UKA.ru | в начало библиотеки

Библиотека lib.UKA.ru

детектив зарубежный | детектив русский | фантастика зарубежная | фантастика русская | литература зарубежная | литература русская | новая фантастика русская | разное
Анекдоты на uka.ru
Виктория ТОКАРЕВА
Система собак

РАССКАЗ

   Помнишь, как мы встретились в первый раз?  В кафе Дома  кино.  Меня
туда  привел  сценарист Валька Шварц.  После своего фильма Валька стал
знаменит в своих кругах. В широких кругах его никто не знал, сценарис-
ты  вообще славы не имут.  Вся слава достается актерам,  а сценаристам
только деньги. Однако в своих кругах он был модным. Валька мне не нра-
вился. У него лицо, как у сатаны, с пронзительными глазами и доминиру-
ющим носом.  Все лицо уходит в нос. К тому же мне было двадцать шесть,
а ему сорок.  Но все-таки я с ним пошла в надежде, что меня кто-нибудь
приметит и возьмет сниматься в кино.  Или просто влюбится,  и я  найду
свое счастье. А еще лучше то и другое: и влюбится, и в кино. Все в од-
ном месте.  Не сидеть же дома рядом с мамой и сестрой! На дом никто не
придет  и  ничего не предложит.  Надо самой для себя постараться.  Как
гласит народная мудрость: "Под лежачий камень вода не течет".
   На мне было синее платье, и я сидела напротив Вальки, а ТЫ рядом со
мной. Ты был такой пьяный, просто стеклянный от водки. Ничего не сооб-
ражал. Но когда засмеялся - не помню, по какому поводу, - то засмеялся
тихо,  интеллигентно.  Ты  даже в беспамятстве оставался аристократом.
Потом подвинул под столом свою ногу к моей.  На всякий случай.  Прове-
рить:  как я к этому отнесусь?  Вдруг положительно,  тогда можно будет
без особых хлопот трахнуть девушку.  Выпить водки,  трахнуть девушку -
выполнить полную программу загула. А потом поехать домой и лечь спать.
   Ты притиснул свою ногу к моей.  Я очень удивилась и отодвинула свою
ногу.  И посмотрела на тебя.  В твоем лице ничего не изменилось. Можно
так, а можно этак...
   Валька вдруг  вытянул руку и поднес к моему рту.  Я не поняла,  что
это значит и что надо делать.
   - Укуси, - сказал Валька.
   - Зачем?  - удивилась я.  Потом поняла:  он проверял меня на готов-
ность к разврату.
   Почему бы и нет?  Но не с ним. И не с холодной головой. Вот если бы
я что-то почувствовала,  если бы моя кровь вдруг загорелась  от  жела-
ния...  Однако я ничего не чувствовала ни к кому.  Ты был стеклянный и
лысоватый.  Валька н просто рвотный порошок.  Правда, знаменитый поро-
шок.
   Была за столом еще одна возрастная тетка лет сорока пяти. Она расс-
казывала про свою маленькую внучку и называла ее  "заспанка".  Значит,
много спит.  Юмор заключался в том,  что "заспанка" по звучанию похоже
на "засранка".  Я не понимала:  как можно шутить так плоско в присутс-
твии  по-настоящему талантливых людей?  И зачем вообще в этом возрасте
ходить в кафе. Потом выяснилось, что в Доме кино проходила конференция
критиков,  а тетка н прогрессивный критик. Они ее уважали, а меня нет.
Зато они меня хотели, а ее нет. Неизвестно, что лучше.
   Все кончилось тем, что ты поднялся к директору Дома кино и сказал:
   - Я пьяный. Вызовите такси.
   А я осталась с Валькой.  Потом я его ждала во дворе. Сидела на ска-
мейке. Он в это время выступал перед критиками. Был просмотр его филь-
ма. Потом он вынес мне во двор чашку коньяка и заставил выпить. Он хо-
тел,  чтобы я опьянела.  Я выпила и стала пьяная.  Все вокруг медленно
кружилось: небо и скамейка.
   Валька вознамерился меня трахнуть,  но у него не стояло.  Мне  было
все равно.  Меня тошнило - морально и физически. Я поняла, что в поис-
ках своей судьбы выбрала какой-то неверный путь. Таким образом я ниче-
го не добьюсь,  кроме аборта или венерической болезни.  Хорошо,  что у
Вальки не стояло. Но ведь есть и другие случаи.
   Моя сестра кормила ребенка грудью, сидела, как мадонна с младенцем.
И такая была в этом чистота и высокая идея...
   Меня пригласили на студию в комнату ‘ 127.
   Я вошла в комнату ‘ 127 и увидела тебя. Ты был трезвый, с оливковым
цветом лица, какое бывает у индусов. Еще не негр, но уже не белый. Пе-
реходное состояние.  И глаза,  как у индуса, - большие керамически-ко-
ричневые.  На столе лежали мои фотографии, взятые из картотеки актерс-
кого отдела.
   Рядом с тобой стоял второй режиссер Димка Барышев. Он, как засален-
ная колода карт: сплошные варианты и все грязные.
   Ты протянул мне сценарий в плотной бумажной обложке и сказал:
   - Прочитайте.
   Я взяла сценарий и прочла название: "Золушка".
   Я видела, что ты меня рассматриваешь: какое у меня лицо, глаза, во-
лосы.  Общий облик.  Было непонятно,  вспомнил ты меня или нет. Скорее
всего нет.  Димка Барышев тоже меня рассматривал, но по-другому: какое
на мне платье, грудь, ноги - и все остальное, что между ногами. Я сто-
яла и мялась, как будто хотела пи'сать.
   Я не могла понять:  почему они меня пригласили?  Может быть, Валька
Шварц сказал, что есть такая студентка на четвертом курсе ВГИКа. А мо-
жет, просто листали картотеку...
   Я ОЧЕНЬ хотела сниматься. Но к своим двадцати шести годам я уже за-
метила, что нельзя хотеть ОЧЕНЬ. Судьба не любит. Надо не особенно хо-
теть, так, чуть-чуть... И тогда все получится.
   Я взяла сценарий и пошла к двери.  Димка Барышев провожал меня гла-
зами,  и мне казалось,  что на моем платье остаются сальные пятна. Мне
захотелось обернуться и плюнуть ему в лицо. Я обернулась, но не плюну-
ла, а просто посмотрела. Он все понял.
   Когда я вышла, Димка сказал:
   - Без жопы, как змея. Что это за баба без жопы?
   А ты ответил:
   - Сделайте  фотопробу.  - И еще добавил (мне потом Леночка Рыбакова
рассказала), ты сказал: - В ней есть чистота.
   Дома я прочитала сценарий. Современная интерпретация Золушки. Автор
Валентин Шварц.  Удивительная вещь:  Валька с его плавающей нравствен-
ностью н это одно, а его талант - совсем другое. Как небо и земля. Там
голубое. Здесь бурое. Поразительно: как это сочетается в одном челове-
ке?
   История современной Золушки. Она живет в пригороде Москвы с мачехой
по имени Изабелла и двумя сестрами.  Отец - подкаблучник у мачехи.  Не
может заступиться за свою дочь.  И Золушка батрачит на всю семью и еще
работает  в фирме "Заря".  Моет окна до хрустальной чистоты.  Казалось
бы, черная работа, неквалифицированный труд, но Золушка любит свое де-
ло. Ей нравится процесс перехода из грязного в чистое, в новое качест-
во.
   Золушку ценят. И однажды жена "нового русского" по имени Анна приг-
лашает  Золушку  на презентацию журнала Клуба путешествий.  Анна,  как
добрая фея, дает Золушке на вечер платье, туфли и карету - подержанный
"мерседес".
   Они приезжают в модный ресторан.  Золушка - красавица, самая краси-
вая девушка в зале.  В нее влюбляется принц.  Настоящий принц из афри-
канской страны Лесото,  черный, как слива. Золушка выходит за него за-
муж и уезжает в Лесото.
   Там у нее собственный дворец,  прислуга.  Но Золушке скучно,  и она
время от времени перемывает все окна.  У нее,  как у каждого человека,
есть мечта. Мечта Золушки - приехать в Москву, появиться перед мачехой
в мехах и бриллиантах, с черным телохранителем, сказать:
   - Привет, Изабелла...
   И потрепать по щеке.
   Мечта сбывается,  как во всякой сказке.  Золушка прилетает в Москву
на личном самолете. Подъезжает на длинной машине "ягуар" к блочной пя-
тиэтажке,  где  живет мачеха с дочерьми.  Поднялась на третий этаж без
лифта и открыла дверь своим ключом.
   А Изабелла болеет.  Лежит после инсульта.  Возле нее  стакан  воды,
таблетки. Вся семья на работе. В комнате запах несчастья.
   - Привет,  Изабелла,  -  говорит Золушка и улыбается,  чтобы скрыть
слезы.
   - А...  это ты...  - узнает мачеха. - Хорошо, что ты пришла. Может,
помоешь окна, а то света не вижу...
   И Золушка снимает с руки бриллиантовые кольца,  берет ведро, тряпку
и начинает мыть окна.  Она готова была торжествовать над прежней маче-
хой, наглой и сильной. А эту, распятую на кровати, ПОЖАЛЕЛА. Через жа-
лость простила,  а через прощение очистилась сама.  И свет вошел в  ее
душу, как в чистое окно.
   Окна - глаза дома. Глаза видят небо, солнце, деревья. Голубое, жел-
тое и зеленое. Краски жизни.
   Поразительная личность - этот Валька Шварц. Пошляк, бабник, пьянь и
рвань. А все понимает. Вернее, чувствует.
   Я прочитала  сценарий и долго сидела,  глядя перед собой.  Я хотела
сыграть эту роль,  но знала, что мне не дадут. И решила отказаться са-
ма. Сама сказать: нет.
   Я позвонила домой Вальке и сообщила с ленцой:  вряд ли у меня полу-
чится по времени, меня пригласили на другой фильм.
   - На какой? - торопливо спросил Валька.
   - Пока не скажу,  боюсь сглазить, - таинственно скрыла я, как будто
меня пригласили сам Миклош Форман или Вуди Ален.
   Сама того  не подозревая,  я сделала точный тактический ход.  Можно
сказать,  кардинальский ход. Валька тут же позвонил ТЕБЕ. Ты занервни-
чал, и тебе показалось, что нужна я, я и еще раз я. Так бывает необхо-
димо то,  что отбирают.  Хочется ухватить, задержать. На самом деле ты
вовсе не был уверен в моей кандидатуре, просто не было ничего лучшего.
Мои достоинства состояли в том,  что в свои двадцать шесть я выглядела
на шестнадцать.  И в том, что я никогда прежде не снималась. Неизвест-
ное, новое лицо, как будто я и есть та самая Золушка из пригорода. Ма-
ло ли у нас по стране таких Золушек?  Вот принцев мало. Да и те из Аф-
рики.
   Первую половину фильма снимали в Подмосковье, в селе Хмелевка. Цер-
ковь восемнадцатого века. Озеро. Красота средней полосы.
   Но мне не до красоты.  Ничего не получается. Я боялась камеры, была
зажата,  как в зубоврачебном кресле.  Ты ходил обугленный,  как  древо
смерти.  Тебя мучили сомнения: в стране смена строя, борьба за власть,
война, криминальные разборки - время жесткого кинематографа. А ты выб-
рал сказку,  учишь всепрощению,  увещеваешь,  как горьковский Лука. По
сути, врешь. А почему? Потому, что ты ничего не понимаешь в окружающей
жизни. Тебе НЕЧЕГО сказать. Вот и ухватился за вечную Золушку. Опустил
ее в сегодняшнюю реальность. А зачем?
   Результат: замысел фальшив.  Актрисы нет. Я никакая не актриса. Это
уже ясно.  Главное,  чтобы группа ничего не заметила. Главное - делать
вид, что все о'кей. И актриса - находка, и замысел - на грани гениаль-
ности.
   И сам - личность, в единственном экземпляре.
   Группа напоминала  цыганский  табор.  Казалось,  им  нравится такая
жизнь:  ни кола,  ни двора,  ни прошлого.  Одно настоящее. Жили в Доме
колхозника. Инфекция любви, как вирус, висела в воздухе. Все перезара-
зились.  Было похоже, группа играет в прятки: ходят с завязанными гла-
зами, натыкаясь друг на друга. Ищут счастья.
   Мне не до любви. Я боюсь попадаться тебе на глаза.
   Димка Барышев увидел мою растерянность,  попытался утешить. Подошел
и притиснулся своим тугим животом.  Я испугалась, что он меня засалит,
и оттолкнула, довольно неудачно. Он упал на копчик.
   - Ты что? - спросил он, сидя на земле.
   - А что? - невинно спросила я и подняла с земли кирпич.
   - А сказать нельзя? Сразу драться?
   - Можно и сказать, - согласилась я. - Подойдешь - убью.
   - Идиотка, - констатировал Димка.
   - А ты кто? - поинтересовалась я.
   Он встал и ушел, очень недовольный. Что-то я в нем задела.
   Бедные актрисы.  Зависимые люди.  Дешевый товар. Димка считает, что
можно взять задешево,  а еще лучше - даром.  И вдруг какая-то  Золушка
поднимает кирпич. Защищается. Угрожает. Будучи трусом, он начинает ме-
ня бояться. Трусость и хамство - близнецы-братья. Два конца одной пал-
ки.
   Репетировали сцену:  отец  приводит в дом мачеху по имени Изабелла.
Изабелла пьет чай из маминой чашки.  Мама умерла,  а чашка осталась. И
чужая Изабелла пьет из нее чай. Золушка прячется и рыдает.
   Я никак не могла войти в нужное состояние,  стояла с пустыми глаза-
ми, деревянная, парализованная стыдом и неумением.
   - Можно под носом за волосинку дернуть, - предложила гримерша Валя.
- Слезы сразу потекут.
   Ты понимал:  слезы  потекут,  но отчаяния не будет.  Золушка должна
плакать от обиды, а не от боли.
   Подошел Барышев и предложил:

 
в начало наверх
- Давай я буду ее обижать, а ты защищать. Есть такой прием у следователей: делятся на хорошего и плохого. Один оскорбляет, другой заступается. Разминают душу. Как правило, подследственный начинает жалеть себя, плачет и раскалывается. Ты был против милицейской практики в искусстве. Но что-то надо было делать. День уходил. Еще один пустой день. Димка направился ко мне, заготовив в душе хамство. Я наклонилась и подняла пустую трехлитровую банку. Димка остановился. Вернулся на место. - Да ну ее! - сказал Димка. Хотел что-то добавить, но я напряженно следила за ним с тяжелой банкой в руке. Лучше не добавлять. Ты подошел и заглянул в мои затравленные глаза своими, все понимаю- щими, как у Господа Бога. - У тебя было в жизни что-то стыдное? Вспомнишь - и стыдно... Я задумалась. Валька Шварц? Да нет. Просто противно - и все. Мой первый муж? Од- нако первые мужья были у всех, даже у Мерилин Монро. Перед Артуром Миллером было много первых и вторых. Ну и что? Смерть моего отца... Но я была маленькая, семи лет. Нас взяли с сестрой на кладбище. А тетя Соня пукнула. И мы с сестрой стали давить- ся от смеха. А потом я увидела, что тетя Соня плачет. Я никогда не ви- дела прежде ее слез, у нее было такое лицо... Мне стало жалко тетю Со- ню, и я тоже стала плакать от жалости. Тетя Соня была старая дева, ее никогда никто не ласкал. Она жила в доме родственников, шила, варила, боялась съесть лишнего. А потом ее разбил инсульт, и родственники сда- ли ее в дом инвалидов. И она там лежала рядом с женщиной-маляром, ко- торая упала с крыши и сломала себе позвоночник. Эта женщина-маляр с утра до вечера ругала бригадира. А тетя Соня радовалась моему приходу и при мне говорила о своем женихе. Когда-то у нее был жених. Ей хоте- лось говорить при мне о любви. Мы смеялись. В комнате остро пахло мо- чой. А потом она умерла. Бессмысленная жизнь. Бессмысленная смерть. Но это не так. Тетя Соня любила меня. А я любила ее. Это и был смысл. Но наша любовь ни от чего ее не оградила: ни от инсульта, ни от дома инвалидов. - Мотор! - крикнул ты. Я плакала с открытым лицом. Плевать на всех. Мачеха Изабелла была мерзкая. Но и она оказалась в инсульте и по- корно моргала, глядя на жизнь вокруг себя, но уже не в силах вмеши- ваться в эту жизнь. Вот так поморгает и умрет. Как коротка жизнь. Как жаль людей. Всех. И плохих, и хороших. И да- же этого кабана Димку Барышева. Я плакала и не могла остановиться. А потом мне показалось, что ни- кого нет вокруг. И я - это уже не я. Моя душа, как при втором рожде- нии, вплыла в другое тело. Вернее, в мое тело вплывает новая душа. - Стоп! - скомандовал ты. - Дубля не будет? - спросил Димка. Ты знал, что такое не дублируется. Вечером ты сидел на берегу. Трое местных мужиков принесли тебе са- могон, и вы пили все вместе. Ты сидел и разглагольствовал, а мужики слушали, раскрыв рты. Ты говорил о том, что людям нужны сказки, потому что люди - это дети всех возрастов. Я ушла на озеро, подальше от людей. Вода в озере отражала облака. Посреди, на палке, вертикально торчащей из воды, застыла цапля. Я смотрела на плывущие в воде облака, на изящный контур цапли. Здесь, в селе Хмелевка, происходила химическая реакция, когда брался замысел Вальки, труд целой группы, твое осмысление, мое лицо - и из всего этого получалась Золушка. Я была задействована в химическую ре- акцию, как необходимый элемент. Я участвовала в процессе сотворения. Отдавала себя как часть. И получалось новое целое. Получалось, что вся моя жизнь с поиском и предательством не просто так, как дым в трубу. А как поленья в печи. Прогорят, но и согреют. Жизнь наполнялась смыслом. Цапля все отражалась в воде, и небо зеленело. И казалось, что эта цапля тоже задействована в химию жизни. Без нее полдень не был бы за- вершен. Чего-то не хватило бы в этом подлунном, подсолнечном мире. Приехал Валька Шварц. Требовались изменения в сценарии. Валька дол- жен был переписать диалоги. И он их переписал. Я просто поражалась: откуда к нему идут слова? Как будто на его макушке стоит специальное улавливающее устройство, невидимая антенна. И ловит из космоса. Быстро, легко, мастерски. Ему очень шла работа. Он был даже не противный. Со своим шармом. И длинный нос - на месте. Короткий был бы хуже. В столовой Валька подошел и сказал, что хочет со мной поговорить. - Говори, - разрешила я. - Не здесь, - ответил Валька. Видимо, фон деревенской столовой казался ему неподходящим. - А почему не здесь? Какая разница? Я не предполагала и даже не догадывалась, что Валька собирается го- ворить о любви. Какая может быть любовь между мной и Валькой? Выпить - пожалуйста. Можно даже трахнуться при определенных обстоятельствах. Но любить... Для меня любовь - религия. Я через любимого восхожу к Богу. Значит, мой любимый сам должен быть подобен Богу, как Иисус Христос. При чем тут Валька? Валька все-таки настоял на свидании. Пришел ко мне в комнату и стал говорить, ЧТО он чувствует и какое это имеет значение в его жизни. В этот момент Валька был почти красивый. Одухотворенный. Я спокойно слушала, не перебивала. Но в какой-то момент стала ду- мать о Золушке. Завтра должны были снимать эпизод, как Золушка прихо- дит мыть окна к "новым русским". Валька вдруг замолчал. Потом поднялся и ушел. Он по моему лицу уви- дел, что я не здесь. И что я его не слушаю. Я знала, что он попереживает, а потом напишет об этом сценарий и получит много денег. Его жизнь - это безотходное производство. Все на продажу: и радость, и горе. Горе стоит дороже. Почему? Потому что горе глубже чувствуешь и ярче передаешь. Литература - это способ поделиться с людьми. Валька уехал, но перед отъездом сказал тебе, что я холодная и рас- четливая, как змея. Молодая гибкая змея. Он считал, что я должна быть благодарна за роль. Я и благодарна. Но не до такой же степени... Тебя устраивало то, что я отшила Вальку. Не потому, что я тебе нра- вилась. У тебя жена, папа, два сына и еще один сын от первого брака. С тебя хватит детей и браков. Но если я в твоем фильме, значит, в твоем сердце и в печенках и, значит, на этот период должна быть только твоя. А потом, после фильма, ползи, змея, куда хочешь. В пески или в камни, где тебе больше нравится. У меня действительно длинное тело, высокая шея, маленькая голова и пристальные глаза. Я в самом деле похожа на змею. Африканскую часть сценария снимали на Кубе. Принц - негр. Логичнее было бы ехать в Африку, но свои услуги пред- ложила киностудия Гаваны. Жили в отеле "Тритон" на берегу океана. Это тебе не Дом колхозника в Хмелевке. Питались в ресторане. Обед начинали с фруктов: папайя, авокадо - от одних слов с ума сойдешь. Веселые официанты - мулаты, почему-то все левши; записывали заказ левой рукой. Куба переживала сложный период, но в отеле "Тритон" рай, коммунизм н называй, как хочешь. На центральной площади Гаваны работал маленький духовой оркестр. Дирижер поднял руку, дал дыхание, музыканты подняли трубы к губам, но в это время к дирижеру подошел пожилой мулат и задал вопрос. Дирижер ответил. Мулат снова что-то спросил. Дирижер снова ответил. Музыканты ждали с поднятыми трубами, скосив на дирижера глаза. Никто никуда не торопился. Потом все же оркестр заиграл, и вся площадь задвигалась в ритме, как кордебалет. Было впечатление, что они здесь репетируют. Но никто не репетировал. У них это врожденное. Кубинцы весьма расположены петь и танцевать. И совсем не расположены работать. И в самом деле, как можно работать в такую жару?.. В такую жару хорошо пить пиво и любить друг друга. Когда вечером гуляли вдоль берега, приходилось переступать через влюбленных. Наиболее застенчивые уходили в океан, на поверхности, как тыквы, качались головы, и земля двигалась вокруг своей оси не равно- мерно, а толчками, в такт любви. Я ходила изгоем. Во мне никогда не селилось такого вот страстного всепоглощающего чувства. Я как человек с хроническим насморком, попав- ший в благоуханный сад. Все вижу, но ничего не чувствую. Может быть, я действительно холоднокровная, как змея... Репетировали свадьбу Золушки и принца. На мне платье, похожее на сгустившийся воздух. Принц - весь черный, в черном смокинге. Надо было целоваться, но я медлила. Камера была близко от нас. Сни- мали крупный план. - Целуйтесь! - скомандовал ты. От принца исходил незнакомый мне, неуловимо-сладковатый запах. Го- ворят, черная кожа пахнет иначе, чем белая. - Целуйтесь же! - крикнул ты. Я поцеловала принца в лоб. - Ты что, с покойником прощаешься? Принц видел, что я смущена, и смущался сам. У него было французское имя Арман, и он вообще был симпатичный, образованный и скромный моло- дой человек. Но Арман существовал ВНЕ моего восприятия. Это невозможно объяснить. Ты подошел, отодвинул принца, обнял меня и поцеловал. Это длилось несколько секунд. Видимо, ты учил Армана, как это делается. Потом отошел, уступил свое место. Я закрыла глаза и решила для себя: ты не отошел. Это твои руки, твои губы. Я целовала Армана, целовала, как будто пила и хотела выпить без остатка. - Мотор! - крикнул ты. Оператор застрекотал камерой. Кадр был выстроен. Цветовое решение оптимальное. Я в белом. Принц в черном. Как муха на сахаре. - Стоп! В принце вдруг сильно застучало сердце. Я его завела и завелась са- ма. Мы продолжали начатое. - Стоп! - крикнул ты. Я очнулась, но другая. Хронический насморк прошел. Я как будто слы- шала все запахи жизни. Хотелось поступка. Хотелось взять тебя за руку и уйти с тобой в волны океана. И пусть наши головы качаются над волна- ми, как две тыквы. На берегу океана орали русские песни: "Без тебя теперь, любимый мой, земля мала, как остров". Неподалеку размещалась русская колония. Гуляли русские специалисты. Скоро Фидель Кастро обидится на Россию, и русские специалисты уе- дут. А сейчас пока поют. "Без тебя теперь, любимый мой, лететь с одним крылом..." Я не могла уснуть. Надела шорты и вышла на берег. Берег пористый, как поверхность Луны. Я шла по Луне и вдруг увидела тебя. Ты прибли- жался навстречу. Выследил? Или тоже пошел погулять? - Во все времена были дочки и падчерицы, - сказал ты. Я поняла, что ты постоянно думаешь о своем фильме. Как Ленин о ре- волюции. Как маньяк, короче. - А черепахи совокупляются по тридцать шесть часов, - сказала я. У меня была своя тема. - Откуда ты знаешь? - У Хемингуэя прочитала. - А Хемингуэй откуда знает? Мы стояли и смотрели друг на друга. Наше молчание и стояние затянулись. Наконец я сказала: - Проводи меня. Я боюсь. Такая реплика выглядела правдоподобной. Кубинцы - народ горячий. Они ходят свободные и страстные, как молодые звери. Им ничего не объ- яснишь, тем более по-русски. Ты взял меня за руку, и мы пошли в отель "Тритон". Кровать в моем номере трехметровая, можно лечь вдоль, а можно попе- рек. Мы так и поступили. Желали то вдоль, то поперек. Я поразилась: как хорош ты в голом виде и как открыто выражаешь свои чувства. Чере- пахи так не умеют. Так могут только люди. Я тогда еще не догадывалась, что это ЛЮБОВЬ, я думала - обычный рельсовый роман.
в начало наверх
Мы заснули. Утром я проснулась раньше и смотрела на тебя, спящего. Ты был смуг- лый от природы да еще загорел. Я подумала: "Вот мой принц". Я встала и захотела выйти на балкон, но боялась тебя разбудить и стала отодвигать жалюзи тихо, по миллиметру. Мне казалось: если дейс- твовать тихо, я тебя не разбужу. Но ты, конечно же, проснулся и следил за мной из-под ресниц. Твое лицо было непривычно ласковым. Страсть - это болезнь. Лихорадка. Я играла, как никогда. На грани истерики. Глаза меняли цвет, как море. - Что это с ней? - спросил Димка Барышев. - Актриса, - ответил ты. Во мне действительно вскрылась АКТРИСА и вышла из берегов. Я как будто подключилась к ИСТОЧНИКУ. И удвоилась. Меня стало две. По ночам ты приходил на наше стойбище любви. И я опять удваивалась, потом исчезала. Превращалась в другое качество. Шла божественная хи- мия. Нд22+О=Нд22О. Без тебя в газ, водород. А рядом с тобой перехожу в другое качество, в молекулу воды. Однажды я опустилась на колени и сказала: - Господи, не отомсти... Мне показалось, что за такое счастье Бог обязательно взыщет. Что-то потребует. Фильм набирал высоту. Когда смотрели отснятый материал, пересекало дыхание. Кубинская часть приходилась на середину фильма. Середина, как пра- вило, провисает. А здесь удалась. Финал - самоигральный. Провалиться невозможно. Так что уже можно сказать: ты выиграл этот фильм. Ты интуитивист, бредешь наугад, как мальчик с пальчик в лесу. Уже никакой надежды, и волк за кустом - и вдруг точечка света. Выход. Спа- сение. Точечка света - это я. А у меня - ты. Я больше никого не боюсь. И ничего. Я не боюсь, что через год мне будет двадцать семь. А через десять лет - тридцать семь, и я начну иг- рать мамаш, а потом бабушек. Моя молодость не кончится до тех пор, пока я буду видеть точку све- та. Две точки - твои глаза. Глаза у тебя потрясающие: беззащитные, как у ребенка. Циничные, как у бандита. Отсутствующие, как у мыслителя. Я люблю тебя, но как... Нежность стоит у горла. Хочется качаться, как мусульманин. Хочется молиться на тебя и восходить к Богу. Господи, спаси меня, грешную... Помилуй мя... Улетали зимой, хотя для Кубы времени года не существует. В самолете мы сидели врозь. Ты боялся, что группа о чем-то догада- ется и доложит твоей жене. И я тоже боялась, что группа догадается и доложит твоей жене. Это значит: я не смогу позвонить в твой дом. Спра- ведливости ради надо сказать, что твоя жена очень милая и трогатель- ная, как кролик. Ее не хочется обижать. Солнце садилось на океан. В небе горел розовый веер. Какой-то неви- данный размах красок. Природа в этом месте земного шара совсем сошла с ума. По небу летели птицы, они держались плотно, их клин походил на кру- жевную шаль, раскинутую в небе. На фоне заката клин казался черным. Интересно, куда они летят? Может быть, даже в Россию. Зачем птицы летают туда-сюда, покрывают такие расстояния, набивают под крыльями костяные мозоли, гибнут в дороге?.. Зачем? Чтобы через несколько меся- цев лететь назад? Но об этом надо спросить у птиц. Может быть, они только тем и живут, что вначале хотят улететь, а потом хотят вернуть- ся. Так и ты. Дома ты будешь тосковать обо мне. А со мной - угрызаться совестью о доме. Может быть, эти два состояния необходимы человеку для равновесия. Самолет врезался в клин. Разрубил его мощным телом. Одну из птиц засосало в мотор. Хрупкие полые кости, нежное птичье мясо, а затарах- тело, как камень. Вряд ли эта птица сумела что-то понять. Мне стало не по себе. Я отстегнула ремень, прошла по проходу и села возле тебя. Ты надежно отгораживал меня от космической пропасти. Сна- чала ты, потом окно иллюминатора, а за ней вечность. Ты надежная прок- ладка между мной и вечностью. С тобой не страшно. Я думала, что ты меня прогонишь, но ты взял мою руку в свою. Спросил: - Чего это у тебя ногти ломаные? - Так я же Золушка... В Москве мы разъехались в разные стороны. Ты домой, и я домой. У меня дома мама, сестра, племянница. Бабье царство. Все с дочками и без мужей. И, между прочим, все красивые, умные, с несложившимися жизнями. У тебя дома отец, жена и три сына. Мужское начало представлено ши- роко. Твои сыновья виснут на тебе - справа и слева, и ты становишься тяжелей, весомей, логичней на этой земле. Ты и твое бессмертие - твои сыновья. Есть еще одно бессмертие. Твое ДЕЛО. А у твоего дела - мое лицо мо- лодой змеи с гладкой головкой, пристальными глазами и высокой шеей. Ты звонишь мне по телефону и лежишь с телефоном в обнимку. Твой голос дрожит и ломается от нежности. Он течет, как теплые волны Карибского залива... Мама входит в комнату и спрашивает: - С кем ты разговариваешь? Наш фильм выходит на экран. Бушует неделю по всем кинотеатрам, как эпидемия. И через неделю мы знамениты. В прессе меня называют звездой, Вальку фейерверком, а тебя факелом. Мы являем собой что-то одинаково светящееся. Мы вместе ездим на премьеры в другие города. В других городах ты обязательно начинал пить и впадал в депрессию. А Валька бегал по клад- бищам и базарам. Он считал, что базар и кладбище определяют лицо горо- да. Ты никуда не выходил, лежал в гостиничном номере. Любовь и слава ни от чего не спасали, потому что тебе, как и каждому человеку, нужна гармония. А гармонии нет. Любовь в одном месте, семья - в другом. Но любовь подвластна вариантам. Можно любить Золушку, можно падчерицу, а можно фею. Дети - это величина постоянная. И жена - как часть неизмен- ного целого. Я все понимаю, но не хочу думать наперед. Я знаю, что без тебя я ничто. Аш-Два. Выдох. А с тобой я молекула воды. Вода - жидкий минерал. Значит, я из неощутимого газа превращаюсь в минерал. Разве это мало? л10Однажды Валька сказал о тебе: "Он страшный человек. Он никогда не голодал". Я считаю иначе. Страшнее те, кто голодал. Когда человек живет в любви и достатке, он развивается гармонично. Но вообще я бываю доволь- на, когда о тебе говорят плохо. Значит, кому-то ты не нравишься, хотя бы одному человеку. И, значит, меньше опасность, что отберут. Помнишь, как мы уезжали и я вела тебя, пьяного, держа за руку, как упрямого ребенка? Ты шел следом на расстоянии вытянутой руки, смеялся и говорил: - Ну что ты держишь так крепко? Я - это единственное, чего ты не потеряешь. Никогда. А помнишь, как я влезла к тебе на верхнюю полку, а внизу спал ка- кой-то командированный, и надо было, чтобы он ничего не услышал? В поезде ты сделал мне предложение. Ты сказал: - Я устал бороться с собой. Выходи за меня замуж, и всю ответствен- ность за твою жизнь я беру на себя. Я ничего не ответила. Ты был пьяный, и я знала, что наутро ты забу- дешь о сказанном. Ты не забыл. Я видела это по твоему лицу. Ты смотрел на меня не как обычно н в глаза, а чуть-чуть мимо глаз: в переносицу или в брови. Ты избегал прямого взгляда, потому что опасался: вдруг я напомню, пересп- рошу, уточню? Я не стала переспрашивать и уточнять. Я понимала, что из тебя вып- леснулось желаемое, но невозможное. Мы вышли из поезда и сели в такси. Шофер заблудился специально, вез нас кругами, чтобы на счетчике было больше денег. Ты разозлился, а я стала тебя успокаивать, как мать успокаивает ребенка. Я гладила твое лицо - не щеки, а все лицо, брови, глаза. Господи Боже мой... Какое это было счастье н гладить твое лицо, и целовать, и шептать... Ты не знаешь, что тебе снимать. Ты отдал всего себя прошлому фильму и пуст. И кажется, что так и будет всегда. У тебя послеродовая депрес- сия. Режиссеры, как правило, запасливы, как белки. У них наготове три-четыре сценария. И жизнь расписана на десять лет вперед. Ты этого не приемлешь. Для тебя фильм - это любовь. Когда любишь, то кажется: это будет длиться вечно. И невозможно за- готавливать объекты любви впрок, ставить их в очередь. Но ничто не длится вечно. Заканчивая фильм, ты проваливаешься в пустоту и сидишь в этой пустоте, подперев щеку рукой. Я смотрю в твое лицо и говорю, говорю, а потом слушаю тебя. Ты го- воришь, говоришь и слушаешь меня. И таким образом рождается новый за- мысел. И Валька Шварц уже садится и пишет. О чем? Это история Виктора Гюго и Джульетты Друэ. Была такая Джуль- етта в его жизни, кажется, актриса. И была жена, ее тоже как-то звали. Но никто не помнит - как. А Джульетту Друэ помнят все. У нее даже есть последователи, ее могила охраняется фанатиками, поклонницами ее жизни. Это началось у нее с Виктором, как обычный роман. Ничего особенно- го, писатель и актриса. Потом засосало. Джульетта следовала за Викто- ром, как нитка за иголкой. Куда он, туда она. Его семья на дачу, и она снимает домик неподалеку. И по вечерам Виктор шел к ней, вдохновлен- ный, и никто этого не знал. А Джульетта сидела на пенечке, в шляпке, ждала. Смотрела на аллею. И вот он идет. Она всплескивает ручками - и к нему навстречу. Припадала к груди. Ах... И так из года в год. Прошла жизнь. Жена смирилась, и в старости они живут втроем. Они все нужны друг другу. Жена болеет, Джульетта ей помогает. Они все вместе тащатся по жизни, поддерживая друг друга. В конце концов все умирают. И Джульетта тоже умирает, и ее жизнь - подвиг любви и бескорыстия - становится явлением не меньшим, чем та- лант Виктора Гюго. Новая точка зрения на супружескую измену, на проблему "долг и счастье". Валька пишет. Мы ждем. Мы встречаемся каждый день и расстаемся для того, чтобы встретиться опять. И эти разлуки нужны, как день и ночь в сутках. Ведь не может быть вечный день или вечная ночь. Хотя, конечно, вечная ночь накроет нас когда-нибудь. Мы умрем ког- да-нибудь. Но зачем думать о смерти? Мы будем думать о жизни. Жизнь удается, если удается ЛЮБОВЬ. В этом дело. Я возвращаюсь домой и лежу в обнимку с телефоном. Мама входит и спрашивает: - Почему он не делает тебе предложение? - Делает, - говорю я. - Творческое предложение. - Так и будешь вечной любовницей? - интересуется мама. - А чем плохо любить вечно?.. Валька пишет. Мы ждем. И любим друг друга везде, где можно и нель- зя. В машине, в подъездах, у стен храма на выезде из Москвы, в доме Вальки. Мы спариваемся бурно и постоянно, как стрекозы, которые родились на один сезон, им надо успеть насладиться жизнью и оставить потомство. Ты жаждешь меня и не можешь утолить своей жажды. И чем все это кончилось? Тем, что я забеременела и попала в больницу. Я лежала в общей палате на десять человек. Ты приходил ко мне через день. Я спускалась к тебе в халате. Мы стояли на лестнице. Ты говорил: - Когда тебя нет, нет ничего. Пусто и черно, как в космосе. Я спросила: - Может, я тебе рожу? Ты помолчал и ответил: - Не надо. Дай мне спокойно умереть. Ты пьешь, это превращается в болезнь. Талант - это тоже болезнь своего рода. Патология одаренности. Кино съедает тебя всего целиком. Ты совершенно не умеешь жить. Ты умеешь только работать. У тебя хруп- кая психика, нет уверенности в завтрашнем дне. Режиссер - человек за- висимый: вдруг кончится талант? Вдруг придут власти, которые запретят? Вдруг придет болезнь, как к Параджанову, и съест мозг? И только я - отдых от проблем. Со мной только счастье и прекрасная химия. Пусть так и останется. Пусть все будет, как было. - Хорошо, - торопливо соглашаюсь я. - Ты потерпи... Я думаю только о нем. Ты потерпи мое отсутствие, а потом я опять сяду в шляпке на пенек, как Джульетта Друэ.
в начало наверх
Пришел Валька Шварц и принес мне мандариновую ветку с мандаринами. - Поставь в банку, как цветы. Это не завянет, - сказал Валька. Я никогда не видела раньше мандариновую ветку. Желтые шарики висе- ли, как елочные украшения. Листья пахли цитрусом. Откуда в Вальке эта тонкость? - Хочешь, я скажу тебе, что будет дальше? - спросил Валька. - В стране? - уточнила я, потому что в стране продолжались бешеные перемены, и народ все еще жил перед телевизором. - Нет, не в стране, - ответил Валька. - В сценарии? Я знала, что Валька сейчас на тридцатой странице, в том месте, где Виктор Гюго теряет сына. Сын тонет, Виктор узнает это из газет. - Нет, не в сценарии, - сказал Валька. - В твоей жизни. Что будет дальше с тобой. - Интересно... - Я напряглась, поскольку Валька любил говорить о тебе гадости. - Ты сделаешь аборт. Больше никогда не родишь. Ты начнешь его упре- кать. Вы станете ругаться, и он тебя бросит. И ты превратишься в под- ранка. - В кого? - В раненого зверька, но не убитого до конца. Из тебя будет торчать нож. - А он? - А он найдет себе другую и будет эксплуатировать ее терпение и мо- лодость. Сейчас он эксплуатирует терпение жены, твое тело. И ждет, когда это кому-нибудь надоест. - Что ты предлагаешь? - спросила я. - Я предлагаю тебе сохранить ребенка. А там будет видно. Я представила себе, как пополню команду в нашей семье: мама - моло- дая, красивая, без мужа, с двумя взрослыми дочерьми. Сестра - с до- черью и без мужа. Теперь я - кинозвезда с ребенком и без мужа. А там будет видно. Или не видно. - Найдешь себе настоящего мужчину, - сказал Валька. - Что такое настоящий мужчина, по-твоему? - Деньги и мясо, - объяснил Валька. - Мужчина должен зарабатывать деньги, сам выбирать на базаре мясо и отвечать за свою женщину. А твой - не мужчина. Сын полка, всеобщая сиротка. Ни за что не отвечает и только разрешает себя любить. - Он талант, - возразила я. - Это важнее мяса на базаре. - Талант не освобождает человека от простой порядочности. Я молчала. Мне жаль было убивать нашего ребенка. Я его уже любила. По моим ногам дул ветер. Я замерзла. Валька снял куртку и положил ее на лестничную площадку, на которой мы стояли. - Встань, - сказал Валька. - Пол холодный. Я не вставала. Мне не хотелось топтать его одежду. - Выходи за меня, - предложил вдруг Валька. - Никто и не узнает, чей это ребенок. - Я тебя все равно брошу. - Потом все равно вернешься. - Почему? - удивилась я. - Потому что он будет всегда женат. А я буду всегда тебе нужен. Между нами будут действовать две силы: центробежная и центростреми- тельная. Я внимательно посмотрела на Вальку. Он хорошо и даже как-то весело встретил мой взгляд. Любое месиво жизни Валька украшал острым умом - остроумием. Может быть, именно поэтому Валька брал готовые литератур- ные конструкции н Золушка, жизнь Гюго, - пропускал это через мясорубку своего видения, и получалось нечто третье. Жаль, что я любила не Валь- ку. Но я любила не Вальку. - Ты сама бросишь его, когда у тебя раскроются глаза, - сказал Валька. - Он подбирает людей по системе собак. До тех пор, пока они ему служат. А когда перестают служить, он набирает новую команду. - Пусть, - сказала я. - Ну и дура, - сказал Валька. - Конечно, - согласилась я. Мы засмеялись, чтобы не заплакать. Ветку с мандаринами я поставила в банку, и когда мои соседки по па- лате, бедные, выскобленные прекрасные женщины, увидели желтые шарики на ветке, их лица стали мечтательными. Среда - день абортов. В этот день через руки врачей проходит по двадцать женщин. Самое мучительное - это когда раскрывают ход в твое нутро, в святая святых. Этот ход природа сомкнула намертво, и раскрывать приходится железом и усилием. Взламывать. Потом берут ложку на длинной ручке, она называется кюретка, и выскабливают хрупкую жизнь. На маленьком подно- сике образуется кровавая кучка. Ее не выбрасывают. Это биологически активная масса, из нее что-то приготавливают. Кажется, лекарство. Я лежала в определенной позе и ждала, когда мне дадут наркоз. И в этом временном промежутке ожидания я успела подумать: вот так же, в этой позе, я принимала тебя и любила. А сейчас в этой же самой позе я убиваю результат нашей любви. Вместо теплой, желанной плоти в меня войдут железо и боль. Когда я отдавалась тебе с разбросанными ногами - это было красиво. А сейчас, когда сие не освящено чувством, - это стыдно, унизительно и противоестественно. Все то же самое, но со знаком минус. Мне захотелось все это прекратить, встать, уйти и забыть, как страшный сон. Но в мою вену уже вошла игла, и я поплыла, и, уже плывя, пыталась что-то объяснить, и полетела в черноту. Наверное, именно так и умирают. Я постоянно возвращаюсь в ту черную среду. Я опоздала на тридцать секунд. Мне надо было успеть сказать, что я передумала, потом встать с кресла и уйти. Потом я позвонила бы Вальке Шварцу, и он приехал бы за мной на машине и забрал к себе домой. Ты бы позвонил вечером, мама бы сказала: - А она у Валентина Константиновича. - А что она там делает? - удивился бы ты. - Не знаю. Кажется, вышла за него замуж. Ты пришел бы к нам. И сказал бы мне одно слово: - Змея. - Змея жалит только тогда, когда защищается, - ответила бы я. - А в остальное время это тихое, грациозное создание. Ты бы сказал: - Я думал, что ты моя Джульетта Друэ. - Джульетта Друэ была слабая актриса. Она служила идее искусства через другого человека. Через Виктора Гюго. А у меня есть свой талант и свое материнство. В этом дело. - Я думал, мы никогда не расстанемся, - сказал бы ты. - А мы и не расстанемся. У моего сына (в мечтах это был сын) поло- вина твоего лица. Так что мы всегда вместе. Вот так я могла говорить с тобой, если бы послушалась Вальку. Но я не послушалась, и все стало развиваться по его сценарию. Валька - великий сценарист. Мы стали ссориться. Отношения не стоят на месте. Накапливается усталость. Ты подвозишь меня к моему дому и уже знаешь, что я не захочу сразу выйти из машины. Буду медлить. Ныть. И я медлю. Ною. Потом все-таки выхожу. Ты срываешь машину с места, как застоявшегося коня, и мимо меня проносится твой профиль над рулем. И я вижу по профилю: ты уже не здесь. Не со мной. Вечером ты мне звонишь. Я лежу в обнимку с телефоном. Мама смотрит на меня и говорит: - Дура. А он сволочь. В конце декабря грянул мороз, и моя машина заглохла в центре горо- да, неподалеку от твоего дома. Я забежала в автомат, позвонила к тебе домой. Объяснила создавшуюся ситуацию. Спросила: - Не подскочишь? От моего дыхания шел пар и ресницы заиндевели. - Не подскочу, - ответил ты легким голосом. - Я пообещал Денису пойти с ним в "Орбиту". Я уже полгода обещаю, и все время что-то про- исходит. Денис - это младший сын. "Орбита" - магазин. Значит, Дениса отме- нить нельзя, а меня можно. Меня можно бросить в тридцатиградусный мо- роз на дороге - выкручивайся, как хочешь. Во мне что-то лопнуло. Я проговорила почти спокойно: - Когда ты сдохнешь, я приду и плюну на твою могилу. Я не ожидала от себя этих слов. И ты тоже не ожидал от меня этих слов. Ты замер, потом сказал: - Не говори так. У меня воображение... ... Ты живо представил себе сырой холм на Ваганьковском кладбище, неподалеку от могилы Высоцкого. Я подъехала, оставила машину за огра- дой, а сама прошла на территорию кладбища. Подошла к твоей могиле, плюнула и ушла. О Боже... На другой день мы встретились у Вальки для работы. Валька должен был читать нам новый кусок. Отношения Джульетты и Виктора начинали ус- тавать. Любовь тоже болеет и выздоравливает. Или умирает в мучениях. Ты разделся и повесил куртку. Я не смотрела на тебя после вчерашне- го. Я тебя ненавидела. Не-на-ви-де-ла. Потом все-таки подняла глаза и увидела: над твоей бровью малиновая полоса, как будто приложили утюг. - Что это? - спросила я. - Сосуды рвутся, - грустно ответил ты. И у меня у самой что-то порвалось внутри, и жалость пополам с лю- бовью затопила грудь. Я обняла тебя, прижала, прижалась сама. Сказала тихо: - Прости... Я ненавидела себя за мелочность. Ну, не родила... Ну, проторчала час на дороге. Не умерла же. А даже если бы и умерла. ВСЕ можно поло- жить к ногам любви. Даже жизнь. - Прости, - снова сказала я. Ты стоял - покорный и доверчивый, как ребенок. Через неделю мы опять поругались. Это было в гостях. Хозяин дома подарил мне Библию. Хозяин дома был иностранец, делал бизнес на русском православии, вернее, на церковном песнопении. Он возил церковный хор по городам Европы и очень неплохо зарабатывал. Но дело не в нем, а в Библии. Хозяин дома протянул мне Библию. Ты цапнул ее, перехватил, положил на свой стул и сел сверху. Как бы шутливо определил: МОЕ. Шутливо, но отобрал. Я шутливо столкнула тебя со стула и забрала книгу. Ты ничего не сказал, просто посмотрел очень внимательно. Твоя собака не слушала команду. Не повиновалась. Такую собаку надо менять. Я все чаще ненавидела тебя. Если раньше между нами была любовь - любовь, то теперь любовь - ненависть. Как коктейль "Кровавая Мери", когда водка смешивается с томатным соком. Меня пригласили во Францию сниматься в кино. Однажды вечером позво- нил человек по имени Жан-Люк, предложил роль, контракт и сказал, что вечером мне завезут сценарий. Я готова была сказать "да" сразу, независимо от роли и суммы гоно- рара. Я хотела поменять картинку за окном и выплеснуть из себя "Крова- вую Мери". Ты спросил: - А как же Джульетта Друэ? Я ответила: - Джульетта - дура. А Виктор - сволочь. Ты удивился: - Почему? - Потому что он эксплуатировал ее чувство. А она разрешала. И всю жизнь проторчала в любовницах. - А могла бы выйти замуж за офицера в синей майке и варить ему фа- соль. - А что, существуют только таланты и бездари? Черное и белое? А се- редины не бывает? - Середина между черным и белым - это серый цвет. Серость. Впоследствии я убедилась: ты был прав. Но это впоследствии. А сейчас я хотела чего-то еще. Наша любовь была похожа на переношенный плод, который уже не умеща- ется в чреве и задыхается, а ему все не дают родиться. Я перестала се-
в начало наверх
бе нравиться в твоем обществе. Ты смотрел на меня внимательно. Твоя собака перебегала на чужой двор. Любовь и ненависть составляли всю мою жизнь. Мои ссоры с тобой - не что иное, как борьба за тебя. Я бунтовала, потому что подтягивала тебя к своему идеалу. Но ты не стал подтяги- ваться. Ты исповедовал систему собак. Тебе легче сменить собаку, чем подтягиваться. И ты бросил меня в конце концов. Ты позвонил мне, как обычно, и сказал: - Наши отношения зашли в тупик. И продолжать их - значит продолжать тупик. - Ты хочешь со мной поссориться? - спросила я. - Я хочу с тобой расстаться. - Нет, - растерялась я. - Нет... Я хотела закричать: "Не-е-ет!!!" Я закричала бы страшно, так, что вылетели бы стекла из окон. Так кричат люди, которые срываются в про- пасть. Но в это время в дверь постучали, и вошел Жан-Люк. - Привет, - сказал Жан-Люк, потому что не умел выговорить русского "здравствуй". Семь согласных букв на две гласных были ему не под силу. - Как хочешь, - сухо сказала я в трубку. - Я не возражаю. Ты ожидал другой реакции и обиделся. - У тебя будет все, - сказал ты. - Но не будет меня. И тебе будет очень плохо. - Хорошо, - сухо повторила я. - Я не возражаю. Я положила трубку. Я не могла двигаться, потому что в моей спине торчал нож. Я не могла ни двигаться, ни дышать. - Пойдем в казино, - предложил Жан-Люк. - Пойдем, - сказала я. Казино находилось у черта на рогах, в Олимпийской деревне. Жан-Люк несколько раз вылезал из машины и спрашивал, как проехать. Я сидела в машине и ждала. Быть и казаться. Я казалась молодой женщиной, лихо ис- пытывающей судьбу - рулетку. А была... Правильнее сказать: меня не бы- ло. Из меня изымалась главная моя часть - О, и жидкий минерал - вода н постепенно испарялся, превращался в бесплотный газ. Я не представляла себе, как жить. О чем говорить? И зачем? В казино я стала играть. Мне начало везти. Я выигрывала и выигрыва- ла, и этот факт убеждал меня в потере любви. Срабатывал закон компен- сации. Судьба отняла тебя, а за это дала денег. Заплатила. На выигранные деньги я купила себе норковую шубу цвета песка. Отре- зала волосы, повесила над бровями челку, поменяла стиль. И когда я шла, молодая и уверенная, в дорогой длинной шубе, никому не приходило в голову, что в спине у меня нож. Прошло десять лет. Ты бросил жену и женился во второй раз. Не на мне. На другой. Если я змея, то она кобылица, та самая, из "Конька-горбунка", которая топ- чет пшеничные поля. Эта тоже вытопчет любое поле. К кино не имеет ни- какого отношения. Что-то покупает и продает. Занимается бизнесом. Биз- нес вумен. Я постоянно задавалась вопросом: почему ты выбрал ее, а не меня? Разве мы не любили друг друга? Разве я не была твоей музой? Да. Была. Любил. Но дело не во мне или в ней. Дело - в ТЕБЕ. Это ты стал другим. Тебе захотелось поступка. Захотелось развернуть корабль своей жизни резко вправо или влево. Я невольно расшатала коренной зуб твоей семьи. А она подошла и без труда вытащила этот зуб. Я не интересовалась подробностями, но знаю, что кобылица не выноси- ла твоих запоев. И через месяц ты уже не пил. Тебе, оказывается, нужна была сильная рука. В новой системе собак собакой оказался ты. А она хозяйка. Она сильнее меня. Вернее, не так: моя энергия уходила на творчество, а ее энергия - на саму жизнь. Она талантливо жила, а я от- ражала жизнь. Я много работаю и много путешествую. Меня постоянно кто-то любит, но уже никто не мучает. Вернее так: я не мучаюсь. И не задерживаюсь подолгу на одной любви. Перехожу к следующей. У меня есть деньги, слава и одиночество. А мне хотелось бы другую конструкцию: деньги, слава и любовь. Но не получается. Я спрашиваю у Вальки Шварца: - Ну почему у меня не получается? - Не положили, - отвечает Валька и разводит руки в стороны. А между руками - пустота. Мы никогда не видимся, но следим друг за дружкой издалека. Ты все знаешь обо мне, а я о тебе. Фильм о Джульетте Друэ был снят с другой актрисой и прошел незаме- ченным, как будто его и не было. Критика оскорбительно молчала. Ты не привык к поражениям и замер. У тебя появился страх руля, какой бывает у водителей после аварии. Но потом ты воспрянул и стал самостоятельно прославлять свой фильм. Ты, как Сталин, не признавал за собой ошибок, а все свои недостатки выдавал за достоинства. Следующим фильмом ты решил взять реванш, но получился новый провал. Ты постепенно отходил на средний план, потом на общий. Почему? Может быть, потому, что распалась команда: я, ты и Валька. Может быть, дело не в команде - во времени. За десять лет время сильно изменилось. На крупный план выходили не режиссеры, а банкиры в малиновых пиджаках, держащие руку в кармане. В кармане, набитом день- гами. А может быть, дело в том, что тебе нельзя было завязывать с пьянс- твом. Возможно, пьянство входило в твой творческий цикл. Ведь никто не знает, из какого сора растут цветы. Кобылица прошлась и по твоему полю. Так тебе и надо. Или не надо? Я по-прежнему испытываю к тебе любовь и ненависть. Коктейль "Кровавая Мери" по-прежнему полощется в моей душе. Он не выдохся и не прокис от времени, потому что настоян на натуральном спирте. Однажды я встретила тебя в самолете "МоскванСочи". Я летела рабо- тать, а ты с женой - отдыхать. Вы с ней одного роста, но она кажется выше. Она быстро прошла вперед по салону. Она вообще все делает быст- ро. И ходит в том числе. Ты потерял ее из виду, и твое лицо было рас- терянным. Когда ты поравнялся с моим креслом, я сказала: - Твоя туда пошла. И показала пальцем направление. Ты увидел меня, не удивился, как будто мы расстались только вчера вечером. - НАША туда пошла, - поправил ты и пошел по проходу. Самолет стал взлетать, и я взлетала вместе с самолетом. Как тогда, на Кубе. Я вспомнила розовый закат, птицу, попавшую в мотор, отсутс- твие тверди под ногами. Я стала думать, что значит "наша". Мы расста- лись с тобой на каком-то внешнем, поверхностном уровне. А внутренняя связь не прервалась, в глубине мы неразделимы. Значит, у нас все об- щее, и твоя жена в том числе. Что ж, очень может быть...

ВВерх