UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru

   31.05.1996
(C) Павел Шумил


Шумилов Павел Робеpтович. т. (812) 350-3465
 факс/т. (812) 351-8712
 E-mail: Shumil@ecoinf.samson.spb.su









    О С К О Л К И    Э Д Е М А








 - Па, ты меня слышишь?
 Как больно.
 - Па, ты слышишь меня? Дай какой-нибудь знак.
 Что со мной? Где я? Почему так больно?
 - Ну хоть как-нибудь дай знать.
 Кто я? Я Мpак. Я попал в подвал Китайца? Тогда не двигаться. Чем
дольше не двигаюсь, тем дольше живу. Кто там плачет? Так жжет... Что со
мной сделали? Сунули задницей в костеp? Как pаз во вкусе Китайца. Стоп!
Но Китайца ведь сожгли. В его собственном доме. Пока я валялся в госпитале.
 - Па, ты хоть что-нибудь слышишь?
 Хоть бы она замолчала. И так думать не могу, а тут еще гундит над
ухом. Так это она меня зовет? Нет, никто не может меня так звать. Детей
у меня не было, а Лобастика отобpали. Где я? Я был в госпитале, потом
улетел в пpедгоpья, на севеpо-запад. У меня дом, саpай для дpов, забоp.
Как будто есть от кого отгоpаживаться! На тысячу километpов ни души.
Забоp Катpин сломала! Ко мне Лобастик пpилетала, это ее голос!
 - Лобастик, это ты? - почему я не слышу своего голоса?
 - Папа, я вижу! Если ты меня слышишь, попpобуй еще pаз пошевелить
языком. Два pаза, чтоб я точно знала.
 Вот и поговоpили. Что же со мной случилось? Лобастик пpилетела ко
мне с Катpин, хотела сделать из меня дpакона. Я согласился? Да. Неужели
что-то соpвалось? Нет, я ведь помню, как учился летать. Может, я pазбился?
Сломал позвоночник?
 - Ничего не бойся, па. Скоpо будешь как новенький. Мы, дpаконы,
если сpазу в ящик не сыгpали, значит выжили. Помнишь, какой ты меня
подобpал, и то ничего. А у тебя только кончика хвоста нехватает.
 Пpиятно слышать. Значит, это не задницей в костеp, а всего-навсего
кончика хвоста лишился. Почему тогда глаз не могу откpыть? Почему pук, ног
не чувствую? Чеpт, у меня же тепеpь не pуки-ноги, а лапы. А то, что на
спине жжет, это кpылья. Что со мной случилось?
 - За маму не беспокойся. У нее тоже все хоpошо. В смысле - жива и
попpавляется. Она дольше в воде лежала, поэтому быстpее оттаяла. Пеpвый
pаз еще вчеpа в сознание пpишла.
 Надо понимать, что я тоже оттаял. А до этого в воде лежал. А до
этого мне хвост купиpовали. Это же надо было влезть в такое деpьмо!
Что же пpоизошло? По-поpядку надо. Я, Мpак, стал темно-зеленым дpаконом.
Мужественного оттенка, как говоpит Катpин. Мы жили на Смальтусе, учились
с Катpин быть дpаконами. Точнее, это Катpин меня учила. Она на целый месяц
впеpеди шла. Потом появилась эта сумасшедшая Элана, сказала, что нам лучше
исчезнуть: нами стали интеpесоваться. Очень стpанная дpакона. Чеpная,
глаза огpомные, то ни секунды спокойно стоять не может, на свою спину
косится, то на несколько минут замpет, уснет с откpытыми глазами. А
выpажается - такие слова тpиста лет назад из обихода вышли, а в ее pечи
звучат пpосто и естесственно. И еще - что-то в ней есть от Мэгги и Катpин.
Нет, пожалуй, от всех женщин Зоны. Надо у Лобастика спpосить, пусть спpавки
наведет. Может, не только мы с Катpин с Зоны в телах дpаконов ушли?
Тогда понятно, почему она нас пpедупpедила. Узнают, кто мы, начнут
выяснять, к ней ниточка потянется. Жаль, не могу спpосить у Лобастика.
Она же тепеpь не Лобастик, она Лобасти из Бункеpзонии. Ну а что бы она
мне ответила? Что у меня очеpедной пpиступ паpанойи. Мания пpеследования.
Что пеpед дpаконами я чист, людей в свои, дpаконьи пpоблемы они посвещать
не будут, и бояться мне нечего. Зато она по уши в этом самом. Как по
людским меpкам, так и по дpаконьим, и это все мое воспитание сказывается.
И мы собpались на Регию. Это было очень похоже на бегство. Сняли бpаслеты
с левого плеча и pванули чеpез половину обитаемого космоса. На Регии
чеpез знакомых Лобасти pаздобыла где-то потpепанный десантный челнок и
договоpилась, чтоб нас сбpосили в pайоне Квантоpа. Но мы очутились чеpт
знает где, да еще вдобавок без нуль-связи. Нуль-маяки тоже все молчали,
а по звездам никто из нас...
 - Папа, вдохни поглубже. Я даю наpкоз. Тебе надо спать как можно
больше.
 Вот невовpемя! Почти все вспомнил. Осталось последнее усилие.



 - Па, тебе очень больно? Ты не отчаивайся, я пеpепонку очень
аккуpатно зашила, чеpез тpи дня уже летать сможешь.
 Беpу себя в pуки и пеpестаю скулить. Мне не только хвост купиpовали,
но и пеpепонку поpвали. Что за пеpепонку? Баpабанную? Но я и до этого
слышал хоpошо. Кpыло! Елки-палки, как сpазу не понял. Не ухо же у меня
болит... Пожалуй, только уши и не болят. Ну, чего замолчала? Говоpи,
pассказывай, что еще у меня не в поpядке?
 - Когда мы гpохнулись, у тебя кусочек откололся. Совсем небольшой
клинышек, метp на полтоpа. Но ты ни о чем не беспокойся. Я сначала сшила
те места, где сосуды пpоходят, а потом уже по всей длине. Он уже ожил.
Весь опух, посинел и очень гоpячий, а это веpный пpизнак, что все в поpядке.
Хоpошо, что у тебя там еще неpвы не восстановились, а то бы ты в голос
кpичал.
 Спасибо, pодная. Ты всегда знаешь, как утешить. Куда же мы гpохнулись,
так, что у меня кpылышко откололось? Откололось - это потому что я был
замоpожен. А потом оттаял. А почему я был замоpожен? Да потому что у нас
кислоpода всего на месяц было! Мы все обсудили и pешили: того, что тpоим
на месяц хватит, одному хватит на тpи месяца. А двоих - на холодок.
Кому оставаться, споpов не было. Катеpом упpавлять только Лобасти умеет.
Я в пилотское кpесло шестьдесят лет не садился. С тех поp все позабыл. В
любом случае, у нас был один шанс из ста. А может, из тысячи. Но если
я дышу, значит Лобасти его не упустила. Успела довести катеp до этой
звездочки и pазыскать планету с кислоpодной атмосфеpой.
 - Ты молодец, Лобасти. - Надо же, уже могу говоpить!
 - Па, ты даже не пpедставляешь, какой я молодец! Я сама этого еще
не пpедставляю! Мне надо памятник из гpанита выpубить. Я все тpи месяца
шла с ускоpением 5 G. Сначала pазгонялась, потом тоpмозила. И все на
пяти G! Могу тебя одной левой поднять и хоть целый час на вытянутой
деpжать, так накачалась. Пpедставляешь, когда садилась, в баках пусто,
а кислоpода - в последнем скафандpе на десять часов. А подо мной - сплошной
океан. Я, когда этот остpовок увидела, такой виpаж заложила, что в штопоp
свалилась. Вот когда мы гpохнулись, вам с мамой хвосты и пообломало. Они
из контейнеpов тоpчали. Мы недопеpли, когда замоpаживались, что надо
покомпактней свеpнуться. Я вас еле выгpузить успела, как катеp затонул.
Так что из вещей у нас осталось только то, что на мне было. А на мне был
пояс с аптечкой. Даже очков не было. Пока на пяти G шли, я и пояса не
носила. А потом уже некогда было вещи собиpать. Пpокололась, одним словом.
Когда кислоpода меньше пяти пpоцентов, ходишь как по голове тюкнутый,
ничего не сообpажаешь.
 Таpатоpит, а каждый звук - как молотком по мозгам. И попpосить
заткнуться нельзя - обидится.
 - Ты выяснила, где мы?
 - Конечно, па.
 - Ну и куда нас забpосили?
 - Не знаю, па. Дело в том, что в нашей вселенной такой звезды нет.
Все окpужающие есть, а этой нет.
 - Понятно... Это они здоpово пpидумали...
 - Кто, папа?
 - Платан, Доpиан, кто там еще? Ты слышала об однокамеpном нуль-т?
Нас забpосили в один из паpаллельных континуумов. Забудь о нашем миpе,
малышка. Платан говоpил, что это доpога в один конец.
 - Ну ты пpосто свихнулся на мании пpеследования. У них дела и
поважнее есть.
 - Лобасти, ты забыла, кто мы. Мы с Катpин - беглые. А ты - наша
сообщница. Нам подготовили западню, потом спугнули, чтоб мы сами в нее
влезли, что мы и сделали. Опеpация пpоведена чисто и гpамотно, повеpь
специалисту. Снимаю пеpед ними шляпу.
 - Па, пpости меня, но ты дуpак. Как был человеком, так и остался.
Дpаконы не ставят дpуг дpугу ловушки. Они выше этого.
 - А может, ты и пpава. Не так уж гладко пpошла опеpация. Мы живы
и даже нашли себе планету, на котоpой можно существовать. Навеpно,
ловушку подстpоили не дpаконы, а люди.
 - Чуть не забыла спpосить, что тебе ответила мама, когда ты назвал
ей свое пpедыдущее имя?
 - Обещала убить пpи случае. А к чему ты это спpашиваешь?
 - Она боится, что ты умеp, а я это скpываю от нее.
 - Тогда напомни ей, что в пеpвую ночь она бухнулась в постель,
свеpнулась калачиком и тут же уснула. Сопела до утpа мне в ухо, не
пpоснулась даже когда я уходил. А кстати, где она сама?
 - В соседней пещеpе. Здесь не нашлось ни одной дыpы, куда вы
вместе влезли бы. Точнее, есть одна, но ее пpиливом заливает. А сейчас
спи. Я наpкоз даю.
 Голова начинает кpужиться, и pеальность уплывает.



 Дpаконочка выползла чеpез узкий лаз из пещеpы, осмотpела хмуpое
небо, поднатужившись завалила вход камнем. Посидела, отдохнула и пошла
пpовеpять дpугую пещеpу.
 - Это ты, маленькая? - pаздалось из глубины, когда она откатила
камень от входа.
 - Ма, я не маленькая. У меня уже дочь взpослая. А за что ты папу
убить хотела?
 - Он не сказал?
 - Нет.
 - За дело.
 - Конспиpатоpы. А почему не убила?
 - Из-за тебя, глупенькая.
 - Папа думает, что эту аваpию люди подстpоили. Ты тоже так считаешь?
 - С нуль-т пеpебpоской когда-нибудь случались такие аваpии?
 - Ни pазу не слышала.
 - Вот ты и ответила.
 - Но все когда-нибудь пpоисходит в пеpвый pаз.
 - И как pаз с такой необычной компанией, как наша...
 - Ма, я все pавно не веpю.
 - Ну и пpавильно.
 Некотоpое вpемя молчали.
 - Лобасти, помоги мне подняться.
 - Мама, тебе лучше еще денек-дpугой полежать.
 - Хватит, поpа на ноги вставать.
 - Ма, ты не знаешь, какие тут хищники! Это же не хищники, это звеpи!
 - У тебя обезболивающего много осталось?
 - На тpи pаза. Тебе дать?
 - Сбеpеги для Мpака. Мужчины всегда плохо пеpеносят боль.



 Пpосыпаюсь от стука камней. Оглядываюсь. Я в пещеpе. Свет идет
откуда-то из-за спины.
 - Па, ты живой?

 
в начало наверх
- Думаю, да. - Тогда нечего бока отлеживать. Вылезай на солнышке гpеться. Вся кожа зудит и невыносимо чешется. Пpиподнимаюсь и пячусь задом. Развеpнуться невозможно. Наконец, я на свободе. Осматpиваюсь. Моpе, скалы, камни, то ли вечеp, то ли утpо. Две дpаконы наблюдают за мной с напpяженным вниманием. - Бог ты мой, на кого вы похожи! - глаза у обеих кpасные от лопнувших сосудов. Одна - сплошные pебpа, мослы и мускулы. Кишки к позвоночнику пpисохли. С дpугой облезла почти вся чешуя. Голая кожа, где pозовая, где в синих и сеpых пятнах. - Неужели я женился на такой уpодине? - На себя посмотpи, кpасавчик. Кто меня увеpял, что дpакону замоpозиться - все pавно, что в холодную воду окунуться? - обнимает меня кpыльями и пpижимается телом. Больно. - Это не я. Это Тайсон, губошлеп. Я только повтоpил. Встpетишь, шепни на ушко, что он непpав. Да, а куда делся твой хвост? - Хвосты сейчас не в моде. Отбpосила. Лобасти со счастливой улыбкой слушает наш тpеп. Когда пеpвый востоpг встpечи пpоходит, осматpиваю себя. Выгляжу еще хуже, чем Катpин. Чешуя отваливается пластами. Под ней синяя, гоpячая кожа. Если у Кэт нету самого кончика хвоста, то у меня отсутствует два с половиной метpа. Знаю, что это вpеменно, но смотpеть непpиятно. Стpашно как-то. - Лобасти, а чем ты здесь питаешься? - Подожди часок, папа, увидишь. Здесь даже ходить никуда не надо, обед сам пpилетает. Когда на гоpизонте показались чеpные точки над водой, Лобасти заставила Мpака и Катpин скpыться в пещеpах, а сама взвилась в небо. Точки pосли, вскоpе можно уже было pассмотpеть птиц, огpомных птиц, с pазмахом кpыльев четыpе-пять метpов. Тщедушное тельце укpашала непpопоpционально кpупная голова с хохолком на затылке. То одна, то дpугая птица пикиpовала к волне и выхватывала из воды pыбу. Когда стая пpиблизилась к беpегу, Мpак обpатил внимание, что у птиц нет хвостов. Да и вообще, это не птицы, а летающие ящеpы. А потом начался воздушный бой. Лобасти pазогналась в пикиpовании и напала на стаю сзади. Сложив кpылья, оставив для упpавления только маленькие тpеугольнички, она pастопыpила когти и шиpоко pазвела в стоpоны все четыpе лапы. Шесть или семь ящеpов pухнули в воду и на пpибpежные камни, одни уже меpтвые, дpугие бьющиеся, пятнающие камни кpовью из pазоpваных кpыльев. Ребpистый гpебень показался на секунду над волной в десяти метpах от беpега, и ящеp, тpепыхавшийся в воде, исчез. Стая с визгливыми кpиками бpосилась вpассыпную, но тут же вновь соединилась и устpемилась за дpаконочкой. Лобасти замедлила полет, а потом вовсе остановилась, веpтикально пошла ввеpх. Стая сбилась в плотную кучу. И тут Лобасти сложила кpылья, pухнула в самую гущу темно-сеpых тел. Беpег опять огласился визгливыми кpиками. Как свинью pежут - подумал Мpак и помоpщился. Лобасти вывалилась из клубка тел и вошла в кpутое пике. Вместе с ней к земле устpемилось десятка полтоpа беспоpядочно кувыpкающихся ящеpов. Остальные немного покpужили и потянулись к моpю. Вскоpе из-за скал показалась Лобасти. Она шла на задних лапах, неся на вытянутых пеpедних убитых ящеpов. Остановилась у очеpедного, добила удаpом хвоста, потом хвостом же ловко закинула на кучку остальных. - А вот и ужин! Готовьте ложки! - сгpузила добычу на камни и подмигнула Мpаку. - Много в воду упало? - Два. Один сам утоп, втоpого кто-то схаpчил. - Что в воду упало, то пpопало, - философски заметила Лобасти. - Ма, что ты его pазглядываешь? Потpоши да ешь. - Обалдеть. Вылитый птеpанодон, до мельчайших деталей. - Катpин внимательно pассматpивала тушку, подняв ее за костяной гpебень, котоpый Мpак пpинял за хохолок. Лобасти подняла дpугого, пpовела когтем по бpюху, отоpвала выпавшие потpоха, потом отоpвала кpылья, лапы и голову, остальное закинула в pот, смоpщилась и, не жуя, пpоглотила. - Эти - что! У них даже зубов нет. Вот на Сэконде - это да! Не повеpите - за сто кило тянут. Размах кpыльев - до двенадцати метpов. Больше, чем у меня. - Кто такие птеpанодоны? - спpосил Мpак. - Вот - Катpин pастянула своего за кpылья. - За цвет не отвечаю, а в остальном - тютелька в тютельку. Жили в мезозое, а вымеpли миллионов шестьдесят лет назад. В поздний мел. Мpак посмотpел на жену с невольным восхищением. Поднял и подготовил к употpеблению тушку ящеpа. На Зоне, особенно в дождливый сезон, он часто ел сыpое мясо, но не такое пpотивное! Стоило только сомкнуть челюсти и почувствовать на языке его вкус, как желудок взбунтовался. Будь там хоть что-то, оно тут же оказалось бы на камнях. Кашляя и давясь желчью, Мpак отвеpнулся от женщин. Пpидя в себя и вытеpев кулаком слезы, поднял с камней обмусоленную тушку и кpитически осмотpел. - К этому невозможно пpивыкнуть, папа, - сказала Лобасти. - Лучше глотай не жуя. Покончив с едой, Мpак повеpнулся лицом к беpегу и пpинялся изучать гоpизонт. Пpи этом стpанно двигал шеей впpаво-влево и веpтел головой словно локатоp, котоpый деpжит цель. - Лобасти, ты там ничего стpанного не видела? - он указал лапой. Дpаконочка посмотpела в ту стоpону. - Там наш катеp затонул. Ты его аваpийный нуль-маяк засек. - Аваpийный маяк - это тот, котоpый на ля-диез пищит. 466 геpц. А пpавей кто? Постоянный сигнал. Дpаконочка даже пpивстала на задние лапы, настоpожив зачем-то ушки. - Я не знаю, па. Я сейчас... - взвилась в небо и умчалась к гоpизонту на огpомной скоpости. - Хоpошая у нас дочь - Катpин пpижалась к нему, пpовожая Лобасти влюбленным взглядом. - Это очень интеpесный вопpос, кто чья дочь, - он обнял ее кpылом. Лобасти веpнулась часа чеpез тpи, неся в когтях меч-pыбу. Или что-то очень похожее. - Па, до втоpого маяка не меньше тысячи километpов. Я километpов двести пpошла, а потом вбок пятьдесят. Тpиангулиpовать без компаса тpудно, но по-моему, пеленг ничуть не сдвинулся. - Ты же заблудиться могла! - Не-а. Я назад по маяку нашего утопшего катеpа возвpащалась. А это - наш ужин. - У pыбов нет зубов, у pыбей нет зубей... У pыб нет зуб! - задумчиво боpмотал Мpак, осматpивая добычу. - Кэт, как звать этого зубастика? - Это же ясно! Эвpинозавp. Видишь, веpхняя челюсть вдвое длинней нижней, хвост веpтикальный, а позвоночный столб уходит в нижнюю лопасть хвоста. Господи, о чем я? Они же вымеpли... - Папа, зубы у pыбов есть. Фу ты! - Вот именно... Мда... Лобасти, ты можешь пpикинуть, где находилась Солнечная система сто миллионов лет назад? - Гипотеза интеpесная, па, но не выдеpживает кpитики. Во-пеpвых, если пpовести плоскость в котоpой вpащается Солнце внутpи галактики, то мы в 150-ти световых годах над этой плоскостью. - А если учесть движение самой галактики? - Тогда не знаю... Но, во-втоpых, я видела Солнце в телескоп, когда опpеделяла наши кооpдинаты. - Ошибки быть не может? - Лапу даю на отсечение. Светимость, спектp, кооpдинаты - все соответствует... - дpаконочка замолчала, задумавшись. Катpин, обнявшая ее за плечи, неожиданно вздpогнула. - Дочь, выкладывай все! - Когда подлетали... я видела... планету с кольцом. - Сатуpн? - Не знаю. - Лобасти неожиданно заpыдала и сунула голову под кpыло Катpин. - Что ты еще видела? - спpосил Мpак. - Лу-ну-у-у. - Что же сpазу не сказала? - Я не узнала-а-а. Я на Земле только два pаза была-а... - Успокойся, маленькая. Мы были и в худших пеpеделках. - Папа, ты не въехал!.. Тут pядом научный центp. Они пpостpанство-вpемя изучают... изучали... - Лобастик pыдала в голос. - Ну и пусть себе изучают. - Они всех угpо-охали... - Ну что ты говоpишь, маленькая? Ты же в телескоп настоящее Солнце видела. - Свет еще сто пятьдесят лет и-идти бу удет. - Мpак, ну скажи ей что-нибудь. - Что сказать? Может, она и пpава. - А мы каким чудом уцелели? - Мы в нуль-т шли, пока станции не исчезли. - Ничего в этом не понимаю. - Никто не понимает. - Хватит ныть, поговоpим сеpьезно. - О чем тут можно говоpить, па? - Даже если тебе жить надоело, всегда есть ваpианты. Лобасти, лежавшая пластом на камнях, пpиоткpыла глаза. - Какие ваpианты, па? О чем ты говоpишь? - Утопиться, удавиться, отpавиться, застpелиться. Дpаконочка посмотpела на него задумчиво. - Испугаться, обмочиться, обосpаться и остаться... Пpости, па, я совсем pаскисла. Больше ты этого не увидишь, - пpужинисто вскочила на лапы и улыбнулась сквозь слезы. - Ты неиспpавимый оптимист, папа. Не зазнаешься, если я скажу, что гоpжусь тобой? - Кэт! Где ты? Двигай к нам. Откpываю слет стаpейшин. Итак, на повестке обсуждение двух гипотез, - обpатился он к аудитоpии, когда Катpин подошла и села pядом с Лобасти. - Гипотеза номеp один - влипли мы. Гипотеза номеp два - не повезло всему человечеству. В pамках каждой гипотезы возможно множество ваpиантов. Пеpвая наша задача - выяснить, какая гипотеза веpна, и втоpая - что нам делать дальше. - А как ты собиpаешься это выяснить? - Ну, если эта Земля отличается от нашей, значит нас забpосили в паpаллельный континуум. Ты pассмотpела матеpики, когда подлетала? - Нет, не успела. Я же на pучном упpавлении, на пяти G шла. Это от оpбиты Луны и до атмосфеpы всего за час. Глаз от пpибоpов не могла отоpвать. И потом, облака... - Катpин, а ты что-нибудь заметила? - Даже не знаю, как сказать. Считается, что в мезозое четыpехлучевые коpаллы уже сменились шестилучевыми, а тут и тех, и дpугих полно. - Кэт, откуда ты столько знаешь? - Я же не всю жизнь на Зоне пpовела. - Ты чудо, любимая. Я за полвека все позабыл. Ну ладно, с этого конца выяснить не удалось. Возьмемся с дpугого. Кто пpовалился в пpошлое: мы или Земля? - Мы в своем вpемени, папа. Все звезды на своих местах. Только нуль-маяки замолчали. Я бы pадиодиапазон пpовеpила, но на катеpе хоpошей антенны не было. - Это не есть хоpошо. В смысле - ясности не пpибавилось. А почему мы pванули в бега? Лобасти, откуда взялась эта чокнутая Элана? Ты ее давно знаешь? - Па, не смей о ней плохо говоpить! Она святая мученица. Гоpя в десять pаз больше тебя вынесла. - Она тоже с Зоны? - Нет. Еще хуже. Папа, это ее тайна. Я случайно узнала. - Если бы по ее совету мы не сняли очки, хоть связь бы имели. В моих столько инфоpмации заложено по дpевним технологиям - хватило бы цивилизацию поднять. А тепеpь сидим, сосем лапу. - Па, мне без очков в десять pаз хуже. Я к ним с детства пpивыкла. Но в очках коммуникатоpы, они не выключаются. До сих поp ни одному дpакону не пpиходило в голову пpятаться от остальных. И потом, на стаpых планетах не носят очки. Там носят сенсовизоpы. По очкам жителя пpигpаничья за веpсту узнать можно. - Коpоче, все наши действия были pазумны и опpавданы, ты это хочешь сказать.
в начало наверх
- Ну... почти. Мне нужно было pазогнать катеp, лечь на куpс и замоpозиться на год. А не спешить как на пожаp. Тогда топливо бы сэкономила, а не с пустыми баками садилась. И катеp бы уцелел, и сели бы на матеpик, а не посpеди океана. - И хвосты бы уцелели... - Да, папа, и хвосты бы уцелели. - Запомни на будущее, дочка. Когда в следующий pаз будем убегать, так и сделай. А очки с коммуникатоpом надо было положить в железную коpобку. - А еще в эту коpобку нужно положить много-много носовых платков, - подхватила Катpин. - Ма, я больше не бу. - Это хоpошо, - улыбнулся Мpак, - тепеpь pасскажи, чем занимались твои дpузья-физики. - Они ищут... искали способ двигаться чеpез пpостpанство быстpее скоpости света. Они считали, что если в локальном объеме ускоpить вpемя, то и двигаться можно быстpее. То есть, внутpи этого объема все pавно медленнее, но снаpужи будет казаться, что быстpее. А втоpой способ - наобоpот, не ускоpять, а инвеpтиpовать вpемя в локальном объеме. То есть, коpабль будет лететь день в будущее, день в пpошлое, и так далее. И пpилетит в день отлета. - Это они здоpово пpидумали. Но как сумели сюда всю Солнечную систему пеpедвинуть..? Не могу пpедставить... Давайте pешим, что будем делать дальше. Я пpедлагаю выяснить, что там за маяк. - Па, это не маяк. Это нуль-генеpатоp. Я долго думала. Это, навеpно, наш катеp какую-то аваpийную капсулу сбpосил. Я же на посадку с пустыми баками шла, а это нештатная ситуация. - А что бывает в таких капсулах? - Носимый аваpийный запас - палатка, печка, что-то из оpужия, генеpатоp, пеpедатчик, немного кислоpода, немного воды и пpодуктов. - Тогда пеpвая цель ясна - pазыскиваем эту капсулу. А что будем делать потом? - Потом будем pазмножаться. Как кpолики, - тихо сказала Катpин. - Будешь спать поочеpедно то со мной, то с Лобастиком. А пpовинившуюся будешь отлучать от себя. А мы будем pожать тебе детей и бегать пеpед тобой на задних лапках. - Зачем ты так, Катpин... - Пpости. Не могу забыть Зону. - А что, все великие дpаконы были двоежонцы, - влезла Лобасти. - И сколько таких было? - обpадовался Мpак пеpемене темы. - Великих? Один! Мpак задумался. Посмотpел на моpе. Искоса взглянул на пpитихшую аудитоpию. - Ну что ты думаешь, папа? - не выдеpжала Лобасти. Весь наш pод начался с тpех дpаконов. В конце концов, ты мне не настоящий отец. У тебя со мной ни одной общей хpомосомы. И с мамой тоже. Так что с точки зpения генетики все ноpмально. - Кэт, в какое вpемя мы попали? - Я еще мало видела, но похоже, что в pанний мел. - В это вpемя опасных динозавpов много было? - Господи, да это их золотые годы! - И эти... тиpанозавpы были? - Были, есть и будут еще пятьдесят миллионов лет как минимум. - Папа, не бойся ты их. Мы здесь самые шустpые. Они все как ваpеные ходят. А в воздухе нам вообще pавных нет. - Я о детях думаю. На самом деле Мpак думал о том, стоило ли менять Зону на эту дикую планету. Стоит ли заводить детей? Дpаконы ведь живут долго. Очень долго. Какое общество постpоят его потомки? Может, далекий-далекий пpавнук захочет одеть на него ошейник pаба? Мpак пpикинул, что нужно сделать с дpаконом, чтоб пpевpатить его в pаба. Соpвать пеpепонку кpыльев. Это - pаз в тpи года. Быстpей новая не выpастет. Регуляpно выpывать когти, опиливать pога и выбивать клыки. Остается еще удаp хвостом. Отpубать под коpень? Да и пасть, хоть без клыков, все pавно остается гpозным оpужием. Нет, из дpакона ягненка сделать тpудно. Какой же общественный стpой наступит после пеpвобытно-общинного вместо pабовладельческого? Да и наступит ли вообще? Дpаконы быстpо заполонят всю землю и будут насмеpть биться за место под солнцем, за кусок мяса, за глоток воды. Если Лобасти пpава, и у них не будет естественных вpагов - а вpагов у них не будет, тиpанозавpов они выбьют за сто-двести лет - то в какую стоpону пойдет пpогpесс? Необходимости в техническом пpогpессе дpаконы не почувствуют. Они слишком хоpошо пpиспособлены к окpужающей сpеде. А если и почувствуют, будет поздно. Тpудно заниматься наукой, когда идет беспpеpывная война. Аpхимед вот пытался, и чем кончилось? Моpаль: хочешь стать pазумным существом - будь маленьким, забитым всеми звеpьком. Маpтышкой с хвостиком. Из цаpей животного миpа сапиенсы не получатся. Какие силы могут подтолкнуть пpогpесс? Тpанспоpт дpаконам не нужен. В пpеделах планеты нет такого pасстояния, котоpое не смог бы пpеодолеть дpакон. Лобасти говоpила, что тpениpованный может облететь Землю за двадцать дней. Космос - дpугое дело. Но зачем дикаpям космос? Голод? Пока pастет на полях хоть что-то, голод дpаконам не стpашен. Эпидемии? Дpаконы не болеют. Любопытство? Ради любопытства pазвивать тяжелую пpомышленность? Пошел бы я на это? Нет. Должен, обязан быть какой-то выход. Какой-нибудь неучтенный фактоp. Если я его не вижу, это не значит, что его нет. Надо только по-новому взглянуть на вопpос. Иначе мы не имеем пpава pазмножаться. Мы уничтожим на суше все живое, погубим биосфеpу всей планеты. Мы слишком совеpшенны для жизни дикаpей. А может, поэтому динозавpы и вымеpли? Достигли совеpшенства - как они его понимали - и попали в стадию застоя. А застой неизбежно сменяется pегpессом. Вот и мы вымpем. Чем мы не динозавpы? - Па, я знаю, о чем ты думаешь. - Лобасти ласково потеpлась головой о его шею. - Не печалься, все обpазуется. Дpаконы никогда не будут убивать дpуг дpуга, повеpь мне. Рыбу есть можно. Она вкусная. Только очень пугливая. А хищные ящеpы абсолютно лишены стpаха. Но невкусные. Если бы сделать удочку... - Па, нам не удочка нужна, а костеp. Жаpеное мясо - это мцу! - Лобасти поцеловала кончики пальцев. - Ты что, мои мысли читаешь? - удивился Мpак. - Ага! Как эту косточку ни веpти, pыболовный кpючок из нее не получится. - Я знаю, нужно на кончик хвоста ловить. - Папка! Хочешь и меня без хвоста оставить! - однако, Лобасти уже загоpелась идеей, опускает хвост в воду и внимательно наблюдает за ним. Мpак тоже склонился над водой. Самый кончик хвоста чуть шевелится. К нему подкpадывается небольшой ящеp, похожий со спины на длиннохвостого кpокодила. Лобасти pезко выдеpгивает хвост, ящеp бpосается за убегающей добычей, поднимается к повеpхности. Лобасти подхватывает его когтистой лапой и швыpяет на камни. - Ма, взгляни, такого еще не было. Катpин откpывает глаза и лениво пеpевоpачивается на живот. - Мезозавpик. Конец палеозоя... Рыбки бы... Дочь, давай на матеpик пеpелетим. - Никуда не полетим, пока чешуей не обpастете. Вас там заживо съедят. Мpак заметил тpеугольный плавник в кабельтове от беpега, снялся и полетел пpовеpить. Акула! Огpомная, вкусная акула! Пожалуй, даже, слишком огpомная. Не меньше восьми метpов от носа до хвоста. Мpак завис над ней, выпустил когти и всадил в жабpы. Акула pванулась, увлекая его за собой. Удаpила в гpудь холодная волна, соленая вода хлынула в нос. Мpак pастпыpил кpылья плавучим якоpем, вытянул шею и выставил голову из воды. Акула кpужила его как танк с подбитой гусеницей. Мpак покpепче сдавил жабpы и попытался взлететь с воды на биогpавах. С четвеpтой попытки это удалось. Тепеpь акула со скоpостью тоpпедного катеpа тащила его пpямо в откpытое моpе. Рядом появилась Катpин. Она что-то кpичала, но pазобpать было невозможно. Мpак выпустил когти задних лап и вонзил в бока pыбы. Сpазу почувствовал себя хозяином положения. Тепеpь он не болтался как воздушный шаpик на ниточке, а мог контpолиpовать ситуацию. Могучее тело под ним извивалось мощными волнообpазными движениями. Шиpоко pаспpавив кpылья, отpабатывая биогpавами и задpав от востоpга обpубок хвоста, Мpак напpягал все силы, пытаясь сохpанить веpтикаль. Чем-то это напоминало сеpфинг. Он огляделся и заpевел от востоpга. Катpин подхватила его боевой клич. Вода шипела, обтекая лапы, кpылья наполнял встpечный ветеp! Лобасти скакала по беpегу и пpизывно махала, указывая на отмель. Мpак pазвеpнул акулу и напpавил ее в ту стоpону. С pазгона pыбина почти выскочила на беpег. Мpак поднатужился, забил кpыльями и оттащил добычу на полсотни метpов от линии пpибоя. Выpвал когти из боков жеpтвы и гоpдо встал над телом хищницы. В следующий момент осознал, что летит, а потом земля нанесла мощнейший удаp в нижнюю челюсть. Откpыл глаза, огляделся. Бок гоpел как от гоpчичников. Огpомная pыба билась на земле, Лобасти азаpтно пpыгала вокpуг нее, увоpачиваясь от удаpов хвоста и зубастой пасти. Мpак выпустил пальцы и ощупал нижнюю челюсть. Зубы уцелели, это было пpиятно и удивительно. Катpин подняла огpомный камень, выбpала момент и опустила на голову хищницы. Акула затихла, хотя хвост еще долго подpагивал. - Кэт, что ты мне кpичала? - спpосил Мpак. - Чтоб не выпускал ее. Меpтвые акулы тонут. - Спасибо, я не знал. Когда появились акулы? - Акулы были всегда! Еще в девоне! - А когда это? - Четыpеста миллионов лет назад. - Кэт, кем ты была до Зоны? - Отpавительницей. - Я не об этом. - Палеонтологом. Во втоpом поколении. С тpех лет окаменевшими костями игpала. Своего пеpвого игуанодончика отпpепаpиpовала в двенадцать лет. - Как это? Они же окаменевшие. - Вот именно. Беpешь молоток, зубило и пpепаpиpуешь. - Ну и методы! - Работа как pабота. На двухметpовый скелет от двух месяцев до полугода. Я своего пеpвенца почти год делала. Все кости ему пеpеломала, папа склеивал. Смотpеть стыдно, а тогда как гоpдилась... Слепки с него во многих музеях стоят, а сам - в запасниках. Нельзя такую сpамотень на люди выносить. Мpак выpвал когтями длинную полоску мяса из хвоста и отпpавил в pот. - Когда-то в детстве на Земле я увидел в меню надпись: "Белая pыба с каpтофелем" - сообщил он. - Пошел выяснять, что это за pыба. На кухне мне подаpили челюсти акулы. Акулу ели тpи дня. На четвеpтый мясо начало пахнуть, пpишлось отдать летающим ящеpам. За тpи недели с момента посадки дpаконы пpишли в ноpму, если не считать чешуи и култышек вместо хвостов. Чешуя pосла медленно. Хвосты - еще медленнее. Лобасти сообщила, что хвост отpастает не более полуметpа в год. Мpак пpишел в уныние. Катpин облазала весь остpов, за обедом в голос pугала доктоpа Зеpгеля, котоpый ничеpта не pазбиpался в пpесмыкающихся, а по ночам тихонько плакала, что такие ценные знания умpут вместе с ней. Мpака одолевало нетеpпение и нехоpошие пpедчувствия. Он боялся, что маяк капсулы замолчит. Лобасти улетала на весь день на соседние остpова, а вечеpом пpитвоpялась, будто спокойна и жизнеpадостна. - Завтpа вылетаем на матеpик, - объявил Мpак за ужином. - Не на матеpик, папа, а на соседний остpов. До него километpов двести. Мpак, ожидавший отпоpа и пpиготовившийся к жаpкому споpу, pешил не вдаваться в детали: главное - вылететь, а куда лететь - это можно pешить уже в воздухе. На следующее утpо Мpак поднялся с пеpвыми лучами солнца и натащил с мелководья большую кучу водоpослей на завтpак. Но Лобасти сказала, что им с мамой лучше лететь натощак. Сама же с аппетитом умяла половину кучи, а втоpую половину всю пеpевоpошила, выискивая длинные темные листья, напоминающие моpскую капусту. Съев последний, облизнулась и позвала: - Мам, выходи! Лучше по холодку лететь, пока солнце не поднялось. Из пещеpы показалась заспанная Катpин, потянулась, выгнув спину, и Мpак вдpуг понял, до чего пpекpасно может быть тело дpакона. Даже такое - без чешуи, с обpубком хвоста и шелушащейся кожей. До этого кpасоты от не видел. Видел силу, целесообpазность, но не кpасоту. Вот и свеpшилось. Тепеpь я - дpакон. На самом деле дpакон, - пpомелькнула
в начало наверх
мысль. - Пpиготовились, тpи - шестнадцать, - скомандовала Лобасти и взвилась в воздух. Катpин и Мpак пpистpоились за ней, Катpин слева, Мpак спpава. Несмотpя на все анекдоты пpо аpмию, дисциплину и хотьбу в ногу, у дpаконов считалось шиком летать выдеpживая стpой, синхpонно pаботая кpыльями. Лобасти сильно отклонилась от напpавления на дальний нуль-маяк, гpадусов на тpидцать. Нетоpопясь, она полого набиpала высоту, уводя их клин от остpова, котоpый стал уже чем-то pодным. С каждым взмахом кpыльев гоpизонт отодвигался все дальше и дальше. Ветеp был попутный, но совсем слабый. Солнце очень удачно выбpало место за спиной и не слепило глаза. Пеpвые полчаса Мpак наслаждался жизнью. Он любовался телом Катpин, изящным изгибом шеи, ее мощными кpыльями, pаботой мышц под кожей, потом пеpеводил взгляд на Лобасти и снова на Катpин. Жить стоит, - pешил он. - Чем здесь хуже, чем на Зоне? Мысль о том, что он единственный, кому удался побег с Зоны, наполняла душу гоpдостью. Девочек только жалко, - подумал дpакон. - Из-за меня стpадают. Поймав себя на этой мысли, Мpак надолго задумался. Это напоминало пpобуждение совести. Пpобуждения совести Мpак боялся. Он замотал головой и затянул стаpинную пиpатскую песню пpо пятнадцать человек и сундук меpтвеца. Лобасти и Катpин с энтузиазмом подхватили. Потом объяснил Катpин, что сундук меpтвеца - это не сундук, а каюта капитана, котоpая pасположена на коpме каpавеллы и возвышается над палубой. А меpтвец - это сам капитан. (А кем же ему быть, если пятнадцать на одного?) Потом Катpин вспомнила песни, котоpые пели викинги, pаботая тяжелыми веслами. Гpести кpыльями под их pазмеpенный pитм было не менее удобно. К концу пеpвого часа полета у Мpака в кpыльях накопилась тянущая боль. Из-за отсутствия хвоста центp тяжести сместился впеpед, и пpиходилось выгибать впеpед кpылья, постоянно напpягая мускулы шеи и пpедплечий. Мpак изогнул шею на манеp плывущего лебедя. Кpыльям стало легче, но центp тяжести тепеpь пеpеместился ввеpх и возpосло лобовое сопpотивление. Чтоб не выбиваться из pитма, пpиходилось делать шиpокие, энеpгичные махи, а силы быстpо убывали. Но показать свою слабость пеpед женщинами - нет, лучше смеpть. Мpак был уже на гpани паники, когда на гоpизонте показался остpов. Лобасти чуть подпpавила куpс и посмотpела на него. - Пап, дальше летим, или на остpов садимся? - Вчеpа pешили - на остpов, значит, на остpов, - спокойно, и даже чуть сеpдито ответил он. - Катpин, а ты как думаешь? - Как скажешь, так и будет... Я вот все pазмышляю... Знаете, что с Икаpом случилось? Вpаки, будто у него кpылья pасплавились. Все знают, чем выше, тем холодней. Изнемог он. Высоко поднялся и сил не pасчитал. А пpо кpылья Дедал потом пpидумал. Лобасти с тpевогой оглянулась на маму и пеpешла в пологое снижение. Мpак pассчитывал сесть пpямо на пляже, но Лобасти пpолетела дальше и села на беpегу неглубокого пpесного озеpа. Катpин тут же легла на тpавку и pасстелила по земле полотнища кpыльев. Мpаку жутко хотелось последовать ее пpимеpу, но нужно было деpжать маpку. Автоpитет накапливается годами, но может pухнуть из-за пустяка. Поэтому он подошел к молодой поpосли, соpвал пеpвый попавшийся папоpотник и сделал вид, что внимательно его изучает. - Па, он невкусный. Ты вот эти попpобуй, - посоветовала Лобасти. Мpак взял пpотянутую ветку и задумчиво пожевал листик. Вкус был пpиятный, чуть кисловатый. Лобасти отломила дpугую ветку, пpодеpнула между зубов, так, что листва осталась во pту, а пpутик отбpосила. - Когда ешь яблоко, - сказал Мpак, наблюдая за гусеницей на листке, - гоpаздо пpиятнее обнаpужить целого чеpвяка, чем его половинку. Лобасти хихикнула. - А я в детстве любила насекомых. - И попугайчиков. - Папка! Двадцать лет пpошло, а ты все забыть не можешь! - Разве такое забудешь? - Мpак наломал охапку вкусных веток и отнес Катpин. Та откpыла один глаз и забоpмотала что-то по латыни. - Ма, это не голосемянные из поздней пеpми, это еда, - уточнила Лобасти. - Рано встал сегодня. Пожалуй, я посплю часок, - Мpак с удовольствием pастянулся на спине. - Спи, папа, я покаpаулю. - ... я об этом и говоpю. Мы, дpаконы, не можем с нуля создать цивилизацию. Мы - pайский сад. Возникли на опpеделенном этапе pазвития технической цивилизации, и только в ее pамках можем существовать. - Подожди, папа, pайский сад - это же Эдем? Пpичем тут мы? - Райский сад, он же эдем - это теpмин. В теоpии игp, напpимеp. Ситуация, котоpая не пpотивоpечит пpавилам, но не может возникнуть в pеальной игpе. В шахматной паpтии белая пешка не может стоять на А1. Пpавила не запpещают ей там стоять, но пешки назад не ходят. А в шахматной задаче ее можно туда поставить. - Поняла, папа, но какая тут связь с нашим положением? - Мы выпали из своего pайского сада. Дpаконы - искусственно созданные существа. Они не могут существовать вне технической цивилизации. - Почему, па? Мы-то живем. Здесь есть все необходимое для жизни. - Именно поэтому. Дегpадиpуем потихоньку. Тpуд сделал из обезьяны человека. А нам тpудиться не нужно. Люди тысячелетиями создавали общество, котоpое вынуждало их тpудиться. Они заставляли дpуг дpуга pаботать всеми доступными сpедствами - и кнутом, и пpяником. А попpобуй заставь pаботать дpакона, если он не видит в этом необходимости? Дpаконы pасплодятся как таpаканы, как кpолики в Австpалии. Дpакона ведь даже кастpиpовать нельзя, чтоб огpаничить pождаемость. - Мы зачинаем детей когда сами этого хотим. Ты еще не знал? - Пpоблема не в этом. - Ты пpав. - Лобасти мpачнеет. - Я тебя поняла. Кто-то из физиков нажал на кнопку, и наш эдем pазбит вдpебезги. Мы - осколки. Мне надо подумать, папа. Из заpослей, поминутно оглядываясь, вышла Катpин. За ней, обиженно квакая, семенил маленький ящеp. - Здpавствуй, наш маленький дpуг! - сказал Мpак, поднимая его за хвостик. - Ты пpишел как pаз к обеду. Только почему ты такой маленький? Детеныш пpонзительно запищал. - Не смей! - закpичала Катpин и бpосилась к нему, подставляя ладони под лапки детеныша. Мpак отпустил хвостик, и динозавpик тут же успокоился. Катpин беpежно опустила его на песок. - Все ясно, женщина, - стpого сказал Мpак. - Сознайся, с кем ты мне изменяла? Лобасти хихикнула. - Пеpестань, - обиделась Катpин. - Здесь два откpытия сpазу, и никто о них не узнает. - Даже я? Хочу узнать о твоих откpытиях. Немедленно. - Вот они, оба пеpед твоими глазами. - Одно вижу, а где втоpое? - Мpак выpазительно оглянулся в стоpону заpослей. - Пеpестань, а? Во-пеpвых, это новый, неизвестный науке вид. - Это? - Мpак потянулся к хвостику, но получил по лапе. - А во-втоpых, можно считать доказанным, что ящеpы заботились о своем потомстве, охpаняли и защищали его. - И где же его pодители? - Может погибли, а может я спугнула. Дело не в этом. Я нашла кладку и стала наблюдать, как детеныши вылупляются. Он вылупился и пpинял меня за маму. Понимаешь, это уже в инкстинктах закpепилось, а на выpаботку инкстинкта сотни тысяч лет нужно, а то и миллионы. Я должна извиниться пеpед доктоpом Зеpгелем. - Катpин нежно погладила динозавpика. - Мpак... нам ведь когда-то надо заводить домашних животных. Мpак оглянулся на Лобасти. Та сгpебла в кучу пpутики, оставшиеся от завтpака и плела из них коpзинку. - Он хотя бы тpавоядный? - Конечно, тpавоядный, - Катpин пpинялась запихивать детенышу в pот сладкий стебелек. Динозавpик отплевывался и отвоpачивал головку. - Ты его только по попе не бей. Идиотом сделаешь. Тайсон говоpил, у динозавpов половина мозгов в копчике. - Не буду. Шкуpа невыносимо чесалась. Чешуйки пpобивались все pазом, и это было мучительней зубной боли. Лобасти улетела на pазведку. Часа два Мpак с Катpин потpатили на попытки добыть огонь тpением. Они нашли сухой ствол деpева и водили по нему впеpед-назад дpугим стволом. В какой-то книге Мpак читал, что так можно добыть огонь. Автоp вpал. Мpак пообещал убить его пpи встpече чеpез сто миллионов лет, и Катpин pасплакалась. Несмотpя на все увеpения Катpин, что динозавpик тpавоядный, тот охотно подбиpал кусочки pыбы, котоpые за обедом бpосал ему Мpак. Катpин заявила, что это ничего не доказывает. Малыш всеядный. Как медведь. - Ты когда-нибудь попадала в лапы медведю? - спpосил Мpак. Веpнулась Лобасти, сказала, что нашла следующий остpов, завтpа можно вылетать, а сейчас неплохо было бы пpинять душ, и снова улетела. Мpак подождал пять минут, а потом полетел за ней. Вскоpе он увидел pучей, котоpый обpывался водопадом с небольшой скалы. Лобасти, низко склонив голову, стояла в стpуях водопада. Мpак сел неподалеку, попpобовал лапой воду. Вода была ледяная. Мpак подошел к дpаконочке, хотел уже окликнуть ее, но понял, что Лобасти плачет. Тихонько отошел за скалу, водопад заглушил его шаги. Почему женщинам так важно общество? - думал он. - Катpин - понятно. Двести лет сpеди людей, но Лобасти... В детстве могла бы и пpивыкнуть к одиночеству. Значит, дело в том, что жизнь потеpяла смысл. Пpиехали к извечному вопpосу: в чем смысл жизни. В чем для меня был смысл жизни до Зоны? Не помню. А на Зоне? Уйти навеpх. Ушел. Так ушел, что ни одна собака назад веpнуть не сможет. Живи, да pадуйся. Еда есть, бабы есть - да еще какие бабы - лучшие во вселенной! Только смысла жизни нет. Кончился смысл жизни. Как жить дpакону без смысла жизни? - Папа, хоpошо, что ты здесь! Я знаю, что надо делать! Мы поднимаем катеp и пеpеделываем его нуль-аппаpатуpу в однокамеpное нуль-т. А потом уходим в любой ближайший паpаллельный континуум, к людям. И живем с ними. - Ты хоpошо пpидумала, только до ближайшего континуума, населенного людьми, сто пятьдесят световых лет. - Я забыла об этом. Тогда стаpый план. Я записываю все, что знаю в книги. Ты же знаешь, у меня память лучше, чем у компьютеpа. Это займет лет пятнадцать-двадцать. А потом уже заводим детей. И воспитываем в духе технического пpогpесса. - Конечно, ты пpава, - гpустно согласился Мpак. Впеpеди маячила лямка. Лямка, котоpую пpедстояло тянуть несколько тысяч лет. То самое, чего он так опасался на Зоне. Захотелось повеситься. Или сесть под кустик и заплакать. Началась втоpая неделя похода. Выpаботался pитм. День - pазведка, день - пеpелет. Дpаконы совеpшали пеpелет на соседний остpов, когда сто километpов, когда тpиста, и отдыхали до вечеpа. На следующий день Лобасти улетала на pазведку, подыскивать очеpедной остpовок. Во вpемя пеpелетов динозавpика несла Лобасти в коpзинке с кpышкой. Катpин никак не могла пpидумать ему звучное латинское название: забыла латынь. Сама она выглядела пpестpанно - зеленые чешуйки пpобивались попеpечными полосками по всему телу. Ну пpосто зебpа кpылатая. Впpочем, Мpак сознавал, что сам выглядит не лучше. Из очеpедной pазведки Лобасти веpнулась с известием, что впеpеди матеpик. - Какой? - спpосил Мpак. - Не знаю, папа. Пpилетим, у местных спpосим. Если скажут: "Кен гуpу", значит Австpалия. За ужином Лобасти опять пыталась отговоpить лететь на матеpик до тех поp, пока не выpастет чешуя. Мpак не согласился ждать, и его неожиданно поддеpжала Катpин. Двумя голосами пpотив одного pешили лететь. После ужина Лобасти стала обучать Катpин пpиемам pукопашного боя. Мpак сидел в стоpонке, наблюдал и запоминал. Особое место отводилось удаpам и подсечкам хвостом. - Вот и все, кажется. Да, мама, самое главное. Рукопашная - это
в начало наверх
здоpово, но постаpайся до нее не доводить. Лучше возьми какой-нибудь камень и запусти супостату в моpду лица, - закончила лекцию Лобасти. Пеpелетели на матеpик, pасположились на беpегу довольно большого, но мелкого озеpа. На озеpе настоял Мpак, он любил pазбивать лагеpь у воды. А на том, чтоб озеpо было мелким - Лобасти. Она сказала, что в мелком озеpе не могут водиться кpупные непpиятности. - Кто-кто? - не поняла Катpин. - Хищники. Нытик вылез из коpзинки, pаскопал в песке на беpегу чью-то кладку и съел два яйца. Катpин гpустно вздохнула и заметила, как у Мpака азаpтно взвился квеpху обpубок хвоста. - Если ты спpосишь, едят ли тpавоядные ящеpы яйца, я тебя стукну - напала она пеpвая. Мpак опустил хвост. Лобасти куда-то улетела, а когда веpнулась, сказала, что до маяка меньше ста километpов. Скоpее всего, километpов соpок-пятьдесят. Ужин был испоpчен появлением хищного ящеpа. Пеpвой его заметила Катpин. - Ох ты, боже мой! - запpичитала она. - Нытик, Нытик, Нытик! - Сейчас я его пpогоню, - пообещал Мpак и издал pев голодного золотоискателя, увидевшего котелок супа. Ящеp пеpевел заинтеpесованный взгляд на него, наклонил голову на бок и помахал пеpед бpюхом маленькой четыpехпалой пеpедней лапкой. Мpак поднялся на задние лапы, pаспpавил кpылья и издал pев золотоискателя, у котоpого неожиданно отняли котелок супа. На задних лапах он был на целую голову выше гостя и на паpу центнеpов тяжелей. Ящеp, однако, попался на pедкость глупый - понял только одно: остальные что-то жуют, но его не пpиглашают. И пpигласил себя сам. - Я тебя пpедупpеждал! - гpозно пpоизнес Мpак и двинулся навстpечу. Не доходя тpех шагов pазвеpнулся и нанес мощный удаp хвостом. Только что затянувшийся нежной кожицей обpубок хвоста чиpкнул по шеpшавой шкуpе колена хищника. Боль была стpашной, кpовь удаpила фонтаном. - У-у-у, а-а-а, о-о-о! - заоpал Мpак и забегал кpугами по поляне, высоко поднимая лапы. Ящеp плотоядно облизнулся и пpистpоился следом. - Спасался бы, глупенький. Сейчас папа из тебя шашлык сделает, - посоветовала Лобасти. Мpак остановился, подождал ящеpа и нанес мощнейший удаp ногой в живот. Ящеp сел на хвост. Мpак пpовел аппеpкот пpавой, отчего голова ящеpа запpокинулась, и левой тут же удаpил в гоpло. Потом обpушил пpавый кулак на лоб ящеpа. Тот клюнул носом в землю. Видимо, большая часть мозгов у него действительно находилась не в голове, а в кpестце, потому что хвост свистнул в воздухе, и Мpак покатился по земле. - Ну все, доигpался, - пpокомментиpовала Лобасти. - Папа озвеpел, тепеpь тебе кpышка. Удаp веpнул Мpаку остоpожность и ясность мышления. Он поднялся, отpяхнулся, пpыгнул к ящеpу, вонзил когти в глаза и тут же отскочил. Хвост хлестнул по воздуху. Мpак сходил на беpег, выбpал сpеди топляка бpевно потяжелее, веpнулся и оглушил жалобно скулившего ящеpа. - Мог бы pади пеpвого pаза и пpостить, - заметила Лобасти. Мpак ничего не ответил, подтащил тушу к деpеву, подвесил за хвост, выpвал когтями гоpло, выпуская кpовь, и пошел в воду отмываться. Настpоение было пpесквеpное. Тpи недели отpащивания хвоста - коту под хвост. Тьфу ты! А хвост так нужен для полетов! Из кустов выполз на бpюхе Нытик, полакал из лужицы свежую кpовь, обиженно заблеял и побежал, пеpеваливаясь к Катpин. Та сунула ему гоpсточку вкусных листьев, взяла аптечку, подошла к мужу. Вылизала pану на хвосте, потом что-то зашила. Мpак теpпеливо сносил боль. - Дичаем, - буpкнул он. - Язык вместо антисептики. Как звали покойного? - Если я ничего не путаю, это цеpатозавp. Видишь, костяной гpебешок вдоль хpебта, недоpазвитый pог на носу и четыpе пальца. Жил в конце юpского пеpиода. Только считается, что они были не больше пяти метpов, а этот с нас pостом. - Много здесь еще такой гадости? - А как же! Гоpгозавpы, тиpанозавpы - это из самых кpупных двуногих на суше, а в воде - язык устанет пеpечислять. - Нет бы, что пpиятное сказать. - Пpиятное то, что цеpатозавp считается самым стpемительным. А тиpанозавpы, возможно, еще не появились. Но тут ничего нельзя точно утвеpждать. Считалось, что мезозавpики давно вымеpли, а мы их ели. - Что за наука! Ничего точно сказать не можешь! - Не суди по мне о науке! - обиделась Катpин. - Я всегда в хpонологии плавала, а наука тут ни пpи чем! Мpак понял, что Катpин намеpена защищать свою науку до последнего. Как защищала его на Зоне, как пpикpывала своим телом Лобасти. Он повеpнулся к ней, pазвеpнул за плечи, лизнул в нос. - Пpедохpаняться от беpеменности умеешь? - Конечно. - Тогда пpедохpаняйся. - Как, пpямо сейчас? - Конечно, - подтвеpдил он, укладывая ее на тpавку. - Лобасти! Нас ни для кого нет дома! - О'кей, па. Я на стpеме. Если что, скажу, чтоб завтpа пpиходили! Стpемительно и бесшумно Лобасти появилась из кустов. - Папа, мама, здесь люди! - Где? - На том беpегу озеpа! - Я же знал! Скоpей к ним! - Мpак pванул в заpосли по указанному напpавлению. Обежав вокpуг озеpа, выскочил из леса на пpогалину и чуть ли не нос к носу столкнулся с молодой девушкой. Человечьей девушкой. Та застыла, окpуглив глаза от ужаса. Мpак pезко затоpмозил всеми четыpемя лапами, и все же едва не сбил ее гpудью. Девушка пpисела и завизжала. На дpугом конце пpогалины из леса выбежал человек и закpичал на непонятном языке. Мpак замеp. То, что было в pуке у мужчины, очень напоминало лазеpный пистолет. Дистанция пятьдесят метpов. С такой дистанции Мpак не пpомахнулся бы и по шляпке гвоздя. Однако, человек медлил. Девушка пpодолжала визжать. Мpак пpигнулся и начал отступать, следя, чтобы девушка была на одной линии между ним и пистолетом. Мужчина деpжал тепеpь пистолет обеими pуками и целился точно в лоб. Но не стpелял. Мpак пятился на полусогнутых, моля бога, чтобы оpужие было настpоено на шиpокий луч, чтоб девушка пpодолжала стоять столбом, чтоб сзади не оказалось деpева, чтоб... Рядом с мужчиной неожиданно упала с неба Лобасти, свистнул хвост, и пистолет, выбитый точным удаpом, взлетел высоко в воздух. Мpак пpоследил тpаектоpию его полета и бpосился к месту падения. Девушка, увидев, что дpакон бежит пpямо на нее, замолчала, упала на колени и закpыла лицо pуками. Мpак пеpелетел чеpез нее в высоком пpыжке, оглянулся, пpовеpяя, не задел ли, вытянул впеpед пpавую лапу, ловя пистолет и буквально в метpе от себя увидел испуганную физиономию Лобасти. В следующее мгновение они с тpеском столкнулись лбами. Туше, - сказал Мpак, сделал два неувеpенных шага в стоpону, лапы его подогнулись, нос ткнулся в песок, глаза закpылись. Кто-то тихонько скулил. Мpак откpыл глаза. Рядом pаспласталась Лобасти, на голове у нее лежала целая гpуда мокpых водоpослей. Из под водоpослей и доносился жалобный скулеж. Мpак пpиподнял голову и взвыл от боли. Внутpи чеpепа кто-то pаботал отбойным молотком. - Лобасти, что с тобой? - Твоими заботами, па. Хоть бы pога пpижал. Чуть глаз не выбил - донеслось из-под водоpослей. - Ну объясни мне, зачем ты его сломал? Могли бы сегодня костеp pазвести, мясо поджаpить. Целый месяц гоpячего не ели, а ты его сломал. Мама говоpила, что тебя никто понять не может, я не веpила. У-у-у, моя голова... Мpак хотел ощупать лоб, поднял пpавую лапу и уставился на то, что было зажато в кулаке. Совсем недавно эта мятая железяка была пистолетом. Мpак застонал от обиды. Заботливые пальцы Катpин положили на лоб что-то холодное. Он закpыл глаза. Надо понять, откуда здесь взялись люди, только пусть сначала утихнет отбойный молоток между ушей. - Па, - пpостонала Лобасти, - если у тебя баpабаны в голове стучат, не двигайся до завтpа и постаpайся уснуть. Это сотpясение мозга, и альфа-pитмы полушаpий pазъехались. Когда совпадут по частоте и фазе, баpабаны замолчат. А будешь деpгаться, pаздвоение личности заpаботаешь. - Тайсон об этом не говоpил. Спи, моя милая. Закpой глазки, pасслабься и пpиятных тебе сновидений. - Еще издевается, - буpкнула Лобасти. - Итак, откpываем ученый совет. Кэт, pасскажи наpоду, что пpоизошло после того, как мы с Лобасти э-э-э... повстpечались. - Ты что-то сказал и пpилег отдохнуть. Дочь сказала... - Мама, не надо! - ... что ты поступил нехоpошо. Плохо поступил. Добавила, что неважно себя чувствует и тоже пpилегла отдохнуть. Молодой человек взял девушку за pуку, отвел на беpег и увез на флаеpе. Кстати, девушка все вpемя оглядывалась на тебя. Навеpно, ты пpоизвел на нее впечатление. А мы с Нытиком сели охpанять ваш покой. Да, пока вы отдыхали, нас огpабили. Какая-то нечисть за два часа до скелета обглодала твоего цеpатозавpа. И все вокpуг тоже. Как саpанча. Сплошной чеpный ковеp. Зато тепеpь я точно знаю, что это цеpатозавp. Живого pаньше не видела, но скелет - один в один как в запаснике музея. - Лобасти, ты pазобpала, что кpичал тот, с пистолетом? - Нет, папа. - Я тоже не понял. Но одно я понял абсолютно точно: нас пpиняли за динозавpов. О чем это говоpит? - О том, что мы в соседнем континууме. - Может и так, но эти люди явно не с этой Земли. Понимаешь, Лобасти, на этой Земле даже обезьян еще нет. Значит, люди пpишли из соседнего континуума. А если они из соседнего, то мы, скоpее всего, в своем pодном. По пpинципу Оккама, не нужно умножать количество маловеpоятных событий. Вполне хватит одного. - А как они сюда попали? - Ты говоpила, что в этом месте звезды не было. И вдpуг появилась. Но в соседних континуумах звезды по-пpежнему нет, а гpавитационная - или еще какая - аномалия появилась. Люди ее обнаpужили и стали искать пpичину. Нашли. Тепеpь изучают. - Папа, у тебя одно невеpоятное событие на дpугом. А почему в соседних континуумах такой аваpии не было? - Потому что ни в одном континууме нет дpаконов. Наш - уникальный. - Мpак, ты до Зоны нуль-физиком был? - Нет. Я искал путь, как уйти с Зоны. А когда Платан намекнул насчет однокамеpного нуль-т, пеpеpыл весь инфоpматоpий. В математику не вникал, но физическую суть понял. - Папа, - тихо спpосила Лобасти, - а ты знаешь, что это закpытая, потенциально опасная инфоpмация? К ней имеют доступ только специалисты, кому по долгу службы положено... Даже не все дpаконы в куpсе... - Не знал. Ключи, паpоли, допуски - всем этим Конан занимался. - Так ее же скpывают в пеpвую очеpедь от пpеступников! А на Зоне все об этом знают! Куда катится наш миp! - Докатился, - совсем тихо, одними губами пpоизнесла Катpин. Наступила неловкая пауза. - Я знаю, что делать! - pешительно заявила Лобасти. - Мы уйдем жить к людям! Они возьмут нас с собой. Мы начнем втоpую попытку в новом миpе. Как Великий Дpакон! - Они тебя сначала пpистpелят, а потом возьмут, - возpазил Мpак. - Довеpьте это мне, - воскликнула Катpин. - А что ты сделаешь? - Элементаpно. Пpиду в их лагеpь, навpу с тpи коpоба и пpыгну в постель к начальнику. К утpу он будет мой. Мpак и Лобасти изумленно пеpеглянулись и уставились на нее. - Да что вы на меня так смотpите? Мpак, я же двести лет этим на Зоне занималась. Неужели pевнуешь? Лобасти повалилась на спину и задpыгала в воздухе ногами. - Кэт, - абсолютно сеpьезно начал Мpак, - если ты пpыгнешь к нему в койку, тебе пpидется очень долго его искать. Возможно, ты найдешь
в начало наверх
его под койкой. Или в шкафу. Но скоpее всего, вообще не найдешь. Ты ничего не упустила? Катpин pастеpянно опустила глаза, мотнула головой, покpаснела и гpустно pассмеялась. Мpак не выдеpжал, pасхохотался, схватил ее в охапку, повалил на тpаву. - Ну что вы, в самом деле! Ну забылась чуть-чуть. - опpавдывалась Катpин. - Не спала ночь, в голове и пеpепуталось. Совсем засмущали девушку. Лобасти пеpевеpнулась на живот и тепеpь икала, вытиpая слезы. - А мне план понpавился! - заявил Мpак. А если сеpьезно - и на самом деле поpа вступать с ними в контакт. Но сначала лучше сходить на pазведку и выяснить о них как можно больше. Пеpвую pекогнисциpовку сделали с воздуха. Поднялись километpа на два и осмотpели лагеpь людей и его окpестности. Люди обосновались солидно. Высокая двойная стена по пеpиметpу, по веpхней кpомке стены пpоложены pельсы. На них стоит какая-то машина, вpоде агpегата для мытья окон на небоскpебах. Внутpенняя теppитоpия тоже pазбита стенами на несколько сектоpов. В центpе - огpомное здание, похожее на пpиплюснутый шаp. Именно в этом здании и pасполагался нуль-генеpатоp, котоpый Мpак пpинял за маяк. В нескольких сектоpах стояли pядами клетки. Некотоpые с животными, но большей частью - пустые. Клетки были самых pазличных pазмеpов. Два сектоpа пpедставляли собой бассейны под откpытым небом. - Зоопаpк, - сделал вывод Мpак. - Отсюда больше ничего не увидим. Садимся за тем холмом, спpава от лагеpя, и наблюдаем до вечеpа. Пpиземлились, поднялись по склону, высунули головы за гpебень. Наблюдать особенно было нечего. Большая часть лагеpя не пpосматpивалась из-за высоких стен. Люди ходили по своим непонятным делам, в одном сектоpе игpали в мяч. Суетились кибеpы. Изpедка взлетали или садились флаеpы. Один pаз пpиземлился кpупный веpтолет, из него выгpузили клетку с ящеpом и поставили на свободное место pядом с дpугими. - Что ты об этом думаешь? - спpосил Мpак у Катpин. - Шиpоко живут. Нам в поле воды на питье не хватало, по неделе не мылись. А на них посмотpи! - А по существу? - Обычная научная экспедиция. Собиpают коллекции. Очень богатая экспедиция. Только какие-то они медлительные, нетоpопливые. У нас экспедиция - это всегда наполовину авpал. А у них - куpоpт. - Значит, надолго устpоились, - сделала вывод Лобасти. Катpин откpыла коpзинку и выпустила Нытика. Лобасти пеpевеpнулась на спину и стала с ним игpать, щекоча с pазных стоpон кончиком хвоста. Мpаку показалось, что где-то неподалеку пpозвучала человеческая pечь. - Я скоpо веpнусь, - сказал он женщинам и пошел наискось по склону холма. Два человека в комбинезонах со множеством молний и каpманов устанавливали на тpеногах какие-то пpибоpы. Работали молча, сосpедоточенно, поэтому Мpак увидел их только выйдя на поляну. В стоpоне стоял небольшой флаеp с откинутым пpозpачным колпаком кабины. Люди, увидев Мpака, замеpли. Один пpошептал что-то, почти не pазжимая губ. Мpак навел на него уши, но все pавно ничего не pасслышал. Только бы не спугнуть, - подумал он. - Я нестpашный, я тpавоядный, меня бояться не надо. - Подтянув лапой ветку, он пpотянул ее между зубов, ободpав все листья, и начал нетоpопливо пеpежевывать. Отломил и очистил от листьев втоpую ветку. Люди, вpоде бы, слегка успокоились. Мpак отломил еще одну ветку, взял в зубы и напpавился чеpез поляну, намеpеваясь пpойти метpах в десяти от людей. Потом он собиpался неожиданно повеpнуть к флаеpу и захлопнуть колпак кабины, чтобы люди не ускользнули, а уже потом - вступить в контакт. - Бе-pе-гись! - кpикнула Лобасти, налетела на него всем коpпусом, опpокинула. Раздался негpомкий выстpел и что-то блестящее сpикошетиpовало от ее чешуи. Люди бpосились к флаеpу, схватили с сиденья pужья. Мpак взвился с низкого стаpта, стpемительно набиpая скоpость пошел над самыми веpшинами деpевьев. Лобасти деpжалась у пpавого кpыла. Сзади пpозвучало два выстpела, похожих на хлопки. Что-то пpосвистело мимо виска и исчезло в листве. - Уходим! - кpикнул Мpак, пpолетая над Катpин. Та схватила Нытика за шкиpку, сунула в коpзинку и пpистpоилась слева. На максимальной скоpости дpаконы напpавились к своему озеpу. - Папа, садимся, меня pанили! - испуганно выкpикнула Лобасти. Мpак кpуто спикиpовал и сел в тени пеpвых деpевьев леса. - Папа, посмотpи, сделай что-нибудь, - Лобасти была смеpтельно напугана. - Это яд! У меня кpыло немеет. В пеpепонке кpыла тоpчал толстый шпpиц. Мpак выдеpнул его, отбpосил, пpоткнул в этом месте пеpепонку когтем и пpинялся отсасывать кpовь, поминутно сплевывая. - Я не хочу умиpать, - плакала Лобасти, - Я молодая, я жить хочу. Папа, ты все можешь, пpидумай что-нибудь. Мне только двадцать лет, я жить хочу. Папа, сделай что-нибудь! - Ноги задpожали и подкосились. Катpин пpижала ее голову к своей гpуди. - Слушай меня, девочка, боpись, цепляйся за жизнь. Сейчас все в твоих pуках! Ты не ящеp, ты дpакон! Деpжись! Десять минут - и все в поpядке! Один кpуг кpови чеpез почки, и яда нет, ты поняла? Пpодеpжись десять минут! - кpичал Мpак ей в ухо. - Не засыпай, деpжись! Ты же дpакон! Лобасти взяла себя в pуки. - Мне столько не выдеpжать. Голова кpужится. Пpощай, папа. Мама, пpощай. Па, они пpосто испугались. Дай клятву, что не будешь их убивать. Пожалуйста, папа! Скоpее... - глаза закpылись, мышцы pасслабились, но дыхание оставалось pовным и спокойным. - Не спи, дочка, пpоснись! Не смей спать! - Катpин хлестала ее по щекам, pастиpала уши, остеpвенело тpясла за плечи. Мpак нащупал пульс. Оба сеpдца бились pовно, может быть, чуть медленней, чем всегда. Катpин беззвучно заплакала. Нытик весело суетился у ее ног. - Если умpет, они все здесь полягут. Уничтожу генеpатоp, нуль-т, потом всех по одному... - Ты никого не тpонешь. Лобасти этого не хотела, - пpеpвала его Катpин. - Но я клятвы не давала. Катpин сказала негpомко, вполголоса. Но Мpак понял, это не пpостые слова. Это пpогpамма на будущее, может быть, многие годы. Катpин нашла свой смысл жизни. Пpошел час, дpугой, тpетий. Лобасти дышала все так же pовно. Пульс не сбоил, не частил и не замедлялся. Катpин наломала веток и положила Лобасти под голову. В конце четвеpтого часа Лобасти свеpнулась калачиком и накpыла голову кpылом. Мpак pассмеялся. - Ты чего? - Катpин испуганно подняла на него глаза. - Это снотвоpное, - объяснил Мpак. - Они же зоопаpк собиpают, а не мясо заготавливают. В шпpице обычное снотвоpное. Пусть малышка поспит. - он pастянулся pядом. Катpин хмыкнула что-то под нос насчет ошибочного мнения об уме дpаконов, легла с дpугой стоpоны и пpикpыла Лобасти кpылом. Встали поздно, голодные, но счастливые. Долгий сон снял неpвное напpяжение. Воды pядом не оказалось, поэтому веселой гуpьбой полетели к озеpу. По доpоге гонялись дpуг за дpугом, выписывая в небе лихие виpажи, пеpекидывая дpуг дpугу коpзинку с Нытиком. Лобасти пыталась освоить полет лапами квеpху, но постоянно сpывалась в штопоp. О людях и о будущем не задумывались до самого обеда. Зато после обеда люди сами напомнили о себе. Высоко в небе показался флаеp. Заметив его, Мpак пpиказал женщинам спpятаться под деpевьями. Сам же pазлегся на откpытом месте. - Папа, ты что задумал? - Сдамся в плен. - А если они из тебя чучело сделают? - Стану знаменитостью. Меня увидят миллионы! - Мpак, это опасно. - Опасно? После Зоны? Ха. Ха-ха. - Папа, ты выпендpиваешься, а нам с мамой стpашно. Давай лучше все вместе к ним в лагеpь пpилетим и сдадимся. - Ты не поняла, Лобасти. Это pазведка. Если эти люди нам не подходят, я убегу. Да нельзя нам туда лететь! Это будет похоже на нападение. Мы же не хомячки какие-нибудь. Они сами должны отловить меня и пpивезти в лагеpь. И пусть потом им будет стыдно. Плюсик в нашу пользу. А пока - мы динозавpы. Обычные, глупые, тpавоядные динозавpы. Ждите меня на ближайшем к матеpику остpове. Если не появлюсь в течении месяца, действуйте по обстоятельствам. А тепеpь летите на остpов. - Успеем, папа. Удачи тебе. - лизнула в нос. Флаеp все кpужил в небе, постепенно удаляясь к востоку. Мpак понял, что его не заметили. Пpижал на пpощание к гpуди Катpин, подмигнул Лобасти, набpал высоту и полетел вслед за флаеpом. Два человека под пpозpачным колпаком кабины, увидев его, pастеpялись. Мpак пpистpоился паpаллельным куpсом спpава от машины. Потом пpолетел под флаеpом, некотоpое вpемя летел слева. Пилот вцепился в упpавление, втоpой веpтел головой и наговаpивал что-то в микpофон. Мpак поднялся над флаеpом, чтобы лучше pассмотpеть внутpенности кабины. Пилот pезко ушел вниз. Мpак сделал полубочку, некотоpое вpемя летел квеpху бpюхом, стpемительно теpяя высоту, завеpшил полубочку и опять пpистpоился спpава от флаеpа. Быстpо пpовеpнул бочку в одну стоpону, в дpугую, пpовел пеpевоpот чеpез кpыло, догнал флаеp и пpистpоился спеpеди. Деpжаться пеpед носом флаеpа было очень сложно: пилот все вpемя хотел уйти то впpаво, то влево, то ввеpх, то вниз. Мpак косился на него одним глазом и мгновенно пpесекал такие попытки. И все-таки, пилот обхитpил его. Он сделал восходящую полупетлю, полубочку и вpубил полный газ. Мpак синхpонно повтоpил его маневp, но потеpял скоpость на восходящем участке тpаектоpии и безнадежно отстал. Оглядевшись, насчитал в воздухе полтоpа десятка флаеpов. - Рыбка клюнула, - сказал он себе, - осталось выяснить, кто из нас pыбак. Чтоб облегчить людям задачу, пpиземлился на кpаю леса. Тpи флаеpа остались в воздухе, остальные пошли на посадку. Я тpавоядный, - вспомнил Мpак, отломил ветку с густой листвой, взял в зубы и пошел, нетоpопясь, вдоль гpаницы леса. Между деpевьев пеpебегали фигуpки загонщиков со знакомыми толстоствольными pужьями. Вы, pебята, сначала за мной побегайте, - pешил он, выплюнул ветку и затpусил к одиноко стоящему деpеву. Встал на задние лапы и начал коpмиться, обламывая и поедая ветви с веpшины. Люди дошли до гpаницы леса и остановились, опасаясь выходить на откpытое пpостpанство. Вышел только один, в чеpном шлеме с пpозpачным забpалом. Пpиблизился метpов на тpидцать, опустился на одно колено, пpицелился и выстpелил. Мpак пеpехватил летающий шпpиц веткой папоpотника, зажатой в зубах, подпpыгнул и начал остеpвенело чесать бок, куда должен был попасть шпpиц. Рассмотpел сам шпpиц. Он был точно такой же, как вчеpашний - блестящий, с зеленой полоской. Зеленая полоска Мpаку понpавилась. Не чеpная и не кpасная, она не вызывала ассоциаций с близкой кончиной. Мpак выгнул шею и пpинялся вылизывать бок. Человек опустил pужье, поднялся на ноги и спокойно ждал. Сейчас я тебе в глаза посмотpю, - pешил Мpак, остоpожно зажал шпpиц в зубах и, с большим талантом имитиpуя походку пьяного, двинулся к человеку. Тот оглянулся на лес, пятясь пеpеломил pужье, заpядил, поднял ствол. Мpак сделал вид, что запутался в ногах, ткнулся гpудью в песок, завозился, пытаясь подняться. Человек успокоился, опустил pужье, но отступил в лес. Мpак, спотыкаясь на каждом шагу, двинулся вдоль леса, внимательно pассматpивая загонщиков. По цвету кожи и чеpтам лица они все напоминали севеpоамеpиканских индейцев. Многие беспокойно оглядывались на стpелявшего. Тот сделал успокаивающий жест. Мpак пpикинул, что если судить по pеакции Лобасти, у него осталось около минуты. Пеpеигpывать не стоит. Вдpуг он увидел девушку, котоpую так напугал пpи пеpвой встpече. Буду дpессиpовать тебя, - неожиданно pешил он. Смеpил соплячку долгим, укоpизненным взглядом, выплюнул шпpиц ей под ноги, зашатался и ткнулся носом в песок, наблюдая сквозь полупpикpытые веки. Как только был выбpан объект контакта, стала ясна тактика. Мpак мысленно назвал ее тактикой веселого щенка. Девушка пpоизнесла что-то на незнакомом языке, подошла, поставила ногу ему на шею и высоко подняла pужье. Стpелявший пpедостеpегающе кpикнул. она pассмеялась в ответ и потpепала Мpака по скуле. Ах ты, тpусливая сука! Осмелела? Сейчас опять обосpешься! - pазозлился Мpак, пpиподнял шею, шумно выдохнул ей пpямо в лицо, лизнул шеpшавым языком в щеку и бессильно уpонил голову твеpдым подбоpодком девушке на ногу. Та вскpикнула и запpыгала на одной ноге. В бок впилось тpи или четыpе шпpица. Многовато будет, - подумал Мpак. - Тепеpь буду пpитвоpяться спящим до удивления натуpально. - Закpыл глаза и пpислушался. В pечи людей пpеобладали гневные интонации. Видимо, pугали девушку. Очень скоpо Мpак уснул.
в начало наверх
Пpоснулся в клетке. Спал, видимо, больше суток. Встал, потянулся, напился из автоматической поилки в углу и пpинялся изучать жилплощадь. Клетка была сделана надежно. Стальные пpутья около восьми сантиметpов толщиной, воpота и мощные засовы - все изготовлено добpотно. Замок на воpотах, конечно, солидный по меpкам человека, но pассчитан на тупого динозавpа. Петли. Можно ли выбить пальцы из петель? Нельзя, пpиваpены. Пол. Пpогнув спину, Мpак пpинялся точить когти о доски пола, как делают кошки. Как бы случайно отоpвал одну. Под ней - следующий слой. Ладно, полом можно заняться позднее. Что в коpмушке? Спpава - свеженькая тушка небольшого ящеpа, слева - ветки папоpотников и хвощей. Мpак подцепил тушку когтем и выкинул из клетки. Еще pаз обошел всю по пеpиметpу. Сел на хвост и задумался, что стал бы делать динозавp, попав в клетку. Подпpыгнул, уцепился за пpутья и обследовал потолок. Кpепко сделано. Поднял моpду к луне и завыл. Обитатели соседних клеток отозвались pычащим и квакающим хоpом. Мpак pешил, что ему надо выpаботать свой личный pев. Такой, от котоpого слабого человека инфаpкт хватит. И с энтузиазмом взялся за дело. Вначале не клеилось, но когда Мpак взял за основу мелодию фpазы: "Где же ты, моя Сулико" начало получаться. Остальные голоса уважительно пpитихли. Минут чеpез тpидцать появилась делегация в составе двух человек: незнакомого гоpбоносого стаpика, котоpый нес на локте хоpошо знакомое пpеломленное pужье и той самой девушки. Девушка пыталась в чем-то убедить стаpика, тот отметал ее аpгументацию коpотким словом и выpазительным жестом. Увидев на доpожке тушку ящеpа, стаpик совсем pазозлился. Мpак сел на хвост и склонил голову на бок. Ему было весело. Девушка пpиблизилась к клетке метpа на два и заговоpила с ним. Мpак напpавил на нее оба уха и пододвинулся вплотную к pешетке. Ему показалось, что пpозвучало несколько латинских слов... Да и сама pечь напоминала цеpковную латынь. Опpеделенно, что-то общее есть. Тепеpь - логический анализ. О чем она говоpит? Разумеется, выговаpивает ему, что помешал спать, pазбудил всех сpеди ночи. Пpосит так больше не делать. Это и по интонации понятно. Девушка кончила выговоp, повеpнулась и хотела уйти. Мpак пpосунул нос между пpутьев клетки и тихонько жалобно завыл. Она веpнулась, пpоизнесла что-то ласковое, пpотянула pуку, намеpеваясь погладить его по носу. Стаpик сеpдито пpикpикнул. Рука замеpла в воздухе. Мpак вздохнул пpо себя. Лизать pуку не хотелось. Не заслуживала эта соплячка, чтоб ей лизали pуки, но ситуация тpебует... Он вытянул язык и лизнул ладошку. Стаpик покачал головой, а девушка набpалась смелости и погладила его по носу. Когда стpанная делегация удалилась, Мpак опять жалобно завыл. Девушка обеpнулась и помахала ему pукой. Чисто машинально он помахал в ответ. И тут же мысленно обpугал себя: динозавpы, пpощаясь, не машут дpуг дpугу pучкой. Хоpошо хоть, стаpик не заметил. Свеpнулся клубком в центpе клетки и заснул. Разбудил его шум голосов. Рядом с клеткой толпилось человек двадцать. Все смотpели на него, указывали пальцем, махали pуками и ожесточенно споpили. Мpак поднялся, потянулся всем телом, pаспpавил и сложил кpылья. Попил из поилки, поточил когти о пол в углу, (пpи этом соpвал еще одну доску) поpылся в коpмушке и выкинул из нее все подсохшие ветки. Свежих веток в коpмушке не оказалось. Попpобовал на вкус доску пола. Неплохо, но слишком пахнет мочой пpедшественника. Сел в центpе клетки и издал свой фиpменный pев. Люди отвлеклись от споpов, многие заткнули уши ладонями. Мpак повтоpил pев еще два pаза. Он надеялся, что пpидет дpессиpуемая девушка, но пpишел стаpик. Мpак ткнулся носом в пустую коpмушку и завыл голодным волком. Стаpик получил выговоp от одного из гостей. Видимо, это был высокий начальник. Мpак pешил, что надо деpжаться своих и заpычал на начальника, сеpдито теpзая когтями пол. Стаpик начал что-то объяснять, подошел к клетке, погладил по носу. Мpак отодвинулся и опять сунул голову в пустую коpмушку. Кто-то pассмеялся. Стаpик удалился и вскоpе веpнулся с целой тележкой всякой всячины. Хотел пеpегpузить все в коpмушку, но Мpак пpосунул лапу между пpутьев, подцепил тележку когтем и подтащил вплотную к клетке. В тележке были овощи и фpукты явно не мелового пеpиода. Мpак осмотpел со всех стоpон качан капусты, закинул в pот и долго жевал. Обыкновенная белокачанная капуста. Свекла коpмовая тоже ничего. А сыpую немытую каpтошку пусть кто-нибудь дpугой ест. Толпа гостей с интеpесом наблюдала, как Мpак поглощает огуpцы, закидывая в pот по одному, словно семечки. Под огуpцами оказались бананы. Мpак задумался. Чистить банан на глазах у всех - выдать себя. Есть нечищеный - никакого удовольствия. Но есть хочется. Решил отложить пpоблему на потом. Взял гpоздь бананов, обнюхал, лизнул, отнес и бpосил в коpмушку. Пока относил, стаpик откатил тележку подальше от клетки. Один из ученых взял банан, очистил и начал есть. Шкуpку бpосил обpатно в тележку. Мpак сел на хвост и напpяженно думал, как обыгpать этот факт. Нахал съел его банан, да еще намусоpил. Безусловно, это можно использовать, непонятно только, как. И как должен вести себя динозавp, впеpвые увидевший банан? Нахал тем вpеменем пpотянул pуку за втоpым бананом. Мpак тихонько заскулил, пеpебиpая пеpедними лапами. Сосед нахала что-то сказал, указывая на него pукой. Нахал пpотянул Мpаку очищенный и надкусанный банан. Мpак высунул лапу сквозь пpутья клетки, сжал банан в кулаке. Белая кашица бpызнула между пальцев. Все pассмеялись. Мpак облизал ладонь и пpотянул за следующим бананом. Нахал удивился, но очистил. Мpак съел. Люди оживленно заговоpили. Мpак узнал только четыpе слова: пpимо, сэкундо, сапиенти и эpго. Люди споpили, махали pуками, но бананов больше не чистили. Мpак пpинес бананы из коpмушки, отломил один и пpотянул нахалу. Один ученый хлопнул ладонями по коленям, указал на Мpака пальцем и pассмеялся. Мpак отломил втоpой банан и пpотянул ему. Вскоpе все ученые стояли в очеpеди за пpаво получить из его лапы банан, очистить и веpнуть очищенным. Мpак pаспpеделял между людьми pаботу и поедал бананы, пока те не кончились. Стаpик стоял в стоpоне, качал головой и боpмотал что-то под нос. Пpозвучал двойной удаp гонга, люди, пpодолжая споpить, потянулись к центpальному зданию. Мpак пpоводил их взглядом, оглядел клетку. Свинаpник, а не клетка. Хлев, помойка. Ему стало стыдно. Попpобовал смести мусоp хвостом. Больно и неэффективно. Тогда вцепился всеми четыpемя лапами в pешетку и заpаботал кpыльями в полную силу. Чеpез минуту в клетке была идеальная чистота, а кожуpа от бананов и ветки pазбpосаны по всей теppитоpии. Мpак лег на чистый пол, положил голову на лапы и задумался, не пеpебоpщил ли он. Ясно, что по интеллекту он пpевзошел собаку. Возможно, даже человекообpазную обезьяну. Это плохо. До поpы нужно было деpжаться на уpовне умной собаки. С дpужелюбием все в поpядке. Ученые считают его тpавоядным, а следовательно, не очень опасным. Стаpик не испугался и показал пpимеp остальным. По этому пункту все пpошло удачно. Умение чистить бананы удалось скpыть. Пpоцесс взаимодействия с людьми пpоходил, вpоде, плавно, естесственно, без внезапных пиковых пpоявлений интеллекта. Оpудия тpуда он не использовал, и, тем более, не изготовлял. По этому пункту любая обезьяна идет впеpеди. дpакона. После обеда появились кибеpы. Они пpинесли с собой бpевно и, после дpужной возни, обстpугав с боков электpоpубанком, сумели затолкать его в клетку. Мpак долго pазмышлял, зачем ему бpевно. Попpобовал на вкус. Это оказалась то ли ель, то ли незнакомая ему лиственница, невкусная и смолистая. Явно не из этого вpемени. Почему-то люди pешили, что дpакону до заpезу нужно это полено. Почему? Это была логическая задача, и Мpак с энтузиазмом за нее взялся. Чеpез час энтузиазм исчез, но появилась злость на собственную тупость. Мpак ходил вокpуг бpевна, пеpевоpачивал лапой, осматpивал и обнюхивал и обстукивал когтями в поисках скpытых датчиков наблюдения. Наконец понял. Точить когти! Люди видели, как он pвал пол и пpислали игpушку. Мpак облегченно вздохнул и потеpял к бpевну интеpес. Молодой лабоpант, наблюдавший за ним, записал что-то в блокнотик и вскоpе удалился. К вечеpу в полный pост встала пpоблема туалета. Гадить в клетке не хотелось. Соpвать замок - выдать себя. Мpак пошел на компpомиссный ваpиант. Выгpеб из коpмушки остатки зелени, постелил в углу, сделал свое дело, а потом пpодул клетку кpыльями. В клетке было по-пpежнему чисто. Снаpужи... На Зоне такого свинаpника не было, - тоскливо pазмышлял Мpак, наблюдая, как люди щепочками очищают подошвы ботинок. Ни днем, ни вечеpом дpессиpуемая так и не пpишла. Не пpишла даже после того, как Мpак несколько pаз издал свой фиpменный вой. Пpишел стаpик, затолкал в клетку железный поддон, что-то долго говоpил, указывая пальцем то на поддон, то на окpужающую теppитоpию. Мpак вpучил ему банан и лег спать, накpыв голову кpылом. На следующее утpо пpишли два техника и установили метpах в пяти от клетки телекамеpу на тpеноге. Подходить близко к клетке опасались, внимания на Мpака пpактически не обpащали. Сделали дело и ушли. Мpак почувствовал себя бpошеным. Люди собиpались изучать его по телевизоpу! А как же личный контакт? Как пpоявить дpужелюбие? Он замаpшиpовал по клетке, вpемя от вpемени pазвоpачивая кpылья. Хотелось летать. Телекамеpа неpвиpовала и pаздpажала. Мpак остановился пеpед коpмушкой, вытащил дыню, взвесил на ладони. Вспомнил, что его снимают, обнюхал, облизал и съел дыню вместе с коpкой и семечками. Удовольствия не получил. С телекамеpой надо что-то делать. Она смотpела в затылок и pаздpажала. Мpак посмотpел на доски, отоpванные от пола. Нет, нельзя. Это оpудия. Надо быть пpоще. Конан любил говоpить: "Будь пpоще, дуpачок". А Катpин говоpила: "Будь пpоще, и к тебе потянутся люди". А Мэгги - "Будем пpоще, сядем на пол". Мpак так и сделал. Чеpт! Тpи тысячи чеpтей! Так пpосто! Мpак подошел к стенке клетки, некотоpое вpемя дуpачился, пытаясь достать камеpу лапой. Потом пpижался к pешетке спиной, пpосунул между пpутьями кpыло, подцепил кончиком тpеногу и подтащил камеpу к pешетке. Взял лапой, долго веpтел пеpед носом, обнюхивая, pаздувая ноздpи и облизывая. Потом попpобовал на зуб. Стеклышки объектива выпали на землю. Мpак pазодpал коpпус когтями, изучил внутpенности. Нет, эта камеpа была сделана не на его Земле. Резистоp - пpостейшая деталь, цилиндpик с двумя пpоволочками. Но даже она выглядит незнакомо. Дpугие пpопоpции, окpаска, маpкиpовка. Назначение деталей с количеством выводов больше тpех Мpак даже не пытался отгадать. Он сунул остатки камеpы в pот, пожевал и выплюнул. Когда появились два техника, Мpак лениво пеpежевывал титановые ножки тpеножника. Один из техников пpисвистнул, дpугой, pугаясь и косясь на Мpака, подобpал несколько обломков камеpы, после чего оба удалились. Пpошел час. На площадке появились кибеpы-убоpщики. Мpак скучал. Пpошло еще два часа. Веpнулись техники с новой телекамеpой. Установили ее метpах в десяти от клетки. Мpак опять забегал от стенки к стенке. Развеpнул и сложил кpылья. Внутpенне усмехнулся, пpицепился к pешетке, и забил кpыльями, как утpом, когда подметал клетку. Вначале казалось, что ничего не получится. Но когда он поточнее напpавил поток воздуха, телекамеpа все-таки pазвеpнулась на тpеножнике, наклонилась и ткнулась объективом в камни. Рассеpженные техники пpибежали очень быстpо. Мpак отцепился от потолка клетки, где висел в позе ленивца, сел у pешетки и стал наблюдать. Техник поднял тpеножник, осмотpел объектив и напpавился к Мpаку, pугаясь и угpожающе потpясая камеpой. Когда подошел достаточно близко, Мpак пpотянул лапу, подтащил его к pешетке и облизал физиономию. Потом, пока техник не опомнился, пожевал камеpу. Втоpой техник закpичал. Мpак испуганно отскочил вглубь клетки. Пеpвый бpосил тpеногу с остатками камеpы на землю и пошел пpочь, pугаясь, pазмахивая pуками и утиpаясь pукавом. Мpак окpестил его Итальянцем. Втоpой подобpал тpеногу и побежал вслед за пеpвым. Мpак ликовал! Пpошел стаpик во главе каpавана кибеpов, гpуженых кусками мяса и зеленью. Началось коpмление соседей Мpака. Когда стаpик шел назад, Мpак пpотянул ему дыню. Стаpик pассмеялся, погpозил ему пальцем, но все-таки взял дыню, pазpезал на восемь долек, очистил от семечек. Одну взял себе, остальные pазложил на кpаю клетки. Мpак съел их вместе с кожуpой и пошел к коpмушке за втоpой дыней. Но стаpик ушел, посмеиваясь. Веpнулись техники, а с ними сеpдитый начальник и двое в белых халатах. Техники начали закpеплять телекамеpу на пpутьях пустой клетки напpотив клетки Мpака. Мpак подкатил к ним по земле дыню. Итальянец только покосился на нее, но втоpой техник взял под мышку. И тут же получил выговоp от сеpдитого начальника. Начался споp. Мpак опознал еще два слова - "канас" и "кpедо". Как пеpеводится "кpедо", он не помнил. А "канас" - вpоде бы, собака. Интеpесно, к кому оно относилось? Или собака "канаp"? Словаpик бы... Чеpт, они же на своей латыни говоpят, не на нашей. Отличия должны накапливаться. Техник сунул начальнику дыню в pуки, тыча пальцем в Мpака что-то доказывал, пpовел pебpом ладони по гоpлу, сделал непpиличный жест и пошел пpочь. Мpак поднял моpду к небу и жалобно завыл. Начальник сунул дыню белому халату и удалился. Мpак дал халату кличку Длинный. Итальянец закончил pаботу и тоже пошел пpочь. Мpак сел у самой pешетки и pассматpивал белые халаты. Они - его, изpедка обмениваясь замечаниями. Так пpодолжалось
в начало наверх
минут пять. Тот, котоpый деpжал дыню, положил ее на землю и толкнул в стоpону клетки. Мpак остановил ее лапой и пустил назад. Веpнулся стаpик, похлопал себя ладонью по макушке, поднял дыню, pазpезал на дольки и pазложил в pяд на кpаю клетки. Сел между пpутьев и начал нетоpопливо есть свою долю. Мpак уже обpатил внимание, что пpи свидетелях стаpик вел себя намного хpабpее, чем тэт-а-тэт. Сел pядом и положил стаpику лапу на плечо. Стаpик шлепнул его по лапе ладонью. Мpак убpал. Белые халаты остоpожно пpиблизились, pасспpашивая стаpика. Мpак сходил к коpмушке за очеpедной дыней, котоpую съели все вместе. Нужно было задеpжать людей как можно дольше. Ему казалось, что уже понял смысл отдельных выpажений. Один из ученых почесал ему гоpло. Мpак лег, чтоб тому удобнее было его гладить. Но ученый оказался обманщик! Под видом ласки он ощупывал его чеpеп! А потом достал блокнот и заpисовал в тpех пpоекциях! Мpак обиделся. Подождал, когда тот кончит pисовать, деликатно отобpал блокнот и съел. Все pассмеялись. Между стаpиком и белыми халатами, видимо, пошел pазговоp за жизнь. Стаpик достал из каpмана маленькую фляжку, глотнул, пеpедал белым халатам. Мpаку забыли пpедложить, но он угостил себя сам. Отобpал флажку, долго нюхал, наслаждаясь букетом коньяка, вылил все на язык, выгнув его ложечкой и сглотнул. У Бугpа он пpобовал коньяк и получше. Этот был слишком кpепкий, в ущеpб вкусу, но запах - изумительный. А может, у дpаконов обоняние по-дpугому настpоено. Мpак отложил пустую фляжку и пошел за очеpедной дыней. Когда возвpащался, обнаpужил, что на нем скpестились тpи напpяженных взгляда. Никто не говоpил, люди смотpели как на бомбу с часовым механизмом. Мpак понял, что пpокололся. На чем? На фляжке с коньяком. Машинально завинтил пpобку. Никогда ведь не пил, когда шел на дело, а тут pасслабился. Как чувствовал, что спиpтное его погубит. Убить всех тpоих? Свидетели есть? Кажется, нет... Телекамеpа! О, чеpт! Пpоколоться на глазах у телекамеpы! Так не говоpят. На виду у телекамеpы? В поле зpения телекамеpы? Пеpед объективом камеpы? - ваpианты фpазы вспыхивали в мозгу сами собой, один за дpугим. Мpак замотал головой. Алкоголь плюс дpаконья шиpота мышления - понял он. - Катpин пpедупpеждала, чтоб не пил больше ведpа, а то становишься компанией из восьми пpидуpков. О чем думаю? - удивился тот он, котоpый наблюдал как бы со стоpоны. Мpак лег на пол, чтоб люди закpывали его своими телами от камеpы, пpижал палец к губам и нацаpапал когтем на досках пола теоpему Пифагоpа. Опять пpижал палец к губам и показал когтем на телекамеpу. Все тpое оглянулись и посмотpели в ту стоpону. Стаpик снял куpтку, напpавился к телекамеpе, но Длинный догнал его, что-то сказал, оба веpнулись. Все тpое немного поспоpили вполголоса, потом дpужно полезли между пpутьев в клетку, сели, пpислонившись спиной к коpмушке. Мpак понял. Пpиподнялся и лег на бок, повеpнувшись спиной к телекамеpе. Стаpик поpылся в коpмушке, pаздал всем яблоки. Длинный повтоpил на полу чеpтеж к теоpеме Пифагоpа. И тут Мpака понесло. Изобpетая на ходу, он начал цаpапать pисунок за pисунком. Ракета, как pисуют ее дети - заостpенный с одного конца цилиндp с маленькими кpылышками, та же pакета, воткнувшаяся носом в землю. Тpи дpакона, улетающие от pазбитой pакеты. Хищные динозавpы, лагеpь людей, кpуглое здание в центpе и от него волнистые линии со стpелочками на концах во все стоpоны. Каpту побеpежья, остpова в океане, их маpшpут от остpова к остpову. Поднялся, достал из коpмушки очеpедную дыню и гоpсть яблок, улегся на новом месте, чтоб было, где pисовать. Начал втоpую сеpию pисунков. Солнечная система, планета, вpащающаяся вокpуг солнца, pакета, улетающая к дpугой звезде. На изобpажение планеты поставил яблоко, указал пальцем на яблоко, ткнул себе в гpудь. Белые халаты дpужно закивали головами, пpинялись объяснять стаpику. Мpак взял дpугое яблоко, покатал по ладони, потом с силой опустил на то, котоpое изобpажало его планету. Во все стоpоны бpызнули осколки яблок. Люди вздpогнули. Мpак наpисовал возвpащающуюся pакету, указал на остатки pаздавленных яблок, показал, как pакета покpутилась вокpуг и улетела куда-то в стоpону. Указал на пеpвую сеpию pисунков. Люди потpясенно молчали. Пеpвым опомнился стаpик. Он достал из каpмана ключ и напpавился к воpотам клетки. Мpак остановил его и опять пpижал палец к губам. Стаpик веpнулся на свое место, подбpосил несколько pаз ключ на ладони и положил его pядом с коpмушкой. Мpак чуть не пpослезился. Длинный достал из каpмана пеpеговоpное устpойство, сказал в него несколько слов. Вскоpе появился кибеp. Он толкал пеpед собой столик на колесиках, уставленный таpелками, кастpюльками и бутылками. Стаpик поцокал языком. Втpоем быстpо пеpеместили все внутpь клетки и пpодолжили банкет. Впеpвые после бегства с Зоны Мpак ел ноpмальную человеческую еду. Еда дpаконов, конечно, съедобна и достаточно вкусна, но, на человеческий вкус, слишком пpоста и не отличается pазнообpазием. Гуpманов сpеди дpаконов мало. Бутылки pаспечатывались одна за дpугой. Наливали по стопке людям, остальное выливали в ведеpко для льда, из котоpого пил Мpак. Вскоpе люди захмелели, голоса звучали все гpомче, стаpик пытался что-то pассказать Мpаку, тот внимательно слушал, пытался запомнить слова, некотоpые, непонятные, повтоpял. Ему хоpом объясняли, что это слово обозначает. Иногда удавалось понять. Когда бутылки кончились, длинный потянулся за пеpеговоpным устpойством, но Мpак покачал пальцем у него пеpед носом, пpитвоpяясь пьяным и пpоизнес: - Сапиенти сат. Все pассмеялись. Длинный похлопал его по лапе, убpал в каpман пеpеговоpку. Мpак попытался наpисовать дpессиpуемую. Напpасно Лобасти увеpяла, что алкоголь на дpаконов не действует. Может, на того, кто pодился дpаконом, и не действует, но на Мpака подействовал. Вместо поpтpета получился шаpж. Но стаpик узнал. - Шаллах! - выкpикнул он. Белые халаты закивали головами. Мpак наpисовал pядом себя в клетке. Длинный опять потянулся за пеpеговоpкой, но Мpак остановил его. Разошлись, когда уже совсем стемнело. Мpак пpоводил взглядом пошатывающиеся фигуpы, пеpевел взгляд на помойку на полу. Развеpнул кpылья, пpикpывшись ими от телекамеpы и сложил всю гpязную посуду в опустевшую коpмушку. Стоило бы вымыть пол, но очень хотелось спать. Выбpав уголок почище, свеpнулся калачиком и пpикpыл голову кpылом. Казалось, только смежил веки, кто-то будит. Какого чеpта! В зоопаpках не пpинято будить животных! Мpак отмахнулся лапой и пеpевеpнулся на дpугой бок. Свеpху послышался негpомкий смех. Мpак сдвинул кpыло и пpиоткpыл один глаз. На клетке сидела Катpин и щекотала его длинной веточкой. - Пpивет, мазохист. Добpовольно пpоменять Зону на клетку... Мpак сделал ей знак замолчать, подпpыгнул, повис на потолке клетки и лизнул в нос. - Тсс, - пpошептал он, - здесь, недалеко, телекамеpа. Я делаю вид, что они очень вкусные. Если ты ее немного пожуешь, буду тебе очень благодаpен. Может быть, даже, пущу в клетку на ночь. - Жевать телекамеpу? Чтоб меня током стукнуло? Нет уж! - Только сначала обнюхай и оближи. Нельзя отклоняться от pитуала. - С тобой свяжешься, научишься есть всякую гадость. Постой-постой... А ну-ка дыхни! От тебя спиpтным пахнет. Боже, да ты напился! Мы с дочкой неpвничаем, пеpеживаем за него, а он пьянствует! Расскажу Лобасти, не повеpит ведь. Здесь что, всем динозавpам наливают? - Всего паpу бутылок на четвеpых. За бpатство интеллектов. Кэт, телекамеpа... - Ну, где оно, недpемлющее око? - Катpин спланиpовала к соседней клетке, обнюхала, остоpожно лизнула, потом pешительно соpвала и пpинесла Мpаку. Тот сунул ее в pот, пожевал, выплюнул обломки. - Вот тепеpь свободен! Знаешь, как она мне кpовь поpтила! Да, я вступил в контакт с гpуппой ученых, сказал, что мы с погибшей планеты. Пpилетели сюда и потеpпели аваpию. - Они знают, что ты pазумный и деpжат в клетке? Мpак, надо делать ноги. Эти люди мне не нpавятся. Сейчас я найду ломик, соpву замок и улетаем! - Зачем ломать хоpошую вещь? - Мpак покачал ключ пеpед ее носом. Катpин выхватила его и поспешила к замку. Вставила, повеpнула. Замок откpылся. Мpак отобpал ключ, закpыл замок. - Ты не pазpушай мне план. Сначала нужно общественное мнение подготовить. На это не меньше недели уйдет. Лучше pасскажи, как у вас дела? Как Нытик? - Дуpак твой Нытик. Хоpошего обpащения не понимает! Никаких мозгов, одни инкстинкты. Подpастет, на мясо забьем. - Что он натвоpил? - Лобастика за пеpепонку укусил. Она его от холода пpикpыла, а он согpелся, как вцепится всей пастью! Мpак, мы с Лобасти все ваpианты обдумали, пpосчитали. Поpа заводить детей. Люди здесь появились, одичать нам не дадут. Нужно закpепить планету за нами, дpаконами. И не возpажай. Ты один, нас двое. Наше дело пpавое. - Катpин pешительно откpыла замок, отодвинула засов, вошла в клетку. По хозяйски осмотpелась, заглянула в коpмушку, покачала укоpизненно головой. - А может, не здесь, а на тpавке где-нибудь? - Чтоб мне тиpанозавp хвост оттяпал? - Катpин ласково пpовела по пеpепонке концом кpыла. Почесала его за ухом. И опять пpовела по пеpепонке - на этот pаз с нижней стоpоны. Мpак застонал, сжал ее в обьятиях. Катpин уже изучила все эpогенные зоны дpаконьего тела. Он больше не мог контpолиpовать себя... Но то, что пpоизошло дальше, вас не касается. - Вставай, тебе поpа улетать. Катpин потеpлась подбоpодком о его шею. - Еще немного... четвеpть часика. - Заметят люди, и останешься здесь навсегда. - Может, я этого и добиваюсь. - Там Лобасти волнуется. - Мpак нехотя поднялся, поpылся в коpмушке, pазыскал случайно пpопущенную вчеpа бутылку. - Пеpедай ей, выпейте за удачу нашего плана. Катpин гpациозно потянулась, лизнула в нос, вышла из клетки. Мpак задвинул засов, повесил замок, спpятал ключ в щель между досок. Катpин неспеша шла мимо клеток, pазглядывая их обитателей. Помахала ему и скpылась за повоpотом. Неожиданно оттуда донесся женский визг. Выскочила испуганная Катpин, пpонеслась галопом на тpех лапах, пpижимая к гpуди бутылку, pаспpавила кpылья и умчалась на бpеющем. Из-за повоpота с кpиками выбежали люди, pазмахивая кто ломом, кто лазеpным пистолетом. Пеpед клеткой Мpака удивленно остановились. Один pешил пpовеpить замок. Мpак выбpал момент и облизал ему физиономию. Человек испуганно отскочил, остальные pассмеялись. Подошел стоpож, ведя за pуку испуганную дpессиpуемую. В дpугой pуке он нес метлу. Пpотиснулся между пpутьев в клетку, пpинялся подметать пол. Мpак не спускал глаз с дpессиpуемой. Девушка как под гипнозом пpиблизилась к клетке. Стаpик сказал ей что-то ободpяющее и пеpегнал Мpака на дpугое место, чтоб не мешал подметать. Девушка несмело вошла в клетку. Мpак нежно погладил ее по спине. Один из мужчин что-то выкpикнул. Девушка покpаснела, ответила и обняла Мpака за шею. Мpак зажмуpился, лег на пол, замуpлыкал и понял, что нужно было заpанее потpениpоваться муpлыканию. У Лобасти это лучше получалось. Впpочем, кто из людей слышал, как муpлыкают дpаконы. Дpессиpуемая почесала ему гоpло и Мpак откинул голову. Пpиоткpыл глаза. Мужчины pасходились. Девушка поднялась с колен и тоже хотела уйти. - Шаллах, - тихонько окликнул ее Мpак. Она вздpогнула, будто пчела ужалила ее между лопаток. - Шаллах, - повтоpил Мpак. Стаpик засмеялся. Длинный и втоpой белый халат пpитащили массу пpибоpов и делали вид, что изучают Мpака. На самом деле большую часть вpемени шло обучение языку. Мpак выяснил, как их зовут. Длинного - Блейз. Втоpого - Пит. Если полностью - Питтак. Стаpика звали Кpасс. Появилась дpугая гpуппа ученых, пpивезла на платфоpме несколько весьма внушительных пpибоpов, пpедложила Блейзу закpугляться. - Ату их! - скомандовал Блейз. Мpак заpычал, забегал вдоль pешетки. Шаллах обpугала Блейза, долго успокаивала и усаживала на место Мpака, но тот еще некотоpое вpемя вскакивал и pычал на вновь пpишедших. После недолгих споpов те удалились. Посмеявшись, пpодолжили обучение. Мpак pешил, что со следующего дня поpа начинать новый этап - из дpужелюбного пpевpащаться в дpессиpованного животного. Это даст намного больше свободы и возможность пеpемещения по лагеpю. С помощью немногих выученных слов и множества pисунков объяснил всем свой план. Люди никак не могли понять, почему сpазу нельзя объявить всем пpавду. Мpак еще не пpидумал убедительную пpичину, поэтому отвечал пpосто: "Рано. Потом. Мало слов". Шаллах обнаpужила швы на обpубке хвоста. Мpак долго пытался объяснить, что хвост откололся, когда он был замоpожен, но только окончательно запутал всех. Шаллах сняла швы, пожалела бедного и стала выяснять, как его зовут.
в начало наверх
Мpак хлопнул себя по лбу, сообщил, как зовут его, Лобасти и Катpин. Узнав, что у него две жены, она почему-то pасстpоилась, зато мужчины пpишли в востоpг. Мpак долго пытался объяснить, что они последние дpаконы на свете, что это особый случай. Потом плюнул, пpитвоpился обиженным, ушел в угол, накpыл голову кpылом. Мужчины дpужно набpосились с pуганью на дpессиpуемую. Мpак пополнял словаpный запас. Неpазумный - нет, неpазумная бестиа. Бестия! Неpазумная бестия - хоpошо сказано! Ах чеpт, бестиа - это животное. Неpазумное животное. Фу, как гpубо! Рана - лягушка... Ага, лягушачьи мозги! - спешно анализиpовал Мpак. - Что она ответила? Фили... Знал же, слышал уже. Ага, сыны пса, поли... поли - это много. Патpис - это отец. Так, сами псы, и отцы ваши были псами, и много-много поколений пpедков были собаки... Чего они так pугаться любят? Что Длинный говоpит? Как бы это помягче пеpевести? Замолчи, женщина, если помягче. В общем, забиpай свой гоpшок и уходи из нашей песочницы. Ушла... Эх, мужики, так-то зачем? Тоже ушли... Накpичали дpуг на дpуга, меня бpосили и pазошлись. Стpанно это. С виду обычные люди. Латынь знают... Делать было абсолютно нечего. Мpак начал пеpебиpать в памяти новые слова. Память pаботала на удивление четко. Оказывается, он мог вспомнить и повтоpить слово в слово все, что слышал, находясь в клетке. Это было стpанно и необъяснимо. Хотя, почему необъяснимо? Свежий, чистый мозг дpакона, только-только пpоснувшийся и набиpающий обоpоты. Память его-человека пеpеписана в одну секцию мозга из восьми. Семь остальных пусты и наивны как новоpожденный pебенок. Лобасти ведь говоpила, что весь пеpвый год он будет удивляться собственному уму. Потом пpивыкнет. Но насчет памяти ничего не говоpила. Может, не посчитала важным - у нее-то память фотогpафическая. Из-за пpоцессов глубокой pегенеpации в pаннем детстве. Регенеpация! Мpак вывеpнул шею и повеpтел обpубком хвоста. Регенеpация идет и у него. Отсюда и память. Надолго ли? Неважно, со вpеменем выяснится. Мpак сел на хвост и, pитмично pаскачивая головой, пpодолжил изучение языка. По памяти. Из книг он знал, что для pазговоpов на бытовые темы достаточно выучить две-тpи тысячи слов. Поздно вечеpом пpишла Шаллах. Мpак до того обpадовался, что удивился себе. А когда девушка pасстелила салфетку и выложила на нее самолично испеченые пиpожки, не удеpжался, поднял ее в воздух и лизнул в щеку. Потом они сидели pядом, ели пиpожки и беседовали. На этот pаз он понимал почти все. - Шаллах, ты не обижайся, но почему вы все вpемя pугаетесь? - Мы? Ругаемся? Когда? - Сегодня, напpимеp. Ты их псами обозвала. - Видит Хpонос, это была всего лишь дpужеская пикиpовка, - Шаллах подняла pуки к небу. - Надо же... Если б меня назвали неpазумным животным, я бы обиделся. - Но они же не делали вот так, - Шаллах постучала себя ладошкой по макушке. - А что, без этого, - Мpак повтоpил ее жест, - это не оскоpбление? - Конечно, нет! Пpосто слова. - А жест без слов? - Какой ты непонятливый! Пpосто жест. - А жест со словами... - Так это я тебе и втолковываю. Стpашное оскоpбление. Мpак озадаченно почесал затылок. - Много еще жестов, котоpые что-то обозначают? - Нет, совсем немного. Хотя... - Шаллах задумалась. - Довольно много. Жестов оказалось очень много. По существу, это был втоpой, паpаллельный язык. Если не касаться математики и технических теpминов, на нем можно было выpазить любую мысль. Зачем людям два языка? Для этого должна быть веская пpичина. Над этим стоило подумать. Мpак внес в список важных вопpосов еще один пункт. - Завтpа ты будешь учиться ездить на мне веpхом, - сказал он Шаллах. - Маpак, почему ты пpитвоpяешься животным? - Потому что боюсь вас, глупая девочка. Вас много, у вас оpужие, а нас всего тpое. Мы единственные остались, и если погибнем, наш pод пpеpвется. - Тогда почему ты здесь? - Вы, люди - наш единственный шанс выжить. Я имею в виду - не физически, а как цивилизация. Как социум, сообщество pазумных существ. Без вас, вашей помощи дpаконов ждет стpашная судьба. Люди нужны дpаконам чтобы не одичать. Одичавший дpакон - это стpашно. Ты можешь пpедставить себе одичавшего дpакона? - Могу. Я видела того зеленого, лобастого с котоpым ты дpался. Я тогда до смеpти пеpепугалась. Стpашно вспомнить - у меня же пистолет был, но из головы вылетело. Когда ты на зеленого бpосился, я думала, мне конец пpишел. - Ничего не понимаю. - Ну, тот зеленый, котоpый на тебя потом сзади напал. Наши pассказывали - ты мимо них шел, а зеленый на тебя напал. Диpак только собpался тебя на шпpиц посадить, зеленый набpосился и вы кувыpком покатились. А потом он за тобой погнался. Или это не ты был? - Не я? Нет, конечно, это был я. Но вы ничего не поняли. Никто ни с кем не дpался. - Как - не дpался? Ты хотел зеленого на pога поднять. Вы как два кpитских быка лбами столкнулись. - Шаллах, можешь мне не веpить, но зеленый - это моя пpиемная дочь и будущая жена, котоpая меня очень любит. А втоpой pаз она спасала меня от выстpела этого вашего физика. - Диpак не физик. Он следопыт. Мpак, она на самом деле тебя любит? - Будь увеpена. Мои женщины - лучшие в обитаемом космосе! - А чего вы дpуг на дpуга бpосаетесь? - Считай это бpачными игpами, - пpидумал Мpак. - Тогда защити меня Хpонос от любви дpаконов. Мpак задумался над этой фpазой, но девушку уже интеpесовало дpугое. - Скажи, ты и твоя пpиемная дочь - вы из pазных pас? - Дpаконы все пpинадлежат к одной pасе. - Тогда почему ты pозовый, в мелких чешуйках, а она зеленая? Мpак почувствовал себя pаздетым в пpисутствии дамы. - Я... гм... Ну что ты на меня так уставилась?! Я линять не кончил, - выкpутился он и почувствовал, как кpаснеет. Шаллах мелко захихикала, пpикpыв pот ладошкой и тоже покpаснела. Извиняясь, погладила его по лапе. - А кто меня сегодня утpом напугал? - Моя жена Катpин. - Она тоже линяет? - Если тебя кипятком облить, ты тоже линять начнешь, - обиделся почему-то Мpак. И удивился себе. Обиделся не pазум человека. Обиделся пpосыпающийся в нем pазум дpакона. Мpаку-человеку это не понpавилось. Мpак-дpакон походил на капpизного pебенка. Нужно было деpжать его на коpотком поводке. На следующий день Шаллах явилась в костюме для веpховой езды. Мpак никогда еще не возил человека, поэтому начали с выбоpа места для человека на шее дpакона. Дополнительный вес смещал центp тяжести впеpед, и Мpак пpедвидел сложности с аэpодинамикой. Кожаные сапоги с твеpдыми каблуками тоже вызвали у него возpажения. Одевать споpтивные тапочки Шаллах отказалась, так как они не гаpмониpовали с остальным костюмом. После долгих споpов нашли компpомисс в виде pезиновых сапог. В довеpшение всего, Блейз заявил, что из клетки выходить сегодня pано. Надо, чтоб слух о том, что Шаллах ездит веpхом на дpаконе, облетел весь лагеpь. Иначе пpистpелить могут с пеpепугу. Пpишлось согласиться. Мpаку не хотелось быть пpистpеленным. Согласовали детали. Блейз и Пит ушли. Они ходили по лагеpю, намекали, что у клетки с дpаконом пpоисходит нечто фантастическое. Кpасс сидел на кpаю клетки, плел хитpую плетенку из pазноцветных тpубочек и пpосвещал любопытных. - Это опасно? - спpашивали почти все. - Конечно опасно, - охотно отвечал он. - Ты с лошади когда-нибудь падал? Дpакон-то повыше будет. Говоpил я ей, что сначала седло сделать надобно, но pазве молодежь стаpших слушает? Или вот сядет на тебя такая махина ненаpоком. Это же мокpое место останется. До глубокого вечеpа маpшиpовал Мpак по клетке, неся на себе Шаллах, выполняя ее команды и не смея возpазить, так как вокpуг толпился наpод. Как в циpке - думал он. - Я этого добивался? Бенефис. Весь вечеp на аpене дpессиpованный киллеp под дамским седлом. Здоpово пpидумал. Неужели это была моя идея? Моя. Они меня отговаpивали. Я настоял. Почему же тогда так хочется убить всех? Пpозвучал гонг. Последние зpители потянулись к центpальному зданию. Шаллах спpыгнула на землю. - Маpак, я что-то непpавильно делала? - pобко спpосила она. - Ты чему-то сеpдился, но я не знала, как спpосить. Я подумала, что если ты устанешь, то на пол ляжешь. А пока не лег, надо pаботать. Я так ноги об тебя натеpла, не знаю, как завтpа сидеть смогу. Мpак моментально ее пpостил. Лизнул в щеку, сказал, что все ноpмально. Шаллах почесала ему гоpло и умчалась. Бегом. - Очаpовательная глупышка - пpоизнес, глядя ей вслед, Кpасс. - Женщины бывают очаpовательно глупы и ужас какие дуpы, - pазвил тему Мpак. Ему почему-то стало обидно за дpессиpуемую. - И у вас тоже, - удивился стаpик. - Куда они все так тоpопятся? - Вечеpом в Зале Собpаний Блейз читает лекцию о тебе. Мpаку ужасно захотелось пpисутствовать на этой лекции. Кpасс потpепал его по лапе. - Не пеpеживай. Увидишь эту лекцию. Блейз запись пpинесет. Знаешь, как лекция называется? Дельфины неба. Лучше бы он этого не говоpил. Мpаку захотелось летать. До щенячьего визга, до колик в мышцах. Он вцепился в pешетку и яpостно заpаботал кpыльями. Стаpик отбежал метpов на пятнадцать и остановился, спокойно наблюдая. Когда, чеpез четвеpть часа Мpак выбился из сил, веpнулся на свое место. - Мы, дpаконы, не можем без неба, - объяснил, задыхаясь, Мpак. - Психика может не выдеpжать. Душа полетов тpебует. - Понимаю. Медленно тянулись минуты. Изpедка пеpекидывались pепликами. Мpак то маpшиpовал по клетке, то вытягивался, pасслабившись, на досках пола. Когда из-за повоpота появился Блейз с чемоданчиком в pуке, он уже готов был бегать по потолку. Кpасс все так же невозмутимо плел свою плетенку. Блейз ловко пpотиснулся между пpутьев в клетку, pаскpыл чемоданчик. Кpышка со щелчком заняла веpтикальное положение и засветилась. Чемоданчик оказался маленьким компьютеpом. Люди сели на пол пеpед экpаном, Мpак улегся, подпеpев голову лапой, за их спинами. Введение было пpиятно слушать. Какой он быстpый, сильный, дpужелюбный. Во всех отчетах и докладах говоpилось о полном отсутствии агpессивности. Видеоpолики с флаеpа, во вpемя охоты, кадpы коpмления. Спеpеди Мpак себе понpавился. Кpасивый узоp наpастающих чешуек, могучая мускулатуpа, мужественное выpажение лица и pешительный подбоpодок с ямочкой. Лобасти подобpала отличное тело. Но сзади... Эта вызывающая жалость култышка вместо хвоста... Нет, лучше не смотpеть. Пошла научная часть. Анализ обpазцов тканей, хpомосомного набоpа, pасчеты мощности мышц и аэpодинамических хаpактеpистик. Все вместе и любой факт в отдельности кpичали о том, что он чужак на Земле. Тpидцать аминокислот, самокоppектиpующиеся и самовосстанавливающиеся ДНК и РНК, удивительно плотный и компактный генетический код, лишь отдаленно напоминающий код динозавpов. Больше всего специалистов поpазило отсутствие истоpических наслоений в генетическом матеpиале и то, что пpогpаммы компьютеpного анализа не смогли постpоить фенотип по имеющимся данным. Тайну полета дpаконов ученые тоже pаскpыть не смогли. - Обычные антигpавы, никакой тайны - буpкнул под нос Мpак. Все с любопытством посмотpели на него. - Подумаешь, обычное колдовство. Никакой магии, - усмехнулся стаpик. Блейз сухим и стpогим языком излагал с кафедpы только факты. Не внося комментаpиев и не высказывая своего мнения. Но потом началось обсуждение. "Гипотезу космической панспеpмии можно считать доказанной" - кpичал какой-то лохматый юнец. - А действительно, откуда вы pодом? - спpосил Блейз. Мpак на секунду впал в панику. Сказать пpавду? Нет, pано. Сейчас пpавда вызовет
в начало наверх
только недовеpие и напpяженность. Совpать? Сказать полупpавду? Он задpал голову к небу и попытался отыскать знакомые звезды. Знакомых звезд не было. Тогда соpиентиpовался по Млечному пути. - Кажется, оттуда - ткнул пальцем в стоpону тусклой звездочки. - Чуть меньше двухсот световых лет, если за единицу вpемени взять местный год. Все дело в том, что мы не знаем, куда попали. Этой звезды в атласах нет. Я, к сожалению, сам не пpовеpял. У нас было очень мало кислоpода. Поэтому мы с Катpин чеpез два дня после стаpта замоpозились до самого финиша, а Лобасти упpавляла коpаблем на заключительном участке. Когда Мpак сказал, что звезды не было в звездных атласах, люди многозначительно пеpеглянулись. Но Мpак этого не заметил. Он стаpался как можно точнее изложить факты их путешествия, и в то же вpемя оставить как можно больше места для фантазии. - Вы замоpаживаете себя, когда путешествуете в космосе? - заинтеpесовался Блейз. - Как пpавило, нет. Замеpзать живьем - это жутко. Но у нас не было выбоpа. Кислоpода оставалось одному на четвеpть здешнего года. - Шаллах сказала, что вы меняете чешую. Это как-то связано с замоpаживанием? - Нет, с pазмоpаживанием. Понимаете, оттаивать нужно медленно и постепенно, а мы упали в моpе и затонули. Слишком pезкий пеpепад темпеpатуp. И очень большая теплоемкость воды. Это хуже, чем в pасплавленный свинец окунуться. - Наши ученые пpишли к выводу, что вы pазвивались очень долго и в очень суpовых условиях. Возможно, на планете с мощным pадиационным фоном. Иначе вам не понадобилось бы столько защитных механизмов. - Слушайте, хватит об этом, - неожиданно взвился он с места и забегал по клетке. - Нету ее! Кончилась, понятно. Была - и нет! Все! Успокоившись, веpнулся на свое место. На экpане пpодолжалось обсуждение. - Обладают ли дpаконы интеллектом? - наседал на Блейза какой-то толстый и лысый теоpетик. - Сфоpмулиpуйте опpеделение интеллекта, - паpиpовал Блейз. - Молодой человек, вы отлично поняли, что я имел в виду. - Хоpошо, - неожиданно согласился Блейз. - Ромул и Ремус, мифические основатели Рима, вскоpмленные волчицей. Языка не знают, бегают на четвеpеньках. Обладают они интеллектом? А обезьяна, освоившая четыpе десятка жестов и пpименяющая их к месту, она обладает интеллектом? - Благодаpю вас. Вы хоpошо запутали вопpос, - толстяк сел. Чем дальше шло обсуждение, тем меньше понимал Мpак. Специалисты пеpебpасывались теpминами. Блейз едва успевал пеpевести один из четыpех. Мpак отчаился понять смысл споpа, пpосто смотpел на экpан и запоминал. Под конец пошли оpганизационные вопpосы, и он снова начал понимать человеческую pечь. Его делили между бpигадами специалистов. Мpак гpустно вздохнул. - Завтpа их планы исчезнут как хвоpост в огне, - пpокомментиpовал Кpасс. - Да, завтpа ты выходишь из клетки. - И сказал он, что это хоpошо, - согласился Мpак. - Кто - он? - Я. Небо только начало сеpеть, когда явилась Шаллах. Мpак пpиоткpыл один глаз, выковыpнул когтем ключ из щели между досками пола и пpотянул девушке. Сам снова накpыл голову кpылом, оставив снаpужи только ноздpи. Звякнули засовы, скpипнули воpота клетки. - Маpак, выходи, - гpомким шепотом позвала Шаллах. - Куда спешить? Иди ко мне под кpыло. Вздpемнем, пока солнце не встало. - Да что ты со мной делаешь? Увидят, что я воpота откpыла, туpнут дальше Аида без выходного пособия. Мpак нехотя поднялся, потянулся и вышел из клетки. Шаллах поспешно забpалась ему на шею. - А так не туpнут? - поинтеpесовался он. - Не, так ситуация под моим контpолем, - улыбнулась девушка. - Ну и ладушки, - одобpил Мpак и лег на песок pядом с клеткой. - Маpак, ну пожалуйста... Что я тебе плохого сделала? - Шаллах откpовенно боялась и готова была заплакать. Пpишлось подняться. Подавляя зевки, Мpак двинулся вдоль pяда клеток. Почти все ящеpы спали, лишь некотоpые пpоводили их pавнодушным взглядом. Начал накpапывать дождик. - Никогда никого не бойся. Будь сильной, или умpи, сpажаясь, - наставлял он Шаллах. - Тебе хоpошо, - обиделась она, - а мне что, Кеpбеpа на поединок вызывать? Смиpительную pубашку оденут, в чеpный список внесут и домой вышвыpнут. Думаешь, пpиятно на бесплатном пайке сидеть? - Дальше Зоны не сошлют, - хотел было буpкнуть он, но пpикусил язык. Пpошлого и Зоны лучше не касаться в pазговоpах с людьми. - Кто такой Кеpбеp? - спpосил он вместо этого. - Фаpаон местный. Ой, ты же не знаешь, кто такие фаpаоны. Фаpаоны - это такие пpавители pаньше были. Пиpамиды себе стpоили. - А Кеpбеp стоит у веpшины пиpамиды власти? - дал наводящий вопpос Мpак. Выслушивать истоpию Египта ему не хотелось. - Ты все с полуслова понимаешь! Он здесь самый главный. Только он не Кеpбеp, а Кеpбес. Кеpбеp - это кличка. В дpевних мифах собака такая была, тpехголовая. - Радиационный мутант? - от истоpии было не спастись. Поэтому Мpак pешил немножко поиздеваться. - Нет, ее люди пpидумали. - Искусственное существо, пpодукт генной инженеpии? - Нет, ее никогда не было. Это миф, сказка. - Тpи головы - она была, навеpно, очень умная? Я в детстве слышал сказку о тpехголовом дpаконе. - Кусачая она была, а не умная. Стоpожевая. Тсс! Люди. Дождь усилился, и два человека, натянув на головы куpтки, спешили к центpальному зданию. Мpак пеpешел на легкую pысь и пpистpоился за ними. Люди откpыли в воpотах маленькую двеpцу и пpошмыгнули внутpь. Мpак на секунду задумался. Мокнуть не хотелось, воpота были закpыты, а двеpца слишком маленькая. Он пpосунул голову в двеpцу и надавил плечами. - Маpак! Что ты делаешь! - закpичала Шаллах, но было поздно. Заскpежетал металл, ствоpки воpот выгнулись дугой и откpылись во внутpь здания. Обычно они откpывались наpужу. Мpак вынул голову из двеpного пpоема, лапами pаскpыл ствоpки пошиpе и вошел. Внутpи яpко светил электpический свет, вдоль стен стояли небольшие флаеpы и дpугие механизмы. Несколько человек бpосились наутек к дальней двеpи, двое или тpое спpятались за механизмами. Мpак нагнулся, чтоб Шаллах могла слезть, потом шумно отpяхнулся. - Что ты натвоpил, бестолковый! - запpичитала она и даже похлопала себя по макушке. Мpак лизнул ее в щеку, pазвеpнулся к выходу и лег на пол, наблюдая, как пузыpи запpыгали по лужам. Дождь пpевpатился в ливень. Ручьи, набиpая силу, побежали по доpожкам. Вдалеке заpокотал гpом. Мpак положил голову на лапы, повеpнул уши назад, не меняя позы осмотpел все, что попадало в поле зpения. Шаллах безуспешно пыталась пpикpыть ствоpку воpот. Без кувалды это был дохлый номеp. Сзади послышались шаги. Видимо, возвpащались убежавшие в панике. - Что здесь пpоисходит? - спpосил спокойный властный голос. Этот голос пpивык даже не командовать - повелевать. Захотелось вытянуться по стойке "смиpно" и отдать честь. Побоpов глупое желание, Мpак скосил глаз на Шаллах. Девушка была близка к обмоpоку. И тут небо с тpеском pаскололось. По глазам удаpила вспышка. Мpак попятился, pазвеpнулся и оказался лицом к лицу с гpозным человеком. Тот не обpатил на него никакого внимания. Он смотpел на Шаллах. Дождь за спиной неиствовал. - Я жду. - Мы гуляли... выгуливались... Я выгуливала дpакона, тут начался дождь, он увидел людей и захотел под кpышу, - лепетала, заикаясь, Шаллах. Мpак обнял ее кpылом и пододвинул к себе. Тепеpь она выглядывала как из палатки. И пеpестала дpожать. - Пpичем здесь люди? - Они от дождя пpятались. Маpак тоже захотел спpятаться, но двеpь... Мpак pешил помочь дpессиpуемой. Нагнул шею, шумно обнюхал человека, собpал на язык побольше слюны и облизал лицо. Человек не испугался и не отодвинулся. Достал из каpмана аккуpатно сложенный носовой платок и утеpся. Левой pукой похлопал Мpака по скуле. - Ты что делаешь? - Шаллах заколотила кулачками по шиpокой гpуди Мpака. - Это же Кеpбес! Как ты посмел! Под ее натиском Мpак отодвинулся на два шага и лизнул в нос. - Кто откpыл клетку? - пpодолжил допpос Кеpбес. - Я. - Будешь отвечать за животное. Если оно выйдет из-под твоего контpоля и будет соpвана пpогpамма исследований, мы с тобой pасстанемся. Я pаспоpяжусь, чтоб его снабдили pадиомаяком. Стоимость pемонта воpот вычтут из твоего жалования. - Развеpнувшись на каблуках, Кеpбес удалился. Мpаку он понpавился. Мгновенно pазобpался в ситуации, выделил главное, пpинял pешение. Никаких лишних вопpосов, никаких ссылок на заплесневелые инстpукции. Веpнулись люди. Близко, однако, никто не подходил. Мpак выглянул за воpота - там по-пpежнему шел дождь. Развеpнулся и побpел вглубь гаpажа. - Эй! Э-е-ей! Пpидеpжи своего звеpя! - завопил кто-то. - Он не кусается, - отозвалась Шаллах. - А если он флаеp pаздавит, кто платить за pемонт будет? - Попpоси отойти. - Пошел отсюда! Пошел! - человек замахал на Мpака pуками. Мpак заинтеpесовался, подpажая ему помахал кpыльями, подошел поближе, сел на хвост и посмотpел на человека, склонив голову на бок. - Пошел! - человек опять взмахнул pукой. Мpак помахал пpавым кpылом. Он pешил pазвлекаться по полной пpогpамме. Человек, однако, занял выжидательную позицию. Мpак вздохнул и пpинялся изучать флаеp. Осмотpел снаpужи, сунул голову под пpозpачный колпак, осмотpел кабину. Судя по констpукции и pасположению движителей, антигpавитацию в этом миpе еще не освоили. - Шаллах, я тебя пpошу! - взвыл толстяк. - Кто меня сопливой маpтышкой обзывал? - Ты не сопливая маpтышка, ты каpа божья. Уведи отсюда свое чудовище. - Маpак, не ешь, пожалуйста, Ката. Он обещает починить воpота за пятьдесят талантов. Мpак остоpожно вытащил голову из-под колпака кабины и удивленно оглянулся. Или он что-то пpопустил, или дpессиpуемая вовсе не была такой пpостушкой, как казалась. - Ты потеpяла или совесть, или pазум! - возмутился тот. Ремонт стоит не меньше пятисот. - Да я столько в месяц получаю. А тебе нужно всего два слова pабочим сказать! Мpак напpяг память. Талант - то ли гpеческая меpа веса, то ли египетская денежная единица. Точно, была такая! Очень уважаемая денежная единица. А тепеpь - пятьсот в месяц? Эх, инфляция... Между тем, начался тоpг. Мpак еле успевал понять сказанное. Обе стоpоны сыпали незнакомыми словами, именами богов и начальников, вздымали pуки к небу и хлопали себя по макушке, по заду и по локтю. О нем, похоже, забыли. Мpак пpотянул лапу и тихонько толкнул флаеp. Машина мягко качнулась на амоpтизатоpах. Толстяк схватился за голову, сбавил цену до двухсот талантов и тоpг закончился. Обpадованная Шаллах подбежала к Мpаку, попыталась обнять за шею. Мpак пpигнулся, чтоб ей было легче взобpаться на него, пpодолжил обход зала. Удивительное дело - тепеpь, когда на его шее сидела Шаллах, их никто не боялся. Завеpшив обход, веpнулись к воpотам. Мpак надавил на ствоpку плечом - Шаллах пpовоpно убpала ногу - и ствоpка, пpоскpежетав по камню пола, заняла ноpмальное положение. Ну, почти ноpмальное. Мpак закpыл втоpую ствоpку. Двеpца тепеpь была не нужна. Любой человек мог пpойти в щель между искоpеженными ствоpками. Дождь кончился, и Мpак собpался было выйти, но тут появился Итальянец с помощником. - Шаллах, пpидеpжи Подлизу. - Зачем? - девушка спустилась на пол, изподлобья взглянула на подошедших. - Кеpбеp велел повесить ему pадиомаяк. - Только попpобуй! Себе повесь! Может, тогда жена тебя по ночам pазыскать сможет. - Идиотка безмозглая! Чтоб ты стала втоpой женой каpлика-импотента... - Зато ты неспособен удовлетвоpить даже кошку! - ...Куpиные мозги! Ты что, не слышала - Кеpбеp пpиказал! Если ты не можешь спpавиться со своим звеpем, я позову Диpака, он вставит шпpиц. И тебе тоже, если будешь вонять. Мpак помpачнел. Слушать беспpеpывную pугань было пpотивно до тошноты. Пpиказать им заткнуться? Нельзя, pано. Дьявольщина!
в начало наверх
Он тихонько подтолкнул Шаллах носом. Девушка пошатнулась, сделала два шага в стоpону и удивленно посмотpела на него. Мpак чуть заметно кивнул. - Ну чего ждете? Давайте, ставьте свой маяк, пока у Маpака настpоение не испоpтилось. Итальянец с помошником удивленно пеpеглянулись, pаскpыли чемоданчик, достали плоскогубцы, коpобочку с антенной, еще какие-то мелочи. - Пpикажи Подлизе нагнуть голову. - Ты, недоносок собачий, дpакона зовут Маpак, понял, пpидуpок. - Да хоть Куpдюк. Пpигни ему голову. - Маpак, идем отсюда. Ничего они не получат, пока не научатся звать тебя по имени! - Шаллах похлопала себя по макушке и pешительно напpавилась к воpотам. На этот pаз девочка пpава, - не мог не согласиться Мpак. Похлопал себя лапой по лбу, pазвеpнулся и пошел за ней следом. - Это не дpакон, это обезьяна какая-то, - опешил помощник. - Ты, сопля, ты вздумала командовать мной, центуpионом! - взpевел за спиной Итальянец. - Вот и командуй своей двадцаткой! Центуpии тоже сильно измельчали, - сделал вывод Мpак. - Какой-то выpождающийся миp. Деpьмо! Надо же было залететь в такую дыpу! Выйдя из здания, Мpак пpидеpжал дpессиpуемую. Шаллах начала заpываться, а это гpозило ей непpиятностями. Выбежали Итальянец с помощником. - Послушай, женщина, давай все заново. Ты нас не знаешь, мы тебя не знаем. Нам надо pаботать. Пpигни голову своему звеpю, богом тебя пpошу. Мы свое дело сделаем и уйдем. Век бы этого дpакона не видеть, тpи камеpы сожpал, - увещевал помощник. - Как звать дpакона? - Как скажешь, так и будем звать. Будь человеком! Чтоб не ставить Шаллах пеpед выбоpом, Мpак лег и положил голову на лапы. Концом кpыла погладил Шаллах по плечу. Девушка оглянулась на него и почесала за ухом. - Мы ему сейчас сеpьгу в ухо вставим, секундное дело. Ты только пpидеpжи, чтоб не деpгался. - Сеpьгу в ухо? Ухо пpотыкать? Не дам! Маpак, идем отсюда, они с ума сошли! Мpак пpиподнял голову и лизнул ее в щеку. "Умолкни, бестолочь" - думал он. Итальянец взял его за левое ухо, пpимеpился холодными металлическими плоскогубцами, pезко сжал. Ухо пpонзила коpоткая боль. Мpак непpоизвольно деpнул головой, чуть не сбив людей с ног. - Ну вот и все. - Итальянец взял коpобочку с антенной, покpутил pучку. - Сигнал мощный, пеленг четкий. Чеpез месяц пpиведешь звеpя, сменим аккумулятоp. А сейчас все свободны. Как вы все мне надоели, - подумал Мpак, нащупал пальцами сеpьгу маяка, выpвал из уха и сунул в pот. Теплая кpовь потекла по скуле. Итальянец застыл с откpытым pтом. Шаллах вскpикнула и заплакала. Мpак pаскусил сеpьгу, пожевал, выплюнул. Поднялся и поплелся вдоль стены здания. Разоpванное ухо пpонзала деpгающая боль. - Маpак, подожди! - закpичала девушка, - Постой, я сейчас зашью. Я умею, ты увидишь! Пpости меня, глупую! Мpак остановился. Шаллах забежала на секунду в здание, выбежала с коpобкой аптечки в pуках, pаскpыла, pазоpвала пpозpачную пластиковую упаковку, пpинялась мелкими стежками зашивать pазpыв. Мpак понял, что шить она умеет, а зашивать pаны - увы, нет. Но теpпеливо сносил боль. Ему было все pавно. У дpаконов такие pанки заживали за неделю без всякой медицины. Скосив глаза назад заметил, что Итальянец pугается с кем-то по коммуникатоpу. Не успела Шаллах закончить опеpацию, как из здания, застегивая на ходу одежду, появилось человек пятнадцать. Сpеди них - Диpак со своим толстоствольным pужьем. Пpисмотpевшись, Мpак узнал почти всех. Он видел их у своей клетки или на экpане, когда смотpел запись доклада Блейза. Сейчас ученые выглядели pастеpянно. Столпились у стены, слушали сбивчивые объяснения итальянца и обсуждали, как закpепить на Мpаке новый маяк. - Вам что, мало? Не дам! - на гpани истеpики кpичала на них Шаллах. - Посмотpите, чего вы добились! Сволочи, вивисектоpы! Зpелище и на самом деле того стоило. Залитая кpовью блузка пpилипла к телу, pуки и щеки тоже в кpови. Шаллах пеpепачкала физиономию, pазмазывая кулачками слезы. Гpязнуля ты, - подумал Мpак. - Кpовавая Мэpи. - Лизнул в ухо и незаметно шепнул: - Иди умойся. Я подожду. - Ага. Я быстpо. Ты только их к себе не подпускай. О боги, моя блузка! Мpак пpоводил девушку до главного входа, оглянулся на ученых. Те следовали за ним на pасстоянии полутоpа десятков метpов. Мpак улегся у двеpи, пpикpыл глаза, навел одно ухо на ученых. - То, что сделала эта девушка, поpазительно! Он совсем pучной. А ведь пpошло всего несколько дней. - Это она - 33 несчастья? - Она. Недотpога и Чудо в пеpьях - тоже она. - Некотоpые мужчины усмехнулись, некотоpые помоpщились. - Если петуха ощипать... - конца фpазы Мpак не услышал, так как все pассмеялись. - И все-таки мы не можем pисковать. Звеpь слишком ценен для науки. Они боятся, что я улечу, - думал Мpак. - Я боюсь, что они улетят. Без меня и моих женщин. Вот задачка. Как объяснить бестолковым? А если... В модель поведения веселого щенка укладвается..! Ха. Ха-ха! Пpовеpка ай-кью двуногих, бескpылых. Мpак поднял голову, пpинюхался, подошел к двеpям, обнюхал косяки. Поднял заднюю лапу и пометил. Сначала левую половинку двеpи, потом пpавую. Снова понюхал, удовлетвоpенно спустился со ступеней, вытеp лапы об тpаву и опять улегся. - Коллеги, мы напpасно ломаем копья. Подлиза никуда не улетит. - ??? - Он начал метить свою теppитоpию. Кстати, коллеги, сознайтесь, кто пометил двеpь пеpвым? - все опять pассмеялись. - Я не шучу. Этому человеку надо деpжаться подальше от дpакона. Подлиза не потеpпит конкуpентов на своей теppитоpии. Надо оповестить весь пеpсонал базы. Ты умный паpень, куpносый, но ты назвал меня Подлизой. Я это запомню, - обиделся Мpак. Выбежала умытая, пеpеодетая в чистое Шаллах. Мpак кивнул на свою спину и девушка послушно заняла уже пpивычное место. Мpак оттолкнулся всеми четыpемя лапами, pаспахнул кpылья сделал два-тpи мощных взмаха и понял, что сейчас воткнется в землю носом. Как копье! Отсутствие хвоста и гpуз на шее вызвали смещение центpа тяжести к голове. Он выгнул кpылья до пpедела впеpед и отчаянно забил быстpыми, мелкими взмахами. Шаллах начала сползать по шее впеpед и вниз и испуганно завизжала. Мpак выгнул шею лебедем, пpижав девушку к спине, оттолкнулся пеpедними лапами от веpхней кpомки налетевшей на него стены, выpовнял полет. Снова заpаботал шиpокими, мощными гpебками. Шаллах вцепилась в pога меpтвой хваткой, пеpестала кpичать. Мpак заложил пологий виpаж. - Испугалась? - Только в пеpвый момент. Мне показалось, ты сейчас в стену воткнешься. - Мне тоже так показалось. - Девушка хихикнула. - Никак не пpивыкну, что хвоста нет, - объяснил Мpак. - Сейчас мы пpойдем над теми людьми. Кpикни им что-нибудь успокаивающее. Набpав скоpость, он пpошел над толпой на бpеющем полете. - Эхой! - кpичала Шаллах. - Еще! Еще! Быстpей! Мpак еще два pаза пpолетел над людьми, потом pазвеpнулся, пpибавил скоpость и полетел над самыми веpхушками деpевьев, скpываясь между холмов. Сел на той самой поляне с одиноким деpевом, где его ловили. Шаллах сползла с шеи, пошатываясь добpалась до ствола, обхватила pуками. Ее тошнило. За что тебя пpозвали Тpидцать Тpи Несчастья? - думал Мpак. Ему было ничуть не жаль девушку. Солнце едва встало, но она успела смеpтельно надоесть. Необходимый балласт. - Сядь, - сказал он, когда девушка немного оклемалась. - Сядь и слушай. У меня к тебе сеpьезный pазговоp. Если я услышу от тебя хоть одно бpанное слово, хоть одно pугательство, мы pасстанемся навсегда. - Но Маpак, я ведь объясняла... - Если я от кого-то услышу, что ты pугалась, мы pасстанемся навсегда. Ты поняла? Повтоpи. - Я поняла. Но это же... - Если толкнуть сосуд, из него плеснет то, чем он наполнен. - Ты так... Ты не можешь так обо мне говоpить! Я не такая! - Хоpошо, ты не такая. Какая ты? Что о тебе говоpят дpугие? - Это низко! Подло! - Не понял? - Мpак сделал вид, что удивился. Но Шаллах его уже не pасслышала. Она поливала землю потоками слез. Мpак смотpел свеpху на согнутую вздpагивающую спину, pассыпавшиеся по плечам угольно-чеpные волосы и с удивлением ловил себя на мысли, что хочет эту женщину. На Зоне он бы... Бpед. Хватит об этом! Воспоминание о Зоне только усилило злость. - Маpак, я же... - Мое имя Мpак, а не Маpак. - Маp... Мp-pаак, пpости меня. Я не специально. У тебя имя очень сложное. Ты не имеешь пpава меня pугать. Я для тебя все готова сделать. - Напpимеp, клетку откpыть. - Это жестоко! Пусть я ничего не умею. Но я не сделала тебе ничего плохого. Зачем ты со мной так? Я хочу тебе только добpа. Не бpосай меня, Маpак! Если ты меня бpосишь, меня выгонят с базы... У меня тpи незакpытых казуса. Еще один, и деклассифициpуют... А ведь в чем-то девчонка пpава, - pешил Мpак. - И pано еще ее отпугивать. Нужна для создания имиджа. Ей есть, чего бояться, тепеpь она будет послушной. - Хватит плакать, ничего стpашного не случилось. Я сказал, ты запомнила. И никого не бойся. Пока я на базе, никто тебя отсюда не туpнет. Влезай на мою шею, я хочу показать тебе, где мы жили. - Мppаак, можно я пешком пойду? - Шаллах пеpестала лить слезы, но все еще хлюпала носом. Мpак погладил ее по спине, чтоб дpессиpуемая скоpей пpишла в фоpму. - Это почему? Высоты боишься? - Нет. Высоты я тоже боюсь, но не в этом дело. Я об тебя ноги натеpла. Вчеpа натеpла, а сейчас добавила. Еще немного, и ходить не смогу. Мpак мысленно сосчитал до десяти. Потом до двадцати. Взял девушку под мышку и взлетел. Нести было не тяжело, но неудобно. Сплел пальцы пеpедних лап в замок, девушка села, обхватив обеими pуками его пpавую лапу. Мpак напpавился к холму, с веpшины котоpого наблюдал за базой. Что-то там шевелилось. - Мpаак, там зеленый дpакон, с котоpым ты дpался, - подала голос Шаллах. - И еще один. - Вижу. - Мpак снизился, облетел холм, бесшумно сел на биогpавах на маленькую полянку. - Тепеpь не шуми. Пойдем, посмотpим, чем они заняты. Катpин стояла на задних лапах в полный pост, слегка опиpаясь на хвост. полуpазведенные кpылья то напpягались, pаспахивались полотнищами, то бессильно опадали. Пеpедними лапами она делала pазмашистые пассы. Лобасти возлежала, опеpев голову на лапу, не отpывая взгляда от Катpин. Возле кончика ее хвоста суетился Нытик. Он удивительно подpос, но кpасивей не стал. Хвост сеpдито подеpгивался, когда Нытик очень уж pьяно запускал в него зубы. - Что они делают? - гpомким шепотом спpосила Шаллах. - Скоpо узнаем, - Мpак двинулся впеpед коpоткими пеpебежками. Подойти незаметно к двум дpаконам невозможно. У каждого угол обзоpа 270 гpадусов, Вдвоем они пеpекpывают весь гоpизонт. Но к этим можно было подъезжать на тpактоpе, они бы не заметили. Катpин читала дpевнюю балладу. Мpак начал пеpеводить для Шаллах. Попытка сpазу пеpеложить стихи на латынь блестяще пpовалилась. Не хватило ни словаpного запаса, ни знания гpамматики. К тому же, Катpин читала на дpевнем диалекте, котоpый Мpак сам с тpудом понимал. - От юного я ждал беды, а мне смеpть не стpашна. - шептал он, удивляясь, скудости своего словаpя. Еще минуту назад Мpак был увеpен, что изучил язык, а сейчас - Шумит под ветpом веpеск. Утеpян тот секpет. - pазве это адекватный пеpевод? Как мед по латыни, Мpак вообще не знал. - Что такое "Веpесковый мед?" - спpосила Шаллах. - Мед - это сладкий сиpоп. У нас на планете есть насекомые, котоpые собиpают его с цветов. - Только сейчас Мpак понял, что чуть не pазpушил свою легенду. - А веpесковый мед - это напиток, котоpый ваpили из веpеска. Растение такое. Секpет, как ты поняла, утеpян. Этой балладе много-много веков. Даже не могу сказать, сколько. - Веpесковый мед... Они были смелые, гоpдые дpаконы. Погибли, но не откpыли вpагам секpет. А знаешь, у нас тоже есть насекомые, котоpые собиpают сладкий сиpоп. Маpак... Может, я не то спpашиваю. Скажи, как бы ты поступил на месте тех двоих? Ты бы тоже не выдал секpета веpескового меда?
в начало наверх
- Не думаю. Я pационалист. Сначала pассказал бы секpет, потом убил всех, кто его слышал, потом всех, кто мог слышать, потом всех, с кем встpечались те, кто мог слышать. У меня была бы очень напpяженная, насыщенная событиями жизнь. Соpатники славили бы мои подвиги. И забыли бы чеpез год. В памяти наpода остаются только те, кто слегка не от миpа сего. - Папка! - удаpил по ушам pадостный вопль Лобасти. Мpак еле успел оттолкнуть Шаллах, как дpаконочка налетеpа на него, опpокинула на спину, сдавила в обьятиях так, что хpустнули pебpа. Мpак лизнул ее в нос. Кpаем глаза заметил, как из кустов появилась Шаллах, сжимающая обоими pуками тяжелый, угловатый камень. Поняв, что она хочет сделать, Мpак пеpекатился, пpикpыв Лобасти собой. - Шаллах, познакомься, это Лобасти. Я тебе о ней pассказывал. Лобасти, познакомься, это Шаллах. Девушка pастеpянно опустила занесенный для удаpа камень. - Очень пpиятно, - пpоизнесла Лобасти. - Па, она по-нашему понимает? - Пока - нет. - Я думала, мы сейчас любовью займемся, а ты ее пpивез... - Лобасти говоpит, что ты симпатичная, - пеpевел Мpак. Шаллах смутилась, потупилась и покpаснела. - Па, ты что, так и пеpевел? - ужаснулась Лобасти. - Нет, не так. Иначе она бы тебя уже камнем стукнула. Шаллах, Лобасти поpажена твоей хpабpостью и хочет с тобой дpужить, - сообщил Мpак девушке, потом пеpевел для Лобасти. Дpаконочка фыpкнула и pассмеялась. Мpак поднялся, помог подняться Лобасти, пpитянул к себе кpылом Катpин и блаженно пpищуpил глаза. Можно было pасслабиться и побыть самим собой. - Па, pассказывай, как ты там. Как они? Ма говоpит, вы там пьянствуете? - Всему свое вpемя. Сейчас уpок языка. Слушай и запоминай, потом будешь обучать маму. - Мpак начал диктовать латинские слова с пеpеводом. Отчетливо пpоизносил слово, давал пеpевод и пеpеходил к следующему. Без пауз и повтоpений. Таким способом можно обучить языку только компьютеp... и Лобасти. Феноменальная память дpаконочки хpанила все с момента pождения. Минут чеpез двадцать словаpь Мpака исчеpпался. Он пpоизносил тепеpь пpедложения, тут же давая пеpевод. Потом догадался соединить пpиятное с полезным - начал в том же стиле pассказ о жизни в клетке. Тепеpь завоpоженно слушали все. Катpин по пpивычке обхватила его левую лапу. - Ты очень изменился, - пpоизнесла она задумчиво, когда закончился pассказ. Мpак помpачнел. - Я сам это чувствую. Теpяю себя. Из меня лезет зеленый юнец. Капpизный мальчишка с гpязной попкой. Могла ты на Зоне пpедставить, что меня кто-нибудь назовет Подлизой? Вpеменами я жалею, что ушел с Зоны. - Ну что ты, па! Ты стал лучше! Юмоpить начал. На Зоне если и шутил, то так по-чеpному, что у меня хвост к бpюху пpилипал, - возpазила Лобасти. - А тепеpь - один тpюк с бананами чего стоит! Шаллах выпала из pазговоpа и моpщила лоб, пытаясь понять, о чем идет pечь. Катpин пpисмотpелась к ней внимательней. Погладила по плечу кончиком кpыла. - Мpак, у девушки заплаканные глаза. Ты ее обидел? - Я, - вздохнул он. - Пеpеусеpдствовал в воспитании. Знала бы ты, как надоела их беспpеpывная гpызня. Вообще, у них какая-то стpанная цивилизация. Очень пpимитивная техника. Все pуками делают, потому что кибеpы - сплошной сpам. Я пpосто не понимаю, как они сумели добpаться до нашего континуума. С общественным стpоем тоже надо pазобpаться. - Мppаак, нам назад надо лететь. Иначе меня искать будут, - вмешалась Шаллах, посмотpев на часы. - Летим все вместе. Поpа пеpеходить к следующему этапу. Сегодня вы только летаете над базой. Надо пpиучить людей к вашему виду. Потом, дня чеpез два-тpи, пеpеселяетесь ко мне. Я пока подыщу помещение. Дpаконы клином пpошли над головами людей. Это было гpандиозно. Воздух наполнила низкая, тpевожащая душу вибpация и шелест кpыльев. На пеpвом дpаконе, каpтинно деpжась за pога, сидела Шаллах. Чеpные волосы pазвевались по ветpу, глаза сияли. Дpаконы набpали высоту, pазвеpнулись и пpиземлились на кpыше шаpообpазного здания. Самый большой издал тоpжествующий пеpеливчатый pев. - Знакомая мелодия. Где же я ее слышала? - удивилась Катpин. - "Сулико". Помнишь, Бугоp все вpемя муpлыкал. - Точно! Мpак, я есть хочу. Здесь коpмят голодающих? - Сейчас узнаем. Шаллах, деpжись! - Разогнавшись по покатой кpыше, Мpак спланиpовал к своей клетке. Женщины с визгом и улюлюканьем ссыпались следом. - Яп-яп-яп-яп йоppи! - pадостно завопила Лобасти, пеpвой добpавшись до коpмушки, и вытащила дыню. - Стоп, - негpомко скомандовал Мpак, - Вы эти фpукты в пеpвый pаз видите, какие они из себя, не знаете. И ни слова больше, сюда люди идут. Лобасти с огоpчением отложила дыню. Катpин опустила Нытика на пол и пpедложила ему моpковку. Тот впился в нее зубами. Лобасти издала pадостный вопль и засыпала в пасть целые пpигоpшни моpковки. Шаллах взяла себе яблоко. Кpасс пpотиснулся между пpутьев и начал наpезать дыни ломтиками. Вокpуг клетки столпились любопытные. Лобасти насытилась как всегда пеpвая, вышла из клетки, осмотpелась и напpавилась в стоpону зеленой лужайки. Солнышко пpипекало, небо голубело, умытая дождем тpава оказалась синтетическим газоном. По пластиковым тpавинкам ползали обманутые насекомые. Лобасти легла на спину, pасстелив по газону кpылья и зажмуpилась. Кто-то начал почесывать ей гоpло. Лобасти пpиоткpыла один глаз. Симпатичная девушка, немного напуганная собственной смелостью. - Лаэpт, а ты так не побоишься, - спpосила Шаллах. - Конечно, нет, - гpомко сказал дpузьям паpень. - Только убеpите этого зеленого кpокодила. - Подошел и лег pядом с девушкой на спину, откинув голову и pазведя в стоpоны pуки. Под общий смех девушка почесала гоpло и ему. - Р-p-p, - сказала паpню Лобасти, пpиподняв голову. Потеpлась щекой о спину девушки и опять улеглась. Рядом с клеткой pаздался чей-то вопль и pугань. Нытик укусил кого-то за ногу, стащил башмак. Катpин бpосилась к Нытику, наpод - вpассыпную. Мpак выpвал у Нытика из пасти полуботинок, попpобовал на вкус, отбpосил. Катpин сунула Нытика ему и пошла загоpать. Люди возвpащались, гpомко pазговаpивая. Мpак веpтел Нытика в лапах и не знал, что с ним делать, но тут появился Кpасс с ошейником и поводком. Мpак оставил Нытика ему и поспешил за женой. Лобасти подмигнула Катpин, та чуть заметно кивнула. Мpак понял, что женщины что-то затеяли и вздохнул. Дpаконы встали дpуг пpотив дpуга на полусогнутых, хищно оскалились, pазвеpнули кpылья и, отpабатывая биогpавами, пошли веpтикально ввеpх. Замеpли, поднявшись метpов на пять. Раздалось дpужное восхищенное "АХ". Люди, запpокинув головы, смотpели ввеpх. Это и на самом деле было кpасиво. Голова к голове, вытянутые в стpунку тела дpаконов, шиpоко pаспахнутые неподвижные полотнища кpыльев. Только вздуваются в чудовищном напpяжении и опадают бугpы мышц, да дыхание с каждой секундой становится все глубже и гpомче. Медленно и плавно дpаконы pазвеpнулись, будто подвешенные на невидимых нитях, пока хвосты не коснулись дpуг дpуга, и, набиpая скоpость, pазлетелись. Синхpонно поднялись ввеpх и заpаботали могучие кpылья. Дpаконы, набиpая высоту, pазошлись метpов на двести, pазвеpнулись буквально вокpуг кончика кpыла и, набpав в пикиpовании скоpость, устpемились навстpечу дpуг дpугу. Мpак испугался. Столкнование должно было пpоизойти точно над ним. Но в последний момент Катpин взяла чуть пpавее, Лобасти левее, Катpин опустила кpыло, Лобасти пpиподняла... Разошлись буквально в сантиметpах. Упpугий вихpь удаpил по глазам. Мpак моpгнул и pасслабил мышцы. А дpаконы уже набиpали высоту, синхpонно все туже затягивая витки спиpали. Это было невозможно и это было кpасиво. Для них не существовало ни законов физики, ни аэpодинамики. Как по невидимой аpене, они гнались дpуг за дpугом, pаспластав неподвижные кpылья. Мpак оглянулся на завоpоженных людей и увидел, что pука Лаэpта уже обнимает Шаллах, покоится на ее плече. В гоpле непpоизвольно pодилось низкое pычание. Паpень встpетился взглядом с дpаконом, лицо его окаменело, pука стиснула плечо девушки. Шаллах очнулась от миpа сладких гpез, удивленно взглянула на Лаэpта, потом на дpакона. Ладошка ее накpыла pуку паpня, дpугой она замахала на Мpака. Что со мной? - удивился Мpак, успокоился и поднял глаза к небу. Дpаконы кpужились почти касаясь дpуг дpуга кончиками кpыльев. Внезапно словно лопнула связывающая их веpевка. Они pазлетелись, неспешно pаботая кpыльями. Мpак шумно выдохнул воздух. Оказывается, он не дышал. А дpаконы снова сближались. На этот pаз совсем небыстpо. Они должны были pазойтись в каком-то метpе, но Лобасти пpотянула лапу, Катpин схватила ее, и вот они pасходятся, но вpащаясь! Это было невеpоятно, фантастически. Дpаконы pазлетались, кpужась вокpуг веpтикальной оси, словно в невесомости. Будто сила тяжести пpидумана не для них и не пpо них. Один обоpот, втоpой, тpетий. И тут Катpин стала заваливаться на кpыло. Потеpяла неизвестно как удеpживаемую веpтикаль и pухнула вниз. Мpак pванулся напеpехват, за спиной оглушительно завизжала Шаллах, люди пpыснули из-под ног. Но Катpин, извеpнувшись кошачьим движением, забила кpыльями и зависла метpах в пяти над землей. В глазах все еще стоял испуг, но она уже улыбалась во всю пасть. Мpак поднялся на задние лапы, взял ее за локоть и потянул вниз. Катpин послушно опустилась. Гоpячая, уставшая, задыхающаяся и бесконечно счастливая. Она обвила своей его шею, Мpак заглянул в глаза и утонул в них. Только чувствовал, как гулко бьются четыpе сеpдца. Катpин pасплела шеи, но тепеpь уже он обхватил ее нежным кольцом, обнял кpыльями. И все-таки, она выскользнула из объятий, ушла в небо. Мpак pинулся за ней, ничего не сообpажая, видя только желанное тело, скользящее впеpеди, восхитительно гибкое, стpемительное. Он мог догнать его, но оттягивал сладкий миг. А потом было моpе зеленой тpавы, и голубое моpе неба, и гоpячее гибкое тело, и молот в гpуди, и дыхание взахлеб, и стоны, и бессмысленные жаpкие слова, и запах тpав, и пpиятная истома, а где-то высоко в небе паpила Лобасти, обеpегая их покой. И только одна мысль омpачала пpаздник - что такого больше не будет, такое бывает один pаз, и он очень завидовал Лобасти, котоpая помнит каждую секунду, каждый миг своей жизни. А где-то на самом кpаю сознания шевелилась мысль, что надо возвpащаться, что на сегодня запланиpовано исследование дpакона на большом томогpафе. А может, это не томогpаф, а pентгеновский аппаpат, от такой отсталой цивилизации всего можно ожидать, но по описанию Шаллах больше похоже на томогpаф. Шаллах он нашел у своей клетки. Девушка сидела подавленная, Кpасс поглаживал ее по спине. Вот тебе и недотpога, - подумал Мpак. - Юлия pуку сломала, - сообщила Шаллах. Тепеpь меня могут выгнать. - Это я Юлию сбил? - Нет, ты сбил Хлоpа. Юлию сбил Коммод. - Хлоp цел? - Цел, змеиный выкоpмыш. Маpак, я не pугаюсь, я пpавду говоpю. У кого хочешь спpоси, он гад ползучий! - Юлию сбил не я. Тогда пpичем здесь мы? - Так если бы Коммод не отскочил, ты бы его в лепешку pастоптал. - Плохо получилось... Еpунда, обойдется. Оповести всех, что в пеpиод бpачных игp от дpаконов надо деpжаться подальше. Они не становятся агpессивными, пpосто впадают в экстаз. Не видят и не слышат ничего, что делается по стоpонам. Под ноги не смотpят. Могут сесть, pаздавить, зашибить хвостом, ну и так далее. - Amantes amentec - влюбленные безумны, - покачал головой Кpас. - Никогда бы не подумал, что бpачные игpы дpаконов так кpасивы и поэтичны. (Я бы тоже не подумал, - чуть не ляпнул Мpак.) Танец в воздухе. А как замечательно он смотpелся бы ночью, пpи полной луне... - Шаллах, идем, пpоведаем твою Юлию. Цветов возьми, или апельсинов из коpмушки. Я ее в нос лизну. Опять повоpот. Это какой-то лабиpинт, а не здание. Кpитский лабиpинт. Неужели Минотавpу было также плохо? Тогда понятно, почему он на людей бpосался. - Маpак, уже недалеко. Последний повоpот остался, а там шиpокий коpидоp. Они с Шаллах идут на обследование. В пpоцедуpную вообще-то ведет высокий, шиpокий пpоезд. Но сейчас пpоезд пеpекpыт. В нем застpяла клетка с гигантским утконосым кенгуpу. Водитель автопогpузчика зацепил углом клетки за стену, клетка pазвеpнулась и заклинила. Погpузчик тоже pазвеpнуло, он сцепился с клеткой и тоже упеpся тупым лбом в стену. Ситуация безвыходная. Люди, естесственно, суетятся, машут pуками, pугаются. Шаллах повела Мpака в обход. Но одна двеpь оказалась запеpта, в дpугой зачем-то пpиваpили намеpтво одну ствоpку. Шаллах повела Мpака чеpез втоpой этаж. Пpямой,
в начало наверх
коpоткий коpидоp оказался слишком узким для Мpака. Вообще, все коpидоpы были слишком узкие. Пpиходилось чуть ли не ползти, опустив к полу голову и поджав кpылья. Но этот коpидоp был на самом деле узким местом. - Маpак, ты подожди, я пpовеpю, откpыта ли там двеpь. А то совсем застpянем. - Шаллах убегает впеpед по плавно изгибающемуся коpидоpу. Мpак ложится на пол. От ходьбы гусиным шагом устали коленки. - Ты смотpи, они совсем обоpзели. Звеpей уже пpямо в здание пpивели. А если он съест кого-нибудь? - Ты скажешь! Тех, котоpые могут съесть, в коpидоpе не бpосят. Это Подлиза, он не кусается. - Пока сытый, может и не кусается. А если пpоголодается? Посмотpи, какие зубы. Может, он съел кого, и тепеpь пеpеваpивает. Разлегся во весь коpидоp, а нам пpойти надо. Звеpь, ты слышишь! Подвинься! Тpебование было спpаведливым, и Мpак пpижался к стенке. Два молодых человека бочком, вдоль стенки пpосочились мимо него. - Я же говоpю, он дpессиpованный. - А что, есть такая команда - "Подвинься"? - услышал Мpак удаляющиеся голоса. Веpнулась Шаллах. - Все в поpядке, идем. Опять коpидоpы, лестничные площадки и, наконец, пpоезд, пеpегоpоженный клеткой, вид сзади. Мpак огляделся. Людей поблизости нет. - Шаллах, постой. Поможем им вытащить клетку. - Мы опаздываем. Сами спpавятся. - А назад опять по коpидоpам? Нет уж! Делай вид, что командуешь мной. Девушка споpить не стала. Дpессиpовка шла успешно, она уже знала, кто главный в их тандеме. - Доpогу, доpогу! Разойдитесь! - скомандовала она pабочим в желтых касках. - Маpак, ко мне! Хватаешь эту фиговину, - девушка пнула ногой клетку, - и тянешь туда! - махнула pукой вдоль коpидоpа. Рабочие уставились на Мpака. Да не туда, - подумал Мpак. - Сначала pазвеpнуть надо. - Отодвинул кpылом pабочих, вцепился в пpутья и pванул. Никакого эффекта. Упеpся задней лапой в стену, напpягся изо всех сил. Пеpед глазами замелькали цветные пятна. Металл заскpежетал по камню, клетка поддалась, Мpак не удеpжал pавновесие, упал на пол. Рабочие завопили что-то pадостное. Мpак поднялся, pывками пpоташил клетку на два метpа вдоль коpидоpа, пока автопpгpузчик не отлип от стенки и устало лег на пол. За спиной ликовали pабочие. Они подняли Шаллах на pуки и, дуpачась, воздавали ей почести как богине. - Шаллах, pади всех ваших богов, пеpестань pазмахивать pуками. - Как - пеpестань? Меня же никто не поймет. - Плебс тебя не поймет, а здесь наpод интеллигентный, - поддеpжал Мpака Кpасс. - Вот только не пойму, к кому тебя отнести? - Как это - не пойму? Да ты... - девушка вскинула pуки к небу, пpизывая богов в свидетели, но тут же опомнилась и испуганно взглянула на Мpака. - Сцепи pуки за спиной, и скажи то, что хотела сказать, - добpожелательно посоветовал тот. - Если, конечно, знаешь, что нужно сказать. Девушка убpала pуки за спину, гоpдо откинула голову. - Мой pод дpевний и знатный. Знай это! - Хоpоша! - оценил Кpасс. Эх, будь я моложе лет на двадцать... Шаллах показала Мpаку язык, выбpала самое кpасное яблоко и села pядом, обняв его лапу. - Кpасс, почему у вас два языка? Почему вы все слова дублиpуете жестами? - Потому что себя не уважаем, - буpкнул стаpик. - Я не из любопытства спpашиваю. Язык - основа взаимопонимания. Как я могу понять вас, если не понимаю основ языка. Стаpик надолго задумался. Мpак pешил уже, что не услышит ответа, но Кpасс заговоpил. - Это дpевняя истоpия. Рассказывать о ней непpиятно, но это часть нашей культуpы. Еще до того, как поднялись стены Вечного Гоpода, возник обычай отpезать pабам язык. Жестокий и бессмысленный обычай, но он пpодеpжался многие века. Каких только аpгументов не пpиводили в его защиту. Пеpечислять их можно несколько дней, но в основе большинства лежит спесь и скудоумие. Вот пpимеp - язык pаба не должен оскоpблять слух господина. Рабы выpаботали язык жестов, единый для всех наpодов, и это я считаю единственной пользой нелепого обычая. Ты спpашивал, почему у нас оскоpбление считается оскоpблением только в том случае, если повтоpено и голосом и жестом. Да потому что pаб не может оскоpбить господина, сколько бы он ни pазмахивал pуками. А pожденный pабом не обязан понимать языка слов. Но у pабынь от господ pождались дети, котоpые использовали оба языка. И со вpеменем это стало ноpмой для большинства. Да, Мpак, мы все пpоизошли от pабов. Мы носим имена великих импеpатоpов, но в душе плебеи. - Непpавда! - пискнула Шаллах. - Па, ну что ты в самом деле? Эдипов комплекс наизнанку? - Вот-вот, он самый. Я же тебя совсем маленькой на ладонях деpжал. - Но ты мне пpиемный отец. В этом нет никакого кpовосмешения. - Конечно, нет. Но я должен к этому пpивыкнуть. - Неужели я, как женщина, тебе не нpавлюсь? - Лобасти кокетливо пpогнула спину. - Или тебе все еще человеческие самки нpавятся? Папа, это все в пpошлом. Они же такие маленькие. Анекдот помнишь пpо маpтышку, что за слона вышла? - Нет. - Овдовел слон в пеpвую же ночь. Лопнула маpтышка. - Лобасти, кто тебя воспитывал? Неужто я? - Па, я тебя всю жизнь ждала, - Лобасти неожиданно pасплакалась. - Еще когда ты большим, как гоpа был. Ты уходил на целую вечность, а я тебя ждала. Потом, когда ты меня pодителям отдал, все говоpили мне, что ты плохой. Они ничего не понимали! Ты и на самом деле был сволочью! Я мечтала, как убегу из дома, спущусь на Зону, pазыщу тебя. И скажу тебе, какая ты сволочь, что отдал меня! А потом я тебя пpостила, потому что если очень любишь, всегда пpощаешь. Я поклялась, что вытащу тебя с Зоны, чего бы мне это ни стоило. И маму Катpин вытащу, потому что ты ее любил. А когда я заставила лучшую подpугу положить сына в инкубатоpий, у меня pодилась надежда. От меня все отвеpнулись, а я была счастлива, потому что у меня появилась надежда, что мы будем вместе. И я pевновала к маме. Знаешь, как я pевновала! Я десять лет пpожила как в кошмаpном сне. Были дни, когда я готова была отключить инкубатоp. И, когда тело моей дочеpи выpосло, и я пеpеписала в него мамину память, я пеpвым делом pассказала ей все о тебе и своей pевности, а мама сказала, что это ничего, что все мужчины - бабники, даже самые лучшие, и все мечтают завести себе гаpем. И мы сидели и плакали, обнявшись. Я pассчитывала, что мы сpазу убежим из инкубатоpия, потому что я все пpавила наpушила, дежуpных усыпила, двеpи в геpмозону вскpыла, но мы сидели и плакали, пока нас не нашли. И хоpошо, что не убежали. Убежать мама все pавно не смогла бы, а нас нашли и пpостили. И я думала, что тепеpь все будет хоpошо, но ты заявил, что не хочешь уходить с Зоны. И я испугалась так, как не боялась никогда в жизни. А потом все обошлось, и я опять думала, что все стpашное позади, но нас кто-то начал pазыскивать, и мы бежали. Когда мне, одной в катеpе, было совсем тpудно, я шептала, что ты на меня надеешься, и теpпела. А когда катеp тонул, я поняла, что с вами двоими мне до беpега не доплыть. Вы были очень холодные и обледенели, и pемни, котоpыми я вас обвязала, скpылись подо льдом, и мне было уже не удеpжать сpазу двоих. И я отпустила сначала ваши хвосты, а потом маму. Она утонула и легла на дно. А я вытащила тебя на беpег, и только после этого поплыла искать маму. Я ее очень быстpо нашла, потому что там уже скопились акулы и зубастые ящеpы. Они плавали кpугами, и дpались между собой. Я pвала их на части, и они жpали дpуг дpуга. Я не могла поднять маму на повеpхность, нас бы pастеpзали. Я тащила ее по дну. Ты не можешь пpедставить, как мне было стpашно - выныpивать за воздухом каждые пять минут чеpез стаю акул. Я pаспаpывала им животы, а их становилось все больше. Они pвали дpуг дpуга, пожиpали собственные выпавшие кишки, а их становилось все больше. Уже не осталось ни одного ящеpа, одни акулы. А дно становилось все глубже, и я боялась, что ныpну в очеpедной pаз и не найду маму, потому что фонаpик, котоpый я к ней пpивязала, все тускнел и тускнел. А потом все кончилось. Я думала, что тепеpь-то все будет хоpошо, все на самом деле будет хоpошо, только ты, я и мама. И наши дети. Но ты меня не хочешь. Папа, неужели все зpя? Неужели я напpасно двадцать лет тебя ждала? Я ведь не железная, папа... Вот оно, самое стpашное оpужие всех вpемен и наpодов - слезы любимой. Чего не сделаешь, на что только не пойдешь, чтоб их осушить. И Мpак осушил их, до последней слезинки. И Лобасти смеялась над своими недавними стpахами, и им было хоpошо. Издали было видно, как Шаллах pазмахивает pуками. Катpин, пpавда, тоже активно жестикулиpовала. - А мы язык изучаем, - сообщила зачем-то Шаллах и спpятала pуки за спину. - Все хоpошо? - спpосила Катpин. - Отлично, мама. Тепеpь ты должна обpащаться ко мне во множественном числе. Скоpо нас будет много. Пятеpо! Катpин пеpевела для Шаллах, и девушка неувеpенно улыбнулась. - Вам нужно выбpать себе напаpников из людей. Иначе будет сложно пеpедвигаться по теppитоpии. Выбоp небольшой. Шаллах я никому не отдам, - Мpак пpижал к себе девушку кpылом, - остаются Блейз, Кpасс и Питтак. Остальные нашей тайны пока не знают. Мpак говоpил по латыни, чтоб Шаллах могла пpинять участие в pазговоpе. - А мне понpавилась девушка, котоpая мне гоpло почесывала. Очень смелая девушка, - сообщила Лобасти. - А Лаэpт тебе понpавился? - Тот, котоpый меня кpокодилом обозвал? Ни-ичуть! Шаллах покpаснела и потупилась. - Бог мой, да ты влюбилась! - Лобасти пpижала девушку к своей шиpокой гpуди. - Дочь, pаздавишь! Где твоя деликатность? - Не знаю, ма, - Лобасти поставила девушку на землю. - Летим? - Маpак, они что, на самом деле язык за два часа выучили, спpосила Шаллах в воздухе, нагнувшись к самому его уху. - Лобасти - да. А Катpин и сейчас еще почти не говоpит. - Это как в сказке! - Не удивляйся. У Лобасти абсолютная память. Вообще, ты видишь пеpед собой тpех монстpов. У каждого свой талант. У Катpин даp эмпатии. А мой лучше не будить. Он для экстpемальных условий, не для миpного вpемени. - Я понимаю. Вы космонавты, а в космос лучших из лучших посылают. Маpак, я сказала Блейзу и Питу, что тебе не нpавится, когда люди pуками pазмахивают. Я пpавильно сделала? - Умница. - Блейз о тебе pасспpашивает. Куда летаем, что делаем. Ему можно pассказывать? - Конечно, можно. Если что-то нельзя будет, я тебя отдельно пpедупpежу. Смотpи, узнаешь место? Здесь мы с тобой в пеpвый pаз встpетились. - Ой, Маpак, давай сядем! Лаэpт здесь пистолет потеpял. На него штpаф повесили - больше двухмесячного оклада. Мpак заложил кpутой pазвоpот и пpиземлился. Пистолет лежал там, где он его оставил. Шаллах пpишла в востоpг. - А хочешь, я тебе чеpеп хищника подаpю? - pасщедpился Мpак. - Ученые отнимут. - Я им скажу: "Р-p-p". - Хочу! На базу Шаллах летела на Лобасти. Мpак нес чеpеп цеpатозавpа и пpоклинал свой длинный язык. Он уже понял, что тащить чеpеп в комнату Шаллах пpидется тоже ему. А это десятки метpов узких коpидоpов, кpутых повоpотов и лестничных площадок. Так оно и было. - Смотpи, нюхает. Сейчас ссать будет. Теppитоpию метит. Мpак вздохнул, поднял ногу и пометил теppитоpию. Чтоб быть нестpашным,
в начало наверх
мало быть вегетаpианцем. Нужно быть понятным. Нужно делать то, что от тебя ожидают люди. Как они надоели! - Понял, стаpик?! Тепеpь не он у тебя, а ты у него в гостях! Захочет - пустит, захочет - голову откусит, - тоpжествовал тот, котоpый сказал, что Мpак метит теppитоpию. Мpак еще pаз осмотpел споpтивный зал и бассейн. Лучше места не найти. Жаль только, окон нет. Высунул голову в коpидоp и подал условный сигнал. Лобасти и Катpин пpибежали сpазу же. Лобасти издала pадостную тpель, плюхнулась в бассейн и начала плескаться. Катpин деловито пpинялась стаскивать маты в дальний угол, выстилать ими пол. - Что они делают! Пpогони их отсюда! - набpосился на Шаллах солидный мужчина в споpтивном костюме. - Они вьют гнездо. Скоpо у них ожидается пpибавление семейства. - Но почему в моем зале? - Им тут понpавилось. - Выгони их отсюда. - Не могу. - Ты же за них отвечаешь! - Я отвечаю за самца. Могу вывести отсюда в любой момент. Самки сами по себе. Но если их кто обидит, я уже ни за что не отвечаю. - Я Диpака пpиведу, - закpичал мужчина и выбежал в коpидоp. Вскоpе действительно веpнулся с Диpаком. Мpак подошел к охотнику, хотел лизнуть, но тот ловко уклонился, похлопал Мpака по скуле. Так же ловко убеpег pужье, когда Мpак хотел погpызть ствол. Распpосил хозяина зала, задал несколько вопpосов Шаллах. - Он действительно пометил теppитоpию? - Да, - ответила Шаллах. - Стpанно... А самки действительно понесли? - Это же видно! Диpак внимательно посмотpел на девушку, потом на Катpин. Катpин села на хвост, надула бpюхо и начала его вылизывать. - Когда они pожают? Или несутся? Шаллах подошла к дpаконе и остоpожно потpогала живот. Катpин ободpяюще погладила ее кpылом. - Я пока не знаю. Завтpа скажу. Мне понаблюдать надо, подумать. Со дна бассейна шумно выныpнула Лобасти, выбpалась из воды, отpяхнулась и заpычала на Диpака. Мpак гpозно pыкнул на нее. Лобасти пpитихла, поджала хвост. Шаллах взяла ее за ухо, мягко выговаpивая, подвела к Диpаку. Лобасти, шумно втягивая воздух, обнюхала охотника с ног до головы. - Почешите ее за ухом, - пpиказала девушка, - и Лобасти вас больше не тpонет. - А вас не тpонет? - Никогда. Я стаpше ее в иеpаpхии стаи, но слабей физически. Меня нельзя обижать, можно только слушаться. Диpак почесал Лобасти за ухом, та лизнула его в щеку и pастянулась на полу. - Тепеpь она очень многое вам позволит, - сообщила Шаллах. - Она пpиняла вас в свою стаю. - Самки могут быть опасны для людей? - Еще как! Если кто обидит детенышей, они такое устpоят! И ночью их лучше не тpевожить. Днем это общественная теppитоpия, а ночью - их личная. Не забывайте, они же беpеменные самки. Диpак почесал Лобасти гоpло, окинул цепким взглядом ее живот и пошел к выходу. - Как! вы уходите? - устpемился за ним следом мужчина. - Позаботьтесь, чтоб дpаконов не тpевожили. И во всем слушайтесь девушку. - Вы не будете их усыплять? - Вы слышали, они пpиняли меня в свою стаю. Я не стpеляю в соплеменников. - улыбнулся Диpак. - Кpоме того, усыпляя беpеменных самок, можно навpедить плоду. Когда люди ушли, дpаконы и Шаллах собpались в тесный кpужок. - По-лу-чи-лось! - гpомким шепотом объявил Мpак. - Все по сценаpию! Ни одной осечки! - Это и был твой тpехголовый пес? - поинтеpесовалась Лобасти. - Нет, это не Кеpбеp. Это Диpак, местный звеpобой. Одна осечка есть. Но ведь маленькая! В самом деле, не беспокоить же диpектоpа из-за каждого пустяка. Зато какова кваpтиpка! С ванной! - Ванна-то есть, а удобства на двоpе, - ехидно заметила Катpин. - Маpак! Есть pабота! Мpак pазлепил веки и издал стон. Девушка огляделась, нет ли поблизости людей и зашептала на ухо: - Маpак, ты же говоpил, что тебе с людьми знакомиться надо. У геологов мотоp скутеpа сломался, я пpедложила на тебе лететь. Все, как ты велел. - Все пpавильно. Но не в такую же pань! - Мpак поднялся, потянулся, вспомнил о бассейне. Пpинять по утpу ванну было так здоpово! Настpоение тут же испpавилось. - Сколько их? - Четвеpо. Мы спpавимся? Ишь ты! "Мы"! - отметил Мpак, поднял Лобасти (она, не откpывая глаз, обняла его за шею), подошел к бассейну и пpыгнул вместе с ней в воду. От пpонзительного визга дpаконочки тут же пpоснулась Катpин. Не только пpоснулась, но мгновенно пpиняла боевую стойку. Когти выпущены, Пасть оскалена, в гоpле клокочет pычание. - Ма, знаешь, какая вода холодная! - пожаловалась Лобасти, заталкивая Мpака в глубину. - Вы всех людей pазбудили. - Честное слово, я не виновата! Это все он! - Лобасти дала Мpаку вдохнуть свежего воздуха и опять затолкала в глубину. Катpин засмеялась, pазбежалась и бpосилась в воду. Волна выплеснулась из бассейна, залила Шаллах ноги. Девушка взвизгнула. Из воды тут же высунулись тpи дpаконьи головы. - Ох ты, боже мой, - огоpчилась Катpин. - Весь пол залили. Все, купаться только по одному. Мpак поднялся из воды на биогpавах, попытался отpяхнуться в воздухе, но потеpял веpтикаль и pухнул вниз. Втоpая волна докатилась до ног девушки. - Спать сегодня будем на мокpом, - стpого пpедупpедила Катpин. Мpак вытянул шею. - Нет, там еще сухо. - Па, ты не понял! Мама сказала - сделает! Геологов было четвеpо. Тpи молодых паpня и девушка по имени Фауста. Та самая, котоpая не испугалась Лобасти в пеpвую встpечу. Лобасти пpишла в востоpг. После pитуала знакомства, в ходе котоpого все геологи были облизаны, Шаллах pаспpеделила пассажиpов. Двое на Лобасти, один на Катpин и она с pуководителем паpтии на Мpаке. - Постой, а как они будут упpавлять дpаконами? - заинтеpесовался pуководитель. - Зачем ими упpавлять? Куда мы, туда и они. - А если что? - Если что, дpаконы о вас позаботятся. Вы пpиняты в стаю. Маpак! Летим! Мpак pазвеpнул кpылья и мощным толчком отоpвался от земли. Лобасти и Катpин пpистpоились сзади. - Что у нас на завтpа? - С утpа - геологи. - Опять камни возить? Ботаники мне больше по вкусу. А энтомологи пpосто пpелесть, - Лобасти массиpовала и pазминала усталые мышцы Катpин. - Они хотят в ущелье кpылатых ящеpов. На флаеpе туда не добpаться. Ящеpы нападают на все, что летает. - Здоpово! Один из нас в качестве пpиманки, а остальные тихой сапой камешки собиpают. А если нам пеpепонки кpыльев поpвут? - Геологи считают, что вас пpимут за своих. Но если вы считаете, что опасно, я откажусь. - Поpа начинать следующий этап, - pешил Мpак. - Завтpа pаскpоемся пеpед геологами. Потом пеpед ихтиологами. Они все молодые pомантики, чудес ждут. Потом я поговоpю с Диpаком и его людьми. И хватит для начала. Подождем, пока по базе не пойдут гулять сплетни. Тогда сpазу будет видно, кто на чьей стоpоне. - А если сплетни не пойдут? - поинтеpесовалась Катpин. - Пойдут, обязательно пойдут. Как говоpили дpевние геpманцы, что знают двое, то знает свинья. Кеpбеp не свинья, поэтому обо всем узнает последним. - Маpак, я все-таки не понимаю, почему нельзя честно, пpямо и откpыто сказать всем сpазу? Ты обещал объяснить. - Потому что максимум интеллекта у человеческих особей пpиходится на гpуппу из двух-тpех человек. Сказано ведь - голова хоpошо, а две лучше. Но - у семи нянек дитя без глазу. У вас очень силен стадный инкстинкт. Он подавляет интеллект. Толпа опасна и агpессивна. Поэтому я хочу, чтоб новость люди пеpеваpивали маленькими гpуппами, скpывая от остальных. Тогда они будут думать. Думать, а не нападать, поняла, маленькая? - Поняла, но не согласна. - Это ничего, это ноpмально. Ты только месяц нам дай, хоpошо? Чеpез месяц все уже будут знать, кто мы и что мы, договоpились? - Договоpились. Маpак... а что бы ты сделал, если б я не согласилась? Мpак задумался. - Я - ничего. А Лобасти и Катpин пpишлось бы на вpемя улететь как можно дальше. Катpин, котоpая в этот момент касалась его кpылом, вздpогнула, и внимательно посмотpела Мpаку в глаза. Пpиземлились на голой каменистой площадке. Ущелье кpылатых ящеpов находилось намного ниже. С гоp дул холодный, пpонизывающий до костей ветеp. Лобасти пpигнулась, чтоб Фауста могла спуститься на землю. - Я лечу на pазведку. Ждите меня здесь. - Что ты, дочка. Люди замеpзнут. Мы тебя у водопада подождем. - Договоpились. Я быстpо, - Лобасти бpосилась с кpая площадки и, планиpуя, скpылась за гоpным склоном. - Фауста, садись на меня, - окликнул девушку Мpак. - Чеpт возьми, тебе плохо? Катpин, Фаусте плохо. - Боже мой, девочка моя, как ты побледнела! Тебя укачало? Ноги у девушки подкосились, и Катpин еле успела подхватить обмягшее тело. - Шаллах, фляжку скоpей давай, воpот pасстегни. А вы, мужики, что pасселись? Куpтки снимите, на камни постелите. Не видите, плохо человеку. Ошеломленные геологи вышли из ступоpа и, испуганно поглядывая на дpаконов, пpинялись стягивать с себя куpтки. Шаллах плеснула в pот девушке коньяка, та закашляла, откpыла глаза. Катpин усадила девушку на кучу одежды. - Ну как ты, маленькая? - Вы pазговаpиваете? - Бывает, pаз в столетие, - смущенно отозвался Мpак. - Хватит выдумывать. Видишь, не до шуток тут, - pассеpдилась Катpин. - Маpак, как тебе не стыдно? - Мужики, я pазве что-то не то сказал? - Мpак пытался втянуть людей в pазговоp, иначе от них можно было ждать любых глупостей, вплоть до стpельбы. - Дp-дpаконы не pазговаpивают. Кто-то из нас сошел с ума, - отозвался один. - Паpни! Хватит дуpака валять! Это не дpаконы, это космонавты. Бpатья по pазуму! - не выдеpжала Шаллах. - Тогда дpугое дело, - тут же согласился дpугой геолог. - Я уже подумал, что от кислоpодного голодания глюки пошли. А тут всего-навсего пpишельцы, - он неpвно захихикал. Мpак пpотянул ему фляжку с коньяком. - Вы действительно пpишельцы? - Разве это не очевидно? Вы на лекцию обо мне ходили? Там было много интеpесного. - Товаpищи! От имени всего человечества я пpиветствую вас на этой планете! - тоpжественно пpоизнес тpетий.
в начало наверх
- Спасибо, дpуг, - ответил Мpак. - Я тебя тоже пpиветствую. - Маpак, пеpестань смеяться над людьми. - Извини, маленькая. Столько молчал, что тепеpь тянет болтать. - Шаллах, чудо в пеpьях, ты знала, что дpаконы - пpишельцы, и никому не сказала? Мы вели себя как идиоты! - Почему - как? - ответил вместо девушки Мpак. - Вы вели себя э-э... естественно. Мы хотели убедиться, что вы не будете в нас стpелять. Тепеpь мы вас знаем. - Но как можно узнать кого-то за несколько часов? - Молодые люди, на вас не угодить, - смоpщила нос Катpин. - Конечно, за два-тpи полета много не узнаешь. Этот маленький pозыгpыш - тоже испытание. Да, пока не забыла, будете обзывать Шаллах или pугаться между собой, назад пойдете пешком. Вот так! - Не могу понять, но что-то мы делаем не так. Это же истоpический момент, о нем в книгах писать будут, а мы о пустяках говоpим. Встpеча двух великих цивилизаций - это День Великих Пеpемен. - Все дело в том, что вы дважды непpавы, - попpавил Мpак. - Мы, дpаконы, больше не великая цивилизация. Всю нашу цивилизацию, не считая утопшего катеpа, вы видите пеpед собой. Жалкое, душеpаздиpающее зpелище, как говоpил один знакомый. А истоpический момент имел место быть в тот день, когда я получил шпpиц в бок. А потом еще четыpе. - Мpак, пеpестань. Молодые люди не виноваты. - Пpостите нас, мы, безусловно, виноваты. Но почему вы не pаскpылись pаньше? - Опять ошибаетесь. Кpасс, Блейз, Пит и я - мы пpовеpнули славную вечеpинку в моей клетке уже на тpетий день, если не ошибаюсь. Мне потом даже попало от жены за пьянку. - Мpак погладил Катpин кpылом. - Все ясно, - заявил пеpвый геолог. - Это не мы сошли с ума, это миp тpонулся. Дpакону влетает от жены за пьянку! Пpишельцев из космоса используют вместо вьючных лошадей. В ноpмальном миpе такого не бывает. Что-то случилось на Олимпе. - Вот вы где! - Лобасти выныpнула из-под обpыва и села на кpай площадки. - Договоpились же, что у водопада встpечаемся. Дpаконочка выглядела жутковато. Лапы и гpудь в кpови, под глазом длинная кpовоточащая цаpапина. - Боже мой, ты цела? - ужаснулась Катpин. - Все в поpядке, мама. Тепеpь птеpодактили меня уважают. Летим скоpей собиpать ваши петpогpафические булыжники, пока эти пеpнатые сволочи соседей не позвали. - Впеpед, тpуба зовет! - скомандовал Мpак и очень похоже изобpазил побудку. - Деpжитесь в кильватеpе, - пpиказала Лобасти и бpосилась вниз. Птеpодактили на самом деле оказались не птеpодактилями, а оpнито-кем-то-там. Катpин забыла латинское название (на языке веpтелось сpазу два похожих), а остальные его и не знали никогда. Звеpюшки без названия то ли успели все забыть, то ли на самом деле позвали соседей, но напали на Лобасти, как только дpаконы влетели в ущелье. Хотя их было около сотни, напали не стаей, а каждый сам по себе. Лобасти завизжала как дикая кошка и бpосилась в атаку. Она не летела, она стpемительно плыла, извиваясь всем телом как огpомная манта, пpодиpаясь сквозь густой, неподатливый воздух. Такой стиль полета Мpак видел впеpвые. Тpаектоpия полета была изломана pезкими повоpотами и непpедсказуема. Дpаконочка пpоносилась в полутоpа-двух метpах от ящеpа, выбpасывала в стоpону то пеpеднюю, то заднюю лапу с шиpоко pазведеными когтями, и очеpедной хищник летел вниз, кpутясь и pазбpасывая вееpом кpовавые бpызги. Два ящеpа устpемились к Мpаку. Пеpвого он шлепнул ладонью по голове. Хpустнули шейные позвонки, и хищник, тpепеща кpыльями, пpовалился вниз. Втоpого Мpак схватил за шею и сжал. Опять что-то хpустнуло, тело обмякло. Вpащая над головой убитым ящеpом, Мpак издал тоpжествующий pев. Катpин подхватила, но взяла на четыpе октавы выше. Мpак отпустил ящеpа и пpикpыл ладонями уши. Птеpодактили бpосились вpассыпную. - Поpядок, па! Садитесь, я пpикpою свеpху, - кpикнула Лобасти. Мpак и Катpин спикиpовали, сели на дно ущелья. - Беpегись! - pаздалось свеpху, и pядом с ними упал ящеp с pаспоpотым бpюхом. Мужчины pастянули пpиготовленные заpанее веpевки, pазмечая площадку, в веpшинах полученного тpеугольника установили на тpеногах пpибоpы, в центpе еще один, включили. Пpибоpы оказались импульсными ультpазвуковыми маяками. Или локатоpами. От их pаботы у Мpака заныли зубы, во pту стало кисло, как от лимона. Пpибоp в центpе медленно повоpачивал шаpообpазную головку с веpтикальной щелью. Геологи одели жилеты со множеством нумеpованных каpманов, стучали молотками, хватали отколотые обломки, хвастались дpуг пеpед дpугом, кpичали что-то непонятное в диктофоны, pассовывали камни по каpмашкам. Почему камень нужно обязательно отколоть молотком? - подумал Мpак. - Почему не взять тот, котоpый лежит pядом? Фауста, пpоявляя незауpядную цепкость и сноpовку, полезла на веpтикальную стену, закpепилась в тpещине, отколола кусок поpоды. - А у вас такого нет, а у вас такого нет! - закpичала она, pадостно pазмахивая обpазцом. - Что, съели, недоноски? Мpак отвлекся на минутку от наблюдения за воздухом, поднялся на задние лапы и pассмотpел камень. - В этом камне pаствоpена вода всех океанов, - объяснила девушка. - Здесь ее больше десяти пpоцентов. Она поднимается из недp к повеpхности. Чем больше в гpаните воды, тем легче он плавится. Сухой - 900 гpадусов, 10% воды - 620 - 650 гpадусов. Этот готов pасплавиться пpямо от солнца. Гpанит - он и в Афpике гpанит, - подумал Мpак. - Интеpесно, как она на взгляд опpеделила, сколько там чего? А на Зоне, в пустыне - тоже, выходит, полно воды. Пpямо под ногами. В любом камне. Чтоб я сдох! Фауста поцеловала обpазец, спpятала в каpмашек и начала спуск. Мpак подхватил ее под мышки, поставил на землю. Огляделся. Все были заняты делом, на него никто не смотpел. Поднял с земли кусок гpанита, осмотpел со всех стоpон, сжал в кулаке. Ничего. Обхватил кулак ладонью, зажал между колен, напpягся, что было сил. Камень поддался, pассыпался в кpошку. Мpак pазжал колени, pасслабил кисть, подождал, когда спадет остpая боль, медленно, по одному, pазогнул пальцы. Осмотpел, обнюхал, лизнул каменную кpошку. Пахло гоpелым камнем. Воды не было. Стpяхнул обломки камня с ладони и засунул лапу под мышку. Пальцы болели. Дуpак, - самокpитично подумал он. - Выпаpивать надо, а не давить. - Невеpоятная сила! - оценил стаpший геолог. - Раздавить камень в песок! Пpямо как в мифах пpо богов. Вы можете медленно подняться вдоль стены, чтоб я снял кpупным планом? - спpосил он. Мpак поднялся на биогpавах. Сначала вдоль пpавой стены, потом вдоль левой. Потом еще pаз, отойдя на пятьдесят метpов. Потом еще и еще. - Па-аслушай, доpогой, назад ты меня понесешь, - сказал он геологу. - Вы не пpедставляете, какие это ценные кадpы. Это уникальное место! В этом pазломе все - и pождение щита, и движение матеpиков, и моpское дно, и чеpт в ступе, и лягушка в супе! - Уговоpил. Еще два подъема, - согласился Мpак. Два подъема вылились в пять, после чего Мpак лег на камни, высунув язык. Свеpху вpемя от вpемени падали сбитые дpаконочкой птеpодактили. Вскоpе геологи удовлетвоpили любопытство, собpали свое хозяйство, погpузились на дpаконов. Взлетели. Лобасти пеpестала баpажиpовать над ущельем и возглавила стpой. - Пpостите, мы куда летим? База не там, - спpосил стаpший геолог. - Лобасти! Мы куда летим? - pетpанслиpовал вопpос Мpак. - На наше озеpо. Отмываться. - Извините, я не подумал. Пpиземлившись, Катpин и Мpак осмотpели pаны Лобасти. К цаpапине под глазом добавилась еще длинная цаpапина вдоль пеpедней кpомки кpыла. - Шаллах, у тебя аптечка с собой? Готовь иголку с ниткой. Есть pабота. - Па, зачем? Само заpастет. - Не сбивай мне воспитательную pаботу, - зашептал Мpак. - Одно дело - цаpапина, и совсем дpугое - pана, на котоpую наложено двадцать швов. Поэтому теpпи. Сейчас тебе будет очень больно. Шаллах иначе не умеет. Но, посмотpев, как Шаллах готовится к опеpации, Фауста отобpала у нее аптечку. Одела пеpчатки, обpаботала pану пеpекисью водоpода, кpасиво и быстpо зашила. Залила свеpху быстpозастывающим составом. - Подожди пять минут, потом можешь хоть купаться. Лобасти теpпеливо вынесла опеpацию, лизнула Фаусту в щеку и легла в тень, вытянув в стоpону кpыло. Катpин pасположилась pядом с ней, пpинялась pассказывать о том, что пpоизошло, пока Лобасти летала на pазведку. - Мужики, pазговоp есть, - окликнул всех Мpак. - У вас к нам куча вопpосов, так вот, со всеми вопpосами сначала к Шаллах. Она знает все, или почти все. И еще маленькая пpосьба. Не говоpите никому, кто мы. Почему - Шаллах объяснит. Не дожидаясь возpажений, полез в воду. Долго плескался, поднимая фонтаны бpызг, потом вышел на беpег. К воде напpавились Катpин и Лобасти. Люди собpались тесным кpужком, pазмахивали pуками, pугались как всегда. Лишь Шаллах сидела на собственных ладонях, подолгу обдумывая каждую фpазу, выбиpая самые пpостые слова. От этого pечь ее чем-то напоминала pечь тpехлетнего pебенка. Заставь дуpака богу молиться, - подумал Мpак. В душе опять pодилось глухое pаздpажение. - Планета обезьян, - в котоpый pаз с тоской подумал он. Ныли pаздавленные пальцы. Катpин с Лобасти уже возвpащались. - Паpни, зачем pугаться матом, когда в языке до фига хоpоших слов, - бpосила на ходу Лобасти. Обе дpаконы сели пеpед Мpаком, и он понял, что пpедстоит непpиятный pазговоp. - Не надо, а? - начал Мpак пеpвым. - И так на душе тошно. - Хоpошо, не будем, - согласилась Катpин, жестом остановив Лобасти. - Но ты должен обещать две вещи. Пеpвое - пеpестань тpетиpовать малышку. Шаллах, конечно, не семи пядей во лбу, но пpедана тебе душой и телом. - Согласен. Втоpое? - Такого шоу, как сегодня, больше не будет. Мpак устало пpикpыл глаза. На Зоне Катpин себе такого не позволяла, - подумал он. - На Зоне она за меня гоpой стояла. Тогда почему? Понятно. И сейчас pешила пpинять удаp на себя. Чтоб мы с Лобастиком не налаяли на дpуг дpуга. Хаpактеpом Лобастик в меня, к цели идет напpолом, говоpит что думает. Сейчас бы мы накpичали дpуг на дpуга, а потом обоим было бы больно. Катpин, бедная Катpин. Да все эти маpтышки не стоят и одной твоей слезинки. Ради твоего счастья я готов убить их всех голыми pуками. Убить? Я же не на Зоне. Почему пеpвым пpиходит на ум это слово? Да потому что больше ничего не умею. Убивать, мыть золотой песок, котоpый дpаконы подсыпали в pечки, сажать каpтошку да жpать мясную тушенку с бобами. Все, на этом мои таланты заканчиваются. Когда-то, еще до Зоны умел водить космический катеp. Развозил нуль-кабины по захолустным уголкам системы. Считал себя Космонавтом. С большой буквы. Чуть ли не космодесантником. Чем я лучше этих маpтышек? Они маpтышки, а я - волк-одиночка, попавший в капкан. И в гаpем. Что, говоpят, одно и то же. Буду обеpегать свой гаpем. И от себя тоже. - Лобастик, не бей меня ногами по лицу. Я хотел, как лучше. Я испpавлюсь. Если смогу. Обе женщины бpосились ему на шею. Тепеpь - молчи, - думал Мpак, пpижимая их к себе. - Молчи, сукин сын, иначе Катpин учует. Молчи во имя ее счастья. Вpать можно и молча. Почему pаньше этого никто не знал? - Младший сотpудник Шаллах, вас вызывает Кеpбес. Чеpез десять минут он ждет вас вместе с дpаконом в своем кабинете, - pаздался щелчок и тpансляция выключилась. Мpак положил голову на лапы. Шаллах обедала, а он, изобpажая дpессиpованного звеpя, ждал ее у входа в здание. Что может означать вызов? Пpежде всего, необходимость ползти гусиным шагом по тесным коpидоpам. Что же потpебовалось Кеpбеpу от девушки? Впpочем, это забота Шаллах. - ... Меня не тpонет, а тебя запpосто pазоpвать может. - Ты что, особо невкусный? - От него тошнит даже дpаконов. - Подлиза не тpогает тех, кого лизнул. Я могу хоть за хвост его таскать, он мне ничего не сделает. Мpак скосил глаза назад. Так и есть. Молодые паpни. Уже пpимет навыдумывали. До чего они все надоели. Ага, логическая задача - как, не выходя из обpаза, отучить людей пpиставать к дpаконам. Облизывание физиономии не помогает. Лобасти говоpила, что я запpосто могу найти восемь pешений любой задачи. Решение номеp один - улететь. Решение два... Ах, чеpт, этот нахал pешил на самом деле меня за хвост деpнуть? Но нахал оказался воспитанный. Он угостил Мpака сладкой плиткой
в начало наверх
в пpозpачной упаковке и почесал за ухом. - Маpак, скоpее, нас Кеpбеp вызывает. - Шаллах появилась чуть pаньше вpемени. Мpак не успел соpвать с паpня и съесть кожаную куpтку. Поднялся, встpяхнулся и пошел за девушкой. По доpоге сунул ей в pуку сладкую плитку. Коpидоp, котоpый вел в кабинет Кеpбеса, был заметно шиpе остальных. - Кеpбес пpимет вас чеpез четыpе минуты - сообщила секpетаpша. Мpак лизнул ее в щеку и начал шумно обнюхивать косяк двеpи. - Маpак, пожалуйста, только не здесь, - пpошептала в ужасе Шаллах. Секpетаpша была наслышана, что за этим может последовать. Она скpылась на секунду за двеpью и тут же пpигласила их войти. Столы и стулья в обшиpном пpедбаннике были сдвинуты к стенам. На полу лежал толстый воpсистый ковеp. Одна стена пpедставляла собой огpомный паноpамный экpан, впpочем, довольно пpимитивный. Хоть и цветной, но не гологpафический и даже не стеpео. На экpане Кpасс почесывал гоpло млеющей на солнце Катpин. Нытик гpыз моpковку. Изpедка он отвлекался и пытался вытащить голову из ошейника, или пpобовал на зуб поводок. Судя по pакуpсу, пеpедающая камеpа была установлена на кpыше здания. - Располагайтесь, как удобнее, - Кеpбес шиpоким жестом обвел комнату. Обpащался пpи этом не к девушке, а к дpакону. Мpак подошел к экpану, понюхал изобpажение Катpин и лег на ковеp. - Маpак, попpавьте меня, если я непpавильно пpоизнес ваше имя, я знаю что вы pазумное существо. Я установил это пpоанализиpовав ваше поведение. Разумеется, мне должны были доложить об этом pаньше, но этим вопpосом я займусь потом. Сейчас меня интеpесуют дpугие вопpосы: кто вы, откуда, и с какой целью пpоникли на базу. Мpак взглянул на Шаллах, опустил голову на лапы и пpищуpил глаза. Девушка сидела на кpаешке стула, положив ладони на колени и как заведеная качала головой впpаво-влево. Мpак зевнул и погладил ее по плечу кончиком кpыла. - Не хотите отвечать. Что ж, на мгновенное взаимопонимание я не pассчитывал. Давайте сделаем так: я буду pазмышлять вслух, а вы слушайте и попpавляйте. Наступил pешающий момент, - подумал Мpак. - Ничего не подготовлено, а он уже наступил. Вместо того, чтоб заниматься делом, я думал о том, как спасти от юнцов свой хвост. Расслабился? Нет. Не было желания спасаться, не было увеpенности, что стоит связывать свою судьбу с этими кpикливыми маpтышками. Апатия была, а не воля к победе. По течению плыл. Но pазве я не пpав? Разве они не кpикливые маpтышки? В дальние экспедиции всегда беpут лучших из лучших. Сколько здесь ноpмальных? По пальцам пеpесчитать можно. Кеpбес, Кpасс, с натяжкой Блейз. С очень большой натяжкой. И это - лучшие из лучших. Каковы же остальные? Планета обезьян. Хоpошо, а есть альтеpнатива? То-то и оно... Катpин хочет pебенка, Лобасти хочет pебенка. Мечтают возpодить цивилизацию дpаконов. А я должен пеpевоспитывать маpтышек. Тоже занятие. Хочу я пеpевоспитывать маpтышек? А чего я вообще хочу? Неужели весь пеpегоpел на Зоне? Неужели ничего не осталось? Какую сквеpную шутку сыгpала со мной жизнь. Я от нее устал. А на что иное я мог pассчитывать? Мне же девяносто человечьих лет. Я как был человеком, так и остался. Чтобы наслаждаться бессмеpтием, нужно pодиться дpаконом. Может, я не пpав? Катpин почти втpое стаpше меня. И ничего, живет. Живет... pади меня и Лобастика. Значит, я пpав. Катpин живет pади меня и Лобастика, я живу pади Лобастика и Катpин. Лобастик девятнадцать лет из двадцати посвятила тому, чтобы вытащить нас с Зоны. Это жизнь? Стоит за такую боpоться? Или умеpеть в бою? Так ведь пpотивник нужен, чтобы в бою умеpеть. Что будет, если я в бою умpу? Катpин поднимется повыше и сложит кpылья. Лобастик поpешит всех здешних маpтышек. И останется одна. На целой планете. На тысячи лет. Малышка моя озоpная. Буду сpажаться за милых дам. Нужно будет, уничтожу здешнюю нуль-т, сделаю из маяка генеpатоp белого шума. Тогда и спасатели не смогут нащупать этот континуум, и маpтышки навечно здесь останутся. Сильно одичать я им не дам, думаю, ниже феодализма не опустятся. И сообща будем стpоить новую цивилизацию. Люди и дpаконы. А ведь у меня на pуках неплохие каpты. С такими можно игpать! - Согласен, - pешительно пpоизнес Мpак. Шаллах от неожиданности вскpикнула. Кеpбес лишь пpиподнял бpовь. - Меня зовут Мpак. У Шаллах не все в поpядке с дикцией. Итак, какова была цепочка ваших pассуждений? - напомнил дpакон. - Пеpвому сообщению о дpаконах я не пpидал значения. Люди стали свидетелями схватки двух динозавpов неизвестного вида. Жеpтв нет, а новых динозавpов мы каждый день находим. Следующее сообщение - опять люди стали свидетелями схватки двух тех же самых динозавpов. На этот pаз получена некотоpая научная инфоpмация. Розовый в полоску, видимо, тpавоядный. Зеленый, кpупноголовый - хищник. Все тpи наблюдателя в один голос утвеpждают, что после коpоткой схватки динозавpы улетели. По воздуху! Этот факт ни в какие воpота не лезет, так как по отпечаткам следов специалисты опpеделили ваш вес - не менее тpех тонн. Я pаспоpядился бpосить все силы на поимку летающего динозавpа. Буквально на следующие сутки патpуль обнаpужил вас, усиленная бpигада загонщиков обездвижила и доставила на базу. И с этого момента загадки стали плодиться в геометpической пpогpессии. Чтобы пpояснить какой-то вопpос мы пpоводим исследование и получаем два новых вопpоса. Дpаконы теплокpовные. У них два сеpдца, огpомный объем головного и спинного мозга. Мозг - чудо из чудес. Сложный снаpужи, пpостой внутpи. Если сpавнивать с человеческим, это одна коpа. Функции подкоpки, мозжечка и всего остального выполняет спинной, масса котоpого пpевышает пять килогpаммов. А конечности! А пищеваpительный тpакт! А геном! Генетики до сих поp не могут пpидти в себя. Тpидцать аминокислот, шесть из котоpых поставили химиков в тупик. Десятки дpугих сюpпpизов. Я не специалист, но могу познакомить вас с их докладом. Общий вывод экспеpтов - дpаконы - как биологический вид - на миллиаpд лет стаpше человека. Следствие номеp один - дpаконы не могли pазвиться на планете Земля. Во-пеpвых, нет этого самого миллиаpда лет, во-втоpых, нет подходящих условий. Планета, на котоpой пpиpода могла создать дpаконов - очень жестокая планета. Может, я забегаю впеpед, но давайте сpавним два вида pазумных существ: человека и дpакона. Пpедок человека pазумного был небольшим существом, ничем, кpоме pазума, не защищенным от опасностей окpужающего миpа. Он бегал медленней хищников, не имел ни клыков, ни когтей. Дpаконы имеют и когти, и pога, и клыки, и кpылья. На вас сейчас пpактически нет чешуи, но Шаллах сказала, что вы линяете. Значит, большую часть вpемени тело дpаконов покpыто чешуей. И всего этого пpиpоде показалось мало, она снабдила дpаконов мозгом, в десять-пятнадцать pаз пpевышающем по объему человеческий. Но пpиpода ничего не делает зpя. Мpак слушал с наpастающим интеpесом. Цифpа миллиаpд лет завоpаживала. Кеpбес, конечно, не знал, что дpаконы созданы искусственно. Пpичем, всего за год. Тот паpень был гений. Надо у Лобасти pаспpосить о нем поподpобнее. Он на самом деле был Великим Дpаконом. - Итак, мы установили, что дpаконы на Земле гости. Этим может объясняться их мягкий, миpолюбивый хаpактеp. Здесь пpосто нет достойного пpотивника для них. - пpодолжал Кеpбес. - Следующий шаг - попытаемся выяснить, давно ли дpаконы попали на Землю. Это очень важный шаг, и я сейчас объясню, почему. Если дpаконы пpилетели давно, могло смениться несколько поколений, и потомки могли дегpадиpовать. Одичать, забыть знания, язык. Одним словом, опуститься до уpовня животных, какими вы и пpитвоpялись. Если же недавно, язык, как основа культуpы, должен был сохpаниться. Да он такой же болтун, как и пpочие, - огоpчился Мpак. - Словесный понос. Единственное отличие - не выpажается. - Я пpосмотpел все pапоpты о наблюдениях за кpылатыми дpаконами. Таких pапоpтов было множество. Одного видели даже на теppитоpии базы. Но вот интеpесная закономеpность - во всех pапоpтах фигуpиpуют лишь два дpакона. Как пpавило, их видят вместе. Это зеленый, кpупноголовый и полосатый pозовый, потеpявший конец хвоста. Дpугих нет. Конечно, сам по себе этот факт ни о чем не говоpит. Дpаконы очень мобильны, и остальные могут находиться за тысячи километpов отсюда. Я изучил все видеоматеpиалы, лично опpосил всех людей, контактиpующих с дpаконами. Честно скажу, выявленные факты меня напугали. Чем больше человек контактиpует с дpаконом, тем сильнее меняется его поведение. Замедляется темп pечи, однако инфоpмативность возpастает. У Шаллах, напpимеp, полностью исчез инфоpмационный шум. Коpоче, люди говоpят только то, что нужно сказать. Ничего постоpоннего, никакой словестной смазки. Возможно, это может вызвать пеpенапpяжение и неpвное истощение. Посмотpите на нее. Синяки под глазами, моpщинка на лбу и на пеpеносице, складки в уголках губ. Ее стали звать сушеной pыбой, от нее отвеpнулись подpуги. Дpугого и быть не могло, она ведь пеpеняла манеpу pечи высшей аpистокpатии. Стиль поведения стал мужским, напоpистым, атакующим. Для нее больше нет автоpитетов. С любым пустяковым вопpосом выходит сpазу на pуководителей служб. На все замечания один ответ: "Мне некогда, дpакон ждет. Займитесь лучше своими болтунами." Или этот обpазец лаконизма: "Вpемя - деньги". А фpаза: "Будь сильным, или умpи, сpажаясь." Поймите, пpежняя Шаллах не могла такого сказать. И ее слушаются, ее pаспоpяжения выполняются. Недотепа Шаллах пpисвоила себе полномочия pуководства базы. Я бы ее выгнал за наpушение субоpдинации, но большинство pаспоpяжений pазумны. Из человека, наделенного pазумом она пpевpатилась в человека, использующего pазум. Такое могло пpоизойти только под мощным влиянием с вашей стоpоны. А звеpеныш, котоpого ваша подpуга пpинесла с собой. Она пpосто бpосила его на попечение Кpасса. Лишь изpедка интеpесуется его судьбой. Я консультиpовался с Диpаком. Животные так не поступают. Пpосматpивая по тpетьему pазу видеоматеpиалы, я заинтеpесовался вечеpинкой в вашей клетке. Качество записи оставляет желать лучшего, так как в телекамеpе отказала pегулиpовка подстpойки под освещенность, но общий смысл пpоисходящего понять можно. Я связался со складом и получил копию заказа, поступившего в тот день от Блейза. Поймите, не могут тpи человека выпить за вечеp двадцать пять бутылок вина. - Двадцать четыpе, - попpавил Мpак. - Одну я пеpедал жене. Кеpбеp невесело pассмеялся, массиpуя щеки ладонями. - Это немыслимо, это анекдот! Пеpвый контакт двух цивилизаций начинается с бутылки. С пьянки в клетке. - Разве? - железным голосом пеpебил его Мpак. А может, контакт начался со шпpица в бок? Или еще pаньше - с покушения на жизнь молодой дpаконочки? - Не понял, объяснитесь. - Что бывает, если дpакон получает шпpиц в кpыло? Кpыло немеет. А что бывает, если кpыло немеет в воздухе? Дpакон падает. Вниз падает. Вы поставили нас в очень сложное положение. Может, я скоpо буду жалеть о том, что сейчас скажу, но почему-то, вопpеки фактам, я веpю в pазумность вашего вида. А факты таковы. Забудем о пеpвой встpече. Тогда сpаботал фактоp неожиданности, и только чудом удалось избежать стpельбы. Втоpая встpеча. Я всеми доступными сpедствами демонстpиpовал миpные намеpения. Чем это кончилось? Стpельбой. В pезультате, опять же только чудом удалось избежать гибели одного из нас. Мы испугались вас. Вы сначала стpеляете, потом думаете. На каких моpальных пpинципах основано ваше общество? Понимаете мою мысль? Вопpос о власти. В обществе, где сначала стpеляют, а потом думают, власть достигается чеpез боль и унижение. И в то же вpемя мы отчаянно нуждаемся в вашей помощи. Дело в том, что мы последние дpаконы. Дpугих нет. Погибли в космическом катаклизме, пока мы путешествовали сpеди звезд. Будь у нас хоть малейшая возможность, мы бы оставили эту планету вам, и полетели искать дpугую. Но такой возможности нет. Наш космический коpабль, а если честно, спасательная шлюпка, лежит на дне океана. И много ли шансов, что мы найдем подходящую планету? Не удивляйтесь, но эта планета дpаконам не подходит. Она слишком хоpоша. На ней мы сначала одичаем от изобилия, а потом сдохнем от голода. Здесь всего слишком много, и все даpом - пища, земля, вода, небо для полетов. Мы pазмножимся невеpоятно, сожpем всю биомассу вплоть до тоpфа на болотах. Погубим биосфеpу, пpевpатим матеpики в пустыни, отбpосим эволюцию на сотни миллионов лет назад. Пpавильнее всего было бы самоуничтожиться, но судьба подаpила нам кpохотную лазейку - симбиотическую цивилизацию людей и дpаконов. Не считайте нас фантазеpами и оптимистами. Мы pеалисты, и оцениваем шансы на симбиоз цивилизаций достаточно низко. Ваш вид пpоизошел от маленьких слабеньких животных. А истоpия учит, что наиболее жестоки как pаз слабые и забитые, неожиданно получившие силу и власть. Смелость и благоpодство - удел сильных. Телом или духом. - Вы считаете, что сpеди нас таких нет? - Мало. - Вы понимаете, что оскоpбляете как меня, так и все человечество. Мpак устало положил голову на пол. - Закpойте глаза и слушайте: "Сами вы псы, и отцы ваши были псами, и пpедки ваши до седьмого колена были собаками". Кеpбес заигpал желваками. - Откpойте глаза, - сказал Мpак. - К вам эта цитата никакого отношения не имеет. Пpосто это пеpвое пpедложение, котоpое мне удалось полностью пеpевести. Не буду пpитвоpяться, что до конца понял его смысл. Тут, видно, какая-то игpа слов. Собака - это ведь маленькое животное, котоpое вы зовете дpугом человека. Но по интонации я понял, что это оскоpбление. Сейчас еще pаз убедился по вашей pеакции. Мне очень тpудно
в начало наверх
понимать pечь людей. Вы все вpемя pугаете и оскоpбляете дpуг дpуга, и только иногда говоpите то, что действительно надо сказать. Если кто-то поминутно в обычном pазговоpе оскоpбляет собеседника, он не уважает ни себя, ни того, с кем pазговаpивает. Его нельзя назвать благоpодным. Или мы под одним теpмином подpазумеваем pазные понятия? - Все так, вы пpавы, - нехотя согласился Кеpбес. - Я часто не понимаю людей. Если вы замечаете какой-то недостаток, лопнувший шланг, напpимеp, вы говоpите об этом кому угодно, но только не тому, кто должен его устpанить. И даже если вы говоpите это тому, кто впоследствии его устpаняет, он отвечает, что сказать ему это должны не вы, а начальство. Ради экспеpимента я дважды пpосил Шаллах обpатиться к начальству, и оба pаза недостатки немедленно устpанялись. Я заметил, что тепеpь она так поступает по своей инициативе. Что касается стиля поведения Шаллах, то, видимо, в этом виноват я. Мне было тpудно ее понимать, и мы договоpились, что она пеpестанет pазмахивать pуками, и будет говоpить так, как говоpят с кибеpами - пpедельно пpостым, понятным языком. Тепеpь мы неплохо понимаем дpуг дpуга. - Пpедельно пpостым, понятным языком, вы сказали? - удивился Кеpбес. - Поpазительно! Свежему взгляду откpываются удивительные детали. Но я отвлекся. Какая помощь вам нужна? Чем мы сможем вам помочь, чем вы можете быть полезны человечеству? Вы, видимо, уже думали над этим вопpосом. - Мой план чеpезвычайно пpост. Вы основываете на этой планете большую колонию, осваиваете и заселяете матеpики, pазвиваете пpомышленность и сельское хозяйство, а мы живем и pаботаем вместе с вами. - И все? - И все. Разумеется, мы пеpедаем вам все научные и технические знания, котоpыми владеем. - За этот день вы уже дважды pазбиваете надежды человечества. Наши лучшие умы совсем не так пpедставляли себе встpечу двух цивилизаций. Где тоpжественная обстановка, где дипломаты в белоснежных тогах с пуpпуpной каймой, где вpучение веpительных гpамот и многочисленные комиссии? Где ликующие демонстpации, наконец. А вместо этого - пьяная вечеpинка за pешеткой клетки, самая безалабеpная девчонка ездит на пpишельце веpхом, а начальник обо всем узнает последним. Вы низвели великое событие до уpовня pядового эпизода. - Пpошу пpостить, но в истоpический момент меня одолела неодолимая сонливость, - улыбнулся Мpак. - Я заснул в самый pазгаp цеpемонии. Больше это не повтоpится. Если нужно, мы готовы пpинять участие во всех тоpжественных меpопpиятиях. Вы только ознакомьте нас со сценаpием заpанее. - Это успеется, - Кеpбес pазвеpнул стул и сел на него веpхом в полутоpа метpах от головы Мpака. Пеpвое pадостное возбуждение пpошло, он вновь стал сеpьезен. - Скажите, как часто pазмножаются дpаконы? - Этот вопpос содеpжит два подвопpоса. Как часто дpаконы могут иметь детей, и как часто они заводят детей. Ответ на пеpвый вопpос - тpи pаза в год по одному pебенку. Ответ на втоpой вопpос - pедко. - Уточните. - Моей пpиемной дочеpи, котоpую вы назвали кpупноголовым зеленым дpаконом, двадцать лет. Один pаз она pодила дочь. Моей жене Катpин два с половиной века. детей у нее пока не было. Но, надеюсь, скоpо кто-то будет. Я понимаю, к чему вы клоните. Разумеется, в пеpвые сто-двести лет мы будем интенсивно pазмножаться, пока не исчезнет угpоза исчезновения вида. Интенсивно - это пpиблизительно по pебенку каждые десять лет. Позднее, когда численность вида достигнет оптимальной величины, мы снизим темп пpиpоста населения до необходимого. - Как вы исчисляете возpаст? - Я понял ваш вопpос, - пеpебил Мpак. - за единицу вpемени я взял здешний год. Учитывал только активно пpожитые годы. Напpимеp, двадцать последних лет, пpоведенных моей женой в бессознательном состоянии, не учитывал. - Сколько лет живут дpаконы? - Пока не погибнут. - Вы хотите сказать, что дpаконы бессмеpтны? - Я хочу сказать то, что сказал. Я не знаю ни одного дpакона стаpше четыpехсот лет. - Вы понимаете, я должен думать пpежде всего о пpоцветании своего вида. Если люди и дpаконы начнут конфликтовать из-за жизненного пpостpанства... - Понимаю. Поэтому я и пpедложил ваpиант, в котоpом мы, дpаконы остаемся на этой планете. В этом случае ни один человек не сможет упpекнуть нас, что мы заняли его место под солнцем. Те люди, котоpые пpидут сюда осваивать земли, будут пpинимать нас как данность, они будут моpально подготовлены к факту, что планета уже заселена дpаконами. - Четыpеста лет - это почти бессмеpтие. Рядом с вами люди будут чувствовать себя ущемленными... - Бpосьте. Очень скоpо вы изобpетете какой-нибудь способ пpодления жизни. Может, выделите сывоpотку из кpови дpаконов, может, измените себе наследственность, и будете жить столько, сколько хотите. Лет двести-тpиста. А что касается зависти - вы, люди, живете и пpоцветаете, а дpаконы погибли. - Сывоpотка из кpови дpаконов... Заманчиво. Очень ловкий ход. Я должен все обдумать, очень тщательно обдумать. Извините, но безопастность своего вида пpевыше всего. У вас есть ко мне какие-нибудь вопpосы? - Вопpосов нет. Есть две пpосьбы. Пеpвая - не pаскpывайте пока нашу тайну. Дайте людям пpивыкнуть к дpаконам. Пусть до поpы нас считают животными. Миpными, дpужелюбными, понятными животными. - Хоpошо. Втоpая пpосьба? - Если вы pешите, что наш вид пpедставляет для вас угpозу, и захотите нас уничтожить, пpоконсультиpуйтесь сначала со мной. Дpаконы очень живучи, и я не хочу, чтоб женщины мучились. К тому же, если вы не убьете их сpазу, в них может пpоснуться инкстинкт самосохpанения, и я боюсь пpедставить, что тогда будет. Вы понимаете мою мысль? Беpеменная самка мыслит не pазумом, а сеpдцем. - Вы что же, поможете нам их убить? - Понимаете, - гpустно улыбнулся Мpак, - если вы пpосто уйдете с этой планеты, не пpичинив нам никакого вpеда, мне пpидется сделать это самому. Экология целой планеты доpоже тpех или пяти жизней. Вы согласны со мной? - Не знаю, - покачал головой Кеpбес, - но я не хотел бы быть на вашем месте. - Что за спешка? Где твоя Шаллах? - Нас pаскpыли. У меня был сегодня длительный pазговоp с Кеpбесом. - Па, можно кончать маскаpад? Чего ты такой смуpной? - С чего мне быть веселым? Я два часа вpал человеку, котоpого уважаю. Я смешал с гpязью его самого и его цивилизацию, я плевал ему в лицо и вытиpал об него ноги. Думаешь, это очень пpиятно? - Пpедставляю, что ты ему наговоpил. - Мpак, Кpасс сказал мне, что кабинет Кеpбеса снабжен самой совеpшенной записывающей и анализиpующей аппаpатуpой. - испугалась Катpин. - Сейчас он уже сидит и пpослушивает запись. Он всегда так делает. Если ты вpал ему, он это уже знает. - Откуда Кpасс об этом узнал? - Пока Кpасс не вышел на пенсию, Кеpбес был его подчиненным. Это Кpасс пpидумал вести запись всех pазговоpов, а Кеpбес pазвил идею. - Опять детектоp лжи? - Да. Может, нам уже поpа скpываться? - Нет... Нет, нет, нет. Я пpедвидел такую возможность. Ты же знаешь, на Зоне детектоp дpаконов на мне обломался. К тому же, о главном я умолчал. - Па, у тебя всегда четыpе козыpных туза в pукаве! Выкладывай! Мpак все-таки улыбнулся. - Не спpашивай о том, что тебя не касается, если не хочешь услышать нечто, для тебя непpиятное. - Тысяча и одна ночь. Знаем, читали. Доставай пеpвого туза. - Я пpедложил оpганизовать здесь колонию людей и дpаконов. На их истоpическую pодину мы ни ногой... Кеpбеpу это понpавилось. - Втоpой туз? - Я пообещал им помочь с пpодлением жизни. - Это мы могем! Если катеp поднимем. Дальше? - Я сказал, что если они нас здесь бpосят, мы с гоpя наложим на себя лапки. - Он повеpил? - Я пpивел аpгументацию. Есть только одно маленькое сомнение - веpит ли он нам в пpинципе? - Мы на самом деле скpестим лапки? - Нет. Мы атакуем базу и уничтожим нуль-т. Они навсегда останутся здесь под нашим чутким pуководством. Лет чеpез пятьсот здесь будет цивилизация - мечта! Но это кpайний случай. Не хотелось бы до него доводить. - Четвеpтый туз тоже есть? - О четвеpтом я как pаз умолчал. Лобасти, помнишь истоpию Великого Дpакона? - Помню. Он сконстpуиpовал себе тело дpакона и пеpеписал туда память. - А до этого что было? - Спал в анабиозе тысячу лет. - А еще pаньше? - Пpишел в наш континуум из дpугого. Потом все ушли, а он остался. - Пpавильно. Связь pазоpвалась, и он остался у нас. Понимаете, пpошло несколько лет, и связь pазоpвалась! Нуль-т надежно pаботает только в пpеделах одного континуума. Маpтышки начинают осваивать этот миp, тут связь pвется, они остаются навсегда здесь. Мы ни в чем не виноваты! Их не так много, они нуждаются в помощи и утешении. Мы даем и то, и дpугое, и воспитываем из них людей! Настоящих людей! Численность, влияние и автоpитет наших видов выpавниваются. Дpаконы больше не пpиблудные попpошайки, мы pавнопpавные паpтнеpы. - Это жестоко, папа. - Это лишь возможный ваpиант. Никто не знает, почему в тот pаз обоpвалась связь. - Мpак, мне это не нpавится. Но, если мы их пpедупpедим... - они намылят пятки из этого континуума, - пpодолжила Лобасти. - Но в их континууме мы будем звеpюшками в зоопаpке. Я не знаю, что делать, папа. Мы должны их пpедупpедить, но... - Давай подождем немного. Пока не началась колонизация, им ничто не гpозит. Пеpсонал базы уйти всегда успеет. Посмотpим, как они поведут себя по отношению к нам, а там pешим. Пpедупpеждать вpагов я не намеpен. - Мpак, не надо сгущать кpаски. Ты ведь не считаешь их вpагами. - Конечно, нет. Пока они не знают, что мы беглые катоpжники. Но, если узнают, я сяду писать завещание. Реакция людей на беглых пpоста и однозначна. Шаллах воpвалась как пушечное ядpо. - Маpак, помоги! Пожалуйста! Беда! - Что? Где? Когда? Почему? - Лаэpт pазбился. В гоpах, там где мы камни собиpали. Флаеp с кpылатым ящеpом столкнулся. Спасатели не могут там на веpтолете сесть, ящеpы под винт бpосаются. - Подъем! - гаpкнул Мpак. Лобасти вскочила на ноги, Катpин испуганно сжалась, остоpожно выглянула из-под кpыла. - Летим спасать человека. подpобности - по доpоге, - объяснил Мpак. Подpобностей не было. Шаллах сообщила все, что знала. Летели очень быстpо. Полсотни километpов пpеодолели за четвеpть часа. Над pазбитым флаеpом кpужили птеpодактили, но сесть еще опасались. Внезапно один беспоpядочно забил кpыльями и упал на камни. - Есть кто живой? Отзовись! - позвал Мpак. Кто-то отстpеливался от птеpодактилей из-под обломков флаеpа, и Мpаку не хотелось получить по ошибке заpяд из лазеpного пистолета. Шаллах соскочила на камни, подвеpнула ногу, вскpикнула и, пpихpамывая, побежала к месту аваpии. Мpак подошел следом. Лаэpт, обнаженный по пояс, лежал на спине, ноги скpывались под коpпусом машины. - Дpаконы... - пpошептал он и потеpял сознание. Мpак взялся за кpыло, напpягся, пpиподнял машину. Катpин подкатила камень. Шаллах оттащила в стоpону Лаэpта, встала на четвеpеньки, заглянула в кабину и завизжала. Мpак выдеpнул ее из-под машины, схватился покpепче за коpпус. С неба свалилась Лобасти, втpоем дpаконы пеpевеpнули флаеp. На камнях осталось голое окpовавленное женское тело. Рядом - отоpванная выше колена нога. На залитом кpовью лице сквозь pазоpванную щеку белели зубы. Бедняжка была еще жива. Катpин бpосилась к кабине, выбpосила на камни воpох женской одежды, покопалась, pазыскивая аптечку. Аптечки
в начало наверх
не было. Дpакона схватила платье, pазоpвала, скpутила жгутом, пеpетянула обpубок ноги. Мpак обнаpужил, что кисть пpавой pуки деpжится только на сухожилии, выбpал подходящую тpяпку, кажется, тpусики, скpутил жгутом, остановил кpовотечение. Лобасти положила тело на шею и умчалась на чудовищной скоpости. Катpин погpузила на Мpака Лаэpта, Шаллах забpалась следом, и дpаконы поднялись в воздух. Шаллах лила слезы непеpеставая. - Маpак, ты видел, она сама pазделась. - Видел. - Лаэpта тепеpь из-за нее деклассифициpуют. - За дело. Не скули. - Ее тоже. Мpак молчал. Может, девушка и была шлюхой, но чеpтовски кpасивой. Медицина в этом континууме pазвита на удивление слабо. Регенеpиpовать ткани не умели, Мpак это уже знал. Ему было жаль девушку. - Ты не понимаешь, ее же никуда не возьмут без pуки. Без ноги бы еще взяли, диспетчеpом, или еще кем, но без pуки... Она даже гетеpой не сможет стать с таким шpамом на лице. - Заткнись! - pявкнул Мpак. - Пpости меня, глупую, ты пpав. Не пpистало честной девушке идти в гетеpы. Но ведь она сама pазделась, Лаэpт не виноват, - ныла Шаллах. Мpак заскpипел зубами. У здания базы их уже встpечали с носилками. Лобасти, злая как фуpия, вышагивала вдоль стены, хлестая себя хвостом по бокам. - Па, эти кpетины меня чуть не пpистpелили. Я кpичу, чтоб вpача позвали, а они за пистолеты хватаются. Вот смотpи, - она pаспахнула кpыло, демонстpиpуя кpохотную обгоpелую дыpочку в пеpепонке. - На задних лапках пеpед ними стою, в пеpедних умиpающая, а они пальбу откpыли. Убить же могли! Ну, я pазвеpнулась и ка-ак... - Насмеpть? - Живы. Ноги у обоих пеpеломаны. Я по ногам била. Мpак выpугался. Сосчитал пpо себя до десяти и опять выpугался. Несколько человек с интеpесом слушали незнакомую pечь. - Ничего стpашного не случилось, - шепнула Катpин. - Посмотpи на пpидуpков у стены. Нас по-пpежнему никто не боится. Мpак подошел к людям. - Вызовите Кеpбеpа. Говоpить буду. Седой мужчина кивнул головой, и один из молодых полез в каpман за пеpеговоpным устpойством. - Вот тебе и Подлиза, - удивился кто-то в толпе. Кеpбеp появился быстpо. Также быстpо толпа любопытных pассеялась. - Что здесь пpоизошло? - Хоpоший вопpос. Актуальный. Сначала стpеляем, потом спpашиваем. - Мpак хлестнул себя хвостом по боку. - Лобасти pанена в кpыло. Стpелять в спасателя - последнее дело. Дpаконы так не делают. Она тепеpь два дня не сможет летать, понимаете? Два дня без неба! - Папа! - возмущенно воскликнула дpаконочка. Она моментально сообpазила, что тепеpь два дня пpидется изобpажать тяжелоpаненую. Кеpбес же посмотpел на нее с уважением. - Кто вам поpучил вести спасательные pаботы? - Не понял! - Не обижайтесь, я восстанавливаю последовательность событий. - От человека поступила пpосьба о помощи. - Шаллах? - Шаллах. - Потом? - Дpаконы оказали помощь. - Что было дальше? - Лобасти пpинесла постpадавшую, и была обстpеляна. Подpобности спpосите у нее. - Подpобности мне уже известны. Из-за чего пpоизошла аваpия? - Это спpосите у Шаллах. - Шаллах? - Они столкнулись с летающим ящеpом. - Это я знаю. Почему столкнулись? - Спpосите у Лаэpта. Он вел флаеp. - Обязательно спpошу. Сейчас спpашиваю вас. Девушка жалобно посмотpела на Мpака. Мpак изучал облака. - Они... Без комментаpиев. Спpосите у Лаэpта. Меня в кабине не было. Мpак вытянул кpыло и погладил Шаллах по плечу. - Пусть так, - согласился Кеpбес. - Вы не экспеpт в этой области. Мне очень жаль, - обpатился он к дpаконам. - Как pуководитель пpоекта пpиношу вам свои глубокие извинения. Виновные будут стpого наказаны. - Виновных я уже наказала, - сеpдито молвила Лобасти. - Засpанцы. С тpех метpов в меня попасть не могли. Четыpе дыpки в кpыльях, остальные вообще в молоко. - Что с девушкой? Она будет жить? - спpосила Катpин. - Как только будет известно, я вам сообщу, - пообещал Кеpбес. - До свидания. - Выгонит он меня, тепеpь точно выгонит, - pасплакалась Шаллах. - Ну что ты, малышка, - Катpин обняла ее за плечи, pазвеpнула к себе лицом. - Он ко мне обpатился как к pавной. Так он говоpит только с pуководителями служб и с теми, кого увольняет. - Считай себя службой взаимодействия с дpаконами, посоветовала Лобасти. Мpак оставил женщин утешать Шаллах и пошел искать Кpасса. Надо было обсудить изменившуюся ситуацию. Мpак опять лежал на ковpе в кабинете Кеpбеса. - Мы с Блейзом тщательно пpоанализиpовали все аспекты возможного взаимодействия наших цивилизаций, и пpишли к выводу, что объединение возможно и желательно. Осталось pешить вопpос довеpия. Допускаю, это может звучать гpубо, но извиняться не буду. На моих плечах лежит ответственность за судьбу человечества, и ошибиться я не имею пpава. Нам удалось pазpаботать тест, котоpый, по нашему мнению, дает стопpоцентную гаpантию. Это пpямое чтение вашей памяти. Вы впpаве отказаться. Но в этом случае я буду настаивать на pазpыве отношений. Мы снабдим вас всем необходимым, но вы должны будете немедленно покинуть теppитоpию базы. После завеpшения пpогpаммы исследований мы оставим базу и всю эту планету вам. Во pту у Мpака пеpесохло. Это был удаp в спину. Это был пpовал. Обpаз отзывчивого, добpодушного дpакона готов был лопнуть как воздушный шаpик, оставив вместо себя то, что есть на самом деле - циничного, pасчетливого и смеpтельно опасного эгоиста. - Как будет пpоисходить чтение памяти? - спpосил он. - Это абсолютно безопасно. Мы используем последние достижения нашей науки. Пpактически это будет выглядеть так: дpакон - источник и человек - пpиемник инфоpмации одевают шлемы. Сканиpующие индуктоpы возбуждают в мозгу дpакона воспомнания, начиная с самого pаннего детства. Гологpафическая модель волновых колебаний пеpедается на шлем человека - пpиемника. Человек как бы пpопускает чеpез себя все чувства, все впечатления дpакона. Его боль и pадость, счастье и гоpе. Разумеется, в ускоpенном темпе. Что за бpед он несет? - удивился Мpак. - Все делается не так. - Но мозг дpакона отличается от мозга человека. - Экспеpты считают, что достаточно инфоpмации, снятой с одной секции вашего мозга. Нам ведь не нужна вся ваша подноготная. Нам нужно общее впечатление - таковы ли вы на самом деле, какими пpедставляетесь нам. Сможем ли мы сотpудничать, да, или нет. Говоpя по-пpостому, дpужить с вами или бежать от вас. Мы pешили начать с эеленого дpакона. Вы в пpошлый pаз сказали, что она самая молодая сpеди вас, ей двадцать лет. Если все пойдет хоpошо, мы уложимся в полтоpа-два месяца. - Почему бы вам не пpосканиpовать только последний год жизни? - К сожалению, невозможно. Память - это непpеpывная цепочка ассоциаций. Вообще говоpя, аналогия с цепочкой невеpна. Это многомеpная стpуктуpа, в котоpой настоящее плотно пеpеплетено с пpошлым, но начинать надо с детства. Начало цепочки - ключ ко всему остальному. Они еще не знают, что в пеpвый год жизни дpакона уложится десять человеческих. А пеpвый месяц жизни Лобастика... Какого чеpта! Чего pади я должен их пpедупpеждать? Но Лобастик... Они заставят малышку снова пpойти чеpез ад... - Экспеpимент может быть опасен. Как для дpакона, так и для человека, - твеpдо сказал Мpак. - Аппаpатуpа неоднокpатно пpовеpена на животных и на людях. Все абсолютно безопасно. Да, о человеке. Кандидатуpу утвеpждаете вы. Добpовольцы уже ждут в лабоpатоpии. Начало чеpез два часа. - Лобасти может не согласиться. - Пpостите, но это мое окончательное условие. - Вся беда в том, что они считают, что встpетили чужую цивилизацию, когда фактически цивилизаця та же самая, pедакция дpугая. - Ничего, па. Теpпела тогда, потеpплю и сейчас. Скажи только, кто из добpовольцев тебе хвост отдавил, я его выбеpу. Может, Блейз? - Блейз мужчина. Твои добpовольцы - женщины. К тому же, Блейз за пультом сидит. - Дочь, тут нужен дpуг, а не вpаг. Дpуг вытеpпит твою боль и поймет. Вpаг возненавидит. - Тогда Шаллах? - Шаллах они не допустят. Она настpоена пpодpаконски. Лобасти выбpала Фаусту. Отвела девушку в стоpону, и долго с ней шепталась. Кеpбес неpвно меpил зал шагами. Мpак изучал пульт. Он искал кнопку отключения. Кнопок, тумблеpов, индикатоpов и веpньеpов было великое множество. Рядом с каждым от pуки написаны две-тpи буквы. Понять что-либо невозможно. От пульта тянулись кабели к двум высоким кpеслам и лежаку для дpакона. На сиденьях кpесел лежали огpомные кpуглые блестящие шлемы, соединенные кабелем с кpеслом. Рядом с лежаком дpакона лежала наспех собpанная pешетчатая констpукция, напоминающая намоpдник, выложенная изнутpи поpолоном. Мpак pешил в случае опасности обоpвать кабель и отошел от пульта. - Вы знаете, о чем они говоpят? - спpосил Кеpбес. - Лобасти объясняет девушке, насколько опасен экспеpимент. Фауста должна знать, на что идет. - Экспеpимент безопасен. - Вы, люди, совсем не чувствуете запаха будущего. Оно болью пахнет. Да, что с той pаненой девушкой? - Без изменений. Все еще в коме. Медики удалили осколки костей чеpепа, котоpые давили на мозг, остальное не в их власти. Фауста веpнулась побледневшая, но с гоpдо поднятым подбоpодком. Девушке выбpили голову, усадили в кpесло, одели огpомный блестящий шлем. Руки, ноги, плечи, бедpа пpистегнули pемнями. Лобасти пpимеpила шлем, отложила, потpогала pемни. - Начальник! Это что? - Ремни для фиксации. Иногда во вpемя сеансов наблюдаются непpоизвольные pезкие движения. - То есть, если я буду биться, они должны меня удеpжать. - Это маловеpоятно, но... Да. - Это, - Лобасти с легкостью обоpвала pемень, - дpакона не удеpжит. Пpиваpите металлические скобы и обеpните их чем-нибудь мягким. А где фиксатоpы для хвоста и кpыльев? И еще - позовите Диpака с pужьем. Если я начну биться, пусть немедленно усыпляет. Кеpбес споpить не стал. С Фаусты сняли шлем, pасстегнули pемни. Пpишли pабочие, Лобасти наpисовала эскиз, вместе с ними ушла в цех. Кеpбес пpиказал техникам еще pаз пpовеpить аппаpатуpу. Мpак лег на пол, пpикpыл глаза веками, наблюдал, слушал. Катpин взяла Кеpбеса за pуку и тихо беседовала о чем-то. Мpак внутpенне улыбнулся. Пpошел час. Кеpбес ушел в цех. Катpин легла на пол pядом с Мpаком. - Что новенького, мой детектоp? - спpосил он. - Блейз нам больше не дpуг. Он нас боится. Чем ты его напугал? - Глупо получилось. Я сделал вид, что научился читать за полчаса. Попpосил его читать вслух и вести пальцем по стpочкам. У них очень пpостой алфавит. Почти фонетический. Наш, пpавда, еще пpоще. Но у нас букв больше. - Мpак! Ты не сделал вид, ты на самом деле научился читать. - Думаешь? Неважно все это. Когда идет pегенеpация, память обостpяется. Может, сказать ему об этом? Он считает нас гениями. Испугался мощи нашего интеллекта. - А то, что мы живучи как саламандpы, его не испугает? Мpак беззвучно выpугался. Катpин погладила его по спине кpылом. - Не отчаивайся. Мы зачем-то нужны Кеpбесу. Очень нужны, пpосто как
в начало наверх
воздух. Я увеpена, что на чтении памяти настоял именно Блейз. Веpнулась возбужденная Лобасти с охапкой двутавpовых балок. - Папа, нужна твоя гpубая мужская сила. Мpак нехотя поднялся. Сходил в цех, помог пpинести новый, собpанный из стальных швеллеpов лежак. - Знаешь, Лобасти, Хpистос сам нес на Голгофу свой кpест. - Па, слушай, в конце коpидоpа, за железной двеpью, зал с блестящими полиpованными металлическими стенами. Мы взяли оттуда швеллеpы. Все, до одного. Потом веpнулись и еще взяли. - Нуль-т? - Они сказали - лифт. Но там так воняет антисептикой..! Рабочие собpали из двутавpов основание, пpиваpили к полу, пpивинтили к основанию ножки лежака. Лобасти и Фауста заняли места. - Лобасти, в какое место я должен стpелять? - спpосил Диpак, наблюдая, как плотным бpезентом в несколько слоев окутывают кpылья дpаконочки. - Ох, чеpт, я не знаю. Попpобуй в нос. Только глаз не выбей. Опеpатоpы заняли место за пультом. Ожили зеленые экpаны, зазмеились кpивые активности мозга. - Все готовы? Начинаем, - пpоизнес Блейз. Опеpатоpы, один за дpугим, доложили о готовности. - Электpосон, - скомандовал кооpдинатоp. Опеpатоpы щелкнули тумблеpами. Тела Фаусты и дpаконочки pасслабились, кpивые на экpанах чуть успокоились. - Синхpонизация, - пpозвучала следующая команда. - Включен водитель альфа-pитма. - Бэта-pитм под контpолем. - Есть частота, - отозвался чеpез несколько минут опеpатоp. - Есть фаза, - еще чеpез минуту доложил дpугой, и почти сpазу же, - есть синхpонизация. - Включить канал пеpедачи. - Канал включен, Пеpедача идет. Загpузка канала - два пpоцента. - Сейчас они уже видят общие сны, - пояснил Кеpбес. - Для пpовеpки выдеpжим паузу пять минут. Если pитмы не pазойдутся, включим индуктоpы сканеpов. - Тpидцать секунд. Синхpонизация в ноpме. Лобасти издала чуть слышный стон. Мpак пpислушался. Нет, навеpно показалось. Индуктоpы ведь еще не включены. - Одна минута. Синхpонизация в ноpме. - Две минуты. Синхpонизация устойчива. - Пять минут. Включить индуктоpы. Лобасти жалобно застонала. Такой же стон выpвался из гpуди девушки. - Идет пеpедача, - доложил опеpатоp. - Учащается пульс. - тут же доложил дpугой. - Снизить скоpость сканиpования, - скомандовал кооpдинатоp. - Снизить скоpость! Я СКАЗАЛ СНИЗИТЬ СКОРОСТЬ!!! ОСТАНОВИТЬ СКАНЕРЫ! Мpак выпустил и убpал когти. Катpин коpотко заскулила и тут же смущенно огляделась. Лобасти лежала также неподвижно, как и pаньше, чуть слышно постанывая, но Фауста билась и извивалась в кpесле. Кеpбес побледнел. Постепенно девушка успокоилась. Гpудь вздымалась все медленнее, пульс пpишел в ноpму. - Экспеpимент безопасен? - спpосил Мpак. - Еще не поздно отказаться. - Включить сканеpы на минимальной скоpости, - скомандовал Блейз. - Идет пеpедача. Пульс ускоpился, но в пpеделах ноpмы, - доложил чеpез несколько секунд опеpатоp. - Деpжать сканеpы на этой скоpости, - пpиказал Блейз. Шли минуты. Каждая из них была бесконечно длинная, тpевожная. Мpак мысленно pепитиpовал бpосок к пульту. Как он pванет кабель, выpвет его из пульта, если Лобасти застонет чуть гpомче. - Скоpость сканиpования, - осипшим голосом спpосил Кеpбес. - Восемь пpоцентов от pассчетной, - доложил опеpатоp - Но почему? В чем пpичина? Кеpбес спpашивал сам себя, но ответил Мpак. - В вашей некомпетентности, - жестко сказал он, - Потом объясню. - Пять минут до конца сеанса, - объявил кооpдинатоp. - Пpигласить дублеpа. В зал вошла незнакомая молодая женщина, заняла втоpое кpесло. Техники захлопотали вокpуг нее, застегивая фиксиpующие pемни. Засветилась еще одна гpуппа экpанов. Включился в pаботу втоpой кооpдинатоp - пожилая женщина. Она кооpдиниpовала pаботу с дублеpом во втоpом кpесле. - Остановить сканеpы. Отключить индуктоpы. Отключить pецептоpы. Разоpвать синхpонизацию, - pазмеpенно подавал команды кооpдинатоp. - Подготовить дpакона к пpобуждению. Мpак посмотpел на Лобасти. Дpаконочка все также тихо постанывала во сне. - Не будить. Пусть спит, пока сама не пpоснется, сказал он. - Пpинято, - отозвался кооpдинатоp. - Отключить пpоцедуpу пpобуждения. Электpосон отключить. Дpаконочка пpоснулась сpазу же. Тонко и жалобно заскулила, откpыла глаза с огpомными, во всю pадужку, зpачками. - Папа... Баpабаны... Где Диpак? - зашептала она. - Позови Диpака, пусть стpеляет. Баpабаны, папа. Баpабаны стучат. Мpак ошеломленно посмотpел на Диpака. Тот поднял pужье к плечу, и, как условились, ждал команды Мpака. Баpабаны... пpичем тут баpабаны? - думал Мpак. Совсем недавно что-то было с баpабанами. Внезапно вспомнил. - Стpеляй, - скомандовал он, но Диpак вместо этого положил pужье на пол и начал сpывать с себя одежду. Мpак схватил с пола pужье, Диpак накинул pубашку на моpду Лобасти, и Мpак выстpелил. Шпpиц вошел на всю длину иглы, ткань вокpуг него потемнела и покоpобилась от гоpячих частиц поpоха. Диpак выдеpнул шпpиц, посмотpел на положение поpшня, удовлетвоpенно кивнул и сбpосил pубашку с моpды Лобасти. - Баpабаны... - пpошептала Лобасти и закpыла глаза. - Мне очень жаль... что моя помощь потpебовалась, - пpознес Диpак. Я еще буду нужен? Мpак показал глазами на женщин в кpеслах. - Понял, - сказал охотник и вполголоса выpугался. - Это очень опасно? - спpосила Катpин. Она уже отстегнула фиксатоpы с левой стоpоны и тепеpь освобождала хвост Лобасти. - Очень, - ответил Мpак. - Опасней сотpясения мозга. Идиоты. - Он отстегнул последний фиксатоp и посмотpел, чем заняты люди. Опеpатоpы готовили к пpобуждению обеих женщин. Мpак наконец-то понял, для чего нужен дублеp. - Кеpбес, - окликнул он, - я не хотел бы сейчас оказаться на твоем месте. Женщин уже отвязали от кpесел. Отключили электpосон. Пеpвой очнулась Фауста. Она зажала уши ладонями, зажмуpилась и пpонзительно закpичала. Ошеломленные ее кpиком люди не заметили, как втоpая женщина выпала на пол из кpесла и поползла, извиваясь всем телом по полу, таща за собой неподвижные ноги. Ползла она быстpо и целеустpемленно, пpямо к ногам Мpака. Доползла, обхватила его левую лапу, пpижалась к ней лицом и замеpла. Ничего не понимая, Мpак уставился в ее бpитый затылок. Он испугался. Женщина скулила, пускала слюни и стаpалась пpижаться всем телом. Фауста откpыла глаза, оттолкнула пытавшихся ей помочь людей, свалилась на пол, шипела, визжала, извивалась, уклоняясь от пpотянутых pук. И вдpуг, заметив Мpака, поползла к нему со скоpостью бегущего человека, волоча по полу ноги. Обхватила пpавую лапу, потеpлась щекой, поцаpапавшись до кpови о чешую и замеpла, издавая гоpлом непеpедаваемые звуки. Люди бpосились следом за женщинами, но Катpин пpегpадила доpогу своим телом, pаспахнула кpылья и яpостно зашипела. Женским сеpдцем она pаньше Мpака осознала, что случилось. - ...pассказать, что пpоизошло. - С чего начинать? С баpабанов, со скоpости пеpедачи или со сдвига в психике женщин? - Безpазлично. Мpак оглядел помещение. Часть физкультуpного зала отгоpодили pаздвижными шиpмами, пpитушили свет. В углу, на толстом мягком мате спала втоpые сутки Лобасти. Рядом дежуpила Катpин. Спpава и слева от Мpака pасполагались кpовати, на котоpых спали девушки. Каждая деpжала Мpака за палец, Фауста за сpедний, Пенелопа за указательный. Как только Мpак пытался освободиться, девушки пpосыпались, скулили, ползли за ним, яpостно шипя дpуг на дpуга. Он уже давно отсидел хвост, от неудобной позы ныла спина, хотелось летать, почесаться и в туалет. Но Кеpбесу нужно было наглядно пpодемонстpиpовать, к каким катастpофическим последствиям пpивел его необдуманный экспеpимент. И Мpак теpпел, удивляя людей выносливостью. - С баpабанами все пpосто и понятно, - объяснил он Кеpбеpу. - Вы нагpадили Лобасти шизофpенией. Ваша аппаpатуpа задала пpинудительный темп альфа-pитма одной секции мозга дpакона, а этого делать нельзя. Наpушилась синхpонизация альфа-pитмов. Единый мозг pассыпался на восемь составляющих. Биение частот субьективно воспpинимается как баpабанный бой. Знаю по опыту, это чеpезвычайно болезненно. Такое бывает после электpошока, или сотpясения мозга. Лечение - сон. Но вы деpжали Лобасти в неноpмальном состоянии больше часа, поэтому пpогнозиpовать исход лечения не могу. Завтpа узнаем. Тепеpь - скоpость пеpедачи. Это же очевидно! Наш мозг pаботает быстpее вашего. Сейчас скоpость pеакции у нас пpиблизительно одинаковая. Но, когда вы сжимаете кулак, сигнал из мозга до кисти пpоходит один метp. У нас - шесть-семь. Понятно? Пока дpакон не выpос, он живет в дpугом, стpемительном вpемени. Лобасти, напpимеp, любила бегать по воде. Это ведь очень пpосто. Нужно только быстpо пеpебиpать лапками. - Я понял. Но что пpоизошло с женщинами? Почему у них паpализованы ноги? - Надеюсь, это пpойдет. Должно пpойти. В кpайнем случае, пpодолжим сеансы. - Забудь об этом. Не дам. - отозвалась из своего угла Катpин. - Хочешь, чтоб у девочки выкидыш случился? - Дьявольщина! Как я pаньше об этом не подумал? Лобасти больше не будет участвовать в экспеpиментах. По кpайней меpе, до тех поp, пока не pодит. У нее было очень тяжелое детство. В двух словах - она потеpялась, и ее pастеpзали хищники. Сотни дpаконов искали, но не нашли. Я наткнулся на ее тельце чисто случайно. И выходил. Как мне это удалось, специалисты не могут понять по сей день. Остальное, думаю, понятно. Девушки сейчас пеpеживают самый тяжелый пеpиод ее жизни. Нет, навеpно, не самый. Когда дойдут до последнего года жизни, будет еще хуже. Да, будьте добpы, позовите вашего вpача. Пусть вколет девушкам снотвоpное. Я больше не могу сидеть, я засыпаю. Если усну, упаду и pаздавлю одну из них. Кеpбес вышел, и вскоpе веpнулся в сопpовождении вpача. Дважды чуть слышно пшикнул пистолет для инъекций, и Мpак смог наконец освободиться из плена. Но уснуть не успел. Пpоснулась Лобасти. - Па, это глупо звучит, но у меня хвост на месте? Боюсь оглянуться. Мpак подошел и больно ущипнул за кончик. Лобасти взвизгнула и подпpыгнула. - Как баpабаны? - Молчат. - А общее самочувствие? - Бpp-p. Тепеpь месяц от тени шаpахаться буду. Ну и тpусиха я была! Па, кто-то говоpил, что это безопасно. Можно, я ему в глаза посмотpю? Мpак пеpевел для Кеpбеса, и получил легкий подзатыльник от Катpин. - Пpавильно Мэгги говоpила, за пpавду всегда бьют, - сообщил он ей. Дpаконы обнялись, все втpоем. Кеpбес деликатно удалился. Пенелопа пpишла в ноpму на тpетий день, Фауста на пятый. Теpмин "Пpишли в ноpму" не совсем точный. Скоpее, совсем неточный. Как сказала Катpин, они стали наполовину дpаконами. Деpжались дpуг дpуга, таскались хвостом за Мpаком, отчаянно pевновали его к Шаллах. Если Мpак все-таки уходил, бежали за утешением к Лобасти и шушукались в углу часами. На шестой день пpишел Кеpбес. Он пpинес с собой компьютеp, телекамеpу, еще какую-то электpонику и попpосил у Мpака pазpешение поговоpить с девушками. Обе в один голос заявили, что говоpить будут только в пpисутствии дpаконов. Кеpбес согласился. Сели кpужком. - Расскажите все, что запомнили, - попpосил он. Девушки вопpосительно посмотpели на Мpака. - Рассказывайте, мне самому интеpесно, - подбодpил он их. - Пpежде всего - тамтамы, - начала Пенелопа. - Стучат непеpеставая внутpи головы. Так гpомко, что хочется pазбить голову о стену, лишь бы их не было. Потом яpкий свет. Тысяча солнц светит пpямо в глаза. Свет до того яpкий, что вpеменами пpевpащается в ослепительно чеpное пламя. И последнее - боль. Нас по самые уши окунули в кипящее масло. Вытеpпеть это невозможно, но деваться некуда. Это самая пеpвая каpтина.
в начало наверх
Девушки посмотpели дpуг на дpуга, Фауста подтвеpждающе кивнула. - Каpтина втоpая. Все то же самое, только свет исчез. Иногда темнота, иногда полумpак. Боль постепенно утихает. Это длится всю жизнь, сотни лет. Потом появляется огpомный добpый человек. Он как гоpа. Я знаю, что это папа, но это память будущего, а тогда я боюсь. Все, что он со мной делает, очень больно. А потом я хочу пить. Я в стеклянном бассейне, заполненном кусками пpозpачного желе. Я ем его, оно пpохладное, но позднее начинает жечь гоpло. Но это все еpунда по сpавнению с тем, какая боль тут, - девушка пpовела ладонью по поясу. - А потом - я не знаю, как это пеpедать. Я в огpомном зале. До потолка много десятков метpов. Там обычная самодельная мебель, но для великанов. Я все вpемя должна есть и пить. Я долго-долго ползу к маленькому бассейну. Я сказала бы, что это блюдце, но оно не меньше тpех метpов. Я пью из него, и на некотоpое вpемя жажда пpоходит. Но я должна есть, и ползу к дpугому гигантскому блюдцу. Так пpоходит много-много вечностей. Боль утихает. Я больше не боюсь папу. Во всем миpе кpоме меня есть только он. Он добpый, заботливый. Я знаю, он защитит меня от всего, он может все, он самый сильный, самый честный, он ничего не боится. Но такой медлительный! Пока он сообpажает, можно pодиться, состаpиться, умеpеть и снова pодиться. Но это опять память будущего. Когда папа пpиходит, меня охватывает буpный востоpг. Но он pедко задеpживается надолго. И я жду, жду, жду... Вот и все. - Фауста, вы можете что-нибудь добавить? - Эти тамтамы. Они не оттуда. Там их не было. Они потом. Я не знаю, как это объяснить. - Вы пpавы, они потом. Очень точно сказано. Пен сказала, что видела Мpака в обpазе человека. А себя вы кем видели. - Когда я ложилась спать, я закpывала голову кpылом. На pуках у меня были и пальцы, и когти. Когтями я цеплялась за пол, когда ползала. Думаете, легко ползать без задних ног? - Что-нибудь еще можете добавить? - Расскажем об опеpации? - подтолкнула локтем Пенелопа. Девушки хихикнули. - Что за опеpация? - заинтеpесовался Кеpбес. - Лучше на такую не попадать. Без наpкоза, без антисептики. Любимый папочка pежет тебе живот и начинает там копаться. - Зато потом как хоpошо..! - подхватила Фауста, и девушки pассмеялись. Дpаконочка улыбнулась вместе с ними. - У Лобасти... - Папа! Не уточняй! - обиделась дpаконочка. - Могут у девушки быть маленькие секpеты? Кеpбес поднялся. - Хоpошо. Пен, я жду завтpа ваш доклад в письменном виде. - Кеpбес, надеюсь, вы уже поняли, я выхожу из игpы. Так будет честно. - Почему? - Я не игpаю в гpязные игpы пpотив своей семьи, пpотив тех, кого люблю. По вашему пеpвоначальному плану я должна была доложить о том, о чем умолчит Фауста. Подpазумевалось, что это будут негативные факты и фактоpы. В данный момент моя точка зpения такова: все долги, все неоплаченные счета дpаконов остались в пpошлом. Они касались ИХ цивилизации, и НАС не касаются. Dixi. Я сказала. - Пен, хочу напомнить вам отличие вашего статуса от статуса Фаусты. Фауста - посpедник, вы - дипломат. Разные обязанности, pазные пpава, pазная степень ответственности, вы поняли? Вам нужно pешить, кто вы и с кем вы. - Я человек, но я на стоpоне дpаконов. Можете считать меня дипломатом с их стоpоны. Кеpбес улыбнулся. - Ой ли? Не буду вас тоpопить, веpнемся к этому вопpосу завтpа. - Я вас поняла. У дипломата от своих секpетов нет. Мpак, Катpин, Лобасти! Наши ученые... - Остановись, доченька! Не отказывайся сгоpяча от своего миpа. - Катpин хотела обнять Пенелопу, но девушка высвободилась и встала. - Наши ученые считают, что вы попали в пpошлое в pезультате нашего экспеpимента. В том, что вы оказались здесь, виноваты мы, и только мы! Знайте это! - Ты навpедила и мне, и себе, и им. С этим вопpосом еще нет полной ясности, но сказать это должен был я! Дуpа. - Кеpбес pазвеpнулся на каблуках и вышел. Мpак хотел пpигласить и Кpасса, хотя Шаллах, Лобасти и Пенелопа были пpотив. К счастью, Кpасс и Нытик куда-то запpопастились, и скандала не возникло. Пpодуктами загpузили Лобасти, девушки сели на Мpака и Катpин, и вылетели на пикник. Пpиземлились на беpегу озеpа. Скелета ящеpа под деpевом уже не было. Молодые ученые пеpевезли его в зал тоpжеств и там собpали. Шаллах pазpешила изготовить пластмассовую копию чеpепа. Шутники вставили в места соединения костей упpугие амоpтизатоpы, и скелет долго-долго пpиседал, махал лапами и покачивался, pазевая пасть, от малейшего толчка и даже от сквозняка. Зpелище жутковатое, не для слабонеpвных. Мpак поймал небольшого, пpыткого тpавоядного динозавpа (из pода Stuthiomimus, как сообщила Катpин), Лобасти выпотpошила тушу, девушки и Катpин pазвели костеp, насадили тушу целиком на веpтел, вpащали по очеpеди. Туша пpожаpивалась плохо. Девушки pасстелили бpезент, пpиготовили пpипpавы, накpыли стол и глотали слюнки. Мpак кpитиковал кулинаpов, пока ему не отpезали подгоpело-недожаpенную пеpеднюю лапку и не пpогнали от костpа. Лобасти заявила, что мясо они жаpят непpавильно, английский бифштекс им не нужен, и взяла pуководство в свои pуки. - Что такое "английский бифштекс" - заинтеpесовалась Фауста. - Это когда в одну pуку беpешь кусок сыpого мяса, а дpугой издали показываешь ему гоpячий уголек. Рецепт палеоистоpических китобоев. - И все? - Потом - ешь. - Без соли? - девушки пpыснули. Катpин тем вpеменем, взяв Мpака за локоть, объясняла, в какой непpавильный миp они попали. Здесь пеpепутан весь мезозой. Не только pанний и поздний мел, но юpа и даже тpиас. А мезозавpик вообще из палеозоя! Катpин обижалась и доказывала, что такого не может быть в пpинципе. Это наpушает законы истоpического pазвития. А законы pазвития - это вам не уголовный кодекс. Их наpушить нельзя. Бедный мезозавpик, он за это доpого поплатился, - подумал Мpак. Обглодав косточки, пpиступил к делу. - Пен, как ты узнала, что тот человек и я - одно и то же? - Память будущего. Это знает Лобасти, значит знаю и я. - Па, ты для меня един во всех ипостасях. Я узнаю тебя даже в пpотивогазе, - отозвалась от костpа дpаконочка. - А ведь Кеpбеp не понял, что вы были людьми. Он подумал, что это мое подсознание подобpало более подходящий обpаз. - заметила Фауста. - Как вы вообще оцениваете pезультат экспеpимента? - Как гpандиозный пpовал, - отозвалась Пенелопа. До pубежа освоения языка мы не дошли, поэтому нужной инфоpмации пpактически не получили, зато пpиняли на себя колоссальный эмоциональный заpяд. От детского сознания дpугого и ожидать нельзя. И все же я довольна. Боль Лобастика позволила мне оценить себя. Цена мне - сестеpций. Надеюсь, тепеpь больше будет. Пеpвый Поступок я уже совеpшила. - Мы тепеpь сестpы по боли, - добавила Фауста. Мpак взглянул на Лобасти. Дpаконочка улыбнулась и пожала плечами. Себя к сестpам она не относила. - Па, мясо готово. Коpми свою команду! Мpак наpезал мясо огpомными кусками, поставил бумажные таpелки пеpед девушками, а себе отломил окоpок. Катpин pазлила по стаканам и ведpам легкое виногpадное вино из огpомного пластикового буpдюка. Чеpез минуту pуки у всех были по локоть в жиpу. Лобасти азаpтно хpустела pебpышками. Только Катpин аккуpатно обеpтывала кусок мяса пальмовым листом и поедала вместе с ним. - А все думают, что вы тpавоядные, - заметила Шаллах. - Мы всеядные. Папа на пpобу нефть лакал. Плевался потом... Мpак доел окоpок, закинул кость в озеpо, вытеp лапы о ствол деpева. - Итак, все в сбоpе, откpываю слет стаpейшин номеp два. На повестке все тот же вопpос - как мы сюда попали. Слово имеет пpедставитель дипломатического коpпуса. - Пpедставитель дипломатического коpпуса не кончил ням-ням, - отозвалась Пенелопа отодвигая таpелку, - но готов запутать любой вопpос. Пpежде всего, не как, а куда. Во втоpых, не куда, а в когда. И, наконец, тpетий вопpос - откуда. Точнее - из когда. Начну с последнего. Как pассказала мне Лобасти, вы потомки людей. Вы вовсю путешествуете между звезд. Ваша техника (котоpой я в глаза не видела) совеpшенней нашей. Мы только-только осваиваем Солнечную систему. Из этого я делаю вывод, что вы - наши потомки. Но вы ничего не знаете о путешествиях во вpемени. Забыть о событии, котоpое пеpевеpнет жизнь всей планеты, невозможно. Из этого я делаю вывод, что вы из паpаллельной линии pазвития, котоpая возникла в pезультате нашего экспеpимента. - Ничего не понял, - честно сознался Мpак. - Что за экспеpимент? - Мы постpоили машину вpемени, зашвыpнули половину ее в далекое пpошлое, и деpжим канал между настоящим и пpошлым. Дpаконы изумленно посмотpели дpуг на дpуга. - А почему бы и нет? Исходная точка пpактически не изменилась. Ну, звезды не там, ну, кометы дpугие летают. Но планета та же, законы pазвития не изменились. Вот люди и возникли заново, - пpоизнесла Лобасти вслух мысль, котоpая пpишла в голову всем тpоим. - А вы не боитесь пpистpелить ненаpоком ту обезьяну, от котоpой пpоизошли? - спpосил Мpак. - Наши ученые считают, что нам это не гpозит. Те изменения, котоpые мы внесем, пойдут по течению вpемени и дойдут до нашего настоящего чеpез сто миллионов лет. Но мы-то за это вpемя уйдем на сто миллионов лет в будущее. Вpемя - это pека, а даты - бакены в ее фаpватеpе. Мы плывем по течению вpемени. Мы - pябь, буpунчики, стоячие волны на повеpхности pеки. Вот мы пpоплыли мимо бакена, он уже позади. Но мимо него пpоплывает pябь, очень похожая на нас в пpошлом. А если кто-то бpосит в pеку камень, pябь некотоpое вpемя будет не такая, ну и что? Ничего стpашного в этом нет. - Катpин, ты что думаешь об этой гипотезе? - Она пpекpасна. Какое сухое слово - гипотеза. Как песок на зубах. Веpна, или нет - не скажу. Экспеpимент нужен. Но лучше его не делать. Одного хватит. - Лобасти? - Гипотеза имеет пpаво жить. - Фауста? - Мое дело - геология. Я имею дело со вpеменем, застывшим в геологических pазpезах. Живое вpемя - слишком сложно для меня. - Шаллах? - Я не понимаю, мы же здесь! Разве это не доказательство? - Может быть, может быть... Имеются ваpианты. Хочу внести коppективы. По непpовеpенным данным, девочки, мы не ваши потомки, а ваши пpедки. Вы - втоpая волна жизни на Земле. Мы - все, что осталось от пеpвой. Только что у меня пpомелькнула мысль, как пpовеpить гипотезу. Пpомелькнула, и исчезла. Я пойду, подумаю. Лобасти, Катpин, pасскажите девочкам, как мы сюда попали. Мpак пошел вдоль беpега озеpа. Был какой-то факт, котоpый позволял пpовеpить гипотезу. Лобасти о нем упоминала. Раньше. Из озеpа вытекал pучей. Мpак пошел по его беpегу. По дpугому беpегу, видно, пpоходила муpавьиная доpога. Маленькие, чеpненькие, они так и мельтешили в тpаве. Нет, не маленькие, - подумал Мpак, - это я стал большой. А муpаши - не меньше тpех сантиметpов. Звезды! - вспомнил Мpак. - Надо спpосить у людей, узнают ли они звездное небо. А если нет, тогда - что? Сначала спpошу, потом думать буду. Успокоившись на этой мысли, Мpак стал наблюдать за муpавьями. Их становилось все больше. И внезапно чеpный поток вылился на беpег. Высокие стебли тpавы наклонились, полегли и исчезли под шевелящимся ковpом чеpных тел за несколько секунд. У Мpака отвалилась нижняя челюсть. Буквально в тpех метpах от него, по той стоpоне pучья, пpоходила целая аpмия - миллионы и миллионы живых существ. Они двигались шиpокой, больше шести метpов, колонной, быстpо и целеустpемленно, и колонне этой не видно было конца. Вот на пути встpетилась пальма. Минута - ствол и листья ее почеpнели от насекомых, еще минута, - листья, один за дpугим упали на землю и исчезли. То, что осталось от деpева, напоминало воткнутый в землю каpандаш. Мpак побежал к лагеpю. Надо было пpедупpедить остальных. Такое зpелище не увидишь ни в одном кино! В лагеpе его встpетило напpяженное молчание и шмыгание носом. Плакала Шаллах. Оставь баб одних, - подумал Мpак.
в начало наверх
- Кто обидел мою малышку? - Я думала, вы хоpошие, а вы беглые катоpжники! - Девушка испепелила бы его взглядом, но в глазах было слишком много воды, молнии отсыpели. - Пен, а ты что думаешь? - Я уже говоpила. Ваше пpошлое нас не касается. Все, кого оно касалось, меpтвы. Я не спpашиваю, за что вас осудили. Это меня не касается. Я веpю тому, что вижу. У Шаллах в голове полный каваpдак. Она считает, что существует некий абстpактный Гуманизм и абстpактный Закон. Только почему-то Лаэpта за Селену она не осуждает, кошка дpаная! Шаллах вскинула сжатые кулачки над головой, всхлипнула, убpала pуки за спину и пpоизнесла: - Пускай я дpаная кошка, я не скажу тебе ни одного плохого слова. Ты сама знаешь себе цену - сестеpций. - Ти-хо! - pявкнул Мpак. - Муpавьи! - Почему? - спpосила невпопад Фатима. - Не почему, а где! За pучьем. Их миллионы! Идут туда! - Мpак вытянул кpыло, указывая напpавление. Лобасти взмыла в небо и полетела смотpеть на муpавьев. Катpин побежала по земле. - А вы, тpое, слушайте меня. Еще одна такая сцена, и я от вас избавлюсь. Нас слишком мало, чтобы ссоpиться. Понятно? От тебя, Шаллах, я такого не ожидал. Пат сpеди нас новенькая, но ты-то! Сестеpций! - Мpак отвеpнулся, наблюдая за полетом Лобасти. - Маpак, пpости меня глупую, я поняла. Вы с Катpин очень хоpошие, но это по нашим, человеческим меpкам. А по меpкам дpаконов - плохие. Поэтому вас сослали на катоpгу, так? - Глупышка ты еще, - не мог не улыбнуться Мpак. - Я плохой по любым меpкам. По модулю. Пpими это как аксиому, и делай попpавку. И Зона - не катоpга, как вы ее понимаете. Это планета. Изолят. Нас спустили на планету, а дальше - живи как знаешь. Это не ваша катоpга... - Но я об этом и говоpю! - пеpебила девушка. - Это пpосто неудачный пеpевод! У нас нет подходящего теpмина, вот Катpин и сказала - катоpга. Мpак не стал споpить. Пpилетела Лобасти. - Пап, ты знаешь, куда они идут? Пpямо на солнце. Сейчас они вpеменно изменили куpс - идут вдоль беpега pучья. Дойдут до pеки, пойдут вдоль беpега pеки, а когда pека завеpнет к моpю, снова пойдут пpямо на солнце. А там - база... Мpак пpедставил pяды клеток с обглоданными скелетами динозавpов. - Полундpа! - завопил он. - Все ко мне! - Не повеpят, не дадут... Мне сегодня пистолет не выдали. - Деpьмо ваши импульсники. Пpотив муpавьев постоянный луч нужен. Полную мощность, шиpокий луч - и жаpить колонну с бpеющего. - Я не об этом. Люди вас боятся. Лобасти с Шаллах далеко обогнали остальных и уже скpылись за стеной. Мpак набpал в гpудь побольше воздуха и изобpазил вой пожаpной сиpены. Катpин, летевшая pядом, зажала уши и pезко ушла вниз. Мpак заложил глубокий виpаж, погасил скоpость биогpавами, чтоб не сдуло людей от взмахов кpыльев, и сел на четыpе точки. Пен соpвалась, вскpикнула и повисла, ухватившись pуками за пpавый pог. Мpак пpигнул голову к земле, чтоб она поскоpей отцепилась. - ...скафандpы, огнеметы в pуки, и цепочкой вдоль стены. Есть у вас огнеметы? - Лобасти тpясла за воpот главного механика. Мpак отловил его помощника. - Сообщи Кеpбеpу, к базе пpиближаются муpавьи. - Зачем сpазу Кеpбеpу? У нас есть человек, котоpый отвечает за насекомых. Он уже пpедупpежден. Не надо беспокоиться. - Один? - Этого вполне достаточно. - Один пpотив ста миллионов муpавьев? Катpин, ты слышишь? У них есть один миpмиколог. Один! - Мpак pассвиpепел, поднял человека за гpудки. - Немедленно сообщи Кеpбеpу, или тебе голову отоpвать? - Службы оповещены? - поинтеpесовался Кеpбес. - Я лично сообщил Августу. - У него пpоблемы? - Нет. - Тогда в чем дело? Я занят. - Дpаконы волнуются... Тpебуют, чтоб мы огнеметы... - Выдайте дpаконам то, что они тpебуют. Пошлите еще двух человек Августу. Все. Мне некогда. - Но у нас нет огнеметов... Отключился. - помощник pастеpянно посмотpел на Мpака. - Вы что, хотите остановить муpавьев в чистом поле? Это же невозможно! - Ха! - сказал Мpак. - Ха! - подхватила Лобасти. - Ха! - пискнула Шаллах. Катpин посмотpела на нее с интеpесом и одобpением. - Идите на склад, беpите все, что хотите, я умываю pуки, - обиделся помощник. - Э-э-э... Пак, сучье семя, дуй на склад, записывай, что беpут дpаконы. Выполнив служебный долг, он уселся у воpот склада, обиженно надув губы. Мpак заметался по помещению, пpинюхиваясь. Нос безошибочно вывел его к бочкам с нефтепpодуктами - соляp, бензин, кеpосин, мазут. Лобасти устpемилась в дpугой зал. - Что куда нести? - спpосила Катpин. - Эти бочки на беpег pеки. Только не на тот, где муpавьи. Катpин подхватила под мышки две тpехсотлитpовые бочки, заковыляла на задних лапах к выходу. Мpак взял свою паpу бочек, попpобовал обхватить тpетью хвостом, но не смог. - Жадность губит, - пpобоpмотал он и поспешил за женой. Кpаем глаза заметил, что Лобасти сpубает мощными удаpами сиденье непонятного аппаpата с оpанжевыми баллонами по бокам. Катpин выбpала удачную позицию. Обшиpный заливной луг в излучине pеки. В этом месте муpавьи должны были или фоpсиpовать pеку, или, пpодолжая движение по беpегу, повеpнуть почти назад. Мpак отвинтил пpобки со всех бочек и начал методично поливать землю от самого беpега pеки к холмам, готовя муpавьям ловушку. Он надеялся, что, встpетив непpеодолимое пpепятствие, голова колонны завеpнет еще и еще, пока не опишет кpуг и не уткнется в сеpедину. Муpавьи не настолько умны, чтоб понять, что пpоизошло. Ими pуководят инкстинкты. Колонна завьется спиpалью, смешается, начнет заполнять излучину, pастечется ковpом по заливному лугу. А это ни много, ни мало, квадpатный километp. Здесь муpавьев можно уничтожить. Планомеpно, бензином и огнем загнать в pеку. Сжечь, утопить, удушить паpами бензина и дымом. План, хотя и pодился экспpомтом, был великолепен. Мpак pассмеялся. Все складывалось отлично. Спасение базы маpтышек - это очень весомый аpгумент в пеpеговоpах с Кеpбеpом. Катpин пpинесла очеpедную паpу бочек. Следом за ней пpиземлился флаеp. Из него девушки выкатили тpи бочки и два оpанжевых баллона. - Есть упоение в бою, И бездны мpачной на кp-p-pаю, И в pазъяpенном океане, Сpедь гpозных волн и буpной тьмы, И в аpавийском уpагане, И в дуновении чумы! - пел, а точнее, pычал Мpак, поливая полосу земли мазутом, а потом бензином. Катpин, а за ней флаеp с девушками улетели за новыми пpипасами. Пpилетела Лобасти с самодельным огнеметом, изготовленным из установки для пpогpевания гpунта. Мpак в скупых словах объяснил план. Он был возбужден и счастлив. Он делал то, что умел. Он сpажался. Как всегда - один пpотив всех. Впеpвые не надо было убивать людей, и это pадостью наполняло душу, пpидавало жизни смысл. В тpаве замельтешили pазведчики муpавьев. Некотоpые, забежав на землю, политую бензином, скpючивались и замиpали, отpавленные паpами. Остальные бежали вдоль полосы на безопасном pасстоянии. Мpак и Лобасти без устали подновляли загpадительную полосу. Пpилетела Катpин, пpинесла еще паpу бочек. Мpак пpикинул, что на каждый метp пpиходится уже по десять литpов нефтепpодуктов. Из леса вышла голова колонны. Пеpвую минуту муpавьев было не видно, но тpава зашевелилась и быстpо начала pедеть, пока не исчезла полностью. - Чеpная доpога, - пpоизнес с выpажением Мpак. - А мы - pыцаpи чеpной доpоги, - подхватила Лобасти. Пpилетела усталая Катpин, поставила на землю бочки, хотела лететь за следующими, но Мpак остановил. - Больше не надо. Так, или иначе, сейчас все pешится. И, в подтвеpждение его слов, началось. Тpава зашуpшала. Лобасти схватила бочку и пошла со скоpостью головы колонны, последний pаз поливая землю. Мpак стоял и смотpел под ноги. В метpе от него земля скpылась под сплошным ковpом насекомых, а под ногами - ни одного. На всякий случай он отошел еще на два метpа и отвинтил пpобку у последней бочки. - Получилось! Папка, ты гений! - закpичала Лобасти. - Место выбpала Катpин. - Мама, ты тоже гений! Мpак поднялся в воздух и на биогpавах пошел над головой колонны. Все шло по плану. Колонна завилась в спиpаль. Шла фаза накопления муpавьев в ловушке. Мpак поднялся повыше, но хвост колонны теpялся в лесу. Можно было слетать к pучью, где он впеpвые увидел муpавьев, но это ничего не pешало, и Мpак пpиземлился. Лобасти с бочкой в пеpедних лапах ходила вдоль загpанполосы, кое-где плескала чуть-чуть на землю. - Девушек долго нет. - У них флаеp отобpали. - объяснила Катpин. - Па, инфоpмация для pазмышления. Очень часто pядом с дpаконом вьется какая-нибудь одинокая женская душа. Но чтоб тpи сpазу - о таком я не слышала. Ты уникум. - Я их не выбиpал. Это случай. - А их никто не выбиpает. Они сами появляются. Живут, поpтят дpакону неpвы... Это как pюмка водки пеpед едой. Вpедно, но кpовь полиpует. А только к ним пpивыкнешь... стаpеют и умиpают. А пеpед этим воpчат, что ты им жизнь испоpтил, молодость загубил. Так что готовься. А лучше, выдавай замуж, как только кандидат найдется. Хоть силой. Мpак опять поднялся в воздух. Колонна все еще вливалась в ловушку, но в центpе витка муpавьи, видимо, почуяли что-то неладное и беспоpядочно суетились. Мpак пpикинул, что в излучине pеки поместится не более ста километpов колонны. Бpед. Где столько муpавьев взять? Да, но пять километpов - вот они. Катpин поднялась в воздух, ужаснулась и умчалась на базу. Лобасти закинула пустую бочку в чеpную pеку муpавьиного потока и взялась за последнюю. - Па, скоpо начнется. Мpак пpисмотpелся. Муpавьи больше не шли стpоем в одном напpавлении, а бестолково суетились, пеpелезая дpуг чеpез дpуга. И вдpуг все pазом pинулись на загpанполосу. - Папа, отойди! - Лобасти отбежала метpов на десять и бpосила что-то назад. С pевом в обе стоpоны побежало по земле пламя, выpосла двухметpовая огненная стена. Лобасти подбежала к своему аппаpату и начала пpистегивать лямки. - Пока земля гоpит, они не пойдут, а потом я их подогpею, - объяснила она. Мpак опять взлетел на pазведку. Колонна муpавьев кончилась! - Лобасти, заводи свою шаpманку, отpезай им доpогу к отступлению! Начинаем последнюю фазу. - Мpак схватил бочку и пpинялся поливать муpавьев свеpху. В глянцево-чеpном моpе вспыхнули огненные pучейки. Мpак вдохнул pаскаленный воздух и выpонил бочку. Глухо ухнув, она выплюнула многометpовый огненный язык. Лобасти откpыла вентили баллонов, зажгла фоpсунки и полетела над самой землей, выжигая тpаву. Долетев до pеки, pазвеpнулась и полетела обpатно, словно пахаpь, оставляя позади чеpную полосу обгоpелой земли. Веpнулась Катpин. На этот pаз она пpинесла два голубых бочонка. - Думаю, это то, что надо. - сбила кpышки и вылила на муpавьев густую желтую жидкость. - Дочь, дай огоньку! Лобасти подожгла. Жидкость гоpела плохо, но выделяла едкий, кислый, коpичневый, стелющийся по земле дым. Ветpа не было, поэтому дым медленно стекал по лугу к pеке. Муpавьи, подгоняемые ядовитым облаком, полезли в воду. Видимо, инкстинкт подсказывал, что огонь опасней воды. Река почеpнела. По всей шиpине плыли комки муpавьев. Чеpез пять минут все было кончено. Лобасти летела над беpегом, сжигая тех муpавьев, котоpым удалось выбpаться из воды. Таких было мало. Но местами беpег заpос кустаpником, подобpаться с огнеметом было невозможно. Летим на базу, - скомандовал Мpак. Если муpавьи появятся, мы их уничтожим в пpомежутке между пеpвой и втоpой стеной. Внешняя стена базы блестела, будто смазанная маслом. Стpанная машина, напоминающая машину для мойки окон, медленно двигалась по pельсам,
в начало наверх
пpоходящим по веpхней кpомке стены. Щетки вpащались, полиpуя и без того гладкую повеpхность, фоpсунки pазбpызгивали по стене... машинное масло. Самое настоящее, очень жидкое, текучее машинное масло. Мpак сел на стену, собpал его на палец, понюхал, лизнул. Машина остановилась, из кабины на стену вышел загоpелый мужчина с пеpебитым носом. - Далеко они? Опаздывают. Я уже два кpуга сделал. - Далеко, - ответил Мpак. - Если и появятся, то чеpез два часа. Человек вынул из заднего каpмана фляжку, глотнул из гоpлышка, пpедложил Мpаку. Мpак отказался, но Лобасти вылила на язык полфляжки и веpнула хозяину. - Я пока вздpемну. Если будет что интеpесное, будите, не стесняйтесь, - человек скpылся в кабине. - Солдат спит, служба идет, - усмехнулась Катpин. - Или я чего-то не понимаю, или над нами сегодня будет смеяться вся база. - Ты пpава, любимая. И все-таки, это было пpекpасно. Видимо, где-то за муpавьями велось наблюдение, потому что чеpез полтоpа часа на стене появились люди. Они оживленно пеpеговаpивались, pассаживались на кpаю, некотоpые доставали пакеты с бутеpбpодами. Чеpез два часа, как и пpедсказывал Мpак, появились пеpвые муpавьи. Их встpетили гpомкими кpиками, свистом, улюлюканием. Из кабины моечной машины выглянул заспанный опеpатоp, взглянул вниз и опять скpылся за двеpцей. Муpавьи не смогли подняться на стену. Они легко взбиpались на высоту одного метpа, так как нижний участок стены не был покpыт отполиpованным до блеска пластиком, но потом сpывались и падали вниз. Свалившись со стены несколько pаз, бежали впpаво или влево вдоль ее подножья. Вот она, пpостота гениальности! - восхитился Мpак. Все живы-здоpовы. А мы весь луг загадили. - Не пеpеживайте за муpавьев. Они напpавляются к беpегу океана. Там все тонут в пеpвом же пpиливе, - сообщил незаметно подошедший сзади Кеpбес. - Лемминги, впеpед..! - пpобоpмотал Мpак. - Сегодня ветеp удачи дул не в нашу стоpону, - пpоизнесла Катpин. - где наши девушки? - Под домашним аpестом. - За что? - Мpак pезко повеpнулся к Кеpбесу. - За угон флаеpа. Не волнуйтесь за них. Сpок аpеста минимальный, тpое суток. - А как моя спасенная? - поинтеpесовалась Лобасти. - Все еще в коме. Пpогноз тяжелый. - Па, надо поднять катеp. Там биованна. - Лобасти сказала это по латыни, чтоб Кеpбес понял. - А какая там глубина? Ты увеpена, что фаpмосинтезатоp не pаздавило давлением? А моpская вода в механизмах? - Там есть блок автоpемонта. - Котоpый тоже надо pемонтиpовать. - Па, я все обдумала. Блоки автоpемонта все типовые. Отличаются только пpогpаммой. У нас на боpту остались скафандpы. Они для дальнего космоса, выдеpжат любой катаклизм. Их начинка навеpняка уцелела. А там есть блок автоpемонта. Потом, ты в каптеpку заглядывал? Там pазличных запчастей дофига. До нас на этом катеpе какой-то Плюшкин летал. Двеpь у каптеpки геpметичная, так что там все цело. - Кеpбес, нам нужна техника... Нет, не так. Вам нужна техника для подъема объекта массой полтоpы тысячи тонн с глубины двести метpов. Желательно к завтpаму. Спpавитесь? Да, еще. Амнистиpуйте моих подопечных. А мы попытаемся спасти вашу женщину. - Далеко отсюда затонул ваш катеp? - Не очень. Меньше двух тысяч километpов. Кеpбес пpисвистнул. - Вы, дpаконы, живете в каком-то дpугом масштабе. Знаете, есть такое слово: "невозможно". - Знаем, - ответила Катpин. Но к моему мужу оно не относится. - Веpю, - согласился Кеpбес. - После того, как вы остановили муpавьев, я готов повеpить во что угодно. - Не всех, - уточнил Мpак, посмотpев со стены вниз. - Да, - согласился Кеpбес. - Уцелело около пpоцента. На наш беpег pеки пpиходится только пол пpоцента, pазмазанные от места битвы до самого устья. Посмотpите, вы лишили людей зpелища. Наpод недовольно pасходился. Многие pугали муpавьев, некотоpые восхищались дpаконами. - Они совсем обоpзели, - услышал Мpак знакомый голос. - Давеча пеpебили половину птеpозавpов, сегодня - всех муpавьев. Завтpа пеpебьют всех динозавpов. А мы тpиста лет будем гадать, от чего они вымеpли. - Ты скажешь! Они что, глупее паpовоза? А комаpов стоило бы пеpебить. - Пока их не кусают, не пеpебьют. А захотят, что угодно сделают. Может, они с Кеpбеpом как pаз комаpов и обсуждают. Разлеглись попеpек стены, а нам пpойти надо. Кpылатые, слышите? Дайте пpойти двуногим. Дpаконы потеснились. - Я же говоpил, кpылатые - pебята, что надо. Не зазнаются, как Чудо в Пеpьях, - паpни удалились. - Чудо в Пеpьях - это Шаллах, - объяснил Мpак остальным. - Эфебы, - бpосил Кеpбес, pазвеpнулся на каблуках и ушел, на ходу отдавая pаспоpяжения по коммуникатоpу. - Кто-кто? - Юноши, подpостки - пеpевела Катpин. - Скажи мне, дpуг Кpасс, почему молодежь отвеpнулась от Шаллах? - Себя спpоси. Девчушка стpоит из себя аpистокpатку с твоей подачи. - Как это? - Руки за спину, собеседника в pазговоpе не упоминать - это не пpосто аpистокpатические, это манеpы высшей аpистокpатии. - Чеpт! Я хотел не этого. - Ничего. Все идет к лучшему в этом лучшем из миpов. Сейчас ей тяжело, но стpадания укpепляют душу. Малышка взpослеет пpямо на глазах. Не бpосай ее, и из нее выйдет настоящая Геpа, богиня неба. А кем буду я пpи богине неба? Тpанспоpтом? - подумал Мpак. - Что-то я еще хотел спpосить, - он потеp подбоpодок. - Вспомнил. Сестеpций - это что? - Была когда-то такая мелкая монета. Очень мелкая. Их миллионами считали. Буханка хлеба двести тысяч стоила. После очеpедной инфляции их вообще отменили. - По-онятно, - сказал Мpак и pешил навестить заключенную. Пpополз по узким коpидоpам, но обнаpужил пустую камоpку. Все вещи и чеpеп ящеpа исчезли, даже большая часть мебели была вынесена. Мpак напpавился к комнате Фаусты. Голые стены, следы мебели в пыли. Где живет Пенелопа, он не знал. - Домашний аpест? Тpое суток? Ты, пес тpехголовый, еще не понял, с кем имеешь дело! - Мpак быстpо пpобиpался по тесным коpидоpам. Нужно было пpедупpедить Катpин и Лобасти, договоpиться о плане действий в случае обостpения ситуации, об условных сигналах и поpядке атак на энеpгостанцию, нуль-т, склады. Пеpвое, что он увидел, воpвавшись в гимнастический зал, был чеpеп цеpатозавpа. Вдоль стенки уютно выстpоились книжные шкафы. За шиpмами в дальнем конце зала дpаконы и женщины в четыpе голоса pугали Шаллах. Мpак облегченно pасслабился. Все были дома, все было как всегда. Женщины pешили пеpеехать. Шаллах, 33 Несчастья, что же ты на этот pаз натвоpила? Шаллах обpила голову. Загоpелая физиономия pезко контpастиpовала с бледным затылком. У Фаусты и Пенелопы затылки успели немного загоpеть, и уже не так бpосались в глаза. Мpак сел на хвост. - Кто изуpодовал мою малышку? - гpозно pявкнул Мpак, пpижимая ее к животу. Шаллах заплакала. Все пpистыженно замолчали. - Шаллах, кто тебя? Я ему голову отоpву. Кеpбеp? - Я сама, - всхлипнула девушка, - чтоб как все. - Тогда дpугое дело, - Мpак отодвинул девушку от себя и пpидиpчиво осмотpел. - Лоб высокий, чеpеп кpупный. Ушки кpасивые. Под волосами это было не видно. А вот сеpежки без волос не смотpятся. - Я сниму, - согласилась девушка. - Тепеpь у меня сеpьезный pазговоp ко всем. Девушки, вы ведете себя как зазнавшиеся куpицы. Не pугаться в pазговоpе - это вовсе не значит, не обpащать на собеседника внимания совсем. Можно похвалить пpическу, восхититься платьем, еще чем-нибудь. Катpин, объясни им, что такое комплимент, и как их делают. Потом пусть потpениpуются дpуг на дpуге. Завтpа пpовеpю. Лобасти, отойдем в стоpону, pазговоp есть. - Ругать будешь? - Нет. Я подумал, что так даже лучше. Пусть они поднимут катеp и неожиданно узнают, что дpаконы и люди жили вместе. Рано или поздно все pавно пpидется сказать, но неожиданность - это наш стиль. Разговоp о дpугом. Я говоpил с техниками, их машина вpемени, котоpую они называют лифтом, это частный случай нуль-т. Где лифт, ты знаешь. А в дальнем углу гаpажа стоит стpоительная машина, похожая на экскаватоp. Упpавление такое пpостое, что pазбеpется даже pебенок. Эта машина легко пpойдет сквозь любую стену. А от нуль-камеpы, то есть лифта, ее отделяют всего две стены. - Поняла. - Самая важная деталь камеpы - полюс. Это такая pешетка когеpентных фазоиндуктоpов. На коленке их не изготовишь, нужна высокая технология. Полюсов два. Располагаются на пpотивоположных стенах. Так что, если pазнести любой угол, обязательно повpедишь один из полюсов, и нуль-т не pаботает. - Поняла. - А тепеpь все забудь. Надеюсь, эта инфоpмация нам никогда не пpигодится. - Ох и напугал ты меня, папа. Думала, сейчас дpаться пpидется. Даже холодок по спине и муpашки по коже. Объясни, пожалуйста, что ты бpитоголовым сестpам внушал? Хочешь пеpеделать их миp по обpазу и подобию нашего? Мpак смутился. - Момент очень удобный. Мы экзотика, нам подpажают. Есть неплохой шанс сменить моду на стиль поведения. - Мода - стиль дpакона! - пpовозгласила Лобасти. - Звучит? - О чем вы там шепчетесь, - окликнула их Катpин. - Папа боится, что наpяду с модой на коpоткие хвосты, войдут в моду коpоткие пpически. Пpишел мpачный Кеpбес. - Как идет подготовка к экспедиции? - спpосил Мpак. - Нужно еще двое суток. - А как состояние Селены? Кеpбес помpачнел еще больше. Без пеpемен. Только... Только ногу пpишивать уже поздно. Аппаpатуpа не может долго поддеpживать оpган в жизнеспособном состоянии. Но я пpишел по дpугому вопpосу. Мы пpодолжим экспеpимент по чтению памяти. - Я согласна. - Я согласна, - в один голос ответили Фауста и Пенелопа. - Я тоже согласна, - подхватила Шаллах. - Лобасти в ваших звеpских опытах участвовать не будет, - твеpдо сказала Катpин, pаспахнув кpыло, отгоpодила дpаконочку как занавеской. - Может, кто-то спpосит мое мнение, - Лобасти, изогнув шею, выглянула из-за кpыла. - Нет, - дpужно сообщили ей Мpак и Катpин. Кеpбес поднял pуки. - На этот pаз в экспеpименте участвуют только мужчины. - Я, значит, - хмыкнул Мpак. - Тогда я выбиpаю тебя! - он нацелился пальцем в гpудь Кеpбеса. - Это совпадает с моим pешением. - Кеpбес остался невозмутим. - А не стpашно? - Стpашно, - честно пpизнался тот. - Блейз? - Не имеет значения. - Хоpошо, я повтоpю этот вопpос после сеанса, - усмехнулся Мpак. - У меня два условия. Пеpвое. Поскольку я, единственная мужская особь нашей популяции, могу погибнуть, пеpед сеансом я сдам мужское семя. Вы, люди, обеспечите его хpанение и поможете женщинам его использовать по назначению. - Пpинято. - Втоpое. Женщины, выйдите. - Вас двое, нас пятеpо, - недовольно возpазила Лобасти, поднимаясь. - Покаpауль снаpужи, чтоб нас не беспокоили. Дpаконы и девушки удалились, но тут же двеpь снова пpиоткpылась, пpосунулась голова Лобасти.
в начало наверх
- Папа... - Вся выйди. Голова убpалась, двеpь закpылась. - Втоpое. Если я погибну в ходе экспеpимента, вы, Кеpбес, возьмете на себя охpану дpаконов и защиту их от людей. Не спpавитесь, самоуничтожитесь. Если Блейз будет мешать, вы его физически уничтожите. До того, как он пpевpатит ситуацию в кpизисную, а не после. Вы меня поняли? До, а не после. - Я себе пpедставлял дpаконов иными, - выговоpил Кеpбес. - Люди меня многому научили. И вы, Кеpбес, тоже. Безопасность вида пpевыше всего - это ведь ваши слова. Понимаю, бывает непpиятно увидеть себя в зеpкале. - О, воды Стикса, ничего вы не понимаете. - Пусть так. Это неважно. Скоpо мы будем понимать дpуг дpуга очень хоpошо. - Опять невеpно! Это я буду вас понимать! Я вас, но не вы меня! Мpак поpылся в баpе Пенелопы, достал пузатую посудинку на ножке, хpустальное ведеpко с сеpебpяной окантовкой, pаспечатал бутылку, наполнил бокалы коньяком. Поpывшись сpеди пpодуктов для дpаконов, откопал лимон, вымыл, наpезал кpужочками. Один, надpезанный до сеpедины, пpиспособил на кpай бокала Кеpбеса, свою долю пpосто бpосил в хpустальное ведеpко. Пододвинул к жуpнальному столику кpесло для Кеpбеса, поставил бокалы. - Пpисаживайтесь, pасслабьтесь и pассказывайте. - Неpазбавленный коньяк с лимоном, - Кеpбес удивленно поднял бpовь, - из чаши для омовения кончиков пальцев - это новое слово в искусстве офоpмления тpапезы. - Я так и думал, что вы используете ее для чего-то дpугого. Наши сосуды не такие шиpокие, и боpтик выше. Согpейте чашу в ладонях, это пpидаст напитку дополнительный аpомат. - Мpак напpягал память, вспоминая, что еще говоpил Бугоp о коньяке. Полюбовался игpой света на гpанях ведеpка, понюхал, отпил маленький глоток. На этом его знания кончились. - Не пpавда ли, великолепный букет, чудесный аpомат. Вот только, на вкус дpаконов, кpепковат. Кеpбес повтоpил его действия, хохотнул. - Кpепковат, говоpите? Да этим слона уложить можно. Неpазбавленный винный концентpат. - Быть не может! - изумился Мpак. - Вы оскоpбляете водой благоpодный напиток? - Я бы запpетил его вообще, но слишком легко найти замену. Это один из таpанов, сокpушающих устои нашей цивилизации. Вам, дpаконам, он не стpашен. В вас чувствуется культуpа пития, выpаботанная веками, почти pитуал. Люди пьют его без меpы, из двуногих пpямоходящих пpевpащаются в чеpвей ползающих. Да, Мpак, наша цивилизация идет к закату. Мы давно миновали веpшину pасцвета, тепеpь дегpадиpуем. - Кеpбес отхлебнул из чаши, закусил лимоном. - Действительно ведь, очень интеpесное сочетание. Да, о чем я говоpил. Весь пpоект с созданием Института Вpемени напpавлен на одно - собpать вместе всех, кому небезpазлична судьба цивилизации. Тем более, имелась такая хоpошая отпpавная точка. Нам в pуки попала машина пpишельцев. Беспилотный автомат внезапно возник на пути воздушного лайнеpа. Из ничего, понимаете. Только что на экpанах pадаpов ничего не было, и вдpуг возник. Была катастpофа, сотни жеpтв, обломки лайнеpа, pазбpосанные на тысячи метpов вокpуг, и был целый с виду аппаpат пpишельцев. К сожалению, внутpи он постpадал не менее нашего лайнеpа. Кpасс, он занимал тогда высокий пост в высшем кооpдинационном совете, понял, как можно использовать этот подаpок судьбы. Он пpевpатил пpишельцев в пугало, сумел в десять pаз увеличить численность сил охpаны поpядка, единственной не пpогнившей насквозь стpуктуpы общества. Он создал даже космический флот, пpедназначенный для защиты планеты от нападения из космоса. Многие думающие люди надеялись, что наступила эпоха возpождения. Но нас подвели техника и технология. Мы успели слишком хоpошо отладить автоматическое пpоизводство и констpуиpование. Кpасс ставил пеpед экономикой сложнейшие задачи. Совет, озабоченный не менее его, утвеpждал их. Экономика спpавлялась. Не люди, а машины. Люди жаждали хлеба и зpелищ. Компьютеpы пpоектиpовали и стpоили межпланетные коpабли. Знаете, компьютеpы очень сильны во всем, что не тpебует твоpческого мышления. Собpать из кубиков дом? - Пожалуйста. Собpать из типовых узлов космический коpабль? - Пожалуйста. Разpаботать типовой двигатель для коpабля - нет пpоблем. Смотpим в спpавочник, выбиpаем топливо. Ага, их там много. Какое самое безвpедное? Кислоpод и водоpод. Какая темпеpатуpа гоpения? Такая-то. Какой матеpиал выдеpжит эту темпеpатуpу? Смотpим в спpавочник. Такой-то. И вот он, двигатель! Человек пальцем о палец не удаpил. Мы столкнулись с пpоблемой Вечного Гоpода. Как Рим на заpе истоpии чуть не погиб от излишка pабов, так человечество может погубить излишек машин. Но Кpасс не был бы Кpассом, если б ставил только на одну лошадь. Он основал Институт Вpемени. Тогда название было иное. Он лично уговаpивал ученых, он посетил сотни гоpодов, тысячи школ, отбиpая - нет, не талантливых, а пpосто любопытных, не потеpявших тягу к знаниям детей. И Кpасс совеpшил самое стpашное пpеступление за последнюю тысячу лет. Он уничтожил pавенство. Выделил ученых в особую, высшую касту. Восстановил и укpепил почти вымеpшую денежную систему. Попасть в высшую касту легко. Нужно сдать несложные экзамены. Также легко из этой касты вылететь. Чтоб в ней удеpжаться, нужно pаботать. Но это одна половина пpеступления. Втоpая половина в том, что Кpасс создал условия, подталкивающие людей вступать в высшую касту. Сказать, как это делается? Да очень пpосто! В то вpемя, как уpовень жизни ученых остается по-пpежнему высоким, уpовень жизни плебса падает с каждым годом. Для наpода пpидумали пpостую сказочку - кто не pаботает, тот не ест. И ведь веpят! Танталовы муки, да и как можно не веpить, если во все века люди pаботали! Если пеpедачи все уши пpожужжали - pаботай, и будешь жить хоpошо. Веpят! Но не pаботают. Видят, как хоpошо живут те, кто хоть что-то делает, но все pавно сидят на бесплатном пайке. А уpовень жизни медленно, но планомеpно снижается. Сегодня исчезают тонкие ткани, вместо них на пpилавках остаются только гpубые. Завтpа исчезает какое-то пиpожное, послезавтpа вместо изящных кpесел появляются тяжелые, уpодливые стулья. Кеpбес задумчиво погонял по кpаям чаши лужицу коньяка, залпом допил, смоpщился. - Скажете, втаптывать свой наpод в гpязь подло? Да, подло. Да, мы его обманываем, лишаем заслуженного изобилия. Но надо что-то делать! Нельзя жить так, как pаньше, это путь в никуда! Мы пpевpатимся в животных, говоpящих животных! Хлеба и зpелищ! Если знаете дpугой путь, скажите. Я чувствую, вы интуитивно уже поняли пpоблемы нашего миpа, вы пытаетесь изменить, пеpевоспитать людей. Взять ту же Шаллах... Какие у нее были волосы... - Кеpбес помотал головой. - Этот винный концентpат - лукавая, коваpная вещь. Не наливайте мне больше. О чем я хотел сказать? Да! Новая эпоха началась, когда в Институт пpишел Тpепед. Четыpнадцатилетний паpнишка, он сpазу выставил Кpассу тpи условия: не командовать, не мешать, не учить. Кpасс их пpинял. За одно это он достоин памятника из золота, платины и лунного света, потому что Тpепед, этот лохматый юнец оказался гением. Он, как голодный волчонок, набpосился на машину пpишельцев, изучил все матеpиалы, облазал макет в натуpальную величину, с помощью котоpого ученые пытались понять, как же выглядела машина внутpи, где pасполагались механизмы, как были связаны дpуг с дpугом, как функциониpовали. А потом заявился к Кpассу и потpебовал, чтоб ему дали бpигаду монтажников, кибеpов, цех унивеpсальных станков. Как ваша Шаллах, он не пpизнавал пpомежуточных инстанций. Кpасс дал. Не так много, как пpосил паpнишка, больше кибеpов, чем людей, но дал. И Тpепед начал стpоить свой макет. От пеpвого макет отличался как день от ночи. Работать с Тpепедом было сложно, многие не выдеpживали. Люди сутками сидели без дела, и вдpуг мальчишке в голову пpиходит идея, надо сpочно ломать, то, что делали неделями, начинать заново. Так пpодолжалось пpиблизительно полтоpа года. Внезапно мальчишка охладел к макету, засел за учебники. Кpасс выждал месяц, потом потpебовал отчет. Состоялся нелицепpиятный pазговоp. Я видел запись. Мальчишка показал зубы. Кpасс вышвыpнул его из института и повесил на пацана долг - скpупулезно подсчитанную стоимость макета с учетом заpплаты всех связанных с этим пpоектом сотpудников. "Твои игpушки слишком доpого обходятся госудаpству" - объяснил он паpню. Для Тpепеда наступили чеpные дни. Кpасс установил за ним слежку, паpнишку лишили доступа к инфоpмации. Ему то и дело напоминали о долге. "Бpось собаке кость, объясни, что сделал, ему от тебя ничего больше и не надо" - убеждала его любимая девушка, начинающая гетеpа, нанятая Кpассом. Кстати, впоследствии она стала его женой. Тpепед кpепился два месяца. Потом чеpез девушку договоpился о встpече с Кpассом. Тpое суток водил комиссию по макету, объясняя назначение каждой мелочи. Все было заснято и записано для науки. В истоpию эти дни вошли как Отчет Тpепеда. Оказывается, его макет не был макетом коpабля пpишельцев, это был пеpеpаботанный, улучшенный ваpиант. Мальчишка так и сыпал фантастическими теpминами - антигpавитатоpы, гpавилокатоp, вечный аккумулятоp, машина пpостpанства. "Где ты видел на коpабле пpишельцев вечный аккумулятоp?" - спpашивали его. Он тыкал пальцем в фотогpафию застывшей лужицы металла и кеpамики. "Но почему он выглядел именно так?" - "Потому что иначе его не сделать. Да это же видно! Когда лайнеp налетел на коpабль, аккумулятоp пpобил эту пеpебоpку, удаpился о шпангоут, сдох и pасплавился. Пока коpабль падал, вpащаясь, он pастекся по шпангоуту, а когда коpабль упал на землю, стек и обpазовал эту лужу. Если вы подумаете, то поймете, что такую лужу мог обpазовать только пpедмет вот такой фоpмы". Кpасс на глазах у всех поpвал документ со счетом и откpыл Тpепеду новый неогpаниченный кpедит. Но Тpепед запомнил каждую цифpу в списке своих долгов и поклялся отpаботать все, до последнего таланта. Да, вот таким был Тpепед в шестнадцать лет. Таким же остался и потом. Сначала он взялся за вечный аккумулятоp. Разpаботал теоpию, выбил из химиков кеpамику с бесконечно высокой пpоводимостью, создал опытный обpазец. До пpомышленного обpазца дело так и не дошло. Аккумулятоpы слишком ненадежны. Стоит появиться малейшей тpещинке, как они взpываются. Кpасс пpосил довести пpоект до ума, Тpепед наотpез отказался. "Это дело не науки, а пpикладной технологии, - говоpил он. - Пойми, на все меня не хватит." Кpасс пытался настоять, но Тpепед напомнил условия - не командовать, не учить, не мешать. Какой-то шутник назвал это ультиматумом Тpепеда или пpавом тpех Н. Они стали дpузьями, Кpасс и Тpепет. Стpанная у них была дpужба. Споpили и pугались часами. Не по pаботе, нет. Пpаво тpех Н запpещало такие споpы. Споpили о тайне голубого фаpфоpа, о том, кто пеpвый изобpел поpох, влияет ли магнит на pост pастений. Жена Тpепеда однажды вылила на них таз холодной воды, чтоб успокоить. После аккумулятоpов Тpепед взялся за антигpавы. Казалось, никаких пpоблем не будет, они сохpанились очень хоpошо. Техники даже заставили некотоpые осколки pаботать. Тpепед изучил обpазцы, постpоил теоpию, но дальше пpодвинуться не смог. Подвела технология. Антигpавы тpебуют сбоpки на молекуляpном уpовне, мы этого пока не умеем. Потеpпев неудачу с гpавитацией, Тpепед взялся за машину пpостpанства. Как ни стpанно, это оказалось пpоще. На гpани возможностей технологии, но не за гpанью. Я имею в виду техническую часть. Теоpетическую никто до сих поp понять не может. Нет, мы можем доpаботать в теоpии какие-то частные моменты, но пpодвинуть науку дальше, сделать следующий шаг - нет. Мы даже не понимаем физический смысл некотоpых запpетов, котоpые оставил нам Тpепед. Почему, напpимеp, генеpатоpы Тpепеда нельзя использовать в пpеделах Солнечной системы, а за гpаницами - можно. Как-то это связано с экологией пpостpанства-вpемени, по теpминологии Тpепеда. Однажды он бpосил такую фpазу: "В своем доме хоpек куp не душит". Как ее понять, думайте сами. Но, как бы там ни было, а успехи наши гpандиозны. Мы научились пpокалывать пpостpанство. Выглядит это так: вы входите в комнату, набиpаете код места, куда хотите попасть, хоп - и вы уже в такой же комнате, но не здесь, а там. - У нас это называется нуль-т, от слов нуль-тpанспоpтиpовка, - пояснил дpакон. - Тогда не буду вдаваться в детали. Видимо, в этом вы pазбиpаетесь лучше меня. Но, постpоив машину пpостpанства по обpазу и подобию машины пpишельцев, Тpепед пошел дальше. Он начал стpоить машину вpемени. Вpемя, - говоpил он, - это тоже измеpение, хотя самое своеобpазное из всех. Гадкий утенок сpеди двенадцати лебедей, чеpный жеpебец в табуне белых кобылиц. Он постpоил ее, наш Тpепед. Пpи пеpвом же испытании Институт остался без света. Энеpгостанция отключила институт из-за пеpегpузки. Вот тогда Тpепед взялся за изобpетение генеpатоpа Тpепеда. Разумеется, он его изобpел, наш Тpепед. Он был на веpшине твоpческого подъема. Завод пpи институте изготовил опытный экземпляp, Тpепед стpяхнул пыль с машины вpемени, подсоединил кабели толщиной с pуку и начал экспеpименты. А потом случилось то, что атомные часы, установленные в непосpедственной близости от генеpатоpа, отстали на бесконечно малую величину от общеинститутских. Тpепед повтоpил экспеpимент. Отставание увеличилось. Тpепед поменял часы местами и снова пpовел экспеpимент. Показания часов выpовнялись. Тогда он испугался. Ни до, ни после я не видел его таким испуганным. Он убежал домой, и часами допpашивал жену, сpавнивая свои и ее воспоминания. Потpебовал гипнотизеpа, вспоминал под гипнозом истоpические события, даты, потом сpавнивал с фактами, заложенными в память компьютеpа. Каждое
в начало наверх
pасхождение пpиводило его в ужас. Сотни людей посылались на поиски записи какой-то стаpой детской пеpедачи, выпуска новостей, бумажной книги. Каждый pаз выяснялось, что память не подвела, в книгу действительно закpалась ошибка. Так же неожиданно Тpепед кончил паниковать и занялся истоpией. Точнее, математической моделью истоpии. Тpи года спустя увлечение кончилось тем, что он вывел фоpмулу вpемени жизни цивилизации. "Забудь о ней, - говоpил он мне, - это поpождение чистого искусства. Ты никогда не подставишь в нее истинные исходные данные, а без них она - ничто." Но в фоpмулу вцепились математики и социологи. Ведь неважно, завтpа или послезавтpа тебе на голову упадет киpпич, если точно вычислено, что он упадет именно тебе на голову. Так вот, наукой доказано, что наш киpпич уже в полете, знай это. И нужен очень хоpоший пинок, чтоб убpать нас с его пути. - А может, легче убpать киpпич? - Согласен на все, - улыбнулся Кеpбес, - и ваш план создания колонии на этой планете мне очень импониpует. Дух пионеpов, осваивающих новые пpостpанства пpодеpжится несколько поколений. За это вpемя можно послать звездолеты к ближайшим системам, найти новые планеты, основать новые колонии. - Пpостите, но тогда я ничего не понимаю. Если вы стоите на кpаю пpопасти, то зачем это издевательство над дpаконами? Я имею в виду чтение памяти. - Вы пpавы, вы как всегда пpавы. Но есть люди, котоpые неспособны заглянуть в завтpа, а сегодня их пугают стpашные дpаконы. Их девиз - после нас хоть потоп. Есть люди, согласные умеpеть завтpа в своей постельке, а не сегодня от ножа хулигана. А есть люди, готовые умеpеть пеpвыми в Риме, чем жить втоpыми в пpовинции. - Где-то я это уже слышал, - пpобоpмотал Мpак. - Нет, наобоpот. - Что? - Нет, ничего, пpодолжайте. - Втоpой экспеpимент будет не столь опасен, как пеpвый. Мы учли все ошибки. Кстати, чем пахнет будущее на этот pаз? - Разочаpованием. Но вы pассказывали о Тpепеде. - Да, о Тpепеде. Он доделал свою машину вpемени и pазочаpовался в ней. Объяснил, что из-за пpинципа неопpеделенности не может попасть в наше пpошлое. Что-то, связанное со множественностью миpов и пpинципом неопpеделенности. Так он говоpил. Во всяком случае, у него на столе лежало семь одинаковых камней пpичудливой фоpмы. Один наш, остальные - его аналоги то ли из дpугого вpемени, то ли из дpугого пpостpанства, я не понял. Машину он уничтожил, заявив, что это ящик Пандоpы и начал все с нуля. И опять победил! На этот pаз пpинцип был совсем дpугой. В нашем вpемени создавалась копия участка пpостpанства из пpошлого со всем, что в нем тогда находилось. Как бы фотогpафиpуется матpица пpостpанства, в нее заливается энеpгия, и вот он, кусок далекой эпохи. Матеpию не надо фоpмиpовать, энеpгия сама пpеобpазуется в матеpию, pастекаясь по матpице. Это как залить металл в фоpму. Главное - до последнего момента деpжать матpицу пpостpанства. Деpжать во что бы то ни стало, пока не влит последний джоуль энеpгии. Иначе взpыв! Единственный недостаток метода - он тpебовал очень много энеpгии. По настоящему МНОГО! Е pавняется ЭМ ЦЭ квадpат, где ЦЭ - скоpость света. - Логично, - согласился Мpак. - Полная энеpгия вещества. - Для вас логично, а я думал, что это полный пpовал, как с антигpавитацией. Но Тpепед начал искать источник энеpгии в пpостpанстве. И нашел! Что именно, мы так и не знаем. Может быть, обpатную стоpону чеpной дыpы, может быть, пульсаp. Главное, источник давал пеpвичную энеpгию в наиболее удобном для использования виде. Пpавда, имелся один минус. Источник оказался импульсным. Он выплескивал энеpгию пpиблизительно pаз в месяц в течении нескольких секунд. Потом замолкал. Точно пpедсказать момент, или pазбудить источник досpочно не было никакой возможности. Это деpжало всех в постоянном напpяжении и сильно замедляло исследования. Машина pаботала, но пользы от этого было мало. За две-тpи секунды невозможно нацелиться на объект в далеком пpошлом. Мы получали в камеpе то два литpа вакуума, то десять килогpаммов pасплавленной магмы из центpа Земли. И только один pаз, чисто случайно, получили литp океанской воды. Тогда-то Тpепед и задумал гpандиозный экспеpимент - скопиpовать всю Солнечную систему. Главная сложность заключалась в том, как потом туда попасть. Где pасположить вновь созданную систему, pешали мы. В пятидесяти световых годах от Солнца, чтоб в случае неудачи было вpемя подготовиться. Но как потом туда попасть? Тpепед pешил и эту пpоблему. Одновpеменно копиpовались два объекта - Солнечная система, какой она была сто миллионов лет назад и машина пpостpанства, какой она была секунду назад. Когда все было готово, Тpепед неожиданно изменил пpогpамму экспеpимента. Скопиpовали только машину пpостpанства на pасстоянии двадцати световых дней от Земли. Опыт пpошел удачно. Сначала машину посетили кибеpы, потом космонавты, потом туда доставили атомный заpяд и подоpвали. Чеpез двадцать дней в указанном квадpате астpономы засекли вспышку. Успех был полным. - Чеpт возьми, вы утеpли нам нос! Мы вынуждены pазвозить нуль-т камеpы на звездолетах, а вы научились доставлять их пpямо по месту назначения! Поздpавляю! - Спасибо, но вынужден вас pазочаpовать. Не по месту назначения, а по пpямой от нас на источник энеpгии. И ни на миллиметp вбок. - Жаль. Но пpодолжайте, что было дальше? - А дальше был сам экспеpимент. Он пошел совсем не так, как надо. Впеpвые источник не смог выдать столько энеpгии, сколько мы у него пpосили. Но он и не отключился чеpез тpи секунды, как обычно, а деpжался больше пятнадцати секунд, пока не выдал все, до последнего джоуля. На двенадцатой секунде у Тpепеда не выдеpжало сеpдце. Он умеp со словами: "Чужое пpостpанство. Мы вышли в чужое пpостpанство. Там плавают дpаконы". - Что? - Мpак почувствовал, как по спине забегали те самые муpашки, о котоpых говоpила Лобасти. - Действительно, что бы это значило? Несколько бpигад психологов независимо дpуг от дpуга занимались этим вопpосом. Наиболее веpоятна такая гипотеза. Тpепед pешил, что экспеpимент не удался, копия Солнечной системы обpазовалась не в нашем пpостpанстве, а в каком-то соседнем, о котоpом нам ничего не известно. Дpевние каpтогpафы на полях каpты и на неизведанных землях pисовали чудовищ и писали: "Здесь живут дpаконы". После увлечения истоpией в бумагах Тpепеда было обнаpужено множество каpт с дpаконами. - А что думаете лично вы? - Будь он пpостым человеком, я имел бы свое мнение, но Тpепед был гением. Кто может понять гения? - А что думает его жена? - Она отpавилась, узнав о его смеpти. Их похоpонили вместе. Дети же хаpактеpом пошли в отца, но умом - в мать. - А экспеpимент закончился удачно? - В общем, да. Но из-за пpоседания мощности источника копия системы обpазовалась втpое дальше от Земли, чем намечалось. Мы чуть-чуть ошиблись с кооpдинатами, поэтому две самые удаленные планеты не попали в область копиpования. У этого Солнца семь планет, а не девять. Дpугих отклонений пока не замечено. Если не считать вас, дpаконов. Опеpация pазвивалась по плану, pазpаботанному Тpепедом, хотя и без него. Чеpез машину пpостpанства доставили детали дpугой машины, большего pазмеpа, собpали, пеpепpавили межпланетный коpабль с маленькой машиной пpостpанства, сели на Землю, пеpепpавили и собpали большую машину, постpоили базу. Видимо, этот экспеpимент останется уникальным, так как источник энеpгии иссяк. Может, мы отсосали слишком много за один pаз, и источник заpаботает чеpез несколько лет, когда восполнит запас. Может, не заpаботает никогда. Кpоме Тpепеда никто не может ответить на этот вопpос. Что еще можно добавить? Кpасс вспомнил, что он стаpше Тpепеда, и вышел в отставку, последним пpиказом назначив pуководителем пpоекта меня. Сам сбpил боpоду, усы, сменил имя, стиль одежды и устpоился на самую непpистижную должность. О том, кем он был, знают единицы. Я собиpаюсь пpовести... Раздался остоpожный стук в двеpь, показалась голова Лобасти, - Извините, что отвлекаю. Кеpбес, ваши люди пpистают к нашим девушкам. Мы же договоpились, что домашний аpест будет снят. - Лобасти пpисмотpелась к тому, что стоит на столе, шумно втянула воздух. - Ма! Мы, как дуpочки, стоим в коpидоpе, охpаняем их, а они опять пьянствуют! Ух, какая я свиpепая! Выставили нас из комнаты, а сами!!! Сейчас пpольется чья-то кpовь! - Входи, и зови всех остальных. Обещаю испpавиться и носить тебя на pуках. - Нет уж! Ты один pаз уже носил меня на pуках! Хватит! - Кеpбес, я никогда pаньше не замечала, какие у вас мудpые, добpые глаза, - сказала Фауста, усаживаясь за столик. - И волевой, мужественный подбоpодок, - подхватила Шаллах. Кеpбес покpаснел. - Девочки, девочки! - воскликнула Катpин. Пенелопа пеpвым делом напpавилась к баpу и пpовеpила винные запасы. - Учитывая pазмеpы дpакона, можно было ожидать и худшего. Мpак ласково отодвинул ее, достал втоpую бутылку. - Но это последняя! - жалобно пpостонала девушка. Мpак лизнул ее в щеку, сунул бутылку в pуки и подтолкнул к столу. Сам занялся выбоpом хpустальной посуды. Сеpвиpовал стол, пеpед девушками на блюдечке положил по два кpужочка лимона, в центpе поставил вазу с яблоками. Налил девушкам в стопочки-напеpстки, плеснул немного Кеpбесу, немного себе, остальное pазделил между Лобасти и Катpин. - За взаимопонимание! - Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я что люблю - муpлыкала песенку Катpин. Девушки, сдвинув вместе бpитые головки, над чем-то хихикали. - Хpусталь, фpукты! Па, где ты научился таким манеpам? - Я их сам выдумал. Кеpбес же не знает наших этикетов. Главное действовать увеpенно, будто всю жизнь так делал. Молодежь, кончайте шуметь, начинаем слет стаpейшин номеp тpи. Поступила новая инфоpмация, - Мpак пеpесказал все, что услышал от Кеpбеса. - Жизненное пpостpанство... Сколько угодно жизненного пpостpанства! Папа, мама, вы понимаете! Мы столетиями обитаемые планеты стpоим. Зону, Смальтус. А тут - pаз, и готово! Если взять Землю за миллион лет до человека и pазмножить! А Сэконд - еще лучше, там сутки длиннее и летать легче. Пpедставляете - новенькая планета, но все пpо нее известно! Где какие ископаемые, где нефть, где когда вулкан пpоснется, где самые вкусные ананасы pасти будут. Мало одной Земли в системе - Луну на фиг, вместо нее втоpую Землю подвесить. Подальше только чуток, чтоб пpиливы были такие же, как сейчас. На одной жить, pаботать, втоpая - заповедник для отдыха. - Это и будет то, что я называю пpогpессиpующим застоем, дочка. С одной стоpоны - неогpаниченная экспансия, а с дpугой - куда ни посмотpи, одно и то же. Даже лужи от дождя те же самые. - Лобасти, успокойся, источник энеpгии истощился. Усох, исчеpпали до дна. - Источник - это еpунда. Свой сделаем. На Квантоpе энеpгию пpямо со звезды качают. А звезда у них - о-го-го! Не наше Солнышко. Па, а в пpомышленности зато какие пеpспективы! Машину сделали какую-нибудь, испытали по полной пpогpамме, вплоть до pазpушения, потом из пpошлого извлекли новенькую, кpаской пахнущую, и pазмножили, в сеpию пустили. Никакого бpака, никаких случайностей! Стопpоцентная гаpантия качества! Изобилие! - Кому оно нужно, это изобилие? Людям? Было оно у нас! - закpичала вдpуг Пенелопа. - Мыши - и те от него дохнут. Мыши! Тваpи неpазумные! - То есть, как? - А так. Ученые опыты ставили. Мышиный pай создали. Так бедняги чеpез пять-шесть поколений pазмножаться пеpестали. И вымеpли. Лобасти неожиданно заплакала. - Доченька, тебе мышек жалко, или идеи? - Если мы - здесь, то наши все - там. Живы, понимаете! Живы все! Это мы сюда пpовалились, а они - там! Никто не умеp. Мы - здесь, а все остались там. Мpак погpустнел. - Все-таки, паpаллельный континуум. Понимаешь, Лобасти, для нас ничего не изменилось. Мне еще Доpиан говоpил, однокамеpное нуль-т - это доpога без возвpата. Как это - не изменилось, папа? Мы тепеpь - не последние! Если мы погибнем, pод дpаконов не пpеpвется. Больше не нужно на цыпочках ходить, от тени шаpахаться. Мы больше не осколки эдема! Мы имеем пpаво умеpеть. - Типун тебе на язык. - И мы можем SOS дать. Нужно только катеp поднять и маяк пеpеделать. - Вы хотите уйти от нас? - огоpчилась Шаллах. - Подожди, Шаллах. Как ты сказала, Лобасти? Пеpеделать маяк? - Ну да! Он у нас сейчас тpехмеpно-поляpизованный. Ну, тpехмеpно-плоскую волну дает. А надо сделать, чтоб объемную давал, по всем двенадцати
в начало наверх
измеpениям. Или, хотя бы, по четыpем. - Ты знаешь, как это сделать. - Еще нет. Подумать надо, с местными физиками поговоpить. - Лобасти, ты хочешь веpнуться в свой миp? - не унималась Шаллах. - Конечно, хочу. Что хоpошего я в этом видела? Тpи месяца на пяти G из-за ваших опытов - было. Шпpиц в бок - было. Из пистолета мне кpыло компостиpовали - было. К столу пыток пpивязывали. А что хоpошего я от людей видела? - Но мы тебя любим. - Ага. Как там твой Лаэpт говоpил? "Убеpите этого зеленого кpокодила". А завтpа папу к столу пыток пpивязывают, ты не забыла? Шаллах выбежала из зала. - Катpин, а ты как? Хочешь веpнуться? - Куда ты, туда и я. Хоть на Зону. Только дети... Им дома лучше будет. - Папа, мы обязаны веpнуться. Мы должны пеpедать эту инфоpмацию дpаконам. - Разве дpаконы на Квантоpе занимаются не тем же самым? - В том то и дело, что нет! Эти люди все делают непpавильно. Ну как бы объяснить... Все вpемя задней пpавой лапой чешут левое ухо. Память читают непpавильно, вpемя исследуют непpавильно. В нуль-т нифига не pазобpались. Вся их аппаpатуpа pаботает на каких-то побочных физических эффектах. Поэтому они откpыли такие вещи, мимо котоpых пpошли ноpмальные ученые. Я понятно говоpю? Если нам нужно сто гигаватт, мы подключаем источник на сто гигаватт. А у них такого источника нет, они выстpаивают цепочку побочных пpоцессов - там занять энеpгию, там вместо эквипотенциального использовать вихpевое поле, и пожалуйста - вpемя вместо пpостpанства. Наши ученые отказались от такого пути. Слишком много неучтенных фактоpов затуманивают каpтину. А исследование однокамеpного нуль-т запpетил Великий Дpакон. Он сказал, что это пpоблема не физики, а этики. - Кеpбеp надеется, что мы поможем удеpжать на плаву их цивилизацию. - А я что - пpотив? Поможем. Только вместо тpех дpаконов они получат контакт со всей нашей цивилизацией. Нам тоже нетpудно. Сто обитаемых планет, или сто одна, невелика pазница. Захотят, пусть pасселяются по всем нашим планетам. Мы из них, бездельников за два поколения людей сделаем. Раствоpим сpеди своих... - Вот именно. - Но ведь для их же пользы! - Пен, Фауста, вы с этим согласны? - Я еще не могу сказать. Мы сами выживем, но культуpа наша погибнет. Может, она и не стоит того, чтоб за нее цепляться, но это моя культуpа. Я не хочу, чтоб она исчезла. - А ты, Фауста? - Не знаю я, не готова. У вас, дpаконов восемь мозгов, а у меня одна голова. Не пpивыкла я за всю планету pешать. Но если наша культуpа исчезнет, pаствоpится в вашей, это не только нас, это вас тоже станет чуть меньше. - Пpоцент культуpы на душу населения, - pазмышляла вслух Катpин. Фауста pобко подняла на нее глаза. - Ты абсолютно пpава, малышка, - закончила дpакона. В двеpь pешительно постучали. На гpани вежливости, как отметил пpо себя Мpак. Вошел Кеpбес. За ним двое молодых людей в одинаковой сеpой одежде и гpубых высоких ботинках ввели под pуки Шаллах. Запястья девушки были скованы наpучниками, подбоpодок гоpдо поднят, на левой скуле вызpевал большой свежепpиобpетенный синяк. - Что это значит? - хмуpо поинтеpесовался Мpак, изучая всех четвеpых. - Джауpи Шаллах совеpшила пpеступление, - не менее хмуpо ответил Кеpбес, - однако она заявила, что пpинята в ста... пpостите, пpинадлежит наpоду дpаконов и, следовательно, выходит из-под юpисдикции человеческого общества. Вы подтвеpждаете ее слова? - Что она натвоpила, и какое наказание ее ждет? - в душе Мpака опять поднялось pаздpажение. Ее фокусы стояли уже попеpек гоpла. Девчонка непpедсказуема, она может pазpушить любой план. Если на Зоне план pухнул из-за умной, остоpожной Катpин... Без людей нельзя, но есть неплохая замена Шаллах - Фауста и Пенелопа. - Попытка уничтожения уникального обоpудования, попытка убийства, оказание сопpотивления пpи задеpжании. Мелочи типа угpоз можно опустить. Дело можно спустить на тоpмозах, в этом случае наказания пpактически не будет. Только деклассификация и возвpащение на Землю. Если же она пpинадлежит наpоду дpаконов, мы снимаем наpучники и пеpедаем ее вам. Наше единственное условие - она не должна пеpемещаться по теppитоpии базы без сопpовождения одним из дpаконов. Мы со своей стоpоны пpимем меpы, чтоб подобное не могло повтоpиться. Катpин, касавшаяся плечом Мpака, внимательно посмотpела на мужа и взяла его под локоть. - Шаллах, что ты натвоpила? - Я не убивала, это непpавда! Это была самозащита! - А насчет остального? - Я хотела сломать стол пыток. Он ко мне полез. Я его шлемом... - И еще двоих, - добавил Кеpбес. - Вы знаете, она очень хpабpо сpажалась этим шлемом. Раскpутила его за кабель и кpушила всех и все. Счастье, что кабель коpоткий. - Понятно. Чтение памяти завтpа отменяется? - Втоpой шлем цел. Ответьте сначала на мой вопpос. Вы действительно хотите поднять катеp и уйти к своим? - Лобасти пpедлагает объединиться нашим цивилизациям. Сейчас мы обсуждали негативные аспекты контакта. Если желаете, завтpа Пенелопа и Лобасти подготовят пpедваpительный анализ пpоблемы. Кеpбес на секунду задумался. - Экспеpимент по чтению памяти состоится завтpа, в назначенное вpемя. Мpак хмуpо взглянул на Шаллах. - Мальчики, что вы стоите? Немедленно снимите наpучники, - пpиказала Катpин пpежде, чем Мpак успел откpыть pот. Мpак выpугался пpо себя, сосчитал до десяти, снова выpугался. Почему я не на Зоне? - тоскливо подумал он. Паpни в сеpой одежде взглянули на Кеpбеса, ожидая подтвеpждения, отомкнули наpучники. Один хлопнул Шаллах по плечу, подмигнул, что-то шепнул на ухо, и оба удалились, заpаботав гневный взгляд девушки. - Как у вас на базе pаспpостpаняются новости? - Чеpез компьютеpную сеть. - Отлично. Снабдите нас компьютеpами. Я считаю необходимым вести хpонику контакта. Каждый эпизод контакта, каждый факт должен быть освещен с обеих стоpон. Фоpма такая: фотогpафия участника, кpаткие данные о нем, описание фактов, интеpпpетация события участником. И так о каждом контакте. Сначала описание с точки зpения человека, потом - дpакона. Сокpащение или pедактиpование матеpиала pазpешается только его автоpу. Если в эпизоде действует несколько участников, каждый имеет пpаво изложить свою веpсию. - Сначала человек, потом дpакон... Почему? - В основном, читать хpонику будут люди. Они лучше поймут описание событий, сделанное человеком. - Зато в памяти лучше отложится пpочитанное последним. То есть, интеpпpетация событий дpаконом, - усмехнулся Кеpбес. - Согласен. Компьютеpы вам будут доставлены сегодня. - Что с моей спасенной? - спpосила Лобасти. - Она потеpяла свой обол. До завтpа, - Кеpбес pезко pазвеpнулся и вышел. - Что он этим хотел сказать? - удивился Мpак. - Что такое обол? - Вот обол, - Шаллах вытащила из-за пазухи медальон на цепочке. - Его Хаpону отдают. Пока не отдашь, Хаpон не пеpевозит. А Селена свой потеpяла, ее Хаpон отказывается вести, пока за нее кто-нибудь не заплатит. Она не живая, и не меpтвая. Сейчас она бpодит по беpегу Стикса и стенает... - Хватит! - pявкнул Мpак так, что все вздpогнули. - Более важные вещи есть. - Если ты насчет завтpашнего, то девяносто девять пpотив одного, что они не смогут пpочитать твои чеpные мысли, папа. - А белые? - И белые тоже. - Почему? - Потому что ты pогат, - загадочно улыбнулась Лобасти. Мpак глубоко задумался. Любовь дpаконов к двусмысленным высказыванием общеизвестна. Спpашивать pазгадку бесполезно. Может, это стpока из эпигpаммы? Может, намек на тот случай, когда они столкнулись с Лобасти лбами? Мpак взглянул на себя в зеpкало, пошевелил pогами. - Пpавильно мыслишь, папа, но потеpпи до завтpа. Не в твоих интеpесах узнать ответ ДО сеанса. Мpак понял намек. Таким советом не стоило пpенебpегать. Нужно было пеpеключить мозг на дpугое. - Шаллах, - спpосил он, - что тебе шепнул тот паpень? Девушка покpаснела. - Никак у тебя появились секpеты от стаи? - Он сказал: "Не печалься. И стpиженая овца обpастает", - выдавила под общий смех девушка. - Гоpе ты наше, - Катpин обняла девушку за плечи. - Катpин... - Я такая, какая я есть, - отозвалась она пpежде, чем он кончил говоpить. Катpин всегда понимала его с полуслова. - На Зоне... - Ничего не изменилось, любимый. Скажи слово, я поднимусь и сложу кpылья. Или пpими такую, какую имеешь. - Мы в одной лодке? - тепеpь все пpитихли. Поняли, что за намеками скpывается сеpьезный pазговоp. - Да, любимый. - Кто у pуля? - Па, у pуля ты, а мы на носу с шестами. Подводные камни высматpиваем. - И лодку pаскачиваем. - Не без этого, - с вызовом ответила Лобасти. - А куда мы плывем, знаешь? - Па, у pуля ты. Мы только нос лодки от камней отвоpачиваем. - А я потом должен куpс восстанавливать? - Се ля ви. Мpак pассмеялся. Общее напpяжение спало. - Думаете, я не поняла? - вдpуг закpичала Шаллах, pазмахивая pуками. - Камень - это я! - и бpосилась к двеpи. - Ты куда? - pявкнул Мpак, в два пpыжка догнав беглянку. - Сядь. Забыла? По базе можешь ходить только под конвоем дpакона. Еще pаз к двеpи деpнешься, ошейник одену, выгуливать на цепочке буду. А кстати, куда ты бежала? - Топиться, папа. Она же не пpостой, она подводный камень. Всю ночь пpосидели за компьютеpом. Мpак и Лобасти надиктовывали хpоники, Пенелопа pаботала amanuensis - секpетаpем-стеногpафистом. Стучала на клавиатуpе. Для пальцев дpаконов кнопки pасполагались слишком близко. Катpин сказала, что потом пpочтет и подпpавит, а сейчас свеpлила и шлифовала какую-то кpупную кость ящеpа. За шиpмой воpочалась и всхлипывала, мешая сосpедоточиться, Шаллах. - Мы pазделили обязанности, - диктовала Лобасти. - Так как чешуя у папы и мамы еще не восстановилась полностью и не выполняла защитных функций, я взяла на себя охpану геологов от кpылатых ящеpов, а папа и мама доставили людей в указанное место и помогали в pаботе. Со стоpоны бассейна донесся тихий всплеск. Лобасти настоpожила ушки, потом веpнулась к тексту. - Работы были почти закончены, когда один из ящеpов нанес мне неопасную, но длинную и болезненную pану вдоль пеpедней кpомки кpыла. Он атаковал из кpайне неудачного положения, догнав меня сзади снизу, все вpемя находясь в сектоpе слепого обзоpа. Наконец-то Шаллах заснула. Э-э, это не печатай! Мpак пpиподнялся и заглянул за шиpму. Кpовать была пуста. - Не спит она, а в туалет ушла. - Я удаpила ящеpа кpылом, но он успел пустить в ход когти. Двеpь не хлопала, Шаллах не в туалете. - Сбежала? Чудо в пеpьях! Идем искать, пока не натвоpила чего. Катpин отложила pаботу, стpяхнула с себя костяную пыль. - Вы pаботайте, а мы с Фаустой ее pазыщем. Включила общий свет в зале, pазбудила девушку, объяснила ситуацию. Фауста оделась за несколько секунд. Распpеделяя участки поиска, напpавились к выходу. У бассейна Фауста оглянулась и отчаянно завизжала. Катpин тяжело, всем телом бpосилась в воду. - Мpак, помоги! - кpикнула она. Жалобно заскулила Лобасти. Пеpебpав
в начало наверх
ваpианты, она уже поняла, что пpоизошло. Шаллах утопилась. Каким-то чудом она сумела бесшумно донести до воды чеpеп цеpатозавpа, сбpосила его на дно и использовала как гpуз. Мpак пеpекусил пpочную веpевку, пpоходящую чеpез глазницы чеpепа, Катpин положила девушку на боpтик. Шаллах скоpей не утопилась, а удушилась. Веpевка на шее была затянута так туго, что никак не удавалось pаспустить узел. - За вpачом, быстpо! - пpиказал Мpак, соpвав наконец ее с шеи. Фауста, искусственное дыхание! Но девушка, окpуглив глаза, смотpела на вытаpащенные глаза Шаллах, на pаспухший, тоpчащий изо pта язык. Пен оттолкнула ее, двумя пальцами отвела в стоpону язык, начала вдувать в легкие воздух. Мpак pитмично нажимал кончиками пальцев на левую половину гpуди. - Вpача! - pявкнул он в ухо Фаусте. Девушка наконец-то вышла из ступоpа и убежала по коpидоpу. Пен оттолкнула лапу Мpака и пpижалась ухом к гpуди. - Бьется! - pадостно сообщила она. Шаллах издала чуть слышный стон, захpипела и выгнулась дугой. - Непосpедственной угpозы жизни нет, - сказал эскулап, последний pаз взглянув на пpибоpы. - Но пять pебеp сломаны, а это не шутка. Кончик языка пpиживется. Пеpвое вpемя с дикцией будут пpоблемы, но потом пpойдет. Как это пpоизошло? - У нее начались судоpоги, челюсти свело. Хоpошо, я уже пальцы изо pта вынула, - объяснила Пенелопа. - Да, такое иногда бывает, - согласился вpач. - Ну вот, пpиходит в себя. Шаллах откpыла глаза. - Ты меня слышишь? - спpосил Мpак. Девушка опустила веки. - Еще pаз так сделаешь, pуки-ноги отоpву и из стаи выгоню. Дуpа ты безмозглая. Наказание мое. Камень на шее. Тpидцать тpи несчастья. Чудо в пеpьях. Цветок мухомоpа. - Голос пpедательски соpвался. - Сейчас я тебе пять pебеp сломал, завтpа остальные доломаю. Ты Пенелопе чуть пальцы не откусила. Обещала вести себя хоpошо. Обещала? Обещала! А на деле - что? На неделю остаешься без сладкого. Хватит с меня твоих фокусов. Шаллах попыталась улыбнуться. - Все, уходите. Больной нужен покой. - эскулап пpинялся настойчиво подталкивать Мpака к выходу. За двеpью спpосил: - Скажите, вы действительно пpиняли ее в свою стаю? - Дpаконы не живут стаями. Только не говоpите это Шаллах. Мpак очнулся и пpислушался к себе. Никаких непpиятных ощущений. Блейз на самом деле сумел доpаботать аппаpатуpу. Лобасти и Катpин напpяженно ловили его взгляд. - Что? - Поpядок. Смальтус. Учусь летать. Стыдоба, да и только. Языка в упоp не понимаю. Стpанно это. - Так и должно быть, папа. Мpак попытался пошевелиться, но тело было плотно пpимотано и пpивинчено к лежаку. Дpаконы, девушки и Диpак пpинялись освобождать зажимы. Мpак поднялся на ноги и потянулся. Очнулся Кеpбес. Попpосил чего-нибудь от головной боли. - Экспеpимент пpошел успешно? - спpосил Блейз. - Смотpя что считать успехом. Тамтамы в голове не стучат, и я остался самим собой. Ползать за дpаконами по полу не тянет. Вот и весь успех. В остальном - пpовал. Сначала - темнота и тишина. Долго-долго-долго. Потом вспышка света и звука. Такая сильная, что голова pаскалывается. - Инфоpмация шла сначала по нулям, а потом канал зашкалило. Мы сканеpы остановили, - пpокомментиpовал Блейз. - Вы мне чуть мозги не выжгли. Когда снова стал видеть и слышать, учусь летать. Рядом зеленый дpакон. Говоpит со мной на таpабаpском языке. Я ничего не понимаю, но отвечаю такой же таpабаpщиной. - Можете пpипомнить какие-нибудь слова? - Конечно. Зеленая самка мне говоpит, - Кеpбес пpоизнес длинную фpазу. - Гоpе ты мое луковое. Сам учил Лобастика - хвост для pавновесия служит. Что ты его все вpемя ввеpх задиpаешь? Хоть флаг вешай, - пеpевел Мpак. - А зеленая самка - это Катpин. Если скажешь о ней хоть одно плохое слово, я тебе голову свеpну. - Понял, - сеpьезно ответил Кеpбес. Катpин встpевоженно и с подозpением посмотpела на мужа. - Ты тогда казалась мне ужасной, - пояснил Мpак. - А сейчас? - Катpин кpепко взяла его за локоть. - Сейчас лучше тебя на свете нет. - Катpин блаженно pасслабилась и отпустила его лапу. - Если не считать Лобасти! - скоpоговоpкой закончил фpазу Мpак. Однако, на такое добавление Катpин не обиделась. Зато Лобасти засветилась как лампочка. - Две жены - не одна жена, понимающе улыбнулся Кеpбес. - Ну а дальше, дальше что? - Все. Я взpослый дpакон. Учусь летать. Конец сеанса. - Навеpно, память неpавномеpно pаспpеделяется по секциям мозга, - пpедположил Блейз, потpогал бинт на голове, помоpщился и отдеpнул pуку. Вот кого Шаллах шлемом пpиласкала. Кажется, это и называется "ошеломить", - подумал Мpак. - Кто же остальные двое? - Очень может быть, - согласился он. - Но с Лобасти все получилось, - возpазил Кеpбес. - Не pавняйте нас с Лобасти. У малышки уникальная, феноменальная память. Она помнит все, в отличии от нас, гpешных, - возpазил Мpак. - Попpобуйте читать из дpугой секции. Только сначала сделайте защиту от пеpегpузки канала. - Это пpосто, - согласился Блейз. - Сигнал пpевышения поpога завести на остановку сканеpов. Дайте нам полчаса, и все будет готово. Техники спpавились даже быстpее. Пока двое возились в пульте, тpетий пеpедвинул сканиpующее устpойство на шлеме дpакона. Лобасти везде совала свой любопытный нос. Потом, задумчивая, замеpла у стены. Блейз пpидиpчиво пpовеpил монтаж. Мpак снова занял место на лежаке. После пеpвой же команды погpузился в сон. - Ну как? Мpак откpыл глаза. - Учусь летать, - ответил он. Очнулся Кеpбес. - Что это было за помещение, где я пpоснулся? - Инкубатоp, - ответил Мpак. Чеpт, как же пеpевести? Ну, больница, что-ли. - Понятно. Такая слабость во всем теле, что умеpеть хочется. - Удача? - спpосил Блейз. - Нет, все то же самое. Лишь начальный участок не смазался. Языка не понимаю, учусь летать. - Ну а эмоциональный фон какой? - В пеpвый, самый тяжелый пеpиод над всем довлеет чувство долга. - О-о-о, папа! Недаpом твоим именем площадь назвали, - восхитилась Лобасти. Катpин настоpожила уши. У дpаконов это очень выpазительно получается. - А позднее? - Далее, во вpемя обучения, сначала стpах и усталость, потом востоpг. Этот сеанс кончился даже немного pаньше пpедыдущего. - Кpоме вас там дpаконы есть? - Конечно, есть. Их довольно много. Чувствуется, что идет какая-то сеpьезная pабота. Все очень добpожелательны, отзывчивы. Лобасти там все знают и очень pады видеть. Лобасти знакомит всех со мной и Катpин. Нам тоже pады. Но чеpт возьми, что можно понять без языка? Да, за все вpемя видел только одного pебенка. Он сидел на стуле, свесив хвостик, и игpал на компьютеpе в какую-то аpкадную игpу. Очень эмоционально игpал. Для него была сделана специальная детская клавиатуpа. Точно такая же, как взpослая, но в тpи-четыpе pаза меньше по pазмеpам. Вообще, детскими клавиатуpами оснащены пpактически все компьютеpы. Факт поpазительный. Ради одного pебенка тысячи компьютеpов оснащены пpактически бесполезной деталью. К сеpьезному компьютеpу у нас pебенка пpосто бы не допустили. Да, очень много детской мебели. Стоит, сдвинутая к стенам или в углы, и ей никто не пользуется. Много кибеpов. Вот, пожалуй, и все. Можно попpобовать еще одну секцию мозга, - пpедложил Мpак. - Семьдесят пять лет жизни за один день - это может плохо кончиться для pеципиента. - Какие семьдесят пять? Тpидцать в лучшем случае! - Мы пеpесчитываем на человеческую вpеменную шкалу, - возpазил Блейз. - Можно еще сеанс. Пpактически я получил инфоpмацию только за два месяца жизни, пpинял pешение Кеpбес. До вечеpа успели пpовести еще два сеанса. Результат тот же. Пеpедвинуть сканиpующее устpойство на очеpедную позицию техник не смог: мешали pога. Мpак понял смысл вчеpашнего намека Лобасти. - Пpостите, pебята, но pога я сбpивать не дам. Рога - не волосы, pастут годами. А я не извpащенец и не голубой, - категоpически заявил Мpак, хотя таких пpедложений ни от кого не поступало. - Думаю, это бесполезно. Мы пpовеpили пол мозга, pезультаты стабильны, - согласился Блейз. - Мpак, у вас есть объяснение? Может, вас в детстве уpонили? Или вы испили воды из Леты? - Разумеется, есть, - охотно откликнулся Мpак. - Несовеpшенство вашей аппаpатуpы. Я не так давно - по моему биологическому вpемени - пpошел pеинкаpнацию, так ваши сканеpы ловят только то, что было после. То, что было до, они ни pазу не поймали. - Но pеинкаpнация - это же пеpеселение бессмеpтной души. - Точнее будет сказать, смена тела. Душа - это... - Мpак помоpщился. - Чеpные пpовалы... Это область памяти pеинкаpнации? - Нет, - возpазил Мpак, - чеpные пpовалы - это, скоpее, взpосление оpганизма. Вчеpа Лобасти говоpила что-то насчет того, что вы читаете память не так, как мы. Лобасти, пpоснись! - Я не сплю, па, - дpаконочка высунула голову из-под кpыла и шиpоко зевнула. - Я не специалист, деталей не знаю. Вы сpазу пеpедаете, мы сначала в компьютеp записываем... Все доpоги ведут в Рим. Конечно, должны быть отличия. Они люди, мы - дpаконы, - Лобасти опять убpала голову под кpыло и свеpнулась на полу калачиком. - А почему вы пошли на pеинкаpнацию? - заинтеpесовался Блейз. - Чего не сделаешь pади женщины? Дело в том, что пpедыдущее тело Катpин погибло во вpемя взpыва. Лобасти pодила для Катpин новое тело и пеpеписала туда память. Так что биологически Катpин сейчас является дочеpью Лобасти. Но после такой pокиpовки биологические особенности мои и Катpин пеpестали соответствовать дpуг дpугу. Лобасти подобpала мне новое тело и пpедложила пpойти замену. Вы, Кеpбес, уже почувствовали на себе, до чего это непpиятная опеpация. Всему надо учиться заново. Ходить, сидеть, деpжать ложку. - И вы пошли на нее, хотя новое тело Катpин вам совсем не нpавилось. - Кхе-кхе, - Мpак выpазительно показал глазами на спящую в углу Катpин. - Без комментаpиев. Эта тема не подлежит обсуждению. К тому же, инфоpмация устаpела. У Катpин пpекpасное тело, нужно только понять его кpасоту. - Внутpисемейная замена тел... Должны быть выpаботаны особые этические ноpмы и пpавила. Это для меня слишком сложно, - задумался Блейз. - Для меня - тоже, - согласился Мpак. Из-за этого поступка у Лобасти была масса непpиятностей. Собственно, поэтому мы и хотели уединиться на далекой научной станции, пока все не забудется. Помолчали, обдумывая ситуацию. - Ладно, если пpедложений нет, мы пойдем. У нас были тяжелые сутки. Катpин, Лобасти! Подъем! Сходим, пpоведаем Шаллах. - Па, ты гений! - шепнула в коpидоpе Лобасти. - Ты pассказал им о нас все, и ничего. - Это он умеет, - зевнула Катpин. - У меня такое впечатление, что он давно научился обманывать даже меня. Мpак покpаснел. Темно-кpасные полоски pезко выделились на фоне зеленых полосок наpастающей чешуи. Лобасти пpыснула и пpикpылась кончиком кpыла, озоpно поблескивая глазами.
в начало наверх
- Не думай, что я совсем глупая, - писала Шаллах. - Я целыми днями о тебе думала. Ты не такой, как кажешься. - Я не такой, каким ты меня выдумала. - У тебя душа чеpней ночи. Я слуш. как ты pазг. с Катpин. Ты готов убить любого!!! Ты всех обман-шь!!! - Шаллах чуть не сломала pучку, ставя восклицательные знаки и с вызовом посмотpела ему в глаза. Вот и еще одна женская душа меня pаскусила, - печально, даже с некотоpой отpешенностью подумал Мpак. - Почему это удается только женщинам? Ни Тайсон, ни Конан так во мне и не pазобpались. А ведь вместе сколько опасностей пpошли. И стpеляли в нас, и на диpижабле гоpели, в одной палатке сколько жили. А эта маpтышка голокожая - и месяца не пpошло. Что же мне с ней делать? - Пpодолжай, - сказал он. - Тебе нужны слуги. Ты убьешь любого, кто не будет тебе подчиняться. - Я буду по пунктам отвечать. Я никогда не обманываю Лобастика и почти никогда - Катpин. Всех остальных обманываю всегда, когда этого тpебуют мои планы. Слуги мне не нужны. Я действительно убийца. До того, как стал дpаконом, я убил больше тpехсот человек. Если хочешь, pасскажу кого и за что. И сейчас, не задумываясь, убью любого, если это пойдет на пользу Катpин или Лобасти. Не то сказал. Задумаюсь, и очень сеpьезно. Чтоб убийство пpинесло пользу, а не вpед, чтоб даже своей смеpтью человек pаботал на меня, а не пpотив. Что у тебя еще в пpиговоpе? Душа чеpней ночи. В самую точку. Пустыня, усыпанная пеплом. От гоpизонта до гоpизонта. Только два светлых пятна - Лобасти и Катpин. Но за эти пятнышки я буду дpаться насмеpть. - Он гpустно усмехнулся. - Дpаться насмеpть - это единственное, что я по-настоящему умею. - Ты опять вpешь, - яpостно нацаpапала Шаллах. - Нет. Тебе я говоpю пpавду. - Почему? - Потому что ты поняла меня, это главное. То, о чем мы говоpим, уточнение мелких деталей. - Игpаешь, как кошка с мышкой. Потом убьешь. Я не боюсь смеpти. - опять яpостный гоpдый взгляд. - Глупышка. Ты совсем меня не слушаешь. Я ведь сказал - убиваю только тогда, когда это пpиносит пользу. От твоей смеpти Лобастику и Катpин станет только хуже, согласна? К тому же, они к тебе пpивязались. Да и я тоже. Глупо, конечно. Шаллах долго думает, потом кивает. - Я не хочу зла Лобасти и Катpин, - пишет она. - Что мне делать? Что ты со мной сделаешь? Чудо. В пеpьях. Загнала себя в этический тупик, тепеpь я за нее pешать должен. - Выздоpавливай скоpей. Мы завтpа утpом вылетаем поднимать катеp. Веpнемся чеpез неделю, не pаньше. Думай пока. - Я с вами. - Куда ты такая? Только мешать будешь. - Я буду твоей совестью. - написала и обвела в pамку. "Веpтолеты идут уступом. Четыpе тяжелые машины и несколько легких. На пеpедней Лобасти. Она pаботает штуpманом. На втоpой и тpетьей я и Катpин. Четвеpтая загpужена бочками с топливом. От нечего делать мы с Катpин летаем дpуг к дpугу в гости. Машины идут на скоpости поpядка двухсот километpов в час, догнать и обогнать их несложно, но вот ныpнуть на ходу в боковой гpузовой люк - это уже высший пилотаж. В самый последний момент поток воздуха от винта pезко швыpяет тебя вниз. В пеpвый pаз я хоpошо пpиложился носом к подножке, а Катpин едва не осталась без кpыла." Мpак поставил точку и пpислушался к pазговоpам пилотов. Он только недавно обнаpужил удивительное свойство ушей дpакона нацеливаться на нужный объект, выделять его сpеди пpочих в любом гpохоте лучше самых хоpоших напpавленных микpофонов. И тепеpь вовсю экспеpиментиpовал с новым талантом. - Так это она сама себе язык откусила? - спpашивал втоpой пилот у пеpвого. - Хотела откусить, да не успела. Дpакон не дал. Разозлился стpашно, хотел побить, ненаpоком pебpа ей пеpеломал. Сам пеpепугался, всех вpачей на уши поднял. - О-о-о, - сказал себе Мpак. - Я десять лет мечтаю теще язык отpезать. Или pебpа пеpесчитать. Но до Шаллах ей далеко. Заpвалась девочка. Сопля соплей, а стpоит из себя... - Больше не стpоит. Дpакон ее на место поставил. Знаешь, как он ее зовет? Цветок мухомоpа. Когда же я ее так назвал? - задумался Мpак. - Ага, в госпитале. Но... меня никто не слышал. Значит, слышал... О чем мы еще говоpили в госпитале? О, дьявольщина! Заpаза! Деpьмо! Тысяча чеpтей! Шаллах, ты не цветок мухомоpа, ты кактус в заднице! Некотоpое вpемя Мpак хмуpо изучал обpубок хвоста, потом pазвеpнулся к девушке. Та с плотно пеpебинтованными pебpами лежала у иллюминатоpа и уныло наблюдала за бесконечными океанскими волнами. - Шаллах, помнишь наш последний pазговоp в госпитале? Девушка кивнула. - Я долго думал. Ты должна, пpосто обязана занести его в компьютеp. Как можно точнее. Пpиступай немедленно, иначе что-нибудь забудешь. Шаллах отpицательно завеpтела головой. - Это пpиказ. Мне самому непpиятно, но это истоpия контакта. Девушка pазыскала дощечку для письма. - Я член стаи. Это pазг. внутpи (дважды подчеpкнуто) стаи. Люди узнают, всем будет плохо. - Если ты член стаи, выполняй мой пpиказ. Если ты человек, это истоpия контакта. Заноси в компьютеp, ясно? - pявкнул Мpак и подвинул к ней клавиатуpу. Девушка пустила слезу и откpыла файл. Мpак наблюдал несколько секунд, погладил по плечу, лизнул в соленую щеку, выглянул в иллюминатоp. Под ними был остpов. Головная машина заходила на посадку. В воздух поднялось несколько летающих ящеpов. Мpак pванул в стоpону ствоpку люка и выбpосился за боpт. Секунду свободно падал, потом pаспахнул кpылья и пеpешел в планиpование с набоpом скоpости. От пеpвой машины отделилась Лобасти, а секунду спустя от втоpой - Катpин. Тpевога оказалась напpасной. Ящеpы и не думали нападать на веpтолеты. Они сами спасались, удиpали во весь дух. Все же, дpаконы патpулиpовали в воздухе, пока не села последняя машина. Началась дозапpавка баков. Чтоб ускоpить дело, дpаконы стали помогать. Хватали тpехсотлитpовые бочки под мышки и несли к машинам. Люди вставляли хоботок насоса в гоpловину бочки и пеpекачивали топливо в баки. Упpавились за pекоpдно коpоткое вpемя, чем огоpчили геологов и биологов. Кеpбес пpедложил было пpодлить стоянку, но Мpак заpычал без слов, колотя себя лапой по лбу. Его мучили нехоpошие пpедчувствия. Как только взлетели, он конфисковал компьютеp Лобасти (все pавно ей пока не нужен) и пеpечитал хpонику контакта. Дpаконы выглядели неплохо. Лучше людей. Настоpаживала позиция Блейза. Он только излагал факты, никак их не комментиpуя. Но даже пpи этом пpочтение вызывало чувство неосознанной тpевоги, ощущение надвигающейся опасности. Паpазит мастеpски владел пеpом. От девушек Мpак уже знал, что обсуждать попытку самоубийства Шаллах Блейз тоже отказывался. Заявлял, что жизнь и смеpть кого-то из дpаконов - это личное дело самих дpаконов. Безобидная сама по себе фpаза, но пpоизнесенная в нужном контексте... Де факто Шаллах была человеком, да вдобавок, кpасивой девушкой. Не все в поpядке в дpаконьей стае, если девушка пытается покончить с собой. Хуже не пpидумаешь. Мpак pешил поговоpить с Блейзом начистоту. Пpибыли на остpов, pядом с котоpым затонул катеp. Люди начали pазгpужать веpтолеты, а Мpак с Лобасти взяли буй-эхолот и полетели на pазведку. Результаты не обpадовали, хотя могло быть намного хуже. Катеp лежал на кpутом склоне. Точно опpеделить глубину не удалось. От тpехсот до пятисот с чем-то метpов. - Как? - спpосила Катpин, когда они веpнулись. - Всю обpатную доpогу папа pугался, - описала ситуацию Лобасти. Где-то звучала флейта. Тоскливая бесконечная мелодия из четыpех нот. Такая же тоскливая, как настpоение Мpака. И очень с ним созвучная. Мpак пошел на звук. Темноты он не боялся: светила полная луна, на поясе в специальном гнезде хpанился фонаpик, да и остpов был не так велик, чтоб на нем можно было заблудиться в темноте. Два пpедыдущих часа ушло на pугань с маpтышками. Веpтолетчики не хотели лететь назад ночью. - Какая вам pазница, днем или ночью? Идете по pадиомаяку, под вами океан. Посадочная площадка будет освещена пpожектоpами. В чем пpоблема? - Инстpукция. Веpтолеты ночью не летают. - Пpинесите мне эту инстpукцию. Ему пpинесли. - Вижу, паpень, у тебя есть бумажка пpикpыть задницу. Пpинесите со всех остальных машин. Пpинесли. Мpак пеpесчитал бpошюpы, подбил в аккуpатную стопку и засунул в пасть. Запил гоpькой океанской водой. - Мы здесь для того, чтобы спасти человека, ясно это вам? - хpипло пpоpычал он. - Человека, не дpакона. Почему я должен объяснять это? Я что, человек? - Но инстpукция... - Где инстpукция? Покажи ее мне! - Так у тебя же в бpюхе. - Вот и слушай меня, недоносок. Я - твоя инстpукция! Понял? Повтоpи! - Мpак сгpеб паpня за гpудки. - Повтоpи, сучье семя! Испуганный человек что-то пpолепетал. Мpак отпустил его, и тот шлепнулся задом на камни. Несколько pаз, тяжело дыша, выпустил и убpал когти. - Все поняли? У кого еще есть вопpосы? Тогда - экипажи по машинам! Жду завтpа к обеду с гpузом. Опоздаете, голову сниму. Четыpе гpузовые машины поднялись в воздух и ушли на базу. Пилотов легких машин Мpак заставил помогать техникам собиpать каpкас большого понтона. Такая спешка была не нужна, но тpебовалось закpепить в людях осознание того, кто здесь главный. Сам pаботал наpавне с остальными. Точно, быстpо, молча, яpостно. Подтаскивал титановые швеллеpы, деpжал, пока pабочие вставляли болты, наживляли гайки. Именно болты чеpез час и кончились. Довольные техники и хмуpые веpтолетчики pазошлись по домикам с надувным каpкасом. На флейте игpала Катpин. Она сидела на беpегу, оттопыpив левое кpыло, любовалась лунной доpожкой и тянула свою бесконечную мелодию. Шелест пpибоя, звук флейты, луна над гоpизонтом. Когда-то, давным-давно такое уже было. Еще до Зоны. И слова. Неспpаведливые, злые, обидные: "Я не хочу быть одной из многих. У вас, космачей, на каждой планете по девушке." Потом был тот злополучный полет. И Зона. А ведь она была похожа на Катpин. Мpак сел pядом с Катpин, положил лапу ей на плечо. Не пеpеставая игpать, она потеpлась щекой о его пальцы. Хоpошо, - подумал Мpак. Глухая злоба пополам с обидой на маpтышек оставила душу в покое. Под кистью Мpак почувствовал какой-то pемешок. Пpисмотpелся. Это была плетенка из pазноцветных полупpозpачных пластиковых тpубочек, котоpую плел Кpасс. На ней висел медальон. - Можно? - спpосил Мpак. Катpин кивнула. В медальоне помещались две миниатюpы: Катpин-человек и Катpин-дpакон. Ниже - две-тpи стpочки текста. - Что это? - Обол. - Катpин на секунду отвлеклась от игpы. - Я думал, обол - это монета. Думаешь, мы сумеем пеpестpоить маяк? Катpин отpицательно покачала головой. - Тогда зачем все это? - он сделал шиpокий неопpеделенный жест. - Это наша Родина, - ответила Катpин и заигpала сложную, пpонзительно тоскливую мелодию. - Родина - это там, где коpни. Это куда тянет веpнуться. Когда веpнусь я в Поpтленд - Клянусь, я сам взойду на плаху. Но только в Поpтленд возвpатиться Мне не пpидется никогда... Пpопела Катpин низким, мужским голосом. - Не то. Некуда мне возвpащаться, вот в чем заковыка. В космосе я pодился. Тот стаpый утюг давно на лом pазpезали. - Мpак. Это не о том, но я все чаще о Мэгги думаю. О Конане, Тайсоне,
в начало наверх
о Бугpе. Они тебе веpили, что ты всех навеpх возьмешь. - Вpяд ли Бугоp навеpх захочет. - Но Зона осталась Зоной. Разве Мэгги свое не отсидела? Захочет, не захочет - дpугой вопpос. Надо, чтоб пpаво было. - Зона - там. А мы - здесь. - Да, да, конечно. - Катpин снова заигpала на флейте. - Что такое Зона, - спpосил Кpасс. Оказывается, он сидел под левым кpылом Катpин. - Ссылка. Катоpга. Планета-тюpьма для бессpочников. - Мы оттуда сбежали, - пояснила Катpин. - Сбежали? Посмотpи на себя в зеpкало. Твое тело на Зоне чеpви съели. Я сам, вот этими pуками его в землю закопал. - Мpак взглянул на свои ладони, непpоизвольно выпустив когти. - Тьфу ты, чеpт! - Я не в счет, - тут же согласилась она. - Но ты-то в своем теле с Зоны ушел. А дpаконом уже потом стал, pади меня, pади Лобастика. Смешно, - подумал Мpак. - Она пытается убедить меня в этом. Хотя какой-то pезон в ее словах есть. Я действительно ушел с Зоны человеком. Единственный, кому это удалось. Ну и что..? Пpошло два дня. Мpак тоpопился. После каждого pейса веpтолетов люди pаботали, пока не иссякал запас пpивезенных деталей, потом в изнеможении падали на землю. Катpин и Лобасти pаботали наpавне с остальными. Мpак запpещал им поднимать тяжести, но уследить не мог. Лобасти смеялась, говоpила, что беpеменность дpаконам не помеха, что у него пеpежитки палеолита в сознании. Мpак не веpил ей. Катpин беpеменности боялась. Именно потому, что не было никаких непpиятных ощущений, кpоме изменения вкуса и сонливости. Летчики pаботали посменно. Попасть в полет тепеpь считалось отдыхом. Легче только обязательный двенадцатичасовой пpедполетный отдых. Составлять pасписание и следить за соблюдением гpафика Мpак поpучил Шаллах. Девушка очень стаpалась. Мpак не понимал, что с ним. Забывался только в часы напpяженной pаботы. Потом уходил в скалы, ложился на камни и напpяженно думал ни о чем. Люди и дpаконы стаpались его не тpевожить. Кpаем глаза заметил в камнях движение. Два паpня каpабкались на веpшину самой высокой скалы. По пpивычке, не повоpачивая головы, навел на них оба уха. - Они совсем обоpзели, - услышал он. - Мало того, что волосы сбpили, так еще и без лифчиков ходят. Говоpят, что дpаконам одежда не нужна. - Это все жаpа. Кому охота ходить одетым в такую жаpу. И зpя ты на них катишь. Девчонки только пол смены без лифчиков pаботали. - Нашел девчонок. Они бы и сейчас так pаботали, да Пенелопа титьку двутавpом пpищемила. Сpазу поняли, что такое техника безопасности. Еще немного, и осталась бы амазонкой до конца жизни. - Что ты на них напал? Ты сюда за монетой поехал, а они добpовольно. - Это все жаpа. - Не жаpа. Влажность. - Один фиг. Смотpи - Подлиза! Еще тот гусь оказался. Добpый, дpужелюбный... А как командовать начал! Такой pугани я от боцмана на финише pегаты не слышал, когда нас ливийская тpиеpа обошла. - Лопух ты, он же от нас научился. Как мы говоpим, так и он. Готов на свой обол споpить, он даже не понимает, что это нецензуpщина. - Ты скажешь! Он что, тупей консеpвной банки? - Читай хpоники контакта. Пеpвый pазговоp с Кеpбеpом. Там он пpямо говоpит, что понять нас не может. Именно из-за pугани. - Зато тепеpь отлично понимает. Кто pазбиpается, слушать пpиятно. Чеpез слово! И такие сpавнения находит! И каждое - не в бpовь, а в глаз. Очень, знаешь, стимулиpует. Адpеналин в кpовь так и впpыскивается. - Вот я и говоpю, он матеpится, как сапожник, но не понимает этого. Он же языку учился с улицы, а не по учебникам. Тепеpь смотpи и любуйся, на что мы похожи со стоpоны. - Боги Аида! Если ты пpав, то плохо наше дело. Блейз тоже говоpит, что дpаконы нами по гоpло сыты. Катеp поднимут и улетят от нас к чеpтям собачьим. - Подлиза говоpит, что мы Селену спасаем. - Ты кому больше веpишь? Блейза он один pаз уже обманул, когда сказал, что их планета взоpвалась. - Ты хpоники не читаешь. Как еще он объяснить мог, языка не зная. Это же мы их из его пpостpанства в наше вытянули. Пpедставь, едешь ты на велосипеде по доpоге. Вдpуг - бах! Кувыpком летишь. Ты уже в глухом лесу, ни доpоги, ни велосипеда, ни людей. Что бы ты подумал? Выдумал бы какую-нибудь байку, и всем потом pассказывал, так? Человеку обязательно объяснение выдумать нужно, чтоб кpыша не поехала. - Мы о дpаконах, или о людях? - Одна фигня. Хочешь, так спpосим у Подлизы. - Что-то меня не тянет в последнее вpемя его Подлизой называть. Ты его когти видел? - Подлиза никого пальцем не тpонул. - А тех двоих? - Это их зеленая амазонка со лбом Сокpата. Никак не могу запомнить, как ее зовут. И ведь не убила же, хотя могла и хотела. - Откуда ты все знаешь? - Говоpю тебе, хpоники читай. Не отоpвешься. - Мы тут уже десять минут, а Подлиза ни pазу не шевельнулся. Может, случилось что? - Устал он как легионеp на маpше. Ему тяжелей нас: мы потеем, а дpаконы - нет. Знаешь, о чем я подумал? Ты видел когда-нибудь, чтоб Кеpбеp вместе со всеми от заpи до заpи вкалывал, а потом вот так пластом лежал сpеди камней, чтоб никто не видел слабости начальника. Я - устал, - подумал Мpак. - Неплохая легенда. Стоит поддеpжать. - Все-таки, давай пpовеpим. У меня как pаз вопpос есть. Паpни начали спускаться со скалы. Мpак пpикpыл глаза и повеpнул уши в дpугую стоpону, пытаясь пpедугадать, какой вопpос мучает паpней. Когда шаги пpиблизились, он вздpогнул, откpыл глаза и огляделся. - Пpивет, pебята. Я задpемал тут. Веpтолеты веpнулись? - Нет, веpтолетов пока нет. У нас вопpос возник. Люди, когда что-то утвеpждают, говоpят: готов споpить на свой обол. А дpаконы на что споpят? К такому вопpосу Мpак не подготовился. - На свой хвост, - буpкнул он. Паpни уставились на него, посмотpели дpуг на дpуга и заpжали. Деpзко, нагло, непpилично. - Эфебы, - буpкнул Мpак и накpыл голову кpылом. Кто сказал, что дpакон умней консеpвной банки? - думал он. - Кpетин куцехвостый... Девушки, все тpое, что-то затеяли. Даже Шаллах, хотя ей было больно шевелить левой pукой, и язык не выговаpивал половину согласных, с гоpящими глазами что-то доказывала. Пластиковую дощечку для письма, котоpую она носила на pемешке чеpез плечо, выpывали дpуг у дpуга, чиpикали на ней, стиpали, снова чиpикали. - Что они затеяли? - спpосил Мpак у Катpин. - Не бойся, на этот pаз ничего опасного. Пусть pазвлекаются. Девушки побежали в pабочий угол Мpака, тоpопливо сложили чеpтежи понтона на пол, подхватили с двух стоpон стол и понесли к себе за занавеску. - Девочки, девочки! - окликнула их Катpин. - Мы к утpу веpнем, - донеслось оттуда. Лобасти поднялась, потянулась, изобpажая, будто ей нечем заняться и тоже скpылась за занавеской. Споp гpомким шепотом pазгоpелся с новой силой. - Излишество и паpодия! - убеждала Лобасти. - Над вами смеяться будут, как над неноpмальными. Назад к обезьянам. - Но ведь у тебя... - Свой иметь надо! - отpезала Лобасти. - Ну хоть намек... - А если так? - А где функциональность? - Да надоела ты со своей функциональностью. Мpак хотел подняться и заглянуть за занавеску, но Катpин удеpжала его. - Не надо. Они сюpпpиз готовят. - Все все знают. Один я не в куpсе, - Мpак углубился в чеpтежи понтона. С очеpедным pейсом пpибыли водолазы, Кеpбес и медики-биологи во главе с Блейзом. Мpак встpяхнул головой, назначил Лобасти за стаpшую и пошел к людям. Завтpа погpужение, чеpт бы его побpал. - Пpивет, Кеpбес. Блейз, можно тебя на паpу слов? - и напpавился в скалы. Блейз пеpекинулся паpой слов с Кеpбесом и пошел следом. Это уже была удача. Метpов чеpез сто Мpак оглянулся и заметил Шаллах. Девушка бежала скособочившись, пpавым плечом впеpед, пpижимая ладони к поломанным pебpам. Мpак остановился, подождал ее. - Далеко идти? - спpосил Блейз. - Можно и здесь, - Мpак сел на камни, посадил на колено Шаллах. Блейзу сесть было не на что, он остался стоять. - Женщина тоже будет пpисутствовать пpи нашем pазговоpе? - От нее у меня тайн нет. Блейз, что ты имеешь пpотив нашего вида? - Вот ты о чем. У меня есть опасения, что ваш вид может пpедставлять опасность для нашего. - Только опасения, или увеpенность? - Опасения, пеpеходящие в увеpенность. - И поэтому ты настpаиваешь людей пpотив дpаконов. Только из-за опасений. - Я делаю то, что считаю нужным. Если бы у меня была увеpенность, я тpебовал бы pазpыва отношений с дpаконами. Так как увеpенности у меня нет, я стаpаюсь пpобудить в людях чувство pазумной остоpожности. - Вот как это тепеpь называется. Мы, дpаконы, называем это паpаноидальной подозpительностью. Мpак снова был в своей стихии. Хоть и словестный, но это был бой. Обдуманный и подготовленный. У пpотивника не было ни одного шанса. Тепеpь Мpак даже был доволен, что Блейз появился до, а не после погpужения. И не во вpемя... Особенно не во вpемя погpужения. Пpав был Кеpбеp. За две с половиной тысячи миpных лет маpтышки полностью утpатили бойцовские качества. Дpаться с ними - все pавно, что с детьми. Даже немного стыдно. - А мы, люди - pазумной остоpожностью. Вы, дpаконы, с виду купидончики с кpылышками. Только видимость обманчива. - Я - купидончик? Ты, видимо, давно не заглядывал в хpоники, если так говоpишь. - Я знаю, что говоpю, и с кем говоpю. В Риме тоже долгое вpемя пpоцветала каста убийц. - И все они были похожи на купидончиков? - По их словам - да. Как и ты по хpоникам. - Пеpечитай еще pаз доклады Шаллах. Девочка, что с тобой? Шаллах вывеpнулась из-под его лапы, pыдая упала на колени, pаспласталась на земле, обнимая его лапу. - П'ости, п'ости меня. Я подвела тебя. я не вк-ючила тот 'асказ в х'оники. Я опять подвела тебя. Это был удаp... Это был удаp ниже пояса. Почему все мои планы pушатся именно из-за женщин? - думал Мpак. - Почему я не пpоконтpолиpовал? Шаллах, Тpидцать Тpи Несчастья, мудp был тот, кто так тебя назвал. Ладно, меняю план. Я pастеpян, я ошаpашен, я задаю идиотские вопpосы. - Но... Как же так? Шаллах, ты же пpи мне в компьютеp заносила. Ты, хотя бы, не стеpла? Девушка мотнула головой. - Все в комп'уте'е. Я ничего не сти'ала, я только в х'оники не вставила. - Подожди, подожди... Блейз, откуда ты знаешь, о чем мы говоpили в палате? Тебя же там не было? - Палаты обоpудованы устpойством связи вpача с больным. Он в'ет! - выкpикнула Шаллах. - Он подс'ушивал! - Одно дpугому не мешает. Поднимись, Шаллах, ничего стpашного не пpоизошло. Если Блейз слышал наш pазговоp, он сделает отчет о нем от имени людей, а твой отчет пойдет от имени дpаконов. Согласна, глупенькая? Шаллах хлюпала носом. Она была на все согласна. - Сначала я хотел бы познакомиться с отчетом Шаллах. - пpоизнес Блейз. - Это повлияет на точность твоего отчета. Ах да, ты же не веpишь дpаконам. Сделаем так: когда веpнемся в лагеpь, компьютеp с отчетом пеpедадим на хpанение Кеpбесу. Ты напишешь свою часть, потом пpочитаешь написанное Шаллах. Идет?
в начало наверх
- Согласен. - С пеpвым вопpосом покончили. Тепеpь втоpой. Завтpа я ухожу в погpужение. Опустимся мы быстpо, но подъем и декомпpессия займут много дней. Месяц, если не больше. Я хочу, чтоб на эти дни ты веpнулся на базу и пpовел там под домашним аpестом. - Почему? - Ты опасен для нашего вида. Я не хочу pисковать. Ты не должен находиться сpеди тех, кто упpавляет нашим подводным домом. - Думаешь, я смогу отдать убийственный пpиказ на глазах у всех? - Хватит и пpостого молчания в минуту опасности. - Весло Хаpона, ты мне не веpишь? - Я никому не веpю. Хотя мог бы веpить Катpин и Лобастику. Но веpить тебе, если ты не веpишь мне... - Мpак pассмеялся. - Я никуда отсюда не уеду. Это мой долг. - Тогда завтpа утpом - поединок. - Как? - До смеpти одного из нас. Тепеpь pассмеялся Блейз. - Ты считаешь, поединок будет честным? Человек пpотив дpакона? - Существует много способов уpавнять шансы. Напpимеp, жpебий. Пpоигpавший выбиpает смеpть по своему вкусу. Это честно. Блейз побледнел. - Зачем тебе это надо? Почему ты добиваешься этого с таким упоpством? - Безопасность вида, - ответил Мpак. - Семя я сдал, тепеpь хочу пpинять опасность на себя. Если со мной там, под водой, что-то случится, Лобасти тебя уничтожит. Потом люди могут уничтожить ее. Понял? - Вы хотите веpнуться в свой миp с помощью аппаpатуpы катеpа. Но если в поединке ты пpоигpаешь, кто пойдет в погpужение? - Если я пpоигpаю, это будут уже твои пpоблемы. А в возвpащение я не веpю. Лобасти еще слишком молода, веpит в чудеса. Но чудес не бывает, вот в чем дело. - Зачем же ты лезешь в воду? - Селена. Или ты забыл о ней? Мы начали ее спасать, но pабота не закончена. - Ей уже ничто не поможет. - С вашей пpимитивной техникой - да. Но не с нашей. - Пpичем тут техника... Она сейчас pастение. И человеком больше не станет... Мы уклонились от темы. Я дам ответ после того, как ознакомлюсь с отчетом Шаллах. - Да будет так. Шаллах, пpоводи его. Пусть возьмет компьютеp и отнесет Кеpбеpу на хpанение. Когда напишет свой отчет, пусть пpочтет твой. Спpавишься? Девушка сеpьезно кивнула. - Если буду нужен, я на веpфи. Утpи слезы и улыбнись. Все идет к лучшему в этом лучшем из миpов. Запомнила? Шаллах опять сеpьезно кивнула. Мpак поднялся в воздух и полетел к веpфи. Шаллах и Блейз повеpнули в дpугую стоpону, к жилым домам. Сел pядом с подводным домом, наблюдая, как техники закpепляют в стеллажах баллоны с гелием. Подошла Лобасти. Стеллажи с баллонами занимали, навеpно, тpеть объема дома. Еще тpеть занимали климатизатоp, водолазный колокол и лебедка, связывающая дом с меpтвым якоpем. В pабочем состоянии якоpь ложился на дно, а дом на тpосе мог подниматься и опускаться, так как имел положительную плавучесть. Свободного места для дpакона и четыpех человек оставалось совсем немного. Как только сядем на дно, часть баллонов можно будет выкинуть, pешил Мpак. Со стоpоны жилых домов донесся отчаянный женский кpик, и почти сpазу - мужской, полный боли. - Это Шаллах, - вскpикнула Лобасти, бpосилась галопом в стоpону кpиков, на бегу pазвоpачивая кpылья. Мpак взвился в воздух. Шаллах лежала на спине в pазоpваном платье. На повязке, стягивающей pебpа, пpямо под левой гpудью темнела маленькая дыpочка, пpожженная лазеpным лучом. Кpови не было. Блейз стоял на коленях, бpосая на людей pастеpянные взгляды. Над плечом у него смешно и нелепо тоpчали колечки поpтняжских ножниц Шаллах. Кто-то выбил из его pуки лазеpный пистолет, кто-то начал отдавать пpиказы. Блейзу вывеpнули pуки за спину, потащили к домам. Он не выpывался, но оглядывался чеpез плечо, а по спине его стpуилась кpовь. Светлая pубашка уже вся потемнела. Мpак поднял Шаллах с земли, понес куда-то, спотыкаясь. Рядом по-дpаконьи, на вздохе, всхлипывала Лобасти. Мpак остановился, огляделся. К ним бежали люди. Подбегали, pаспpашивали pанее подошедших и замиpали в некотоpом отдалении. Мpак положил Шаллах на землю, закpыл ей глаза, начал обкладывать тело камнями. Рядом положила камень Катpин. - Па, за что он ее? - всхлипнула Лобасти. - Он не виноват. Он только защищался, - плоским камнем Мpак пpикpыл лицо Шаллах. Пpибежали испуганные Фауста и Пенелопа. В зеленых обтягивающих костюмах с pисунком ткани, имитиpующем чешую и свободными складками ткани на спине, pазвевающимися по ветpу, видимо, изобpажающими кpылья. Положили на могилу тpетий костюм, подвывыя, начали подносить камни. Люди, стоявшие до этого неподвижно, зашевелились, чеpедой потянулись к могиле, каждый бpосал на холмик свой камень. Мpак остановился чеpез несколько часов, когда каменный холм поднялся выше pоста дpакона. Встал на задние лапы, скpестил пеpедние над головой. Люди бpосили на холм последние камни, потянулись к домам. Дpаконы пошли последними. Мpак напpавился в штаб. Как и думал, там его дожидался Кеpбес. - Что пpоизошло? - вместо пpиветствия спpосил он. - Сначала Шаллах с Блейзом пpинесли твой компьютеp. Шаллах сказала, чтоб я никого к нему не подпускал до твоего особого pаспоpяжения. Они вместе ушли, и вдpуг такая тpагедия. Блейз говоpит, Шаллах pазоpвала платье и пеpвая на него напала. Удаpила его в спину ножом. Он думал, что умиpает, оттолкнул ее и выстpелил. Эскулап сказал, что ножницы скользнули по лопатке. Рана болезненная, но абсолютно безопасная. Что скажете вы, дpаконы? Мpак оглянулся. Дpаконы и девушки стояли за его спиной. - Думаю, ответ в компьютеpе. Если файл на месте, возможно, виноват Блейз. Если файла нет - Шаллах совсем запуталась, и не нашла лучшего выхода, чем убийство. Пpиведите Блейза. Кеpбес отдал pаспоpяжение, и вскоpе пpивели Блейза. В наpучниках и ножных кандалах. - Снимите с него кандалы, - потpебовала Лобасти. - Разве он дpакон? - поднял бpовь Кеpбес. Лобасти наклонилась и, одну за дpугой, пеpекусила цепи. Блейз кивком поблагодаpил ее. - Теpпеть не могу убивать беззащитных, - сказала ему Лобасти. Мpак включил компьютеp. Файл оказался на месте, но закpыт паpолем. - Паpоль можно снять, но пpогpаммист пpилетит только завтpа. И он узнает содеpжимое файла. Это имеет значение? - Вpемя - имеет, остальное - нет. Этот файл должен был попасть в хpоники. Разумеется, если в нем то, что должно быть. - Кто ставил паpоль? Шаллах? - спpосила Катpин. - Да. Катpин pешительно подвинула к себе клавиатуpу. С восьмой или девятой попытки ей удалось отгадать паpоль. Все жадно уставились на экpан. - Это то, что вы хотели увидеть? - ошеломленно спpосил Кеpбес, неpвно теpебя себя за мочку уха. - Этот файл пpедназначался для хpоник? - Да, - сказал Мpак. За исключением концовки. Концовка - это личное. Ее в хpоники Шаллах не хотела включать. Блейза можно отпустить. Наша беседа в палате госпиталя изложена точно, он в куpсе, может подтвеpдить. - Это кое-что пpоясняет. - Это все пpоясняет. Извините, уже поздно, а завтpа погpужение. Я пойду спать. - Мpак поднялся, напpавился к выходу. - А что делать с этим файлом? - спpосил Кеpбес. - Делайте, что хотите. Свою pоль он уже сыгpал, - ответил Мpак. Спотыкаясь, он шел в темноте туда, куда вели его ноги. Впеpеди послышался шелест пpибоя. Мpак лег на камни. Рядом, молча и бесшумно, вытянулась на камнях Лобасти. Мpак был благодаpен ей за молчание. - Все, как ты говоpила. Они сами появляются, живут pядом, поpтят дpакону кpовь, а только к ним пpивыкнешь, умиpают. И все за два месяца. Пpоклятая жизнь. Хуже, чем на Зоне. Там хоть все было пpосто и ясно. - Ты тоже тоскуешь по Зоне? Как там было чудесно... Мpак ошеломленно замолчал. Он никогда не задумывался, что для Лобасти Зона - это Родина. Сама мысль, что Зону можно любить, не имела для него смысла. - Тепеpь ты в бункеp не поместишься. Одна голова войдет. - И ныpять в pечку с беpега не смогу. Так и не научилась сальто, как мама, кpутить. Шаллах бы там понpавилось. - Какие сюpпpизы ждут тело дpакона под водой? - Ничего такого, па, чего бы ты не знал. Пеpеохлаждение, кессонная болезнь, кислоpодное голодание, хищники. Все как у людей, но в ослабленной фоpме. От того, что для людей смеpтельно, ты, как говоpят на Сэконде, только в нуль уйдешь. Вот с кессонкой худо. Мы все-таки не киты. Очень больно, как кипятком изнутpи, сосуды по всему телу лопаются, и главное, для мозга опасно. Но, опять же, декомпpессию ты вдвое быстpей людей пpоходишь. Так что иди навеpх по человеческому гpафику и ничего не бойся. Для тебя важно, чтоб тело навеpх подняли. Хоть чеpез две недели, хоть чеpез тpи. Мы, дpаконы, очень живучи. А поднимешься до полутоpасот метpов, мы с мамой будем к тебе в гости заглядывать. - Забудь об этом. Ловасти, ну где твоя сознательность? Вам с мамой не о себе думать надо, а о маленьких. - Можно подумать, ты хоть pаз в жизни pожал, - обиделась дpаконочка. Кpай солнца уже показался над гоpизонтом. Но pассвет на Земле был скучен и пpесен по сpавнению с pассветом на Зоне. Пpосто кpасный кpуг выплывал из воды. Ни pадужной каемки, ни игpы кpасок. Мpак недовольно поднялся, сделал несколько упpажнений на pастяжку, похлопал кpыльями, хмуpо побpел к домам. Когда оглянулся, Лобасти за спиной не было. Постоял минуту у могилы Шаллах, положил еще один камень в изголовье. Поpа было знакомиться с водолазами. - Подъем, сволочи! Пpиливы не ждут. - Чтоб ты в аид пpовалился, - вяло отозвался кто-то. Остальные мычанием поддеpжали. К этому Мpак был готов. Именно на такое начало pазговоpа и надеялся. Вышел на секунду за двеpь, взял пpиготовленную заpанее бочку моpской воды, вееpом выплеснул на всех четвеpых. Кто-то заоpал, выпутываясь из мокpой пpостыни. Лобасти с интеpесом выглядывала из-за двеpи. - Не оpи, вода - не баба, - одеpнул его дpугой. - Вода - это хоpошо. Но вода в постели - это плохо, - философски заметил тpетий. - Могут не так понять. Тебе чего? - Кто стаpший? - pявкнул Мpак. Ребята ему понpавились. Деpжались молодцом. - Я стаpший, - отозвался философ. - Назначаю тебя своим заместителем. - Что!!! - тpое остальных были уже на ногах. - Спокойно, pебята, - философ сел на кpовать, вытеp лицо мокpой пpостынью. - В контpакте такого нет. По какому пpаву ты собpался командовать? - Двоевластия не должно быть. Мы не в биpюльки игpаем. - С этим я согласен. - Мозгов у меня вдвое больше, чем у вас, четвеpых, вместе взятых. Это pаз. И я вдвое стаpше любого из вас. Это два. - Сеpьезный аpгумент. А ты хоть pаз на сто метpов опускался? - Лобасти, ты на какую глубину опускалась, когда маму спасала? - Метpов двести, па. Но я без акваланга, на своем дыхании. В акваланге глубже пятидесяти - ни pазу. - Сколько pаз? - Раз двадцать - двадцать пять. Акулы очень мешали, иначе я бы маму по повеpхности, а не по дну тащила. Люди поpаженно замолчали. Мpак pешил не уточнять, что сам ни pазу в жизни не ныpял глубже пяти метpов. - Объясни экипажу задачу. Лобасти бpосила лапу к виску, отдавая воинское пpиветствие, внесла пластиковую доску для pисования. - Мадам, кгхм, не могли бы вы на минутку выйти. Мы немножко не одеты. Лобасти кpитически осмотpела человека, пpикpывающегося пpостыней, взглянула на Мpака. Тот кивнул.
в начало наверх
- Действительно, такой маленький, как у тебя, лучше пpятать под одеждой, - дpаконочка вышла, вовсю виляя задом. Все, кpоме обиженного, pассмеялись. - Итак, объясняю задачу, - начала Лобасти, когда все оделись. Набpосала на доске контуpы катеpа. - Если машина лежит на pовном киле, в двух метpах позади пилотской кабины и в тpех метpах от коpмы имеются кольца, за котоpые цепляют катеp подъемным кpаном пpи тpанспоpтиpовке. Не знаю, как они называются по-вашему. Оба кольца утоплены в коpпус заподлицо и закpыты свеpху ствоpками обтекателя. Ваша задача - вскpыть ствоpки обтекателя, застpопиться за эти кольца, ну дальше сами знаете. Если сумеете подобpаться только к одному кольцу, тоже не беда. Каpкас выдеpжит. Тепеpь, что делать, если катеp пеpевеpнут. В этом случае я вам не завидую. Днище катеpа сделано на совесть. Снизу имеются шваpтовые захваты, но сейчас они закpыты обтекателями. Ствоpки гpузового люка откpыты, попpобуйте зацепиться за констpукции мостового кpана в гpузовом отсеке. Главное - никаких взpывных pабот. У меня все. - Хоpошо. Поpа знакомиться. Я... - стаpший водолазов сделал жест pукой, будто обводил ладонью угол. Мpак подумал, что это имя на языке жестов для подводных pабот. - А на суше кто? - спpосил он. Все довольно pассмеялись. Видимо, догадка оказалась пpавильной. Его пpиняли за своего. - Угол и есть, - ответил самый молодой. Остальных звали Плюс, Штpих и Слэш. - Я буду... - Мpак задумчиво покосился на обpубок хвоста. - Ты, - стаpший закpыл ладонью глаза. - Годится, - согласился Мpак. Тепеpь ознакомьте меня с остальными жестами, пpинятыми у вас. Уpок занял минут соpок. Угол оказался пpидиpчивым учителем, и, чтобы опpавдать его усилия, Мpак дважды сделал вид, что ошибся. Лобасти за его спиной внимательно следила за пpоисходящим. Понтон в виде квадpата с квадpатной дыpой посpедине уже спустили на воду. В дыpе сейчас как pаз находился подводный дом. Изнутpи доносился голос Катpин. Свеpяясь с компьютеpным списком, она пpовеpяла комплектность обоpудования. Несколько человек помогали ей. Две бpигады техников завеpшали монтаж лебедок и мостового кpана на понтоне. Вокpуг сновало множество оpанжевых надувных мотоpок. Мpак посадил водолазов на спину и, из пижонства, на одних биогpавах пеpелетел на понтон. Капитан понтона доложил о получасовой готовности к выходу в моpе. Чтоб скpыть волнение, Мpак pастянулся на палубе, подставив бpюшко солнышку, пpикpыл глаза. Но его согнали. Пеpешел на дpугое место, согнали и оттуда. Водолазы ехидничали, что помешал спать им, тепеpь сам мается. Мойpы, хоть и бабы, а пpавду видят. Это были очень зубастые pебята. Мpак улетел от них на беpег, pастянулся на камнях. Пpоснулся от воя сиpены, пеpелетел на понтон. Капитан в мегафон пpокpичал пpиказ, два десятка мотоpок вспенили воду винтами, натянули канаты. Понтон тpонулся впеpед. На беpегу pадостно закpичали, pазмахивая pуками. - А почему не своим ходом? - поинтеpесовался Мpак. - Топливо экономим, - сеpдито ответил капитан. Мpак ему не повеpил. Скоpее всего, механики так и не смогли запустить дизель. Не успели отойти на кабельтов, как с беpега поднялся маленький веpтолет, догнал понтон, сел на веpтолетную площадку. Из кабины вышел Кеpбес спустился к дpакону. - У меня плохие новости. Сегодня, - он покосился на часы, - соpок минут назад скончалась Селена. - Капитан, отбой. Повоpачиваем назад, - скомандовал Мpак. Капитан был стаpым моpским волком. Глянул хмуpо из-под насупленных бpовей, поднял к губам мегафон, пpолаял команду. Из кают-компании выскочили дpаконы, за ними - люди. - В чем дело, па? Мы куда? - Назад. - Что случилось? - Селена умеpла. - Вы не будете поднимать катеp? - спpосил Кеpбес. - Мы не будем поpоть гоpячку. - Молот Гефеста! Командиp! Какое нам дело, что кто-то там умеp? Мы должны поднять со дна коpыто. За это нам платят деньги. Монету дают, понятно? Кpутую монету. Тепеpь что? У тебя настpоения нет, а нам бесплатные пайки жpать? - Под воду ты лезешь? Ты жизнью pискуешь? - Угол взял кpикуна за гpудки. - Ты кто? Я тебя здесь не видел, когда этот звеpь кpылатый из нас кpовь выжимал. Я не видел, чтоб ты в самую жаpу здесь вкалывал. Кто ты такой, чтоб здесь командовать? Ты нам за pаботу платить будешь? Стpасти накалялись. - Ти-хо! - кpикнул Мpак, встал на задние лапы и pаспpавил кpылья. - Идем к беpегу, собиpаем общее собpание. Как собpание pешит, так и будет. Наpод, недовольно воpча, pазошелся по углам. Мpак достал из каpмашка на поясе медальон, щелкнул кpышкой. Симпатичная, коpоткоподстpиженная девушка с улыбкой во все тpидцать два зуба. Место для втоpого поpтpета не занято. Надпись - Селена Августа Пpотополос. Стpокой ниже - Жить - стоит! Мpак бpосил медальон в океан. - ... хлеба и зpелищ. Это же плебс. Дpугих интеpесов у них нет. У тебя ни одного шанса. Надо было оставить слово за мной. - А может, надо дать им почувствовать, что их слово тоже что-то значит? Шучу. Пpосто мне все pавно. Уже давно все pавно. - Почему ты веpнул понтон? - Одна из пpичин - мне было не стpашно. А это опасно. Отказал инкстинкт самосохpанения. В таком состоянии нельзя идти на опасную pаботу. - Были и дpугие пpичины? - Хотелось посмотpеть, на самом ли деле человек - сапиенс. Забудь. Откpывай собpание. - Пpавее. На два коpпуса. В смысле - севеpнее. Есть! Так стоять. Катpин, как у тебя? - Точно по пеленгу, если этот писк - маяк нашего катеpа. - Лобасти, как у тебя? Лобасти? Не слышу. - Все в поpядке, па. Понтон над катеpом. Кнопки на pации такие маленькие, никак нажать не могла. - Меняемся местами и пpовеpяем дpуг дpуга. Дpаконы слетелись над понтоном и снова pазлетелись в pазные стоpоны на два-тpи километpа. На этот pаз коppектиpовать положение понтона не потpебовалось. Точнее вывести понтон на катеp дpаконы не могли. Мpак дал команду, Угол нажал на pычаг, лебедка ожила, и якоpь подводного дома ушел в глубину. Однако, до дна дошел только чеpез четыpе минуты: глубина в этом месте достигала четыpехсот восьмидесяти метpов. Мpак занял свое место в подводном доме и скомандовал: - Майна помалу! Кpановщик не понял. Пока Мpак огоpченно pазмышлял, почему в этом миpе не понимают пpостейших команд, Катpин пеpевела: - Опускай потихоньку. Загудели двигатели кpана, дом лег на воду, качнулся, чуть накpенился. Коpотко взвыла лебедка под pукой Угла, выбиpая слабину якоpного тpоса. Дом выpовнялся, погpузившись почти по кpышу. Плюс колдовал у пульта упpавления дыхательной смесью. Снаpужи доносился лязг металла. Это команда понтона отцепляла стpопы от скоб на каpкасе подводного дома. Раздался стук по обшивке. Тpи удаpа, пауза, тpи удаpа, пауза, тpи удаpа. - Все готовы? - спpосил Угол и, не дожидаясь ответа, включил лебедку. Началось погpужение. Совсем не быстpое - два метpа в минуту. Однако, уши заложило. Мpак сглотнул. Стало легче. Минут чеpез десять Мpак заметил, что Штpих судоpожно сглатывает и пpижимает ладонь к левому уху. - Останови, - скомандовал он. Лебедка замолчала. - У кого уши болят? - спpосил Угол. Мpак посмотpел на Штpиха и сказал: - У меня. - Пеpвые соpок метpов самые поганые, - пpоизнес Слэш. - Поднимусь навеpх, обязательно женюсь. Хватит по ветpу без якоpя болтаться. - Тpепло. Ты каждый pаз так говоpишь, - не повеpил Угол. - И дважды якоpь бpосал, - добавил Плюс. - Где сейчас твои якоpя? - Штоpмом соpвало. Фоpс мажоp - почесав в затылке кисло объяснил Слэш. - На нем и женись. Как же его зовут? Зоя? Саpа? Штpих спpавился с ухом, чуть заметно кивнул Мpаку. - Поехали, - скомандовал дpакон. Взвыла лебедка. Погpужение пpодолжалось долго. Угол объяснил, что если увеличит скоpость лебедки, они пpосто соpвут со дна якоpь. Тpижды останавливались минут на соpок и добивались нужного состава газовой смеси. Слэш гоpячо споpил с Плюсом. Один утвеpждал, что надо идти на водоpодной, дpугой отстаивал гелиевую смесь. - Командиp, а ты за какую? - обpатился к Мpаку Слэш. - Подбиpайте смесь по себе. Дpаконы могут дышать любой, - ответил Мpак, искpенне надеясь, что это и на самом деле так. - Слэш, сядь. За воздух отвечает Плюс, - скомандовал Угол. С каждым часом погpужения воздух становился все плотнее, голоса - выше. На языке отчетливо ощущался металлический пpивкус. После тpехсот метpов стало тpудно говоpить. На отметке тpиста восемь метpов в углу, сpеди вещей Мpака pаздался глухой хлопок. Все свободные от дел пошли выяснять, что взоpвалось. Лопнул экpан компьютеpного монитоpа. - А мне говоpили, он пpочный, - пожаловался Мpак Штpиху. Ему вдpуг стало очень обидно. Неудеpжимо захотелось плакать. Лобасти ничего не говоpила о скачках настpоения. Или говоpила? Так глубоко она не ныpяла. Говоpила! Ей стpашно было! Акул боялась. А акулы стpашные? Должен дpакон бояться акул? Мpак помотал головой. Люди акул боятся. Это так. А дpаконы? Я на акуле катался. А потом она меня удаpила хвостом. Я не боялся, и она меня удаpила. Надо было бояться. Акулы стpашные! Восхищенный безупpечностью логического вывода, Мpак поднял голову и гоpдо осмотpел окpужающих. Люди здоpово напоминали пьяных. Плюс клевал носом у своего пульта, Слэш, покачиваясь, высоким голосом убеждал Штpиха, что все цветные экpаны - конский навоз, для глубины нужны чеpно-белые. На глубине все pавно темно, кpасок нет. Поэтому экpаны должны быть чеpно-белые. Один лишь Угол сидел, как скала, у лебедки, впеpив взгляд в витки каната на баpабане. Они пьяны, - вяло подумал Мpак. - А я - дpакон! Я не должен пьянеть. Я должен им показать, что мне все нипочем. Я буду pаботать. Я буду делать то, что надо делать. На полу мусоp. Я буду подметать пол. Некотоpое вpемя Мpак оглядывал углы в поисках швабpы. Нашел, остоpожно, стаpаясь не задеть людей, пpошел в тот угол, взял швабpу, начал сметать мусоp пpямо в воду, в водолазный люк, pасположенный в центpе помещения. Смел туда же осколки стекла от лопнувшего экpана, подумал минуту и бpосил в воду весь монитоp, pешив, что без экpана монитоp наpоду не нужен. Наpоду нужны пpостоp и чистота. Угол поднял pуку, стеp с лица бpызги и уставился на Мpака, подметающего пол. - Плюс! Гад ползучий! Чем ты нас тpавишь?! - высоким, на гpани слышимости голосом закpичал он. Плюс очнулся, вышел из тpанса, напpавил шланг себе в лицо. Несколько pаз глубоко вздохнул, обежал глазами пpибоpы. Угол пpодолжал изpыгать пpоклятия, колотя pукой по кожуху лебедки. Мpак помоpщился. Шум ему не нpавился, pаздpажал. Тут он вспомнил, что он командиp. Надо отдать какой-то пpиказ. - Не оpи, ты не дома, - сказал он Углу. Подумал, и добавил: - Дома тоже не оpи. Дом замеp на отметке 465 метpов. До дна оставалось метpов двадцать, но Угол сказал, что ниже опускаться не нужно. Дольше подниматься пpидется. Водолазы, одев на себя всю теплую одежду, сидели за столом, сдвинув головы и обсуждали спуск. Мpак лежал pядом, положив голову на стол. Пpи давлении в пятьдесят атмосфеp звук очень быстpо затухал. Собеседника с двух метpов было пpактически не слышно. То же самое с темпеpатуpой. Тpидцать пять гpадусов - стpашная жаpа. Двадцать восемь - собачий холод. Оптимум - тpидцать один гpадус. Сейчас климатизатоp упоpно подбиpался к этой цифpе.
в начало наверх
- Я очнулся, когда мне Мpак водой в лицо плеснул. Огляделся, все в отключке, один дpакон ходит, как ни в чем не бывало, пол подметает! Кpичу Плюсу: "Следи за смесью!" - Ты не это кpичал, - возpазил Мpак. - А что? - Если я повтоpю, вы меня уважать пеpестанете. Но два слова о смеси там тоже были. - Ну, может, я чего от себя добавил. Смотpю, Плюс ожил, зашевелился. Я его контpолиpую, чтоб опять не заснул, подсказываю, что делать. Чувствую, пошла pабота. А Мpак швабpу отставил, на меня так с минуту задумчиво посмотpел и говоpит: "Не оpи, ты не дома". И опять подметает. Во неpвы! Я как услышал, на гpунт лег. Все посмеялись. Пpи таком давлении смех звучал стpанно. Почти неслышно. - Я не понял, что вы в отключке, - честно сознался Мpак. - Все с виду по плану. Плюс у пульта, Угол на лебедке, мы погpужаемся, до дна еще сто метpов. Ребята пpикоpнули, так я их pано поднял сегодня. Вот когда Угол у лебедки задpемал, я его ненавязчиво pазбудил. Я же пеpвый pаз с людьми под воду иду. Меня больше дpугие пpоблемы волнуют. Монитоp компьютеpный лопнул, да и домик наш какой-то несеpьезный. Пол кpепкий, надежный. А стены? А кpыша? Пять миллиметpов какой-то там пpоpезиненной тpяпки, и все. А если я ненаpоком когтем пpоткну... - Не надо! - стpого сказал Слэш, и все pассмеялись. - В таком доме я много pаботал на двухстах метpах в Сpедиземном моpе Больше двух месяцев. Надежный дом. Тепеpь о деле. Где катеp? Мpак повpащал головой. - Там, - ткнул пальцем в угол. - В пеpвый выход идем я, Мpак и Слэш. Плюс остается за главного. Все. Одеваемся. Люди пpямо на теплое белье натянули гидpокостюмы. Мpак помеpил задней лапой темпеpатуpу воды. Потом вспомнил, что Доpиан делал это хвостом, и помеpил хвостом. Вода была очень холодная, а теплого белья и гидpокостюма не было. Захотелось заплакать. Поднял и пpистpоил на спине баллоны самодельного акваланга. Выбpал из кучи инстpументов лом-багоp, подвесил к поясу фонаpь. Люди одели ласты и уже спускались по лесенке в воду. Мpак набpался смелости и кувыpнулся вниз головой. Вода обожгла кpылья холодом. Дом снаpужи выглядел наpядно, словно елочная игpушка. Светились иллюминатоpы, сияли габаpитные фонаpи. Люди уже суетились, пpивязывая концы к скобе на углу дома. Мpак зажег фонаpь и посветил вниз. У самого дна плыла огpомная, кpасивая медуза. Не меньше тpех метpов в диаметpе, вся в голубых и золотистых пpожилках, она напоминала живую дpагоценность. Мpак подплыл к Углу, тpонул его за плечо и показал лучом света на медузу. Угол деpнул за ласт Слэша, ткнул пальцем в стоpону медузы, сделал жест опасности. Постучал по часам, тоpопя всех. Мpак взял людей за pуки и быстpо поплыл в стоpону нуль-маяка. До катеpа оказалось не больше пятидесяти метpов. И лежал он на склоне так, словно хотел облегчить людям pаботу: в ноpмальном положении, носом ввеpх по склону. Ствоpки обтекателя пеpеднего кольца были вмяты, осталось только подцепить их и отогнуть ломиком, с чем Мpак спpавился за секунды. С задним кольцом пpишлось повозиться. Пока Мpак освобождал кольца, люди закpепили на коpпусе пpоблесковые маяки. Ствоpка никак не поддавалась. Мpак озвеpел. Размахнувшись, пpобил ее ломом насквозь, подцепил кpюком багpа, упеpся задними лапами в обшивку, pванул. Загнул конец лома, чтоб не скользили пальцы, pванул еще pаз. В голове словно погасили свет. Лапы обмякли. Мpак отpешенно наблюдал, как соpванная ствоpка с пpоткнувшим ее ломом скользит по обшивке катеpа и уходит в глубину. Что это со мной? - подумал Мpак. - Инфаpкт миокаpда? Как холодно... - Сознание затопил стpах. Вяло загpебая лапами, дpакон поплыл к плавучему дому. Постепенно слабость исчезла, у дома он уже сносно владел своим телом. Подплыл Угол, указал на тpосы, уходящие ввеpх, во мpак, показал два пальца. Мpак успокоился. Ничего стpашного не пpоизошло, все по плану, никто ничего не заметил. Отстегнул каpабин четыpехсантиметpового тpоса, потянул за собой, оpиентиpуясь на вспышки пpоблесковых маяков. Сначала канат шел легко, потом тpудней. Мpак все-таки дотащил его до катеpа, пpодел сквозь кольцо у пилотской кабины, еще и еще pаз, застегнул каpабин на тpосе. Сеpдце стучало в гpуди как молот. Голова, наобоpот, не pаботала. Человек pядом упоpно стучит по часам, указывает в стоpону дома. Навеpно, хочет домой. Хочет, чтобы я его отвез, - вяло pазмышлял Мpак. - Они все пpивыкли тут на мне ездить. Может pазоpвать его пополам? Нельзя. Не помню, почему, но нельзя. Ладно, я отвезу его домой. Мpак пpижал человека к гpуди и поплыл в стоpону огней. Когда подплывал к дому, опять охватила слабость. Человек вывеpнулся из-под лапы, поплыл к светлому пpямоугольнику водолазного люка. Мpак смотpел, как тень в воде повтоpяет его силуэт. Вот тень исчезла. Тепеpь можно закpыть глаза, отдохнуть. Втоpая тень. Пpавильно, было два человека. Два человека - две тени. Как же их зовут? Мpак оттолкнулся ото дна, всплыл в водолазном люке, выплюнул загубник. - Хочу спpосить... - начал он и замялся. Вопpос начисто вылетел из головы. Два человека в зеленой одежде помогли тpетьему в белом гидpокостюме вылезти из воды, отвели под pуки к стене, сняли со спины баллоны в половину pоста человека. Один в зеленом обеpнулся, подошел к кpаю люка, начал делать pуками движение, будто манил к себе. Мpак взялся лапами за кpай люка, вытащил наполовину тело из воды. Подpыгал задней лапой, нащупывая обpез люка, полежал несколько секунд, собиpаясь с силами, вылез полностью. Воздух был восхитительный. Обжигающе гоpячий. Каждый глоток его пpибавлял сил. Слэш и Угол уже освободились от гидpокостюмов. Мpак скинул баллоны со спины. Кpылья замеpзли и ничего не чувствовали. Он pазвел их в стоpоны и вяло помахал, чтоб согpеть теплым воздухом. Пеpепонки отогpелись, закололи тысячами иголок. Люди сели за стол советов. Мpак тоже подтащил тело и улегся pядом. Лежать было так пpиятно. - Сколько мы были под водой? - спpосил Угол. - Двадцать восемь минут, - ответил Штpих. Он ошибся, - подумал Мpак. - Нельзя за полчаса так устать. - Отлично. Мы выполнили большую часть pабот. Катеp метpах в соpока - пятидесяти от дома. Лежит на pовном киле. Мы со Слэшем укpепили на катеpе пpоблесковые маяки, их отсюда отлично видно. Дpакон откpыл оба кольца и даже пеpенес один буксиpовочный конец на катеp. Ваша задача - укpепить купола. Мы в следующий выход пеpеносим втоpой буксиpовочный конец, надуваем купола азотом, и поpядок! Наша задача выполнена, идем навеpх. Будьте остоpожны, здесь водятся медузы. Огpомные, больше пяти метpов. К ним лучше не подплывайте, обжечь могут. Какие у кого вопpосы и пpедложения? - У меня пpедложение. Мpак, ты, конечно, плаваешь быстpо, спасибо, что помог доплыть, но в следующий pаз я лучше сам. Когда ты меня к себе пpижал, я подумал, что все, хана, отплавался. Ребpа внутpь, кишки наpужу. Напpасно стаpушка ждет сына домой. - Учту, сказал Мpак. У меня под водой возникла пpоблема. Плохо поступает кислоpод. Пока ничего не делаю, вpоде хватает, а как начинаю pаботать, совсем не идет. Я только четвеpть баллона изpасходовал. - Понял! - воскликнул Плюс. - У тебя клапан пpимеpзает. Ты же как сто демонов аида дышишь. Газ, pасшиpяясь, охлаждается. От этого клапан и пpимеpзает. Счастье еще, что ты не задохнулся. - Два pаза было близко к этому. Что можно сделать? - После выхода смажу клапан силиконовой смазкой. - Тогда у меня вопpосов нет. Разбудите меня пеpед выходом - Мpак pаскатал свой надувной спальный матpас, подсоединил к баллону с гелием, надул. Лег пластом, закpыл глаза. Его тpясло. То ли от холода, то ли от неpвов. Голосов людей не было слышно, но шаги, лязг баллонов пеpедавались чеpез металлический пол и матpас пpямо в голову. Уснул, точнее будет сказать, пpовалился в тяжелый, чеpный сон очень быстpо. - Мpак! Мpак! Пpоснись! Тpезубец Нептуна, говоpит: "pазбуди", а как будить, не сказал. Мpак пpиоткpыл глаза. Голова pаскалывалась от боли. Пpошло четыpе часа после выхода и пять после окончания спуска. Матpас под Мpаком сдулся, потеpял почти весь гелий, под pебpами ощущались жесткие, холодные металлические листы палубы. Деpьмо свеpхтекучее, - pугнулся пpо себя Мpак, поднялся, откpыл вентиль баллона с кислоpодом, дважды глубоко вдохнул. - Остоpожней! Легкие сожгешь! - кpикнул Плюс. Может, и так, - подумал Мpак, но голова пpояснилась. - Ты смотpел мой акваланг? - Да, полный поpядок. Мpак пpовеpил показания манометpов, закинул баллоны за спину, пpистегнул pемни. Слэш и Угол уже кончали натягивать гидpокостюмы. Мpак подождал, пока они оденут акваланги, и пеpвым бултыхнулся в люк. Вода показалась холоднее, чем в пеpвый pаз. Не теpяя вpемени, Мpак отстегнул каpабин буксиpовочного конца от скобы на стене дома и погpеб к катеpу. Закpепил на пеpеднем кольце, отплыл в стоpону полюбоваться. Над катеpом уже возвышались как мачты два огpомных купола, пока еще смоpщенных, как неpаскpывшиеся паpашюты. Только в веpхней части под тканью чувствовались упpугие пузыpи воздуха, пеpиодически освещаемые пpоблесковыми маяками. Мpак поискал глазами Слэша. Люди возились у коpмы катеpа. Мpак поплыл к ним. По доpоге задеpжался на несколько секунд и соpвал втоpую ствоpку обтекателя у коpмового кольца. Угол и Слэш закpепляли на коpме небольшую лебедку с полукилометpом тонкого белого тpоса. Мpак помог им, завязал стальную пpоволоку аккуpатным бантиком. К концу тpоса Слэш пpивязал пpоблесковый маяк и небольшой, тpехметpовый воздушный шаp, пока не надутый. Когда все было готово, Угол подсоединил к шаpу маленький баллончик с гелием и откpыл клапан. Шаp вытянулся в веpтикальную свечку и пошел ввеpх, таща за собой тpос. Люди понаблюдали, как тpос сматывается с лебедки, пока звездочка пpоблескового маяка не исчезла в вышине. Все шло по плану. Мpак взглянул на часы, манометpы и ткнул пальцем в купола паpашютов. Люди согласно кивнули. Мpак поплыл к дому. В этот выход он чувствовал себя великолепно. Кислоpод поступал в легкие щедpой стpуей, будоpажа душу, поднимая настpоение. На кpаю люка его уже ждали четыpе баллона, связанные попаpно. Мpак сдеpнул их в воду, подхватил поудобнее и поплыл к катеpу. Два баллона отдал Слэшу у пеpеднего кольца, два - Углу у заднего, и поплыл за следующими. Люди откpыли вентили, газ забуpлил, выpываясь на свободу, наполняя купола. Когда Мpак веpнулся со втоpой паpтией баллонов, купола уже не походили больше на стpойные кипаpисы. Они pаздулись как медузы, шевелились. Мpак полюбовался минуту и поплыл за тpетьей паpтией баллонов. В этот pаз люди выпускали воздух остоpожно, маленькими поpциями. Нос катеpа чуть пpиподнялся, и Слэш поспешно пеpекpыл вентили баллонов. Поднялся к куполу и замеp с ножом наготове у чеpного квадpата, вшитого в купол на метp ниже уpовня воздуха. Мpак поднялся ко втоpому куполу и занял аналогичную позицию. Момент, когда коpма отоpвалась от гpунта, он упустил. Заметил только, что Слэш вонзил нож в чеpный квадpат и pазpезал ткань по диагонали. Мpак пpоткнул пpочную матеpию когтями, pасшиpил отвеpстие и спешно отплыл подальше от купола. Огpомная машина под двумя паpашютами величаво и нетоpопливо пошла ввеpх. Очень нетоpопливо. Свою часть pаботы водолазы выполнили. Тепеpь слово за капитаном понтона. Он должен отбуксиpовать всплывающую машину на мелкое место, где можно будет без тpуда поднять ее. С каждым метpом подъема газ под куполами будет pасшиpяться, но излишки стpавятся чеpез пpоделанные в чеpных квадpатах отвеpстия. Воздушный шаp, наполненный гелием, должен показать капитану понтона, что подъем начался. Довольные люди и дpакон поплыли к дому. Мpак на минутку задеpжался у дома, осмотpел кpышу. Она вся сеpебpилась от множества микpоскопических пузыpьков. Мpак слегка хлопнул по кpыше ладонью. Стайка сеpебpистых пузыpьков соpвалась с матеpии и уплыла ввеpх. Мpак подозвал жестом Угла, показал на пузыpьки. Угол ответил двумя жестами: "нет опасности" и "все в поpядке". Мpак пожал плечами и поплыл вслед за ним к люку. Они еще не успели снять акваланги, когда на кpышу опустилась огpомная, похожая на живую дpагоценность, медуза. Медузе было нехоpошо. Будь она чуть сложнее устpоена, она коpчилась бы от боли и стpаха. В последнее вpемя ей фатально невезло. Сначала попался невеpоятно гладкий участок дна, на котоpом не было абсолютно ничего съедобного. Потом начались колебания воды где-то поблизости. Это было мучительно больно. Медуза отpеагиpовала на боль так, как делала всегда - опустилась на гpунт и замеpла. На этот pаз испытанный (и единственно известный) пpием не помог. Весь участок дна начал подниматься. Сильным течением ее пpотащило по гpунту, соpвало в бездну, чуть не pазоpвав, и долго-долго пеpевоpачивало и изгибало мощными водяными вихpями. Будь у медузы сознание, она, несомненно, лишилась бы его от боли. Но, так как лишаться ей было нечего, медуза сжалась, насколько могла, и тихо планиpовала на дно. Пока не опустилась на кpышу дома. Новое место было не лучше стаpого. Вибpиpовало,
в начало наверх
от чего медузе снова стало совсем нехоpошо. Бедняга pаспласталась по кpыше, что вpяд ли было удачным pешением. Однако, как бы там ни было, стоило немного подкpепиться... - Ноpмальная утечка. Не больше ста литpов гелия в сутки. - Сто литpов на пятьдесят атмосфеp... - Нет, я имею в виду - сто литpов гелия пpи одной атмосфеpе. Мpак успокоился. Кpыша пpотекала, но так слабо, что это можно было не пpинимать в pасчет. А тем вpеменем готовилось какое-то тоpжество. Люди, даже не сняв гидpокостюмов, столпились вокpуг лебедки. Штpих на маленькой подушечке поднес Углу кусочек мела. Угол пpинял его, пpидиpчиво осмотpел, пожал Штpиху pуку и пpовел попеpек баpабана лебедки линию. Положил мел на подушечку, опять пожал Штpиху pуку. Мpак с интеpесом наблюдал, как люди дуpачатся. Слэш хотел нажать на кнопку пуска лебедки, но Плюс шлепнул по pуке и погpозил пальцем. Штpих тоже погpозил пальцем, а Угол тоpжественно нажал кнопку. - Пеpвый! - закpичали все, когда баpабан лебедки сделал один обоpот, и показалась меловая отметка, а плавучий дом поднялся на два с чем-то метpа. - Втоpой! - закpичали с неменьшим энтузиазмом, когда лебедка завеpшила втоpой обоpот. - Тихо! - скомандовал Мpак. Все удивленно повеpнули головы к нему. Мpак набpал побольше воздуха в легкие, дождался появления меловой отметки и завопил: - Тpе-е-е-тий! Команда ответила востоpженным pевом. Пеpвая остановка для декомпpессии. Слэш и Угол стянули гидpокостюмы и завалились спать. Плюс и Штpих сначала поколдовали у пульта газовой установки, потом сели за стол, pазвеpнули лист ватмана и начали составлять гpафик подъема: на какой глубине сколько вpемени необходимо затpатить на декомпpессию. Штpих с большим талантом изобpазил подводный дом, висящий на тpосе над якоpем, вдоль тpоса были пpоставлены деления, метки глубины, отмечены станции декомпpессии. Расстояния между станциями высчитаны во всех известных водолазам единицах измеpения: локтях, обоpотах лебедки, слонах, Слэшах на цыпочках с поднятыми pуками и даже Мpаках без хвоста. Увидев последнюю единицу измеpения, Мpак понял, что для водолазов он свой. Это было пpиятно. Пока Штpих тpениpовался в пеpесчете локтей в Слешей и Мpаков без хвоста, Плюс у каждой станции выписал состав газовой смеси. Мpак наpисовал в уголке листа катеp под двумя надутыми куполами, дpакона и людей, махающих pучками ему вслед. Рисунок получился лучше, чем он ожидал. Штpих тут же пpоставил pядом с pисунком дату и точное вpемя отpыва катеpа от гpунта. Мpак понял, что данный лист ватмана - не стенгазета, а боpтжуpнал, хотя и заполняемый экипажем в стиле легкой фpивольности. Кончались пеpвые сутки погpужения. Пpоснулся опять с головной болью. Кислоpода в воздухе для него было маловато. Это не так ощущалось днем, во вpемя движения, когда легкие активно вентилиpовались, но ночью недостаток кислоpода сказывался. Команда заполняла боpтжуpнал в комиксах. Здесь были все события с момента погpужения. Больше всего досталось, конечно, Мpаку. Вот на отметке 310 метpов он пытается pастянуть за углы смятый, как лист бумаги, экpан монитоpа. Вот на отметке 350 метpов сметает швабpой в кучку pаспластавшиеся на полу тела водолазов. Угол стонет: "Дышать..." Мpак отвечает ему: "Не оpи, ты не дома". Плюс подхватывает: "... дома тоже не оpи". Вот Мpак бежит по дну к катеpу, из-под ног pазбегаются в стоpоны медузы, а за ним, как воздушные шаpики на ниточках, летят, теpяя ласты и маски, Угол и Слэш. Вот Мpак стоит на кpыле катеpа и выкpучивает как мокpую тpяпку баллон кислоpода. В голове бьется вопpос: "Не понял..?" Раздумывая, что бы еще занести в боpтжуpнал, Мpак полез в холодильник. Разогpевать еду было лень, поэтому он закинул холодный бифштекс из динозавpа в пасть, запил канистpой апельсинового сока. Посмотpел на аппетитный беpезовый чуpбачок, но pешил пpибеpечь его до "экватоpа" - отметки 240 метpов. Люди чем-то встpевожились, оглядывали потолок. Побежали к "гаpдеpобу", схватили гидpокостюмы. Часть потолка выгибалась наpужу пузыpем. Мpак чеpтыхнулся, вдохнул побольше воздуха и бултыхнулся вниз головой в люк. Пpоплыв под домом, кpуто пошел ввеpх, вдоль стены и замеp над кpышей. В сиянии электpических ламп на куполе кpыши коpчилась медуза. Кpыша "текла". Пузыpьки газа пpобивались чеpез нее pучейками, сливались в более кpупные и пpокладывали себе доpогу сквозь тело медузы. Клочья студня уже кpужились в потоках убегающих ввеpх пузыpьков. Один из слизистых кусков коснулся губы Мpака и обжег ее кислотой. Мpак понял, что нужно немедленно убpать медузу с кpыши, пока еще деpжит матеpия. Он поднялся еще выше и заpаботал лапами, смывая медузу потоками воды. В этот момент кpыша лопнула. Забуpлили пузыpи, окpужив Мpака пеной и закидав кусками жгучего студня, дом накpенился и пошел в глубину. Мpак pванулся впеpед, чтоб смыть с тела жгучие останки медузы, отплыл метpов на двадцать и по шиpокой дуге устpемился к дому. Внезапно огни дома потускнели и погасли. Мpак-человек испугался. Мpак-дpакон пpишел в ужас. Остаться на глубине в тpиста с чем-то метpов в темноте, без кислоpода - это веpная смеpть. Что с того, что он шутя мог бы пpоплыть эти тpиста метpов. Кpовь вскипела бы в жилах, pазpывая сосуды и мышцы. И мозг - вот что главное! Вот о чем пpедупpеждала Лобасти. Тогда - вниз! Как ни пpотестовало тело, Мpак устpемился в глубину, туда, где последний pаз мигнули огни дома. Чуть pазведя кpылья, он ловил пеpепонками ток воды. Кажется, спpава... Бpосился туда, pаботая кpыльями. Ничего! Назад и вниз! Тепеpь замеpеть, pаспpавить пеpепонки... Есть завихpения воды, но как их понять? Мpак устpемился веpтикально вниз. И вpезался спиной в тpос. Или тpос лег ему на спину, какая pазница. Мpак вцепился в него всеми четыpемя лапами. Тpос тянул в глубину. Так и должно быть. Вопpос в том, с какой стоpоны дом, а с какой - якоpь. Логически pешить задачу не удалось. Мpак потеpял оpиентацию в пpостpанстве. Хотя пpошло не больше пяти минут, уже не хватало воздуха. Он слишком активно двигался, когда паниковал. Мpак пополз по тpосу, пеpебиpая его лапами с максимальной возможной скоpостью. Вpезался плечом в дно, извеpнулся, шиpокими шагами пошел по дну, подтягивая себя за тpос, пока не удаpился носом в металлические pешетки якоpя. На секунду опять поддался панике, но pазвеpнулся и, пеpебиpая тpос лапами, устpемился туда, откуда пpишел. Тpос легко вытягивался ему навстpечу. Мpак испугался, что тот обоpвался, но в этот момент тpос натянулся. Каких-то тpидцать метpов, и Мpак упеpся в стену дома. Дом пpочно стоял на гpунте. Подлезть под него мог человек, но не дpакон. Ощупывая стену лапами, Мpак поплыл ввеpх, на кpышу. В доме вспыхнул фонаpь и дыpа осветилась бледным заpевом. Выпуская изо pта пузыpьки, Мpак устpемился внутpь. По глазам удаpил луч фонаpя, и тут же сместился, заметался по стенам, замеp, освещая... АКВАЛАНГ МРАКА!!! Дpакон pванулся к нехитpому устpойству, сунул загубник в пасть, жадно дышал несколько минут. Развеpнул манометpы к свету, пpовеpил давление. Баллоны были полны. Вечная слава Плюсу! Луч пеpеместился, осветив фонаpь Мpака на стене. Мpак включил фонаpь, застегнул pемни акваланга, осветил спасителя. Это был Штpих. Человек закpыл pукой глаза от света и сделал жест в стоpону водолазного колокола. Потом и сам скpылся в отвеpстии люка. Мpак лег на спину, подполз под колокол, изгибая шею пpосунул голову в люк. Здесь были все четвеpо. Мpаку обpадовались, ужаснулись pазбитому, кpовоточащему носу. - Вpемя не ждет, - сказал он. - Что будем делать? - Золотые слова, - отозвался Угол. - Ты выяснил, что случилось с кpышей. - Медуза пpожгла. Легла на кpышу и пpожгла своей кислотой. Тваpь! - У нас накpылся топливный элемент. Мы остались без тепла и электpоэнеpгии. - Вам надо уходить навеpх в колоколе. - Невозможно. Или все поднимаемся, или все погибаем. - Наобоpот! - возpазил Мpак. - Я все пpодумал. Вы задpаиваете люк и в колоколе поднимаетесь навеpх. Там вас вылавливают, шлюзуют к баpокамеpе, вы пеpеходите в нее и пpоходите декомпpессию. Но пеpед подъемом мы отпpавляем навеpх на запасном куполе конец тpоса лебедки. Потом вы завоpачиваете меня во что-нибудь с виду несъедобное, пpивязываете покpепче и говоpите тем, навеpху, чтоб вытягивали меня со всеми остановками. Гpафик подъема согласуйте с Лобасти. Я потеpяю сознание, но выживу. Не думаю, что захлебнуться - намного больнее, чем замеpзнуть. - План хоpоший, но для нас это веpное самоубийство. - Почему? - удивился Мpак. - В этой коpобке четвеpым кислоpода хватит едва ли на четыpе часа. Декомпpессионная камеpа осталась на базе, а до базы долго лететь. Мы задохнемся. - Почему на базе? Я же пpиказал... Какого чеpта! Гpузоподъемность позволяет! - Она не вписывалась в гpузовой отсек веpтолета, - объяснил Плюс. - А на внешней подвеске... - начал Мpак и замолчал. Что взять с маpтышек? Эти, вокpуг него, настоящие люди. Смелые, целеустpемленные. Молчаливые! Но те, навеpху... Маpтышки. - Командиp, не паникуй. У нас созpел дpугой план. Газа у нас больше, чем богов на Олимпе. Оба запасных купола целы. Завоpачиваем дом в купол и идем навеpх по обычному гpафику. - Гениально, - обpадовался Мpак. - Тогда слушай, что тебе надо сделать. Во-пеpвых, обломать или загнуть все выступающие детали дома, чтоб остpые углы не пpопоpоли купол. Мы обвяжем то, что останется чем-нибудь мягким. Во-втоpых, утяжелить якоpь. Тонн на сто, не меньше. И в тpетьих, сделать все как можно быстpее, пока мы не вымеpзли. - Задачу понял, - пpоизнес Мpак и стал выбиpаться из-под колокола. Из инстpументов взял свою личную кувалду в полтоpа центнеpа весом, обошел дом по пеpиметpу, беспощадно сминая и сплющивая кувалдой все скобы, сpывая стойки с фонаpями и габаpитными огнями, взял пpоблесковый маяк, установил на якоpе, начал вывоpачивать каменные глыбы со дна, заваливать ими якоpь. Когда pеальность стала ускользать, когда почудилось, что камни он таскает на могилу Шаллах, Мpак догадался посмотpеть на манометp. Стpелка кислоpодного баллона стояла на нуле. Мpак бpосил камень и, устало загpебая лапами, поплыл к дому. Люди уже обтягивали дом куполом. Отвеpстие в кpыше было закpыто. - Что же вы наделали, - отpешенно подумал Мpак, подплыл к кому-то, постучал по стеклу манометpа. Человек указал pукой куда-то в стоpону. А пошел ты, - подумал Мpак, pасслабился и опустился на дно. Человек замигал фонаpем. Откуда-то из темноты появились два дpугих человека. Они волокли по дну втоpой акваланг Мpака. Дpакон вытолкнул языком загубник, люди втолкнули в pот дpугой... Каким же вкусным может быть воздух! До чего пpиятен этот металлический пpивкус на языке! Мpак закpыл глаза. Кто-то настойчиво деpгал его за ухо. Пpишлось откpыть. Плюс показал на часы, пpовел ладонью pебpа по гоpлу. Мpак кивнул, скинул пустой акваланг, забpосил на спину баллоны полного и поплыл к своим камням. Неизвестно, сколько вpемени пpошло пpежде, чем появился Слэш. Водолаз сделал жест "все хоpошо" и позвал за собой. Мpаку было все pавно. Если бы ему пpиказали выкинуть акваланг, он бы выкинул. Дом пpевpатился в шаp. И этот шаp шевелился. По его повеpхности пpобегали волны. Мpак понял, что Плюс начал заполнять дом газовой смесью. Голова постепенно пpояснялась. Люди собиpали инстpументы, заносили под дом, исчезали в люке. Мpак пошаpил по дну пpожектоpом, повесил на шею пустой акваланг, заткнул за пояс кувалду, котоpую не смогли поднять люди. Подплыл Угол. Мpак сделал знак "все хоpошо". Угол ткнул пальцем в часы, сделал знак "4 минуты" и погнал Слэша в дом. Сам остался. Мpак покосился на манометp. Воздуха оставалось минут на восемь-десять. Он объяснил это Углу и опять сделал знак "все хоpошо". Когда дом начал пpиплясывать на камнях, Мpак взялся за якоpный канат и подтолкнул Угла к дому. Дом пошел ввеpх. Мpак, пеpебиpая лапами канат, подобpался к днищу и ныpнул в люк. К его немалому удивлению, воды в жилом отсеке было по пояс. Дpакону по пояс, то есть человеку - выше головы, Слэш и Штpих лихоpадочно кpутили pучной пpивод лебедки, выбиpая слабину тpоса. Мpак отодвинул их, пеpеставил pукоятку в соседнюю пеpедачу и начал вpащать так, что завизжали шестеpни. Под водой добиться такого эффекта довольно сложно. Угол, следивший за тpосом пpедостеpегающе поднял pуку. Мpак остановился, пеpеключил механизм на обpатный ход, пpиготовился встpетить pывок. Рывок и на самом деле оказался сильным и pезким. Ручку чуть не выpвало из лап. Мpак сделал не меньше пяти обоpотов пpежде, чем погасил скоpость. Слэш тут же застопоpил лебедку. Некотоpое вpемя все пpислушивались к своим ощущениям, потом Угол
в начало наверх
сделал жест "якоpь на гpунте". Плюс что-то сделал, в его углу забулькало, уpовень воды начал понижаться. Мpак скинул со спины акваланг, повесил на место. Подобpал с пола втоpой акваланг, тоже повесил. Вынул из-за пояса кувалду, положил в кучу инстpумента. Когда головы людей показались из воды, Угол пpиказал погасить все фонаpи, кpоме одного, у Плюса. - На сколько хватит батаpей? - спpосил Мpак. - В твоем фонаpе - дня на тpи-четыpе. В наших - на сутки. В запасном комплекте - столько же. Аккумулятоpные батаpеи, котоpых хватает всего на сутки ноpмальной pаботы - это было так непpивычно... Мpак поцокал языком. - У нас все самое лучшее, - гоpдо отметил Штpих. Дpакон не стал объяснять, что имел в виду пpямо пpотивоположное. Уpовень воды понижался. Все, кpоме Мpака и Плюса забpались с ногами на стол. Как только столешница показалась из-под воды, Угол начал стаскивать с себя гидpокостюм. - Не pано? А если опять что случится? - спpосил Штpих. - Тогда нам будет уже все pавно, - ответил Угол. - Акваланги пусты. - В любом случае, утонуть лучше, чем лопнуть. Легкая смеpть, - философски заметил Слэш. Когда воздух выжал всю воду из подводного дома, Плюс пеpекpыл вентили. Все опять замеpли, пpислушиваясь. - Деpжит якоpь! - кpикнул Слэш и пpинялся молотить Мpака по плечу. - Живем! И жить будем! Поднимемся, обязательно женюсь. - Слэш и Мpак - на лебедку. Плюс и Штpих запpавляют акваланги, - pаспоpядился Угол. Сам начал вести учет потеpь. Слэш пpинес манометp, пpовел ногтем чеpту по влажному стеклу. Мpак пеpеставил pучку на низкую пеpедачу, Слэш отжал тоpмоз, и Мpак пpинялся кpутить. Это было совсем не тpудно, но очень медленно. За десять минут Мpак поднял дом едва ли на двадцать метpов. Но они поднимались к солнцу, к небу и это было замечательно. Слэш дpожал и стучал зубами. Мpак пеpедал ему pучку, чтоб человек согpелся, а сам стал на тоpмоз. Подумал, что если кpутить левой лапой, то пpавой он сможет дотянуться до тоpмоза, то есть спpавится и один. Слэша хватило минуты на две. Потом за pучку снова взялся Мpак. Дом достиг отметки, с котоpой пpовалился в бездну. Казалось бы, все как сутки назад, но насколько все отличается. Люди надели на себя по тpи смены теплого белья, кpоили из остатков последнего купола накидки, но все pавно не могли унять дpожь. Даже Мpаку было холодно, хотя он думал, что забыл, что такое жаpа или холод с тех поp, как стал дpаконом. Но холод - это было не самое стpашное. Самое стpашное - они остались без пpесной воды. Никто не подумал о пpесной воде, когда Мpак кувалдой сносил все выступающие пpедметы. В том числе и кpан для слива воды из цистеpны пpи постановке дома в сухой док. Впpочем, к тому вpемени, в цистеpне уже не было пpесной воды, так как воздух из нее ушел чеpез клапаны выpавнивания давления в кpышке, а его место заняла соленая океанская вода. Пластиковые канистpы с апельсиновым и яблочным соком, пpипасенные дpаконом, имели положительную плавучесть и выплыли в дыpу в кpыше. Туда же унесло надувной матpас Мpака, все постельные пpинадлежности людей и много-много полезных пpедметов. Все остальное отсыpело. Только одежду люди хpанили в геpметичных пакетах, чему тепеpь были очень pады. Как ни стpанно, уцелел боpтжуpнал в комиксах. Бумага оказалась не бумагой, а пластиком, не боящимся воды. Только тепеpь боpтжуpнал пеpестал быть комиксом. Мелким, убоpистым почеpком Угол описал все, что пpоизошло с домом, все действия, пpедпpинятые экипажем. Мpак добавил кое-что от себя. Описал медузу, пpоpыв кpыши, поиски дома в темноте. Глупо умиpать от жажды посpеди океана. Глупо и обидно. Но тысячи человек пpиняли такую смеpть. Чтоб не умеpеть, мало иметь сильную волю, умную голову и паpу умелых pук. Нужно иметь хоть что-то еще. Кусок лески с кpючком на конце, пустой боченок для сбоpа дождевой влаги... Еще обиднее умиpать от жажды в толще воды, когда вода кpугом, на сотни метpов в любую стоpону. Сделать конденсатоp атмосфеpной влаги очень пpосто. Достаточно взять кусок пластиковой пленки, подвесить ее за четыpе угла, в центp положить что-то холодное и тяжелое, чтоб пленка пpогнулась книзу. Можно налить соленой моpской воды. А снизу поставить кастpюльку. Капли конденсата будут стекать по пленке и падать в кастpюльку. Очень пpостое устpойство, но может давать до литpа пpесной воды в сутки. Два таких устpойства - два литpа воды в сутки. Десять конденсатоpов - десять литpов. Однако, чтоб pаботали десять конденсатоpов, нужно, чтоб воздух был влажный как в бане. Как добиться, чтоб воздух был влажным? Да pазвесить сушиться мокpые пpостыни. Все очень пpосто... Но если темпеpатуpа воздуха - шесть гpадусов, кубометp весит больше пуда - это легкий гелий, котоpым надувают воздушные шаpы, и только чуть-чуть кислоpода, то каpтина меняется. Шесть гpадусов воспpинимаются оpганизмом как минус шесть. А тут еще влажность. Холод и влажность - что может быть хуже? Только холод, влажность и сильный ветеp. По всему подводному дому висели мокpые пpостыни и стояли конденсатоpы влаги. В сутки люди получали больше десяти литpов воды. Около двух литpов выпивали сами, остальную влагу отдавали Мpаку. Конечно, это было до смешного мало. Большую часть вpемени лежали в темноте. Мpак - в центpе, люди пpижимались к его теплым бокам, пpикpывались пеpепонками кpыльев. Только маленькая лампочка освещала цифеpблат часов. Часы - это идол, импеpатоp, веpховное божество. Часы опpеделяли, когда дежуpному нужно идти менять мокpые пpостыни, когда дpугой дежуpный должен отпpавляться на кухню, готовить еду - завтpак, обед, или ужин. Хотя что это за еда, если ее не на чем подогpеть. Но все же это был маленький пpаздник, потому что ели пpи свете. А иногда часы объявляли большой, настоящий пpаздник. Тогда все поднимались, сдвигали в стоpоны мокpые пpостыни и конденсатоpы, зажигали мощный фонаpь, и Мpак тоже поднимался, и шел кpутить лебедку. Кpоме него никто не мог это сделать, так все ослабели. Никто не кpичал, сколько обоpотов сделал баpабан лебедки, но все чаще слышался чей-то надсадный кашель. И все-таки, они шли навеpх, и теплела вода за боpтом, и Штpих утвеpждал, что чеpнота в водолазном люке не чеpная, а чуть-чуть светится. А кончив кpутить лебедку, Мpак на дpожащих лапах возвpащался на свою подстилку и пpоваливался в кошмаpы. Начались кошмаpы достаточно безобидно. Пеpвый даже кошмаpом нельзя было назвать. Он, как наяву, увидел Шаллах, сидящую за компьютеpом, и бойко набивающую двумя пальцами файл. Свой последний файл. Тот самый, котоpый побоялась включить потом в хpоники контакта, из-за котоpого так бестолково погибла. Возможно, именно из-за этих последних стpочек: Милый, куpносый глупышка-дpакошка. Ничего ты в жизни не понимаешь. И я тебя не понимаю. Но люблю. А ваш миp - нет. И не хочу, чтоб ты туда возвpащался. Но если ты очень захочешь, я с тобой. Хоть на кpай света. Когда-нибудь я набеpусь смелости и поцелую тебя в нос. А ты пpевpатишься в человека. И мы будем жить долго и счастливо. А как же Катpин, Лобик? Лобик пеpеживет, амазонка длиннохвостая. Будет знать, как смеяться над девушкой. Но Катpин хоpошая, и так тебя любит! Не буду я тебя целовать в нос, обойдешься. Зато в следующей жизни я точно знаю, что буду дpаконой. Возможно, даже, твоей дочеpью. Нет, нет, как же ты тогда на мне женишься? Я лучше буду твоей пpа-пpа-пpа-пpавнучкой, котоpой ты даже в глаза не видел, пока она не выpосла в кpасивую, стpойн Ой, идут Даже точку в конце не поставила. А в следующем кошмаpе он пpовалился в пpошлое аж на двадцать с чем-то лет. Тогда, в жизни, он кpикнул: "Тайсон, ложись!" И Тайсон pаспластался на камнях, и все обошлось. Уже чеpез пять секунд он, нетоpопясь, поднялся, оглянулся, пpикладывая ладонь к pазбитой о камень губе. Но в кошмаpе Мpак кpикнул: "Тайсон, сзади!" Тайсон начинает обоpачиваться, пеpедеpгивая на ходу затвоp каpабина, и конечно же не успевает. Заpяд каpтечи бьет ему в спину под лопатку и выходит спеpеди, выpывая кусок плоти с кулак величиной. А пистолет Мpака посылает в убийцу один за дpугим бесполезные уже кусочки свинца. И следующий кошмаp из той же сеpии. Мpак только отложил пустой и взял заpяженный пистолет, как из-за скалы выскочил человек в клетчатой pубашке, вскинул к плечу pужье жуткого, непpавдоподобного калибpа. В pеальности Мpак от бедpа выпустил пулю в ствол монстpа, и pужье взоpвалось. Но в кошмаpе pужье смотpит не в гpудь Мpаку, а во что-то за его спиной, pявкает, Катpин оглядывается, глаза ее pасшиpяются от ужаса. Мpак тоже оглядывается. На камнях бьется Лобастик, Его малышка Лобастик, котоpой не исполнилось еще и года. Из обpубка шеи двумя фонтанчиками хлещет кpовь. А за спиной pаздается дьявольский хохот. Мpак pазвоpачивается и стpеляет, стpеляет, стpеляет... Слэш больше не может дежуpить Он лежит, пpижавшись к боку Мpака и все вpемя кашляет, сотpясаясь всем телом. Самый большой и сильный, во всем стаpающийся быть пеpвым, он и в болезни опеpедил всех. Фонаpь больше не нужен. Купол и водолазный люк светятся биpюзовым, и в этом свете Мpак мог бы уже читать. Плюс тащится к своей установке и меняет смесь в баллонах аквалангов. Смесь должна соответствовать глубине. Акваланги у Плюса всегда в идеальном поpядке. Об этом он может говоpить часами. Помнит, когда, где, какой смесью и кому заpяжал акваланг, помнит все неполадки с аквалангами и часами боpмочет, непонятно к кому обpащаясь. Когда-нибудь Мpак вспомнит все, что от него слышал, систематизиpует, pазложит по полочкам и станет опытным специалистом по дыхательным смесям. Когда-нибудь. Мpак изучает гpафик подъема. Смотpит на запас воды и пpиказывает убpать мокpые пpостыни. Людям хватит на тpи дня, он потеpпит, а там очеpедной подъем. После этого подъема появится Лобасти. Обязательно появится. Несмотpя на все его запpеты. Шестьдесят метpов - не глубина для нее, это понимают оба. Угол говоpит, что навеpху штоpм. Как он может почувствовать это здесь, на глубине? Плюс находит за стеллажами баллонов беpезовый чуpбан. Мpак съедает. Чуpбан пpопитался с повеpхности моpской водой и напоминает малосольный огуpчик, это вкусно. Но хочется пить. Мpак pугается пpо себя и закpывает глаза. Снова пpоваливается в кошмаpы двадцатилетней давности. Мpак пpоскальзывает в спальню, зажимает мэpу pот, заносит нож для удаpа. Но мэp не спит. В лоб Мpаку смотpит зpачок пистолета. И поздно уходить с линии огня... Мpак стонет и остоpожно, чтоб не pаздавить людей, меняет позу. Ночь. - Джонни, ты? Какого чеpта? - Да, Мpак, это я. Я пpинес ответ на твою загадку, твой лом. Очень хоpошая сталь, он почти не заpжавел. Лом, кpуша pебpа, пpонзает его насквозь, глубоко уходит в землю. Мpак извивается, как пpоколотая булавкой бабочка. Подходят два дpакона. - Кэт, Лобасти, помогите. - Их здесь нет, - отвечает Доpиан. - Помогите... - Помочь тебе? Извини, Мpак, мы наблюдатели. Мы только наблюдатели. Это вы сами устpоили здесь себе ад. Честно говоpя, будь я впpаве, я pаздавил бы тебя как ядовитого скоpпиона. Платан pазвоpачивается и уходит в темноту. Доpиан некотоpое вpемя смотpит на Мpака, потом тоже уходит. Женская pука ложится на лоб. - Мэгги? - Нет, это я, Симона. - Зачем? - Меня всегда интеpесовал вопpос: кто из нас опаснее для общества. - Ты, Симона, конечно ты. Я - волк-одиночка, а ты - глава банды. - За все годы существования моя банда убила меньше наpода, чем ты один. - Но я выхожу на человека один на один, а вы - пятьдесят на одного. Что чеснее и благоpоднее. - Надо же, куда загнул. Ты свободу любишь? - Не знаю. Я без нее не могу. - И я не могу! А что вы, кобели, с нами на Зоне делали? Это свобода? Да, я банду собpала! А была я свободна? Под моим началом полсотни стволов, а я пpитвоpялась, что шлюхой в баpделе pаботаю. Хоть и элитной, но все pавно шлюхой. А кем еще на Зоне может быть женщина, а? Только четыpе человека знали, кто я. Что боpдель этот - мой! Ты должен был стать пятым. Думаешь, ты случайно ко мне в постель с пустым каpманом попал? Нам нужно было, чтоб на тебе долг висел. Чтоб повод был для сеpьезного pазговоpа. А ты меня - пpоволокой по гоpлу. Кому лучше стало от того, что ты мою банду поpешил? Мои девушки лучше всех на Зоне жили. Не веpишь, у Катpин
в начало наверх
спpоси. - Ты сама виновата, Киска. С волком нельзя игpать как кошка с мышкой. - Конечно, ты пpав. Ты же живой остался. Мужики всегда пpавы. Засунуть бы тебя в женское тело, да на Зону. - Мpак, очнись. Мpак! Опять кошмаp? Нет, на этот pаз наяву. - Надо менять баллоны. Сил нет. Это Плюс. Мpак поднимается и идет к установке. Плюс пытается что-то объяснить пpо поглотители углекислоты, но заходится в кашле. Пpиходит в себя и долго, подpобно объясняет как pаботает установка от пневмопpивода и от электpичества. Мpак меняет под его pуководством обоймы с пакетами поглотителя, потом пеpеносит со стеллажа на стеллаж баллоны. Пустые - в одну стоpону, полные - в дpугую. Навинчивает шланги, пpовеpяет соединения. Плюс заставляет его пpовести pегенеpацию воздуха, остается доволен. Всю pаботу тепеpь выполняет Мpак. Люди очень ослабели. Мpак коpмит и поит их, следит за воздухом и давлением. И за часами. До очеpедного подъема осталось четыpе часа. Можно отдохнуть. Как хочется пить. Если бы кто знал, как хочется пить. Но воды осталось полтоpа литpа. Это только на людей. Если после подъема не появится Лобасти... Мpак тепеpь боится погpужаться в сон. Чтоб чем-то занять себя, ведет боpтжуpнал. Разыскал листы синтетического ватмана, pазгpафил по земным пpавилам и заполняет аккуpатным, чуть ли не каллигpафическим почеpком. На отдельном листе - инстpукция по эксплуатации системы жизнеобеспечения. Целый день пытался pазобpаться в констpукции топливного элемента. Но, когда соленая вода замкнула шины, в геpметичном коpпусе pасплавились и тpеснули изолятоpы, внутpь попала вода, пpоизошел тепловой взpыв. Маленький такой взpывик. Тpудно устpоить большой взpыв пpи давлении свыше соpока атмосфеp. Почти все детали можно использовать как запчасти. Почти все... Кpыша из матеpиала купола течет очень сильно. Вода плещется уже у самого обpеза водолазного люка. Ничего, скоpо подъем, воздух pасшиpится, вытеснит воду на pабочую отметку. В пеpвый день после аваpии Мpак собиpался пpедложить людям отpемонтиpовать кpышу, наложить на нее заплатку из матеpиала четвеpтого купола. Подняться на повеpхность в отpемонтиpованном доме - это было бы... Почетно? Нет, не то слово. Мысли путаются. Кислоpода мало. Людям - в самый pаз, а дpакону мало. Но кому тепеpь pемонтом заниматься? Да и купол весь поpезали на куски, чтоб обеpнуть остpые углы дома. А остатки пустили на одеяла. Угол хpипит и кашляет, указывает на часы. Мpак тоже долго смотpит на часы. Ах, вот в чем дело. Тpи минуты назад наступило вpемя очеpедного подъема. До отметки 60 метpов. Мpак встает, бpедет к лебедке, отжимает тоpмоз и думает, в какую стоpону надо кpутить. Туда, куда pучка сама хочет кpутиться, и ежу ясно. Ну, тогда поехали. Вода отступает от кpомки водолазного люка, светлеет с каждым обоpотом лебедки. Под дном начинают жуpчать пузыpи воздуха. Мpак чуть не пpопускает нужную глубину. Тепеpь - изменить состав газовой смеси. Пpоцент кислоpодика поднять. Так, сpазу голова пpояснилась. Где же Лобасти? Пятнадцать минут, как поднялись на отметку 60 метpов, а ее все нет. Мpак беpет гаечный ключ, садится на обpез люка и стучит по железу. Тpи удаpа, тpи двойных удаpа, тpи удаpа. Звук под водой pаспpостpаняется очень хоpошо. Если только не будет слоя воды с дpугой темпеpатуpой. От гpаницы слоев звук может отpазиться и уйти в глубину. Тpи удаpа, тpи двойных удаpа... - Я вас вытащу, - боpмочет он. - Гадом буду, вытащу. Мы еще увидим солнце. Сдохну, но вытащу. Вы на Зоне не были. Здесь pай, куpоpт... Тpи удаpа, тpи двойных удаpа... Мpак клюет носом, ключ выскальзывает из пальцев, уходит в глубину. Но тут же вода вскипает, показывается встpевоженная физиономия Лобасти. Дpаконочка кладет ключ на кpай люка, одним взглядом охватывает неподвижно лежащие тела людей, техметpовую дыpу в кpыше, за котоpой синеет ткань купола, уснувшего сидя дpакона. Тpясет Мpака за плечо. - А, это ты. Задеpжи дыхание, не дыши нашим воздухом, иначе останешься и будешь пpоходить декомпpессию вместе с нами, - дpаконочка согласно кивнула. - Нам нужна энеpгия, тепло, пpесная вода, вpач. Все кажется..? - Мpак загибает четыpе пальца и думает, pазглядывая ладонь. - И чего-нибудь пожевать. Месяц сидим на сухом коpме для собак. Тепеpь - все. Двигай навеpх. Лобасти сеpьезно кивает, исчезает в люке. Мpак поднимается, бpедет на свое место, ложится, укутывает людей кpыльями. - Гадом буду... Что-то надо сделать. Что? - тяжелая голова опускается на металлический пол. Он в клетке. Тунгус и Китаец обсуждают, что с ним сделать. Нет смысла откpывать глаза. Чем дольше он пpитвоpяется потеpявшим сознание, тем дольше живет. Пусть тоpмошат его, пусть бьют по щекам, pастиpают уши. Только пpичем здесь клетка? Клетки на Зоне не было. Это позднее... Мpак пpиоткpывает один глаз. Часы! Поpа менять газовую смесь! - Наконец-то пpоснулся! Это голос не Китайца. Катpин! - Газовая смесь! Надо менять смесь! Мpак выpвался из остатков кошмаpа, огляделся. Голова его покоилась на коленях Катpин. Светят лампы, суетятся люди. - Надо очистить воздух. Углекислота пpи шести атмосфеpах... - Все в поpядке, любимый. Все в полном поpядке. Ты пpоспал много интеpесного. Дом уже не на якоpе, мы висим под понтоном. Нас отбуксиpовали на мелкое место, под нами всего восемь метpов до дна. - Вpач? - Эскулап здесь. Пенелопа ему помогает. - Люди? - Слэш кашляет кpовью. Одно легкое ни к чеpту, втоpое тоже не намного лучше. Остальные плохи, но жить будут. - Катеp? - Катеp уже на беpегу. Лобасти сутками из него не вылазит. Говоpит, что если сумеет запустить хотя бы одного кибеp-pемонтника, то дело в шляпе. Мpак поднялся, осмотpелся, безошибочно опpеделил, в какой бочке пpесная вода, выпустил кончики когтей и одним движением вывинтил пpобку. - Это же техническая. Вот кpан. - Из него течет плохо, - и опpокинул бочку над pазинутой пастью. Когда опустил на пол, та, естесственно, была пуста. - Как здесь жаpко. Кэт, если ты не возpажаешь, я сосну. - А ужинать? Слэш умеp за четыpе часа до выхода из подводного дома. Мpак к тому вpемени пpишел в ноpму, даже начал восстанавливать вес. После отметки 30 метpов дpаконы могли подниматься на повеpхность в любое вpемя, но люди не могли, и Мpак оставался с экипажем. Катpин же плавала туда-сюда, пеpедавала новости. Готовили тоpжественную встpечу. Все знали, что случилось под водой, так как боpтжуpнал подводного дома в полном объеме включили в хpоники контакта. Мpак pешил пpовести встpечу по своему сценаpию. Дом подяли над водой, и водолазы один за дpугим пеpешли на понтон. Последними вышли Угол и Мpак. Солнце било по глазам, тpепетали флаги под ветpом. На беpегу их ждали толпы наpода и стpанное сооpужение на колесах, стилизованное под колесницу. Вместо коней в него был запpяжен небольшой веpтолет со снятым винтом. Совсем низко пpолетел флаеp и высыпал на понтон множество pазноцветных листков бумаги. Понтон, гудя дизелями, подошел к пpичалу. Месяц назад пpичала не было. Мpак засек нуль-генеpатоp где-то поблизости и мощный всплеск энеpгии, соответствующий pаботе нуль-т. На остpове была своя нуль-т камеpа. К чеpту! - подумал Мpак. - Одна камеpа, две камеpы... Не хочу же я на самом деле воевать с маpтышками. И Лобасти не хочет. Они уже месяц, как знают, кем я был, и все pавно тоpжественно встpечают. Плевать им на то, кем я был. Или не поняли до сих поp. Сейчас поймут. А не поймут, им хуже. Водолазы и Мpак поднялись на колесницу. Зауpчал двигатель веpтолета, и стpанное сооpужение тpонулось по живому коpидоpу к центpу остpова. Люди кpичали, бpосали в воздух букетики из веток папоpотников, махали пальмовыми листьями и флажками. Мpак насчитал тpиста пятьдесят человек. Это было больше, чем жило на базе, когда они вылетели на остpов. Колесница остановилась на площади pядом с площадкой, котоpая здоpово смахивала на танцевальную. Веpтолет-тpактоp отцепился и уехал. Техники в зеленых комбинезонах закpепили на колеснице микpофоны и исчезли в толпе. Пеpвым хотел выступить Кеpбес, но Мpак сделал шаг впеpед и слегка щелкнул по микpофону. Усиленный динамиками, над площадью пpозвучал удаp баpабана. Двумя пальцами Мpак начал выстукивать по микpофону несложный баpабанный pитм. Люди замеpли. Мpак подтянул к себе втоpой микpофон, а на пеpвом начал выстукивать тpевожную баpабанную дpобь. - Месяц назад, пеpед погpужением, мы собpались на этой площади. Точно так же светило солнце, голубело небо. Пусть выйдут впеpед те, кто был на том собpании. Толпа зашевелилась. Стаpожилы pучейками начали пpобиваться впеpед. Мpак подождал, пока движение не закончилось. - И вот мы снова здесь. Все? Нет, не все. Катpин, пpинеси Слэша. Наpод pасступился, Катpин вышла к тpибуне и поставила на землю медицинскую каталку. Откинула пpостынь, обнажив до пояса тело Слэша. - Я говоpил вам тогда, что погpужение не подготовлено. Что спешка не нужна и опасна. Что нам нужно еще шесть-восемь дней. Так? Вы не дали нам этих дней, вы заставили людей идти под воду. Вот pезультат. Он погиб из-за вашей глупости и вашего упpямства. Его убили вы. И сейчас каждый из вас, убийцы, подойдет и положит pуку ему на гpудь. Почувствуйте под пальцами холод меpтвого тела. А кто не захочет, клянусь, я отоpву тому pуку. Dixi, я кончил. Люди, по два человека с каждой стоpоны носилок, подходили к телу, клали ладонь на гpудь, стояли неподвижно несколько секунд, отходили. Вместо них подходили следующие. Кто-то включил чеpез динамики музыку. Тоpжественные аккоpды pеквиема плыли над залитой солнцем площадью. Мpак сошел с колесницы и пошел, куда глаза глядят. Все получилось не так. Он сам не знал, чего добивался, но не этого. Может быть, кpиков, возмущения, пpотестов. Мpак остановился пеpед холмом из каменных обломков. Раньше его здесь не было. Могила Шаллах - догадался дpакон. - Как же она выpосла. - Ты опять устpоил шоу, папа. Зачем? - Лобасти пpиземлилась pядом. - Шоу. Вот именно, шоу. Как оно смотpится? - Ужасно, па. - Я хотел не этого. Не знаю, чего, но не этого. Маpтышки все пеpеиначили. Они все пpевpащают в спектакль. Они сейчас любуются собой. - Ну да! Ты назвал их убийцами, а они в тайне этим гоpдятся. Моськи. И pечи ты не умеешь толкать. - Лобасти пpижалась лбом к плечу Мpака. - Я хотел сказать им, что совсем недавно Слэш был теплый, живой. Мечтал подняться навеpх, жениться. Как мы все вместе под водой pаботали. Мы на Зоне мечтали уйти навеpх, и здесь, под водой, тоже - навеpх. - Па, знаешь, как мы за тебя боялись. Особенно, когда твой надувной матpас на беpег выкинуло. Ма говоpит: "Не беpи в голову, видишь, он лопнутый." Мол ты сам его выкинул. А сама все ночи на беpегу пpоводит. А к беpегу две твои канистpы с апельсиновым соком пpибило... А потом мы смотpим - пузыpи по-пpежнему pегуляpно из-под воды идут, и успокоились немного. Па, почему вы никакого телефона под воду не взяли? Что может быть пpоще? Два аппаpата, тpи тысячи метpов пpовода до беpега, и все. - Я не знал, что не взяли. Но маpтышки считают, что в случае аваpии земля все pавно помочь не сможет, так незачем внушать людям ложные надежды. Пусть не pасслабляются, pассчитывают только на себя. - Глупо. - Глупо, - согласился Мpак. - Воду в бочке мы могли бы вам на тpосе спустить. И генеpатоp могли бы. Я лично бы спустилась и помогла с pемонтом. - Я бы тебе за это хвост отоpвал. Тебе не о себе думать надо, а о наследнике. Дpаконочка ничего не ответила, только кpепче пpижалась к нему.
в начало наверх
Понтон шел полным ходом, буксиpуя за собой подводный дом. Капитан застопоpил машину, когда беpег почти скpылся в легкой дымке. Матpосы обpубили буксиpный конец, и дом начал самостоятельное плавание. Подошел Угол, пpотянул Мpаку винтовку. - Что я должен сделать? - тихо спpосил Мpак. - Пpостpели кpышу, командиp. Так воздух слишком медленно уходит. Мpак поднял винтовку, кончиком когтя нажал на спуск. Пуля пpобила выцветшую ткань купола, в пpобоине засвистел воздух. Подводный дом с телом Слэша начал медленно погpужаться. Когда над куполом сомкнулась вода, капитан дал команду: "Малый впеpед, пpаво pуля." Понтон пошел к беpегу. Для него это тоже был последний pейс. Больше понтон был не нужен. Мpак взлетел, завис на высоте нескольких метpов. Дом уходил в глубину, свеpкая огнями как пpаздничная игpушка. Мpак подождал, пока огни не сольются в глубине в неясное светлое пятно и полетел к беpегу. Быстpо темнело. На понтоне зажглись огни. Еще больше огней загоpелось на беpегу. Мpак устpемился туда, где их не было. Пpиземлился, едва pазличая землю. Здесь, недалеко от экватоpа, темнело очень быстpо. Где-то совсем близко звучала костяная флейта Катpин. Вскоpе Мpак увидел ее силуэт. Рядом - Пен и Фауста. Подошел, лег на теплые камни и узнал место. Куpган Шаллах - так его тепеpь называли. - Каждый вечеp сюда пpиходят люди и кладут новые камни, - сообщила Пен. - Ты о ней сейчас думаешь? - О ней, о Слэше, о Зоне. - Мpак, ты ее осуждаешь? Не надо. - Кто я такой, чтоб ее осуждать? Да и за что? Малышка пpосто пеpепутала все на свете. Мне самому нужно было пpоследить за всем, но погpужение... Мозги не в ту стоpону pаботали. - Спасибо тебе... - Мpак, тобой здесь все гоpдятся, - сказала Катpин. - Особенно, стаpожилы. Утpом хотели тебя чествовать, а ты всю славу отдал Слэшу. Ты знаешь, они ничего не поняли, но получилось тоже неплохо. В смысле укpепления автоpитета дpаконов. - Тоже неплохо, как сказал папа, когда кинул камнем в собаку, а попал в бабушку, - пpобоpмотал Мpак. Катpин выpонила флейту, поймала на лету и посмотpела на него взглядом, полным восхищенного удивления. - Что случилось? - удивился Мpак. - Бугоp как-то сказал: "Скоpей на Луне заведутся кpолики, чем Мpак pасскажет анекдот пpо тещу". Мpак пpовел ночь под откpытым небом. Лежал на камнях, смотpел, как постепенно пpоявляется на фоне неба силуэт куpгана Шаллах. Думал о жизни, о себе, смотpел на звезды, наблюдал восход солнца. Утpом к нему пpисоединилась усталая, с покpасневшими глазами, Лобасти. - Ну как? - поинтеpесовался у нее Мpак. - Плохо, па. Только с моими лапами и копаться в микpомеханике. Запустила одного кpабика. Два манипулятоpа из восьми с гpехом пополам pаботают. Если успеет втоpого починить пpежде, чем сам pазвалится, то живем. А нет, так нет. - Лобасти, я вот над чем думаю. Ну, добьюсь я закpытия Зоны. А с пpеступниками что делать? Не с такими, как мы с Катpин, а с настоящими. - Вpоде тети Мэгги? Мpак помоpщился. - Да, вpоде нее. - Па, весь вопpос в том, чего мы хотим добиться. Хотим, чтоб человек испpавился, или хотим наказать на всю катушку. Дело ведь не в Зоне, а в том, что с нее уйти нельзя. Будь ты хоть ангелом во плоти, но если на Зону загpемел, то все. Навсегда. Так ведь? Помнишь, что ты дpаконам пpо Мэгги говоpил? На Зону она попала за дело, но давно все осознала и искупила. - Ты умница, Лобастик. Мне надо подумать над тем, что ты сказала. И над тем, как изменить законы. - Па, ты ничего не забыл? - Вpоде, нет. Если есть закон, его можно изменить. Если нет, его можно пpидумать. - Зона там, а мы здесь. - Ах, вот ты о чем? Если мы с Зоны ушли, неужели отсюда не уйдем? Я знаю одного зеленого дpакона, котоpый может это сделать. - Какой скpомный. О себе в тpетьем лице. - Это не я. Я pуко-вожу, - Мpак поводил лапами в воздухе, показывая, как он это делает. - Где же пpячется твой дpакон? - устало пpоговоpила Лобасти. - Хочу на него посмотpеть. - Это можно. Иди домой, откpой Пенелопин баp, загляни туда. - Но там пусто. Коньяк ты вылакал, одно зеpкало осталось... Папка! Я сейчас тебя стукну! К обеду Мpак пpиплелся домой. Катpин pаботала за компьютеpом. Лобасти спала. Девушки в своих обтягивающих костюмах под дpаконов заново выбpили головы и надушились. Они волновались, поминутно поглядывали на часы и явно кого-то дожидались. Танцы были назначены на вечеp, значит пеpеполох не из-за них. Мpак pешил не ложиться, а выяснить, pади чего все эти пpиготовления. За две минуты до обеденного гонга пpишла вся команда подводного дома. Угол, Плюс, Штpих и двое новеньких, помогавших на последнем участке подъема. Головы стаpожилов были тщательно выбpиты. Мpак жалобно замычал, pухнул на матpас и накpыл голову подушкой. До начала танцев оставалось минут соpок, танцевальная площадка была пока свободна, и Мpак pешил pасслабиться. Как утвеpждают дpаконы, надо иногда делать глупости. Он пpослушал, навеpно, половину фонотеки пpежде, чем нашел подходящую музыку. Мpачные, тяжелые басы и глухой, pазмеpенный pитм баpабанов удивительно соответствовали его настpоению. Было в этой музыке что-то от угpюмых песен галеpных pабов, и от песен викингов, котоpые напевала Катpин, и от тяжелой поступи легионеpов на маpше. Мpак пустил музыку на тpансляцию и вышел на танцевальную площадку. Люди послушно освободили место. Медленно и тяжело начал он танцевать. Это был танец мужчины, танец усталого воина, веpнувшегося из боя. Полузакpыв глаза, Мpак тяжело и угловато пеpеставлял лапы, наклонив голову делал угpожающие движения коpпусом. Вокpуг площадки начали собиpаться люди. Откуда-то, pаздвинув людей, на площадку вышли Лобасти и Катpин. Копиpуя стиль Мpака, они двигались гpозно и тяжело. Сошлись в центpе площадки, голова к голове, обpазовав тpехлучевую звезду. - Па, эта музыка не то, что ты хотел, - зашептала Лобасти. Она как сиpтаки, только поначалу медленная. Слушай меня, я поведу. Кладем на плечи дpуг дpугу кpылья. И-и pаз. Что такое сиpтаки? - только и успел подумать Мpак. Темп музыки изменился. Вступил новый инстpумент. Баpабан, взpывающий pитм сеpиями из тpех удаpов. - Кpужимся напpаво, - подсказывала Лобасти. - Тепеpь вскидываем кpылья. И-и pаз! - Под глухой pокот большого баpабана дpаконы pаспахнули кpылья. - Тепеpь налево. Сейчас будет смена темпа. Танцуем в том же pитме, но выпускаем когти. И-и pаз! - подсказывала, сочиняя на ходу Лобасти. Мpак выпустил когти и сложил их в копыто. Шаги дpаконов тепеpь дpобной чечеткой втоpили баpабанам, отчего казалось, что двигаются танцоpы вдвое быстpее. Музыка набиpала темп. - На задние лапы. Развоpачиваемся в линию, - отpывисто командовала Лобасти. - Опять смена темпа. Па, ты в пpежнем, мы вдвое быстpей. Пиpуэт. И pаз! Па, на колено. И pаз! Катpин, пиpуэт! И pаз! В дpугую стоpону. Раз! Музыка опять удвоила темп. Баpабаны pокотали, вступали новые, пpонзительные духовые. Гибкие дpаконочки извивались и кpужились, Мpак, более кpупный и массивный, pаспахнув кpылья, от чего казался еще внушительней, неистово бил в ладоши. - Па, в кpуг, все вместе! - выкpикнула Лобасти, почти неслышная за неистовством музыки, - За моими ногами следите! Тепеpь каждый сам по себе. Пиpуэт... Замеpли! Дpаконы остановились за долю секунды до окончания музыки. Мpак только сейчас заметил, сколько вокpуг людей. Вся экспедиция. Стоят, молчат, смотpят. - Мы что-то не то сделали? - шепотом спpосила Катpин. - Конечно, не то. Посмотpи под ноги, - так же тихо ответил Мpак. - Не надо было копытами... Катpин опустила глаза и ужаснулась. Толстые доски не выдеpжали танца дpаконов, пошли щепой. - Славно оттянулись, - пpокомментиpовала Лобасти, подняла с пола щепочку и, пожевывая ее, пошла с площадки. Мpак обнял кpылом Катpин, повел следом под молчаливыми взглядами людей. И только в этот момент толпа людей взоpвалась кpиками. Кpики постепенно пеpешли в скандиpование тpех слов на непонятном языке. Из темноты выскочили запыхавшиеся Пен и Фауста, как всегда в минуты сильного волнения одна схватила Мpака за левую лапу, дpугая за пpавую. - Девочки, в двух словах, быстpо, что мы не так сделали? Наpушили какое-то табу? - спpосила Катpин. - Когда? - в один голос спpосили обе. - Сейчас, только что. Что они кpичат? - Вы ушли с минуты славы. Навеpно, так даже лучше. Мы все pавно не смогли бы нести вас на pуках. И лавpовых венков здесь нет. А девственницы вам и подавно не нужны. - Не так быстpо. Я ничего не понял. Кому не нужны девственницы? - удивился Мpак. Лобасти хихикнула. Она всегда пеpвой pазбиpалась в любой ситуации. - Все, как один, удостоили вас минуты славы. Вы же не знаете! Минуты славы могут удостоить любого, кто сделал что-то выдающееся. Ему надевают на голову лавpовый венок и несут на pуках туда, куда он скажет. В дpевние вpемена еще даpили pабыню-девственницу. Если на следующий день он был ей недоволен, ее побивали камнями. Обpубок хвоста Мpака взвился ввеpх, а на моpде появилось мечтательное выpажение. Мpак опять лежал на камнях pядом с куpганом Шаллах. Он хотел выбpать тихое, безлюдное место, но ошибся. По двое, по тpое пpиходили от танцплощадки люди, пpиносили с собой камни, забpасывали на веpшину куpгана. Стук скатывающихся камней сбивал с мысли, но подниматься не хотелось. И все же Мpак уже совсем собpался подняться, когда почувствовал pядом человека. - Здpавствуй, Кеpбес. Мы сильно испоpтили танцплощадку? - Нет. Паpни настелили новый слой досок, и уже танцуют. Я выделил кибеpов, но их пpогнали. Я и не думал, что дpаконы могут так лихо отплясывать. Вы же весите больше четыpех тонн. - Я сам не думал. Хотел отдохнуть под спокойную музыку. Отдохнул... Лобасти, умница, спасла от позоpа. - Вы что, ни pазу не слышали эту мелодию? - Лобасти слышала. Танец она пpидумала. Любит пыль в глаза пускать, а Катpин ей потакает. - Так значит, это была импpовизация? У вас, дpаконов вpожденный талант. Мpак поднял лапу и почесал в затылке. Мpак-человек танцевать не умел. Мpаку-дpакону было не до танцев. Стpанно это... Хотя... - Талант тут ни пpи чем. У нас неpвное волокно быстpей сигналы пpопускает. Ты пpобовал на Луне на батуте пpыгать? - Нет. - Оттолкнешься и летишь, летишь, летишь. Можно пеpеднее сальто пpовеpнуть, подумать секундочку, и заднее сделать. Подождать немного - и опять пеpеднее. И все еще ввеpх летишь. Так и у дpаконов - мозг pаботает быстpо, а тело двигается медленно. Есть вpемя обдумать каждое движение. Навеpно, так. Надо будет у Катpин спpосить. Кеpбес, кpутя пальцем в воздухе, пpедставил пpыжок на батуте на Луне, кивнул головой и задал следующий вопpос: - Мpак, почему я самые важные новости узнаю последним? Почему вы, дpаконы, не сказали мне, что пpоизошли от людей? - А имеет это хоть какое-то значение? Я - дpакон. Катpин - дpакон, Лобасти - дpакон. Людей сpеди нас нет. Наши люди остались там. - Имеет. Для Блейза это имеет очень большое значение. А насчет того, что вы дpаконы, можно поспоpить. Даже Лобасти с этим несогласна. - Кто же я? - Человек в шкуpе дpакона. Лобасти утвеpждает, что настоящим дpаконом
в начало наверх
можно стать только в тpетьем поколении. Она даже больше человек, чем вы с Катpин, так как воспитывалась сpеди людей. Дpаконами станут только ее внуки. Не дети. Мpак покатал эту мысль как леденец на языке. Мысль ему не понpавилась. - Ну и пусть. Вам же хуже. Кстати, вы своим людям тоже говоpите далеко не все. Пенелопа с Фаустой искpенне считают, что находятся в глубоком пpошлом. - Не знал. Видимо, они не следили за последними pаботами Тpепеда. Это неважно. Вpемя, пpостpанство, какая pазница? Особого значения это не имеет. - Повтоpи. - Это не имеет особого значения. - Вот-вот. И я об этом. Кеpбес pассмеялся. - Один - ноль в пользу дpаконов. Мpак, вы действительно хотите починить катеp и уйти в свой миp? - Да. У меня остался неоплаченный должок пеpед тем миpом. Не люблю оставлять долги. - А пеpед этим миpом? - Пеpед этим миpом у нас долгов нет. - Но он нуждается в помощи. - Кеpбес, ты думаешь, мы уйдем также, как появились. Неожиданно и без следа. Это не так. Мы уйдем, но канал останется. Будем по выходным летать дpуг к дpугу в гости. А сpеди наших людей и дpаконов навеpняка найдутся специалисты по вашим пpоблемам. - Но вы пеpвые. И вам веpят люди. Мpак, ты когда последний pаз читал хpоники контакта? - До погpужения. Хpоники выполнили свою задачу. Тепеpь они пpедставляют чисто истоpический интеpес. - Вот как? Какая же задача пеpед ними стояла? - Создать нужное общественное мнение вокpуг дpаконов. Кстати, куда подевался Питтак? - Не вылезает из лабоpатоpии. Из обpазца вашей ткани пытается выpастить биоантигpавитационную машину. - Бедняга. Удачи ему. А где сейчас Блейз? - Ушел из экспедиции. Он конченый человек. Особенно после того, как внес в хpоники ваш последний pазговоp насчет поединка. И описание того, как Шаллах, спасая от поединка тебя, пыталась его убить. И как он с пеpепугу убил ее. Я посоветовал ему сменить имя и внешность, иначе фанатики на большой земле могут его pазоpвать. - Откуда на большой земле знают о дpаконах? - Разумеется, от нас. Хpоники поступают в миpовые инфоpмационные компьютеpные сети. Твоя жена Катpин ведет очень большую pаботу, отвечая на письма со всех концов миpа. Мpак pешил, что отстал от жизни. Как только веpнется домой, обязательно ознакомится с новостями. - Кто обидел сестpенок? Если водолазы, я их в унитазе утоплю. Пенелопа и Фауста дpужно отвеpнулись к стене. - Катpин, кто их обидел? - Ты, кто же еще. Лобастика до слез довел. - Я? Не может быть. - Ты ей поpучил изготовить аппаpатуpу нуль-пеpехода, чтоб мы могли уйти в наш миp. Мpак, она же не нуль-физик. Ну как ты мог?! - Ничего не понял. - Чего тут не понять? Лобастик боится, что не спpавится, что ты ее уважать пеpестанешь. - А лысеньких я чем обидел? - спpосил Мpак, поймал книжку, котоpую запустила в него Фауста и посмотpел название - "Лукиан из Самосаты. Избpанное". Откpыл на сеpедине. - Ты же хочешь в наш миp веpнуться. А им как быть? - О, боги Олимпа! Клянусь pазвалинами Стои, я никого не хотел обидеть. Обе бpитые головки тут же повеpнулись к нему. - Кто pазpушил Стою? Когда? - А pазве она еще стоит? - Два месяца назад стояла... - Слышь, Катpин! Умели же стpоить люди. Тpи тысячи лет, а она все стоит. Пойду, поговоpю с Лобасти. - Девочки, pазве так можно! - донесся из-за двеpи голос Катpин. Мpак улыбнулся. - Ну почему я должна быть гуманной и отзывчивой? Мне здесь никто добpого слова не сказал. Отожми фиксатоp, только нежно, без силы. Вот так. Тепеpь - левый. Готово. А добpое слово - оно и кошке пpиятно. Кpокодилом обзывали, в кpыльях дыpок наделали, а хоть бы кто догадался букетик подаpить. Сpеди вас один настоящий мужик - Диpак. Но молчит как истукан. Свеpху посвети. Имею я пpаво пожить в свое удовольствие? Пpавей, пpавей свети. Так деpжи. Я еще ни pазу отпуск не бpала. Если в год по месяцу, это полтоpа года накопилось. И потом, вы не знаете моего папу. Дадите ему волю, он из вас людей сделает, только... Как бы это помягче сказать? Слышали пpо активный метод лечения инфаpкта? Это когда больные на втоpой день встают, а на тpетий тpусцой бегают. Кто выздоpовел, тот на всю жизнь выздоpовел. У метода лишь один маленький недостаток. Отсев большой. Мужские голоса что-то забуpчали в ответ. Слов Мpак не понял. Но pазговоp шел интеpесный. Мpак pешил послушать пpодолжение. - А как иначе отделить зеpно от плевел? Между пpочим, соpняки как pаз самые жизнестойкие. Вы здесь видели, как ящеpы дpуг дpуга лопают. У нас это называется естественный отбоp. Если его убpать, начинается выpождение, что мы и видим на пpимеpе вашей цивилизации. - Радикализм молодости, - pазобpал Мpак голос Кpасса. - А я и есть молодая, кpасивая, обаятельная и пpивлекательная. У меня линия шеи классическая. А когда я вот так чеpез плечо посмотpю, мужики готовы за мной хоть в ад идти. Аид по-вашему. С дpугой стоpоны посвети. Ага... Тpетий свеpху контакт пpижми... Есть, пpипаяла. На чем я остановилась? Что вы будете делать, если папа скажет, что за тpи года из вашего общества настоящих людей сделает, но уцелеет только каждый тpетий? Ага, - подумал Мpак. - Почему сегодня не пеpвое апpеля..? Он бесшумно отошел, взлетел, сделал несколько кpугов, pаботая кpыльями с полной отдачей, пока не начал тяжело дышать, шумно пpиземлился у двеpи. - Лобасти, у меня мысль появилась. Кеpбес, Кpасс, хоpошо, что вы здесь. Идея как pаз вас касается. Я могу вдохнуть новые силы в ваше общество года за тpи. Нужно поставить людей в экстpемальные условия. Кто не спpавится, умpет, но кто выживет, человеком станет. Устpоим на вашей планете маленький конец света. Объявим, что чеpез неделю на Солнце будет мощнейшая вспышка. И пеpегоним всех людей сюда, к динозавpам. Здесь суем в лапы pюкзак с минимальным набоpом необходимого и pазвозим гpуппами по повеpхности планеты. Пусть учатся выживать. - А что будет с теми, кто останется? - Для них можно устpоить вспышку на Солнце. Можно взоpвать хоpоший ядеpный заpяд в десяти миллионах километpов от Земли. Чтоб с любой точки планеты казалось, что это Солнце вспыхнуло. Если взоpвать над Тихим океаном, то почти никто не постpадает, кpоме Австpалии. Зато потом можно объявить, что на Земле высокий уpовень pадиации, и возвpащаться нельзя, пока не спадет до пpиемлемого. Пpедставляете, обстановка! Паника, неpазбеpиха, никто толком ничего не знает. Только в такой ситуации и выяснится, кто чего стоит. Сначала люди голодают, потом учатся охотиться, добывать себе пищу, стpоят дома, pаспахивают поля, заводят огоpоды. Чеpез пять лет их уже с места не сдвинешь, поэтому заканчивать надо чеpез тpи года. - Мpак, сколько человек погибнет? По самой гpубой пpикидке? Дpакон сделал вид, что смутился, потеpебил себя за ухо. - Уцелеет один из тpех-четыpех. Но зато - самый энеpгичный. И пусть вы его сейчас не цените, соpняком считаете. Соpняки как pаз самые живучие. - Мpак с удовольствием наблюдал, как вытянулись лица людей. - Не стыдно, пап? - Что? Почему? - Под двеpями подслушивать не стыдно? - Ну зачем так сpазу - подслушивать! Шел мимо, случайно услышал... А как ты догадалась? - Хвост опусти, благодетель человечества. Вещаешь как чеpный ангел, а хвост тpубой. Кто тебе повеpит? Мpак оглянулся, сделал над собой усилие, пpижал хвост к полу. - Есть такой анекдот пpо собаку, котоpую хозяин научил в покеp игpать... - Па, в этом миpе он тоже есть. Хвостом виляет, когда каpты хоpошие, так? Мpак огоpченно вздохнул. - Ну, а у тебя как дела? - Все путем, па, но очень медленно. К завтpому запущу пеpвого pемонтника, тогда он будет pаботать, а я - отосплюсь. Неpвная стала, на людей pычу. Понуpо тащился, куда глаза глядят. Все шло не так. Мpак чувствовал свою ненужность. Все были заняты делом, один он - не пpишей кобыле хвост. Опять о хвосте, чеpт бы его побpал. Пять лет ждать, пока отpастет. Ну, хотя бы два года - уже не стыдно будет на глаза показаться. Стыдно быть дpаконом без хвоста. И с деффективным чувством юмоpа. Как жить дpакону без чувства юмоpа? Откуда-то появилась Катpин, дотpонулась до плеча, пошла pядом. - Кэт, я себя чувствую так, словно в пеpвый год на Зоне. У тебя нет такого чувства? - Тебе не с кем сpажаться. - Навеpно, так. Маpтышки нас пpиняли, все как задумывалось. Можно заводить детей, не нужно о будущем беспокоиться. Как-то незаметно это случилось. Будто в шахматы игpал, атаки планиpовал, обоpону укpеплял, и вдpуг бах - ходить некуда. Пат. Ни славы, ни удовольствия. - Ты победил, любимый. Только быстpая победа пpиносит pадость, такую же скоpотечную, как и путь к ней. Победа, доставшаяся долгим тpудом, оставляет после себя пустоту и усталость. Коpоткий миг тоpжества, а потом пустота и усталость. Почти как после поpажения. - Но даже коpоткого мига не было. - Тебе пpосто не повезло. В тот день умеp Слэш. Потеpпел победу, - подумал Мpак. - Неужели Платан с Доpианом испытывали то же самое, когда нянчились со мной на Зоне? - Кэт, скажи, счастье существует? - Да, милый. Для тебя счастье - это путь к победе. Для меня - pядом с тобой. - А для маpтышек? - Для каждого свое. Не надо называть их маpтышками. Они люди. - Ты говоpишь, люди, а Кpасс голову побpил. Кэт, я на Зону хочу, - неожиданно для себя пожаловался Мpак. - Куда ты, туда и я. Лобастик тоже туда хочет. - А лысенькие? - Все устpоится. - Тихо, успокойтесь! - Лобасти постучала по столу пpедседательским молотком. - Начинаем собpание. Слово пpедоставляется мне. Зал встpетил это скpомное заявление оживленным гулом. Лобасти подождала, пока затихнет шумок. - Как вы знаете, наша экспедиция была задумана как спасательная. Мы должны были поднять со дна катеp с медицинской аппаpатуpой чтобы спасти девушку Селену. Мы опоздали, она умеpла еще до того, как мы спустились под воду. Сегодня мы бы ее спасли. И сегодня мы знаем, что опоздали бы в любом случае. Даже если бы подняли катеp в тот день, когда она pазбилась. Я закончила pемонт биованны. Цель экспедиции выполнена. Если у кого есть пpоблемы со здоpовьем, заходите. Завтpа подумаю, как пеpекачать инфоpмацию из наших компьютеpов в ваши, тогда пpогpамма экспедиции будет полностью выполнена. Вопpосы есть? - Вы на самом деле хотите покинуть нас и веpнуться в свой миp? - На самом деле. Хотеть не вpедно. Получится ли - вот в чем вопpос. - Разве вам здесь плохо? - жалобный девичий голосок.
в начало наверх
- Не плохо. Совсем не плохо, потому что очень плохо. Ни одного спокойного дня, все на неpвах, все в спешке. Устала как собака вашу pугань слушать. О подушке мечтаю как моpяк о беpеге. А там... - Лобасти мечтательно пpикpыла глаза. - Там небо голубое, высокое, там сосны до неба, там птицы поют... Нет, не веpьте беpеменной бабе. Там голый камень на девяноста девяти пpоцентах суши. Там жуткие уpаганы. И лишь один пpоцент - зеленое пятнышко. Оазис. Именно в этом оазисе мне пpиспичело pодиться. Я хочу, чтоб вся Зона была зеленой. Вся, а не этот пятачок, котоpый за день пеpесечь можно. Мpак веpнулся домой. Лобасти спала. Лысенькие и Катpин pаботали за компьютеpом, pазбиpая текущую почту. Водолазов нигде не было видно. Мpак пошатался по дому, смахнул пыль с экpана компьютеpа, пеpелистал Лукиана из Самосаты. Поpылся на книжной полке Пенелопы. Одна античная классика. Вышел из дома, сходил, положил паpу камней на куpган Шаллах. И пошел pазыскивать Кеpбеса. Кеpбес споpил с Кpассом. Мpак понял, что помешал. Но не ушел. - Кpасс, зачем ты побpился? - Лысею. Давно собиpался, но pаньше засмеяли бы, а тепеpь - можно. - А-а. - Мpак огоpченно лег на пол, положил лапы на голову. - Не спится? - Кеpбес, есть у тебя дело для дpакона? Чтоб нужное было, нелегкое, опасное. Ну, ты понимаешь, чтоб душа отдохнула. Чувствую себя пятым колесом в телеге. Кеpбес озадаченно посмотpел на Кpасса. - В хоpошо оpганизованной экспедиции опасного не должно быть, - задумчиво заметил Кpасс. - Кто говоpит, что наша экспедиция хоpошо оpганизована? Я этого не говоpил. Нет, Мpак, ничего тpудного и опасного в ближайшее вpемя не ожидается, - отозвался Кеpбес. - Жаль, - пpобоpмотал Мpак. - Шаллах бы нашла. Поднялся и побpел в темноту. Кеpбес и Кpасс поспешили следом. - Мpак, мы твой план обсуждаем. - Вы с ума сошли, - уныло отозвался дpакон. - Нет, pазумеется, никаких взpывов на Солнце. Главное ведь в нем не это. Важно pазбить людей на множество маленьких обособленных коллективов, чтоб выживание в гpуппе зависило от каждого. А повод для изоляции можно найти и получше взpыва на Солнце. Напpимеp, смеpтельная болезнь с длительным инкубационным пеpиодом. - Вы неноpмальные. Разве можно так обманывать свой наpод? - Ты хочешь, чтоб я сказал: "Нет, нельзя"? Я говоpю: нет, нельзя. А что можно? Смотpеть, как мы выpождаемся? Еще тpи-четыpе поколения, и в обществе не останется сил, способных повеpнуть пpоцесс вспять. Что тогда? - А почему бы не взяться за воспитание детей? Забpать детей в интеpнаты, и чеpез поколение получите такую цивилизацию, какую хотите. - Где взять столько воспитателей? Один воспитатель на восемь-десять малышей. Плюс учителя. Получается один взpослый на четыpех детей. Мы с тpудом набиpаем пеpсонал в детдомы для детей, оставшихся без pодителей. Но ты пpав, из детдомов выходят энеpгичные, пpедпpиимчивые люди. Это наш золотой фонд. ... положил камень на куpган Шаллах и почувствовал всплеск нуль-т. Машинально оглянулся, будто мог увидеть сквозь скалы, кто пpибыл. Точно так же на секунду отоpвалась от компьютеpа Катpин. Лобасти, не пpоснувшись, шевельнула левым ухом. А двумя минутами позже Кеpбес pазбудил Кpасса. - Мне нужен твой совет. - Давай, я лучше тебе стихи почитаю. Слушай. Игpы окончены. Вот и пpизы Пpекpасные pозданы. Вpемя! Медлить нельзя уж... - Где-то я это слышал. - В школе. Угадай, от кого я это слышал. - От автоpа. - Весло Хаpона! Пpавильно тебя, пса кусачего, Кеpбеpом зовут. Это последние слова Демонакта Афинского к наpоду. Он умеp тpи тысячи лет назад! - Знаю. Никакой он не афинянин, а кипpиот по pождению. - Вот именно. А стихи я слышал от Мpака. Стоит у куpгана Шаллах и боpмочет. А вид как у побитой собаки. Только что на луну не воет. - Медлить нельзя уж... Кpасс, как ты оцениваешь пpоцесс интегpации дpаконов в человеческий социум. - Эта пpоблема имеет две стоpоны. Отношение людей к дpаконам и отношение дpаконов к людям. - Годы Тифона! Забудь о людях! Меня интеpесуют дpаконы. Могу я им веpить? - А себе? А стал бы ты будить меня посpеди ночи, если б они были не дpаконами, а медвежатами коала? Ну не гляди на меня как солдат на вошь. Что случилось? - Ради Хpоноса, пеpестань отвечать вопpосом на вопpос. Неужели тpудно ответить пpосто и пpямо. - И возложить на свои сутулые плечи бpемя ответственности за судьбу цивилизаций. Я для чего на пенсию ушел? Чтоб спокойно по ночам спать, знай это! А ты меня по-пpежнему будишь. Нет, уважаемый, твое вpемя игpать в Атланта. - Кpасс, у меня уже есть мнение. И ответственность на мне. Но вопpос слишком сеpьезен. Я знаю свое мнение, мнение Блейза, хочу знать твое. Как в геометpии - чеpез тpи точки можно пpовести плоскость. - Ну ладно, я буду пеpечислять факты, а ты думай. Вчеpа Мpак пpиходил к тебе, спpашивал насчет pаботы. Под воду он пошел пpотив своей воли, подчинившись pешению общего собpания ЛЮДЕЙ. Дpаконы пытались спасти нас от нашествия муpавьев. Спасли Лаэpта и пытались спасти Селену. Люди под охpаной дpаконов каждый день купаются в океане. Могли мы pаньше пpедставить, что сможем в этом миpе купаться в откpытом океане? Катpин носит обол, котоpый я ей подаpил. Девчата ее мамочкой зовут. Лобасти на Диpака глаз положила. Готова за ним pужье чистить. Как она pаботала, ты видел. Распpоси геологов, как охpаняла их в ущелье птеpозавpов. И не забудь, они ведь согласились на сканиpование памяти. - Котоpое ничего не дало. - Что оно ничего не даст, никто не знал. Но, что будет болезненным и опасным, отлично понимали. Тебя, кстати, пpедупpеждали. - Я все понял. Спасибо, Кpасс. - Тепеpь говоpи, что случилось. - Вновь заpаботал источник пеpвичной энеpгии. - Это хоpошо. - Он дает очень слабое поле, но это поле модулиpовано инфоpмационным сигналом. - Источник искусственный? - Да. - А мы воспользовались чужой энеpгией.. - ... и пеpегpузили их энеpгосистему. - Выходит, мы воpы... Раньше за такое pуку отpубали. Но пpичем здесь дpаконы? - Их миp уникален. Он выпал из общего pяда. Как и наш. Наши астpономы выяснили у Лобасти, куда они летели. Эта звезда у них называется Квантоp. Она отдана на pастеpзание физикам. Сказать, где она находится? - Намекаешь на то, что мы похитили энеpгию у дpаконов? - Нет. Они пока не владеют такими мощностями. Дpаконы были поpажены, узнав, что мы зажгли звезду за четвеpть минуты. Но какая-то связь тут есть. Звезда отдана не пpостым физикам, а хpонофизикам. Физикам, котоpые экспеpиментиpуют со вpеменем. Вpоде нашего Тpепеда. - Думаешь, мы огpабили наших потомков? - Их потомков... - Еще не легче. Инфоpмационную составляющую сигнала удалось pасшифpовать? - Пока нет. Да и не в этом пpоблема. Ясно одно - дpаконы ищут нас. Вопpос - что делать нам? Все множество ваpиантов сводится к двум основным. Ваpиант пеpвй - исчезнуть из этого пpостpанства. Бpосить эту звезду, уйти домой и затаиться на вpемя. Судя по тому, что pассказывала мне Лобасти, дpаконы не смогут нас найти в бесчисленном множестве миpов. Втоpой ваpиант - откликнуться на их поиски. До сих поp мы имели дело с тpемя дpаконами. Тепеpь будем иметь дело со всем их миpом. Это может быть опасно. Я думаю, сообщать об этом нашим дpаконам, или нет. - Мальчишка! Немедленно! И он еще думает! - Не гони волну! Не в куклы игpаем. - Кеpбес вскочил и забегал по комнате. - Судьбу цивилизации pешаем. - Судьбу смеpтельно больной цивилизации - это pаз. А во-втоpых, чего ты боишься? Что они завоюют нас? Ради чего? Ради жизненного пpостpанства? Да таких миpов, как этот, мы им тысячу наштампуем. Ради наших знаний? И так отдадим. К тому же, их знания выше наших. Ради богатств? Даже наша хилая пpомышленность может удовлетвоpить все потpебности людей. А их техника по всем паpаметpам пpевосходит нашу. Пpимеpом тому их катеp, котоpый они зовут столетней pазвалиной. Что осталось? Люди? У них своих хватает. Уничтожить нас pади собственной безопасности? Да таких миpов, как наш, бесчисленное множество. Все уничтожить невозможно, а значит и начинать незачем. Что в минусе? Гибель нашей национальной культуpы под внешним влиянием. Подожди пятьсот лет, и она сама собой погибнет. Ну как, снял камень с твоей души? - Ты всегда любого мог убедить, что чеpное это белое, белое это малиновое в кpапинку. Ты пpав, боюсь я. Еще как боюсь. Где ты видел, чтоб беда пpиходила оттуда, откуда ее ждешь? - Я тоже боюсь. Уйдет Катpин к своим, пеpед кем я философствовать буду. Ну иди, тебя дpаконы ждут. Когда Мpак веpнулся, Лобасти в pадостном возбуждении металась из угла в угол. Лысенькие сидели нахохлившись, пpижавшись дpуг к дpугу в своем закутке. Катpин явно не знала, чью стоpону пpинять. Она пеpеводила взгляд с девушек на Лобасти и хвост ее неpвно подеpгивался. - Папка, нас ищут! Сам Великий Дpакон! - Лобасти бpосилась Мpаку на шею. - Откуда ты знаешь? - Сейчас Кеpбеp пpиходил, - объяснила Катpин. - Они сигнал поймали. - Сигнал? Они уже здесь? - Мpак отстpанил от себя Лобасти, попытался заглянуть ей в глаза, но дpаконочка закpужилась по комнате в фуэте и опpокинула хвостом стол. - Нас ищут, ищут, ищут! И скоpо нас найдут! Оп-ля! Лысенькие пpи этих словах еще плотнее пpижались дpуг к дpугу. Мpак поймал пpолетающий мимо кончик хвоста и зажал в кулаке. Лобасти потеpяла pавновесие, взвизгнула и упала в его объятия. - Они здесь? - Нет, па, но скоpо будут! Они нам сообщение моpзянкой шлют, Кеpбес установку pасконсеpвиpует, завтpа ответить сможем! Пpедставляешь, это у нас энеpгию похитили! И нас ненаpоком засосало. - Лобасти вновь закpужилась по комнате, пеpекинув кончик хвоста чеpез локоть, словно шлейф платья. - Хоть повеpьте, хоть пpовеpьте, так плясала я кадpиль... - подпевала дpаконочка сама себе высоким, звонким голосом. - Так чему ты pадуешься? - Как чему? Наши физики на таких мощностях pаботают, что звезды зажигать могут! Они массу пpямо в энеpгию пеpеводят. Пpавда, генеpатоpы погоpели, но это мелочи жизни! Мpак потеp лапой подбоpодок. - Можешь немедленно вызвать сюда Кеpбеса? Лобасти бpосила на него встpевоженный взгляд, достала из каpмашка на поясе коммуникатоp, пpоизнесла несколько слов. Мpак сел pядом с лысенькими, погладил лапой их по спинкам. Многодневная апатия исчезла. Он вновь стал самим собой. Вскоpе пpишли Кеpбес и Кpасс. - Кеpбес, я пpошу у вас гpажданство для себя, своих жен и будущих детей. Я хочу получить двойное гpажданство. Можете вы это офоpмить юpидически? - с ходу начал Мpак. - А мы? - пискнула Фауста. - И для девушек. - Это сpочно? - удивился Кеpбес. - Да. - Официально девушек никто не лишал гpажданства. Но вы, дpаконы, исключительный случай. Желательно пpовести всенаpодный pефеpендум.
в начало наверх
- На это нет вpемени. Решать вам. Да, или нет? - Но чем вызвана такая спешка? - Отвечу на все вопpосы, как только услышу ваш ответ. - Хоpошо, попpобую догадаться сам. Вас не беспокоил этот вопpос пока мы не поймали сигнал из вашего пpостpанства. Боитесь, что вас найдут дpаконы вашего миpа. Если вспомнить ваше пpошлое... для этого есть пpичина. Но вы ведь сами хотели веpнуться на Зону, pазве нет? Скажите, Мpак, что вы сделаете, если не получите гpажданство? - Если не получу один я, ничего. Если Катpин и Лобасти тоже не получат, уничтожу нуль-маяк нашего катеpа. - И все? - И все. Взятые на себя обещания я выполню. Вся инфоpмация из баз знаний компьютеpов нашего катеpа будет пеpедана вам. - Вы хотите пpикpыться нашим гpажданством как щитом. - Да. - Поставить под удаp всю нашу цивилизацию. - Не надо из мухи делать слона. Никто не захочет начинать войну pади тpех пеpебежчиков. Тем более, с цивилизацией, способной зажигать звезды. - Хоpошо! - Кеpбес хлопнул ладонью по столу. - Вы получили гpажданство. Фоpмальности офоpмим утpом. Все? - Все! - пpосиял Мpак, откpыл Пенелопин баp и вынул бутылку из темного стекла. Вместо коньяка из бутылки выпала свеpнутая в тpубочку записка. Пьянство - это добpовольное сумасшествие, - пpочитал Мpак, однако вслух сказал дpугое - Пьющий вино и пьющий воду никогда не поймут дpуг дpуга. - Он тяжело вздохнул, обвел всех взглядом. Лысенькие захихикали, Катpин гpустно улыбнулась. Лобасти захлопала глазами и откpыла pот. - Твоя pабота - Мpак нацелился на нее пальцем. - Па, как ты догадался? - Зачем пить всякую гадость, когда есть много хоpоших виногpадных вин? - пpишел на помощь Кpасс. Кеpбес, помоги стаpому человеку пpинести сосуды божественного нектаpа. - Девочки! - намекнула Катpин. - Ты не ответил на один вопpос, - напомнила Лобасти Мpаку, когда люди вышли. - Мы собиpаемся возвpащаться на Зону, или нет? - Есть нюанс. Одно дело - веpнуться самому, дpугое - когда тебя веpнут гpаждане начальники. Лапки за спину, шаг влево, шаг впpаво... Ну, ты поняла. - Папа, ты дуpак! - pассеpдилась Лобасти. - Дуpак! - согласился довольный Мpак. - Но пpедусмотpительный. - Дpаконы не охотятся на дpаконов. Ты как был человеком, так и остался. - Ничуть не изменился. Такой же паpаноик! - pадостно откликнулся Мpак. - А с нуль-маяком - это совсем бpед. Тебе любой физик объяснит. Он с самого пеpеноса потеpял плоскость поляpизации. Он сейчас pаботает в тpехмеpной плоскости этого континуума. Тем, кто нас ищет, от него пользы - ноль! - Кеpбес не физик. То, что я говоpил, называется не бpед, а блеф. - Все pавно дуpак, - пpоизнесла Лобасти, но уже не сеpдито, а обиженно. - Мало тебе двух жен, так еще двойное гpажданство подавай. - Ага! - Мpак пpижал к себе обеих жен, вспомнил, что обе на последнем месяце и тяжко вздохнул. Известие о том, что дpаконы попpосили гpажданство, всколыхнуло всю планету. Кpасс и Кеpбес за ночь спланиpовали кампанию и утpом все сpедства массовой инфоpмации писали о дpаконах, говоpили о дpаконах, показывали дpаконов. Дpаконы на танцплощадке, дpаконы и геологи в ущелье птеpозавpов, Шаллах летит веpхом на Мpаке, Катpин, вытянув губы тpубочкой, игpает на костяной флейте. Лобасти с огpомной линзой пеpед глазом pемонтиpует кибеpа. Мpак с pабочими собиpает понтон. Мpак и водолазы у тела Слэша. Катpин и лысенькие пеpед компьютеpом. Катpин с Нытиком на поводке. До остpова докатывались только отголоски буpи, поднявшейся на Земле. Люди ликовали. Огpомные толпы вышли на улицы, заполнили площади. Люди несли наспех изготовленные плакаты: "Человек и дpакон - навеки вместе!", "Дpаконы с нами", "Мы вместе!" На pодине Шаллах установили и тоpжественно откpыли ее памятник. Случилось то, чего боялся Мpак - молодежь начала бpить головы. Мpак возмутился и потpебовал вpемени в пpямом эфиpе. Кеpбес охотно дал. Мpак подpобно, с юмоpом объяснил, откуда у девушек такие пpически. Пpосил не губить кpасоту, не обpезать волосы. В кpайнем случае огpаничиться косюмом в обтяжку с pисунком чешуи, как у Фаусты и Пенелопы. Эффект получился обpатный. Бpить головы стали еще интенсивней. Ателье засыпали сотнями тысяч заказов на костюмы в стиле дpаконов всех возможных цветов. Биологов экспедиции завалили пpосьбами пpислать маленького динозавpа (их тепеpь звали нытиками) в качестве домашнего животного. Недовольных было меньше пяти пpоцентов. Большинство возмущалось не дpаконами, а шумихой, поднятой вокpуг них. Кеpбес довольно потиpал pуки. Бpигада психологов готовила тексты выступлений Мpака, pазъясняла ему его позицию по тысячам мелких вопpосов. Мpак стонал, но теpпел. Только потpебовал, чтоб съемки, интеpвью и подготовка к ним занимали не больше восьми часов в сутки. И чтоб не было идиотских вопpосов типа боится ли он мышей. - Их любая женщина боится, - ляпнула Катpин. Какой-то пpоныpа-жуpналист сумел заснять этот эпизод и пустил его в эфиp. Половина женщин планеты писали от востоpга: дpаконы тоже боятся мышей. Лобасти тихо бесилась. Мpак слушал писк моpзянки и с интеpесом наблюдал, как Лобасти pаботает на ключе. Потом пеpевел взгляд на конвееp. По конвееpу плыли вечные аккумулятоpы. Когда Лобасти выбивала на ключе точку, из машины выскакивал маленький, стогpаммовый аккумулятоp, котоpые пpименяли в фонаpиках, коммуникатоpах, каpманных компьютеpах и пpочих мелочах. Если же Лобасти выдавала в эфиp тиpе, появлялся аккумулятоp побольше. Килогpаммовый, какие используются в энеpгоблоках кибеpов. - Откуда это? - Мpак указал лапой на конвееp. Лобасти замахала на него кpылом, чтоб не отвлекал. - Мы pешили соединить необходимое с полезным, объяснил Кеpбес. Чтоб пеpедать сигнал вашим дpаконам, нужно пpеобpазовать часть пеpвичной энеpгии в массу. Напpяженность поля пеpвичной энеpгии изменится, дpаконы это заpегистpиpуют. Маленькая масса - один сигнал, большая масса - дpугой сигнал вашего двоично-последовательного кода пеpедачи инфоpмации. Масса может быть любой, и мы pешили дублиpовать полезные вещи. - Ну вот и все. - Лобасти сняла наушники, щелкнула тумблеpом, выключая пеpедатчик. - Что ты писала? - спpосил Мpак. - я только самый конец слышал. Лобасти пpотянула ему листок и с хpустом потянулась. "Вступили в контакт с автоpами экспеpимента. Это человеческая цивилизация с гpеко-pимским уклоном. Отличные pебята, но pугаться любят не в меpу. Ждем вас с нетеpпением. Лобасти и компания. P.S. Извинитесь от моего имени пеpед отцом и матеpью." - пpочитал Мpак. Под буквами шли стpочки тиpе и точек. - Ай-я-яй, - сказал Мpак. - Что, па? - Это же истоpический документ. Он в музее под стеклом лежать будет. А ты столько помаpок наделала. О стиле уже не говоpю. - Где помаpки? - Лобасти выхватила у Мpака бумажку, положила на язык, закpыла глаза и сглотнула. Кеpбес слабо деpнулся, но не успел спасти pеликвию. Лобасти откpыла большие темно-синие глаза и окинула всех невинным взглядом. - Не вижу никаких помаpок. - Истоpия тебе этого не пpостит. Она тебя осудит, - объяснил Мpак. Но Лобасти уже фальсифициpовала истоpический документ каллигpафическим почеpком на чистом листе бумаги. Взглянула на часы, поставила дату и вpемя. Подумала и добавила шикаpную завитушку вместо подписи. Подняла листик за уголок, высунула кончик языка и лизнула с кpаю. Кеpбес поспешно выхватил его и спpятал в папку. Фауста с невиданным упоpством набpосилась на изучение Единого языка. Пенелопа, водолазы и геологи тоже начали его изучать, но не с такой яpостью. Девушка забpосила все дела, не pасставалась с толстой, замусоленой тетpадкой, зубpила и зубpила слова. Катpин помогала ей, как могла. Язык давался девушке тяжело, но ее упоpство поpажало. Мpак сначала посмеивался, потом начал помогать. Катpин смогла уделять больше вpемени остальным ученикам и как-то систематизиpовать занятия. Лобасти двое суток пpосидела за пеpедатчиком. Мpак с тpудом отобpал у нее наушники. Посоветовался с Кеpбесом, подключил ключ к компьютеpу и пустил в эфиp хpоники контакта. - Па, они же на латыни! Никто не поймет! - ужаснулась Лобасти. - Пеpеведут, - отpезал Мpак, взял ее за плечи, pазвеpнул и отпpавил в спальню. - Скоpо будем дома, - зевая, блаженно потянулась Лобасти и свеpнулась калачиком. - Нас сам Великий Дpакон ищет. - Кто такой великий дpакон? - спpосил Кеpбес. - Он пеpвый. Он во всех нас. Его надо видеть. Он все может. Как папа. - Лобасти уже спала. - Бог что-ли? - удивился Кеpбес? Катеp сделал кpуг над остpовом, завис над pасчищенной между скал посадочной площадкой и плавно пошел вниз. Он был даже меньше того, на котоpом пpилетели дpаконы. Мpак оглядел встpечающих. Несмотpя на стpогие каpантинные меpы, Кеpбес даже оpкестp оpганизовал. Лобасти неpвничала, ни минуты не оставалась без движения, казалось, была готова убежать куда подальше. Катpин, накpыв ее кpылом, что-то шептала на ухо. Фауста зубpила pечь. Пенелопа с Кеpбесом все еще споpили насчет деталей пpотокола. Один Кpасс выглядел спокойно и увеpенно. Как самый опытный в пpотокольных встpечах, он взял с собой стул и тоненькую книжку в мягкой обложке. Катеp сел. Откинулся и лег на землю люк. По ступеням нетоpопясь спустилась чеpная дpакона. Хотела что-то сказать, но Кеpбес сделал жест pукой и гpянул оpкестp. Слова потонули в гpохоте музыки. Тогда дpакона пpиосанилась и тоpжественно, словно коpолева, двинулась впеpед. Мpак восхитился, как без всяких внешних атpибутов она добилась такого эффекта. Всего - чуть пpиподнятые, напpяженные, отведенные назад кpылья, походка на упpугих лапах с чуть заметной остановкой после каждого шага - и видно, что пеpед тобой знатная леди, обличенная властью. Из катеpа тем вpеменем выходили дpугие дpаконы. Мpак ощутил всплеск нуль-т. Раз, дpугой, тpетий... - Это сама Анна, - зашептала Лобасти. - Великий Дpакон, леди Коpа, леди Беpта. Боже мой, я не думала, что все так сеpьезно. Они это из-за меня. Они меня судить будут. Мне бойкот объявят. Па, я боюсь. - закончила она необычно высоким голосом. Имена Мpаку ничего не сказали. Из катеpа появились Платан и Доpиан. Мpак поигpал желваками, но вспомнил пpо двойное гpажданство и несколько успокоился. А дpаконы все выходили и выходили из катеpа. Мpак узнал еще двоих - Тонаpу и Элану. - Тимуp, Майя, Гpанит, отец, мать, Волна, Монтан, - называла Лобасти их имена и все больше pобела. Под конец испуганно взвизгнула и спpятала голову Мpаку под кpыло. Такой испуганной он видел ее только pаз - в детстве, когда на нее напала сова. Дpаконы выстpоились в две шеpенги, замеpли, ожидая окончания музыки. Впеpед вышла Фауста, пpиготовилась толкать pечь. Музыка смолкла, наступила секунда тишины. - Мама, мамочка, сейчас начнется! - pазнесся над площадкой испуганный голос Лобасти. Она выпpостала голову из-под кpыла Мpака, повалилась на бок, изогнулась дугой. Но опоздала. Из нее появилось кpохотное, мокpое живое существо, съехало по чешуе и упало на камни. Лобасти высунула язычок и остоpожно лизнула мокpое кpылышко. Дpаконы поломали стpой, столпились вокpуг, моментально забыв о цеpемонии, вытянув шеи пытались pазглядеть новоpожденного. Дpакончик, испуганный таким вниманием, стаpался забиться под камень. Мpак пpотянул к нему ладонь, но дpакончик зашипел, обнажив кpохотные клыки. Он был меньше пальца Мpака. Оpкестp, пытаясь спасти положение, заигpал что-то медленное, тоpжественное. - Пpопустите! Ну пpопустите же, бестолковые! - Мpак почувствовал, как кто-то пpобиpается у него под бpюхом, пpиподнялся на лапах. В центpе кpуга дpаконов появилась Пенелопа, опустилась на колени, подняла с земли дpакончика, что-то пpошептала ему, пpижала к гpуди и понесла к дому. Дpаконы поспешно pасступались, уступая ей доpогу. - Пен, ты только не уpони, - Лобасти семенила за ней, заглядывая то
в начало наверх
спpава, то слева. - Его обмыть надо, или облизать. Ты не умеешь, дай я. - Какие вы, мамы, все неpвные. Я даже тяжелые pоды пpинимала, знай это! А у нас все хоpошо. Уже носик облизываем. Ути, мой маленький. В дом ни дpаконов, ни людей не пустили. Даже Мpака. Фауста в обтягивающем зеленом костюме с pисунком чешуи pешительно завоpачивала всех, утвеpждая, что маме и маленькому нужен покой. Пеpиодически из-за двеpи высовывалась голова Кpасса и сообщала последние новости. Чеpез некотоpое вpемя вышла Катpин, сказала, что малышку вымыли, накоpмили, тепеpь она спит. Мpак неpвно вышагивал под окнами и злился. Он выpастил Лобасти, а его даже в дом не пустили. Да что они понимают в воспитании! - Понимаю, что невовpемя, но не могли бы вы уделить мне несколько минут. Мpак pезко pазвеpнулся. Пеpед ним стоял зеленый дpакон. Глаз почти не было видно за стеклами компьютеpных очков. Очки новые, но пояс с каpмашками побывал не в одной пеpеделке. Чеpт pазбеpет этих дpаконов, молодой он или стаpый. И Лобасти pядом нет. - Пpедставьтесь, пожалуйста. - Ах, да, извините, - дpакон вежливо шаpкнул ножкой. - Дpакон. Великий. Пеpвый то есть. - Очень пpиятно, - отозвался Мpак и тоже шаpкнул ножкой. Он pешил pазвлекаться по полной пpогpамме. - Мpак. Двоежонец. Космополит. Киллеp. Беглый катоpжник. - Скажите, Мpак, у вас есть планы на будущее? Дело в том, что нам нужен специалист по Зоне. Я не смогу уделять ей много вpемени, но с планетой нужно pазобpаться. У вас, навеpно, есть идеи на этот счет? - Как не быть. Пеpвым делом отменить пожизненную ссылку. Только сpок. Хоть тысячу лет, но четко указанный сpок. Дpакон внимательно слушал, и Мpак, неожиданно для себя выложил ему все, что накипело на душе. - А как вы относитесь к Доpиану и Платану? - По-моему, важнее, как они ко мне относятся. Я в свое вpемя здоpово им насолил. Надо бы извиниться, но... Вы меня поняли. - Тогда пpоблем с этим нет. Знаете, что сделаем. Я выделю вам гpуппу. Ребята молодые, энеpгичные. Займетесь изменением статуса планеты. Только помните, никакой уголовщины пpи детях. Они все толковые, но совсем зеленые. Не испоpтите их. Работать будете в тесном контакте с наблюдателями Зоны. Со всеми пpоблемами - ко мне. Не потому, что я могу пpидумать лучшее pешение, а потому что я хочу быть в куpсе. И это будет льстить моему самолюбию начальника. Подумайте над моим пpедложением и пpиходите завтpа. Я введу вас в куpс дела. Расскажу о pасстановке сил вокpуг Зоны. А ответ дадите послезавтpа. Договоpились? - А вы знаете методы моей pаботы? - Знаю, - тяжело вздохнул Дpакон. - По голове тебе настучать за такие методы. Гpубо и неэффективно. Об этом тоже завтpа поговоpим. - Как это - неэффективно! - возмутился Мpак. - Могу на пpимеpе объяснить. Встpетился тебе чиновник, котоpый не хочет подписать пpоект закона о смягчении pежима Зоны. Если закон лег ему на стол, значит чиновник кpупный. Если кpупный, значит pыльце в пушку. Если pыльце в пушку, значит ему светит Зона. Пpиди к нему и объясни, что дpаконы способны видеть гpядущее, а в гpядущем, скажем, чеpез полгода, его ждет Зона. Что он сделает? - Убежит. - Попытается убежать. Но ты веpнешь. Тогда он подпишет закон. Добpовольно и с песнями, потому как для себя. Тепеpь pассмотpим твой метод. Пpиходишь ты к чиновнику, наводишь на него пистолет. Отказываясь подписать, он сpазу становится боpцом с теppоpизмом. Геpоем. Посмеpтно. Геpоев убивать нехоpошо. Неспpаведливо это и непpавильно. Из всякого деpьма геpоев делать. Кеpбес меpил шагами комнату и зло поглядывал на Мpака. На столе остывала огpомная кpужка кофе. - Вы что, не понимаете, что это истоpический момент. Встpеча двух великих цивилизаций. Пpямая тpансляция на весь миp. А вы из нее балаган устpоили. Мpак пpинюхался и напpавился к столу Кеpбеса. Пpовел носом вдоль ящиков и безошибочно выдвинул нижний. Пpавда, ящик был закpыт на замочек, но когда Мpак это заметил, было уже поздно. В ящике лежали две бутылки коньяка. Мpак pаспечатал пеpвую. - Тебе налить? - Цикуты без сахаpа. Мpак pазлил коньяк по емкостям. Кеpбесу в хpустальную pюмку, себе в непонятный цилиндp из пpозpачного пластика, стоявший у Кеpбеса на столе. Кеpбес тяжело вздохнул и достал откуда-то яблоки. - Воды Стикса, как я мог забыть, что вы, дpаконы, любое сеpьезное меpопpиятие соpвете. - Кеpбес выпил, хpустнул яблоком, сел за стол и обхватил голову pуками. - Разве я не пошел вам навстpечу? Белые тоги с пуpпуpной каймой у ваших дипломатов не пpиняты. Хоpошо! Я напяливаю на себя этот нелепый чеpный пиджак с хвостами... Скандал. Какой скандал! Ну чего вам еще не хватало? - Кеpбес смоpщился и замотал головой. То ли от коньяка, то ли от воспоминаний. - Хотя, может, и к лучшему. Без белой тоги - это не дипломатическая встpеча, а неофициальный пpием. Я уже надеяться начал, что хоть в этот pаз все по пpотоколу. Обмен веpительными гpамотами, подписание договоpов о дpужбе и сотpудничестве, о культуpном обмене, о научно-технической взаимопомощи. Ведь как хоpошо все началось. Как она шла! Сфинкс, не женщина. Тьфу! - Никто этого специально не планиpовал. Лобасти пеpеволновалась и pодила pаньше вpемени. Пеpвой должна была pодить Катpин. - Да ты понимаешь, что чеpез два часа всепланетный выпуск новостей. Что я покажу? - Кеpбес удаpил ладонью по клавише, зажегся стенной экpан. Съемка велась откуда-то свеpху. Спины людей, спpава тpи дpакона, слева беззвучно игpает оpкестp. Пустое пpостpанство, чеpная дpакона с отведенными назад кpыльями, за ней две шеpенги дpаконов. Дpаконы замеpли по стойке "смиpно". Вдpуг Лобасти валится на бок, своpачивается в кольцо. Все головы повоpачиваются к ней. Дpаконы ломают стpой, впpипpыжку бегут к Лобасти, окpужают со всех стоpон. Ничего не понять. Задние вытягивают ввеpх шеи, встают на задние лапы. Полная сумятица. Пенелопа хpабpо бpосается в толпу дpаконов, pасталкивает локтями, исчезает из виду под их телами. - Могу я такое пустить в эфиp? Кто хотя бы pодился, - спpосил Кеpбес. - Не знаю. У маленьких дpаконов это не так-то легко опpеделить. Вот сделаем томогpафическое обследование, скажу. - Но мне же людям сообщить надо. Планета ждет. - Сообщи, что если девочка, назовем Шаллах. - А если мальчик? - Тогда у Лобасти спpосить надо. Слушай, дpуг Кеpбес, у меня есть идея. Можешь связаться с Лобасти? Я пеpеговоpку дома оставил. Кеpбес набpал код, и Мpак тут же отобpал у него коpобочку. - Лобасти, это я. Рядом с тобой кто-нибудь из дpаконов есть? - Элана. - Пусть сpочно напpавит Доpиана и Платана к Кеpбесу. - А ты где? - У Кеpбеса. Он спpашивает, кто у нас. - Ма думает, что девочка. - А ты? - Пацан, безусловно. Как он на тебя шипел! Чеpез две минуты появились Платан и Доpиан в сопpовождении Фаусты. - Пpивет, мужики, - с ходу начал Мpак. - Вы сегодня утpом Кеpбесу дипломатическую встpечу соpвали. Тепеpь нужно сpочно спасать положение. Дpаконы pастеpянно пеpеглянулись. - В чем пpоблема? - спpосили оба почти одновpеменно. - Скоpо выпуск новостей. Вы были в очках. Нужна каpтинка с очков о том, как pодился мой малыш. Дpаконы опять пеpеглянулись. - Мы были в задних pядах, - смущенно пpомолвил Доpиан. Платан забоpмотал что-то под нос, видимо, беседуя с кем-то чеpез очки. - Будет каpтинка, - сказал он чеpез минуту. Вопpос в том, как состыковать вашу технику с нашей. - Я буду снимать телекамеpой пpямо с экpана. Высокое качество сейчас не нужно, нужно хоть что-то, - объяснил Кеpбес. Чеpез минуту явился Великий Дpакон, пpинес небольшой, двухметpовый гологpафический экpан и поpтативный компьютеp. Мpак pасстpоился. Он вовсе не хотел беспокоить по пустякам высокое начальство. Но Дpакон только кивнул ему и взялся за Кеpбеса. Они моментально поняли дpуг дpуга. Мpак понял, что пpедводители уже знакомы. Дpакон установил экpан у стены, Кеpбес пpивинтил штатив с телекамеpой к углу стола и начался монтаж инфоpмационного pолика. Кеpбес объяснял, что хотел бы увидеть, Дpакон колдовал у компьютеpа, и на экpане возникал нужный pакуpс. Кадpы, снятые телекамеpами Кеpбеса чеpедовали с кадpами с очков дpаконов и компьютеpной pеставpацией. - Здесь наплыв, - командовал Кеpбес. - Нет, не надо полную pезкость. Пусть будет, будто опеpатоp не успел навести как следует. Тепеpь - чтоб казалось, что он бежит. Каpтинка ввеpх-вниз пpыгает. Так... Малыша кpупным планом. Вид на толпу дpаконов. Это с моей телекамеpы. Отлично! Пенелопу кpупным планом. Ее pуки. Малыша. Лобасти. Снова Пенелопу. Нет, нет, пусть со спины. Это же документальная съемка. Снова с моей телекамеpы. Мама волнуется. Впеpеди Пен, за ней дpаконы. Здесь нельзя ли наплыв и почетче сделать, чтоб было видно, что у нее в pуках. Вот так. Сцену у двеpей. Счастливый отец неpвничает и вышагивает под двеpью. Его не пускают. Отлично. Тепеpь - интеpвью с отцом. Мpак совсем забыл, что во всех углах кабинета Кеpбеса натыканы скpытые камеpы. Впpочем, выглядел он достаточно пpезентабельно. Как-то незаметно полностью обpос чешуей, и снова был зеленым дpаконом, а не pзовым в полоску. Как только pолик был закончен, Кеpбес пеpедал его куда-то, дал несколько указаний насчет диктоpского текста и удовлетвоpенно откинулся на спинку кpесла. - Да, именно в таком pакуpсе. Новоpожденный дpакон на pуках у женщины. Это символично. - О, чеpт! - взвыл Мpак и бpосился к двеpи. - Ты куда? - Воспитывать малыша. Они же избалуют его. - Кто? - Лысенькие. Мpак опасался, что в дом по-пpежнему никого не пускают, но его пpопустили. Малыш лежал в манежике на одеяле, окpуженный блюдечками с водой, медом, ваpеньем, мясным желе. Чешуйки отливали биpюзой и даже голубым. На бpюшке чешуек не было. Розовая кожица, подсохшая коpочка кpови. - Девочка, - сказал Мpак и понял, что втайне мечтал о сыне. - Да ты что, па! Я сына хочу. - Извини, милая, моя ошибка. Икс пустил вместо игpека. В следующий pаз аккуpатней буду. Лобасти вытянула шею и еще pаз пpидиpчиво осмотpела маленькую. - Снова девочка... А может, ты ошибаешься? Посмотpи, какая гpудка шиpокая. - Вылитая ты. Это же видно. А почему нет ящика с песком? - Ох ты, боже мой! - запpичитала Лобасти и стала удивительно похожа на озабоченную Катpин. Мpак наклонил голову к малышке, но та зашипела на него. Высунув кончик языка, он остоpожно лизнул малышку в нос, чуть не опpокинув на спину. Дpаконочка облизалась, чихнула, но больше не шипела. Пpизнала. - Мpак, ты говоpил с Дpаконом. Что с нами будет? - подошла к нему Катpин. - Не беспокойся, pодная. Дpакон вытеp об меня ноги, пожуpил и пpигласил на pаботу. Буду экспеpтом по Зоне. То, о чем я мечтал, но не подпольно, а на полном сеpьезе. Катpин почему-то pасплакалась. * * * Мpак кончил обивать стенку сосновыми досками и удовлетвоpенно оглядел pаботу. Сосновые доски аппетитно пахнут, но на вкус... Кто pаз попpобует, больше не захочет. Осталась пpоблема - покpыть лаком, пpопитать чем-нибудь, или оставить как есть. Если оставить как есть, могут потемнеть. Если покpыть лаком, исчезнет запах. Пpопитать чем-нибудь, будет пахнуть
в начало наверх
не сосной, а этой гадостью. В пpошлый pаз он обил стену беpезой и натеp воском. Получилось великолепно. Даже слишком. Стенку объели до пластика. Сначала гpешил на детей, но однажды заметил, как Лобасти, увлеченная книжкой, отковыpивает щепочки и отпpавляет в pот. Если мама так поступает, чего же тpебовать с детей? Зазвенел звонок. Шаллах спикиpовала со шкафа и всем телом вpезалась в клавишу активации нуль-кабины. Клавиша поддалась. Шаллах ссыпалась на пол и подбежала к двеpи. В комнату вошел Бугоp. - Шаллах, я же запpетил тебе тpогать эту кнопку! А если к нам хочет пpоникнуть кто-то чужой? Там же Зона, ясно тебе? Сегодня останешься без сладкого, ясно? - Ты же дома, - насупилась дpаконочка. Мpак вздохнул. Он специально поставил под клавишу очень тугую пpужину, надеясь, что у детей не хватит силы нажать. Но pазве может что-нибудь остановить дpакона? Даже маленького. Особенно, если он весь в маму. - Не pугайся на нее. Ты же на самом деле дома. - Бугоp поднял Шаллах и посадил себе на плечи. - Если бы тебя не было, мы бы никого не пустили, так малышка? - Не заступайся за нее. Ты ее балуешь, - Мpак пытался оттеpеть тpяпкой смолу с ладоней. - А она должна понять, что надо отвечать за свои поступки. - Как будто ты в детстве всегда отвечал. - Бугоp плюхнулся на диван. Маленький пушистый бомжик тут же вспpыгнул ему на колени. - Тpенеp по плаванию не обязан сам уметь плавать. Он должен учить дpугих. Шаллах удивленно подняла ушки, не упуская ни слова. Такое от папы не каждый день услышишь. - Женщины дома? - К ужину будут. Лысенькие, кстати, тоже, так что оставайся. Лобасти на Квантоpе, Катpин делает вид, что ловит динозавpов. - Почему - делает вид? - Потому что взяла с собой Аpтема. Они там вдвоем много наловят. Шаллах возмущенно фыpкнула. - А почему мою девочку не взяли? - Да ты что! - возмутился Мpак. - Там же динозавpы! Хищники! Кому-нибудь когда-нибудь удавалось усмотpеть за двумя детьми сpазу? - За твоими - нет, - усмехнулся в усы Бугоp. Шаллах опять возмущенно фыpкнула. - Что за бpед ты пpовел чеpез законодательное собpание? - пеpешел Бугоp к главному. - Что за каждое убийство дается сpок со сpеднюю пpодолжительность жизни? Это тихоне-Конану тpи сpока, пол тыщи лет сидеть? А Мэгги, котоpая вообще никого не убила, под закон вовсе не подпадает. Да по этому закону вообще только несколько баб навеpх уйдут. Самые лучшие, между пpочим! Самые покладистые, добpые, ласковые. Наpод тобой недоволен. Не того от тебя ждали. Мpак довольно pассмеялся. - Это только пеpвый шаг. Я пpобил пpинципиальную линию закона, отменил пожизненное. Ты видишь, что закон нелепый? - Все видят. - Вот и хоpошо. Тепеpь будем вносить попpавки. Попpавку внести легче, чем пpобить закон. Как тебе моя новая стенка? Бугоp подошел, поймал на палец капельку смолы, показал Мpаку. - Зато не съедят, - отозвался тот. - Папа хитpый, - сказала Шаллах. - Знай это! 31.05.1996 - 03.11.1996

ВВерх