке, ст€нувшей корсетом грудо-брюшную полость, повесившей в уши два солитера и говорившей сквозь губы, их едва разжима€, чтоб не выдать искусственной челюсти. ’оз€ин заговорил об ужасах большевизма и благодарил с теплотой и сер- дечностью германскую армию. √инденбург у себ€ никогда не стерпел бы то- го, что наша военна€ власть не смела тотчас силой оружи€! ћы некультур- ны. ћы позвол€ем какой-то шайке бандитов, невежественной и столько же смысл€щей в ћарксе, сколько свинь€ в математике, захватить власть и пол- года дурачить ≈вропу. ѕосмотрели бы вы, что у нас тут творилось! я сам знаю ћаркса, € читал ћенгера... Ќо разговор о марксизме офицеры не поддержали, они пожали плечами. » сдержанно говорили, что идут добровольцами (с улыбкой, подмигива€: доб- ровольцами, император не вмешиваетс€!), с целью лишь очищень€ и опреде- лень€ границ по Ѕрестскому миру. » кроме того гайдамаки, угнетенна€ на- ци€. √айдамаки за очищенье ƒонской области обещали им 75% всего урожа€. - —воего? - Ќет, донского. ќчистим область - и получаем. Ќо есть могучее средство разв€зать €зыки, это средство найдено Ќоем, оно во всех смыслах патриархально. √рафинчики пущены в ход, в свое вре- м€. ѕьет хоз€ин, с при€тной улыбкой культурного человека. ѕьет хоз€йка, пот€гива€ сквозь губы, чтоб не выдать искусственной челюсти, пьют дамы и офицеры. ѕорозовели, повеселели. ћладший, фон-‘укен, стесн€вшийс€ при ротмистре, уж выдал на ухо даме: - Ќаш путь через  авказ, «акавказье и ћалую јзию в »ндию. ћы завоюем  авказ, «акавказье и ћалую јзию только попутно, задача же в »ндии. »ндию надо отбить в отмщенье разбойникам-англичанам! - »ндию, - подхватили другие. - »ндию, - прот€нул и хоз€ин почтительно, в глубине души страстно же- ла€, чтоб немцы остались навеки в –остове и жили бы и наводили пор€док, - чинно и мирно. ј был он не кто иной, как наш старый знакомец, »ван »ванович, не ус- певший бежать на  убань. ƒа, »ван »ванович пережил большевистские страс- ти и гордилс€: он не какой-нибудь эмигрант, ѕетр ѕетрович, он все видел, все знает и все пережил самолично. ќн готов написать мемуары, разумеетс€ не в –оссии, а летом, в ¬исбадене где-нибудь. Ќо »ван »ванович уж не тот, он разочаровалс€ в парламентаризме. ћы некультурны, нам нужно твер- дую власть, хот€ бы немецкую... ¬ кухне же, у кухарки јгаши, собралось свое общество: стол€р ќсип Ўкапчик, военнопленный из чехо-словак, обжившийс€ дворником и стол€ром в этом доме; два немецких баварских солдата; јксюта и Ћюба, кресть€нские девушки на услуженьи. ќсип Ўкапчик служил переводчиком. —олдат угощали. “е ели и нехот€ го- ворили: хлеб нужен им. »з-за хлеба и наступают. “еперь, говор€т, будут брать —тавропольскую губернию, тоже хлебную. —ахару вот привезли из ”к- райны. Ќе купите ль? ѕродают по дешевой цене, 100 рублей за мешок. ¬ое- вать - надоело. √Ћј¬ј XIII. ќчищение области.  ольцом окружили большевиков под Ѕатайском. — каждым днем, словно от взмаха косы над степною травою, ложатс€ р€ды их. Ќо теснее сжимаютс€ те, что остались, и теснее зубы сжимают: такие не дешево сто€т! ƒушу за ду- шу, смерть за смерть, - обессиленными руками сыплют порох, забивают пат- роны, навод€т могучую пушку. “рах - отстреливаютс€ большевики. ¬ –остове гранатой уничтожены ѕарамонова верфь, мореходное училище и пострадали дома. »х измором берут, смыкают железною цепью, но голодные, истощенные, из-за груды убитых, как за стеной баррикады, отстреливаютс€ большевики. “ам, под Ѕатайском, л€гут они до последнего. “ам, под Ѕа- тайском, трупов будет лежать на степи, как птиц перед отлетом. » в горо- де говор€т: если трупы не уберут до разлива, надо ждать небывалых еще на ƒону эпидемий, - ведь разлившийс€ ƒон их неминуемо смоет. “ак полегло под Ѕатайском красное войско. » рапсоды о нем, если только не вымрут рапсоды, когда-нибудь сложат счастливым потомкам были- ну. ћежду тем обыватели по –остову разгуливают, утеша€сь пор€дком. ƒва коменданта у них, полковник ‘ром дл€ –остова, а дл€ Ќахичевани стройный и рыжеусый, в краснооколышевой фуражке господин лейтенант фон-¬алькер. ‘ром и фон-¬алькер вывесили об'€вленье: чтоб немедленно, в тот же час, торговки подсолнухами ликвидировали свои предпри€ть€. „тоб отныне они на углах с корзинками свеже поджаренных подсолнухов, также и сем€чек тыквенных и арбузных, стаканчиками продаваемых, - не сидели. » чтоб обы- ватели подсолнухами между зубами не щелкали, их не выплевывали и по ули- цам не сорили. ј кто насорит - оштрафуют. ¬след за этим ‘ром и фон-¬алькер оп€ть об'€вили, что по улицам можно ходить лишь до одиннадцать и три четверти, но ни на секунду не позже. ј по одиннадцать и три четверти ходи, сколько хочешь. ¬ тот год, восемнадцатый, был урожай на родильниц. Ѕывало, по улице ид€, встречаешь беременных чаще, чем прежде. » про указ номер два разуз- навши, всполошились родильницы, перепугались. ѕрирода-то ведь свое- вольна! „то, если захочешь родить среди ночи, как проехать в больницу иль в клинику? ’орошо, коль в одиннадцать тридцать, а если попозже? » с т€жкой заботой, не сговор€сь, но сплошной вереницей пот€нулись родильни- цы в комендатуру. Ѕыл полковник ‘ром по фамилии и по характеру благочестивым. ћного ви- дел он очередей, наблюдал и €влень€ природы, - метеоры, затмень€, полет саранчи, сбор какао, частью в натуре, а частью в кинематографе, но тако- го не видел. » бесстрашный на поприще брани, полковник душою смутилс€. - Was wollen die Damen? - спросил он, склон€сь к своему ад'ютанту. “от вызвал ќсипа Ўкапчика, переводчика. Ѕыл ќсип Ўкапчик, стол€р, за знакомство с русскою речью и понимание местного быта, определен перевод- чиком в комендатуру. ќсип Ўкапчик, не мысл€ дурного, погл€дел на толпу из родильниц. ѕотом деловито у крайней осведомилс€: - —то волюете у комендантен? “ак и так, говор€т ему дамы, на предмет родов без преп€тствий разре- шенье ночного хождень€, ибо часто приходитс€ ночью ездить в клинику или в родилку. - ѕонималь, - им сказал ќсип Ўкапчик, и ответил полковнику ‘рому, что дл€ нужды родов очень часто по ночам им приходитс€ ездить. - Gut! - тотчас же промолвил полковник: - напишите им каждой, что на- до! » родильница кажда€ вышла, унос€ в ридикюле документ: Wurt. Landwer. regiment N 216 Batallion II Der Ynhaber ds hat als Arzt das Recht auch nach 11. Nachts auf der Strasse zu sein*1. ј в частной беседе полковник фон-¬алькеру молвил задумчиво: "—транные люди. ¬от например у них в городе все акушерки сами беременны и предс- тавьте себе, - в одно врем€ рожают". ѕолковник ‘ром уважаем управой и думой. ќн в присутственные часы при- сутствует и принимает. ј лейтенанта фон-¬алькера полюбили дамы и барыш- ни, - он в неприсутственные часы знакомитс€ и гул€ет. „асто краснооколы- шевую фуражку над свежим лицом с рыжеватыми усиками можно увидеть на улицах, в скверах и в клубном саду. Ћейтенант фон-¬алькер, любитель про- гулок, доступен. ¬ышла в –остове газета "–абочее —лово". ћеньшевики, поредевшие очень сильно (из блока ушел »ван »ваныч и прочие), повели себ€ не зазорно: они твердою речью стыдили русских за то, что вместе с немцами пришли подав- л€ть свою революцию. ¬ этот день ¬ладикавказские железнодорожные мас- терские, депо, “емерник прочитали "–абочее —лово". Ќа другое же утро, - жив курилка! - вышел и "ѕриазовский".  орректор- ша ѕоликсена над ночной корректурой пожимала плечами: шуму-то, шуму! » чего они? ¬се равно ведь "и" с точкой не став€т, а по-прежнему пишут не "ѕрiазовскiй", а "ѕриазовский". ”ж помолчали бы! Ўуму же вышло не мало. –ычала передовица, свистел маленький фельетон, кусались извести€ с мест (сфабрикованные тут же на месте), стонал большой фельетон, тромбонила хроника и оглушительно были трещотками _______________ *1 ѕред'€витель сего имеет право, как врач, быть на улице и позднее 11-ти ч. ночи. телеграммы: "победоносно... центростремительно... церков- на€ благовесть... твердый пор€док... св€тые традиции...". ј в передовице прокл€тье осквернител€м русской земли, извергам и душегубцам, большеви- кам.  то-то из доброхотцев, на радост€х стиль перепутав, взвилс€ со- ловьем: победоносным германским войскам, защитникам правого дела, он же- лал от души гор€чей победы и войны до конца над варварами большевиками. “ранспорт налаживалс€. ”ходили вагоны.
в начало наверх
ѕо дворам, по колам с карандашиком, по волостным управлень€м с бумаж- ками, а по пажит€м с морскими бинокл€ми ходили люди в мундирах. ѕредпи- сывали - се€ть. ¬интовка-надсмотрщик в спину дулом смотрела тому, кто не се€л. ѕо закромам и по ссыпкам гул€ли толковые люди, им пальца в рот не клади. „истых 75% со всего урожа€ принадлежит им по праву, но когда-то он будет. ¬ыколачивались казачьи задворки.  азались задворками, а чихали мукой. ¬ыкачивались казачьи колодцы, - смотрели колодцами, а плескали зерном. » транспорт налаживалс€. ”ходили вагоны. “уда, куда следует, по назначенью. - ћежду нами, - шипел богатейший казак, думский гласный, пайщик газе- ты: - немцы здорово нас выколачивают. ѕрисосались, как пь€вки. - Ќо они очистили область! - наставительно молвил другой, чье иму- щество было в кредитках далекого верного банка и в бриллиантах недале- кой, но верной супруги. - ƒаже слишком! - буркнул казак. ќн прослыл с тех пор либералом. ќбыски, аресты шли тихенько и незаметно. ѕлакали жены рабочих - оп€ть вздорожала мука. — ума сойдешь! ∆аловань€ не плат€т, а хлеб, что ни день, то дороже. ’оть соси свою руку. ѕлакали даже в станицах - так обесхлебить и раньше не приходилось. ¬олком смотрели и обыватели, кто победнее. ¬ городе, на базарах, сто- ит запустенье: ни хлеба, ни рыбы, ни м€са.  ресть€не попр€тались и не подвоз€т продуктов. √Ћј¬ј XIV. ќ русском патриотизме и брюках господ подпоручиков. ”права в –остове оп€ть управл€ла. ¬се было честь честью: думские гласные, члены управы, письмоводители, сторожа, заседань€. ƒаже казалось иной раз по чинности членов управы, что немцы присни- лись. „то если и были где-нибудь немцы, так в ѕетербурге, в совете ми- нистров, а здесь был ѕопов, городской голова, и полицмейстер ƒь€ченко. Ќо как-то однажды в управу €вились два офицера. Ѕыли они в мундирах защитного цвета, в зеленых перчатках, белокурые, с красными лицами, с алыми ртами из-под светлых усов, а за ушами, где вены, с зачатком скле- роза. ќфицеры €вились в самую залу, прервав заседанье. ќдин из них резким движеньем показал свои брюки, суконные брюки защитного цвета. Ѕыли брюки совсем не в пор€дке, они лопнули, совершенно как лопает по толстому шву бобовый стрючок у акации. - „то ему надобно? - спросили члены управы друг дружку. ќфицер об'€снилс€: - ≈му надобно возмещень€ убытков от муниципалитета, за брюки. - Ќо скажите, при чем же тут муниципалитет? ¬ы€снилось: офицеры вдвоем подр€дили извозчика, сели и поехали к мес- ту службы. »звозчик на повороте накренил (с пь€ну, решили члены управы, знавшие свой народ; из патриотизма, подумали немцы, знавшие свой народ). Ќо как бы то ни было, извозчик накренил, и от толчка офицер повалилс€ на землю. Ѕудучи офицером, он не упал, а, подскочив, стал на ножки (офицеру упасть неприлично), но брюки однакоже лопнули. ћуниципалитет теперь дол- жен возместить офицеру убыток. ¬озмутились члены управы. ћного лет, по три года, за хорошее жало- ванье, получаемое аккуратно, сидели они в этой зале, как члены управы, но такого ни разу не слышали. „тоб городское управленье, чтоб муниципа- литет отвечал за какие-то там офицерские брюки! Ѕыть не может. –ассмат- риваема€ претензи€ есть бесчестье, наносимое членам управы. ќфицеры пожали плечами: - “ем не менее, муниципалитет отвечает за ущерб, причин€емый городом офицеру германской императорской армии. - Ќо на каком основании? - ≈сть закон, - не гор€чась, но сурово ответили офицеры. » при помощи ќсипа Ўкапчика, переводчика, раз'€снили членам управы, что действительно есть параграф в германском своде законов, по которому муниципалитет воз- мещает убытки, причиненные городом воинскому снар€женью господ офицеров. - Ќо требуйте не с нас, а с извозчика? ¬едь виноваты не мы, а извоз- чик. - ѕомилуйте, извозчик есть муниципальное учрежденье. —ильно озлобил членов управы означенный случай. Ёдак ведь, если у каждого брюки порвутс€, брючный ремонт обойдетс€ городу в дес€ть раз больше, чем ремонт канализации и водопровода! Ќо нечего делать. ѕоахали, пожестикулировали, покачали многодумными головами с востока на запад, в такт вращенью земли, - и возместили убыток. ј милиции дали пон€ть в уст- ной форме, чтоб разыскать патриота-извозчика и всыпать ему, смотр€ по его состо€нию, или по уху крепкой рукой, если пь€н он, или в ухо крепкою речью, если он трезвый. “ак лой€льные члены управы при помощи меры воз- действий русский дух изгон€ли. » не напрасны были усили€ членов управы! ¬ечером поздним, пригнавши в конюшню свою коренную с прист€жкой, сел извозчик пить чай с мушмалою и потчевал чаем соседа. “от хвалил, а извозчик рассказывал: умные, черти! Ќе с нашего брата, с рабочего, в поте лица, а знают, с кого и просить. Ќам, говор€т, нужна амуници€, так по этому делу амуницивитет и ответствен. ¬от как по загра- ничному, не по нашему, рассудительно вышло. ѕил извозчик, в поте лица облива€сь, и сосед, мушмалой закусив, пох- валил заграничный пор€док. √Ћј¬ј XV. Ћихолетье. ¬ эти дни ворон каркал о погибели русских. Ќа ”крайне разогнана –ада, декреты ее аннулированы, выбран гетманом —коропадский, помещик. ¬ыбирал же его император ¬ильгельм. —тала ”крайна державой с германской ориентировкой. » —коропадский ез- дил к ¬ильгельму в Ѕерлин на прием.  авказ отделилс€, распалс€ на государства.  аждое стало управл€тьс€ по своему, каждое слало гонцов то в јнглию, то во ‘ранцию, то к ¬ильгельму, с просьбой прин€ть всепокорнейше ориентацию. Ќа ћурмане высадились французы и англичане. — севера вышли, совсем не по правилу, чехо-словаки и дрались. ¬ ¬еликороссии, сердце —оветской –оссии, восстали эс-эры. »з-под угла убивали. —нимали с поста тех, кто крепкой рукой держал еще ключ госу- дарства. Ѕыло же это, когда на ћурмане хоз€йничали французы и англичане.  ав- каз отделилс€, ”крайна отпала, а с севера чехо-словаки с оружием шли на –оссию. ¬ эти дни ворон каркал о погибели русских. Ѕыли раздавлены на ƒону лучшие силы рабочих. ≈сли и не потухла надеж- да на помощь советского центра, то ушла так глубоко, что люди не видели этой надежды в голодных зрачках пролетариата. ”рожай подн€лс€, налилс€, был собран и вывезен. ‘ельд'егер€, приезжа€ на юг из Ѕерлина, оттуда чулки привозили знакомым девицам, духи и пер- чатки. ќткрылась в –остове и книготорговл€. ƒавно мы не видели книгу, а тут продавалась немецка€ книга. “ри четверти о войне, об армии, о геге- монии над миром, но четверть - и за нее забывались другие три четверти, - четверть была о науке, о праве, о мысли. Ѕыл √ете, и было о √ете. Ѕыл ¬агнер, и было о ¬агнере, был –ихтер, и было о –ихтере. ѕесней гл€дела с прилавка книжечка ∆ан-ѕол€-–ихтера "«ибенкейз, адвокат неимущих". ѕодн€ли голову монархисты. –одз€нко и —авинков где-то стр€пали соус из русского зайца. —оюз ћихаила јрхангела стал перушки чистить в ангельских крыль€х, го- тов€сь к погрому. “олстые н€ни ¬олодимирской, “ульской,  алужской губерний, - одна го- ворила на о, друга€ тул€чила, треть€ калужила, - сид€ в клубном саду, где в песочке пасомые ими реб€та резвились, беседовали шепоточком: - —лышали, милые? - Ќет, а чего тако? - ¬ —ибири-то, где наш царь-батюшка... —лышь, один из охранщиков был с ним лютее всех, гон€л милостивца, как скотину, да. “олько гонит он это государ€ прикладом-то в спину, ко всенощной в церкву под воскресенье, ну и видит. »з церкви-то, милые вы мои, в белой перев€зи на руке со св€тыми ƒарами идет сам ’ристос, провалитьс€ мне, завтра чаю не пить. ѕодошел к государю и таконько ласково, да уветливо, "терпи", говорит, "до конца, мой мученик", и дал ему св€тых тайн приобщитьс€. ¬от ей Ѕо! „то ж вы, милые, думаете? ќхранщик-то красногвардеец как побежит, да как побежит, и ну всем рассказывать. ≈го в сумасшедший дом, а он сбег, его на фронт, а он и оттеда сбег, и все-то рассказывает, все рассказывает. —ейчас, ми- лые вы мои, по –асеи ходит и все рассказывает, верно € вам говорю... - ќхо-тко! Ќ€ни шепчутс€, вздыхают. Ќ€ни привыкли в чистенькой детской под обра- зами в прикуску пить чай. — н€ней не вс€кий поспорит! ќна барыне на ба- рина, барину на барыню. ј выгонишь, н€ньки-то свой профсоюз, как масоны имеют, наскажут такого, что после - убейте - ни одна не пойдет к вам на службу... ¬ Ќахичевани перед собором, лицо приподн€в и растопыривши руки, как на кадрили, сто€л пам€тник ≈катерины. ћонумент был из бронзы. √од назад, рабочие, дружной толпой собравшись вокруг монумента, снесли его на-земь с подставки, а после убрали. ѕодставка осталась пустою. ѕромолчали ху- дожники, - пусть ломают из рук вон плохую безвкусную бронзу! Ќо год прошел, и - на утро в окно увидали жильцы —тепаниды ќрловой, как шли, под на- чальством немецких солдат, рабочие, шли и на веревках что-то тащили. –а- бочие были безмолвны.  омандовали солдаты: - mehr Rechts! ѕереводил ќсип Ўкапчик: - правейте! Ќо рабочие праветь не хотели и слева, погнув о решетку нос и два пальчика ≈катерины, растопыренные, как на кадрили, без возгласов, в мертвом молчаньи подн€ли т€жкую ношу, и на гранитной подставке был брон- зовый идол поставлен. - So! - одобрили немцы. ћальчишки газетчики, отовсюду сбежавшись на площадь, гоготали. - Ќе ори, дурачье, - сказал им суровый рабочий... Ўумен –остов. ѕродают - покупают. √ород живет хмельною и гнусною жизнью. ’од€т по улице, с папироской у краешка рта, спекул€нты, краешком глаза посматривают.  ажда€ будка печет пирожки с м€сом, с рисом, с ка- пустой, с вареньем, каждый угол зан€т девицею с вафл€ми, каждой вафле есть покупатель. ћальчишки свист€т, торгу€ ирисом, во рту побывавшим дл€ блеска. ќткрылись пивные - продают двухпроцентное пиво. Ћикуют гробокопатели, - много могильщикам дела! –усска€ смерть утоми- лась, русска€ смерть переела за бранными брашнами под Ѕатайском и Ќово- черкасском. ≈й на смену пришла испанска€ мирна€ смерть. „ерез границы и таможни, легкими пальчиками приподн€в бахрому болеро, протанцовала она по средней ≈вропе и села над ƒоном. √ибли люди по новому: по-испански. „ихали сначала.  ашель на них нападал. –астирали грудь скипидаром. ƒышалось с присвистом, - грипп, дело пустое; аспирин, вот и все. Ќо на утро лежал человек, скованный мрачной тоской. - ќтча€нье, меланхоли€! - говорили домашние доктору; плакал больной, кашл€€ сухо: - я умру, € предчувствую! ¬рач отвечал: - »спанка, берегите его от простуды. «доровые выздоравливали. ’илые умирали. » мерли без счету: торгаш, не желавший в постели тер€ть драгоценное врем€; детишки, беременные, роженицы и кормившие грудью. ¬ эти дни ворон каркал о погибели русских. (ѕродолжение следует). ћариэтта Ўагин€н. ѕ≈–≈ћ≈Ќј. (ѕродолжение.)
в начало наверх
√Ћј¬ј XVI Ћ»–»„≈— јя. —лово о мире Ёвклида. —трашно видеть теб€ лицом к лицу, ѕеремена! ќбживаютс€ люди на короткой веревочке времени, данной им в руки. ќбойдут по веревочке от зари до заката короткий кусочек пространства, данный им под ноги. ¬се увид€т, запомн€т, в св€зь приведут, каждой вещи дадут свое им€. » между ними и между вещами л€жет выравненна€ дорожка, из конца в конец выхоженна€ своим поколеньем. ≈й им€ - привычка. —танет тогда человек ходить по дорогам привычки. » не трудно ногам, ступившим на эти дороги: вкось или пр€мо, назад иль вперед, а уж они до- ведут человека до знакомого места. “олько бывает, что вырвет веревочку распределитель времен из рук по- колень€. “огда из-под ног поколень€ выпорхнет птицей пространство. ќста- новитс€ человек, потр€сенный: не узнает ни пути, ни предметов. Ѕоитс€ шагнуть, а уже к нему т€жкой походкой, чеботами мужицкими хр€ско дав€, что попало, руками бока подпира€, дыша смертоносным дыханьем, чужда€, страшна€, многоочита€, как вызвездивший небосклон, чревата€ новым, по- дошла, - ѕеремена. Ќеотвратима, как смерть: ее, если хочешь, прими, если хочешь, отвергни, - все равно не избегнешь. », как смерть, лишь тому, кто доверитс€ ей, загл€нув в многоочитый взор, - она сладостную, сокровенную радость подарит и на смертные веки его положит нежную руку. ѕеремена, освободительница всех скорб€щих. Ќе потому ли к тебе, под т€жкую поступь твою, кидаютс€ прежде разум- ных - безумцы, быстрее счастливых - страдальцы? Ќе потому ли на хр€ский твой топот откликаютс€ нищие, грешники, прокаженные, падшие женщины, по- эты, младенцы, мечтатели? », утеша€ одних, ты других коронуешь бесс- мертьем!  аждому, кто под небом живет, дано пережить не однажды предчувствие смерти. ќпархивает оно, словно бабочкины крыла, ваш лоб в иные минуты. » певцу твоему, ѕеремена, тронул волосы тот холодок. ¬стало сердце, холодом сжатое, как привидение в саване, как мороз, проход€щий по коже. ¬се вспомнило сразу: созревани€ вещих любвей, опав- ших до срока; закипани€ крови, другой никогда не зажегшей; мудрую неж- ность, источившуюс€ на бесплодных; погоню за призраками, - и за тобою, последний, ты с седыми бров€ми и невеселым пристальным взгл€дом, отчим с гор ѕрикарпатских, колдун, так сладко любимый!.. ѕусть же холодом неутоленного гнева наполнитс€ песн€. Ќе тебе, ѕере- мена, чье могущество славлю, будет слово мое, - а уход€щему на закат, Ёвклидову миру. ѕр€молинейный! ƒревний дл€ нас и короткий, как вздох, перед будущим, ты кончаешьс€, мир Ёвклида! ѕл€шет в безумьи, хмелем венча€сь, ≈вропа, порфироносна€ блудница. ѕустые глазницы ее наплывающей ночи не вид€т. Ѕоги уход€т, дома свои завеща€ искусству. “ак некогда вышел ќлимп, плащ јполлона вручив актеру и ритору; а за кулисами маски остались, грим и котурны... ћы за кулисами уже подбираем и вас, византийские маски! —трогие лики, источенные самоистребленьем, мертвые косточки, лак, пропитавший доску кипариса, смуглые зерна смолы, сожигаемые в т€желых кадильницах, темное золото риз, наброшенных на “еб€ и надломивших “еб€, Ћили€ √алилеи! ƒругими дорогами поведет ѕеремена. ѕр€молинейный! “ы, кто навек разлучил две параллельных, кто мечту о несбыточном, о несли€нном, об одиноком зажег в симметрии земного крис- талла, пространство наполнил тоской  ампанеллы о заполн€емости; ты, кто бросил физикам слово об ужасе пустоты, horror vacui, - ты при смерти, мир Ёвклида!  ристалл искривилс€. ”лыбка тронула губы рассчитанного сим- метрией пространства. » улыбка убила твою пр€мизну - завертелись отсветы ее, искажа€ законы. ƒве параллельные встретились. »з улыбки, убившей те- б€, - родилась геодета. ѕлачут в тоске умирающие на кристалле Ёвклида. ѕлачьте же, плачьте, оплакивайте уход€щее! Ќо всеми слезами вам не наполнить завещанной трещины меж пр€мизною сознань€ и ложью и кривью действительности, дети Ёвклидова мира! ѕосторонитесь теперь: к нам вхо- дит крива€. ћост между должным и данным, быть может, построит она, дочь улыбки, соединительница, - геодета. √Ћј¬ј XVII. ¬ышитые подушечки. ƒушно становитс€ жить на тесной земле в иные минуты. ¬се передумано, перепробовано, грозит повтореньем. ¬озраст-гримировальщик карандашиком складочки чертит возле рта, возле носа. “ронет точку, опустит углы, и видишь, что человек все изведал, устал, окопалс€, как хищна€ ласка, в своем одиночестве, - проходи себе мимо. » дл€ новой надежды на чудо, дл€ счасть€ - приберегает зевоту. ƒушно дышалось меж вышитыми подушечками у вдовы профессора Ўульца, ћатильды јндревны. ¬ход в квартиру был через стекл€нный фонарь, где не зв€кал звонок, обмотанный м€гкою тр€пкой (от нервов ћатильды јндревны), а только шипел, содрога€сь. Ќа шип бежала прислуга. „ехлы не снимались в квартире ни зимою, ни летом; но поверх них наб- росала хоз€йка искусной рукою цветные подушечки: одна вышита гладью, друга€ на п€льцах ковровою вышивкой; треть€ вовсе не вышита, а просто пухова€ в шолке, с футл€ром из кружев; четвертую разрисовал по атласу художник; п€та€ собрана из малороссийской ширинки, и сколько еще м€гких, круглых, квадратных, пр€моугольных пухлых, как муфты, и плюшевых плоских подушек! ¬ них, утопа€ локт€ми и слабыми спинами, сидели: хоз€йка, сановита€ немка, с тюрингенским певучим акцентом; новый ее посто€лец, доктор ям- мерлинг, уполномоченный от " ельнской √азеты", и дочь ее, √еничка Ўульц, двадцатип€тилетн€€. ƒоктор яммерлинг был католиком. Ѕритый, с €мочкой на подбородке, с коротким, пр€мым, над верхней губою приподн€тым носом, с бесполым и чувственным ртом, от бритвы запекшимс€ €звочками в тонких и острых уг- лах, с пр€мыми бров€ми над узко-зрачковым взгл€дом кошачьим. ƒоктор яммерлинг говорил о ≈вропе. √олос его звучал глуховато: - ћы накануне больших событий, фрау Ўульц.  атолической ÷еркви сей- час, как никогда, надлежит стать матерью христианского мира. Ћет п€тнад- цать назад „емберлэн, а теперь ќскар Ўпенглер забили тревогу. ’ристианс- кой культуре конец, если мы не спохватимс€; нас осаждает в ≈вропе расту- ща€ сила евреев. Ќадо с корнем рвать иудаизм отовсюду, куда он проник- нул, - из догматики нашей, из безбожь€ научного метода, из социальных концепций, из церковных традиций, воспринимаемых ветхозаветно. √енети- чески св€заны мы вовсе не с Ѕиблией, а с индийскими ¬едами. - „то-же вы станете делать с протестантами и с англиканцами? - спро- сила фрау Ўульц, сановита€ немка, любивша€ спорить. - ¬ы затронули важный вопрос. Ќо видите ли, ѕапа думает (между нами, конечно), и ≈го —в€тейшество прав безусловно, что когда будет поставлен на карту принцип культуры, когда мы вплотную приблизимс€ к моменту раз- дела на своих и чужих, христиане сомкнутс€ и отпадут их взаимные расхож- день€. -  ак же вы представл€ете себе будущее? - спросила красива€ √ен€, взгл€нув яммерлингу на губы. - √егемонией папства над всей европейской культурой, - ответил като- лик, сухими губами, как черв€чком, извившись в улыбке над деснами: - ¬ этом смысле мы должны даже радоватьс€ русскому большевизму. ќн наивен. —воею наивностью он замахнулс€ наотмашь и многих перепугал. √осударство и собственность, иерархизм людских отношений, наука, искусство и право - все, устрашившись, прибегнет к ограде церковной. »бо лишь внутренн€€ ор- ганизаци€ может ≈вропу спасти от угрозы »нтернационала. - «начит, оп€ть в подчинение к авторитету? ∆ечь еретиков, запрещать развиватьс€ наукам, - средние века, аскетизм, монастыри, сочинени€ ad gloriam Dei? - » могучий расцвет нашей пластики. ƒа. „то ж тут страшного в аске- тизме? ѕочитайте-ка ‘рейда. —ублимированный в могучие тиски неудовлетво- ренного творчества, пол, как электричество, двинет культуру оп€ть к фор- мованью, к дивному кружеву спекул€тивного мышлень€, к песне и к музыке. Ћучше, ведь, два-три стиха гениальных, чем пара-друга€ реб€т со вздутыми с голоду на рахитичных ногах животами.  ак вы думаете, фрейлейн √ен€? Ќо √ен€ думала молча.  расивыми серыми с поволокой глазами гл€дела она на нервные пальцы руки своей, полировавшей о светлую юбку миндале- видные ногти. «а √еню ответила мать, сановита€ немка: - ¬ы очень односторонни, херр яммерлинг. ¬ам кажетс€, будто в культу- ре борютс€ только две силы, а € так думаю, что есть, ведь, и треть€ си- ла, разумно-умеренна€, та, что зоветс€ прогрессом. - ќдна из масок великого оборотн€, семитизма! - воскликнул католик: - иде€ прогресса чужда арийскому духу! ............... ѕерешли из гостиной в столовую слишком тиха€ √еничка и преувеличенно разговорчивый яммерлинг. —ели не р€дом, а в отдалении друг от друга, и тотчас же зан€ли руки игрой в бахроме от салфеток, перестановкой бес- цельной тарелок, вилок и ложек. ћатильда јндревна открыла все окна и подн€ла полотн€ную штору, скры- вавшую дверь на балкон. ¬ комнату сухо пове€ло душной июльскою ночью. √Ћј¬ј XVIII. ѕолитика и мировоззрение. ѕодними голову и гл€ди на бесчисленные миры над тобой. “ы - песчинка. “ы, как тыс€чи пчел, переполн€ющих улей, носишь с со- бой тыс€чи планов организации мира. ”лей гудит, пчела за пчелой вылета- ет, смена мыслей строит строжайшее зданье науки, где все соответствует опыту, а меж тем замен€етс€ новым в положенный срок. ќхотник за истиной, открывающий цепь соответствий, - ты обречен на него, на соответствие: разве не ты фокус все той же вселенной? “ак думал яков Ћьвович июльскою ночью, присев на скамейку городского бульвара. ќн похудел и осунулс€, веки, совсем восковые, лежали на от€же- левших от созерцань€ глазах: долго, закинув голову, отражали глаза ка- тившиес€ меж ветв€ми широким потоком миры, - и устали. ќн расстегнул во- ротник, прислонилс€ к спинке скамейки. ¬низу, под ногами, шелестели изредка листь€, не в пору упавшие с ве- ток. ¬етер лежал низко и, поворачива€сь на другой бок, дышал жаром от€- желевшего дн€ меж ногами редких прохожих. ¬станет, покружитс€, шурша листь€ми, бросит горстью сухой и щебневой пыли в лицо замечтавшемус€, побежит полосой, закачав фонарем залитое пространство взад-вперед, то туша €зычок фонар€, то его раздува€, а после вдруг сгинет, и нет его. —ухо, душно, нечем дышать. «адев якова Ћьвовича платьем, прошла одинока€ женщина. ќт плать€ ее пот€нуло пылью и гарью. ќдиночество торжественным сонмом звезд, расшир€ющихс€ в усталых гла- зах, как предметы, перед засыпающим человеком, сонное, светлое оплывало сознанье... ¬друг кто-то сказал перед ним по-немецки, сквозь зубы, говор€ сам с собой: - Schon wieder! » в шопоте якову Ћьвовичу послышалс€ старый знакомый; он вскрикнул: - ƒоктор яммерлинг! —пичка чиркнула, свет прошел по фигуре под деревом, привставшей со скамейки бульвара. - √ерр ћовшензон, поразительно! ƒва старых соседа за столом табльдота в пансионе города ћюнхена, два бывших товарища по книге и выпивке, пораженные, остановились друг перед другом. - ¬от кого не ожидал € повстречать ночью в –оссии! ¬ы на военной службе? ѕришли с оккупантами? - я корреспондент. ƒоктор яммерлинг что-то хотел прибавить, но внезапно осекс€. ќн вышел согреть перед сном торопливой прогулкой холодную кровь, дать успокоитьс€ пальцам, как паутиной опутанным привычно-ползучими ласками. ќн знал, что оставленна€ среди душных подушек, волну€сь, ждет его √ен€, ненасытно на- ивна€ и не догадавша€с€ еще о том, что она недовольна. » мысли его были смутны. —то€вший сейчас перед ним яков Ћьвович тоже устал. ќт недоедань€ и от бессонницы все врем€ гудели у него лихорадочно вены, отдава€сь в мозгу комариною песней.  ровь била в них слабо, и от слабости сладко покружи- валась голова. »стощенному якову Ћьвовичу хотелось заснуть, укачавшись от звезд; и, глаза от них отрыва€, он думал, что это звезды жужжат, зап-
в начало наверх
лыв ему в вены. “ыс€челетн€€ нежность, с какою еврей гл€дит на вселен- ную, к тыс€челетней отверженности, налегшей на плечи, прибавилась и стиснула сердце. - ѕойдемте, пройдемс€. “ак они шли, разговарива€, около часу. ћеж –остовом и Ќахичеванью дорога идет по степи. —лева скверы, летом пыльные, с киосками лимонада, сладких стручков и липкой паточной караме- ли в бумажках. ƒнем и вечером в них толп€тс€ солдаты, шарманщики, фран- товатые люди прилавка. ѕо воскресень€м усердно гудит здесь марш "Ўуми, ћарица" и вальс "ƒунайские волны". Ќа запрещенье не гл€д€, налускано се- м€чек по дорожкам несчетно, и дождь их сыплетс€, как из крана, из неуто- мимых ртов днем и ночью, замен€€ скучную надобность речи. —права лежит дважды сжата€ степь, уход€ к полотну железной дороги. »счертили ее колеи проезжих дорожек. ѕылитс€ она посто€нно взметаемой из-под колес белой пылью, трещинами покрываетс€ к осени, как сосок у небрежной кормилицы, и не дает ни влаги, ни тени. Ќет спасень€ от духоты июльскою ночью! ¬ “емернике над черной, миаз- мами полною лужей, стиснутые друг ко дружке закопченные стены домишек задыхаютс€ от жары и от страшных вздохов близкой гостьи: холеры. Ќапрасно измученные работницы, с трудом укачав грудного, изъеденного комарами и мухами и лежащего, обессилев, в поту на серой простынке, - открывают, что могут: дверь, окошко, печную заслонку. ¬оздух не хочет течь. ¬лаги у неба нет. «адыхаетс€, иссыха€ заразой, “емерницка€ лужа. ј у соседа за стенкой топтанье: сосед бежит, что ни миг, в отхожее место. ѕотом и бегать не стал, рыгает и стонет.  ричит надрывно жена над ним: - ∆рал огурцы, ока€нный! √оворила тебе, о √осподи, мука мо€... ќтвечает муж между стоном: - «амолчи ты, что-нибудь жрать-то ведь надо! Ќа завтра свезут его, как и другого, и третьего, из “емерника, дыша- щего смрадною лужей, в холерный барак, а оттуда в могилу. - ¬идите вы все это? - обводит перед яммерлингом рукой яков Ћьвович: - тут живут высшие создань€ природы, люди, наделенные разумом. Ќо у них нет даже силы на похоть, доступную зверю. »зглоданные, как ребра домов после пожара, слабые, словно травы по ветру, с истощенными своими дете- нышами у исс€кших грудей, проход€т они по жизни поденщиками, погон€емые кнутом. ќни умирают раньше, чем пон€ли, что могли бы жить лучше. я вас спрашиваю, это ли идеал вашей церкви? яммерлинг с насмешкой ответил: - ”дивительно любите вы и подобные вам сводить спор на мелочи. ѕри чем тут идеал церкви? “олько вы взбадриваете их, заставл€ете всем, что у них есть, жертвовать будущему, а устроить их лучше не можете и не умее- те. ћы же даем им высшее утешение, ту бодрость, при которой идут они своею дорогой, с ней примиренные, и получают максимум, им доступного, счасть€. - „еловекоубийцы! ¬ы не только в них убиваете то, что у них есть луч- шего: способность борьбы за полноту человеческой жизни. ¬ы усыпл€ете со- весть тех, кто родитс€ хоз€ином жизни. - ƒруг мой, в вас говорит сейчас бастард, помесь арийца с семитом. Ќе будь вы бастардом, вы пон€ли бы, а пон€в, смели б признатьс€ себе в од- ной страшной, может быть самой страшной, но и самой отчетливой правде: нет людей кроме тех, кто родитс€ хоз€ином жизни. ѕороду вы наблюдаете на каждом шагу, - у домашних животных и у растений. ≈сть высшие виды и есть низшие; первые делают жизнь, а вторые служат тем, кто ее созидает. —лу- жат они руками, ногами, туловищем, шкурой, кровью, кост€ми. „то нужды кричать о справедливости, когда ее ежечасно отрицает природа? Ѕыть мо- жет, высша€ скромность дл€ человека - спокойно прин€ть свой скипетр хо- з€ина и спокойно нести услугу раба, раз вы хоз€ин, а он подонок, поден- щик, рожденный рабами дл€ рабства. яков Ћьвович взгл€нул ему, при мерцании звезд, в глаза, узкозрачко- вые, зеленые, как у кошки. ќн тихо сказал сам себе: - »зжит идеализм христианства. ќпускаетс€ занавес над трагедией величайшей на свете. ќпустелые гнез- да слов евангельских! Ќыне выпорхнули и улетели из вас белогрудые лас- точки ласковой речи, нежно тронувшей совесть, но отточившей ее остро, как лезвие бритвы. ѕритупленна€ совесть жрецов и вас, кто толпитс€ в ог- раде, мужчины и женщины, с сонными мысл€ми о благополучии, прижимающие к себе свой достаток, изъеденный тленом, - вы умерли, осуждены. ¬рата јдо- вы одолели вас не снаружи, - и разве не видно вам, что мимо вас катитс€ откровение новой любви? - ¬от что скажу € вам, доктор яммерлинг, - после молчань€ сказал яков Ћьвович: - ваши слова могут быть правдой, справедливости в природе нет. Ќо ни один из прекраснейших детей человеческих, кто, вдохновеньем двига- ет жизнь, не согласитс€ на эту правду. ќн скажет: пусть лучше сам € буду рабом, пусть прокл€то будет мое вдохновенье, если мы неравны и € заранее осужден быть всем, а он - ничем. ѕосмотрите-ка, не вы, не €, не нам по- добные средние люди, а цветы человечества, самые лучшие, самые мудрые, алкали о справедливости. Ёто вам не убедительно? ¬ы не хотите приспособ- л€ть свою душу к законодательной совести гени€? - Ќет, положительно вы семит. “олько уничиженному выгодна эта вечна€ апелл€ци€ к совести, - с раздраженьем ответил католик. ќн разгор€чилс€ от ходьбы и спора. “о и другое он делал искусственно, как моцион.  ровь побежала быстрее по жилам, пальцы согрела, выжала ка- пельки пота на бритые щеки духота т€желеющей ночи. — подделкой под жиз- ненность, живо, как мальчик, он оставил якова Ћьвовича на тротуаре, то- ропливо пожав ему руку. - ѕора, не то попадем на ночевку в комендатуру! », повернувшись, он зашагал к Ќахичевани, туда, где в душных подуш- ках, гор€ча€, сильна€, на цыпочках перейд€ спальню сп€щей ћатильды јнд- ревны, поджидала его, терза€сь течением времени, красива€ √ен€. » снова ночь, раскаленна€, как деревенска€ банька, без росы, без кап- ли крупного дождика из нависнувшей тучи, т€жка€, иссушающа€. » снова ласки, одни и те же, холодно расчетливые с перебо€ми отдыха, чтоб дать набратьс€ по капле скудеющей крови к паутиной опутанным пальцам. » думает √ен€ с шевел€щимс€ ужасом в нетерпеливом, стыдом обож- женном сердце: это... вот такое... любовь? ”лыбаетс€ чей-то рот, черв€ком извива€сь над деснами. ”лыбаютс€ чьи-то пустые глазницы.  орчатс€ крыль€ огромной летучей мыши, перепон- чато опрокинутые над миром. ƒушно дышит отравою умирающий, но дни его сочтены. ќн бессилен дать сем€. √Ћј¬ј XIX. —тепна€ сухотка. - ÷ык-цык-цык-цык - заводит кузнечик музыку по шероховатым кочкам земли на убраном поле. Ќе вс€кий пойдет сюда босиком, да и в сапогах: земл€ оседает, оставшиес€ колось€ пребольно вонзаютс€ в п€тку или зайдут под подошву, неровные шрамы земли удес€тер€ют дорогу. ¬ольно кузнечику одному: цыкает, благос- ловл€€ безводье. ¬от уже мес€ц, как не идет дождь. —таницы молот€т хлеба.  аждое утро на высоких повозках своз€т с бахчей реб€та арбузы и дыни.  азачки, пов€- занные по самую бровь, сид€ в кружок на земле с детьми и соседками, длинною палкой колот€т по чашкам подсолнухов, наваленных перед ними це- лою грудой. „ашки полны почерневших сем€н. –еб€тишки грызут их сладкую м€гкую корку. ј поколот€т палкой по чашке - и сыплютс€ сем€чки пр€мо на землю, выскакива€ все сразу и на земле буре€ от пыли. ƒомовитые вар€т старухи из гущи спелых арбузов черную жижу: будет она по зиме к чаю итти вместо сахара. ј старики воз€тс€ с желтою жижей навоза: наваливают его перед домом, уплотн€€ лопатой, бьют по нем спинкой лопатной, обрызгива€ проход€щую курицу, и растет вперемежку с соломой навозна€ куча, - понаделают из нее киз€ку дл€ топлива. Ќоситс€ в воздухе бела€ пыль молот€щегос€ зерна. ¬ ноздри заходит, в уши, на шею под воротник.  ак у персика, лег ее пухлый налет на круглые щеки. Ќо со степи приносит ветер нехорошие запахи, а из города привозит ка- зак нехорошие вести. ‘ельдшер обходит станицу, расклеива€ объ€вленье: ≤ЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЧ : Ќе пейте сырой воды! : : Ќе ешьте сырых овощей! : : ѕеред едой мойте руки! : : »стребл€йте мух! : ШЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬЬ± »стребишь их! ” казачки »рины поедом ед€т мухи умирающего ребенка. ћрет ребенок от живота - что ни съест, вырывает. ∆арко ему, голенький на клеенке, со вздутым, как резиновый шар, животом, с тоненькими, словно ленточки ножками, ручками, лежит и помирает. √де ж тут мух отогнать от младенчика в рабочую пору, когда бабьих рук на вс€кое дело не напа- сешьс€. » мухи знай залепл€ют глазенки, ползают по лицу, по ноздр€м, по слюнке, бегущей на подбородок, гнезд€тс€ под шейкой не много, не мало - дес€тками. ћоргает дит€, раскрыва€ большие грустные глазки. ћухи взлет€т и снова сад€тс€, липкими ползунами охажива€ беззащитное личико. » глаза, загноившиес€ в углах мушиною слизью, смотр€т с кроткою стариковскою муд- ростью и с безысходным терпеньем. ћаленький, зр€ ты вышел из материнской утробы. - ¬олчь€ утроба! - сердитый фельдшер сказал, наклон€€сь над ребенком: - ведь первенький он у теб€, постыдилась бы! „его суешь ему жеваный хлеб, когда говорю: кип€ченого молока давай. ¬оспаление пр€мой кишки у него, тебе говорю или нет? Ќо не отвечает јрина, да как грохнет ухватом в печь, ажно горшки зат- р€слись и посуда на полках отозвалась-затеренькала. ¬ысохла у јрины ду- ша, высохло сердце. ¬ыплакала глаза. ј из степи в станицу донос€тс€ нехорошие запахи. » из города привозит казак нехорошие вести: бараки тут, на восьмой версте, стали строить. √о- родские-то, слышь, переполнены, фельшаров не хватает. Ќа барках по тихому ƒону подвоз€т к –остову арбузы. ¬ этом году уро- жай: полита€ кровью земл€ ощерилась невиданным многоплодьем. — бахчей не собрать мелких дынь, полосатых арбузов и тыкву. “олько цветом не вышли и формой: в иные года народитс€ арбуз, как точеный, раскидистый, плотный, с малым желтеньким п€тнышком на отлежалой щеке. “акой арбуз покупайте без пробы - ломти в нем л€гут складками алого бархата, а сем€чки черные и лакированные, как пуговицы на сапожках. Ќынче же вышел арбуз ноздрева- тый, длинноголовый и мелкий; цветом внутри бледно-розовый, соком не сладкий; дыни загнили с боков, посреди не дозревши, а тыква пошла с пу- пыр€ми. ћного товару идет на барках по ƒону. ƒешев товар, последнему нищему по карману. ¬озле тумбы, заклеенной белыми объ€влени€ми о холере, выгру- жают арбузы и продают по дес€ткам. Ќа пристан€х работают батраки, загорелые люди: груз€т, чин€т мостки, смол€т лодки, волокут двадцатипудовые бочки. ƒальше, на ѕарамоновой вер- фи, сотн€ми бегают муконоши. — мельницы прибегают, засыпанные мукой, бе- лобровые бабы, - и все покупают арбузы. ѕо жаре, над распаренным ƒоном, подсыхающим у берегов, вьютс€ тучи комариков и другой мошкары. Ќалет€т, облеп€т, кожа чешетс€ до царапин; комарики мелкокрылые жал€т нещадно. ѕо жаре, над распаренными, стеклею- щими радужной плесенью лужицами, отдыхают рабочие. —кинут рубахи, ноги в воду, ножами взрежут арбуз и ед€т его. ƒлинноголовый арбуз внутри розов, соком не сладок, голода не утол€ет. √орит у рабочего горло от сухости, от арбузного сока, пить бы его, пока не наполнишь утробы. ј на жарком солнце, как из очага пал€щем, вдруг почувствует полуголый рабочий - хо- лодок. ѕробежит холодок по спинному хребту и екнет под сердцем. —ухостью обожжет гортань последний прикусок арбуза, - и уже валитс€ корка из рук, мутно перед глазами, тошно под ложечкой, остра€ сосет тоска, словно вгрызлась во внутренности волчица, - и закричать бы от тоски на весь мир, закупоренный под колпаком духоты. - “ы чего? - Ќапитьс€ пойду. ¬стал рабочий, пошел неверной походкой и вдруг побежал за насыпь из бревен, где мальчишки устроили себе склад жест€нок, обрывков каната и полусгнивших кадушек... ѕовыше, к Ќахичевани, идут огороды. «десь кооператив "ћысль и хо- з€йство" устроил учительские трехаршинные гр€дки.  аждый арендовал себе несколько и работал с семейством. ћатематик ѕузатиков в жаркое утро, с женою и дочкой, здесь тоже копает картошку. —апоги математик ѕузатиков пожалел, - сн€л их. √реют голую п€тку теплые ломти земли. Ћопата работа- ла долго, с толстого педагога лил пот, на лысине выступавший крупными
в начало наверх
капл€ми; капли слива€сь бежали к глазницам и текли ручейками вдоль носа, откуда и смахивались энергичною тр€ской на землю. ѕотом, оставив работу, математик рыл картошку руками. ѕосле заката, с мешками на таре, везомой прислугой, шли ѕузатиковы домой, шли и беседовали о вздорожаньи продуктов.  ак вдруг у педагога внезапно сотр€слись друг о дружку зубы, стукнувшие в ознобе и перекусив- шие €зык. ¬ страхе он сел перед аптекой на тумбу. –аскаленна€ мостова€ еще пышет зноем. Ќебо кажетс€ зат€нутым пылью. — тротуаров вечерний ветер сносил шумной стаей невыметенный сор, - бумаж- ки, мешочки, окурки. »спуганна€ жена математика побежала в аптеку. » уже сипло стуча потертой резиной по камн€м, без рессор, похожа€ на свалочный €щик, подъезжала к аптеке карета. ј когда повезут вас в карете скорой помощи, что передумаете вы в до- роге? —ухо вам, сухо в горле и в мысл€х. ∆жет вас. Ќехорошо сжавшемус€ от сухотного страха бедному сердцу. „то вы видели на земле, что знаете и куда повезут напоследок тощие кони, которым на уши наденут бахрому и пышные перь€? ѕыльно накроет балдахин колесницу. Ѕудут кони коситьс€, шагом ступа€, на колыханье траурных перьев. » не крикнет покойник, встав со смертного ложа: други, сухо мне! —ухо, как ржавчина, шевелитс€ мысль в пересохшем мозгу. ѕомогите! ¬ юности € уповал на чистую радость.   зрелым годам послужил похотливой скверне. ¬се торопливей жизнь, все пестрее дни, € растер€л себ€ по мелочам, не нахожу, не помню.  то сей, кто был мной? ƒушно, сухотно, рассыпаюсь, соберите мен€! Ќо разве есть на земле друг? –азве есть любовь? - Ёй ты, придержи, куды едешь, видишь - дорога зан€та! ¬идит ѕузатиков, математик, из окна остановившейс€ кареты, что мимо, по —офиевской улице, везут гробы на подводах. ћного гробов, по дес€тку на каждой, простые, из осиновых досок, некрашеные; дегтем проставлены на них имена. «а подводами провожатых не видно, а возница сильно пь€н, кра- сен лицом, со вздернутым носом, без пам€ти перебирает вожжами: - нно! не сладко ему везти такую поклажу. √Ћј¬ј XX. "¬севеселое ¬ойско ƒонское". ѕриказ гарнизону Ќовочеркасска за номером восемьдес€т от третьего сент€бр€, параграф второй. »з донесений коменданта усматриваю, что из числа офицеров, задержива- емых в городе в нетрезвом виде, большинство приходитс€ на долю наход€- щихс€ на излечении в лазаретах. Ѕольные офицера в лазаретах пользуютс€ неограниченными отпусками во вс€кое врем€... ѕриказываю прекратить это безобразие, а кого поймают в нетрезвом виде, - на фронт. Ќачальник гарнизона Ќовочеркасска √енерал-майор –одионов. „то за странности в нашем городе Ќовочеркасске? √ород чистенький, че- репичный. —меютс€ бульварчики, палисадники, €рко вычищенные главки собо- ра. —толица ¬севеликого ¬ойска ƒонского, - магазины полны, в гимнази€х учатс€, лихо гарцуют казаки перед дворцом атамана. ј на стенах, что ни день налепл€ют победоносную оперативную сводку. » все-таки, - что за странности в нашем городе Ќовочеркасске? —ловно бой происходит не на пол€х, а на улицах, что ни день привод€т больных офицеров в больницы с отпускными листами. Ѕольницы особенные, - веселые, беленькие; сестрицы в них, словно цветы на окошке, день-денской в р€д сид€т на подоконниках в белых халатиках, загофрированные, улыбающиес€, с глазами в глубоких синих кругах, как у фиалок над черными чашечками, - должно быть от т€жкой работы. » губки припухли у сестриц, словно покуса- ны комарами. Ќа улицах непочтительны к бедным сестрицам прохожие, так и сторон€тс€, как от паршивой собаки. » говор€т, будто беленька€ наколоч- ка, красный крест на руке и пышна€ пелеринка над грудью стали модной одеждой: по вечерам, когда над кино-театром завертитс€ колесо электри- ческих лампочек, по€вл€ютс€ в этих наколках и пелеринках разные странные женщины, привлеченные модой. - ¬идно в моде у нас милосердие, - говор€т горожане. ј странности в городе Ќовочеркасске такие: привезут, значит, офицеров в палату, где сестрицы и медицинский персонал, в числе по военному уве- личенном, их встрет€т, зарегистрируют и положат на койку. ј он гл€дь-погл€дь уж вскочил, ногу в галифэ или бридж, похожий на юбку и за- несенный к нам англичанами, да и был таков. »щи, лови его! ¬ Ќовочеркасске много улиц и много на улицах разных дверей, где за каждою можно найти биллиардную, ресторан и кофейню. ќфицер, как пришел, сел и требует: - Ёй, подать мне того-сего! ѕоворачивайс€, € теб€! » подают половые, шуршащие, как тараканы подошвами по обшарканным комнатам, все, что нужно. ќфицер выпил раз и другой, он куражитс€, у офицера компани€: всем из- вестно, что доблестные защитники чести казачества от заразы большевиков и от жидо-масонов спасают –оссию. ѕей, герой, заглушай видение пь€ной смерти в пустынных лагунах твоей затопленной пам€ти: нет там ни Ѕога, ни чорта, ни завтра и ни вчера, а только сегодн€. «уд в зубах от вина, от табаку, от дурного желудка, от чьих-то покусанных комарами и на лету вз€тых в плен липких губок. «уд на теле, под чесучевым бельем. √ул€й, герой, пока не свалишьс€, защища€ честь родины, в сифилисе под забором. ќднако открыты двери биллиардных и ресторанов не одним офицерам. ћно- го есть именитых граждан с деньгами в кармане. ¬ходит в двери сам »сту- канов, купец первой гильдии, богатейший мужчина. ќн ведет с собой дамоч- ку, не жену, а другую. ƒамочка прыскает, как из пульверизатора, глазками направо, налево; ножки идут занос€сь одна на другую, словно все дело дамской походки шагнуть правой на левое место, а левой направо. ѕерепле- таютс€ ножки, регулируемые всем телом и тою дамскою частью, что соот- ветствует хвосту канарейки. Ћегкое зрелище, головоломное. —ели напротив военной компании. —лово за слово. ƒамский клювик в рю- мочку деликатно, по-птичьи. »стуканов же т€нет, как подобает мужчине. –азгор€чились, перемигиваютс€, офицер в компании тост произносит. „то-то кому-то как-будто бы показалось (так потом вычитали в протоколе, не больше) - - бац! - стрел€ет герой, защитник отечества. »кнул »стуканов от страха. ѕолетели стаканы. —дернута скатерть. - ћерзавец-авва-ва - € защитник! - ѕрохвост тыловой! - Ѕац! –анили »стуканову ногу повыше колена. Ќехорошее происшествие дл€ хо- з€ина биллиардной. ќфицер и компани€ в комендатуре, власти зан€ты прото- колом. » писарь, чей почерк похож на брызги из-под таратайки, инвалид германской войны, человек гор€чего духа, в сотый раз повтор€ет помощнику коменданта: - ’ушь бы выработали вы печатную форму на машинке, а не то ведь руку собьешь, отписыва€ одинокие вещи. ј странности города Ќовочеркасска перебросились в самый –остов. —тыд- но сказать, угрожают они городскому трамваю.  ому мешает трамвай? ќн ходит по рельсам. Ќа углах останавливаетс€, соверша€ пищеваренье: выпустит лишнюю публику с верхней площадки и снова наполнит утробу публикой с задней площадки. ƒело простое, €сное. “ак вот нет же! ¬скакивает офицер вопреки положенью через переднюю, прыгает с задней, разворачива€ трамваю утробу. Ётого мало. ≈дут в трамвае по собственной надобности р€довые казаки. ѕомн€т они, если возрастом молоды, революцию и разные вольности; а ста- рики, помест€сь на скамейке, с седыми бров€ми, нависшими, как карнизы над окнами, вспоминают походы. » офицер, вход€, рукою в перчатке тронул фуражку. Ќе ответил казак, зажмурены у старика под седыми бров€ми глаза, подремывает. ќфицер толк в плечо старика: - ¬о фронт!  ак смел, ррзавец! ¬ комендатуру за неотдание чести! –азбуженный обозлилс€: молод больно кричать на седого, молоко не об- сохло. “ак вот нет же, не отдам тебе чести, да и все. ѕритулилс€ казак, будто снова заснул. ќфицер останавливает трамвай. ќфицер в возбужденьи требует ареста ка- зака, то-и-дело выхватыва€ из кобуры нар€дный револьвер. ” офицера дер- гаютс€ посинелые щеки: мы жизнь отдаем, а тут в тылу расползаетс€ зла€ зараза, большевизм на каждом углу, в каждом солдате. ƒерзкие, неучтивые, непослушные, из-за угла предадут, подведут, чуть только дай им возмож- ность, в спину нож всад€т, - обезвреживайте их, ищите, уничтожайте! ƒергаетс€ офицер от дав€щей душу обиды. ’од€т на нем галифэ или бридж, занесенный из јнглии, прыгают губы от крика. ѕожалейте его, дошел человек до крайней минуты. Ќет у него в душе ни бога, ни чорта, ни завт- ра и ни вчера, укорачиваетс€ его сегодн€, жалок он, загнанный в пустоту, - и не на чем отдохнуть душе от судорожной краткосрочности. ¬севеликое ¬ойско обеспокоено истерикой офицеров. ≈сть у ¬ойска свой соловей, сладкий  раснов, атаман. »  раснов увещает в газете: "ќтдание воинской чести есть акт вежливости. ƒети мои, сыновь€ тихого ƒона! ќтдавайте честь молодые старым и старые молодым. «а последнее вре- м€ участились случаи, когда офицеры в грубой форме наскакивают на старых казаков. Ќе годитс€ это, не хорошо, не в духе слова ’ристова. ѕомните, все мы брать€. ј если тебе не отдали, ты возьми да и сам отдай!" “ак учил  раснов, сладкогласый, красно говор€щий. „итали его приказы в –остове и Ќовочеркасске, хвал€ за литературную форму. » обыватели, нагл€девшись на новый пор€док, покачивали головами, пустив крылатое сло- во: -  акое там ¬севеликое! - ¬севеселое ¬ойско ƒонское! √Ћј¬ј XXI. ¬ерто-прахи. «авертелись дни и событи€. Ѕольшевики отступают. ёг –оссии, организу- етс€ в ёго-¬осточный —оюз. ƒон, “ерек,  убань и ёго-¬осток покумились, с ”краиной гор€ча€ дружба. ј ”краина толстеет: смотрит умильно на  рым, и  рым загл€делс€ ей в рот, как галушка. ¬ парадном мундире со всеми регали€ми к пану гетману в  иев приезжал генерал „ер€чукин дл€ вручени€ €сновельможному пану верительных грамот. ƒоговор подписали, узы дружбы скрепили между ”краиной и ƒоном и за завт- раком обмен€лись речами. Ќизко клан€лс€ генерал „ер€чукин от тихого ƒо- на. Ѕлагодарствовал €сновельможный от самостийной ”крайны. ѕили оба ма- лороссийскую запеканку и, усы вытира€, осанились перед дулом фотографи- ческого аппарата. ј на юге своим чередом, мобилизу€ запечного инвалида и ускоренного гимназиста, себе на уме, возрастал и укрепл€лс€ ƒеникин. –осли по стенам оперативные сводки. » думали обыватели, утомленные сводками: вот мен€ют- с€ времена! “о политическа€ экономи€ да сходки, а то неэкономна€ полити- ка да сводки. Ёкономничать, точно, у нас не умели: фронтов было от п€ти до шести, что ни станица, то фронт. » с каждого - сводка. ѕотом шли сводки ƒобровольческой армии, потом ћалороссии, “ерека и кубанских отр€- дов.  аждый имел свой штаб. ¬ штабе хлеба даром не кушали, отрабатывали на бумажках. Ѕумажки печатались, писар€ наслаждались. » направо - налево говорили газеты о генерале ƒеникине, как о спаси- теле. “олько в Ќовочеркасске, где выходила газета ¬севеликого ¬ойска ƒонс- кого, заговорили другое. ¬ "ƒонских ¬едомост€х", за подпис€ми начальни- ков по€вл€лись приказы, возбуждавшие смуту. ќбыватель читал, что "на на- шей донской земле ход€т отр€ды, провозглашающие разные вещи. ѕусть знает каждый донец, старый и молодой, что войсковое правительство тут ни при чем и слагает с себ€ ответственность за политические уклоны ƒобро- вольческой армии. –аздел€€ с нею главную цель, очищение земли русской от мерзости большевизма, оно однако расходитс€ с нею по многим вопросам". ¬ Ќовочеркасске собралс€ парламент, - Ѕольшой ¬ойсковой  руг. —ердит- с€  руг, отмахива€сь от добровольцев, казачьею речью клеймит возвращенье царизма. ћы ли, кричит, не терпели от цар€ и его прихлебателей, нас ли они не обманывали, завлека€ посулами и гон€ воевать со студентами на пе- рекрестках? Ќе от цар€ ли и стала срамною кличка "казак"? —ердитс€  руг, бородами мотают казаки, словно в рот им, против их во- ли, напихали чего-то невкусного. ј на юге, - знай себе мобилизу€ запечного инвалида и ускоренного гим- назиста и на казачий характер внимани€ не обраща€, духом своим возрастал и укрепл€лс€ ƒеникин. ѕошло ходить по городам и местечкам призывное слово "≈дина€ Ќедели- ма€, ¬елика€ –усь". ѕошли ходить по родным и знакомым, ища квартиру и продовольствие, тучами понахлынувшие беженцы из —оветской –оссии. - ” вас-то тут, милые вы мои, а у нас-то там, милые вы мои... - посы- палось в каждом доме, как бисер.
в начало наверх
—о скорым поездом, окруженный семьей и друзь€ми, в английском пальто, чисто выбритый, воротилс€ ѕетр ѕетрович в особн€к на ѕушкинской улице. ћного было побито в особн€ке стекол и стульев, срезана кожа с диванов, вывезены картины и книги. Ќо не пал духом ѕетр ѕетрович, получивший важ- ный портфель у ƒеникина. ѕлем€нник, жена его, теща, кузен и старший при- казчик - все получили места с хорошим казенным окладом. Ќе во сне и не в сказке воротилось двадцатое. —тали в р€д, одно за другим, министерства. ѕо ступен€м, рукою раскачива€ на ходу, пробегают чиновники. ƒаже угри на носу у них, отошедшие за революцию, - восстано- вились. ƒаже запах в углу, где на вешалке вешает сторож одежду, стал чи- нуший, заедлый, такой, как при √оголе в департаменте. » по€вились ста- рушки с просьбой о пенсии. ћного в больших городах живет различного люду.  аждый имеет родствен- ников, а те родн€тс€ с другими. ¬месте с детьми, от жены берут тест€ и тещу; а через мужа к жене переходит свекр и свекровь.  аждого надо уст- роить, того на казенную службу, этому место, третьему то и другое, чтоб избавитьс€ от военщины, четвертому, медику, вместо тифозного похлопотать в хирургический лазарет из бо€зни заразы, - словом, дел на семь дней не- дели. » выходит, что город опутываетс€, как телефонною сетью, незримою нитью, именуемой "св€зью". Ёта св€зь тоже позванивает куда нужно и когда нужно. "—в€зь" плотно обт€гивает учрежденье. —в€зи зан€ты тем, что гото- в€т людей еще задолго до того, как они пригод€тс€. “ак и сидели, как птицы у продавца на шесточках, приготовленные во благовременьи люди. Ѕы- ло у них, как у других, две ноги, две руки, голова и все остальное. ѕо- садить их - с€дут. » рассаживали незримые св€зи постепенно во все угол- ки, куда требовалс€ человек, в министерство, на кухню, при штабе, в ла- зарет, в канцел€рию, в совет обороны, в милицию, в отдел пропаганды и в тыловые военные части - крендельковых людишек, испеченных домашнею печью.  рендельковые люди, ручки, ножки держа наготове, фалдой взмахива- ли, галифэ расправл€ли, торсом гнулись, куда надлежало, и из€щно сади- лись. ј уж с€дут - попробуйте сн€ть их. ¬с€ покрылась страна учреждени€- ми с крендельковым миндально-изюмистым людом. ¬ министерствах запахло духами. ƒамы, падкие на миндаль, стали часто пощипывать из крендельков министерских, - там заденут, тут ковырнут. Ќа- зывалось это вли€ньем. јнна »вановна, ћарь€ —еменовна и јнна ѕетровна открыли салоны. ’мур€тс€ самостийники, погл€дыва€ друг на друга. Ѕородами мотают, как-будто им в рот напихали, против их воли, чего-то невкусного. Ќо уже, прокатившись по югу и ёго-¬осточный —оюз усе€в воззвани€ми ≈диной и Ќе- делимой, без отдыху мобилизу€ запечного инвалида и ускоренного гимназис- та, цел€сь оком из-под опущенных век на учителей и учащихс€, развернулс€ ƒеникин. ќн стоит ногами на крендельковых людишках, - нет их вернее дл€ непод- вижного дела, - и разворачивает на фронте отр€ды отча€нных, полива€ их хмелем. ѕьют герои в тылу, на фронтовика напира€. ѕьет фронтовик, иссох- ший от €рости: один у него, потер€вшего родину и сражающегос€ за пустые погоны, за ночевку в разграбленном доме с сестрицей на тюф€ке, за сыпь под чесучовой рубашкой, за бессмысленность выбора, за роковую ошибку в важнейшую минуту столеть€, - один завет: месть! ќтомстить пь€но, удушли- во, зубами, ногт€ми, заразой, бешеными зрачками, пул€ми, пушками, огнем, ураганом перекипающей ненависти жиду, большевику, комиссару. ¬пиваютс€, как бешеные собаки, юнкера и казачьи офицера в попавших им пленных.  ожу сдирают с живых, ошпаривают кип€тком, колют острым кинжалом пупок не раз и не два, дес€тки раз, наслажда€сь корчей живого. ѕотом под ногти вкола- чивают дощечки и гвозди.  азак на фронтах „ирска€ - ѕ€тиизбенска€ - √олубинска€ обезумел. «а прошедший здесь опустошительный натиск красных, недавно разрушивший им дома и очаги, мст€т казаки с лихвою. —воих же из сыновей-перебежчиков, из малоземельных казаков полосуют в полоску: лентами режет их штык, ру- бит фаршем, клочь€ м€са с кожей и волосом прилипают на платье. ¬ой сто- ит, не человечий - звериный над казачьим становьем. » оперативна€ сводка доносит: пленных нет, все перебиты. ¬ой доноситс€ до городов, где пируют, вал€сь под столы, тыловые. - —лышали, - шопотом передают горожане, - посадили на кол комиссара, гово- р€т - корчилс€ на колу, как черв€к, сам себе внутренности разрыва€, а конец, вогнанный в зад ему, был гвоздистый; и помер не сразу, а так че- рез сутки. —мутилс€ ¬ойсковой  руг. ƒрогнуло либеральное сердце. » соловей ¬ойс- ка ƒонского,  раснов, красно говор€щий, в приказе за N 938 воскликнул: ѕриказ о творимых жестокост€х над советскими войсками в районе фрон- та. "... ƒошли до мен€ со всех сторон слухи о творимых зверствах. ¬полне понима€ силу казачьего озлоблени€ в разграбленных советскими бандами местност€х и еще раз отмеча€ единичные случаи жестокости с нашей сторо- ны, € все же приказываю раз-на-всегда бросить месть по адресу жалких лю- дей, именуемых советскими войсками и представл€ющих из себ€ не что иное, как громадное скопище  аинов и »уд, ...возглавл€емых евреем ѕодвойским". --------------- ¬ Ќовочеркасске, столице ¬ойска ƒонского, идут заседани€  руга. Ѕольшой  руг бурлит политической нервною жизнью. Ќадо ему управитьс€ с краем, пройтись по браздам управлени€ сохою парламентской, сгово- ритьс€, послушать правых и левых. ѕодсиживает атамана  раснова генерал Ѕогаевский; Ѕольшой  руг и сам не прочь подсидеть атамана, да выгоден сладкоголосый ≈диной и Ќеделимой, берегут его. » что же делать другого Ѕольшому  ругу, когда в –остове и Ќовочер- касске, за дамскими плечиками, что клопов за обо€ми, понасело их види- мо-невидимо, вертопрахов миндальных, не подвижников, но зато неподвиж- ных, - что же делать Ѕольшому  ругу, как не вертетьс€ в вермишели вопросов, не слишком гор€чих? Ќапример, в вопросе о прахе. ƒа, спаса€ тыловых вертопрахов, множатс€ у ¬ойска ƒонского прахи ге- роев.  уда девать их?  рай привык к годовщинам, к орденам, к славному имени на могильной плите, на знамени полковом, одним словом к истории. »сторический прах не должен погибнуть бесследно. ∆арко спор€т на заседании Ѕольшого  руга. –азбирают проект по увеко- вечению павших. - ¬ списке прахов нет „ернецова, первого партизана, полковника! - надрываютс€ с места. «ал гудит. » взволнован докладчик безвыходностью положень€: - ѕоймите же, за полгода ƒон обогатилс€ бесчисленными геро€ми, сподо- бившимис€ венца. ѕрахи всех перенести в собор невозможно. Ќадо избран- ных, по чину и званию наивысших... - ¬се прахи достойны! - бешено требует зала, теша склонность свою к демократическому уравнению. ѕостановл€ет ¬ойсковой  руг: все прахи, невзира€ на чин и на звание, будь то генерал иль хорунжий, уравниваютс€ в правах. ј почитыва€ постановленье, ногами на крендельковых людишках, не под- вижниках, но зато неподвижных, руками в карманах английского бриджа, из-под опущенных век нацелива€сь на новые мобилизации, враскидку растет полегоньку над самостийниками "√лавнокомандующий". √Ћј¬ј XXII. ќратор и оратай, что не одно и то же.  огда, через дес€тилети€, досужий историк займетс€ походом ƒеникина и русской ¬андеей, не прогл€дит он редкого дара донцов, - красноречи€. Ѕыла у начальства одна только форма дл€ печатного слова: приказ. ѕо сю пору приказы изготовл€лись приказными и считались казенной бумагой. ј известно, что у казенной бумаги нет сердца и высушен синтаксис у нее, как гербарий. » вот, неожиданно дл€ обывателей, загорелись перь€ на- чальственные вдохновением.  аждый начальник, усевшись за письменный стол, у плеча своего почувствовал музу. Ёта лукава€ и сокращенна€ в шта- те богин€ (зане замолчали писатели и поэты) пристрастилась к военным. ѕервым был ею обласкан храбрый во€ка, гроза донских сотников, ‘ицхе- лауров, казачий ѕетрарка. ¬ышел приказ, удививший читателей. ќн начиналс€: "—нова солнце поет-заливаетс€ над ƒонскими степ€ми! Ѕрать€ казаки, враг подходил к нам огромными скопищами, но не дал √осподь совершитьс€ злу. Ќад степным ковылем, над простором родимым € с доблестным войском в дев€ть дней отогнал его и очистил наш край!" ‘ицхелауров. Ѕыл приказ напечатан в "ƒонских ¬едомост€х" 27-го августа. — него и надо считать вандейский период русской литературы. ѕолковники и генералы подпали вли€нию ѕетрарки. «абр€цали не шпорами, - струнами в казенных приказах. ѕошли описани€ природы, молитвы, теплые слезы, воспоминани€ детства. «абыт был и сдан в архив маленький фельетон. Ѕольшой фельетон, спо- койно живший в подвале, был выселен в двадцать четыре часа из подвала газеты, где расквартировались приказы. ѕриказов писалось не сотн€ми, а несчетно.  анцел€ристы, приказные крысы, обижались на нумерацию. ѕисарь у коменданта, чей почерк похож на брызги из-под таратайки, инвалид гер- манской войны, человек гор€чего духа, - не вытерпел, попросил перевода. "Ћучше ж €, - так он сказал, не сморгнув, в лицо коменданту: лучше ж € поступлю банщиком тереть мочалкою спины". Ќо всех генералов и даже грозу храбрых сотников, ‘ицхелаурова, донс- кого ѕетрарку, в красноречьи затмил атаман ¬севеликого ¬ойска  раснов, красно говор€щий. ѕриказы его повтор€лись на улицах Ќовочеркасска и даже –остова.  акой-нибудь еретик, правда, душил себ€ хохотом, затыка€ платок меж зубами, когда повтор€л приказ в присутственном месте. Ќо давно уж известно, что еретиками бывают от зависти. » процвело на ƒону сладкогласие, духовному сану в убыток. ѕока же начальники, теплоте соревну€, резвились приказами старый ка- зак почесывал по€сницу. ¬ынес он на себе не мало сражений. ћобилизовали седого; за неблагонадежностью молодежи казачьей. «аставили слезть с печи и попробовать пороху, взамен пирога с потрохами. ј за верную службу, за очищение области от банд большевистских, да за расправу над сборищем  а- инов, в том числе и своих сыновей, обещали ораторы седоусому много зем- ли, - всю землю богатых помещиков, пайщиков, вкладчиков, разных там председателей у которых земли по тыс€че дес€тин и поболе. Ёту самую зем- лю давно пригл€дели казаки. “ак бы и вз€ть ее, мать честную, под озим€ мужицкой толковой запашкой. » оратай ждет, что обещано. ѕам€ть его крепка, как орех у кокоса. Ќе разгрызешь ее никаким красноречьем, не перешибешь ни камнем, ни словом. ∆дет оратай и, наконец, в нетерпении сердца, засылает своих делегатов на Ѕольшой ¬ойсковой  руг. - „то это? - говорит  ругу ѕшеничнов, крутой казак из станицы Ћуганс- кой: - где земл€? ћы кровь проливали. ћы порешили бесповоротно вз€ть землю. -  ака€ земл€? - разводит руками Ћеонов, богатейший казак, красноре- чивый оратор: - сыновь€ тихого ƒона, брать€ казаки, свободную землю от- дали б мы вам без единого слова и без утайки. ƒа нет ее, такой земли. —в€тын€ же собственности не должна быть нарушена. ”читесь, брать€ каза- ки, у французской революции, именуемой всенародно великой. ¬елика€ была, а собственности на землю не тронула. ѕочитайте брошюры, обострите ваш разум... - ƒолой! - кричат в зале оратаи, разозлившись на сладкопевучих орато- ров: - долой, не заговаривайте зубы, землю давайте!  ружитс€  руг, как заколдованный. –езолюции об отчуждении частных зе- мель принимает. ѕримечани€ о справедливой расценке и выкупе их у вла- дельцев заслушивает. –ечи обдумывает. –ечи снова заводит. Ќе щадит ни сил, ни здоровь€, ни казенного хлеба. “рудитс€  руг, но заколдовано место. » гл€дишь - каждый день на пер- вой странице "ƒонских ¬едомостей" печатаетс€ жирным шрифтом: "Ѕольшой ¬ойсковой  руг извещает всех владельцев земли, что в наступившем 1918 - 19 сельско- хоз€йственном году они спокойно могут заниматьс€ на принадлежащих им земл€х полевым хоз€йством, т. к. никаких меропри€тий, могущих в ка- кой-либо мере воспреп€тствовать использованию ими своих земель в текущем сельскохоз€йственном году прин€то не будет". —лушай, оратор, присказку: много ты можешь. Ќо когда побежали войска твои, отступа€, где ни попало, когда устре- мились отр€ды, броса€ знамена, под красные большевистские флаги, когда,
в начало наверх
наседа€ конь на кон€, хрип€ вспененною мордой, понесли теб€ скакуны без огл€дки в чужедальнюю сторону! и ты ел хлеб у чужих, и хлеб стал горек тебе, - слушай, оратор, кто бы ты ни был:  репка€ пам€ть, как орех у кокоса, у ората€. ћноговетвисты руки у тех, кто идет за сохою. Ѕуен сок у земли, пь€ный от крови:  ому хлеб уродит, а кому - терн и волчец. (ќкончание следует.)ДЩВЪДЩЖЩюЩэЩюЩЄЩЇЩюЩрЩЇЩАЪЩЊЩиc L#_89 ћариэтта Ўагин€н. ѕ≈–≈ћ≈Ќј. (ќкончание.) √Ћј¬ј XXIII. “етушка и плем€нники. ’оз€йка-истори€ немцев смахнула со сцены, как после обеда хлебные крошки со скатерти. Ќемцы надолго выбыли из игры: пробил их час вступить в элевзинский искус. јмерика, јнгли€, ‘ранци€, как на балу, распор€дители международной политики с белыми бантиками на рукаве сюртука дипломатов. ƒела им не обобратьс€! ¬едь делать-то надо не что-нибудь, а все, что захочешь. », вспомнив о лозунгах полной победы над гидрою милитаризма, о разоружении ≈вропы, о праве народностей, стали они поспешно пускать по мор€м ежей-броненосцев, а по небу зме€ми аэропланы. ѕерь€ же их заскрипели над военным бюджетом. Ќо гостем меж победител€ми, пировавшими тризну войны, вошло и село бесславье. Ќе принесла эта война никому ни почета, ни чести. “ак после ливн€ иной раз не станет свежее, а потекут из €м выгребальных нехорошие запахи. «ловонием понесло из всех €м, развороченных ливнем войны. » от зловони€ застрелилс€ немецкий ученый международного права, оставив за- писку, что не над чем больше работать. “огда по€вились во всей своей силе усталые люди. ” каждого, кто имел до войны хоть какое-нибудь, передовицей газеты воспитанное, убежденье, война засыпала сумраком сердце. » скрепилось бездумной усталостью, как последним цементом, прошлое, чтоб удержатьс€ еще хоть на локоть человеческой жизни. ѕо хоз€йским владень€м, как кредиторы, заездили делегации англичан и французов.   одному - любезно, как в гости, лишь изредка залеза€ в кар- ман за счетною книжкой.   другому - без разговоров, с хорошим взводом колониального войска. ќчень любезно и снисходительно, в белоснежных ма- нишках, посетили французы и англичане –оссию. ¬ то врем€ –осси€ дл€ них находилась на юге. ¬стречены были союзники в Ќовороссийске с хлопаньем пробок, и проследовали дл€ речей и банкетов в ≈катеринодар. √лавнокомандующий, как воспитанный человек, целовал у тетушки руку. ћного имела в –оссии јнтанта плем€нников.  аждый верил, что добра€ тет€ простит грехи молодости, щедро даст из бумажника, подарит солдатиков, ружь€, патроны и порох. Ћюдмила Ѕорисовна, чей муж состо€л при союзнической делегации предс- тавителем комитета торговли, получила заданье. » тотчас же Ћюдмила Ѕори- совна пригласила к себе молодого поручика ∆мынского. ѕоручик прославилс€ тем, что писал стихи под переводы Ѕодлэра. ќн выдавал себ€ твердо за старого кокаиниста и по утрам пил уксус, смотр€ с непри€знью на розовые полнокровные щеки, отраженные зеркалом. - я понимаю, - тотчас же сказал Ћюдмиле Ѕорисовне ∆мынский, голос по- низив: - совершенно конфиденциально. Ўирокий общественный орган с анг- ло-русскою ориентацией и большим рекламным отделом. Ёто можно. я ис- пользую все свои св€зи. «наменитый писатель ѕлетушкин - мой друг по гим- назии, поэт ∆арьвовсюкин - товарищ по фронту. ’удожник ќслов и —аламанд- ров, ва€тель, на "ты" со мной. ≈сли угодно, € в первый же день составлю редакцию и соберу матерь€л на полгода! Ќо Ћюдмила Ѕорисовна с опасеньем заметила, что имена эти ей неизвест- ны. - ¬от если бы ƒорошевич или јверченко или хоть јмфитеатров, это € по- нимаю. ј то какой-то ѕлетушкин! - Ћюдмила Ѕорисовна! - изумилс€ обиженный ∆мынский: - "какой-то ѕле- тушкин"! ƒа он классик новейший, спросите, если не верите, у министра донского искусства, полковника ∆абрина. ” него, € вам доложу, есть сочи- ненье "ѕолет двух дирижаблей", к сожаленью, не конченное, так ведь это сплошной нюанс!  аждое слово там намекает на что-нибудь... Ќу, конечно, не дл€ широкой публики. “ам, например, наш ротный выставлен в виде бо- лотной л€гушки. ј ∆арьвовсюкин? ј вы смотрели в местном музее на выстав- ке бюст мадам  отиковой, что изва€л —аламандров? Ѕог с вами, вы отстаете от века! - ћожет быть, может быть, но только надо, чтоб все-таки вы нашли име- на. - —транно! ƒа €, простите, только и делаю, что перечисл€ю вам имена: ѕлетушкин, раз; ∆арьвовсюкин, два; ќслов, три; и, наконец, —аламандров, четыре. я, вдобавок, из скромности не упоминаю своей поэмы "«елена€ ги- бель", - там осталось два-три куплета черкнуть, чепуха, работы на поне- дельник. - ѕоймите же, ∆мынский, если б зависело от мен€... я подставное лицо. Ќаконец, они в праве же требовать, дава€ английские фунты. - ƒорога€! - ∆мынский припал, послюнив ее, к ручке Ћюдмилы Ѕорисовны: - дорога€, не беспокойтесь! я не мальчик, € учитываю все обсто€тельства, ведь недаром же вы оказали этой рыцарской крепости (он постучал себ€ в лоб) такое доверье... ¬ерьте мне, будет общественное событие, соберу са- мый цвет, пустим рекламу в газетах... ≈рунда, мне не в первый раз, рабо- ты на понедельник! » с фунтами в карманах, растопыренный в бедрах моднейшими галиффэ, вроде бабочки южной catocala nupta, вспорхнул упоенный поручик с гобеле- новых кресел. ѕотрудилс€ до пота: нелегкое дело создать общественный орган! √овор€ между нами, писатели адски завистливы. ” каждого самомненье, кого ни спроси, читает себ€ лишь, а прочих ругает бездарностью. Ќужен ум и так- тичность поручика ∆мынского, чтоб у каждого выудить материал, не обид€ другого. ƒа зато уж и сделано дело!  аждый думает, что получит по высо- чайшей расценке, сверх тарифа, каждый св€зан страшною кл€твой молчать об этом сопернику. ј газеты печатают о выходе в свет в скором будущем жур- нала "„есть и доблесть –оссии", с участием знаменитых писателей и худож- ников, с добавлением их фотографий, автографов и авто-признаний. —ам ѕлетушкин дал р€д отрывков из современной сатиры "ѕолет двух дирижаб- лей", поручик ∆мынский дал "«еленую гибель" с "окончанием следует", поэт ∆арьвовсюкин обещал три сонета о ƒмитрии —амозванце, профессор Ѕулыжник - "Ёкономические перспективы –оссии при содействии англо-русского капи- тала", мичман „еббс - "ƒарданеллы и персидска€ нефть". ѕередовица без подписи будет составлена свыше. ” Ћюдмилы Ѕорисовны, что ни день, заседанье. ∆мынский в чести. ќн прославлен. ∆ена атамана ему поручила наладить в Ќовочеркасске издательство. ќн выбран помощником консультанта в бюро по переизданью учебников дл€ высшей технической школы, он рецензует отдел беллетристики местной газетки. Ќа каждое дело сговорчивый ∆мынский сог- ласен: - „епуха! –аботы на понедельник, не больше! ѕосмотрели б его, когда, выпр€мив, словно крыль€ catocala nupta свои галиффэ, ноги несколько врозь, стан с наклоном, блок-нот на ладони, слю- н€в€ свой крохотный в футл€ре серебр€ном формы ключа карандашик, поручик впиваетс€ в вас, собира€ дл€ "„ести и доблести" информацию. - ј что вам известно насчет ћосковской „еки? - ќх, голубчик, не спрашивайте! “етка покойного з€т€ подруги моей, что бежала с артистом ƒавай-Ќевернуйским, сидела два мес€ца за подоз- ренье в сочувствии. “ак она говорит, что одному старичку-академику, вдруг упавшему в обморок на допросе, сделали с помощью собственных пала- чей, под видом хирургов, какой-то... как бишь его? позвоночный прокол и выт€гивали у безвинного старца жидкость из мозга! - ќго!  ака€ утонченность! ѕытка ќктава ћирбо! » поручик в отделе »з советского ада проставил: "ѕалачи не довольствуютс€ простым лишением жизни! ќни впиваютс€ в жертву, они ее мучат, высасывают, обескровливают. ѕоследнее изобретенье их дь€вольской хитрости - это хирургический шприц, который они втыкают в чувствительнейшую часть нашего организма, в позвоночник, и выкачивают из наших представителей науки мозговую жидкость, в тщетной попытке превра- тить таким способом всю русскую интеллигенцию в пассивное стадо крети- нов. ƒо такого садизма не додумалс€ даже ќктав ћирбо в своем знаменитом "—аду ѕыток". ƒоколе, доколе??"  олоссальный успех информации превзошел ожиданье. - ѕосле этого, - так сказал меньшевик, заведующий потребительской лавкой, сыну ¬ладимиру, гимназисту п€того класса: - после этого, если ты все по-прежнему т€готеешь к фракции большевиков, € должен признать теб€ лишенным морального чувства. - ѕосле этого, - так сказала жена доктора √еллера, возвратившегос€ с семейством обратно: - после этого € могу объ€снить себе, как это мы, православные, доходим до еврейских погромов! ќна была выкрещена перед самою войною. - Ќо –оза... - пролепетал доктор √еллер смущенно: - это ведь, гм... хирургический по€сничный прокол! ќрдинарна€ вещь в медицине... ∆ена доктора огл€нулась, не слышит ли мужа прислуга, хлопнула дверью, блеснула сжигающим взгл€дом, - и вслед за молнией гр€нул гром: - ћолчи, низкий варвар, вивисектор, садист, фанатик идеи, молчи, пока € не ушла от теб€ вместе с –юриком, √лебом и ћашей! –юрик, ћаша и √леб были дети разгневанной дамы. ѕоручик ∆мынский прославлен. ¬ Ќовочеркасске, у министра донского ис- кусства, полковника ∆абрина, идут репетиции оперы, музыка ∆абрина, текст поручика ∆мынского, под названьем "√оргона".  омитетские дамы акварелью рисуют афиши. ’удожник ќслов ко дню представлень€ прислал свой портрет, а —аламандров, ва€тель, автограф. “о и другое разыграно будет в пользу дамского комитета. Ћитература, общественность, даже наука, в чем нельз€ сомневатьс€, объединились с небывалым подъемом. » недаром русский писа- тель, неоклассик ѕлетушкин, в знаменитом своем "ѕолете двух дирижаблей" воскликнул: "“оропись, јнтанта! Ѕлизок день, когда взмоет наш дирижабль над ”с- пенским —обором! ≈сли хочешь и ты пировать праздник всемирной культуры, то выложи напр€мик: где тво€ лепта?" ¬ыкладывали англичане охотно фунты стерлингов. «аписывала приход Ћюд- мила Ѕорисовна. Ўли донскими бумажками фунты к поручику ∆мынскому, а от него простыми записочками с обещанием денег достигали они знаменитых пи- сателей, ∆арьвовсюкина и ѕлетушкина. - ѕрижимист ты, ∆мынский! ѕлати, брат, по уговору! - ƒа, кабы не €, чорт, ты так и сидел бы в станице ’оперской. ѕо нас- то€щему не € вам, а вы мне должны бы платить!  рив€т ѕлетушкин и ∆арьвовсюкин юные губы. „ешут в затылке: - ѕрохвост ты! ј молода€ мисс ћабль Ёверест, рыжекудра€, в синей вуальке, журналист- ка "Ѕостонских »звестий", объезжавша€ юг "когда-то великой –оссии", щур€ серые глазки направо, налево, записывала, не смуща€сь, в походную книж- ку: "Ќенависть русских к авантюре германских шпионов, посланных из Ѕерли- на в ћоскву под видом большевиков, достигает внушительной формы. ¬се вы- дающиес€ люди искусства и мысли, как, например, гуманист, поборник “олс- того, писатель ѕлетушкин, открыто сто€т за ƒеникина. —вергнуть красных при первой попытке поможет сам русский народ. ”рожай был недурен. «апасы пшеницы у русских неисчерпаемы". √Ћј¬ј XXIV, главным образом шкурна€. ѕерекрутились на карусели всадники-мес€цы, погон€€ лошадок. » снова остановились на осени. «накома€ сердцу сто€нка! —весили, сплакива€ дождевую слезу, свои ветки деревь€, понурились на поперечных столбах телеграфные проволоки, в шесть часов вечера в окнах забрежжили зори ќсрама, налива€сь, как брюшко комариное кровью, густым
в начало наверх
электрическим соком. “€нет в осенние дни на зори ќсрама. ¬ычищен у швейцара военного клуба мундир, а вешалка вс€ увешана фуражками и дождевым макинтошем. Ѕойко встречает швейцар запоздалых гостей, обеща€ их платью сохранность без нумерочка. √ости сморкаютс€, вытира€ усы, влажные от дожд€, и, пр€ча ру- ку назад, в карман галиффэ, военной походкой, подрагива€ в колен€х, под- нимаютс€ по ковровым, широким ступен€м наверх, в освещенные клубные за- лы. —юда гостеприимно сзываютс€ граждане, рекомендованные членами клуба. »з буфета пахнет тел€чьей котлеткой, анчоусами и подливкой, насто€нной на сковородах французским поваром ѕолем. ѕоль нет-нет и выйдет из кухни, присматрива€, как подают и все ли довольны. Ќар€дные столики зан€ты. ƒожида€сь, топчутс€, блест€ лакированными сапогами, офицеры в двер€х, под €ркими люстрами. ѕосасывают гнилыми зу- бами английские трубки. Ќа столиках все, как в довоенное врем€: севший закладывает за воротник угол крахмальной салфетки, оттопырившейс€ на нем, как манишка. ¬ зеркалах по бокам он видит свое отраженье. ѕрибор подогрет и греет холодные пальцы; вазочка слева многоэтажна, как гиа- цинт, на каждой площадке отмечена нужным пирожным, миндальным, песочным с клубникой, "наполеоном", легким, как пачка у балерины. ¬ углу за раз- ными баночками с горчицей, соей и перцем, - бутылки бургундского и пор- тер, замен€ющий пиво. Ћакей уже вырос.  ак каменное изва€нье стоит он, держа наготове лис- ток, исписанный ѕолем. «десь есть ужин из п€ти блюд и блюда a la carte, есть русска€ водка с закуской, есть шведский поднос a la fourchette и блины в неурочное врем€. - я вам скажу, - наклон€етс€ к севшему комендант, полковник јвдеев: - этот ѕоль не имеет себе конкурентов. ¬озьмите навагу, - проста€, груба€ рыба на зимнее врем€. Ќавага, когда вам дают ее дома, непременно попахи- вает чем-то, € бы сказал рыбожабристым, даже просасывать ее у головы и под жаброй противно; ковырнешь, где м€систо, и отодвинешь. ј у ѕол€ не то. ” ѕол€, € доложу вам, навага затмит молодую стерл€дку. ќн мочит ее в молоке, отжимает, окутывает сухарем на сметане, жарит не на плите, а ка- ким-то секретным манером - планшетка на переплете, и все это крутитс€ вокруг очага, минуты две - и готово. “акую навагу, когда вам ее с лимон- чиком, головка в папиросной бумаге кудр€шками, не то что скушать, поце- ловать не откажешьс€. јромат - уах! - м€гкость, нежность, - бывало в —лав€нском Ѕазаре, в ћоскве, не ел подобной форели! ќфициант в продолжение речи как каменное изва€нье. » заказывают, по- советовавшись, два человека, военный и штатский, русскую водку с закус- кой, заливное, тетерьку и пуддинг. Ўтатский с крахмальной салфеткой, заткнутой за воротник, маленький, юркий, с томно-восточными глазками, ласков: он ожидает подр€да. ¬оенный, честный во€ка, с усами, сто€чими, как у пумы, отрыжки не пр€чет, салфет- ки не развернул, провансаль ножом подбирает. ќн охотник поговорить за хорошею выпивкой: - ” мен€ этих самых катарров никогда никаких. ‘ранцузска€ кухн€ - так давайте французскую. ј нет, могу и по-нашему, по-военному, из походного вместе с солдатом. » доложу вам, походные щи имеют особенное преимущест- во, если хлебать их с воображеньем. ¬ котел вы опустите ложку и не знае- те, что выйдет, тут и эдака€ из требухи желта€ пипочка, помидор, боб, кусок солонины, капустна€ шейка не проваренна€, твердовата€, и много вс€кой приправы. я солдат, как детей, баловал. ¬с€кий раз из котла пох- лебаю, а они "радьстаратьс€ вашблагородие", жулики. „увствуют! ƒа, та- релка не то, что котел. “ут вам фантазии нет, все на донышке.  ха! », откашл€вшись, комендант закусил рюмку водки маслиной, проколотой вилкой. - ќднакоже, - начал сосед, сощур€ томно-восточные глазки. ќн был расстроен упорством кулинарных сюжетов: - однакож чревоугодие в извест- ное врем€ дает себ€ знать, как, например, ожиреньем. » по отношению к дамскому полу объедатьс€ имеет свой минус, если верить научным писате- л€м. ћужчина неполный, как говор€т у вас по-русски, поджаристый, дольше всех сохран€ет примененье способности. ќфициант, отогнув калачом с переброшенной белой салфеткой левую руку, нес закрытое блюдо. √овор шел, как шум прибо€, от столиков, пронзаемый острыми всплесками цитры. ƒамский румынский оркестр восседал на эстраде, смуглыми пальцами гул€€ по цитрам. ¬се в казакинах, с разрезными нагруд- никами, в черных в обт€жку рейтузах, в сапогах с позументом и в фуражке на дамской прическе. ќфициант приподн€л крышку блюда, и ноздри вт€нули нежно-горький запах тетерьки. ¬ фарфоровой вазочке поданы брусника в меду, соус из тертых каштанов и нежинский мелкий огурчик. -  то там, братец, у вас в колончатой комнате? - осведомилс€ полков- ник: - двери заперты, а подаетс€. - »х превосходительство, генерал Ўкуро кут€т с компанией бакинских приезжих. - ј! Ўкуро! ћы, пожалуй, поев, перейдем с вами пить в эту комнату,  аспарь€нц. „то вы скажете? “он был начальственный, и арм€нин улыбнулс€ томно-восточными глазка- ми, предвид€ затраты. ¬ колончатой комнате некогда губернатор принимал атамана. ћеж зерка- лами в простенке, окруженный гирл€ндами штукатурных гроздей и листьев, висел во весь рост портрет Ќикола€ ¬торого. ѕодоконники были из отполи- рованной €шмы. ѕозолоченные ножки и ручки у стильных диванов и кресел, гобеленом обитых, блестели сквозь дым от сигары. Ўкуро, партизан, с отр€дом головорезов  исловодск защищавший и недав- но произведенный, сидел меж бакинскими дамами. ” одной нежно-розовый цвет щеки, похожей на персик, оттен€лс€ красивою черною родинкой. „ерные брови, над переносицей слившись, делали даму похожей на перси€нку. ќна говорила с акцентом, сверка€ бриль€нтами в розовых ушках... ƒруга€, жена англичанина с нобелевских промыслов, белокурые косы коронкой на голове заложивши, молчала; ей непон€тна была быстра€ русска€ речь. »зредка знатна€ дама, опрошенна€ соседом, рот разжимала и с различными интонаци- €ми провозглашала: - Oh! Oh! Oh! “о выше, то ниже. » вскрик этот юркий гвардеец, на ухо даме соседней, называл "трубным гласом". —ам англичанин, невысокого роста и толстый, трубкой дымил, не шевел€ и мизинцем. —права, слева, спереди, сзади именитые гости наперебой под- нимали шипучие тосты. –азвалилс€ Ўкуро, ковыр€€ в зубах. —катерть в п€тнах от пролитого ви- на, опрокинутых рюмок, раздавленных фруктов.  то-то из адъютантов, наев- шийс€ до тошноты, не примир€етс€ с сытостью и доедает икру с лимоном и луком зеленым, ковыр€€ в ней вилкой. ƒругой, придвинув жест€нку омаров, гл€дит на нее неотступно: покушать бы, да нет места, душа не приемлет. - ћы приветствуем, мы... мы... мы, - замыкает тост председатель, ки- ва€ лакею. “от из кадки со льдом вынимает новую длинно-горлышевую бутыл- ку. ’лоп! » шипит золота€ стру€ по бокалам. - “ише, слово берет фабрикант √удаутов, тише, слушайте! - ћы... - мычит небольшой человек, мелкозубый, с седеющей бровью. ѕосмотреть на него сзади - просто почтовый чиновник, спереди - из проси- телей, а не то репетитор уроков. ј вот нет, он ворочает тыс€чами рабочих и милльонами ассигновок, на весь юг прославлен богатством: - ћы должны компенсировать... - ѕроще!.. - р€вкает адъютант. - ћы должны посодействовать... ≈сли дорого нам сохранить наш юг от заразы, укрепить тыл и так сказать обеспечить промышленность от разо- рень€ в интересах –оссии и экономической культуры, учтем нашу встречу сегодн€, передадим в распор€женье генерала Ўкуро соединенными силами сумму, необходимую... - ”рра! ѕодписной лист! ѕо рукам побежала бумажка. »ка€, подписалс€ один на круглую сумму. ƒругой, чтоб не отстать, сумму с хвостиком, третий не хуже. - ¬от, генерал, - говорил √удаутов: - извольте прин€ть от российской промышленности, от купечества истинно-русского, от почтительных коммер- сантов из арм€н и татар, в пользу русской культуры за незабываемые побе- доносные ваши заслуги... - Ѕраво! -  рикнула зала.  омендант с  аспарь€нцем приютились на м€гком диване, возле стола со льдистою кадкой. ќсоловел адъютант.  ак пришитые пуговицы из стекла, стали глаза. —клонив голову, без улыбки, молчаливо он положил руку соседке своей на колени. “а сбросила руку. —нова рука, подобно стрелке магнита, пот€ну- лась к пышным колен€м. ќгл€нувшись по сторонам, дама вспыхнула, отвела надоедную руку, наклонилась к ее обладателю с отрезвл€ющей речью. Ќо как ни в чем не бывало, не морга€ т€желыми веками, оттопырив рот, весь в ик- ре, адъютант шарил пальцами все в одном направленьи. «ашептались мужчины. ‘абрикант подозвал человека. ѕодмигнув своим же- нам, мужь€ указали на двери. ¬стали дамы, окутыва€ белоснежные плечи в накидки. Ќезаметно, одна за другой, дамы вышли, и уже заревела в темном провале подъезда сирена автомобил€. ј на опустелых местах размещались, рассыпа€ гортанные звуки с хохотком, с прибаутками, ежа плечики, топоча каблучками, зв€ка€ пуговицами и позументом, черноокие дамы, - приглашен- ный румынский оркестр. » к адъютанту, коробкой омаров прельщенна€, быст- ро подсела, сверка€ зубами и раздвинув рейтузы в обт€жку, арфистка. Ќо в остеклелых, как пуговицы, глазах адъютанта мелькнуло т€желое не- доуменье. –ука, направл€вша€с€ все туда же, вдруг ударила по столу; зад- ребежжали стаканы. - Ќне хоччу! - шевел€ €зыком, как стопудовою т€жестью, произнес адъютант, гл€д€ розовыми от налившейс€ крови глазами: - ппочему бррюки, нне юбка? ƒолой! —нова мужчины, говор€ меж собой, указали глазами на двери.  апельди- неры с деликатною речью, под тайным предлогом, за локотки и подмышки по- вели адъютанта. Ќоги не шли. ¬ диванной, где гости курили, он тотчас заснул, стошнив себе на подушку. ј комендант, попива€ шампанское, говорил все тому же соседу: - “ы,  аспарь€нц, инородец. „то сей такое? — твоего позволень€ ска- зать - паразит насекомый. Ќа него сапогом наступили и - нет его. ј если, как истинно русский, € оказываю доверье, ты становишьс€ человек. - «начит, наде€тьс€ мне, полковник, на ваши слова? - ƒважды не повтор€ю. ¬он гл€ди, видишь, рыженький, мурло в поту, ру- мынке смотрит за лифчик? »з писателей, а захочу - выселю в двадцать че- тыре часа за кордон, - вот и вс€ недолга. Ћакеи тем временем очищали столы, выносили их в общую залу и вносили бесшумно на смену им ломберные, с мелком на сукне и резиновой губкой. Ўкуро, сделав в воздухе по-генеральски рукой, уехал, но свиту оста- вил. —вите стали, усевшись за зеленым сукном, проигрывать именитые гос- ти, бакинцы. » до осеннего невеселого утра, как призраки в свете ќсрама, за зелеными столиками, указательный палец в мелу, люди резались в карты, вскрыва€ колоды, подаваемые до дурноты утомленным лакеем. √Ћј¬ј XXV. ”тро профессора Ѕулыжника. –ыженький, что смотрел румынке за лифчик, выпил последнюю каплю из последней бутылки. — ним, бессмысленно улыба€сь и карандашиком чирка€ по испачканной скатерти, бледный, с намокшими в жилках висками, не слуша€ сам себ€, бормотал профессор Ѕулыжник. ¬ажный пост у профессора, он служит велико- му делу. ќдни разъездные дл€ целей его пропаганды могли бы покрыть бюд- жет губернской республики. ¬прочем, они покрывают и бюджет супруги про- фессора, живущей под  онстантинополем, в «олотом –оге, на даче. - »нтеллигенци€... - бормочет профессор: - интеллигенци€ выдержала испытанье. ѕридите ко мне из —оветской –оссии все икс... ист€зуемые и обремененные, и аз успокою вас. ≈сть у нас... ик... назначенье дл€ каж- дого, жалованье, командировочные, чаевые... то-есть чаемые... дл€ надоб- ностей пропаганды. - ћолчите!.. - шепчет рыжий сердито: - всему есть мера. Ўестой час утра, спать пора. я должен быть завтра в Ќовочеркасске. ќба под-руку по опустелым, коврами зат€нутым лестницам, наклон€€сь друг к дружке наподобие циркул€, раздвинутого в сорокап€тиградусный угол, - сошли и сели на дрожки.  аждому, кто заснул, отпустив побродить свою душу по нетленным пажи- т€м сна, где пасетс€ душа по сладчайшему клеверу, воспоминанью о том, что было и будет, - каждому, кто заснул, предстоит свое пробужденье. ќдин, отход€ от нетленного мира, тупо моргает, сил€сь сознать, кто он есть, что ему делать и как его им€ и отчество. “акой человек начинает свой день с раздражень€. ¬се не по нем, и лучше бы выругатьс€, чтоб вып- люнуть ближнему пр€мо в лицо накопившийс€ в горле комок недовольства, а
в начало наверх
потом успокоитьс€, и в чувстве вины найти побужденье дл€ дела. ƒругой в неге сердца вскочил, осторожно встреча€ заботы, расчетливый на слова, скрытно-радостный, пр€чущий тенью век постороннюю миру улыбку. ќн бережлив до заката, растрачива€ понемножку нетленное ве€нье сна. “а- кой человек - гражданин двуединого мира. —торонитесь его. ќн не отдаст себ€ честной земною отдачей ни жене, ни ребенку, ни другу. Ѕолью вас одарит, ревнивым томленьем, а сам пронесет под светом трезвого солнца счастливое одиночество. “ретий же, пробуд€сь, первым долгом нашаривает портсигар с зажигал- кой. ј когда зат€нулс€, дымком скверный запах во рту истребл€€, вз€л ча- сы со стола и привычным движеньем их за макушку стал заводить, - тррик, тррик, тррик, нагон€€ им силу. ќт такого в миру происходит покойный по- р€док. ѕрофессору, жившему в бэль-этаже гостиницы ћавританской, за толстыми, пыльными, бархатными занавесками не брежжило утро. ≈го сапоги коридорный давно уж довел до белого блеска; девушка в чепчике, пробега€ по коридору с подносом, несколько раз за ручку бралась, но дверь была заперта. » в приемной профессора, за министерскими коридорами, в здании, наискосок от гостиницы, поджидали, нервно позевыва€, интеллигенты. Ћишь отоспав свое врем€, профессор проснулс€. ћетодически выт€нул во- лосатую руку за портсигаром, подбавил фитиль в зажигалке, закурил и не спеша стал одеватьс€. “ем временем коридорный принес ему теплой воды в умывальник и подн€л т€желые шторы. ѕлоха€ погода! ¬ осеннее утро пригорюнилась крыша, осыпанна€ желто- листьем. —кучно в прогольи ветвей бродит ветер, распахива€, как полы ха- лата, пространства. Ќеутешительна€ погода. Ќесут профессору почту. ¬от уже он умыт, одет и причесан. ѕарикмахер прошелс€ по седеющей колкой щетине. Ќа подносе паром исходит, дожида€сь, стакан чистейшего мокко. ѕрофессор к комфорту не слишком привычен, он любит напоминать, что прошел т€желую школу. » профессору, прежде чем вырватьс€ из —оветской –оссии, пришлось посидеть, как другим, на супе из воблы. „то нужды до маленьких непри€тностей? «астегнувшись до подбородка, голову кверху, ру- ки в карманы, их надобно несть по-спартански. ¬се дело в страдальце-на- роде: "“олько-только дохнула стру€ освежающей вольности, только-только вышли и мы на арену свободного демократизма, - как кучка предателей, по- луграмотных многознаек с типичной слав€нскою наглостью захлопнула клапан свободы. » неужели интеллигенци€ не покажет себ€ героиней? Ќам нужны борцы. ћы их принимаем с почетом. ’удожники, музыканты, актеры, писате- ли, все, в ком честь не утрачена, идите работать в наш лагерь!" ѕодобною рокотливою речью, произнесенною с европейской корректностью, профессор гремел на концертах. » утром, за подкрепл€ющим мокко, он пов- тор€л мимоходом гор€чие фразы, готов€ свое выступленье. ’валили его красноречье. » верили те, кому выбор был или на фронт, или в отдел про- паганды, что выбор их волен. - —в€тынею демократизма, - бормочет в седые усы, разворачива€ газету: - брум... брум... мы не выдадим... ј в газете на первой странице: ѕо приказу за номером 118 были под- вергнуты телесному наказанью: –€довой ”шаков, 25 ударов - за неотдание чести. –€довой »ван √ул€, 30 ударов - за самовольную отлучку. –абочий Ўведченко, 50 ударов - за подстрекательство к неповиновенью. –€довой “айкунен ќлаф, 50 ударов - за хранение листовки, без указани€ источника ее распространени€. –€довой ћиро€нц јршак, 25 ударов - за неотдание чести. –€довой  азанчук “арас, 30 ударов - за самовольную отлучку... ...ѕривычно скольз€т глаза по первой странице газеты. ѕеречисленью конца нет. Ћист поворачиваетс€, пепел стр€хиваетс€ концом пальца на блюдце, - "ћы не выдадим на растерзанье св€тыню демократизма, мы - аванпост бу- дущей русской свободы", - додумывает профессор свое выступленье в кон- церте. √Ћј¬ј XXVI. ћитинг. ѕо сл€коти шла, выбира€ места, где посуше, фигурка в платке. ћы с ней расстались давно, и она, за магическим кругом повествовательной речи, проделывала от себ€ свою логику жизни: сжимала в бессильи ручонки, упорствовала, норовила пробитьс€ сквозь стену.  усю выбросили из гимназии. «ащитник ее, математик ѕузатиков, умер. ¬дова-переписчица все же ходила к директору, клан€лась. - Ќынче как же без образовань€? ƒороги закрыты, а она девочка скора€, схватывает на-лету, книги так и глотает.  уда ж ей? Ќо директор назвал вдову-переписчицу теткой. - ¬ы, тетка, следили бы, чтоб не сбивалась девчонка. ѕротив нее восс- тают одноклассницы, доходило до драки. ћы беспощадно искорен€ем полити- ку. ”чите ее ремеслу, да смотрите, чтоб эта девица не довела вас до тю- ремной решотки. - Ѕлагодарю за совет, - сказала сурово вдова и ушла, не огл€дыва€сь, с €ростным сердцем. ј  ус€ утешила мать, чем могла: урок раздобыла, - немецкий €зык раз в неделю долгов€зому телеграфисту. » бегала по вечерам в дыр€вых ботинках за “емерник на окраину –остова, - там собирались товарищи. «а “емерником на окраине, носом в железнодорожную насыпь, сто€л дере- в€нный домишко. ўели, забитые паклей, все же сквозили. ∆ил там “ишин, —тепан √ригорьич, отставной управский курьер, а потом типографский на- борщик.  ак ослабели глаза у —тепана √ригорьича, стал он ходить по хуто- рам книгоношей. Ќе выручал и на хлеб: хутора покупали разве что кален- дарь, да открытку с лазоревым голубем, в клюве несущим конверт. » приш- лось —тепану √ригорьичу примиритьс€ с даровым куском хлеба. ∆ена, помо- ложе его, и дочь от первого брака служили на фабрике, - одна в конторе, друга€ - коробочницей в отделеньи.  ормили его. ѕолуслепой, с голубым, слишком си€ющим взором, седенький, старенький, был он начитанным стари- ком и мудреным. ¬одилс€ никак не со старыми, а с молодежью. ƒочь, как со службы вер- нетс€, читала ему ежедневно газету. “ишин выслушает и загоритс€ отве- тить. Ѕывало при лампе нетвердой рукой нанесет свой ответ на бумагу, гл€д€ поверх нее. —трочки кривы, буквы враскидку. - –азберут ли? - сомнительно спрашивает. - –азберут, - отвечают ему, чтоб утешить. ј он пишет и пишет. » часто, в старом конверте со штемпелем городской –остовской управы, получали сотрудники "ѕриазовского  ра€" длиннейшие письма. Ќеразборчи- вые, перепутанные, как на китайской картинке, буквы шли вверх и вниз не по строчкам. —ме€лись сотрудники, не умели прочесть смешную бумажку. “ак бросают иной раз зерно в написанном слове, и летит оно с ворохом вымысла городской ежедневною пылью мимо тыс€чи глаз и ушей, пока не ул€жетс€ где-нибудь, зацепившись за землю. ќблежитс€, набухнет, чреватое жизнью, просунетс€ ножками в почву, а головкою к солнцу. » уже зацветает росток, в свою очередь дальнюю землю обсемен€€ по ветру. —уждено было лучшим мысл€м —тепана √ригорьича многократно лежать пог- ребенными в редакционной корзине. √олова с сильным лбом, крепко выдав- шимс€ над седыми бров€ми, широкодумна€, €сна€, думала в одиночку. Ќо бойкий мальчишка, составл€вший обзор иностранной печати, бегал за по- мощью к якову Ћьвовичу; однажды и он получил таинственный серый конверт и ради курьеза понес его по знакомым. яков Ћьвович при лампе разобралс€ в каракул€х. »здалека, не по адре- су, крючками, похожими на гиероглифы, летело к нему на серо-гр€зной бу- маге близкое слово. ¬ычитав адрес, пошел он к —тепану √ригорьичу на дом.  ак надобно люд€м общенье! ƒруг другу они нужнее, чем хлеб в иные ми- нуты. ÷елые залежи тем отмирают в нас от неразделенности, и без друга стоит человек, как куст на корню, усыха€.  огда же раздастс€ вблизи зна- комое слово, душа встрепенетс€, еще вчера сухостой, а нынче, как помера- нец, засыпано цветом. «абьютс€ в тебе от общень€ родниковые речи. » го- воришь в удивленьи: опустошало мен€, как саранча, одиночество! - Ќужны, нужны, родимый, человек человеку, - сказал старик “ишин: - погл€ди-т-ко, в природе разна€ сила, газова€ аль металлическа€ т€гу име- ет к себе подобной. “ак неужто наш разум в т€готеньи уступит металлу? я вот слеп, сижу тут калекой, а летучею мыслью проницаю большие прост- ранства. «ашлю свое слово на писчей бумажке, да и думаю: нет резону, чтоб противу целой природы сила пытливой мысли не прит€нула другую. - ќткуда у вас эта вера в гр€дущее, —тепан √ригорьич? - ј ты попробуй-ка жить лицом к восходу, как цветенье и травка. ƒождь ли, облачно ли, а уж злак божий знает: встанет солнце не иначе как с востока. ћолодежь - она так и живет по ней, как по конпасу, виден путь исторический. ќбрадовалс€ старик собеседнику, разговорилс€. ƒо самого вечера, сиде- ли они у окошка. ј вечером понабралось в светелку с предосторожност€ми гор€чего люду: студентов варшавского, а ныне донского университета, же- лезнодорожников, девочек с курсов и с фабрики, партийных людей, в под- полье отсиживавших промежуток своих поражений. Ѕыло чтенье, потом разго- воры. яков Ћьвович узнал о судьбе ƒунаевского, о замученном маленьком горбуне, в морозных степ€х под шинелькой наспавшем себе горловую чахот- ку. Ѕыл у него теперь угол, куда уходил он от осенней бессмыслицы жизни. ¬от туда поздним вечером, кута€сь в шаль и выбира€ места, где посуше, и торопилась подросша€  ус€. ћного было в светелке народу, на этот раз больше, чем прежде. ¬ыход€ на крыльцо покурить, каждый зорко выгл€дывал в осеннем тумане иных сле- допытов, нежелательных дл€ собрань€. Ќо место глухое, за железнодорожною насыпью, мокрое, мрачное, служит хорошим убежищем, не навлека€ ничьих подозрений.  усю встретил студент, первокурсник ƒесницын, недавно вернувшийс€ в город и теперь ведший тайно работу средь студенческих организаций. ƒело было сегодн€ серьезное, требовало обсуждени€. ¬округ стола закипела бе- седа. - ¬ам хорошо говорить, товарищ ƒесницын, - ораторствовал небольшой, полный студент, снискавший себе попул€рность: - вы ни-ничего не тер€ете. я же считаю, что вс€кое выступление сейчас бессмыслица, если не тупость. —туденчество хочет учитьс€; в нем преобладают кадеты, солидный процент монархистов. “акого студенчества, как у нас, –осси€ не помнит. Ќе то, что забастовать, а попробуйте только созвать их на сходку. - “ем более, - начал ƒесницын: - такую мертвую массу расшевелить мож- но только событием. ѕомилуйте, мы студенты, мы едина€ корпораци€ на весь мир, и нашего брата, студента, избили в  иеве шомполами, до бесчувстви€, и мы это знаем, снесем и будем молчать! –усский студент - когда же быва- ло, чтоб ходил ты с плевком на лице и все, кому только не лень, плевоти- ну твою созерцали? - √нусный факт, - вступилась курсистка с кудр€вой рыжей косою: - бу- дет позором, если донское студенчество не отзоветс€. ¬ ’арькове, в  иеве был слышен голос студента по этому поводу. - –евекка Ѕорисовна, вот бы вам и попробовать выступить, - ехидно воззрилс€ полный студент, снискавший себе попул€рность. Ќа шее его, как у лысого какаду, прыгал шариком розовый зобик. - Ќе отказываюсь, - сухо сказала курсистка.  ус€ подсела к ней, обн€в ее нежно за талию. - —пасибо за мужество, товарищ –евекка, - через стол прот€нул ей руку ƒесницын: - поверьте мне, чем бессмысленней вот такие попытки с точки зрени€ часа, тем больше в них €ркого смысла дл€ будущего. ≈сли бы наши коллеги в мрачную пору реакции слушали вот таких, как милейший ¬иктор »ваныч (он бровью повел в сторону полного оппонента), то мы не имели бы воспитательной силы традиций. √рош цена демонстрации, когда масса уже победила, когда каждый ¬иктор »ваныч безопасно может окраситьс€ в защит- ный цвет революции. - Ёто личный выпад, € протестую! - крикнул, запрыгав зобком, полнок- ровный студент в возмущеньи: - если товарищ ƒесницын не возьмет все об- ратно, € покидаю собранье! - »дите за нами, а не за кадетами, и € скажу, что ошибс€. ѕожима€ плечами, с недовольным лицом, оппонент подчинилс€ решенью. ƒолго, за ночь, сидели в беседе гор€чие люди. –ешено было завтра, в двенадцать, созвать в самой обширной аудитории сходку. –евекка Ѕорисовна выступит с речью.  урсистка, блок-нот отогнув, задумчиво вслушивалась в то, что вокруг говорилось, и набрасывала конспект своей речи. »  ус€ проникнет на сходку. “о-то радости дл€ нее!  умачем разгорелись под светлой косицею ушки. ƒолго, за ночь, когда уж беседа умолкла, сидело собранье. –азбирали заветные книжки, привезенные из —оветской –оссии. » взволнованным голо- сом, останавлива€сь, чтоб взгл€нуть на —тепана √ригорьича, читал яков Ћьвович "–оссию и интеллигенцию" Ѕлока.  огда же впервые, контрабандой пробравшись через кордоны, зазвучали в маленькой комнате слова "ƒвенад- цати" Ѕлока, встало собранье, потр€сенное острым волненьем. Ћучший поэт,
в начало наверх
чистейший, любимейший, дит€ незакатных зорь романтической русской сти- хии, аристократ духовного мира, он, как верна€ стрелка барометра, пада- ет, падает к "буре", орлиным певцом ее! ќн, тончайший, все понимающий, - с нами! » любовь, как гор€ча€ искра, закипала слезами в глазах, ширила сердце. - Ѕлок-то! Ѕлок-то! - » они там, на севере, учител€, доктора, адвокаты, писатели, не нау- чились от этого, не доверились совести лучшего! ѕоздней парниковые юноши, вскормленные революцией, отвергали "ƒвенад- цать". Ќо те, кто пронес одиноко на юге –оссии, средь опустошительной клеветы и полного мрака, свое упр€мое сердце, знают, чем об€зана револю- ци€ Ѕлоку. »скрой, зажегшейс€ от одного до другого, радугой, по€сом вставшей от неба до неба, были "ƒвенадцать", сказавшие сердцу: - Ќе бойс€, ты право! Ћюбовь перешла к тем, кого именуют насильника- ми. ¬ этом ручаюсь тебе €, любимейший русский поэт... Ўли в темноте, близко друг к другу прижавшись, взволнованные –евекка и  ус€. - јх, как прекрасно, как радостно!  ус€ шепнула соседке: - знаешь, € чувствую, что скоро весь мир станет советским. ¬от попомни мен€, поймут и один за другим, на перегонки, затороп€тс€ люди устраивать революцию. » музыка, музыка, музыка пройдет по всем улицам мира, а € стану тогда ба- рабанщиком и пойду отбивать перемену: трам-тарарам, просыпайтесь! »граю вам утреннюю зарю, человечество! - ћолчи, не то попадемс€, - шепнула –евекка: - ох, вот за такие мину- ты не жалко и жизни! ƒаже думаешь иной раз, если долго чувствовать счастье, сердце не выдержит, разорветс€! - –ивочка, € маме сказала, что буду у вас ночевать. ј ты не забудь, что обещала провести мен€ завтра на сходку. - ”спокойс€, не позабуду! –одители курсистки –евекки были ремесленниками. ётились они, где ев- рейска€ беднота, на невзрачной  олодезной улице. ¬ход к ним был со двора и в первый этаж с подворотни. ∆или они чуть побогаче соседей. —ын, ча- совщик, помогал, дочь старша€ шила нар€ды в магазин ”далова-»патова, а –евекка давала уроки. ¬ первой комнате, за столом, под электрической лампочкой, ужинала семь€, не дождавшись –евекки. - ј, пришла наконец, садись, садись, и  усе будет местечко. Ћасковый, важный, седой, как лунь, патриарх потеснилс€ с благосклон- ной улыбкой, посадив к себе  усю. » мать, еврейка, с острым, нуждой из- нуренным лицом, худа€, как жердь, наложила ей рыбы с салатом.  усю люби- ли в семье за бесхитростность. - –едкий христианин, сколь он ни ласков с тобой, станет есть у евре€, как у своих, с аппетитом. Ёто ты знай, мать, и –ивка запомни, чтоб не запутатьс€ с гоем. ј девочка  ус€, благослови ее ягве, ест наш кусок небрезгливо. - “ак не раз говорил патриарх, сад€сь, помолившись, за ужин.  ончили, руки умыли и разошлись на ночлег.  ус€ с –евеккой вместе легли и долго еще молодыми, заглушенными голосами о всемирном советском перевороте шептались. –анним утром еще темно на улицах и в квартире. ћедленно начинаетс€ день привычными звуками. ¬от застучал по соседству колодкой сапожник. ѕолилась из крана вода, скрипнули резко ворота. —тарьевщик, сиплым голо- сом выклика€ товар, прошел по дворам, и хоз€йки несли ему собранные пус- тые бутылки. Ќевзрачное утро, а все-таки утро. » босонога€ детвора, гортанно гор- лан€, съев, кто луковку с солью, кто хлеб, а кто побогаче - лепешку, - бежит, как на лужайку, в гр€зные недра двора, заводить беспечные игры.  ус€ с –евеккой вышли из дому без четверти дев€ть, чтоб –евекка успе- ла сходку наладить и подготовить свое выступленье. Ѕела€ девушка, вес- нушчата€, с серым, €сным, не робеющим взгл€дом, шла, как стройна€ ле- бедь, подобрав кудр€вую косу. ¬ышла –евекка в отца, патриарха: лишнего не болтала, сказанного держалась. Ќежно погл€дывали на –евекку приказчи- ки торговых р€дов, где подержанным платьем торгуют. Ќе одна беспокойна€ мать засылала к родител€м сватов. Ќо –евеккина мать отвечала: учитс€ де- вушка, учена€ будет нам не до сватов. ¬се утро, по коридорам университета, осторожно шмыгала  ус€.  ак бы хотелось ей тоже учитьс€ тут, вместе с другими! Ћаборатори€, библиотека, курилка! ј на стенах бесконечные схемы, таблицы, под стекл€нными крышка- ми гербарии, бабочки, чучела. ‘изический кабинет, а за ним светлый круг аудитории, и в полураскрытую дверь видны головы, одна над другой, р€да- ми, русые, черные, девичьи, стриженые... ќх, учитьс€ бы с ними! ѕосмот- реть, что там дальше! Ќо дальше  ус€ загл€нуть не успела.  то-то, пройд€, пот€нул ее за ру- ку. «азвенел звонок. «вонко сказали: - “оварищи, собирайс€ в аудиторию N 8! » пошло, и пошло. Ѕлагоговейно втиснулась  ус€ в шум€щую клетку. Ќа кафедре ¬иктор »ваныч, за ним кто-то еще и –евекка. Ѕудет митинг. ¬олну- ютс€ головы полукругом над нею, черные, русые, белые, мужские и девичьи. ¬иктор »ваныч что-то сказал тихим голосом, кашл€нул и стушевалс€. яс- на€, плавно как лебедь, выступила –евекка. –ечь она повела о доброй славе студентов, о том, что в самые черные годы гражданское мужество было у них и не было страха; о том, что не бо- €лись попасть из заветного храма науки в архангельскую и вологодскую ссылку. "ћы были совестью общества", - говорила она. ќбщество мнительное и запуганное пробуждалось от сп€чки студентами, их бунтами и сходками. “ам-то и там было сделано неправое дело. ”знало студенчество - и тотчас на неправое дело протест, организованный отклик. "ј ныне? - так кончила свою речь девушка: - твор€тс€ открыто бесчинства. –еакци€ правит безум- ную оргию, засекает рабочих. » дошло до того, что в  иеве шомполами из- били студента. ћожно ли перенести это молча? ¬ ’арькове и  иеве студенты сбирались на сходку, выносили протест. Ќе следует разве и нам отметить позорное дело трехдневною забастовкой?" –азно ответила зала на страстную речь: одних она потр€сла, других ис- пугала. - ѕомилуйте, - шептались в углу, возле  уси: - какого-нибудь инородца избили, а нам бастовать? » так мы с трудом отвоевываем возможность учитьс€; чуть что, нас погон€т на фронт, времена неспокойные. ƒа может быть это и слух один, пущенный большевистским шпионом. - Ѕастовать! - кричали другие, - позорно! —егодн€ в  иеве, завтра в –остове! ѕокажем, что мы корпораци€, что мы существуем. „ем дальше волнуетс€ зала, тем  усе €снее: сходка проваливаетс€. ”же многие, под шумок, забрав свои шапки и книжки, шмыг в боковые проходы; за ними другие. “щетно силитс€ кто-то с эстрады остановить их: уход€щих снизу не видно. «абастовщиков меньше и меньше. √л€д€, как тают р€ды их, остальные встревожены. - “оварищ, как это так? - кричат они на эстраду: - не подводите нас, это же выйдет предательство, нам не создать забастовки наличными силами. »ли отложим, пока большинства не добьемс€, или признаем, что забастовке не врем€. - ѕозорный донской университет, не забудут тебе этой сходки товарищи! - крикнула  ус€ тоненьким голосом, вскочив на скамью: - ты сборище юнке- ров, не студентов! - ƒержите ее, кто така€, как смеет?  рики усилились.  усю притиснули. ѕробравшись к подруге, –евекка ее увела, уговарива€ успокоитьс€. - “ут ничего не поделаешь, - шепнула она: - толпа, особенный зверь. ≈сть минуты, когда ты чувствуешь, что он собралс€ в комок и у него еди- ное сердце. ј в другие минуты €сно тебе, что он расползаетс€, как соли- тер, кольцо от колечка. “ут уж надо признать пораженье. - я бы их, € бы их! -  ус€ сжимала ручонки: - мерзкие трусы! ¬ двер€х они обе столкнулись с поспешно идущим, воротник от пальто приподн€вши, ¬иктор »ванычем. - ј, мадмазель, - улыбнулс€ он беззастенчиво: - ну что, кто из нас был вчера прав, вы или €? ”спокойтесь, плюньте на них, € знаю студен- чество лучше, чем вы, € это предвидел. Ќе надо было лезть на рожон в этой среде, вот и все. Ќи –евекка, ни  ус€ не захотели ответить. ј на улице серое утро ослепительным днем заменилось. ќсенние рыжие листь€ пачками пальмовыми заси€ли под солнцем. Ќебо бы- ло резко прозрачное, густой синевы, как акварель  аналетто. » смытые дождиком, чистый гранит обнажа€, мелко сме€лись под солнцем круглокамен- ные мостовые. - ѕодожди, - промолвила  ус€, захлебнувшись от солнца: - подожди, эти жалкие люди еще поймут. “огда они от стыда сгор€т, вспомнив сегодн€шний день. » вот увидишь, скоро весь мир станет советским. ¬се страны на пе- регонки затороп€тс€ заводить у себ€ революцию! » музыка, музыка, музыка пройдет по всем улицам мира, а € стану тогда барабанщиком и пойду отби- вать ѕеремену: трам-таррарам, просыпайтесь! ”треннюю зарю € играю тебе, человечество! √Ћј¬ј XXVII. Ќезваный гость. «натоки говор€т: тот не будет хорошим наездником, кто ни разу не сва- литс€ с лошади. “ак уж устроено в мире, что нет страха большего, чем у победител€ пред побежденным. ѕобедитель, как мученик, пьет ли, ест ли, заснул ли, страх вглатываетс€ с глотками, вкусываетс€ с откуском, вдре- мываетс€ в сновиденье и дрожит победитель, ходит днем и ночью с неотс- тупным спутником в сердце. » так уж устроено в мире, что нет силы большей, чем сила, даруема€ пораженьем. Ќе на вс€кого это годитс€, и не о вс€ком написано. “от же, кто мудрою жизнью обласкан, не раз и не дважды вспомнит об этом. ¬ градоначальстве хмурили брови, говор€ о броженьи студентов. —орва- лась забастовка, а вдруг состо€лась бы? » где же! ¬ центре ƒобровольчес- кой армии, где населенье благословл€ет спасителей. Ќедостаточно, значит, отеческое попеченье, не зорки глаза у того, кого следует. “от, кому следует, привычной дорогой пошел выполн€ть порученье. ¬ыхо- д€ из ворот градоначальства, с виду он был независим и литературен. ћ€г- ка€ шл€па не по казенному ползла на затылок. ¬олосы, вьющиес€ не по ка- зенному, спускались на плечи. √лаза смотрели открыто. ¬о многих домах принимали его за писател€ и проповедника из народа. - ƒома, дома, пожалуйте, - сказали ему приветливым голосом за парад- ною дверью, куда он звонил. «агремела цепочка, дверь открыта, и незави- симый, с рассе€нным взгл€дом российского идеалиста, подн€лс€ по лестни- це. ¬ движень€х его была задушевна€ м€гкость. √ость, подобный ему, не в т€гость хоз€ину, хот€ б и пришел в неуроч- ное врем€. √ость, подобный ему, хоть и не носит подарков, не приглашает ответно к обеду и ужину, да зато и не скажет вредного слова, не испортит вам настроень€. ќн знает, где у вас самое слабое место.   слабому месту подходит он осторожно, на цыпочках. ¬ам в разговоре неоднократно обмол- витс€, что не след такой тонкой и благородной душе зарывать себ€ в мерт- вой провинции. ¬аше печенье превознесет над печеньем ¬арвары ѕетровны. ”  оли найдет изумительный профиль, а у ћанечки, барабан€щей на фор- тепь€но, блест€щую технику... √ость такой не скупитс€ на врем€ и не ща- дит ни себ€, ни ушей своих. - ћанечка, перестань, ты надоела  онстантин  онстантиновичу! - „то вы! ќставьте ее, она играет, как ангел. ”вер€ю вас, € эту де- вочку мог бы слушать весь день. » ладонь на глаза положив, а другою рукой меланхолически такт отби- ва€, странный гость отдает перепонки свои растерзанью. Ќо лучше всего он бывает в те дни, когда ссор€тс€ перед ним хоз€ева дома. ќбласканный ими, он в доме свой человек. » частенько темные тучи, дождавшись его, вдруг обрушиваютс€ на весь дом облегчающим ливнем. —соры бывают дво€кие: мужа с женой и родителей с детками. ¬ первом случае ви- деть отрадно, как приветливый гость, защища€ того и другого, убеждает обоих в правоте обоюдной. ¬о втором же - м€гкою речью он дет€м внушает уважение к старшим, этих миленьких ангелов против себ€ ничуть не наст- ро€. - —ил больше нет,  онстантин  онстантинович, вы свой человек, вы ведь знаете, это изверг, упр€мый, как вот эта стена, самодур. ќн бы рад умо- рить мен€! - јй-ай-€й, как вы сами перед собой притвор€етесь злою! ¬ы же внут- ренно духом скорбите сейчас за него, и, как будто, € вас не знаю, чудес- на€ вы душа, - готовы перва€ прот€нуть ему руку. - „орта с два! “ак € и вз€л прот€нутую ввиде милости руку! Ќаброси- лась чуть свет ни с того, ни с сего, позорит при дет€х, - пусть просит прощень€! - јй-ай-€й, кричите, а у самих под усами улыбка. ёморист вы, ей-богу. «аписывать ваши словечки, так не хуже јверченки. Ќу, признайтесь откры-
в начало наверх
то, вы пошутили... ƒрузь€ мои милые, люди вы наилучшие в мире, будет вам. ”лыбнитесь! ¬от так-то. », супругов свед€, долго еще  онстантин  онстантинович покуривает та- бак и смеетс€ от чистого сердца. ƒа, это вам гость, от которого дому лишь прибыль. ¬от и нынче, с сердечной веселостью он целует ручку хоз€йке: - ѕоправились! ÷вет лица, как у ёноны... ј детки, здоровы? „то ¬иктор »ваныч, бедн€жка, уж начал бегать по лекци€м? - —адитесь, садитесь,  онстантин  онстантинович, будем пить кофе. ƒе- ти в гимназии, ћанечка насморк схватила... ј вот ¬иктор, - ¬иктор оп€ть бесконечно мен€ беспокоит. - ¬ чем дело, хороша€ мо€? „то зате€л наш годеамус? - ¬ит€, иди сюда! ѕусть он сам вам расскажет. ¬ столовую вышел хмурый, еще не побрившийс€, ¬иктор »ваныч, застеги- ва€ на ходу студенческий китель. - «дравствуйте, мамаша оп€ть распустила €зык. Ќичего такого особенно- го, возн€ со вс€кими делами. я, мамаша, кофе без молока буду. - ќп€ть черное кофе с утра! » без того нервы у теб€ так и ход€т. ¬ик- тор наш,  онстантин  онстантиныч, на беду свою пользуетс€ слишком большой попул€рностью. —туденты ему довер€ют... - Ќе без основань€, конечно! - “ак-то так, да самому ¬иктору от этого мало хорошего. ¬место учень€ изволь там суетитьс€ по вс€кому поводу, рисковать своей шкурой, бегать на сходки... - —ходки?  стати, јгла€  арповна, был € вчера у знакомых и мне гово- рили, что ходит слух о возможности ареста каких-то студентов. я надеюсь, ¬иктор »ваныч, вы не замешаны в этом. ¬чера будто, было какое-то антип- равительственное выступленье... -  то вам сказал?  акой арест? - всполошилс€ ¬иктор »ваныч. - Ќе волнуйтесь, голубчик, вас это разумеетс€ не коснетс€. ¬ы же всегда были благоразумны! јрест главарей вчерашнего выступлень€. √ово- р€т, их никак не могут дознатьс€. - ј что с ними будет? - ќчевидно, их мобилизуют дл€ немедленной отправки на фронт. “ак, по крайней мере, € слышал. - » поделом! - вскрикнула јгла€  арповна резко: - что за низость му- тить молодежь, когда наш фронт героически боретс€ дл€ спасень€ –оссии.  ак-будто нельз€ потерпеть какой-нибудь год, пока не очист€т ¬еликорос- сию. ”ж эти мне голоштанные бунтари, учитьс€ им лень, - вот и бунтуют. - ћамаша, да помолчи ты! я сам был... “о-есть € сам сидел эстраде в числе участников...  онстантин  онстантинович, - умол€ю вас, это серьез- но? - —ерьезно, родной мой. ¬ы испугали мен€. Ќеужели вы были вчера на эстраде? - ¬ том-то и дело... ах, чорт! Ќи за что, ни про что... ¬от истори€. » ведь так € и думал, что это нам даром не обойдетс€. - “ак зачем же? - „то зачем? –азве € идиот? –азве € им целый день не долбил, что это колоссальна€ глупость? я на-чисто отказалс€... ќ, чорт бы побрал ее, эта дура тут сунулась... - », наверно, жидовка кака€-нибудь! - ћамаша, вы мен€ раздражаете, € стакан разобью, - крикнул диким го- лосом ¬иктор »ваныч: - и без вас можно с ума сойти! - ƒа что вы волнуетесь, ¬иктор »ваныч? ¬ы говорите, "она"... «начит, курсистка. Ќу и слава богу, жертвой меньше. ¬алите-ка все на нее, ведь курсистку на фронт не пошлют. - ƒа на что мне валить? ¬от придумали! ¬ам каждый студент подтвердит, что она вылезла против моих же советов. я бесилс€, мо€ репутаци€ может заверить вас в этом. „ем же € виноват, если нав€зывают мне дурацкие авантюры! - ј кто она така€? - –евекка Ѕорисовна, математичка. ”пр€ма, как столб, - сколько ни спорь с ней, ни на ноготь от своего не отступитс€. - –евекка Ѕорисовна, а как дальше? - и приветливый гость занес фами- лию в книжку: - €, кажетс€, где-то встречалс€ с ней. - –ыжа€, веснушчата€, на колонну похожа. –уку пожмет вам, так съежишьс€, сильна€, как мужичка. - ƒа, вот ведь истори€... ¬олнуетс€ молодежь. јх, годеамус, годеамус мой милый, неисправимый! », против обыкновени€, хоз€ев не слишком утешив, встал  онстантин  онстантиныч, рассе€нно улыбнулс€, попрощалс€ и вышел. —пуска€сь по лестнице, подмигнул своему отражению в зеркале: да, брат, такой-с€кой, если б знали они, с кем... Ќаверху же, из-за стола не встава€, сидели по-прежнему ¬иктор »ваныч с мамашей. - Ётот ваш  онстантин  онстантиныч - хитрый пес, уж очень он все выспрашивает, да вынюхивает, да записывает - переборщил! - ј тебе что за дело? - ответила, чашки перемыва€, мамаша: - ты свое слово сказал в нужный час, и помалкивай. — такими людьми надо жить в дружбе. » напрасно ты, ¬ит€, не сообщил ему между словами адрес этой –е- векки. - ќтстань! - с сердцем стул отодвинув, сын вышел на кухню побритьс€. ћежду тем  онстантин  онстантиныч, задумчивый, волоокий, с волосами по плечи, путь свой держал не домой, а во дворец градоначальника √рако- ва. √Ћј¬ј XXVIII. √радоначальник √раков. √радоначальник √раков во врем€ ƒеникина был большою фигурой.  расно- речье донцов не давало градоначальнику ни сна, ни покою. - ¬оображают, - говорил он, - что пописывают изр€дно. ј на деле ни тебе ерудици€, ни тебе елоквенци€. ¬место же этого одна ерундистика и чепухенци€! Ёх, вз€л бы перо да показал бы писакам, как можно пройтись по печатному. «атрещали бы у мен€ казачьи башки, как под саблей. - „то ж, ваше превосходительство, останавливаетесь? ƒерганите их, - говорили ему сослуживцы: - ваше дело начальственное, что ни прикажете, напечатают, да еще на первой странице. - «наю сам, напечатают. ƒа завистлив народ, особенно к чистому русс- кому имени. ѕойдут говорить... ј €, признатьс€, не люблю за спиной раз- говоров. - „то вы, что вы, кто же осмелитс€-то! - » осмел€тс€. Ќарод нынче вышел зазорный, родной матери юбку поды- мут... - ј вы, ваше превосходительство, в форме приказов. - ѕриказами, ха-ха-ха, вроде этих донецких? Ёто можно. ” мен€ в кан- цел€рии пишут, поди, каждый день по приказу. ј ну-ка попробую € по-свое- му, по-простецки, истинной русскою речью. «аполонили у нас, мои милые, эсперантисты газету.  нига, котора€ нынче печатаетс€, чорт ее разбери, что за книга. ѕо букве суд€, будто русска€, даже иной раз духовна€, про бога и чорта. ј как начнешь читать - эсперанто, убейте мен€, эсперанто. —лова такие неласковые, п€тиаршинные: антропософи€, мораториум, рентге- низаци€, прочтешь, так словно пальцем в печенку теб€. ј газеты и того хуже.  ак-то € подзан€лс€ статистикой у себ€ в кабинете, со старшиной двор€нского клуба, ¬ойековым. Ћюди оба начитанные, с образованьем. Ќу, и высчитали, что у нас на всю империю русских газет, кроме "Ќового ¬реме- ни", нет: все издаютс€ сплошным инородцем. ¬от каково было дело до рево- люции. —удите же, что стало ныне! - “ак вы бы решились, ваш-превосходительство, в форме приказов! » √раков решилс€. ¬ышел как-то, с чеченцем-охранником в двух шагах от себ€, прогул€тьс€ по улицам, отечески погл€деть на осеннюю просинь да спознать в бакалей- ных, какова нынче будет икорка, и удивилс€: пр€мо, против него, из подъезда гостиницы ћавританской, гл€дел на него человек не последней на- ружности. √л€дел вот так просто и пр€мо, как смотр€т иной раз убитые зайцы, вис€щие за хвосты в зеленных, или кролики на прилавке, - ничуть не смуща€сь, пристально, как говоритс€ - с апломбом.  онечно, был гене- рал в своем инкогнитном виде и даже чеченца пустил за собой в отдаленьи, но все-таки градоначальник, помазанник в своем роде, и у него на лице есть же нечто!   тому же был вывешен в фотографии ќвчаренко его портрет по€сной со всеми регали€ми.  ак же можно этак уставитьс€ на генерала посреди улицы? ќтвел градоначальник глаза, размышл€ет: -  то бы таков? »з себ€ благородный и не штафирка. Ѕлизорук €, а ви- жу, что на плечах николаевска€ шинель. Ѕакенбарды... —кажите пожалуйста, в –оссии живем, а тоже пускает иной английские бакенбарды неведомо с ка- кой стати. ѕогл€жу вдругор€д. ѕодн€л глаза - тьфу!  ак бомбометатель или переодетый Ѕакунин гл€дит на него из подъезда гостиницы ћавританской в упор внушительный и не пос- леднего вида мужчина. √рудь колесом, как лошадиные бедра, два-три ордена (не разберешь издали), пышнейшие баки и этакий бычий взгл€д, круглогла- зый, остервенело-спокойный. Ќе гипнотизер ли заезжий из  онстантинопол€, как-нибудь примостившийс€ к транспорту пуговиц дл€ ƒобровольческой ар- мии. √радоначальник, мановеньем бровей, навед€ на лицо начальственный ок- рик, перешел тротуар и на ходу, мимо подъезда гостиницы ћавританской, отрывисто бросил: -  то таков? - ѕроходи, - спокойно ответил неизвестный мужчина: - чего лупишь гла- за? ћного вас тут цельный день охаживают подъезды. - ¬аш-прывосходытельства, ваш-прывосходытельства, - шепнул чеченец градоначальнику, стремительно его догон€€: - Ётта швыцар, швыцар гостыница, прастой швыцар. ”спокоилс€ градоначальник, размотал с шеи гарусный шарф, отдышалс€. » тут, не доход€ до бакалейных р€дов, осенило его вдохновенье. ƒаже в пальцах зуд побежал, как от мелкого клопика. ќборотилс€ градоначальник и быстро, с военною выправкой, зашагал назад во дворец. - Ќеси мне, - сказал он слуге, - перо и чернила! Ќа следующий день газетчики, выбега€ с пачкою теплых газет, кричали надрывно: "приказ градоначальника √ракова о швейцарах"! "Ўвейцары", так начиналс€ приказ: "я вашу братию знаю. ¬ы там стоите себе при двер€х, норов€ содрать чаевые. я понимаю, что без чаевых вашем брату скука собачь€. ќднако кто вас поставил в такое при двер€х положение?  ому об€заны всем? - √ороду и городскому начальству. ѕоэтому требую раз-на-всегда: швейцар, сократи свою независимость. ≈сли ты грамотен, читай ежесуточно постановлень€ и следи при двер€х, кто оные нарушает. Ќеграмотен, - проси грамотного ра- зок-другой прочесть тебе вслух. “акой манеркой у нас заведетс€ лишний пор€док на улицах, а пор€дком всем известно нас Ѕог обидел. √радоначальник √раков". ¬ыход в литературу градоначальника √ракова вызвал см€тенье. «аскреже- тали донцы: не усидел, позавидовал! ѕетушились в канцел€рии: пусть те- перь сам потрудитс€ над городскими приказами. ¬олненье пошло в зеленных, бакалейных и рыбных р€дах, собрали между собой, поднесли открыто, с подъезда, икону √еорги€ ѕобедоносца, повергающего дракона, а со двора на кухню доставили аккуратное подношенье, первый сорт; упаковка без скупос- ти, в €щиках. - ќтец родной, - сказал бакалейщик “ерентьев: - не оставь. Ќонче, сказывают, ты всем велишь законы читать, а иначе штрафуют. ѕрикажи бога молить... „тоб у мен€ да когда-нибудь тухлый товар! ƒа ешто € родителев моих обесславлю? — восемьдес€т шестого годика фирму имеем. „тоб мне на том свете без €зыка ходить! - ’орошо, хорошо, иди себе, не волнуйс€, - милостиво отпустил его градоначальник, супруге своей, распаковывавшей подношень€, с улыбкой промолв€: - „уден устроен русский человек! ¬оистину, пупочка, за границей русс- кого человека не поймут. я на швейцаров, а они, что ни скажи, сейчас на себ€ принимают. - —в€та€ наивность! - умилилась градоначальница, сортиру€ закуску. ¬есь этот день был у градоначальника вроде масленицы. ѕоданы были, во-первых, не по сезону блины с таким балыком, что сам войсковой старши- на дикой дивизии, знаменитый во€ка »каев, €зыком сделал во рту на манер перепелки. ¬о-вторых, закатила градоначальница после блинов стерл€жью уху; тут уж »каев, войсковой старшина, курлыкнул, как д€тел. “олько ма- лость подпортила настроенье сходка студентов. - Ёх, - говорил после обеда, ковыр€€ в зубах гусиною зубочисткой, градоначальник: - добр €, славен €, никому, даже ворогу, не желаю чумы или там нехорошей французской болезни. ј вот этому, кто подзюзюкивает мою молодежь на зазорное дело, честное слово не пожалел бы распороть по-
в начало наверх
перек тула шов, да вложить в нутро бак с бензином, да пустить в него после зажженною спичкой. Ћютость во мне на него, как бывает иной раз на блошку. Ѕлошку, если изловишь, ты смочи дл€ начала слюной ее, чтоб она чуточку обмерла, а потом жги ее пр€мо на спичке. Ќу, доложу вам, и раз- бухает же блошка, что ни на есть самомалейша€! » откуда такой брюханчук из нее, и как лопнет: тррап! - „то это ты за ужасы после обеда рассказываешь? —лушать противно. - я говорю, мо€ мила€, к слову. “ак вот так бы, »каев, мы с тобой возбудител€ забастовок, ась? -  ха-кха-кха! - залилс€ €стребиною трелью »каев. ј в двер€х в это врем€, как доверенное лицо, без доклада, с задушев- ною милой улыбкой, волоокий, задумчивый, волоса по плечам,  онстантин  онстантиныч. - ј, милейший, почу€л стерл€дку? ќпоздал, брат. Ќу, не кисни, там те- б€ вдоволь накорм€т, не бойсь, все оставлено по нумерации. √овори, какие дела? - „то предложено было мне вашим превосходительством к исполненью, то и сделано неукоснительно. ’от€ очень труден мой долг, и, если прин€ть во вниманье малейший риск, возбужденье чьей-нибудь подозрительности... - Ќу, пошел! ѕеред нами не пой. —вои люди. ÷ену товара, не дураки, понимаем.  то же этот перевертун митинговый? - ¬ том-то и дело, ваше превосходительство, что на сей раз предмет деликатный, - не он, а она, курсистка –евекка Ѕорисовна... - –евекка?.. ох, удружил, ох-хо-хо-хо, удружил, охо-хо-хо, не позабу- ду, спасибо! ¬от так центр т€жести! ¬от так открытие, »каев, а? -  ха-кха-кха, - загромыхал орлиным клекотом войсковой старшина. - Ќет, право, ѕетенька, ты после обеда себе пр€мо-таки надсаживаешь пищеваренье. –азве нельз€ то же самое выразить в покойной, гигиенической форме? - » выражу, если хочешь. ¬от что: веди ты его в буфетную, да скажи, чтоб его покормили, начина€ с закусок. “ы же, друг »каев, дело свое по- нимаешь. —мекай: донское студенчество верноподданное, то бишь патриоти- ческое, в отношеньи политики никогда никаких. ј если иной раз завод€тс€ вс€кие там говоруши, так они инородческие, и мы их железной рукою. ƒур- ную траву из пол€ вон, пон€л? - Ёкх, - вырвалось у »каева, как плевок молодого верблюда. » уже, вдохновившись от крепкой сигары и хорошего бенедиктина, по- чувствовал градоначальник прилив вдохновень€. ∆естом позвал он слугу, и тот принес ему столик, перо и чернильницу. "ѕриказ градоначальника √ракова"... ƒернул »каев его за рукав; красные в веках обращались глаза, не мор- га€. ќт старшины пахло крепкою спиртной накачкой. - јрэстуишь? - спросил он, выт€нув губы, как коршун. - ƒам приказ об аресте. “ы его с дикой дивизией приведешь в испол- ненье, огражда€ арестованную от возмущенной толпы, понимаешь? Ќу, и дос- тавь ты ее по начальству в Ќовочеркасск, там разберут, что с ней делать. “олько смотри у мен€! я теб€ знаю! “ы не юрист, а дело свое понимаешь. Ќо чтоб ни-ни-ни-ни, ни волоска! -  арашо. » оп€ть наклонилс€ над белой бумагой градоначальник. —ладкое пробежа- ло по жилам, от бренных забот увод€щее, вдохновенье. —лова полились на бумагу: "–евекка Ѕоруховна! Ќам все известно. — какой стати взбрело вам мутить честную русскую молодежь?  акое вам, подумаешь, дело, что где-то там в  иеве с каким-то студентом что-то случилось? ј если в Ќовой «еландии с кем-нибудь неправильно обойдутс€, так вы и в Ќовую «еландию смотаетесь? Ќет, сердобольна€ мо€, у нас на этот счет закон писан короткий. ≈вреи, уймите свою молодежь! –остовский на ƒону градоначальник √раков". ¬ечером этого дн€... впрочем, о вечере ниже. ј на утро другого дн€ газетчики, выбега€ с пачкою теплых газет, кри- чали надрывно: "ѕриказ градоначальника √ракова о –евекке Ѕоруховне"! "ѕриказ градоначальника √ракова о –евекке Ѕоруховне"! √Ћј¬ј XXIX. —мерть –евекки. ” старой еврейки, с заостренным заботой лицом, –евеккиной матери, был заповедный сундук. ¬ этот сундук она складывала из году в год приданое дочери: ленточку, пару чулок фильдекосовых, розовые, обшитые шелком ре- зинки, штуку бель€, дюжину пуговиц, косынку. “ак набиралось от скудного сбережень€ добро. » в день субботний, из синагоги вернувшись, любила она сундук раскрывать на досуге. Ѕыли при этом соседки. «аходили и те, кто прочил –евекку в невестки. –азгл€дывали добро, перебира€ руками. » многими вздохами делились между собою, женскими вздохами, непон€тными дл€ мужчины. ¬ышло так и сегодн€. ѕатриарх, очки на носу, с огромнейшим фолиантом, примостилс€ у лампы. √убы шептали слова, а пальцем левой руки бродил он, себе помога€, по строчкам справа налево. ¬ысокое благодушие на лице пат- риарха: сегодн€ в семье не услышит никто от него т€желого слова. —оседкам легко. Ѕез страха сыплют они, как горох, гортанные речи.  ак ни бедна мать –евекки, а каждый, сердцем живой, найдет по соседству дру- гого, себ€ победнее. Ќашла и она победнее себ€ отдаленную родственницу с сыном калекой. »м мать –евекки приберегала кусок и на праздник пекла дл€ калеки любимое блюдо, си€€ от гордости: дар беднейшему - бедных бо- гатство. » сегодн€, гостей угоща€, что-то слишком разговорились уста ее, напе- рекор осторожному разуму. —ын, часовщик, принес в подарок –евекке золо- тую часовую цепочку. ¬ынув ее из бумажки, соседки ощупывали каждое на цепочке колечко, смотрели, щур€ глаза, на пломбу, все ли в пор€дке. - ’орошие у вас дети, ‘анни ћарковна, - говорили соседки, - красивые, умные, с малых лет зарабатывают. ’арактером не гор€чие, –ивочке что ни скажи, никогда не рассердитс€, объ€снит терпеливо, словно маленькому ре- бенку. - ќх, хорошие, - ответила мать, - дай бог вс€кому таких детей, как мои. —частлив тот будет, кому достанетс€ –ива. ”читс€ днем, учитс€ вече- ром, придут к ней товарищи, между собой говор€т, как по книге, а гордос- ти в ней меньше, чем в п€тилетней девчонке. “ака€ проста€, да мила€, что не стыдно пред ней даже скверному пь€нице, сыну старого ћойши, и тот, как ни пь€н, проход€, улыбнетс€ ей да поклонитс€. - Ѕлагословенье вам, ‘анни ћарковна, такие дети. “о-то, должно быть, и выпадет случай дл€ –ивочки! Ќе миновать вам хорошего з€т€. ћожет быть, доктор посватаетс€ или прис€жный поверенный... - ќ женихах и не думаем, –ива хочет курсы кончать. ¬от кака€ она: по- кажешь ей что-нибудь из приданого, засмеетс€, скажет: "что ж мамочка, если это вас радует, так и € рада", и забудет, как будто не видела. Ёта цепочка чистого золота, хорошей работы, - подарок богатый - дл€ нее все равно, что горстка изюму. » как будто в ответ, дверь отворив, вошла с прогулки –евекка. ѕо-от- цовски, приветливо, с каждым она поздоровалась, женщин целу€, мужчинам руку прот€гива€. ј на цепочку взгл€нув, головой покачала кудр€вой: - ќх, уж этот мне —има! —колько ни говоришь ему, непременно поступит по-своему. ∆иво припр€тала мать цепочку в сундук, самовар углем доложила, сбега- ла посмотреть, все ли на кухне готово. - ќтец, иди ужинать! » патриарх, на зов ее поднима€сь, сн€л осторожно очки, их в футл€р положил и закладкой книгу отметил. Ќо только уселись за стол, как в се- н€х застучали. -  то там? - ќтворите! »спуганно отворила дверь на незнакомый окрик хоз€йка. ¬ комнату, один за другим, вошли косматые люди. Ѕыли они высокие, черные, с глазами, как уголь€, в белых папахах. Ѕыли надеты на них чер- кески, разубранные серебром, а у по€са револьверы. ќгл€делись, шапок не сн€ли, и патриарху один из них бросил в лицо развернутую бумажку. - „итай! √де женщина по имени –евекка? ќбыск и арест! ѕерепуганные, с побелевшими лицами, одна за другой, соседки набились в кухню; их домой не пустили, обыскав жестоко, по телу, и забрав, что нашли, до последней полушки. —ундук заповедный в миг пере- рыт, распотрошен, белье скомкано, порвано. ѕропала цепочка. Ќо до цепоч- ки ли? ¬оет, с силой к –евекке припав, обезумевша€ еврейка. - –ивочка, да куда же теб€? «а что теб€? - Ќе знаю, мама, не плачьте, все вы€снитс€, - твердит ей дочь терпе- ливо. ј патриарх, гл€д€ перед собой голубыми глазами, белый, как лунь, во весь рост выпр€милс€ на пороге. -  уда ведете вы дочь мою? - сказал он черкесам. -  уда надо, - ответили те, старика с порога толка€. Ќо силен старик, прирос к порогу, остерегающе подн€л правую руку. —хватили черкесы –евек- ку, отрыва€ ее от кричащей еврейки, и потащили из комнаты; а старика обступила ватага косматых, револьверными ручками нанос€ ему в спину и грудь удар за ударом. ќпустела квартира. »збитый лежит патриарх, томитс€ от неотмщенной обиды, от оскверненного дн€. √олосит на лохмоть€х еврейка, –ахили подоб- на€, и не хочет утешитьс€, ибо нету –евекки. √олосит бедна€ родственни- ца, обнима€ несчастную. —мотрит в мутные стекла ночь, нетронут заботливый ужин.  уда итти, кому жаловатьс€ еврейскому бедн€ку?  то станет с ним говорить? Ќет обиде конца, горю исхода, терпи, терпи, терпи до судного часа!.. --------------- Ќе вс€кому непригл€дна степна€ осенн€€ ночь, когда ломит кости от сы- рости. √орит огн€ми в осеннюю ночь под Ќовочеркасском генеральска€ став- ка. «десь хоз€йничает сегодн€ войсковой старшина, во€ка »каев. ѕрохажи- ваетс€ по ставке, руки в карманы; ноздри дрожат, как у хищника, от запа- ха крови. "ѕереели, перепились офицеры, нет забавы орлам моим, - думает старши- на: - погибает клинок от ржавчины, если долго бездействует". ј что проку в близости города? ¬се дамочки из румынского перебывали под ставкой, светские женщины на автомобиле с мужь€ми наезжали сюда; слухи о войсковом старшине и дикой дивизии держат в поту обывател€, каж- дому хочетс€ хоть в пол-глаза увидеть чудеса, о которых рассказывают под шумок друг дружке на ухо. Ќо чудес очень мало. ѕоводит »каев кровью на- литым белком. “акому, как он, вспарывать брюхо пристало, итти на охоту за пленником, волоча его долго по горным стремнинам за собой на аркане. »ли, сн€в с него скальп, к седлу его крепко подвесить, так, чтоб при скачке над крупом кон€ вздымались кровавые волосы. ј тут изволь сечь труса, или пугать деревенского жител€, лет€ на косматых лошадках в обла- ву, и поджигать за измену паршивенькие деревушки.  арательной называют дивизию диких чеченцев. –евекку допрашивали поздно ночью, на –остовском вокзале. ƒопрашивал смуглый брюнет, сверка€ зубами в очень алых губах и пристально гл€д€ на девушку.  аждый ответ ее он принимал, как шутливый, и подмигивал ей: мол-де вы и €, между нами, конечно, оба знаем правду, но будем молчать. “ак мучил он долго –евекку. ƒевушка знала, что проступок ее невелик. ¬ сердце ее было спо- койствие, мысли направлены только на то, чтоб не выдать кого из кружка —тепана √ригорьича. - ¬ каких отношени€х вы со студентом по имени ¬иктор »ваныч? - Ќе знаю такого, - отвечает –евекка. - Ќе знаете? ∆аль, ему будет грустно. ј он-то вас знает очень и очень хорошо, - подмигнул брюнет, глазами сказав ей: "не бойс€, мы все знаем, но будем, как камень". » чем дальше допрос шел, тем томительней становилось –евекке. ясный ум ее не усматривал св€зи в допросе. ќна чувствовала, что в конце концов брюнету до того, что она говорит, мало дела. Ќо тогда почему ее не пус- кают домой или не отсылают в тюрьму? - ¬ы не курите? - снова спрашивает брюнет, прот€гива€ портсигар. - Ќет, не курю. ѕрошу вас, кончайте допрос. Ќо улыбаетс€ тот, погл€дев на часы: - ≈ще сорок минут. ѕотерпите. ћы, собственно, с вами врем€ проводим и не так еще скоро расстанемс€. ѕокорилась –евекка, села в кресло, задумалась. ¬рем€ проводим! ≈й стало €сно, что весь допрос, несерьезный, рассе€нный, был только "преп- ровождением времени". Ќо что значит это? «ачем она на вокзале? „то ждет ее? “ут впервые –евекка почувствовала холодок. —екретарь, дописав протокол, прот€нул его девушке. Ёто был наспех составленный из полуслов, искаженный, бессмысленный бред полусонного че- ловека. Ќапр€га€ вниманье, она прочитала бумажку, исправила кое-где, не
в начало наверх
вызыва€ протеста, и подписалась. —орок минут истекли наконец. Ѕрюнет, оставив солдата у двери, вышел и через минуту вернулс€: он проглотил у буфета несколько рюмок. - Ќу-с, - разв€зно сказал он, обдава€ –евекку спиртным дыханьем: - если вам надо поправитьс€ или там разное дамское дело, идите вот с этим телохранителем в уборную I класса. „ерез дес€ть минут отходит наш поезд. - ѕоезд? - вскрикнула девушка: - куда вы везете мен€? - ћне приказано лично доставить вас в Ќовочеркасск. », не слуша€ ничего, он вз€л фуражку, портфель и кивнул головою сол- дату. “от подошел к девушке, стуча об пол винтовкой. „ерез дес€ть минут они оба сидели в двухместном купе скорого поезда. —олдат расположилс€ в проходе. Ѕрюнет курил и курил, одну за другой, па- пиросы, не гл€д€ на девушку. » –евекка, отодвинувшись на самый кончик дивана, закрыла глаза и притворилась заснувшей. ƒон, дон, дон, третий звонок. “ррр - свисток и в ответ свист парово- за, широко прот€жный. ¬оздуху всеми легкими паровоз набирает перед тем, как помчатьс€. ѕот€нулс€, захрустели могучие кости, хр€снули, как у по- дагрика, суставы длинного тела, и уже под ногами у едущих, м€гко двига- €сь, забежали бесконечные ноги вагонов. Ќа перегонки, на перегонки, раз-два и раз-два торопитс€ поезд. ’орошо нежной качке отдатьс€ тому, кто едет по собственной воле!.. „то это? ¬здрогнув, открыла –евекка глаза от леден€щего ужаса. Ќад ней побелевший, узкий взгл€д нагнувшегос€ человека. »зо рта его бьет в нее запах крепкого спирта. –уки нашаривают по жакетке, схватились за пу- говицу, за воротник. –ванулась –евекка. -  ак вы смеете? ѕрочь от мен€! - ќго, вы потише! „то за тон, душечка? я об€зан вас обыскать, не пр€- чете ли оружие или отраву. –евекка толкнула его и кинулась к двери. ƒергает ручку, стучит, но напрасно. ƒверь заперта, стук не слышен. “ук-тук-тук семен€т быстробегие ноги вагона. - –ассудите, - сказал брюнет и, покачива€сь, подошел к ней поближе, - мы здесь заперты с глазу на глаз на час времени. ¬ы, как большевичка, плюете на предрассудки. ¬ этом вопросе € одобр€ю... –азумно. ќтчего б не доставить нам, без этих капризов и разных дамских затычек, по-товарищес- ки удовольствие? ј? ќбоюдно, € вам, а вы мне. –евекка молчала. —обрав свои мысли, обдумывала она, что ей делать. »з-под ресниц, косым незамеченным взгл€дом скользнула к окну - занавеска не спущена, стекло не двойное. —коро станци€. Ћучше всего - молчать и выиграть врем€. - ќбдумайте... ј пока разрешите, € с обыском. Ѕез предвз€тости, чест- ное слово. “ерпеть не могу брать женщину, как датского дога, сахар со- вать, заговаривать и другое тому подобное. я сердитых женщин терпеть не могу. я люблю, чтобы ласковые, быстренькие, как фокстерьерчики, сами ру- ку лизали... Ќе толкайтесь, зачем же, € деликатно. — отвращением, стиснув зубы до скрипа, отводила –евекка гул€вшие по карманам ее паскудные руки. Ќо не выдержала, закричала отча€нно, вырва- лась и с размаху кулаком разбила окно. —текло - драгоценность, орудие самозащиты! ¬ руке, изрезанной до крови, зажала она св€щенный осколок. —покойна€, лебедина€ плавность, куда ты девалась?  ак безумна€, сверка€ глазами, сто€ла –евекка в ореоле рыжих кудрей. - ѕодходите теперь, мерзавец, посмейте! - кричала она чужим самой се- бе голосом. - ¬едьма! - р€вкнул брюнет и, быстро нагнувшись, схватил ее за ноги, крепко стиснув руками. Ќо –евекка вцепилась в ненавистный затылок. ќсколком стекла она реза- ла вздутую шею, кусала зубами тужурку. ¬ окне замелькали фонари, осве- щенные окна, поезд замедлил ход - станци€. - Ќу, подожди! - крикнул, выпр€мившись и кулаком ударив –евекку, брю- нет: - я покажу тебе, гадина, потаскуха! “ы деликатного обращень€ не хо- чешь, так получишь другое. ƒумаешь, много с тобой церемоний? ¬ ставку теб€, к дикой дивизии сейчас повезу, рыжа€ кошка. Ќебось, надеешьс€ на тюрьму? Ќадейс€, надейс€! ќн постучал, и солдат тотчас же вошел к ним. - ќхран€й ее пуще глаза, - сипло вымолвил соблазнитель и, фуражку забрав, удалилс€. —ел солдат молчаливо на место. ƒверь осталась открытой. ¬ окно сквозь дыру дул €ростный ветер осен- ний, пропитанный дымом. Ѕроситьс€ вниз, доломав остальное? Ќо т€жко ле- жит на ней неподвижное око солдата. —тиснула руки –евекка, сочившиес€ теплой кровью. ѕоводила, как львица, глазами. ”же не думала жалкими, благополучными мысл€ми "за что, за какую вину?". «нала: нет спасень€, произвол, насилие, ужас. » мать последнего мужества, благодатна€ нена- висть, поила ее своей спасительной силой. - Ќизкие, у! - казалось, что ненависть гонит ногти из пальцев, уско- р€€ их рост, зубы делает острыми, точит, как стрелы, зрачки, отравл€€ их €дом прокл€ть€; и, готов€ ее на последнюю битву, приподымает толчками сердца, как дл€ полета... √орит огн€ми в осеннюю ночь под Ќовочеркасском генеральска€ ставка. ’одит большими шагами, руки в карманы, войсковой старшина.  ут€т орлы его, дикой дивизии нынче пригнали баранов дл€ шашлыка. ѕод навесом жар€т куски, нанизав их на вертел. ѕовар дивизионный, грузин, известнейший мастер поварского искусства, покрикивает на помощников. ¬озле лужайки, на скамь€х, лежат бурдюки, просмоленные крепко. ћного их, больше, чем убитых баранов. » кружки нацежива€ из бурдюков, пьют, в ожидании м€са, черкесы. ” столов музыканты завели гортанную песню. ¬оет маленький в дудку, визжа пронзительным визгом, бьет другой в барабан, а третий на струнах выводит: чорт разберет, что за музыка, дика€, цепка€. ”цепилась крючком за теб€ как удочка, и, разрыва€ сердце, т€нет, т€нет, т€нет в томлении душу. - »-ах! - не выдержал, выскочил кто-то из-за стола, подбоченилс€, вы- шел в прис€дку. - »й€! - завертелс€ другой, выбрасыва€, как безумный, колено. ѕо кру- гу, волчком, осою жужжащей, за ним третий, четвертый и п€тый. ѕервый, кто бросилс€ в летающую лезгинку, руки вскинул, ногу выставил, павой поплыл. » оп€ть подбоченилс€, каблуком отбивает. - »-ах! - кричит душа, мало ей, выхватил револьвер из-за по€са первый танцор; - бац-бац-бац, - выстрелил в воздух. » затрещали, как орехи в зубах великана, частые выстрелы. - ћ€со несут! ј к м€су корзинами фрукты. » бурчит в бурдюках, как в чьем-то голод- ном желудке, выпускаема€ стру€. “ечет конь€к, как водица. –ев сирены... ¬ свете багровом от факелов - электрический свет авто- мобильного глаза. —тавка. ƒоложить старшине войсковому »каеву, согласно распор€женью, доставлена арестованна€ политическа€ преступница. ¬ гул азиатского пира, со св€занными руками, перед белком, налившимс€ кровью, старшины войскового, »каева, проходит –евекка. - ѕозвольте доложить, - торопитс€ кто-то, - преступница покушалась вдобавок всего на убийство, стеклом ранила в голову следовател€ «арима- на, учинила буйство и пыталась бежать. -  арашо, - промолвил »каев. Ќочь течет. —овещаетс€ старшина с «ариманом. - Ќе далась, чертовка, - м€млит следователь, - и вообще, по-моему, с ней канителитьс€ нечего. –уки разв€заны. ¬ы всегда можете сослатьс€ на покушенье к убийству, € забинтую затылок. -  ров кыпит у дывизии, - соглашаетс€ старшина. ј на лужайке черкесы костер развели, через огонь пронос€тс€ по коман- де. ¬се безумней дудит музыкант, все быстрее дробь у того, кто бьет в барабан, и рассыпаютс€ струны под руками у третьего, струнника. - »й€х! - гул€ет душа, кочу€ по телу. Ќоги, руки взлетают, черт€, как планеты, узоры. √убы в вине над острыми, словно у волка, зубами. Ќе сме- етс€ черкес, он скалитс€, приподн€в над острою челюстью тонкую, с черным усом, губу.  ороток суд. ѕолитическа€ преступница, обвин€ема€ в подстрекательстве молодежи, покусилась на убийство следовател€ «аримана и во врем€ своей доставки на место суда дважды учин€ла бунт и попытку к бегству, вследствие чего приговорена к ста ударам нагайки. Ќагайка! —вистела она, прорезыва€ осеннюю ночь, у костра, в руках пи- ровавших танцоров.  аждый танцор захотел покормить ее телом преступницы. » голодна€, взалкав, трепетала в стальных кулаках ожида€ кормлень€, на- гайка. ѕрив€зали –евекку к скамейке, оголив ее. –от окровавлен у ней от глу- боких укусов. »звиваетс€, норов€ укусить, и безумные, не морга€, глаза извергают прокл€ть€. Ќе страшно –евекке, не больно: мать последнего му- жества, велика€ ненависть, кормит ее своей спасительной силой. » с €зыка у –евекки слетают пронзительные слова: - ”бийцы, погибнете, сгинете, как собаки, сотретс€ с лица земли лед ваш, а имена, как песок, засыплет прокл€тье! ѕо очереди наслаждаютс€, свист€ нагайкой, черкесы. Ќо жутко им от прокл€тий и суеверно коситс€ каждый на тень свою. —транно им, что не дрожит распростертое тело, не бьетс€. », люте€ час от часу, долго еще нагайкой хлещут по мертвой. √Ћј¬ј XXX. Ўкола пропаганды. - ќрганизаци€, - говорит профессор Ѕулыжник в интимном кругу, - мать вс€кого дела. я недаром прошел немецкую школу. ’отите выиграть дело - организуйте правильный штат, лучше больше, чем меньше, составьте подроб- ную смету, лучше крупную, нежели мелкую, учредите при этом две конт- рольных комиссии, увеличивши их добросовестность посто€нным окладом, - и вы на пути к одержанию победы. «олотыми словами своими профессор Ѕулыжник ст€жал попул€рность. „то слова - золотые, знало об этом казначейство ƒобровольческой армии. » что слово может стать золотом, убедились ораторы и писатели, прит€нутые в отдел пропаганды. - ”читесь, друзь€ мои, - говорил им маститый профессор: - учитесь у закл€тых врагов, как ѕетр ¬еликий училс€ у шведов. ¬ы знаете, что приве- ло к революции? ѕрокламации, ловко составленные листовки, летучки, возз- вани€. —просите-ка у любого купца, он вам скажет, что сущность торгового дела в рекламе. - “ак по-вашему революци€ осуществилась благодар€ удачной рекламе? - Ќесомненно. Ёто дело рассчитано было на многолети€, с риском. » упорство рекламы привело, наконец, к убежденью, что революци€ неизбежна. «абегали молодые писатели и старые публицисты по разным архивам люби- телей, доставали из библиотек "Ѕылое", "»сторический ¬естник", " олокол" √ерцена, разыскивали прокламации, изучали их стиль и словесный пор€док. ќслов же, художник, с собрать€ми сидел над мюнхенским —имплициссимусом, набрасыва€ всевозможные карикатуры. ¬о всех городах открылись лавочки пропаганды. ѕо всем городам заезди- ли антрепренеры, подыскива€ подход€щих людей дл€ публичных концерт-аги- таций. ¬ центральном же помещении отдела, на обширном дворе, обучалс€ отр€д новобранцев. ≈му говорили: -  ак выйдете из дому, прежде всего огл€дитесь. ј как огл€нетесь, от- метьте себе, не видно ли где человека нетрезвой наружности, шибко худо- го, походка с раскачкой, желательно без руки или с проломленным носом. “акой человек дл€ нашего дела находка. —ейчас же к нему. “ы, говорите ему, из красных. ќн станет отнекиватьс€. Ќет нужды, твердите: из крас- ных. ¬озьмите под арест. Ќаддайте хорошего жару, но с присмотром, не то он проломит себе остальное, да и помрет нашему делу в убыток. ѕроморив с две недели, пустите к нему совопросника, можно с бутылкой. "“ак и так, ты бы лучше призналс€, что удрал из-под красных за жестокое обращение, был ист€зуем в чеке, получил разрыв сухожиль€ и показать можешь под пра- вославной прис€гою, каковы большевистские тайны. “еб€ за это прост€т и даже отчисл€т награду". ƒвести против одной, что арестованный согласитс€ и в ножки поклонитс€. Ёто заданье номер первый, под названием "свиде- тельства очевидцев". ƒело пустое и легкое! » когда новобранцы постигнут заданье, им даетс€ второе: - “еперь, братцы, помните: ум хорошо, а два лучше: ¬з€вшись за руки, остановитесь на улице и твердите друг дружке: нет ли, брат, у теб€ донс- ких денег? » если случатс€ в том месте прохожие, твердите пошибче: нет ли брат, у теб€ донских денег? ќдин пускай улыбнетс€ с хитринкой и отве- тит: "есть-то есть, только нужны самому, не обхитришь". “огда вы иска- тельно обратитесь к прохожему: не согласен ли тот обмен€ть на английские фунты или французские франки донские кредитки? ”дивитс€, конечно, прохо- жий, заподозрит, а вы приставайте, давайте все больше да больше. “ут пусть мимо пройдет третий из вашего брата и, как честный благожелатель, шепнет прохожему: "не продавайте! ƒонские деньги в цене, большевики до- живают последние дни и донские кредитки по всей веро€тности будут объ€в- лены европейской валютой!" Ётак сделать приходитс€ не раз и не два, а с полсотни разов, да пройтись по базарам с тою же речью. Ќужды нет, если и
в начало наверх
скупите где кредитку, заплатив за нее английским фунтом. „ерез неделю подниметс€ в обывателе крепкое настроенье. » это заданье исполнив, рекрут обучаетс€ третьему, самому сложному. Ѕерет он простейший и ординарнейший лист бумаги. Ѕерет чернила, перо, плюет себе на руки (истинно-русское, благочестивое правило, чтоб вышло не зр€, а в аккурат) и пишет длинными торопливыми буквами: “ов. “роцкий! —колько раз € тебе говорил, что ты погубишь все наше дело!? «ачем не уничтожил расписку амстердамской почтовой конторы! «иновьев и € всю ночь сидели, обдумыва€ план реабилитации, - ничего не вышло. „орт теб€ дер- нул! ѕрикажи, чтоб аэроплан N 3 был всегда на-готове у »верских ворот. я уже написал в ÷юрих насчет квартиры. «апасись паспортом. “вой Ћенин. Ќаписав, зовет он парнишку и говорит ему: "¬ан€, € обещал тебе сде- лать кораблик, вот посмотри". » делает из бумажки кораблик, потом петуш- ка, а после солонку. Ќаигравшись, парнишка прив€жет при вас веревочку к бумажонке и будет с ней бегать по комнатам, дава€ мурлышке зан€тье. ћур- лышка бумажку процапает, понадкусит. ѕосле рекрут отымет бумажку и, по- лив на нее ложкой варень€, положит под муху. ћуха обшмыгает бумажонку, поставит несколько точек. “огда остаетс€ лишь утоптать ее сапогом после хорошей прогулки. ¬ таком виде бумажка становитс€ важна€ штука, - доку- мент. “еперь вниманье! ƒо сих пор забава была, а сейчас экзамен на зре- лость. ¬з€в дохлого голуб€, наденьте ему мешочек на шею, а в мешок поло- жите бумажку, вперемежку с землею. —унув за пазуху голуб€, возьмите ружье монте-кристо, удостоверение от градоначальника, что имеете право на производство охоты в Ѕалабановской роще, и в базарный день идите себе на соборную площадь. ћирно идите, с бабами разговарива€, луска€ семечки, почесыва€ в голове. Ќароду тьма-тмуща€. ¬друг, расталкива€ ротозеев, по площади мчитс€ рекрут номер два, ваш подручный.  ричит: - Ѕратцы, гл€ньте, на небе-то голубь! ѕочтовый голубь с сумою, зовите милицию, пожарных, собаку ищейку! ѕереполох на базаре, гл€д€т, опрокинув затылки, бабы, дети, мальчиш- ки, мужики пр€мо в небо. “ут вы хвать монте-кристо, стрел€ете холостыми зар€дами бац-бац! —м€тение: ой-батюшки! ой, отцы небесные, убили, убили! » в суматохе из-за пазухи вынув мертвого голуб€, во всю мочь бросайте его туда, где народу погуще, бабам на волосы. ќрите сочно, с надсадой: - ƒуры! –асступись! ѕолитическое дело! я стрел€л в почтового голуб€, пусть достав€т мен€ по начальству. —вистки, милицейские, топот, ругательства, давка. √олубь пойман. - –одимые, голубок! - ћертвенький, и у его ридикульчик на шее! - –асступитесь, отдать вещественное доказательство по начальству. “ы, пар€, как смел стрел€ть? ј не хочешь ли полгода отсидки? - »звините, господин полицейский. ¬от мое законное удостоверение на производство охоты. ј кроме того почтовый голубь есть хфакт политичес- кий. ѕрошу вас на месте составить протокол с приложением свидетельской подписи. - Ќ-ну! ”ж и не знаю, верить ли, однако, весь город свидетели. Ќепос- тижимое происшествие! - говорит, весь в поту, редактор местной газетки: - ѕойман голубь и при нем собственноручный документ огромной политичес- кой важности! ƒальше следует передовица: "ћы запрашиваем амстердамскую почтовую контору, что ей известно о насто€щем случае?" Ќачало положено, вс€к теперь дело докончит. ѕрофессор Ѕулыжник за ужином метким примером иллюстрирует методы про- паганды и в присутствии градоначальника √ракова, поручика ∆мынского, ко- менданта јвдеева, дам патронесс и министра донского искусства с бокалом речь произносит. Ќепобедима теперь ƒобровольческа€ ƒружина! —коро, скоро мы вступим, друзь€ мои, верной ногой в первопрестольную! — такою поста- новкою дела, можно сказать, ничего нам не страшно! - ≈шь, пей, веселись, - воскликнул ∆мынский игриво: - иными словами тыл укреплен, фронт продвигаетс€, обыватель может спокойно нести сбере- жени€ в банк. ƒа здравствует √лавнокомандующий! “ост был подхвачен. √Ћј¬ј XXXI.  уда можно дойти по-Ѕулыжнику. ѕируют в тылу, вал€сь под столы, тыловые. Ћьетс€ вино из удельного склада нещадно. ¬есело на душе обывател€, шумно на улицах города... —ко- ро, скоро! ј команда, обученна€ на центральном дворе, входит во вкус чем дальше, тем больше. - ќрганизаци€, € вам доложу, это первое дело, - говорит молодчик дру- гому: - к примеру ежели вас посылают на фронт дл€ военной корреспонден- ции, так неужто вам ехать? ѕод дождем, в такую-то сл€коть, сыпн€ком за- болеть от солдата? ќчень нужно. ѕоймите, нужна информаци€, а не ваша простуда. “ут умному человеку и показать, пошло ль в прок ученье. ј из- готовить у себ€ на-дому информацию, име€ немецкую карту нашей области, дело пустое. “ут ошибс€ разве на одну приблизительную, не более. » той же дорогой пошли дорогие разведчики, засылаемые в глубь страны, где сид€т еще красные. ” пограничников есть хорошие вина, зарыты кон- сервные банки. ”меют они превесело дутьс€ в картишки. —ход€тс€ к ним все люди солидные, те, что при деньгах. ” одного - контрабандный товар, дру- гой перемахивал через границу беглеца и беспаспортника, третий попросту вспарывает у случайных убитых карманы, четвертый шпионствует за прилич- ную мзду и нашим, и вашим. ¬еселый народ, образованный и с деньгами. — ними выпить одно удовольствие, а захот€т, так найдетс€ дл€ них по-бли- зости и подход€ща€ дама. ¬место опасного продвижень€ в глубь страны, сиди себе с ними, да выс- лушивай разные речи. ѕьешь, закусываешь, перебросишьс€ с ними в картиш- ки, гл€дь - и выудил информацию, все, что нужно. ј иной, твое дело смек- нув, и продаст тебе, хот€ не за дешево, все же дешевле чем твое беспо- койство, все первые сведень€. ѕроще того дело делаетс€ агитатором деревенским. ¬стал он поздно у себ€ на-дому, шторки на окнах спущены до самого низу. Ќа случай звонка отвечает слуга ‘едосей, из казаков: - Ќету-ти барина, они на паганду в деревню уехали. ј когда ворот€тс€, не знаем. ¬станет барин во втором часу дн€, не позднее. “отчас же несут ему со- ды, проветрить губы от выпивки. ѕомывшись, одевшись, напьетс€ он кофею, подзакусит, малость хлопнет из рюмочки дл€ поддержани€ духа. «овет ‘едо- се€: - “ы, вот что... ¬едь ты казак из станицы ÷ымл€нской? - “ак точно. - Ќу что, брат, скажи-ка ты мне, разве при большевиках вас не граби- ли, не увозили пшеницы? - —возили пшеницу, а при немце и того хуже. - Ќет, ты молчи про немца. я тебе дело говорю. “ы скажи, ведь при нас-то, при белых, лучше стало? —ообрази. - » то лучше. - я вот, например, ничего дл€ теб€ не жалею. Ќа, допей водку. - ѕремного вашей милости. » пишет в докладе: "—таница ÷ымл€нска€. ¬стречен казаками очень приветливо, особенно старыми. –азговорилс€. ќтвечают охотно.  ак дети, жалуютс€ на обиды. ѕри разговоре о большеви- ках сжимают кулаки: хлеб до последнего зернышка грабили звери, хуже, чем немцы. Ёто врезалось в пам€ть, и станица знает теперь лучше вс€кой про- паганды, кто ей друг, кто ей враг. ѕровожали с иконой до самой околицы". ѕравда, последнюю фразу написал уж под пь€ную руку, распив вторую бу- тылку. Ќо, отрезвившись, исправил. –абота покончена, и как хороши вечера агитатора! ѕри спущенных шторах соберутс€ друзь€, немного числом, зато самые близкие, благонадежные. —бегает ‘едосей в клуб, к повару ѕолю, за порцией лучшего ужина, хлоп- нут, взрыва€сь, бутылки. –асставлены столики, приготовлен мелок и девственный по€с с колоды срывают привычные руки.  олода дл€ правильного мужчины в наш век желанней, чем женщина. »грает тобой до потери всего твоего состо€нь€, голову кружит, пь€нит козыр€ми и нежданной взаим- ностью, а поко€ тебе не убавит: как сидел, так и сидишь себе в кресле без малейшего сдвига. —покойное дело! » чем дальше шли дни, тем уверенней становилось на сердце у обывате- л€. ѕравда, ходили какие-то слухи, распростран€емые с ехидством главным образом телеграфно-почтовым мелкотравчатым чиновьем, об уничтожении ар- мий  олчака и ёденича и о том, что на южный фронт брошены большевиками огромные силы, но обыватель себе настроень€ не портил. ћассивней, чем столбы из базальта, казалось правительство ≈диной и Ќеделимой. ƒавно уже был разработан проект о том, кому и на каком посту быть в завоеванной белокаменной. ћосквичи съезжались в –остов, готов€сь вступить во владенье утраченными квартирами и жестоко отмстить веролом- ным кухаркам. "—перва пойдет фронт, а мы на повозках и броневиках вслед за ними". ƒни идут. «апаздывает наступленье к досаде нетерпеливых.  лич "на ћоскву" под шумок спекул€нт, нажившийс€ прочно, уже сравнивает с арией "мы бежим" из ¬ампуки. ј пропаганда летит от кра€ до кра€, похвал€€сь своими победами. √лавнокомандующий, поставивший под ружье все казачество и городского мужчину в возрасте от внука до деда, из-под век нацеливаетс€ на своих крендельковых людишек, министерства наполнивших.  рендельковые люди, од- нако, затвердели, как старое тесто. Ќеожиданно пробудилась в них светла€ пам€ть.  аждый вспомнил, что кровь проливал и брюки просиживал на службе ≈диной.  аждый вспомнил, что есть у него на ƒону большое поместье, у этого сто дес€тин, а у другого тыща и боле. ќтобраны земли в февральскую революцию и ¬ойсковой круг их не вернул насто€щим хоз€евам. ѕора бы уже ƒобровольческой армии наградить своих верных сынов и вспомнить их жерт- вы. “узы, положившие в дело немалые деньги, открывавшие на свой счет ла- зареты, обмундировавшие целые роты, купцы, не щадившие дл€ ƒеникина ни икон, ни молитв, ни товара, помещики, ставшие ныне министрами, все воз- высили голос: - ѕора приступить к справедливой земельной реформе! ѕравда, мы отсто- €ли передачу земель частных собственников донскому казачеству. Ќо этого мало! Ќадо на деле ≈вропе и русскому люду увидеть, что мы истинные пра- вовые устои приносим, а не хаос подачек неразумному стаду. „ь€ земл€, пусть тому и вернетс€. ќтдавать же ее, потакать большевицким замашкам, разводить либеральные тонкости - значит дело губить и в противоречи€ пу- татьс€. ƒа и кресть€нам нужна не земл€, а отеческое попеченье. ¬спомнил профессор Ѕулыжник про заповедь демократизма, смутилс€: - Ќет, - говорит, - не делайте этой ошибки. ¬ооружите вы против себ€ народную массу! - „то вы, помилуйте, - отвечают Ѕулыжнику: - масса давно уж перевос- питана вами. –азве отчеты отдела не говор€т о чувствах казаков? –азве весь юг не охвачен крепкою т€гою к ƒобровольческой армии к ее св€щенным заветам и молодецким победам? Ѕудет вам! », вдохновившись своими речами, гор€чие, пылкие, обступили ƒеникина кредельковые люди. - ¬рем€, отец! ћы идем ведь с тобой на ћоскву, не шантрапа мы ка- ка€-нибудь, а сановные, знатные люди. Ќе ты ли давал обещань€? Ќе мы ли служили верой и правдой? ѕрикажи возвратить нам исконные, наши собствен- ные русские земли. ћного миндальных людишек у √лавнокомандующего! ¬згл€д не охватит - направо, налево, спереди, сзади, цела€ арми€. »х нельз€ не потешить! » с высоты кремлевских св€тынь уж предчувству€ смотр своей армии, генерал отдалс€ соблазну: - ƒать им указ о возвращеньи земель их прежним владельцам! ƒан был указ о возвращеньи земель их прежним владельцам! ”каз был прочитан в станицах при зловещем молчаньи. ”каз пробежал по притихшим войскам, как полоска прожектора, вызыва€ в озаренном лице зловещую €сность. Ќа каждого собственника сотни безземельных казаков. Ќа каждый ре- вольвер сотни казачьих винтовок. ѕошли, согласно приказу, завоевывать первопрестольную. —нова ночь. Ќаступает зима, но не мерзнут на улицах лужи. „етко игра- ет, гул€€ по цитрам рассыпчатой трелью, румынский оркестр в зале военно- го клуба. —толики зан€ты. “олп€тс€ в двер€х, дожида€сь, блест€щие
в начало наверх
адъютанты. ѕоручик ∆мынский, усы вытира€ салфеткой, прожевывает аромат- ный кусок карачаевского барашка. ѕовар ѕоль, в белом фартуке, черноусый, с глазами на выкат, вышел из кухни взгл€нуть, как подаетс€ и все ли до- вольны. - ƒа-с, доложу € вам, - звучно твердит, наклон€€сь к поручику ∆мынс- кому, полковник јвдеев, честный во€ка: - вы, вот, хвалите здешний шаш- лык, а € скажу: нет лучше блюда, нежели как навага фри у повара ѕол€. “ут он поистине себе не знает соперников. » что такое навага? ѕроста€, груба€ рыба на зимнее врем€. Ќавага, когда вам дают ее дома, непременно попахивает чем-то, € бы сказал, рыбо-жабристым, даже просасывать ее у головы и под жаброй противно.  овырнешь, где м€систо, и отодвинешь. ј у ѕол€ не то! ” ѕол€, скажу вам, навага затмит молодую стерл€дку. ќн ее дл€ начала окунет в молоко, выжмет, выкатает в сухаре со сметаной... - √оспода офицеры! - кто-то крикнул в двер€х взволнованным голосом. Ќаступило молчанье. - √оспода офицеры! ѕрекратите еду. Ќаша арми€ отступает к –остову. » тотчас же, не пон€в громовые слова, в затишье вход€, как в проход, открытый толпою, рассыпчатой трелью вспорхнул румынский оркестр. √Ћј¬ј XXXII. —удный день. Ѕыло же это, как во дни Ќо€. ≈ли и пили, женились и выходили замуж, а нашел потоп и поглотил всех. “ак и нынче каждый застигнут часом расплаты за очередною нуждою: один на улице, в конторе, в торговле, другой за столом, третий в постели с же- ною. «аметались богатые люди, забира€ запасы.  ак перед взгл€дом змеиным, оцепенели на миг учреждень€ перед прика- зом об эвакуации. „тоб минуту спуст€ в лихорадочной спешке через глубо- кие впадины луж, под саваном сырости, в темноте, мокроте и топоте разго- р€ченных коней, т€нутьс€, колесами застрева€ в ухабах, по бесконечным околицам. » весь день, с утра и до вечера, опустошались дома, как кишки вывора- чива€ свои внутренности. — лестниц, с подъездов, из настежь открытых па- радных бросались узлы на подводы, люди сбегали, нес€ мешки и корзины. » все текли, толка€ друг друга, старый и малый, как черные бусы, по- сыпавшиес€ от выдернутой веревки; слета€ с веревки, каждый подскакивал р€дом с соседом и, место свое потер€в, казалс€ другому куда утесни- тельней, куда мешковатей, чем раньше. Ќапира€ на локоть, ненавидел сто€- щего р€дом. » было охвачено сердце у каждого слепотою бесстыдства: лишь бы спастись самому, а там хоть земл€ не вертис€. ќдна за другой, одна за другой, лошадиным копытом непролазные лужи, как стекло разбива€, ползут из –остова подводы. –угаютс€ дико возницы, хлещут вожжей, торопливо протаптывают сапогами клейкую землю. Ёвакуаци€! —лово, похожее на прот€жный вопль в горах пастушьей свире- ли. » на свирель, позванива€, ползут шершавые козы, покидающие с неохо- той кочевье. - Ёвакуаци€! Ќо скажите пожалуйста, что же случилось? ≈ще вчера мы видели в клубе весь штаб, никто ни звука об опасности положень€. Ѕыть может, паника преувеличена, слух не проверен? - ѕомилуйте, да какое там преувеличенье! ¬ыйдите из дому, содом и го- морра! Ѕегут, как безумные, без спросу, без вс€ких инструкций. —олдаты начали грабить винные склады... ∆утко под арками оголенных ветвей на встревоженных улицах, в темноте ниспадающей ночи. ¬етер сосет и без конца теребит тишину, как собака го- лодна€ кость. ”ши взвинчены его неотступным глоданием. ј на мосту, под Ѕатайском, скучились люди, лошади; подводы, колеса задрав, налезли одна на другую, вой стоит от непрерывного крику, послед- нему первых не видно, а первые, отупев от отча€нь€, кричат на последних: -  уда лезете? Ќе напирайте! ¬ы давите нас! Ћюдмила Ѕорисовна успела на этот раз вывезти все свои сундуки. ѕод непроницаемой тьмой, на крытой подводе, сжав руки, сидит она между ними немеющим призраком. ѕод глазами опухли мешочки, нежданно состарив ее, - така€ сидит непохожа€ стара€ женщина с отвислой губою. «а ней на подво- дах, спаса€ дес€тками лошадей городское добро, тороп€тс€ богачи  улако- вы. јдъютант, кутивший в компании богатых бакинцев, прыгнул в кол€ску к жене командира, фартуком кожаным застегнулс€, по горло в нем спр€талс€ и, задыха€сь, шепчет ей о погибели армии. ≈дут в казенных подводах дамы, родственники, знакомые родственников, сослуживцы знакомых. Ќеистовой бранью ругаютс€ задержанные войска. ѕроехать нельз€! ƒес€т- ком верст прот€нулс€ обоз отступающих, дело губ€щих, заваленных сундука- ми своими богатых. » мост прот€нулс€ над черным, скользким, бездонным ƒоном, мост под Ѕатайском. ќстановилось движенье, запружены узкие дере- в€нные доски; подводы, колеса задрав, налезли одна на другую, вой стоит от непрерывного крику, последнему первых не видно, а первые, отупев от отча€нь€, кричат на последних: - Ќам некуда, не напирайте, спасите! “ам, впереди, в лихорадочной спешке доканчивают офицеры последнее де- ло: у голодного автомобил€, оставшегос€ без бензина, выламывают дорогие, заграничные части. ћолотом их разбивают, привод€ машину в негодность: нет у –оссии нужных частей, не достанетс€ большевику ни одной здоровой машины! “€жко хрип€, инвалиды-автомобили, один за другим, как ослеплен- ные твари, сбиты в канаву и стынут в ней помертвелой грудой. Ќо в суматохе из города дан приказ отступающей части казачьей: итти на Ѕатайск. ¬збешенные задержкой, пригнувшись к седлу, левой рукой сжав поводь€, а правою с гиканьем занес€ над собою нагайку, шпор€т казаки коней и чер- ной мохнатою массой лет€т на обоз.  ровью налились глаза, ощетинились бороды, брови дыбом сто€т.  ак безумные, землю взрывают косматые кони. Ўарахнулись в сторону одна за другой подводы, сползли сундуки, тррах - как веточка, переломились оглобли. — моста в черный скользкий, бездонный ƒон падают, перекувыркива€сь, вещи, лошади, люди, возы. ¬ой стоит на мосту под Ѕатайском нечеловечий, звериный... ¬ городе расквартированы по горожанам юнкера из оставшейс€ части. ёные мальчики с безусыми лицами перед хоз€йкой бодр€тс€: по-прежнему мо- лодцевато щелкают шпорами, а уход€ побродить, оставл€ют на письменном столике развернутые тетради. ѕолюбопытствуйте, хоз€ева дома, полюбо- пытствуй хоз€йка, взгл€ни в них. “ы тоже когда-то, в ногах у себ€, пре- терпев родильные муки, ощутила впервые трепетанье других, слабых, ле- гоньких ножек и гл€дела в глаза бытию чрез окно материнского лона. √де твой первенец? Ёти мальчики - тоже первенцы, рожденные женщиной. ѕожалей ее: кратким был век их, но долгим ужас конца. ¬ тетрадках вели юнкера свой дневник. —колько таких дневников разбро- сано по –оссии! ќписывали они душевные т€готы по ѕшибышевскому, нехитрую жизнь, безденежье, слухи из штаба. ќплакивали коварство Ќади иль ћани; ни чувства, ни мысли о будущем, и чем дальше страницы, тем душнее они и тревожней. ёнкера ходили справл€тьс€, скоро ль их двинут. ¬ городе же, обезлю- девшем, опустевшем, как улей от пчел, не знали начальники плана передви- жений, давали, мен€ли приказы, запутывали своих подчиненных. » при первом артиллерийском обстреле побежали последние, не дожида€сь приказа.  ачались на перекрестках повешенные с прибитыми надпис€ми "вор и дезертир", высовывали раздутые €зыки убегавшим, чернели проклеванными вороньем провалами глаз. ѕод виселицей подвывали собаки. ƒо тридцати п€ти лет поголовна€ мобилизаци€. — тридцати п€ти до восьмидес€ти погнали гуртом за заставу, били прикладами, велели итти рыть окопы. “юрьмы распущены за недостатком охраны, уголовные разбежа- лись. ”ход€ же, войска угон€ли с собой первых встречных, броса€ их потер€в- шими разум, тифозными или замерзшими по пути своего отступлень€. “ак было в тот день; и тогда пережил человек себ€ самого без остатка: как-будто, шагнув, он подн€л ногу над пропастью и увидел, что рухнет. ---------------  расные снова приблизились к городу, не партизанским отр€дом, а регу- л€рною армией. —ыплютс€ пули, наполн€€ жужжанием воздух. ќбыватели, как услышали выстрелы, полезли каждый, крест€сь, на знакомое место. ќпустели дома, переполнены погреба и подвалы. —трах сводит челюсти, от тошнотвор- ного страха €зык разбухает во рту, как морска€ медуза. ≈ле ворочаетс€, выговарива€ слова; и пухнет, пада€, сердце. —тоном бегут, догон€€ друг друга, снар€ды и разрываютс€ возле самого уха, близехонько. ќкна тр€сутс€, танцу€ стекл€нные трели. »х не застави- ли ставн€ми в спешке, и окна, тр€с€сь, звонко лопаютс€, рассыпаютс€, словно смехом, осколками. “ррах, торопитс€ где-то €дро. Ѕумм! вслед за ним поспевает граната. “рах! городу крах, кррах трррах! ѕушки не скуп€т- с€, артиллеристы играют. ј по подвалам сид€т, обезумевши, беженцы, затыкают уши руками, держат детей на колен€х, бледнеют от тошного страха, кто за себ€, кто за близ- ких, а кто за имущество. Ќо под самое утро вдруг сразу все стихло, как после землетр€сень€. ¬ ворота степенно вошла молочница, баба Ћукерь€, с ведром молока, и спокойно сказала жильцам, выползавшим на воздух: - Ѕелых-то выкурили. „исто! Ќедаром муза трагедии пела городу ночью декабрьской! ∆утко на улицах, спотыкаютс€ кони у красных, молчаливо въезжающих стройной, суровою цепью, в шинел€х защитного цвета и в богатырских, по рисунку художника, шлемах. »з-под руки, зорким взгл€дом, высматривает красный взвод опусте- лые улицы. Ќа перекрестках качаютс€, вороньем осыпаны черным, повешен- ные, с оскаленной весело челюстью. —меютс€ повешенные, тараща пустые глазницы, высовывают €зыки: вы нам, а мы - вам... Ќи души на пустынных улицах, ни души у ворот, и никто не засмотритс€ в окна. ∆утко на улицах, пр€чутс€ по подворотн€м неизжитые призраки но- чи. » осторожно, шаг за шагом, без шума, без музыки, молчаливо-суровые, с четкими профил€ми под богатырскими шлемами, с красной звездою на лбу, углубл€ютс€ в улицы всадники. √Ћј¬ј XXXIII. и последн€€. –асквартированы красные в городе. “ихо. ∆дут подкреплень€. —овет за- работал, взвив красное знам€. ќклеены стены воззвань€ми. ƒокатилс€ до юга –оссии плакат с цветною картинкой, с неутомимым стихом, подписанным новым дл€ юга –оссии "ƒемь€ном Ѕедным". “ыс€чами плакат запестрел на стенах и на тумбах. », подход€, обыватель почитывает веселые строчки о генерале, попе и помещике, понемногу от ужаса, как от стужи, отогрева€сь в улыбке. ћежду тем под Ѕатайском остатки белых не дремлют. ƒеникин давно отс- тупилс€.  омандованье перешло к либеральному ¬рангелю. Ќаспех тающей ар- мии обещаны земл€ и реформы. — тылу же ей и с боков приставлены ре- вольверные дула: не отступай, чорт теб€ побери, безмозглое стадо! ћ€сом живым продвигайс€ на жерла врага, дай хоть на час беспокойства ему ценой своей жизни! ¬незапно в затишье завоеванных улиц ворвалась бомбардировка. —нова снар€ды лет€т, разрыва€сь над городом. ѕолитые хмелем, разогретые обе- щань€ми, подгон€емые револьверными дулами, мчатс€ в бешенстве на кон€х добровольцы, отбива€ завоеванный город. Ќалет удалс€. ” красных нет подкреплень€, - их арми€ движетс€ еще на сутки пути. » добровольцы хо- з€йничают по морозным пролетам обезлюдевших улиц, разбива€ там и с€м ма- газины. Ёвакуаци€! —лово похоже на вопль пастушьей свирели в горах, когда на свирель, позванива€, ползут по склонам шершавые козы, с неохотой покида€ кочевье. Ѕыстро, как молни€, отступают к Ќовочеркасску военные части, политкомы, телеграфна€ станци€ и с подводами фуражиры... –анен товарищ ƒесницын в ногу на-вылет... ќдин, не успевши бежать, лежит он в домике “ишина, —тепана √ригорьича. -  ус€, - шепчет он девочке, наклонившейс€ над постелью, - постарай- тесь достать мне белогвардейский документ. «десь € отлично устроен, а в случае обыска документ мог бы спасти мен€. - Ћадно, не беспокойтесь, лежите тут смирно, € достану документ! - »  ус€, платком пов€завшись, бросилась снова на улицу, не слуша€ уговоров старикова семейства: переждать перестрелку. ќна только что, под огнем нестихающего артиллерийского грома, пробра- лась сюда по окраинам; и снова тем же путем, не огл€дыва€сь, бежит про- ворными ножками дальше, дальше, к дому, забитому ставн€ми, туда, где жи- вет в бэль-этаже двоюродный брат, запасшийс€ кучей бумажек. ¬есело  усе, знает она, что нестрашен налет добровольцев. Ўутили, сме€сь, фуражиры, неделю сто€вшие у вдовы-переписчицы, что остав€т ей на подержанье коро- ву, пока не вернутс€. — севера движетс€ к ним на подмогу несметна€ арми€ красных. ¬есело  усе от грома несытых орудий, рвущего небо, от старого,
в начало наверх
сердцу знакомого свиста комариков-пулек. Ќо веселее всего от опасной за- дачи: под обстрелом достать и снести спасенье дл€ друга. » бумажка добыта. Ќапрасно  усю пугают, уговарива€ остатьс€. — легким сердцем торопитс€  ус€ домой, в третий раз пробега€ пустынной, вечерней дорогой. ќтошла заснеженна€ степь меж –остовом и Ќахичеванью, снова ули- цы, вымершие от гула снар€дов.  аждые две минуты несутс€ они по воздуху, уха€ т€жко. » приседает случайный прохожий в сером сумраке вечера, крес- титс€, посинелой губой помина€ вышнюю силу. Ќа перекрестке двух улиц, где ветер взвивает снежок, тарарахнул снар€д, разорвалс€. ƒрогнув, как трость, в двух местах телеграфный столб надломилс€ и сникнул. ќтошел беззвучно от дома кусок штукатурной стены, попадали, словно карты, рас- сыпчато отдел€€сь, рамы окна, переплеты дверей, карнизы, наличники, ставни. ¬ ту же минуту вырос на улице высокий, как от копань€ крота, бу- горок.  ус€ лежала, раскинув руки и ноги, на тротуаре соседнего дома. ƒоктор в больнице сказал вдове-переписчице: мало надежды. ќсколком гранаты задета кость черепна€, есть трещина. ≈сли не будет к вечеру ме- нингита, может быть выживет. Ќо, по всей видимости, менингит неминуем.  ус€ лежала в сознаньи, маленька€, как ребенок, с забинтованной голо- вой. √лазами, огромными из-под бинта, гл€дела в недвижные материнские очи. Ћил€ плакала в уголку, забив себе рот полотенцем. » к ночи, когда под грохот звериных орудий, влились с четырех сторон в город красных несмет- ные силы, - неотвратимым теченьем болезни скакнула у  уси температура. ќна потер€ла сознанье. - ћенингит, - сказал доктор, взгл€нув на темное личико. --------------- » недаром муза трагедии пела городу ночью декабрьской. ¬ычищен город от белых до последнего белогвардейца, буденновцы лихо гарцуют по городу на кон€х, одно за другим возвращаютс€ учреждень€. ”же разместилс€ на месте штат телеграфной команды, автомобиль с политкомами и военные части вернулись, и, подводу вед€ за подводой, на старое место въезжают весельчаки фуражиры. ¬се по-прежнему в городе. Ќет только  уси! ¬ серое, снежное утро задвигались тучами толпы, на духовых заиграл прощальную песню оркестр. Ќес€ на руках легкий гробик, шла молодежь, че- реду€сь, до самой могилы.  огда же в открытую €му посыпались первые комь€ и больно ударил нам в уши шершавый стук хлопьев земных о гробовую доску, - яков Ћьвович промолвил над нею дрогнувшим голосом: - —пи, славной смертью погибша€, маленька€ подруга! ”мерла наша  ус€, но не станем провожать ее плачем. Ќе она ли нам завещала вечную веру в борьбу? Ѕудем отныне как дети, чистые сердцем, друзь€ мои! Ќеутомимо по- боремс€ за победу любви на земле! ј тем временем серое утро ослепительным днем заменилось. ѕачками пальм заси€ли лед€ные сосульки. » скатаны снегом, гладко сме€сь под по- лозь€ми, во все стороны, как провода, понеслись первопутки: —коро, скоро все страны станут свободными! «атороп€тс€ люди завести у себ€ революцию! » музыка, музыка, музыка пройдет по всем улицам мира, с барабанщиками, отбивающими ѕеремену: трам-таррарам, просыпайтесь! ”треннюю зарю мы играем тебе, „еловечество!

¬¬ерх