А.А. Аттанасио — Пожиратель тени

(Доминионы Ирта-2)

 

А.А. Attanasio

THE SHADOW EATER

1998

 

Библиотека Луки Бомануара — http://www.bomanuar.ru/

OCR & SpellcheckFix'a

 

Аттанасио А.А.

А92 Пожиратель тени: Фантаст. романы / А.А. Аттанасио; Пер. с англ. М.Б. Левина. — М.: ООО «Издательство ACT», 2002. — 718, [2] с. — (Век Дракона: коллекция).

ISBN 5-17-015291-4

 

Сказано — в цепи творения первым рожден мир Ирт, что вращается под лучами Извечной Звезды, источника магии, источника жизни. Ирт, на дальнем Темном Берегу, которого родился юноша-герой, спасший мир от полчищ змеедемонов. Герой, коему предстоит теперь совершить и вовсе невозможное. Потому что НЕВОЗМОЖНО — пли почти невозможно? — помочь богине Света, чей не рожденный еще ребенок уже искалечен темной магией. Невозможно — или почти невозможно? — противостоять мощи таинственного Властителя, способного разрушить не только Ирт, но и ВСЕ существующие миры...

 

УДК 821.111(73)-312.9

ББК 84 (7США)-44

© А.А. Attanasio, 1998, 1999

© Перевод. М.Б. Левин, 2002

© ООО «Издательство ACT», 2002

 

 

Одной, единственной, неповторимой — тебе, свету тьмы моей.

Мрак сделаю светом перед ними.

Исайя, 42:16

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

Безымянные — сверхъестественные богоподобные сущности, обитающие внутри Извечной Звезды, источника энергии всей вселенной.

Владычица Сада — благородная дама из Безымянных, волшебством создавшая миры нашего космоса как учебное пособие для все-еще-не-рожденного младенца.

Возлюбленный Владычицы — Безымянный, зачавший не рожденное дитя Владычицы Сада. Он спит в Извечной Звезде, и кошмары его снов, полные безобразия, жестокости и безумия, поражают тьмою миры, созданные волшебством его дамы.

Четыре Мистических Мира — состоят из первоначальной действительности, коей является Извечная Звезда, и трех царств, созданных волшебством Владычицы Сада в пустом ничто за пределами этого сияния:

Горний Воздух — вечно беспокойная корона Извечной Звезды, где обитают разные создания энергии, и среди них дьяволы эфира — порождения кошмаров, что тревожат спящего Возлюбленного;

Светлые Миры — многочисленные планеты, и среди них Ирт, Немора и Хелгейт, раскинувшиеся в сиянии вокруг Извечной Звезды;

Темный Берег — миры холодные и мрачные (среди них Земля), отброшенные как тени в пустоту сиянием Светлых Миров.

Рик Старый — древний кобольд с Неморы, призванный Владычицей Сада определить, что не удалось в волшебстве, и отчего перестал шевелиться нерожденный младенец у нее в чреве. Знание Светлых Миров, приобретенное долгой жизнью, и видение Темного Берега у этого кобольда таково, что никто лучше него не знает магического творения владычицы.

Азофель — светоносный страж, называемый Лучезарным, поставленный старшими над ним наблюдать за Владычицей Сада. Она же поручила ему сопровождать Рика Старого в его пути по Четырем Мистическим Мирам, дабы узнать, отчего перестало трепетать дитя владычицы.

Бройдо — юный эльф с Края Мира, как зовется Светлый Мир, ближайший к Извечной Звезде. Бройдо стал другом и спутником Рика Старого на пути его подвига.

Смидди Tea — бабка Бройдо, предводитель клана эльфов, живущих на Краю Мира.

Тивел — эльф — соплеменник Бройдо и Смидди Tea, одержимый эфирным дьяволом из Горнего Воздуха.

Даппи Хоб — почитатель дьявола, искусный в изготовлении амулетов, коими уловляют дьяволов из эфиров Горнего Воздуха, дабы они исполняли поручения среди Светлых Миров и на Темном Берегу.

Гномы — магией Даппи Хоба выведены из червей в плоти змей, чудищ и вымерших гадов Края Мира; восстали против своего повелителя и низвергли его в Бездну — темную пропасть, ниспадающую со Светлых Миров на Темный Берег.

Синий Типу — единственный гном, сохранивший верность Даппи Хобу, изгнанный сотоварищами в лавовую пустыню. Там он создает талисманическое оружие, предвидя возвращение своего господина.

Джиоти — маркграфиня Арвар Одола, наименьшего и наидревнейшего доминиона Ирта.

Риис Морган — волхв с Темного Берега, обладающий на Ирте удивительными силами волшебства, в том числе умением превращаться в Котяру; его необычайная мощь и ловкость порождены звериными метками.

Кавал — исчезнувший волшебник и мастер оружия Ар-вар Одола, некогда практиковавший магию на Темном Берегу и обучивший Рииса Моргана как своего помощника.

Лара — призрак ведьмы, служившей Кавалу и Риису на Темном Берегу и зверски убитой местными жителями из страха перед ее мощью. Помня о ее службе, Кавал отправил ее израненную душу в Извечную Звезду, дабы там исцелилась она.

Бульдог — бывший вор из Заксара в доминионе Зул на Ирте и друг Котяры.

Амара — дочь Рика Старого, умершая в младенчестве и оставившая душу отца скорбеть.

 

Часть первая

ГДЕ-ТО НА КРАЮ МИРА

 

Тех, кто отдает свет, поглощает тьма.

Висельные Свитки, Отрывок 3 стих 23

 

1

СОЗДАТЕЛЬНИЦА МИРОВ

 

Где-то на Краю Мира юная женщина с распущенными прядями рыжих волос лежала в мраморном бассейне сада, выставив большой живот. Ее яркие локоны полыхали над ледяной зеленью воды под колоннами храма и лиловым сумеречным небом.

Мощеный сад усыпали золотые листья, под зеленовато-голубыми колоннами и створчатыми архитравами спали рогатые ящерицы, в шпалерах порхали голуби. Черные с прозеленью бабочки плясали под легким дуновением ветерка, который кружил осенние листья и источал далекий аромат дыма. Ухала где-то сова.

Беременная села в воде, и на бледном лице отразилась глубокая тревога. Руки, гладившие большой живот, задрожали, и в уголке глаза блеснула слеза. Женщина в отчаянии оглядела сад, высматривая того, кого позвала на помощь себе и нерожденному младенцу.

На каменной вазе, увитой красным плющом, сидел старый кобольд в коричневых вельветовых штанах, в зеленой рубахе с неровными оборками, в сдвинутой набекрень шапке из засаленного синего бархата. На впалых щеках выросла недельная розовая щетина, и он большими серыми глазами, затуманенными и холодными, смотрел на обнаженную купальщицу.

— Почему не шевелится мой ребенок? — прозвучал настойчивый вопрос. Взгляд ее миндалевидных глаз с небесно-голубыми радужками вокруг коричневых зрачков остановился на кобольде. — Он мертв?

— Госпожа моя... — Узловатые пальцы кобольда ухватились за край вазы, на которой он сидел. Кобольд поклонился так низко, будто обращался к кружащимся листьям. — Тьма разливается по Мирам Света.

— Как это может быть? — нахмурилась женщина, тонкими длинными пальцами поглаживая живот. — Я всю свою душу выплеснула, прогоняя от нас тьму, дабы мое дитя родилось в свет.

— Твоя душа есть волшебство, госпожа, и пролитое тобою сломало тьму и породило то чудо пустоты, которое есть Светлые Миры. И все же... — Кобольд выпрямился, и на его сморщенном, точно ореховая скорлупа, лице отразилась тревога. — Некто из тьмы поднялся в свет.

— Откуда? — спросила владычица, небрежным тоном пытаясь скрыть беспокойство. — Из тьмы? Разве есть миры во тьме внешней?

— О да, госпожа! — энергично закивал кобольд. — Но не такие миры, какие известны нам. Не миры, рожденные эманацией твоего лучезарного волшебства, которое вечно создает в пустоте порядок и историю Светлых Миров. Нет, а тот, кто поднялся из тьмы в твой свет, восстал из миров тени, из холодных глубин пустоты.

Женщина, измученная тревогой за дитя, ухватилась ослабевшей рукой за бортик бассейна.

— И что же это за миры тени, кобольд?

— Именно миры тени, госпожа. — Кобольд повел в воздухе узловатыми пальцами. — Тени, отброшенные в пустоту Светлыми Мирами, что ты создала и ввела в свой ослепительный свет. Тени, отброшенные в пустоту. И не более того.

— Ты хочешь сказать, что в мой свет забралась тень? — Женщина не глядела на кобольда, всецело сосредоточившись на фиолетовых облаках в небе. — Объект, лишенной сущности, живет в моем сиянии?

— Так действует магия теней.

— Мой ребенок не шевелится, — сказала женщина в сгущающуюся ночь, и слезы блеснули в ее глазах. — Дитя во мне не шевелится.

— Госпожа, твое дитя еще живет, и оно шевельнется снова, когда тень будет извергнута из света. — Кобольд говорил внушительным голосом, подавшись вперед. — Свет, в который родится твое дитя, должен быть чист.

Рассерженная госпожа обернулась к нему:

— Так почему же ты до сих пор не изверг эту тень из моего света?

Кобольд отпрянул назад, едва не упав с вазы.

— Госпожа, я не более чем старый кобольд в Светлых Мирах, порожденных волшебством твоих снов. Свои познания я собрал по крохам за долгую жизнь, и это всего лишь крупица той твоей мощи, что создала меня и все миры, которые мне довелось видеть. Я знаю об этой тени, но не в силах ее рассеять.

Женщина медленно отвела недовольный взгляд от кобольда и вновь тревожно воззрилась в небо, разглядывая его черно-золотой узор.

— Я пробужу его отца. Он защитит то, что создал во мне.

— Нет! — воскликнул кобольд и вскочил на ноги, неуклюже балансируя на краю вазы. — Госпожа, прошу тебя! Не пробуждай его! Твое волшебство растает в пустоте, ибо оно есть сон. Исчезнут Светлые Миры, и твое дитя не родится в тепло и яркость твоего света.

— И ты тоже исчезнешь, кобольд, — рассеянно произнесла она, думая, не пожертвовать ли своим волшебством ради спасения ребенка.

— Да, я тоже исчезну, — угрюмо признал кобольд. — И дитя родится под темным взглядом отца его.

— Наверное, так будет лучше, — сказала женщина, обнимая живот руками. — Это его дитя. И пусть оно родится во тьму, как он желает. Тогда ребенок будет сильнее.

— Сильнее — да, госпожа, — мрачно согласился кобольд. — Но в нем будет меньше доброты. Меньше жалости. Меньше мудрости любви.

— Пусть лучше дитя родится сильным и меньше знающим любовь, нежели умрет у меня в животе. — Женщина вышла из зеленой воды и села на край бассейна. — Я разбужу отца ребенка.

— Нет! — Кобольд весь дрожал. Отцом ребенка был Безымянный, безразличный ко всем мирам, которые его беременная подруга создала своим волшебством. Даже ей они были дороги лишь потому, что служили ее нерожденному дитяти. Они были нужны, чтобы учить ребенка. Эпохи, пережившие длинные цепи эволюции, здесь, в саду, равнялись всего лишь месяцам. Высоко над космическим миражем, который был реальностью для кобольда, в чреве госпожи росло дитя, которое питалось не только ее физической силой, но и волшебством, иллюзорными мирами, что отдавали свою энергию развивающейся душе. Отец ребенка назвал бы эти энергии пустяками, а попытку учить дитя до рождения — глупостью. Но мать желала блага для своего младенца и верила, что своим волшебством отфильтровать века и эпохи и научить ребенка сочувствию к любой жизни.

Кобольд поспешно слез по вьющемуся плющу и по золотым листьям подбежал к женщине, встав в ее тени.

— Пусть отец ребенка спит. Пусть поспит еще немного. Дай своему дитяти сияние материнской любви. Скоро придет его отец. Очень скоро.

— Тогда перестань бездельничать, кобольд. — Женщина зашагала прочь от бассейна к дереву, в ажурных ветвях которого висело голубое камчатное покрывало с узором из звезд, кометных хвостов и полумесяцев. — Ты должен извергнуть эту тень из моего света.

— Я не могу этого, госпожа. — Скрюченное создание вскарабкалось на кольца каменной змеи у края бассейна. — Я же всего лишь кобольд. Ты создала меня, чтобы я наблюдал и сообщал, что вижу.

— И что же тогда я должна делать? Наблюдения мне не нужны. Мне нужно, чтобы жил мой ребенок. — Женщина набросила на себя покрывало. — Не испытывай мое терпение, кобольд.

— Никогда, госпожа! Никогда!

По замшелым камням бортика он подбежал к ней как можно ближе. Кобольд знал, что владычица по натуре своей не холодна, и только тревога за дитя всколыхнула в ней гнев и раздражение. Миры, созданные ею во снах и существующие теперь независимо, даже когда она бодрствовала и не обращала на них внимания, бросили вызов своей создательнице. Это ее и тревожило. Что-то восстало из ее темного подсознания и объявило миры ее снов своими. Было ли это «что-то» отцом ребенка, который сам теперь спал и видел сны; не он ли ворвался во сны госпожи, вынашивавшей его дитя? Кобольд, будучи сам созданием снов госпожи, не мог этого знать наверняка, однако боялся, что это так. Но вслух он произнес другое:

— То, что произошло, — большая редкость. Это лишь игра случая, которую можно исправить. Вряд ли она еще раз повторится.

В саду между тисовых стволов зазвучали цимбалы, и женщина обернулась на звуки музыки.

— Как можно исправить эту игру случая, кобольд?

— Пошли одного из Лучезарных.

Женщина озадаченно оглянулась на своего советника:

— Послать Лучезарного в мой сон?

— Они сами — сны, — напомнил кобольд. — Сны тех, кто надзирает за тобой.

— Да, — рассеянно согласилась женщина, снова поворачиваясь на певучий звон, струящийся в вечернем воздухе. — Они поставлены над садом и дворцом, чтобы охранять меня. Я не посмею направить их во тьму.

— Некоторые из них останутся присматривать за тобой, госпожа. — Кобольд раздвинул колокольчики лилий, чтобы видеть ее. — Пошли только одного. И таким сиянием тень будет развеяна.

Если, конечно, вмешался не отец ребенка. Кобольд про себя молился, чтобы это было не так.

Беременная встала под деревом, которое обвивали стебли ломоноса, и ниспадающими белыми, желтыми розами, усеянными золотыми пчелами, захмелевшими от розового масла.

— Я пошлю тебя, Рик Старый, — сказала она, с трудом отвлекаясь от манящей мелодии. — Я поручу Лучезарному сопровождать тебя, и ты найдешь эту тень.

— Будет исполнено, — поклонился кобольд, и когда выпрямился, лилии сомкнулись и хлестнули по нему. Кобольд нетерпеливо оттолкнул их и торопливо заговорил: — Пошли Лучезарного по имени Азофель, часового над Вратами Тьмы Внешней, ибо он уже знает твое волшебство, сотворенное для дитяти. Вели ему выступить немедленно, дабы, когда мне понадобится сила, она была бы рядом.

— Да будет так, — ответила женщина и пристально посмотрела на него. — Но поторопись, Рик Старый. Если к завтрашнему вечеру мое дитя не шевельнется, я разбужу его отца. Больше я не буду предаваться этим глупостям волшебства, и лелеять надежду на тепло, свет и любовь. Я доверюсь отцу ребенка и его темной силе, и мой ребенок будет жить.

Она покинула сад, и все цветы и листья померкли под косыми тенями наступающей ночи. Вечерний пурпур окрасил фиолетовое небо, выцветая в ультратоны невидимости, и в непроницаемой черной пустоте не мерцала ни одна звезда, не плыла луна, лишь тянулась глубина безбрежной тьмы. Над этими чуждыми пределами спала и видела сны иная жизнь, избегавшая всякого света — отец дитяти, даже во сне творящий искаженные, изуродованные, злые формы тьмы, приближающиеся из ночи.

Старый кобольд выпрыгнул из каменного бассейна и бросился бежать по опавшим листьям, полный благодарности к далеким звукам музыки, которые заглушали бешеный ритм его торопливых шагов. Он мигом покинул сад, пролетев мимо мертвых жучков, ониксовыми звездочками застрявших в паутине спящих пауков.

Мерцали сбивающиеся в кучки светлячки, расходились в стороны слабые тени папоротников и цветов, упавших среди пепла. Запыхавшийся кобольд добежал до колодца и через него поднялся на Край Мира. Колодец был древним, массивные перекосившиеся камни держались железными извитыми скрепами в виде оккультных знаков, чья сила соединяла глубины этого родника с лежащей под ними бездной. По такому проводу госпожа своим волшебством пролила свет в пустоту и создала космос лучезарности во тьме пустоты.

По извитому железу и иззубренному камню кобольд поднялся к устью колодца и заглянул вниз. Он вздохнул с невероятным облегчением, увидев на месте лестницу из лоз, опущенную для него Владычицей Сада, и раскачивающийся в глубинах неясный свет волшебства от нее.

Рик Старый встал на край открытого колодца и принялся напряженно всматриваться во тьму. Переливы лягушачьих песен и резкий стрекот сверчков звучали в унисон абсолютной тишине неба, где даже летучая мышь не решалась промелькнуть.

При мерцании светящихся растений и насекомых были видны террасы лужаек с прудами и озерцами, где плескались рыбы и плавно скользили черные лебеди. Поодаль высился мост, а у ворот с одиноким серным фонарем стоял Азофель, страж Изначального.

Даже отец ребенка не выдержал бы мощи такого Лучезарного. Безымянные поставили их над венцами Края Мира, дабы охранять юную женщину и растущий в ее чреве плод. Азофель, ближайший к колодцу, видел со своих высоких и широких террас, как женщина создавала волшебство, чтобы призвать к себе кобольда.

Рик Старый смотрел на излучину дороги, ведущей от террас к воротам. Он помнил этого часового с обжигающим телом, дышащим светом, с яростным блеском безликой сущности, раскаленными звездами синих глаз и звездной плазмой волос. Азофель молча смотрел, как женщина внизу создает волшебство, и когда она закончила, он удалился, закрыв за собой ворота.

С тех пор Рик не видел стража, но, каждый раз посещая Край Мира, он слышал именно его рокочущий на все небо голос, который призывал кобольда. Гром Лучезарного звучал только для Рика Старого: «Я, Азофель, призываю тебя на Край Мира. Явись немедленно».

В расположенных внизу мирах больше никто не слышал голоса Азофеля. Такая тайность вызывала у кобольда ощущение странного сродства с созданием яростного света — странного, потому что Лучезарный был стражем и воином света, а Рик — всего лишь стариком, изучившим кобольдскую магию. Но сродство само по себе было светом, поскольку магия кобольда являлась огнем, и ему случалось видеть в язычках пламени силу миров. Вот так он и заметил тень, ворвавшуюся во сны Владычицы Сада.

— Азофель! — Он осмелился позвать, не страшась шевелящихся мрачных теней вокруг него, ибо был уже рядом со светящейся лестницей колодца. — Азофель! Наша госпожа велит мне призвать тебя.

Безмолвие владело землею ночи. Только биение сердца кобольда робко кралось в немой тьме, и страх тисками сдавливал грудь.

Кобольда потрясли раскаты грома, которые оглушили ночь и затем преобразились в слова, отдавшиеся эхом:

— Подойди к воротам.

Тело Рика Старого повиновалось раньше, чем смысл дошел до его сознания. Он спрыгнул с колодца на пружинистый дерн и побежал сквозь бесформенный мрак. Только на ходу он подумал о поджидающей его опасности и замедлил шаг. На долю секунды Рик замер на раздавленной темнотой ночи лужайке — а не разумнее ли вернуться к колодцу и начать долгий спуск туда, откуда он пришел.

Но его позвал вперед Азофель Лучезарный, а кобольд не знал ослушания. Кроме того, теперь судьба самой вселенной, существование света зависели от него. Рик, стиснув зубы, прямо посмотрел перед собой, и лицом, как пламенем, отгоняя тьму, заставил себя двигаться вперед.

Он сделал несколько шагов, и что-то захлюпало под ногами, вновь умолкли лягушки, странные огни пробежали по ступенчатому горизонту. Рик вспомнил, что лицо его — не пламя, а бренная плоть, охваченная страхом. Он побежал быстрее, и вскоре достиг серпантина дороги. Под спотыкающимися ногами захрустел гравий.

Впереди ярче засиял серный фонарь, отбрасывая причудливые тени. Рик огляделся и в слабом свете увидел над лужайками нетронутые земли, сгорбленные валуны в покрывалах лиан. Кожистокрылая сошка взлетала оттуда в вечерний ветер, искаженные мукой рожицы мелькали в воздухе. Судорожно вдохнув напоенный жимолостью воздух, Рик быстрее полез вверх по крутой дороге.

Но вот показался последний поворот и серный фонарь у входа, весь из железных пластин и шипов. Перед тяжелыми воротами густо разросся алтей.

— Рик Старый пришел, — объявил запыхавшийся кобольд, сгибаясь и держась за колени, ловя ртом воздух.

Что-то лязгнуло внутри ворот, застонали изгрызенные древоточцем створки на когтистых петлях. Меж створками открылась щель, оттуда ударил ослепительный свет, и кобольд со стоном прижал ладони к глазам. Сквозь пальцы ему было видно, как отворились старые ворота над лучезарным сиянием, подобным свету из ядра звезды.

— Вперед! — зарокотал громовой приказ.

Сквозь туман белой слепоты стали лепиться фигуры. Постепенно кобольд сумел разглядеть за воротами узкий мост. Казалось, он соткан из призрака сияния, и Рик пошел по нему коротенькими шажками. Он ощущал, что идет по изношенному и растресканному дереву.

Веки непроизвольно сжимались, и можно было разглядеть лишь общие контуры этого моста из света. Рик шел вперед, прикрывая лицо обеими ладонями. Он отвел пальцы от глаз и увидел внизу каменную пропасть, где клубился туман над зазубренными вершинами.

Кобольд тут же уставился на огненный путь перед собой и, не отводя глаз, пошел дальше. Наконец он ощутил, что встал на каменную полку, огляделся и заметил перед собой огромную каменную стену. Верхний край ее терялся в бездне неба.

— Азофель? — робко позвал Рик. От слепящего света он почти вдавил ладони в глаза, но жара не ощущал. — Я пришел, как ты велел.

Заговорил громовой голос:

— Я послан во тьму, уничтожить тень, что проникла в Светлые Миры нашей владычицы.

— Во имя ребенка нашей владычицы, — склонил голову Рик.

— Во имя ее ребенка.

Сияние потускнело, и когда кобольд решился убрать руки от глаз, он увидел идущую прочь огромную человеческую фигуру, сотканную из белого света. Лучезарный подошел к огромному пилону бесконечной стены, белое пламя расплескалось по каменной кладке и открыло гигантский портал.

Медленно повернулись громадные створки, распахнув тьму и клубящийся дым звезд. Взору Рика предстали клубы звезд, шары и полумесяцы планет.

— Зри Светлый Берег, — зарокотал громовой голос. Рик попятился прочь от бездны звезд и туманностей.

— На край, кобольд! — скомандовал гром.

— Нет! — закричал Рик. — Ты правильно сказал — я всего лишь кобольд. Я не осмелюсь доверить бездне свою дряхлую суть!

— Наша владычица велела, чтобы я сопровождал тебя, и ты бы нашел эту тень, — громыхнул Азофель. — Иди на край.

— Нет! — попятился Рик Старый. — Позволь мне вернуться на Светлый Берег по лестнице волшебства, по которой я всегда возвращался с Края Мира.

— Повинуйся! У меня есть более прямой путь туда, вниз, чем твоя лестница.

Голос потряс Рика так, что чуть мясо не отвалилось от костей, и кобольд трясущимися шагами двинулся вперед, зажав ладонями уши.

Азофель отступил в сторону, и когда кобольд вошел в дрожащую голубую ауру Лучезарного, более мягкий, не громкий и не раскатистый голос, почти успокаивающий, произнес:

he страшись, Рик Старый. Путь наш долог, и ведет он во тьму. Но я всегда буду рядом с тобой. Ступай и повинуйся нашей владычице.

Кобольд взглянул сквозь пальцы и увидел светящееся лицо с косыми скулами, как у рыси. На него уставились длинные демонические глаза, насмешливые и злобные одновременно, губы были не больше лепестков, кожа — цвета синеватой пудры с розоватым оттенком, лицо — пепельное, из остывающей золы упавшей звезды. Волосы — длинные светлые почти до белизны, и кудри плавали, как солнечный свет, клубящийся в воде.

Показав на бездну звездного пара и лун, Азофель произнес:

— Теперь иди.

Рик Старый даже не осмелился заколебаться перед таким зрелищем добра, трансформированного во зло. Он безнадежно уронил руки, заглянул в уходящую вниз бездну и шагнул.

Он тут же выпал в пустоту и понял, что падает, только потому, что, повернувшись, увидел, как стремительно уходит вверх огромная стена. Между массивными пилонами горела звезда. Это был Азофель, и на его бледной коже плясал огонь звезд.

В паутинах света висела тьма. Планеты в разных сочетаниях блеска и тени выдыхали пар в холод пространства, но кобольд не ощущал мороза. Он заметил, что его тело слегка светится синевой. Лучезарный прикрыл кобольда магическим огнем.

Полет Рика замедлился и изменил направление, и кобольд понял, что его не выбросили, а запустили в космос, и он теперь падал обратно на Край Мира, туда, где был день, столь далекий от великой стены, канувшей в ночь. Его запустили с высот Края Мира, где волшебство владычицы создало сад, в котором она могла встречать его — создание своих снов, слишком хрупкое, чтобы проникнуть на ее родину, внутрь самой Извечной Звезды. Азофель просто забросил его как можно ниже на Край Мира, чтобы он мог начать свой поиск в Светлых Мирах сверху вниз.

Появился клочок земли, и облака закрутились перьями над синими водами, охряными и зелеными островками суши. Уже стали различимы оспины кратеров вулканов, изломанная щель скалистой долины. Внизу лежали дикие земли фей и эльфов, излюбленные места нежити, охотничьи угодья ползучих спрутообезьян, страшный Лес Призраков. Не в силах глядеть, где среди этого ужаса ему предстоит приземлиться, кобольд поднял глаза к небу.

На фоне внешнего космоса вырисовывался дугой горизонт Края Мира, и Рик Старый заметил фосфоресцирующие следы сгоревших комет. В последний раз кобольд кинул взгляд на известные ему далекие миры: ледяную Немору в белом саване, сернистый, в красных прожилках лавы Хелгейт и наполовину погруженный в океан Ирт, вертящийся у самого края Светлого Берега.

 

2

ВСТРЕЧА С ЭЛЬФАМИ

 

С шипящим ревом ворвался Рик Старый в атмосферу Края Мира, и щит синей магии на его теле загорелся следом извилистого дымного пламени. Мелькнули освещенные сиянием дня горные озера, Рик пролетел над глянцевым ледником и спикировал к густому девственному лесу. Брызнула врассыпную стайка огненных птиц, оглашая окрестность испуганным визгом, и Рик исчез под навесом крон во взрыве взлетевших листьев.

С грохотом отлетели сучья, раскололись стволы, и Рик Старый очутился в воронке листьев лесной подстилки, с забитыми землей носом и ртом, с вытаращенными глазами, глядящими вверх на корень вывороченного дуба. Рик отчаянно закашлялся, ловя ртом воздух. В оглохших ушах отдавалось лишь эхо его падения, переливающееся по лесу раскатами и возвращающееся чуть ослабевшими звуками.

«О боги и предки, будьте милостивы ко мне!» — взмолился Рик, отхаркиваясь крошками торфа и лесной подстилки.

Когда он смог прочистить дыхательные пути, лес снова вернулся к своей прежней жизни, и Рик выбрался из воронки навстречу чириканью птиц и оглушительному вою обезьян. Безуспешно попытавшись отряхнуть от штанов пятна грязи, Рик огляделся в поисках шапки.

Насмешливый хохот заставил его выгнуть ноющую шею, и в косых лучах, пробивающих лесную крышу, Рик увидел обезьяну с синим задом. Она перебрасывала его бархатную шапку с лапы на хвост, и это ее очень забавляло.

— Дай сюда, скотина! — крикнул он, отчего обезьяна еще больше развеселилась.

Схватив кусок коры, кобольд запустил им в обезьяну. Это вызвало еще более неудержимый хохот, и обезьянка рванулась прочь по верхним этажам леса, оставив Рика Старого без шапки и яростно топающим ногами.

Когда он успокоился и смог оценить положение, ярость быстро сменилась страхом. Он находился в Лесу Призраков. В этих страшных краях Светлого Берега Рик никогда не бывал, но узнал Лес по ярким описаниям ало-жемчужных грибов, яд которых был прославлен в песнях и балладах. В песнях еще говорилось, что каждому, кто окажется в этом страшном месте, лучше сразу съесть парочку смертельных грибов и умереть от судорог и лопнувших сосудов, чем встретиться с настоящим ужасом этих лесов.

Рик вспомнил обещание Азофеля: «я все время буду близко от тебя» — и пошел через ало-жемчужные грибы на поиски дерева, забравшись на которое, можно было бы высматривать Лучезарного. Огромная сикомора, покрытая мхом и лишайником, наклонилась над лесом, предоставляя возможность подняться в верхние этажи. Устроившись на скользком стволе, Рик осмотрел горизонт в надежде найти яркую сущность своего хранителя.

Но куда бы он ни глянул, сияло только солнце Светлого Берега, Извечная Звезда. Край Мира был ближайшей планетой к этому источнику света, тепла и волшебства. Отсюда, сверху, Рик видел плачущие обрывы, называемые Лабиринт Нежити. Над селитряными стенками гордо возвышались конусы вулканов, и из них вился дым, зажженный близостью Извечной Звезды, а время от времени прорывалось и пламя. В этой земле пепла смерть предлагала живым нечестивое воздаяние. Ходили слухи, будто эта высокая и голая пустыня так заряжена магией, что у здешних теней появляется физическая форма и они заново обретают жизнь смертных, которая поддерживается до тех пор, пока у них хватает Чарма.

Чарм! Как нужна была сейчас Рику Старому эта наиболее концентрированная форма волшебства. Сама по себе магия существует повсюду. Ее излучает Извечная Звезда, она расцветает в соцветиях и семенах растений, она зажигает искру жизни во всем живом. Но магия ускользает, и лишь некоторые материалы: «наговорные камни», «ведьмины стекла», редкие сплавы, называемые «колдовской металл», — могут накапливать ее в компактной и мощной субстанции, известной под именем Чарм. Чармоделы изготовляют из них талисманы и амулеты, и с их помощью можно обходиться без сна, можно несколько дней не есть и видеть то, что очень далеко.

Но у Рика не было ни амулетов, ни талисманов. Не было Чарма, была только природная магия собственного тела кобольда. К тому же он очень устал и проголодался.

Вдали что-то зашевелилось, и Рик пополз вниз, прижимаясь к ветвям. Его падение на лес всполошило стаю спрутообезьян, и зоркие серые глаза Рика видели, как они шарят щупальцами в кронах деревьях и подступаются к нему. Доносился их шумный визг.

Кобольд быстро слез со своего насеста и бросился прочь от настигающих его обезьян, устремившись в какой-то туннель в кустах. Улюлюканье обезьян приближалось, и Рик застонал, представив себе, как эти мощные щупальца отрывают у него конечности.

«Огонь!» — мелькнула мысль. «Нора!» — подумал он снова и отмахнулся от этой идеи. Спрутообезьяны без труда раскопают любую нору, которую он успеет вырыть.

Рик споткнулся о корень и, хныча, заскользил по лесной подстилке. Поднимаясь на ноги, он решился оглянуться и увидел, что чаща, куда он сбежал, вся трясется под щупальцами спрутообезьян. Их вопли били как удары.

Дико размахивая руками и вскидывая колени, кобольд помчался по лесному коридору.

— А-зо-фель! — кричал он, но одышка мешала отчетливо произнести имя. — А-зо-ффф...

Широко распахнулась кора скособочившегося дерева, с размаху ударив кобольда по лицу. Он грохнулся на спину, уставившись на молодое, но шишковатое иссиня-черное лицо с зелеными пушистыми волосами и жутко холодными глазами.

Две сильные руки схватили его за рубашку, дернули вверх, к двери, сделанной в дереве. Кора за ним захлопнулась, и руки спасителя повернули Рика и пристроили у глазка потайной двери. Возбужденный от происшедшего кобольд смотрел, как оранжевые спрутообезьяны носятся возле дерева, рычат своей отвратительной пастью, обнажая черные десны и мощные клыки, барабанят щупальцами по дереву. На миг глазок закрыла алая присоска, и обезьяны исчезли.

— Если бы они нас нашли, — раздался мрачный голос за спиной у Рика, над самым ухом, — я бы скормил им тебя, а сам сбежал. Предупреждаю: я умею наносить раны не хуже, чем лечить, так что не вздумай со мной драться.

Грубые руки, подхватившие Рика с лесной подстилки, повернули его, и кобольд снова увидел перед собой то же иссиня-черное лицо с бесцветными холодными глазами и выступающими наростами. Молодое лицо было не то чтобы недобрым, но диким, с пятнами от мха и порезами от колючек. В спутанных зеленых волосах торчали веточки и травинки, глубокие носогубные складки появились будто от частого смеха. Полночный цвет лица, острые уши с пыльно-розоватыми кончиками подсказали Рику, что перед ним эльф.

— Я — Рик Старый, — представился кобольд на общем диалекте Светлого Берега, на котором говорил эльф. — И если бы не ты, от меня бы сейчас остались одни кровавые клочья.

— Значит, ты обязан мне жизнью, Рик Старый, — ответил эльф и отступил на шаг. В тусклом свете внутри дерева стали видны его сплетенная из листьев рубаха и сапоги из перевязанной лианами коры. Теплый запах дыма листьев пробивался сквозь аромат глины. — Одну жизнь ты задолжал мне, Бройдо, эльфу-советнику Леса Призраков. А раз ты кобольд, то я знаю, что ты расплатишься. Вот почему я решил рискнуть, хотя меня и пугали, что я останусь в дураках. Советник дураком быть не может, хоть и сказано в Пустом Отрывке: «Мудрость не всегда мудра».

— Ты знаешь о кобольдах? — с нескрываемым удивлением спросил Рик. — Мне казалось, что я единственный кобольд на Краю Мира.

— Вполне может быть, — ответил Бройдо. — Другого я не видал. Я — советник, и должность требует от меня собирать мудрость. А собирая мудрость, приобретаешь много знания. Я слышал о твоем роде. У вас лица как у летучей мыши, вы рядитесь в мишуру и живете внутри Неморы, мира зимы.

Говорят, что сивиллы никогда не лгут, а кобольд никогда не нарушает слова. Это правда?

— Да, правда.

Кобольд заглянул за широкую спину Бройдо, туда, где в жилую полость дерева вела грубо сколоченная лестница. Жестяные скобы колдовского металла налили толщу дерева Чармом, и оно жило, хотя почти полностью было вырезано изнутри. Внизу столпились какие-то фигуры, подсвеченные оранжевым сиянием.

— Тогда идем со мной, Рик Старый, — позвал Бройдо и повел его вниз по неровным ступеням.

Столпившиеся фигуры расступились, и к теплому запаху дыма листьев примешался густой аромат углей очага. Кобольд вошел в просторную пещеру, где с потолка свисали щупальца корней. Она была освещена лампами из тыкв, поставленными в трещинах и на выступах мергельных стен между приземистыми резными фигурами земных сущностей. В пещере находились два десятка эльфов: одни разместились на лестницах, ведущих к выходам в лес, другие, скрестив ноги, устроились на утоптанной земле или папоротниковом ковре; многие просто стояли возле старой эльфийки, сидевшей поперек скамьи, вырезанной в виде крылатого сфинкса. Зеленые как морская вода кудри рассыпались по костлявым плечам наподобие водорослей, а иссиня-черное лицо казалось изгрызенным и источенным, как съеденное червями дерево. Однако у нее были грациозные и легкие движения, когда она жестом подозвала к себе кобольда.

— Смидди Tea, — обратился Бройдо к эльфийской старухе, — я привел к тебе кобольда. Его зовут Рик Старый, и он обязан нам жизнью.

— В добром ли ты здравии, Рик Старый? — спросила старуха срывающимся шепотом.

— Да, эльфийская госпожа, — заверил ее Рик. — Я в добром здравии, благодарю тебя.

— Отлично, — сказала старуха, медленно улыбнулась и поглядела на Рика из-под опавших век. — Только ты один среди нас и здоров.

Рик задумался над ее словами и внимательно оглядел эльфов. Увы, у всех он увидел те же наросты, что у Бройдо, а у многих кожа была еще и нелепо истыкана дырочками.

— И чем же захворали вы, эльфы?

— Демон проклял наш клан, — устало созналась Смидди Tea. — Мы надеялись найти колдовской металл, который добываем ради жизни, закляв демона.

— Вопреки моему настоятельному совету, — вставил Бройдо.

— Разумеется, вопреки совету моего внука Бройдо, — признала старуха. — Демона призвал Тивел, и сейчас он вместо тряпки у него. Когда же мы попытались демона изгнать, он наложил на нас это проклятие язвы.

— Эльфы славны по всему Светлому Берегу своим искусством целителей, — обратился кобольд к внимательному собранию. — Разве вы не можете исцелить себя?

— Мы лечим болезни этого мира, а не проклятия от сверхъестественной силы, — с горячностью прошептала Смидди Tea. — Нет, для нашего клана есть только один способ излечиться. Только одно средство. И уже восемнадцать наших исчезли, пытаясь добыть это средство.

Рик нервозно оглядел яркие глаза, пристально смотрящие на него со всех сторон.

— Неужели вы ждете от меня помощи? Я... я всего лишь кобольд. Что я могу знать о демонах и проклятиях?

— А тут и знать нечего, — произнес Бройдо, хлопнув кобольда ручищей по спине. — Ты задолжал нам одну жизнь. Ты сам так сказал. А кобольды слова не нарушают.

Рик Старый взвыл и рванул грязную рубашку на груди.

— Но чем поможет вам против демона моя жалкая жизнь?

— Средство, чтобы снять это проклятие и выжить, находится в Лабиринте Нежити, — просипела старая карга. — Ты должен войти туда и принести его.

— В Лабиринт Не... Нет, нет! — У Рика подкосились ноги, он подался вперед, собираясь упасть на колени и просить освободить его, но Бройдо заставил его стоять. — Не посылайте меня к Нежити! Я и без того выполняю чрезвычайно важное задание от создательницы наших миров. Я не могу от него отвлекаться.

Бройдо так встряхнул Рика, что у кобольда зубы клацнули.

— Если бы не я, ты бы уже был в брюхе спрутообезьян, и как же ты выполнил бы свое важное задание?

— Но Нежить! — Рик Старый в отчаянии оглядывал эльфов. — Спрутообезьяны сожрали бы меня, а Нежить будет владеть мною долго и страшно.

— Тогда ступай к спрутообезьянам, лживый кобольд! — Бройдо потащил Рика обратно к лестнице. — Твоя жизнь — это ложь!

Кобольд вырвался из цепких рук эльфа-советника и гордо выпрямился перед всем собранием.

— Клянусь, что я не лжец! Я — кобольд! — Он выставил щетинистый подбородок и обернулся к старухе, раздувая крылья курносого носа. — Ладно. Я пойду в Лабиринт Нежити, как ты велишь. — Впалые щетинистые щеки раздувались и опадали от его жаркого дыхания. — Я найду ваше средство и вернусь с ним сюда, чего бы мне это ни стоило. Мой долг Бройдо будет уплачен, и тогда вы, — он обвел узловатым пальцем всю пещеру, — все вы будете должны мне по одной жизни. Понятно?

От старческой улыбки лицо Смидди Tea вновь исказилось гримасой.

— Понятно, кобольд. Если ты принесешь нам целебное средство для жизни, весь наш клан будет в долгу у тебя по гроб, и мы будем слушаться твоих повелений.

— Еще как будете! — самоуверенно заявил Рик Старый, тряся подбородком. — Я — кобольд, и я верен своему слову. — В подтверждение сказанного он энергично кивнул. — Теперь скажи мне, Смидди Tea, что это за средство, которое я должен принести из Лабиринта Нежити?

Улыбка сползла со сморщенного лица старухи.

— Ожерелье Душ.

Рик Старый так и присел на месте, обхватив несчастную голову руками. Ожерелье Душ было сделано гномами — порождениями ночи, выведенными почитателем дьявола Даппи Хобом из червей в теле мирового змея. Гномы были чудовищными хищными созданиями сверхъестественной выносливости, ибо воплощали в себе одержимость дьяволов и целеустремленность червей. Даппи Хоб использовал их, чтобы изготовить свою мерзкую упряжь для демонов и клетки для дьяволов. Он теперь мог отлавливать злых духов и шайтанов из эфира Горнего Воздуха и таким образом править Краем Мира. Одним из подобных приборов уловления призраков было и Ожерелье Душ. Оно захватывало привидение своими хрустальными призмами и привязывало к тому, кто его носил. Когда гномы взбунтовались и сбросили Даппи Хоба в бездну, а за ним — все его адские приборы, уцелело лишь Ожерелье Душ: разгоряченные гномы второпях сбросили его в вулканический лабиринт. Его присутствие позволяло погибшим душам, втянутым в сияние Извечной Звезды, возвращаться ненадолго в смертные формы. Эта Нежить парила над Ожерельем, питаясь жизнями тех, кто по своей глупости входил в лабиринт лавовых туннелей и шлаковых конусов. Сами же гномы в злобном рвении сторожили Ожерелье в лабиринте и часто захватывали в рабство привлеченных им призраков. Призраков для собственного гномьего волшебства.

— Только Ожерелье Душ способно уловить демона, которым одержим Тивел, — свистящим голосом произнесла Смидди Tea. — Если мы его не получим, то все сгнием заживо. Ступай же, старик, и принеси нам исцеление из Лабиринта Нежити.

 

3

БРОЙДО

 

Кобольд испустил глубокий безнадежный вздох и встал. Не говоря ни слова, он зашаркал к винтовой лестнице, ведущей наверх, к выходу из дерева. За дверью открылся лес, пронизанный столбами дневного света — спрутообезьян нигде не было видно.

Из многочисленных глазков в полых деревьях за старым кобольдом наблюдал клан эльфов. Рик Старый, тяжело ступая, уходил по лесной подстилке в сторону гибельных утесов, которые он видел при полете на Край Мира, и не было слышно, как он всю дорогу бормочет про себя.

— И зачем я пошел на голос грома? — ворчал себе под нос Рик. — Почему какой-то кобольд должен знать Край Мира? Почему я? Разве не трудился я во благо своего народа на Неморе? Разве я не кобольд? Разве не пережил я двух жен, и, к печали своей, троих из своих детей? Что мне нужно в жизни? Теплая нора да трубка. А свою прекрасную трубку я сломал! Ой горе мне! Я разбил ее на куски, когда впервые услышал голос грома и подумал, что это синий дым добрался наконец до моих мозгов. О горе мне, глупцу! Почему я? Зачем надо было слепому богу Случаю выдернуть меня из моего счастливого уединения к жадному уху создательницы миров? Никто больше не верит мне на Неморе, и даже здесь, на Краю Мира. Ну почему я?

Рик сбил ногой кучку ало-жемчужных грибов, и в воздух взмыло розовое облако. Кобольд быстро отпрыгнул, чтобы не вдохнуть ядовитый дым, и наткнулся на колючий куст. Шилья колючек проткнули штаны и вонзились в ляжки, и Рик завопил от боли.

Он тут же сжался от страха, прислушиваясь, не раздастся ли ответный крик спрутообезьян. Но гомон и гвалт лесных птиц не смолкал, и через минуту кобольд рискнул выпрямиться и потереть ноющие бока. Он мрачно оглядел ближайшие деревья, высматривая приметы, по которым можно будет найти обратный путь к клану эльфов, потребовавших от него долга за спасенную жизнь.

Ничего заметного на глаза не попалось, и Рик подумал было постучать в одно из пустых деревьев и попросить дальнейших инструкций. Но тут он снова вспомнил о безнадежности данного ему поручения, о том, что шансов вернуться очень мало, поэтому побрел дальше.

— Почему я? — продолжал он ворчать. — Два невыполнимых задания! Разве не хватит того, что я служил высшим силам? Почему я еще должен совершать подвиги ради этих несчастных эльфов?

Но теперь от него зависела честь рода кобольдов, и Рик не мог вспомнить, чтобы испокон веков хоть один кобольд нарушил свое слово.

Веков! Слово звенело, как кимвал. Если он не выполнит поручения Владычицы Сада, века перестанут существовать. Растает магия снов владычицы, и Край Мира, Немора, Ирт исчезнут.

Рик угрюмо продолжал идти. Утомительный и полный опасностей путь требовал мобилизовать все его силы. Лес был настолько густой, что иногда приходилось залезать на дерево, чтобы осмотреться и убедиться, что идешь именно к мрачным утесам, которые Рик видел при падении из сада. К ночи он выбился из сил и свернулся под корнем дерева, выставив из-под листьев только вздернутый нос и усталые глаза. Кобольд попытался посчитать, сколько у него и у всех миров остается еще времени, пока не пройдут сутки в саду на высотах Края Мира. Там время шло несколько иначе, не так, как за высокими стенами и на светлых планетах внизу.

Сон без сновидений навалился на Рика раньше, чем он успел закончить подсчеты. Проснулся он в изумрудный рассвет, под первые звуки щебета в лесной крыше.

— Эльфы! — прошипел Рик как ругательство и стряхнул пыль листьев с одежды, покрытой коркой грязи. — Ради этих эльфов я, кобольд, сплю на лесной подстилке и кормлюсь ягодами!

Между кустами мелькала лысая веснушчатая голова кобольдта, который искал чего-нибудь съедобного и думал о природе эльфов. Они, как кобольды и гномы, живут под землей. Как кобольды, но в отличие от гномов, они — природные создания и радуются свету Извечной Звезды. Но они, в отличие от кобольдов и совсем как гномы, придумывают хитроумные способы уловления магии дневного света в наговорных камнях и колдовских металлах и с помощью Чарма перестраивают свою жизнь. Кобольды же гордятся тем, что живут без Чарма. Они не прочь воспользоваться случайно попавшим к ним амулетом или талисманом, но все же предпочитают обходиться без них. Чарм им не нужен. В телах кобольдов, как и в растениях и животных естественного мира, который они чтят, содержится достаточно магии, чтобы обойтись без Чарма. У эльфов, гномов и людей все обстоит не так. Эти существа, если лишены устройств с Чармом в качестве балласта, уплывают с ночным приливом в Бездну, стоит им только осмелиться заснуть. Такое отличие позволяет кобольдам считать себя выше других разумных обитателей Светлого Берега.

— Если я настолько выше, — бурчал про себя кобольд, — почему я должен идти на такую страшную гибель ради эльфа? Азофель! — позвал он не слишком громко, чтобы не привлечь к себе спрутообезьян. — Азофель, зачем ты меня оставил? Ты сказал, что всегда будешь поблизости. Где же ты?

Ответа не было.

Весь день Рик Старый шел вперед, ночевал на лиственной подстилке под корнем дерева. Прошли еще два дня и еще две ночи, а он все пробирался сквозь лес.

На пятый день после падения с огромного пилона кобольд лежал без сил в последней своей норе, измученный голодом и страхами ночи. Скользкие огненные гадюки проползали мимо, охотясь за обезьянами, и их сияющие следы, похожие на струйки расплавленной лавы, и испуганные вопли их добычи — все это совсем лишило Рика отдыха.

— Папа? — прозвучал в утреннем тумане тоненький голосок. — Где ты, папа?

Рик Старый выпрямился. Он узнал влажное пришепетывание детского голоса. Это была Амара, его младшая дочь. Она умерла давно, очень давно, когда он был молод и женат впервые.

— Амара? — осторожно окликнул он.

— Папа! — Из тумана соткалась хрупкая фигурка. Увидев бледное личико, тонкие плечи и русые косички, Рик вскочил на ноги, будто его дернули за веревочки, как марионетку.

Он сделал шаг вперед, затем другой, третий, с протянутыми руками, ничего не соображая.

— Амара! — крикнул он, когда ее тело расплылось туманом в его руках.

Он, рыдая, упал на колени и тут же обратил к небу орошенное слезами, гневное лицо:

— Да пожрет огонь этот проклятый Лес Призраков!

Рик Старый поднялся с тяжелым сердцем и продолжил свой трудный путь. Вскоре он обнаружил поросль сахарных стеблей, слегка обгрызенных обезьянами, и собрал их, но есть ему не хотелось. Он любил Амару так же, как восьмерых своих детей, и больше, чем всех троих, которых пережил. Он знал, все они были здесь, в лесу, потому что их создавала его память — от многодневного голода рухнули запоры забвения, за которыми хранились воспоминания.

Рик жадно обыскивал лесные коридоры, высматривая еду, хищников и призраков. Он ничего не нашел, но к полудню у речного глинистого берега наткнулся на дымящийся помет — из густых экскрементов торчали кости неизвестного зверя. По лесным угодьям рыскал быкоящер, следы его когтей уходили вверх по речному обрыву и терялись в лесной подстилке.

Рассматривая, куда ведет след зверя, чтобы избежать встречи с ним, Рик Старый заметил в зарослях орляка у реки слюдяной проблеск. Он подошел посмотреть, что там светится, как вдруг из папоротников вылетела серебряная искорка и завертелась на ветру. Когда она пролетала мимо, Рик увидел размытые контуры небольшой бронзовой фигурки феи без одеяния и гениталий. Рик завопил от радости: феи знают пути между мирами.

Кобольд устремился вслед за порхающей феей вверх по речному обрыву. Было вполне возможно, что фея приведет его к шахте, уходящей с Края Мира вниз, где можно проскользнуть сквозь средний уровень к другому из Светлых Миров. Если он найдет такую шахту, то продолжит свой поиск темной твари, когда принесет эльфам Ожерелье Душ. Иначе он был бы вынужден просить людей-торговцев о проезде на эфирном корабле. Люди не очень жаловали кобольдов, и для платы за проезд пришлось бы раздобыть какой-нибудь чармоносный предмет.

Следуя за феей, он карабкался вдоль ручья, между валунами с пятнами лишайников. От озерца к озерцу он взбирался по водопадам, расплескивая тоненькие струйки, оскользаясь на мшистых уступах. На вересковых склонах виднелись темные мохнатые деревья. В вышине парили вороны, и над лесом внизу повисли рваные клочья тумана.

Фей было уже несколько. Они кружились в прохладном воздухе подобно снежинкам. Среди обледенелых камней обнаружилась дыра-сток, где порхал целый рой этих созданий. Встав коленями на каменные плиты, Рик заглянул в дыру. Искорки горячего пламени летали точно замедленные вспышки молний. Вдруг мириады порхающих фей сложились в желоб, который устремился вниз по коридору миров.

Паутинные создания кружились на лету, и их музыка, от которой мороз пробирал по коже, омывала мозг Рика.

— Вниз — иди вниз — иди к тому, что любит тебя.

— Папа! — Из светящейся глубины его позвал голос младшей дочери. — Папа, где ты?

— Амара! — крикнул он в дыру, но тут же вспомнил, что она лишь призрак его горестных воспоминаний.

— Не воспоминаний, — пропели холодные голоса. — Время в этой пропасти складывается назад. Вниз — иди вниз — иди к тому, что любит тебя.

— Я здесь, папа! — жалобно позвала Амара. — Где ты? Внизу появилась худенькая фигурка Амары. Она стояла на зеленом лугу среди клочьев тумана, воздев руки. Обрывки яркого дневного света проплывали мимо, будто зажигая рыжеватые волосы огнем.

— Это действительно ты? — спросил пораженный кобольд. — Ты не призрак?

— В этой пропасти время повернуто вспять, — обещал шепот голосов. — Вниз — иди вниз — иди к тому, что любит тебя.

Рик Старый полез вниз и начал спускаться, а феи пели радостную мелодию:

— Ты нашел свой путь вниз, где старое время будет новым. Вниз — иди вниз — иди к тому, что любит тебя.

Чья-то сильная рука схватила кобольда за ворот и выдернула из дыры. Он обернулся и оказался нос к носу с искаженным бородавчатым лицом Бройдо.

— И куда ты намылился, глупый кобольд? — гаркнул эльф прямо ему в лицо.

— Пусти меня, эльф! — заорал Рик в ответ. — Пусти! Феи показали мне дорогу во времени назад. Я спасу свою младшую. Я не отдам ее смерти. Пусти! Я вернусь, обещаю тебе, клянусь! Только спасу ее и вернусь.

— Хватит! — Бройдо встряхнул кобольда так, что тот замолчал. — Ты лезешь в дыру призраков. Оттуда выхода нет. Смотри.

Эльф снял со спины связку из четырех убитых зайцев, а Рика Старого бросил наземь. Отвязав одного зайца, он швырнул его в дыру. Тушка пролетела немного сквозь взрыв разлетающихся искорок фей, и тут курносая морда — вся из одних клыков — выскочила из-под углубления корней и сожрала зайца двумя глотками.

— Тролль! — ахнул Рик Старый.

— Можешь не сомневаться. Он бы тебя смолол начисто, и ты соединился бы со своими родственниками в загробной жизни, — сурово произнес Бройдо.

— Но феи... — Кобольд ошеломленно смотрел, как мерзкий тролль скрывается обратно в нору. — Феи меня обманули! Зачем?

— Ты помнишь, что феи живут светом Извечной Звезды? — сказал Бройдо, беря кобольда за руку и оттаскивая от норы призраков. — Этого им достаточно. Но свет крови — Для них наркотик. Тролли дают им свет крови от каждой добычи, которую феи заманят в дыру призраков. Ты бы накормил и тролля, и фей, если бы полез за призраком, который тебя манил.

— Значит, моя бедняжка Амара... — Кобольд закусил губу, не договорив.

— Всего лишь призрак твоих воспоминаний. — Бройдо отвел Рика Старого к подветренной стороне уступа, выходящего на туманный Лес Призраков. — Теперь все согласятся, как я был предусмотрителен, отправившись за тобой, иначе для моего клана не осталось бы надежды.

Кобольд глянул из-под кустистых бровей.

— Ты мне не доверял?

— Я — эльф-советник, — заявил Бройдо. — И я не доверяю никому. Ни эльфу, ни огру, ни человеку, ни даже кобольду. Слабости есть у всех. И твоя сделала бы тебя лакомой закуской для тролля.

— Тогда я тоже тебе благодарен, что ты пошел за мной, Бройдо, — признал Рик Старый и оборотил голодный взгляд на трех оставшихся зайцев. — Если бы ты открылся раньше, я, быть может, питался бы получше.

— Но я должен был убедиться, что кобольды держат слово, — пояснил эльф. — Я слыхал о кобольдах и их правдивости. Но одно дело слышать, другое — проверить на опыте, сам понимаешь. — Мозолистой ладонью Бройдо хлопнул кобольда по плечу. — Ты мог и удрать. Я одно время так и думал, особенно после твоей надутой речи о превосходстве кобольдов и бесполезности совершения подвигов для такой мелочи, как эльфы.

— Прости мне мой злой язык, Бройдо, — сокрушенно сказал кобольд. — Я ворчал, чтобы заглушить страх и утихомирить боль. Эльфов я очень уважаю, ведь они знают ремесло чармоделов, а на нашем пути Чарм понадобится.

— На нашем? — спросил Бройдо, скептически приподняв бровь. — Я шел за тобой, чтобы проверить твою доблесть. И ты не стал медлить, Рик Старый. Но этот путь — не мой путь. Нет, вовсе не мой. Я не такой глупец, чтобы лезть в Лабиринт Нежити.

— Глупец? — спросил кобольд, пренебрежительно фыркнув. — А что, разве умнее бессильно дожидаться своей участи в лесных дуплах?

— Я скорблю о такой участи, но мне легче смириться с ней, чем с когтями демона.— Бройдо вытащил кривой разделочный нож. — Собери-ка хворосту, Рик Старый. Ты заслужил хорошей трапезы перед тем, как войдешь в Лабиринт — он ждет тебя за этим уступом.

Кобольд послушно пошел вверх по длинному склону, поросшему утесником, обходя кучки грибов, и остановился на мощном плече кручи. Отсюда начинались черные вулканические холмы и коридоры лавы, громоздящиеся грядами, зияющие трещинами, сжатые в гармошку и похожие на полушария мозга. На этих выжженных просторах не было никаких признаков жизни. Только где-то вдали смутно вырисовывались птицы-пресмыкающиеся, которые парили в сернистых потоках, извергаемых оспинами шлаковых конусов.

Полный отчаяния, Рик Старый спускался по склону, машинально собирая веточки горных кустарников. Он сбросил хворост в ямку, выкопанную Бройдо, и сел, прислонившись к наклонной ели.

— Не унывай, — посоветовал Бройдо, высекая искру огнивом о кремень и зажигая трут из листьев. — Если войдешь в Лабиринт с черной душой, наверняка станешь призраком.

Рик совсем раскис и сидел понурившись.

— Если у тебя нет амулета, чтобы защитить меня, разве я могу надеяться, что выживу среди Нежити?

— В самом деле, шансы у тебя невелики, — согласился Бройдо, раздувая огонек в яме поношенной шапкой из синего бархата. — Надежда у тебя очень маленькая, потому что амулетов у меня нет. Весь Чарм моего клана используется сейчас для одной цели — выжить под проклятием демона.

— Шапка! — выкрикнул кобольд. — У тебя моя шапка, эльф!

— Правда? — Бройдо встряхнул бархатную тряпицу. — Пару дней назад я держал в ней мою добычу. — И он показал на ленты рукавов из обезьяньего меха. На одной из них торчала мордочка, оскаленная в вечном рычании. — Этой штукой очень удобно отгонять дым и мух.

Рик Старый вырвал шапочку из рук Бройдо.

— Это не мухобойка. Это моя шапка.

— Что ж, пусть будет твоя, Рик Старый. — Бройдо повернулся к зайцам, которых уже освежевал, выпотрошил и насадил на еловые прутья. — Носи на здоровье.

Рик хмуро надел шапку. Она воняла обезьяной и дымом, но все равно он был рад, что нашел ее, так как без нее чувствовал себя будто голым.

Несмотря на страх перед подстерегающей его неизвестностью, кобольд охотно ел. Бройдо достал мешок с разными орехами, положил их в горящие угольки, и когда скорлупа трескалась, доставал из нее ядра. Из другого мешка появились ягоды и бутылка мохового вина с эльфийской эмблемой. Зеленое вино с мятным вкусом наполнило живот веселящей прохладой, и вскоре Рик и Бройдо улыбались до ушей и прославляли друг друга — кобольд за спасенную жизнь и за возвращенную шапку, а эльф — за пусть и призрачную, но надежду, которую Рик вселил в его пораженных болезнью сородичей.

 

4

 

В ТЕМНЫЙ ЛАБИРИНТ

 

Как раз когда они поднимали третий тост, горы потряс свирепый рев, и оба кутил вскочили на ноги. Здоровенный, как лошадь, быкоящер мчался к ним, привлеченный запахом зайчатины. Желобчатая пасть с острыми бритвами клыков была устремлена прямо на них, на плечах играли мускулы, сзади метался и хлестал по воздуху хвост.

Эльф с кобольдом бросили еду и рванули вверх по каменистому обрыву. Кобольд знал, что оглядываться некогда, и смотрел вперед, на гребень, поросший карликовой елью. Но Бройдо осмелился оглянуться и вскрикнул от ужаса при виде гигантской клыкастой ящерицы. Он оступился на спутанном вереске и полетел, шлепнувшись со всего размаху на живот и мучительно застонав.

Рик Старый обернулся на испуганный вопль эльфа. Огромный ящер навис над Бройдо, прижал когтями к земле и, полоснув кинжалами клыков, распорол одежду эльфа. Перепуганный визг Бройдо заглушил торжествующий рев быкоящер.

Рик с отчаянным воплем вывернул из земли камень величиной с кулак и швырнул изо всех кобольдовых сил. Камень просвистел в воздухе и угодил чудовищу прямо в выпученный глаз.

Ящер испустил крик боли и отскочил назад, размахивая когтистыми лапами, и из раненого глаза выступила черная сукровица.

Рик бросился вперед, схватил Бройдо под мышки и потянул на себя.

— Быстрее! — выдохнул он. — Вставай, эльф, и беги!

Бройдо успел вывернуться и встать раньше, чем когти гигантской ящерицы полоснули место, где он только что лежал.

Кобольд, ухватив эльфа за руку, тащил его вверх. Они побежали изо всех сил, обдираясь о сухие еловые сучья, и лишь выскочив на гребень утеса, решились оглянуться.

Ящер о них забыл. Он шлепал вниз по склону, качая рогатой и раненой головой.

Бройдо похлопал по своему обнаженному туловищу и с удивлением обнаружил, что он невредим. Лишь тоненькая струйка крови от ключицы до пупка обозначила след когтя ящерицы. Эльф недоверчиво рассмеялся и снова хлопнул себя по животу, убеждаясь, что цел.

— Ты спас мне жизнь, — выдохнул эльф.

— Так и было, — просиял кобольд, держась руками за трясущиеся колени и ловя ртом воздух. — Так и было.

Бройдо тяжело опустился на мшистый кварцевый валун.

— Значит, твой долг уплачен!

— Так и есть. — Кобольд глубоко вздохнул и перевел дыхание. — Так и есть.

Эльф огляделся, его глаза были полны горя.

— Лучше бы ты оставил меня быкоящеру.

— Правда? — Кобольд с усилием выпрямился, морщась от боли.

— Да. Ведь теперь ты волен идти своим путем, а мой клан... — Бройдо с трудом глотнул слюну, вдохнул и выдохнул. — Разве теперь у нас есть надежда снять проклятие демона?

Рик Старый плюхнулся рядом с эльфом и искоса кинул на него недоверчивый взгляд.

— А что за надежду мог дать вам я, кобольд, как ваш, если можно так выразиться, боец и посланник?

— Никто из нас не сумел достать Ожерелье Душ, — опустошенным голосом ответил Бройдо. — Мы всего лишь эльфы, а ты все же кобольд. Ты был нашей последней надеждой.

— Я? — недоверчиво вскинул голову Рик. — У меня нет ни Чарма, ни амулетов или талисманов, никакого вообще оружия. Какую же вы могли возлагать на меня надежду?

— Но ты же кобольд! — Бройдо посмотрел на Рика таким же недоверчивым взглядом. — У кобольдов хватает ума жить, и жить хорошо, без Чарма, в ледяном мире Неморы! Если вы способны на такое, то вам ничего не стоит украсть у гномов Ожерелье — я в этом уверен.

— У гномов — может быть, — согласился кобольд, становясь выше от гордости. — Но разве можно осилить демонов?

— Помоги нам, Рик Старый. — Бройдо упал на колени перед кобольдом, жалобно сдвинув курчавые брови. — Я пойду с тобой в Лабиринт.

— Мой долг уплачен, Бройдо, — мягко ответил Рик. — Поверь мне, если бы у меня не было другой задачи, я бы вам помог. Я стар, у меня нет семьи, никто меня не ждет. Мольба твоего клана меня тронула. И ты хорошо со мной обошелся. Но меня призвала создательница этих миров.

— Создательница? — Бройдо присел на корточки. — Какая создательница?

— Она не назвала мне своего имени, — задумчиво ответил Рик Старый. — Но она — существо другого, более высокого порядка. Там, за облачными горами, ее охраняют стражи — Лучезарные.

— За этими горами нет ничего, кобольд, кроме самой Извечной Звезды.

Рик снял шапку и вытер со лба испарину.

— Я сам так думал. А потом был голос. Громовой голос Азофеля, Лучезарного. Он был послан призвать меня в ее сад. Я пошел на его голос по лестнице из лиан. — Рик тихо засмеялся. — Эти лианы такие лучезарные, горящие холодным огнем! Лестница поднималась в каменную стену среди ледяных прожилок скал Неморы, где я до тех пор прожил почти всю свою жизнь. Я полез вверх. Казалось, путь был недолог, но когда я вышел, то очутился наверху огромного древнего колодца. И владычица была там. Она сказала, что призвала меня пред свои очи для разговора.

— Разговора?

— Да, для разговора, — повторил кобольд и снова надел шапку. — Она будет говорить с самим своим сном — так она сказала. Сон, понимаешь, — это мы все. Все Светлые Миры — ее сон, и повешены в пустоте ее волшебством.

— И кто эта владычица? — допытывался Бройдо с возрастающим интересом. Он подобрал под себя ноги, сел поудобнее. — Как она называла себя?

— Никак не называла. — Рик Старый положил узловатые пальцы на бедра и наклонился, словно под тяжестью того, что должен был сообщить. — Она из Безымянных. Я знаю о них по собственному опыту волшебства. Меня учили видеть в огне. И в этих рваных завесах света я увидел, как тень проникает в наши Светлые Миры с Темного Берега. Конечно, не я один это видел. Но слепой бог Случай привел Владычицу Сада ко мне, выбрав меня из всех ее подданных, которые видели это зло. Я и другие очевидцы сочли, что это зло — Худр'Вра, Властелин Тьмы, который привел на Ирт змеедемонов с той стороны Бездны. Он мертв. Но он оставил после себя волхва, чье присутствие вредит госпоже. А этот вред может пробудить гнев отца ребенка и других Безымянных.

— Ничего ни о каких Безымянных не знаю, — прищурился Бройдо. — Может, ты и сам видишь сны?

— Нет! — выпрямился кобольд. — То, что я говорю, — правда.

— И у тебя есть доказательства?

— Ни одного, которое могло бы удовлетворить такого советника, как ты, Бройдо.

— Тогда почему я должен в это верить? — Бройдо нетерпеливо вскочил на ноги и попытался соединить разорванные клочья своей одежды. — Вполне подходящая история, чтобы избавиться от страшного похода. Но не надо стараться, кобольд. Твой долг жизни уплачен, достаточно было бы просто сказать «нет».

Рик Старый тяжело вздохнул.

— Веришь ты мне или нет, мне все равно. Я обречен служить безымянной владычице. Она послала меня в Светлые Миры с миссией страшной важности. Я должен выполнить ее как можно быстрее, и я опасаюсь, что времени у меня не хватит, поэтому не могу уделить его вашей просьбе.

— Всего день! — крикнул Бройдо, воздев в мольбе стиснутые руки. — Лабиринт Нежити прямо перед нами. Мы войдем туда сегодня же и выйдем завтра на закате — обещаю тебе. Один день твоего времени, и ты спасешь мой клан и завоюешь нашу вечную верность.

— Как ты можешь говорить — «один день»? — Кобольд испуганно покосился на зазубренный горизонт. — Там демон, не говоря уже о гномах и призраках, жаждущих света крови. Мы можем вообще не выйти оттуда.

— Но мой клан! — Бройдо не сводил с Рика умоляющих глаз. — Что с нами будет?

— Слушай меня внимательно, эльф. — Рик Старый поднялся, набрал побольше воздуху и сказал: — Если я не выполню задания безымянной владычицы, все миры перестанут существовать. Погибнут все!

— Хватит врать! — с отвращением отмахнулся Бройдо и устремился вниз по дальней стороне обрыва к гибельным землям. — Иди служи своей создательнице миров, а я должен найти спасение для своего народа.

— Прощай, Бройдо! — крикнул ему вслед Рик Старый, но эльф даже не стал отвечать.

Кобольд еще немного времени смотрел ему вслед, и в груди у него стоял ком от сострадания эльфам. Рик огляделся, посмотрел на искривленные ветрами ели, на валуны с пятнами лишайников и подумал, как же ему найти путь вниз, чтобы продолжить странствия среди Светлых Миров.

Без чармоносных предметов для обмена ему не купить себе проезд на людских кораблях. Даже если бы такие предметы у него и были, он не знал пути к ближайшему обиталищу людей, да и существуют ли на дальнем Краю Мира вообще эти обиталища. Рик пригнулся и заглянул вниз, на зеленоватые глубины Леса Призраков. Там бродил раненый быкоящер, ползали огненные гадюки и летали по деревьям спрутообезьяны.

Кобольд посмотрел назад, на удаляющийся силуэт Бройдо, и осознал пугающую правду: путь в Лабиринт Нежити на самом деле не более опасен для него, чем любой другой в этом враждебном Краю Мира. Туда, к этому Лабиринту, уходил сейчас его единственный союзник.

— Если я смогу принести Ожерелье Душ, — вслух стал уговаривать себя кобольд, — в моем распоряжении будет весь клан эльфов с его чармоносными предметами, чтобы пройти все Светлые Миры. Если не смогу... — Рик надул щеки, пыхнул, пожал плечами, — меня тогда не станет, и какое мне дело будет до всех миров, что уйдут в небытие вместе со мной?

Покачивая головой и размышляя о неумолимом персте судьбы, Рик Старый поднялся на ноги и заковылял следом за

Бройдо.

Эльф недоверчиво заморгал, увидев спешащего вниз по склону кобольда, который размахивал шапкой и звал его.

— Что же, позволь спросить, заставило тебя передумать? — подозрительно спросил Бройдо.

— Мне нужны союзники на моем пути, — чистосердечно признался Рик. — Я должен найти порождение тьмы, вторгшееся в Светлые Миры, а без чармоносных средств мне этого не сделать. Если я помогу тебе спасти твой клан, он поможет мне найти эту темную тварь?

— Если ты поможешь мне в Лабиринте и мы выйдем оттуда живыми, вместе с Ожерельем Душ, не сомневайся — твое дело станет нашим делом. — Бройдо расплылся в счастливой улыбке.

— Да будет так! — Кобольд скрестил вытянутые руки — правая над левой, с опущенными вниз ладонями.

Эльф точно так же скрестил руки, только ладонями вверх, и хлопнул Рика Старого по ладоням незапамятным жестом эльфийской клятвы.

— Откуда тебе, кобольду, известен ритуал эльфов?

— Наверное, ты знаешь, что эльфы есть и на Неморе, — объяснил Рик уже на ходу. Они шли по вереску в сторону зловещего горизонта. — В моем мире эльфы и кобольды неплохо относятся друг к другу.

— Значит, и в этом мире тоже, — сказал Бройдо с неожиданным стеснением в голосе, — мы будем друзьями.

— Нам придется быть друзьями, если мы хотим выжить там, куда идем, — ответил кобольд, ступая по неровному пути и глядя себе под ноги.

Вскоре они брели по красновато-черным пескам среди стволов колючих кактусов. Впереди поднималась стена белого песка, такая крутая, что не взобраться.

Эльф и кобольд петляли среди гипсовых холмов по извилистой щебеночной тропе, ориентируясь по Извечной Звезде. Постепенно белые стены стали темнеть, сменяясь голым гранитом, над которым уже показывалась гряда шлаковых конусов. Под ногами хлюпала глинистая жижа и хрустел вулканический пепел.

Бройдо время от времени предлагал освежиться глотком из фляжки мятного вина, но к ночи оба путника предпочли бы утолить жажду обычной водой.

— Оттуда не казалось, что идти так далеко, — оправдывал Бройдо свой выбор напитка.

Рик Старый ничего не сказал. Все его внимание было приковано к страшным сумеркам над черными холмами. На сияющем фоне кроваво-красных облаков совершали зигзагообразный полет аспиды с крыльями нетопырей.

Вскоре паутину лавовых трещин залила темнота, в узкой прорези неба заклубился свет планет, кометный пар и звездный дым. Несмотря на страшный риск, путники решили идти дальше при этом освещении.

— Мы в самом настоящем лабиринте, — повторял эльф-советник каждый раз, когда появлялась развилка пути. — Лучше пойдем дальше.

Кобольд хранил молчание, предельно напрягая все чувства. Какие-то силуэты стремительно пролетали над головой в прорези неба, а внизу, среди серебристо-черных теней, слышались пугающие звуки — хруст щебня, шорох песка, хищный рев с той стороны гранитных стен.

Оружием для обоих путников служил лишь охотничий нож Бройдо, который эльф держал перед собой. Рик хотел было посоветовать ему убрать нож, чтобы не напороться на него, споткнувшись, но боялся заговорить. Он весь был сосредоточен на поиске пути сквозь темный Лабиринт. Звездный узор кое-как подсказывал направление, и эльф с кобольдом все ближе подходили к страшным шлаковым пирамидам, где таилась Нежить.

Из ближайшего коридора послышался шипящий шорох разворачивающихся колец. Громкость и близость опасного звука заставили Бройдо бежать, но он налетел на каменный выступ и выронил нож. Эльф стал шарить по земле, ища оружие. Шипящий шорох раздавался все отчетливее, к нему примешалось зловещее клацанье когтей.

— Брось нож! — отчаянно шепнул Рик Старый. — Бежать надо!

Бройдо нашел нож, но не успел подняться — воздух взорвался от треска гранита и хруста щебня. Из бокового коридора высунулась массивная страшная морда и разинула пасть с рядами игольчатых зубов. Под выпуклым лбом зловеще блеснули в свете звезд раскосые злобные глаза.

Кобольд схватил эльфа сзади за штаны и потянул в соседний коридор. Огромные челюсти клацнули рядом с Бройдо, зловонное дыхание вырвалось из ноздрей твари и задушило вопль эльфа, не успевший вырваться из груди.

Бройдо ткнул ножом в чешуйчатую шкуру, и рев из разинутой пасти отшвырнул эльфа и кобольда в дальний узкий коридор. Они, завывая, припустили со всех ног. С головы Рика слетела шапка и исчезла в темноте. Тяжелые когти царапнули скалистые стены, огромная морда взлетела вверх над путниками — гигантская рептилия ползла по гребням.

Взметнулась и рухнула вниз когтистая лапа. Рик и Бройдо, хныча и скуля, прижались к стенам. Чудовище глядело вниз на свою добычу, царапая когтями воздух, не в силах просунуть огромную голову в узкую расщелину. Оно снова и снова ударяло по стенам когтями, выбивая каменную пыль. Еще немного — и чудовище обточит скалы и загребет эльфа с кобольдом в жадную пасть.

Рик и Бройдо отчаянно искали взглядом, куда бежать, но расщелина только расширялась с обеих сторон. Беспомощные крики обоих терялись в рычании зверя.

Вдруг в широком конце расположенного впереди коридора из тени выступила фигура в плаще. Поманив путников тревожным жестом, она показала им на дыру в стене. Сцепившись руками, эльф и кобольд переглянулись, безмолвно спрашивая друг друга, кем может быть этот незнакомец. Но их лица выражали только ужас, а нависшее над ними чудовище разрывало спасавшие их скалы.

Не расцепляя рук, Рик и Бройдо пригнулись и побежали. Воздух вокруг дрожал от ярости зверя и взмахов его когтей.

Силуэт в плаще исчез, но дыра в стене осталась, и Бройдо нырнул в нее первым. Рик быстро юркнул за ним, и они поползли по длинному лазу. Вой раздосадованного хищника стал глохнуть позади, а впереди разгоралось янтарное сияние.

 

5

ВЕДЬМА

 

В конце концов, сильно запыхавшись, подбадривая друг друга, Рик Старый и Бройдо выползли на солончаковую равнину, где пылал теплый приветливый костер. Перед огнем сидел тот самый человек в плаще. Он снова поманил их.

Бройдо подтянул к себе своего спутника и взволнованно шепнул в рыхлое ухо:

— Смотри, кобольд, огонь горит без дров!

— Ага, но все равно он теплый и светлый, — храбро произнес Рик Старый. — Мы бы сейчас покоились в брюхе того зверя, если бы этот человек не привел нас сюда. Теперь мы должны считать его своим другом.

Крепко держась за руки, эльф и кобольд подошли к огню, трясясь как пляшущие тени пламени.

— Не бойтесь, — раздался приятный женский голос из-под капюшона. — Идите к костру и грейтесь. Поблизости нет опасных зверей.

— Благодарю тебя, добрая дама, за то, что помогла нам спастись от чудовища, — сказал Рик Старый, садясь напротив женщины. — Я — Рик Старый, кобольд с Неморы. А это мой спутник...

— Бройдо, эльф-советник Леса Призраков из клана Смидди Tea, — поклонился эльф и сел рядом с кобольдом.

— Вы чуть не лишились жизни там, в ущелье, — сказала женщина, глядя на громоздящиеся скалы по краям солончака, где черные грани теней ночи заливали землю до самого расплывающегося звездного горизонта. — Я знаю, что вы не призраки, ибо звери за призраками не охотятся. Зачем живым эльфу и кобольду вторгаться в Лабиринт Нежити?

Рик и Бройдо переглянулись и поняли, что им нечего скрывать своих намерений от женщины, которая спасла им жизнь.

— Мы ищем Ожерелье Душ, — просто ответил Бройдо. — Только оно снимет проклятие, наложенное демоном на мой клан.

— Ожерелье Даппи Хоба хорошо стерегут, — предупредила незнакомка. — Именно оно позволяет привидениям блуждать по Лабиринту и по Лесу Призраков. Этот свой якорь на Краю Мира они будут защищать отчаянно. Есть еще гномы, которые и сделали Ожерелье Душ. Сейчас, когда Даппи Хоб ушел в Бездну, оно принадлежит им. Даже если вы отберете его у призраков, гномы будут гоняться за вами по всему Краю Мира, чтобы его вернуть.

— Я не собираюсь красть Ожерелье, — возразил Бройдо, наморщив лоб. — Я хочу его одолжить на срок, который будет необходим для исцеления моего клана. Потом я собственноручно его верну.

— Гномы не так разумны, как эльфы, — сказала женщина в плаще. — Они всего-навсего черви из тела мирового змея, которым Даппи Хоб подарил обличье обезьян.

Рик Старый прокашлялся:

— Прости мою бестактность, добрая и многоведающая дама, но позволено ли мне будет спросить, кто ты?

Из-под темного капюшона с той стороны костра донесся чуть слышный голос:

— Я ведьма.

— Ведьма? — повторил испуганный Бройдо. — Человек?

-Да.

— А огонь без дров, — спросил Рик, — это твое волшебство?

Ведьма повела рукой, и клубы пламени вырвались из голой земли за спиной Рика. Она снова повела рукой, и огонь исчез, не оставив следа на выбеленной земле.

— Зачем ты спасла нас от смерти, госпожа ведьма? — спросил кобольд.

— Значит, вы признаете, что я спасла вас? — Женщина наклонилась ближе, и два глаза искрами сверкнули из-под капюшона. — Вы признаете, что вы оба должны мне жизнь?

Бройдо и кобольд испуганно переглянулись, и кобольд кивнул:

— Мы не можем этого отрицать, добрая ведьма.

— Я не добрая, — возразил сладкий голос, — но я в нужде. Не поможете ли вы мне?

— Если это в наших силах, — согласился Бройдо.

— Будет в наших силах, — горячо выдохнула ведьма, — когда мы добудем Ожерелье Душ.

— Мы? — переспросил Бройдо, приподнимая кустистые брови. — Ты нам поможешь?

— Я могу вас отвести прямо к Ожерелью Душ, — пообещала ведьма. — Я проведу вас мимо всех ужасов, препятствий и опасностей. Кроме одной — демона.

— Но демон — самый страшный из наших врагов, — перебил ее Бройдо. — Он властвует над телом моего родича, Тивела, и может узнать все тайные пути к моей душе. От него у меня нет защиты — кроме Ожерелья.

— Ты получишь Ожерелье, — заверил его неясный голос из-под капюшона. — Я не в силах провести тебя мимо демона, но могу отвлечь его. И если ты будешь неустрашим, то сможешь схватить Ожерелье Душ и изгнать демона из своего родича Тивела.

— А чего ты хочешь от нас? — с дрожью спросил встревоженный кобольд.

Ведьма подняла бледный палец, заляпанный засохшей кровью.

— Одна хрустальная призма из Ожерелья должна стать моей.

При виде окровавленного пальца кобольд и эльф попятились.

— Кто ты? — в ужасе вскрикнул Рик Старый. — И чья это кровь на тебе?

— Моя собственная, — бесстрастно ответила женщина. — У меня раны, которые не могут зажить, и только хрустальная призма из Ожерелья Душ может удержать меня в этом мире. До сих пор меня поддерживала близость Извечной Звезды, она позволяет мне бродить в этой глуши. Но отсюда я уйти не могу, если у меня не будет хрустальной призмы, которая даст мне силы быть дальше от Извечной Звезды. Без нее мне не хватит сил. — Ведьма откинула капюшон, открыв человеческое лицо, исполосованное струйками крови, изуродованное колотыми ранами и рваными дырами, распоровшими щеки и обнажившими челюсть и зубы. — Зрите мои страдания!

Из-под разорванных век глядели глаза в темных кругах синяков.

Бройдо подавил вопль, а Рик поднял руку, загораживаясь от страшного зрелища.

— Кто так обошелся с тобой? — спросил кобольд. Ведьма закрыла кровоточащие раны.

— Те, кто страшился меня.

— Покажи нам путь к Ожерелью, злосчастная ведьма, — сказал кобольд. — Если мы преуспеем, ты получишь свою хрустальную призму.

Капюшон повернулся к Бройдо. Эльф спросил:

— Ты — ведьма, ты владеешь волшебством. Почему ты не могла взять Ожерелье без нас?

— Гномы приняли меры против ведьм и прочих таких, как я. Лишь те, в ком нет магии, могут надеяться подобраться к Ожерелью настолько близко, чтобы отобрать его у гномов.

— Тогда я согласен, — кивнул Бройдо. — Если нас ждет успех, ты получишь свою призму. Веди нас туда, где лежит Ожерелье, и быстрее прочь отсюда.

Ведьма поднялась и выпрямилась; под плащом был словно только горячий воздух, и пылающий огонь исчез.

Вглядываясь в наступившую внезапно тьму, эльф и кобольд увидели на солончаке скользящую тень, освещенную звездами. Впереди, там, куда шла тень, высились шлаковые конусы. Рик с Бройдо устремились за своей провожатой, беззвучно ступая по покрытой пеплом земле.

Местность пошла под уклон, и путники брели среди неприветливых камней, менгиров и дольменов, скошенных набок. В непроницаемой тьме впадин мерцали искры глаз, но ничто не вылезло из мрачных ниш. Вскоре трое путников вошли в такое узкое ущелье под нависшими скалами, что не стало видно даже шлаковых конусов. Над головой выступали пластины сланца, и еле видны были звезды в их флуоресцирующей паутине.

Едва заметная тень ведьмы впереди указывала путь. Сначала Бройдо и Рик шли быстрым шагом за легко плывущей перед ними женщиной, и чем больше они прибавляли шагу, тем быстрее она удалялась. Вскоре они перешли на трусцу, потом на бег, чтобы не упускать ее из виду. Но, как ни странно, эти усилия не утомляли их.

Они бежали всю долгую ночь. Иногда эльф с кобольдом успевали второпях оглядеться, но в темноте мало что было видно, кроме отражений звезд в глазах спутника. Страх потерять ведьму из поля зрения заставлял их внимательно вглядываться вперед до самого рассвета. Розовые облака смели звезды с неба, навстречу подул порывистый ветерок и развеял тьму в склонившихся травах и клубах поднятой пыли.

В сером рассвете друзья заметили, что бегут не одни. Между кобольдом и эльфом болтался еще один силуэт. Безумно им улыбаясь, рядом шел другой эльф, с багровыми глазами, с бычьими плечами, нависшим лбом и венцом мшистых волос под лысой макушкой.

— Тивел! — тревожно вскрикнул Бройдо, узнав соплеменника. Лихорадочно махнув рукой Рику, он выдохнул: — Это демон!

Бройдо и Рик пустились бежать со всех ног, стараясь не отстать от ведьмы, но она исчезла. А демон Тивел легко догнал их, все так же скалясь.

— Привет тебе, брат Бройдо! — просипел сорванный голос оскаленного эльфа, и глаза его засветились, как масляный фонарь. — Ты пришел в Лабиринт Нежити, чтобы соединиться с друзьями?

Впереди вздулась и треснула земля, и бегуны остановились как вкопанные перед выскочившими оттуда костлявыми руками мертвецов. Сжавшись от ужаса, Рик и Бройдо глядели, как из могил встают скелеты с клочьями кожи. Вытянутые руки скелетов блестели, будто мокрые, в пустых глазницах на изорванных лицах горел зловещий свет.

— Это те восемнадцать! — всхлипнул Бройдо. Он упал на колени, закрыв лицо руками. — Они из моего клана! Те, кто пришел в это страшное место до меня.

Рик Старый вздернул Бройдо на ноги и потащил прочь от сборища мертвецов.

— Куда вы? — спросил Тивел, обнажая в улыбке клыки, и скользнул ближе. — Ваше место здесь. Вы будете тут до скончания веков.

Эльф и кобольд повернулись бежать, но путь загородил огромный утес. С обеих сторон к ним приближалась Нежить — скелеты с протянутыми рваными пальцами, сверкающими пустыми глазницами. Демон шагнул вперед, окутанный едким зеленым дымом и трупной вонью. На его меловом лице выступил кровавый пот. Из открытой пасти появилась, подобно гениталиям, голова гадюки, размыкая смертоносные клыки.

— Тивел — спи... — вдруг позвал сладострастный, жаркий голос из тьмы.

На гниющую Нежить внезапно обрушился дождь звезд, и скелеты тут же рассыпались дымящимися грудами костей и обрывками шкур.

— Спи, Тивел, спи, — говорил усыпляющий голос, и из тени нависших скал выступила ведьма. — Плоть твоя пробуждает туман, кости твои пробуждают дождь, молния в твоих глазах порождает гром в мозгу твоем.

Ведьма хлопнула в ладоши, и стрела электрического огня задрожала и зашипела между Тивелом и трясущимися от страха кобольдом и эльфом. Демон пошатнулся и остался стоять неподвижно в сгустившейся тьме, когда молния шипя улетела.

— Быстрее! — позвала ведьма. — Демон и его Нежить сейчас проснутся! Быстрее!

Кобольд перескочил через дымящиеся кости и поднырнул под расставленные руки демона, но эльф не мог шевельнуться. Он скорчился на земле перед зловещей фигурой Тивела, оглушенный трупной вонью своего мертвого сородича. Голые белые глаза демона смотрели, не видя, но гадюка все извивалась в разинутой пасти, дергалась в своем смертоносном порыве.

— Бройдо! — крикнул Рик Старый. — Иди сюда! Прыгай через кости!

Эльф не шевельнулся. Он сидел, загипнотизированный своим испуганным отражением в белых глазах Тивела.

Рик повернулся, чтобы подтащить своего спутника, но ведьма пропела с тревогой:

— Нет! Ты разрушишь чары!

Предупреждение запоздало, потому что кобольд уже перепрыгнул через дымящуюся груду плоти и костей. Не успел он схватить эльфа за руку и рывком поднять, как звериный рык обрушился сверху:

— Бройдо не оставит братьев своих, — зашипел голос со всех сторон. — Вы оба станете мертвецами и будете верно служить!

Тивел навис над ними, меловое лицо с языком-змеей исказилось злобным ликованием, искрами разлетелись капли крови. Схватив Бройдо и Рика руками со сверхъестественной силой, он поднял их на воздух.

Они замотались, как щенята, отчаянно ища глазами ведьму. Но она уже исчезла, и они поняли, что обречены на позорнейшую гибель.

Из разинутой пасти демона высунулась гадюка и ударила Бройдо прямо в обнаженную грудь, прогрызая путь к сердцу. Эльф испустил высокий предсмертный вопль, беспомощно извиваясь в пальцах Тивела. Хлынула струя крови, а хруст ребер заглушил скрипучий смех демона и крик погибающего эльфа.

— Азофель! — выкрикнул кобольд в отчаянии. — Азофель!

Демон тряхнул Рика так, что в глазах зарябило.

— Кого призываешь ты, глупец? Не спасут тебя твои жалкие божки. Ты мой! Кости твои расплавятся в огне твоего страдания. Ты узнаешь...

Речь его прервалась, и ниоткуда обрушился столб бело-синего света, гадюка отцепилась от груди Бройдо и исчезла в пасти демона. Тивел качнулся назад, ослепленный, но добычу из рук не выпустил. Сырой и парной запах дождя поднялся от земли, и блистающий луч света ударил по куче костей Нежити. Трупы поднялись целыми — восемнадцать невредимых эльфов, не тронутых ни гниением, ни ранами, с радостными и удивленными лицами. В следующую секунду они улетели с ветром, растаяли в слепящем свете как мираж в потревоженном воздухе.

— Нет! — заревел демон, щурясь и закрываясь эльфом и кобольдом от беспощадного света. — Нет!

Столб сине-белого сияния сгустился в силуэт с двумя ногами, двумя руками и головой, пылающей как обнаженное ядро звезды. При виде этого зрелища Тивел выпустил свою жалкую добычу и попятился так, будто его несла буря. Он испустил неясный крик, и когда повернулся бежать, кожистые крылья у него за спиной вдруг превратились в лохмотья.

Звездное существо подняло левую руку. Ни луча, ни чего-либо вообще зримого в руке у него не было, но коричневые крылья демона загорелись, будто их облили горючим и подожгли. Тивел взвыл и упал на землю под жаркий треск пылающих перепонок. Окрашенный синим огнем, демон вскочил, извиваясь, и с ужасом в глазах посмотрел на существо из света, которое посылало уничтожение одним мановением руки. Затем он рухнул ниц, страшно взвыл и съежился почерневшей кучкой со струйкой едкого дыма.

Пораженный Бройдо сел, похлопал себя, чтобы найти ранения. Но их не было. Эльф прищурился на лучезарное существо, даровавшее им спасение, но ничего не разглядел, кроме ослепительных очертаний.

— Рик? — позвал он, пытаясь нашарить своего спутника. Рик Старый не ответил. Он благоговейно склонился перед

Лучезарным.

— Да будешь ты благословен, Азофель!

— Вставай, Рик Старый. Все кончено. — Фигура из света звезд шагнула ближе, и стали видны все выступы и впадины на сланцевых стенах, будто увеличенные микроскопом. — Ты быстро нашел создание тьмы, и наша работа завершена. Уйдем из этого сна.

— Нет, нет! Азофель, ты ошибаешься. — Обеими руками кобольд загораживался от света Лучезарного. — Это не та темная тварь, которую меня послали найти. Это всего лишь демон. Злой дух из эфирных слоев. Такой же сон, как и я.

— Что? — Яркость Лучезарного чуть померкла, и стали более различимы контуры его тела, кираса поверх туники и перекрещенные ремни сандалий. Вокруг львиного лица рассыпалась светозарная грива. — И ради этого ты звал меня?

— Прости меня, Азофель, — произнес Рик, закрывая глаза локтями — и чтобы защитить взгляд от света, и чтобы не видеть гнева этого сверхъестественного существа. — Он бы убил меня, и наша миссия была бы не исполнена. Я нуждался в твоей помощи.

Ореол Азофеля вспыхнул, и снова ничего не было видно, кроме слепящего сияния.

— Я не слуга тебе, кобольд.

Рик Старый прижался лицом к земле:

— Что я должен был сделать, о Лучезарный?

— Найти порождение тьмы, — ответил Азофель, отступая назад. — Иди не медля.

Кобольд выпрямился, поднимая лицо вверх.

— Но, как ты сам изволишь видеть — это не моя вина, Лучезарный. Ты бросил меня в Лес Призраков, и Бройдо, — Рик махнул рукой в сторону эльфа, который сидел, прижимая руки к глазам, но выглядывая в щелку между ними, — этот эльф, которого видишь ты перед собой, спас меня от спрутообезьян, а потом...

— Замолчи, кобольд! — Азофель засиял синим световым столбом, и голос его послышался очень издалека. — Я — Лучезарный, страж Безымянных. Моя миссия — спасти ребенка госпожи, а не пособничать тебе в твоих делишках. Не смей больше звать меня в этот мерзкий сон, пока не найдешь порождение тьмы.

Сияние померкло, сменившись оранжевым светом зари. Рик встал и неверным шагом подошел туда, где стоял Азофель. От Лучезарного не осталось и следа.

Бройдо, разинув рот, глядел на сгоревшие останки Тивела. Утренний ветерок взвивал струйки пепла сожженного эльфа.

— Ты говорил правду, — прошептал эльф-советник. — Ты действительно выполняешь миссию Безымянных.

Рик ничего не ответил. Он потоптался на месте, где стоял Азофель, но ничего особенного не испытал.

— Кобольд, ты должен немедленно вернуться к своей миссии, — заметил Бройдо.

— А как? — спросил Рик Старый, воздевая ладони вверх, чтобы ощутить в воздухе хоть какой-то след той неимоверной силы, что занимала это пространство секунду назад. — Мы же обязаны жизнью этой ведьме.

Бройдо тронул пальцем грудь, где демонская змея вгрызалась в его сердце.

— Смотри, кобольд! Я цел. Мы обязаны жизнью Азофелю. — Эльф положил руки на костлявые плечи кобольда. — Ты был полностью прав, Рик Старый. Я не верил тебе, но теперь верю. Мы должны повиноваться более великой сущности.

— Да, — тряхнул головой в знак согласия старый кобольд. — Я буду повиноваться владычице, что послала меня искать порождение тьмы. Она — создательница этих миров. Она и есть более великая сущность. А Азофелю я повиноваться не должен. Что знает он о нашем Светлом Береге? Ты его слышал. Для него это всего лишь мерзкий сон. Вот почему владычица послала меня — я обязан приложить все усилия и найти путь. И я заявляю, что для этого мы должны выполнить свой обет перед ведьмой. — Он поднял руки и положил их на массивные плечи Бройдо. — И мы исцелим твой клан.

Бородавчатое лицо эльфа сморщилось от кривой улыбки.

— Ах, Рик, у тебя острота мыслей как у советника. Я прошу прощения, что сомневался в тебе.

— Побереги свои похвалы до исполнения нашего дела, — сухо посоветовал Рик и стал разглядывать, озираясь, высокие плиты сланца. — Сначала надо найти дорогу.

 

6

ОЖЕРЕЛЬЕ ДУШ

 

В рассветном сиянии Извечной Звезды кобольд и эльф сориентировались, куда они бежали при появлении Тивела, и снова устремились в ту же сторону. Они держались направления, указанного ведьмой.

Без волшебства ведьмы силы у них стали иссякать. Вскоре Рик Старый прерывисто задышал и начал оступаться. Пришлось перейти на быстрый шаг. Вокруг порхали светлячки.

— Где Тивел? — произнес тоненький голосок.

Рик, пытаясь перевести дыхание, подумал, что это Бройдо обращается к нему.

— Что ты говоришь?

Бройдо отмахнулся от густеющего роя светлячков.

— Я ничего не говорил.

— Тивел — Тивел! — запел сверкающий воздух. Кобольд вгляделся в порхающие искорки и увидел, что каждый огонек — это фея, но не обычная. У всех у них был паучий силуэт.

— Демоны! — завопил Бройдо. — Стая демонов, вызванных из эфира Тивелом! Бежим, Рик, бежим, пока они не влезли к нам в голову!

Кобольд, чувствуя в легких жгучий огонь, ринулся за Бройдо. Страх придал сил для рывка, но сверкающий легион демонов последовал за ними, распевая жуткими тонкими голосами:

— Тивел, Тивел, где ты? Тивел, Тивел, где ты? Бройдо замедлил бег, чтобы Рик Старый мог его догнать, и искорки демонов заклубились вокруг его головы, норовя забиться в уши и в ноздри. Бройдо стал лихорадочно отмахиваться.

— Не пускай их внутрь! — крикнул он, и мотылек холодного огня влетел ему в рот. Бройдо тут же его выплюнул, но ядовитый вкус огонька наполнил все поры его головы едкой вонью, от которой эльфа скрутило пополам в приступе рвоты.

Рик, тяжело и судорожно дыша, отбивался от демонов. Дико размахивая руками, эльф и кобольд обогнули перегородившую путь каменную плиту и понеслись вниз по открывшемуся склону, истыканному грудами кварца. Высокие скальные стены расступились, и Бройдо с Риком оказались в широком лабиринте сланца. Он располагался под крутой базальтовой стеной с башенками и каменными пирамидами. Высоко в безоблачное небо поднималась Извечная Звезда, и среди россыпи камней змеились тени этих башенок, искаженные до неузнаваемости.

Кобольд завертелся, все еще отмахиваясь от демонов, но их уже не было.

— Ожерелье Душ где-то рядом! — восторженно заявил эльф. — Только его присутствие может прогнать сонм дьяволов.

Рик Старый согнулся пополам, пытаясь перевести дыхание и ощущая во всем теле горячую пульсацию крови.

— Вон там! — крикнул Бройдо.

Рик Старый прищурился от света Извечной Звезды и проследил за движением руки эльфа — в его ресницах заиграли радужные сполохи. Сквозь ослепительный свет он разглядел каменную наковальню, а на ней — груду прозрачных камней, схваченных золотым плетением.

— Ожерелье! — воскликнул он с облегчением, и эхо его возгласа покатилось вверх по стене обрыва, и ветер подхватил и унес его слова вдаль. — Ожерелье Душ!

— Кто там?

Тяжелый голос, от которого эльф и кобольд вздрогнули, прозвучал сверху, со стены. Существо исключительной белизны, приземистое и тучное, переваливаясь, выступило из трещины в стене. У него был разрез рта и две красные бусинки глаз — больше никаких черт, а также пухлые руки с массивными кистями. Одежды на нем не было, только блестела глянцем складчатая белая кожа.

— Кто идет?

— Клянусь Свитками! — пискнул Бройдо. — Это гном!

— Ведьма привела нас прямо во двор гномьей крепости! — шепотом выдохнул Рик Старый.

— Эй, вы двое! — завопил гном тонким писклявым голосом, заслоняясь толстой ладонью от света. — Кто вы такие? Как миновали стражу в Лабиринте Нежити? Как сюда попали?

— Рик, хватай Ожерелье и бежим, быстрее! — приказал Бройдо. — Гномы не выносят дневного света, потому она и привела нас сюда в такой час. Давай!

Бройдо и Рик бросились к наковальне, щурясь от горизонтальных лучей Извечной Звезды.

— Стой! — выкрикнул гном. Рядом с ним появилось еще одно белое существо, вынырнувшее из трещины гранитной стены. — Стоять, вы!

Эльф и кобольд остановились перед наковальней, в изумлении глядя на Ожерелье Душ. Тусклые радуги переливались сквозь груду драгоценностей — каждый камень больше человеческого пальца и прозрачный как воздух. Рик поднял скованные золотом камни, поражаясь их красоте.

Вдруг его пронзила жгучая боль, и на опустевшую наковальню брызнула кровь. Рик в ужасе поглядел на себя и увидел зазубренную стрелу, проткнувшую грудь.

Бройдо ахнул, будто разделив его боль:

— О боги, Рик, тебя убили!

Рик Старый молча согласился. Стрела проткнула самое сердце. Боль языками пламени пожирала все туловище.

Просвистели еще стрелы, клацнув о каменную наковальню. Бройдо быстро сгреб Рика в охапку и бросился в расщелину стены, в сторону Извечной Звезды. Оперенные стрелы просвистели мимо, одна упала у ног эльфа.

— Я убит! — простонал Рик, сжимая в руках сокровище, за которое заплатил жизнью.

— Молчи, кобольд!

Бройдо влез по кремнистому обрыву, показались шлаковые конусы. Над ними ядовитыми тенями кипели серные облака, и свет утра рассеивался резкими столбами. Эльф перебрался через щебеночную насыпь, и свист стрел здесь уже не был слышен.

Бройдо положил Рика на землю у изрытого непогодой утеса, окруженного массивными арками окаменевших костей — огромной грудной клеткой какого-то дракона. Изо рта кобольда струилась кровь, глаза закатились.

— О боги! — простонал Бройдо. — О боги могучие!

Он бессильно хлопотал возле смертельно раненного кобольда, когда их накрыла длинная утренняя тень. Бройдо с криком вскочил, готовый драться, и с облегчением упал на колени, когда увидел закутанную в плащ ведьму. Она шла к нему.

— Оберни его Ожерельем Душ, — приказала она. — Он встанет нежитью.

Бройдо послушался, и как только он коснулся Ожерелья, бородавки исчезли с его молодого и не такого уж некрасивого лица. Когда же он обернул Ожерелье вокруг головы и шеи кобольда, взгляд Рика Старого тут же стал осмысленным, дыхание стало ровным. Кобольд сел, поразившись, что не чувствует боли, и осторожно тронул стрелу.

— Оставь, как есть, — велела ведьма. — Она тебя убила. И если ты ее вынешь, можешь утратить тело и стать призраком.

Бройдо жалобно завыл.

— Тихо. — Рик Старый положил окровавленную руку на своего спутника. — Я не страдаю. Ничего не болит. Как называется это диво, которым я стал?

— Ты теперь мертвоходец, Рик Старый, — сообщила ему ведьма.— Пока на тебе Ожерелье Душ, твоя жизнь продолжается. Но если его снять — ты умрешь.

Кобольд испытующе поглядел на радужные камни, скованные золотом.

— Я убит, но не испытываю ни боли, ни страха. К добру ли это?

— А миссия твоя для Безымянных — к добру? — грубовато оборвала его ведьма. — Без Ожерелья Душ тебе ее не исполнить.

— Миссия... — Кобольд разинул рот, сразу вспомнив свое обещание Владычице Сада. — Мне еще нельзя умирать!

— Значит, то, что ты живешь, — к добру, — согласилась ведьма, и из-под ее капюшона просияла легкая улыбка. — И это еще не все добро. Пока ты — мертвоходец, тебе не нужны будут ни вода, ни еда, ни воздух.

Рик тронул зазубренное острие, покрытое его кровью. Оно накрепко сидело в нем.

— Я готов уйти к своим женам и к Амаре, но сначала я должен исполнить повеление безымянной владычицы.

— Тогда надо спешить, Рик Старый, — тревожно сказал Бройдо. — Гномы погонятся за нами. Им мешает лишь дневной свет, но они натянут саваны и бросятся за нами. Ожерелье Душ — последнее из волшебных творений Даппи Хоба. Чтобы его вернуть, они пойдут за нами хоть в Бездну.

— Но зачем? — удивился кобольд. — Смидди Tea говорила, что гномы сами сбросили Даппи Хоба в Бездну вместе с его магическими приборами. Ожерелье Душ уцелело случайно, зацепившись за выступ. Зачем оно им?

— Гнев на прежнего господина у них остыл, — ответил Бройдо, озабоченно глядя на ведьму, молча стоявшую в узкой полосе тени под скальной полкой. — Если бы они могли, то вернули бы из пропасти и самого Даппи Хоба, потому что без волшебства они всего лишь хранители той старой крепости, которой когда-то правили. Только его магия давала им возможность обрабатывать Чарм, и Ожерелье Душ — последний в их владении предмет, содержащий силу. Это ведь Чарм призывает призраков из Светлых Миров и более великие души из Извечной Звезды. Призраки платят гномам почитанием и делятся с ними Чармом. А без этого мощного амулета гномы в буквальном смысле — всего лишь черви, только с руками и с ногами.

— Эльф говорит верно, — сказала ведьма и рукой с пятнами крови показала на гигантские кости, торчащие из обрыва. — А это, если тебе интересно знать, то, что осталось от мирового змея, чьей плотью питались черви, пока Даппи Хоб не дал им обезьяноподобной формы.

Ледяные глаза Бройдо полезли на лоб.

— Это? Это и есть мировой змей? — Он протянул руку, дотронулся до пожелтевшей поверхности ребра. — Ты хоть понимаешь, насколько ценный был бы этот материал для чармоделов на всех Светлых Мирах?

— Или насколько он ценен для тебя как оружие против гномов, — ответила ведьма, понимающе поглядев на эльфа. — Талисман, сделанный из кости этого мирового змея, наверняка не подпустит к себе гномов.

— Конечно! — с энтузиазмом согласился Бройдо. — Они его просто боятся. Если их коснется мировой змей, магия Даппи Хоба рассеется, и они снова станут червями. — Эльф огляделся, жадным взглядом выискивая камень, которым можно было бы отбить кусок ребра.

— Остановись, Бройдо. Слишком мало времени для такой ручной работы, — заметила ведьма. — Гномы нас скоро догонят. Отойди-ка.

Бройдо взял Рика Старого под мышки и помог ему встать. Как только они шагнули назад, ведьма резко подняла руки, взметнув полы плаща. Полыхнула яркая молния, заставив эльфа с кобольдом отвернуться. Когда они повернулись обратно, Бройдо слезящимися глазами увидел лежащий на земле обломок кости длиной в руку.

Эльф осторожно подошел к длинной кости, дотронулся до нее, ожидая ощутить жар, но острая кость была на ощупь холодной. Ловко подхватив ее, Бройдо обернулся к ведьме, благодарно улыбаясь. Будто не замечая его, она вышла из тени полки и исчезла в свете утра.

— Кровь дракона! — заморгал Бройдо. — Эта ведьма — призрак!

— И я тоже скоро буду им, — простонал Рик, — если гномы нас поймают. Пошли, Бройдо. Надо отсюда убираться.

— В какую сторону? — спросил эльф, оборачиваясь и озирая кремнистые склоны.

Вдали, в тенях, укрывших дно пересохшего потока, снова появилась ведьма. Старый кобольд был в восторге от того, как грациозно он стал двигаться с торчащей в груди стрелой. Чарм из гномьей драгоценности наполнял его сверхъестественной силой, и он даже не запыхался во время бега по карнизам над пустым руслом пересохшего ручья.

— Погоди! — взмолился задыхающийся Бройдо, изо всех сил старающийся не отставать.

— Кто бы мог подумать, что я, кобольд, так мощно пойду в потоке Чарма! — воскликнул Рик Старый.

Эльф, шатаясь, встал рядом с ним, одной рукой держась за ребра, другой опираясь на кость.

— Вот почему... так вот почему вы, кобольды, знамениты тем, что уклоняетесь от Чарма?

— Чарм — не наш путь. — Рик постучал пальцем по стреле, застрявшей в груди, поражаясь, что боль при этом такая слабая. — Так было всегда. У нас прямо в костях достаточно Чарма, чтобы поддерживать жизнь. Зачем же нам нужны амулеты и талисманы? — Он снова потрогал древко стрелы. — До сих пор не нужны были.

В темноте расщелины ведьма шла дальше, и эльф с кобольдом еле поспевали за ней.

— Но ты же занимаешься волшебством, Рик?

— Нашим, кобольдским волшебством. — Кобольд украдкой оглянулся через плечо, опасаясь увидеть гномов на фоне громоздящихся к небу скал, похожих на печные трубы. — Я — первый в моей семье ткачей узнал кобольдскую магию стихии огня. Я много лет служил своему народу как добыватель огня, строитель очагов, чистильщик дымоходов и гадатель по пламени. Вот так я впервые и увидел ту темную тварь. Видишь ли, это было молниеносное движение. Что-то мелькнуло темное, вторгаясь на Светлый Берег.

— Потому-то Безымянная и призвала тебя — из-за твоего волшебства? — спросил эльф, пытаясь не отстать от неутомимого кобольда.

— Из моей берлоги меня выдернул слепой бог Случай. — Рик остановился, отошел немного назад, обозревая зловещий ландшафт. — Когда я спросил великую госпожу, почему из всех кобольдов, знающих магию, выбрали меня, она мне сказала, что ей нужен был персонаж из ее снов, который объяснил бы, почему перестал шевелиться младенец в ее чреве. И слепой Случай выбрал меня.

Ведьма поджидала их в сливающихся тенях валунов, упавших на склон с адских шлаковых конусов, которые высились среди серных дымов. Она жестом подозвала эльфа с кобольдом.

— Куда ты ведешь нас, ведьма? — спросил Бройдо. — Впереди — Врата Подземного Мира. Неужто нам надо идти в это царство ужаса?

— Да, — донесся из-под капюшона ее шепот. — Прежде чем мы расстанемся, я должна получить обещанную вами хрустальную призму из Ожерелья Душ.

Кобольд схватился за драгоценность.

— Но ты говорила, что я умру, если его с меня снять. — Он попятился на шаг. — Подожди, пока я завершу свою миссию. Тогда можешь взять ожерелье целиком.

— Я не могу ждать, кобольд, — твердо произнесла ведьма. — Мне нужна эта призма немедленно. Потому мы ищем чармодела, который сможет снять один кристалл, не потревожив другие. Вот почему мы войдем во Врата Подземного Мира — там Синий Типу, единственный гном, который может нам помочь.

— Гном? — переспросил встревоженный Рик. — Он же отберет Ожерелье!

— Нет. — Ведьма повернулась и пошла вперед, то исчезая в косых лучах раннего утра, то появляясь вновь в тенях от огромных обожженных валунов. — Синий Типу сошел с ума. Он единственный из гномов защищал Даппи Хоба и был за это изгнан за Врата Подземного Мира. Он поможет нам — если мы утихомирим его в безумии.

— А как мы это сделаем? — проскрипел Бройдо, робко поглядывая на дымящиеся вершины черных вулканов.

— Мечом змея, — ответила ведьма.

— Мечом змея? — переспросил эльф, и тут же сообразил, что именно это оружие держит в руке. Он перешел на бег, чтобы не отстать от ведьмы и полного чармовой силы кобольда, и на ходу успел разглядеть острую кость. По форме она действительно была похожа на меч с грубой рукоятью, и Бройдо решительно взмахнул ею в воздухе.

 

7

МЕЧ ЗМЕЯ

 

Вскоре Бройдо снова тяжело дышал, пытаясь угнаться за своими быстроногими спутниками, и у него уже не осталось сил на вопросы. Он думал только о каждом мучительном шаге вверх по сухой выжженной земле, и всякий раз от его неуклюжих шагов разбивались или пластины вулканического стекла, или серые ломкие пузыри смолы. Под Извечной Звездой высохла и растрескалась земля, подобно старому фаянсу, среди камней осыпи лежали разбросанные осколки, и ничего живого не шевелилось на всем пути к шлаковым конусам вулканов.

Рик Старый замедлил шаг, давая Бройдо поравняться с ним. Кобольд чувствовал себя легким и сильным, как сам ветер, и лучезарно улыбнулся эльфу:

— Никогда мне не было так хорошо, когда я был жив! Кажется, мне нравится быть мертвоходцем.

— Ага... — выдохнул Бройдо, на пределе своих сил бегущий по искореженной почве. — Но как тебе... понравится... вот там!

Они оба угрюмо поглядели на Врата Подземного Мира. Крутые кальдеры черных склонов Врат лизали серные дымы, вертясь и прыгая, как обезумевшие дервиши.

— Не нравится мне там, — хмуро признался кобольд. Бройдо подумал было отказаться идти дальше, но ему не хватило на это дыхания — да и храбрости. Сзади падали с осыпей камни, разлетаясь под светом заходящей Извечной Звезды, и не было ни одного выступа, который давал бы тень. Ведьма стала невидимой. Эльф и кобольд, верные своему обещанию, полезли вверх по растресканным кручам среди бесформенных нагромождений застывшей лавы, более похожих на статуи в черных плащах, чем на геологические образования.

Вконец изможденный Бройдо тяжело выдохнул — больше он не мог сделать и шагу. Он высосал остатки зеленого вина, и иссохшая глотка горела и жаждала воды. Кобольд повернулся и втащил его на склон.

Ведьма манила из пещеры, где клыками висели у входа сталактиты.

Рик Старый втащил Бройдо на хрустящую корку у входа в темный грот, и эльф свалился, не в силах шевельнуться.

— Оставь его, — велела ведьма. Она наклонилась к обессиленному эльфу и окровавленной рукой провела по зеленой гриве. Эльф сел.

— Сторожи нас, Бройдо. — Она показала на открывающийся от устья пещеры широкий вид на пепельные поля. Отсюда как на ладони была видна пройденная только что сожженная земля с клочками сухой почерневшей травы и кремнистыми выступами. На изломанном горизонте еще виднелись крепость гномов и Лабиринт, потрескавшиеся и обесцвеченные, как язва. — Когда появятся гномы, крикни. Ты это сделаешь, эльф?

Бройдо прохрипел что-то утвердительное. Он сидел, вытянув ноги, откинув голову на блестящий каменный выступ и раскрыв рот с потрескавшимися губами, покрытыми кружевом соли.

— А ты возьми меч змея, — приказала ведьма кобольду. Рик потянул длинный осколок кости из зажатой руки эльфа.

— Не бойся, Бройдо. Мы принесем тебе воды. — Собственные слова казались ему глупыми, но он их все же произнес: — Отдохни пока. Мы скоро вернемся.

Ведьма вошла в пещеру — колышущуюся зеленую сущность во мраке. Рик последний раз озабоченно глянул на Бройдо и тоже ступил в черную пасть. В темноте оказалось, что он тоже излучает эфирное сияние. Ожерелье Душ светилось как горящие уголья, только этот свет был синим и ярким, как у сапфиров в сиянии дня.

Непроглядная тьма тянулась долго. Отсвечивая в призрачном сиянии ведьмы и кобольда, поблескивали сталактиты и кремневые столбики. Путники шли вниз по гротам и залам, декорированным естественными колоннами и блестящими камнями.

Еще ниже началась серебристая дорожка, и сразу же с дальнего конца лавовой трубы, где идти можно было только пригнувшись, замигал красный глаз. Рик рассмотрел, что алое мерцание исходит из открытого горна, перед которым стоят каменные наковальни, а на них — золотые и серебряные изделия.

Ведьма остановилась и повернулась к Рику. Темнота под капюшоном испускала жутковатое сияние, копирующее очертание черепа изуродованного лица.

— Ступай туда, кобольд, и вели Синему Типу сделать из этой кости меч с настоящей рукоятью. Пригрози, что иначе ты его насадишь на эту кость.

— Я? — Кобольд опасливо выглянул из-за плеча ведьмы туда, где бился красный пульс горна. — А ты?

— Ни слова обо мне, — предупредила она его. — Поторопись и сделай, как я сказала. Иди!

Поглядев на призрачное лицо из дыма под капюшоном, Рик Старый бросился мимо ведьмы к пылающему красному огню. Очутившись в пещере, он выпрямился, быстро и испуганно озираясь. Камера была огромной, потолок терялся в темной вышине. Ярусы галерей тянулись по голым каменным стенам, образуя соты балконов, альковов и ниш, где поблескивали талисманическое оружие, инкрустированная броня и груды амулетов с драгоценностями. Здесь была огромная сокровищница Чарма, и кобольд ощутил его силу, пульсирующую в сияющем воздухе.

Приглядевшись, он обнаружил, что массивный горн — это просто отдушина, ведущая из пещеры в расплавленные недра, и оттуда полыхает огонь планеты. Рик поискал глазами кузнеца-гнома — в пещере никого не было, кроме его собственной трепещущей тени.

Глаза его обежали каменные наковальни с незаконченной работой — ленты, переплетенные магическими знаками, кинжалы, увитые проволокой колдовского металла до самых инкрустированных наговорными камнями рукоятей, кираса с вытравленными магическими символами, тонкими, как паутина. С благоговейным трепетом он попытался дотронуться до узкого кинжала, в котором играли огненные сполохи.

— Прикосновение за прикосновение! — бухнул глубокий бас из-за спины.

Рик Старый обернулся, испуганно взмахнув осколком кости. Из задымленного бокового прохода стремительно вылетел гном, красноглазый и безволосый, как все они, только белая кожа на лице и на тяжелых руках была сожжена до иссиня-черной. Он угрожающе потрясал огромным граненым молотом. Рик Старый сглотнул слюну и собрал всю свою храбрость.

— Стой, Синий Типу! — сумел выкрикнуть кобольд и взмахнул костью в ярком воздухе. — Стой, или будешь пронзен костью мирового змея!

Синий Типу остановился как вкопанный, блестя красными бусинами глаз. Они внимательно рассматривали пришельца.

— У тебя... у тебя Ожерелье Душ! Оно принадлежит Хозяину! — Толстое тело вздулось, и кузнечный фартук из почерневших шкур готов был лопнуть. — Ты... ты...

— Я — Рик Старый, кобольд с Неморы, — объявил Рик гному, который был близок к удару. — И я мертв.

Свободной рукой он показал на древко торчащей стрелы. Распухший гном опал, удивленно ахнув.

— Ты — кобольд-мертвоходец! — Щель рта разъехалась, как у жабы. — Как смог ты добыть Ожерелье Душ из крепости гномов?

— Не важно, — сказал Рик, вспомнив наставление ведьмы. — Я пришел, чтобы из этой кости сделали меч, иначе...

— Иначе что?

— Иначе я проткну тебя ею — и более Синий Типу амулетов делать не будет.

— Ха! — Синий Типу занес грозный молот над головой. — Теперь я понимаю. Гномы тебя послали убить меня! Неблагодарные! Мятежники! Им не помешать мне готовиться к возвращению Хозяина! Я должен делать для него оружие, и им не остановить меня!

Одним глазом поглядывая на занесенный молот, Рик придвинулся ближе и ткнул костью в воздух:

— Молчи, Синий Типу! Я — Рик Старый, кобольд-волшебник с Неморы, и я не служу гномам! Ты сделаешь меч из этой кости мирового змея, и я оставлю тебя в живых, чтобы ты продолжал работать до возвращения твоего хозяина. Откажись — и ты умрешь!

Бах!

Синий Типу шагнул вперед, и пролетевший по дуге молот чуть не задел курносый нос кобольда.

Рик с воплем отскочил, грохнулся об наковальню, рассыпая наговорные камни и пружинки колдовского металла, и упал на спину. Стрела вошла глубже, вызвав ослепляющую боль, от которой Рик завопил изо всей мочи. Он раскрыл рот, выпучил до боли глаза, а молот уже летел в него, но тут Рика рвануло вверх вслед за криком, будто его вздернули на веревке, и тело кобольда успело уклониться от молота, но тот пронесся так близко, что сила его удара отбросила Рика в сторону. Снова сдвинулась проткнувшая его стрела — на этот раз обратно, вспыхнула невыносимая боль, и из самой глубины существа Рика вырвался визг.

Почти теряя сознание от боли, кобольд повернулся, чтобы лицом к лицу встретиться с противником. Изо рта вылетали и лопались кровавые пузыри.

Обожженный гном не двинулся с места. Он смотрел мимо Рика, панически хватая руками воздух там, где стояла ведьма. Невидимая, она вошла быстро и схватила тяжелый молот, а теперь, держа его окровавленными руками, грозила бросить в пламя горна.

— Нет! — завопил в ужасе гном.

— Синий Типу, — раздался тихий настойчивый голос, перекрывая грохот ревущего горна, — ты сделаешь так, как я сказала, или я брошу твой молот в огонь.

— Нельзя этого делать! — Гном подался вперед и резко остановился, когда ведьма поднесла молот ближе к огню. — Зачем ты так?

— Затем, что я знаю: в этом молоте твоя сила, Синий Типу. Та сила, что дал тебе Даппи Хоб. С ней тебе не нужно ни еды, ни питья, и ты можешь неустанно ковать оружие для войска, которое приведет с собой твой хозяин из Бездны. Но без молота... — ведьма взмахнула молотом в пламени, и гном вскрикнул от страха, — но без молота ты всего лишь обыкновенный гном. Одно касание костью мирового змея, и ты упадешь на землю тем, кто ты и есть — червем, изголодавшимся по плоти дракона.

— Отдай мой молот!

Это была даже не просьба, а мольба.

— Если ты сделаешь так, как я сказала, ты получишь свой молот, и мы оставим тебя так, как нашли, — заверила его ведьма.

Гном послушно опустил огромные руки:

— Чего ты хочешь от меня?

— Двух вещей, простых для того, кто так владеет искусством магии. — Ведьма помахала молотом возле пламени горна, чтобы гном слушал повнимательнее. — Сними одну хрустальную призму с Ожерелья Душ, не повредив Ожерелье и не снимая его с этого кобольда.

— Минутное дело, — обещал гном. — А какая вторая?

— Из этой расщепленной кости мирового змея сделай волшебный меч с чармоносной рукоятью и гардой.

— И это все? — недоверчиво спросил гном. — И за эти две мелочи ты вернешь мне мой молот?

— Кобольд! — Ведьма кивнула Рику. — Дай ему ребро мирового змея.

Старый Рик сделал, как было сказано, и гном осторожно принял смертоносную кость клещами, взятыми с ближайшей наковальни, и отнес на верстак в дальнем конце кузницы.

— В арсенале Хозяина мечей много. И минутное дело — заменить лезвие колдовской стали этой мерзкой костью, — бормотал он на ходу.

Склонившись над верстаком, он стал обрабатывать длинную кость резцами и щипцами. Потом принес из какого-то угла мастерской золотой меч с кривым лезвием.

— Кто вы такие? — спросил гном, не отрываясь от работы. — Кто вы такие, чтобы вторгаться ко мне в кузницу?

— Я — та, кто держит твой молот над горном, — сухо ответила ведьма. — И у меня уже руки устают.

— Готово! — выкрикнул торжествующий гном, закрепляя желтое лезвие в рукояти с золотыми кольцами. — Меч змея!

— Теперь хрустальную призму, — потребовала ведьма. — И побыстрее, у меня уже разжимаются пальцы.

Синий Типу подошел к Рику с клещами в одной руке и мотком радужной колдовской проволоки в другой. Кобольд оставался совершенно неподвижен, пока гном обматывал проволокой три камня из ожерелья. По кузне прошел запах горелого. Кобольд наблюдал, как красные глазки гнома координируют работу больших и неожиданно ловких пальцев. Мелькал металл, выворачивались щипцы, пылая волшебным огнем, плавя и лепя металл как воск. За работой гном не смолкал:

— Хорошо, что вы забрали Ожерелье Хозяина у этих бунтовщиков. Хорошо, потому что я сделал для Хозяина много оружия — хватит завоевать этот мир и все Светлые Миры тоже. — Красные глазки украдкой глянули на внимательное лицо Рика. — Еще настанут дни кровопролития. А воины Хозяина будут рады боли, холоду и разрушению. Ничто не сокрушит их, когда настанет время. А оно скоро настанет, кобольд, скоро. О да! Вернется Даппи Хоб, и малейшее его слово вновь станет нерушимым законом!

— У меня руки устают, Синий Типу, — предупредила ведьма. — Действуй живее — или твой хозяин лишится своего кузнеца.

— Я и так быстро! — огрызнулся гном и отступил, отбрасывая пылающие клещи и разматывая колдовскую проволоку. — Гляди!

Между почерневшими пальцами гнома была зажата хрустальная призма.

Рик потрогал Ожерелье, проверяя, что оно невредимо, и с удовольствием убедился, что оно стало надежнее держаться на груди и уже не болтается вокруг торчащей стрелы. Он шагнул к верстаку, где лежал меч змея.

Гном остановил его, приложив палец к острию стрелы:

— Сперва мой молот.

Ведьма бросила молот в темный угол кузницы.

— Бери призму и хватай меч, кобольд.

Рик Старый послушно поспешил к верстаку. Когда его рука легла на меч, Рик ощутил, что оружие заряжено Чармом — оно стало легким и живым. Увитая золотом рукоять сама принимала форму ладони, и кобольд, взяв меч, почувствовал, будто через все его кости просочился свет.

— Хватит глазеть, кобольд! — сурово прикрикнула ведьма. — Беги прочь!

Рик поспешил к ведьме, и она толкнула его в лавовую трубу, по которой они входили. Обернувшись на ходу, Рик увидел, что гном подобрал свой молот. С яростным воем он грохнул мощным инструментом по каменной стене, и сама гора содрогнулась, рассыпав песок и щебень.

— Ха! Кто вам сказал, что вы уйдете? — заревел гном. — Вы, которые вторглись в хранилище Хозяина и помешали его работе? Вы умрете!

Синий Типу бросился в атаку, и Рик завопил в панике, потому что ведьме некуда было уклониться. Он сжался от страха — а тяжелый молот пролетел через туманное тело ведьмы и гулко зазвенел о скальную стену.

Ведьма соткалась снова, как дым, и хлопнула в ладоши. Граненый молот вспыхнул молниями, электрические голубые змеи поползли по рукояти и впились в руки гнома. Он с воплем выпустил молот, и фантомная ведьма подхватила инструмент раньше, чем он коснулся земли. Ловко изогнувшись всем телом, она откинула капюшон с растрепанной головы, открыв изрезанное лицо, и метнула молот. Он пролетел над скорчившимся гномом и плюхнулся в пылающий горн, взметнув ворох искр.

— Создание души моей убито! — завыл Синий Типу, потом завизжал, как визжит разрываемый листовой металл. — Работа Хозяина погублена!

Ведьма исчезла, а Рик Старый не стал мешкать и дожидаться, что будет дальше, так как вся кузница наполнилась вертящимися искрами и клочьями зеленого пламени. Затряслись стены лавового туннеля, и кобольд изо всех сил бросился прочь, зажав в одной руке меч змея, а в другой — хрустальную призму, только раз успев оглянуться. За ним летел шар красного огня с зелеными прожилками молний.

Рик ворвался в открывшийся грот. Жар как от паяльной лампы заполнил пещеру, и стрелы молний замелькали между сталактитами и колоннами минералов. На стенах заиграли яркие сполохи, и земля затряслась, сбив кобольда с ног.

Чьи-то руки подняли его за куртку и поставили на ноги. В сиянии пламени мелькнули зеленые волосы, ледяные глаза и иссиня-черная кожа Бройдо.

— Я тебя давно ищу в кишках этого вулкана! — Грубый голос перекрыл гудение пламени и треск раскалывающихся камней. — Сюда! Это дорога наружу!

Эльф потащил за собой кобольда в щель между трясущимися стенами. Их царапали осыпающиеся скалы, сомкнувшиеся так тесно, что между ними невозможно было даже вскрикнуть, потом стены расступились, и открылся голубой столб дневного света. Эльф с кобольдом вывалились наружу под адским облаком черного дыма. Земля под их телами дергалась, как шкура зверя.

Бройдо побежал вниз, ведя за собой Рика, пока не свалился от усталости. Когда он упал на колени, Рик вложил меч змея в руку эльфа. Казалось, что меч сам поднял Бройдо на ноги. Его Чарм заструился по членам Бройдо и наполнил эльфа силой. Он снова побежал вперед, испуганно оглядываясь через плечо на надвигающийся камнепад. Эльф свернул в сторону, Рик бросился за ним, и расходящаяся лавина камней замела склон, где они только что были.

В склонах шлакового конуса появились трещины, извергающие дым и зеленые языки чармоносного огня. Бройдо, заряженный силой меча змея, перепрыгивал через дымящиеся трещины, Рик от него не отставал. Они лишь на несколько шагов опережали разрушение горного склона, несущегося волнообразно, с оглушительным грохотом.

В небо спиралью взметнулся извилистый столб зеленой энергии, разрывая вулкан и разбрасывая рой камней, как пчел из взорванного улья. С ревущего неба в гребни окрестных гор Ударили исполинские дуги молний, и от грома затрясся сам горизонт.

 

8

БЕГСТВО ОТ ГНОМОВ

 

Вылетев из остекленевших песков лавового русла, беглецы остановились и оглянулись. На месте конуса шлака остался лишь огромный кратер, все еще изрыгавший струи черного дыма. Над гребнями соседних горных гряд плясало зеленое пламя, и земля под ногами вздрагивала от эха подземного грома.

— Мы живы! — громко, но с нотками сомнения в голосе объявил Бройдо.

— Ты еще жив, — согласился Рик Старый, постукивая пальцем по торчащей из груди стреле. — А я как был мертвоходцем, так и остался.

— Ты бы предпочел остаться там? — Бройдо махнул рукой туда, где простыни зеленого пламени трепыхались в кипящем дыме из ямы. — Давай-ка убираться, кобольд, и живо.

Рик оглядел землю разрушений.

— И куда нам идти?

— Куда подальше от этого места и от крепости гномов. — Эльф махнул в сторону сланцевых гряд за каменными осыпями. — Надо как можно быстрее отнести Ожерелье Душ к моему клану. Эта дорога нас уведет далеко от Леса Призраков, зато она обходит Лабиринт Нежити.

— А где ведьма? — Кобольд поднял хрустальную призму к небу, надеясь известить ведьму о своем присутствии. Но нигде среди изломанных теней каменной страны не было видно фигуры в плаще.

— Наверное, погибла вместе с Синим Типу, — задумчиво сказал Бройдо и прижал к груди меч, радуясь его Чарму. —

В Лабиринте нет воды, и без ведьмы мы вряд ли найдем в нем путь. Я какое-то время могу прожить на Чарме, но в конце концов мне придется пить — разве что я тоже стану ходячим мертвецом.

Рик Старый согласился, и они пустились в путь к сланцевым холмам. Закат застал их на каменных карнизах склона. Как и предсказала ведьма, кобольд не нуждался во сне, а Бройдо мог черпать силу из меча змея и продолжать путь. Дорогу освещали сияющие цепи звезд, и к полуночи путники взошли на перевал и остановились под взглядом холодных планет.

Оглядываясь назад, они видели провалившийся шлаковый конус, пылающий изнутри зеленым светом в густых дымах подземного пожара. Жутко летели над широкой лавовой равниной светящиеся искры, устремляясь, туда, где стоял!! путники.

— А что это такое? — спросил Рик Старый, и еле заметный свет вокруг пронзенного стрелой тела вдруг стал ярче.

— Не знаю, — ответил эльф, — но они следуют за нами — и движутся быстро.

— Это гномы, — сказал шелковый голос у них за спиной. Из темной расщелины выплыла ведьма, будто несомая ветром.

— Ведьма! — ахнул Бройдо, и меч змея задрожал в его руке.

— Ты бросила нас в горе у Синего Типу! — укорил ее Рик.

Казалось, что ведьма состоит из ткани самой ночи.

— Я не могла остаться там, где был зеленый огонь.

— Чармовый огонь, — сказал Бройдо. — Зачем же ты нас оставила в добычу чармовому огню?

— Я верила, что вы спасетесь сами, — откровенно ответила ведьма. — Так оно и вышло. А если бы я осталась, то погибла бы.

— Почему? — спросил озадаченный кобольд. — А как же твоя магия?

— Ты же наверняка знаешь, — ответила ведьма, — что я куда более нематериальна, чем ты, и зеленый огонь унес бы меня, несмотря ни на какую магию.

— Нематериальна? — нахмурился, не понимая, Рик Старый. — Я видел, как ты подняла и метнула кузнечный молот.

— Магия молота придала мне сил, — просто объяснила ведьма. — Но когда Чарм был бы сломан, мне уже было бы не уйти.

Бройдо кивнул, начиная понимать.

— Ты — призрак.

— Наверняка ты это все время знал, — настойчиво повторила ведьма и подплыла ближе. — Зачем еще нужна была бы мне хрустальная призма из Ожерелья Душ?

— Но что ты будешь делать с этой призмой? — спросил кобольд, отступая на шаг.

— А это не твоя забота, кобольд. — Силуэт ведьмы выделялся на фоне звездных огней. — У тебя своя задача. Я покажу вам дорогу отсюда к клану эльфов в Лесу Призраков, а потом мы расстанемся. Но надо спешить. — Капюшон ее плаща кивнул в сторону роя огней, уже добравшихся до сланцевого обрыва. — Гномы за нами гонятся. Они не отстанут, пока не вернут себе Ожерелье Душ.

— Ты хочешь отомстить тем, кто так страшно тебя изувечил, — догадался Бройдо, беспокойно оглядываясь на гномов.

— Разумное предположение, эльф. Но нет, я не ищу мести, ибо те, кто это сделал, далеко за пределами моей досягаемости. — Ведьма протянула окровавленную руку. — Отдай мне хрустальную призму, которая принадлежит мне.

Кобольд глянул на эльфа, и Бройдо кивнул. Рик шагнул вперед, но не вынул руки из карманов.

— Ты бросила нас внутри горы. Раньше, чем я отдам тебе призму, ты должна вывести нас из этого страшного места и спасти от гномов, которые за нами гонятся. Ты должна отвести нас в клан Бройдо в Лесу Призраков.

Ведьма вроде бы сжалась.

— Хорошо. Мы недалеко от вашей цели. Не отставайте от меня.

Светясь призрачным зеленым сиянием, ведьма и кобольд освещали губчатую лавовую почву, и Бройдо видел, куда ставить ногу. Меч змея все так же наделял его силой, хотя горло пересохло как пергамент, кожа на руках высохла и сморщилась. Но когда приходила мысль об отдыхе, эльф оглядывался назад, и при виде бесчисленных искр, прорезающих тьму, устремлялся вперед.

Над пустыней лавовой пыли и черных камней наступил бесцветный, серый, как брюхо слизняка, рассвет. Путники шли вперед, безмолвно, легко, как песчаные смерчи. К концу дня перед темно-желтым закатом они карабкались на черные скальные полки, где на струйках воды росли рододендроны и алые мохнатые эпифиты.

Наконец-то Бройдо нашел воду, которую можно было глотнуть, хотя и не утолить жажду полностью. Он лизал каменные стены, присасывался к трещинам, вгрызался в лишайники и жевал мхи. Постепенно почти мумифицированная кожа разгладилась, тусклые глаза прояснились.

К ночи дорога выровнялась, стала мягкой и влажной. Ползучие растения и травяная подстилка закрыли вулканический пепел, звездная панорама сузилась, частично скрытая высоким тростником и перистолистными побегами. Вопили обезьяны, пели птицы, рождая утро из тьмы, и путники вошли в густые, жаркие и влажные окраины Леса Призраков.

В подлеске шныряли золотистые саламандры, белые лилии источали пьянящий аромат. Бройдо знал эти тропы и повел группу, ликуя, пробиваясь через завесы плюща и рубя лианы мечом змея.

— Стой! — велела ведьма.

Эльф и кобольд остановились, ища взглядом ведьму среди полос света. Она стояла в тени склоненного дуба.

— Я выполнила, что обещала, — сказала она. — Вы теперь в Лесу Призраков и скоро будете среди эльфов. Отдайте мне хрустальную призму.

— Отдай, Рик, — согласился эльф. — Мы недалеко от моего клана, и я отлично знаю дорогу.

Рик согласно кивнул и вытащил призму из кармана куртки.

— Вот она, ведьма. Ты сдержала свое слово, я сдержу свое.

Он протянул призму, и луч дневного света пронизал ее, сплетаясь в радугу.

Прозрачная рука ведьмы высунулась из тени и выхватила хрусталь из пальцев кобольда. В тот же миг рука стала твердой и непрозрачной. Исчезла покрывавшая ее кровь.

Ведьма тихо рассмеялась.

— Спасибо тебе, кобольд. Ты показал себя моим верным соратником.

Она сбросила капюшон, открыв прекрасное лицо без следов ран. Собольи волосы обрамляли бледный овал с темными глазами и широкими скулами.

— Ты исцелилась! — восхитился Бройдо.

— Конечно, я снова цела, спасибо Чарму и хрустальной призме. Но все равно я призрак, нематериальное существо, которому лишь Чарм дает форму.

— И что ты будешь делать дальше? — спросил Рик Старый.

— У меня есть миссия, которую надо выполнить, — такая же, как у тебя, кобольд. — Она повернулась, чтобы уйти, и бросила на них взгляд искоса, улыбаясь невредимым теперь лицом. — Может быть, мы еще встретимся на Светлых Мирах.

Кобольд попытался заговорить, но ее уже не было. Она шагнула в горячий косой луч дневного света и исчезла, оставив после себя лишь несколько искорок сияния Чарма, как снежинки на траве, и они медленно растаяли.

— Пойдем, кобольд, — позвал эльф. — Мой клан уже недалеко.

Рик быстро повернулся и пошел за эльфом среди папоротников, но перед глазами стоял образ красавицы-ведьмы. И ее слова тревожили. «У меня есть миссия, которую надо выполнить, — такая же, как у тебя...»

— Что она хотела сказать? — спросил Рик у эльфа. — Миссия, такая же, как у меня?

Бройдо упорно рубил заросли орляка, прорубая тропу для обоих.

— Откуда мне знать? Она ведьма. — Он пожимал плечами и ухал от силы наносимых ударов. — Но одно ясно: она спустилась из Извечной Звезды и рисковала гибелью в зеленом огне у Врат Подземного Мира не из прихоти. У нее какая-то колдовская цель.

— Не какая-то, Бройдо, — настойчиво возразил кобольд. — Подумай об этом как советник, которым ты и являешься. Она сказала: «такая же, как у тебя». Такая же.

— Она послана с миссией в Светлые Миры, — предположил Бройдо. — Очевидно, ищет кого-то.

— Тогда почему просто не сказать «так же, как и у тебя»? Зачем говорить «такая же»? Тебе не кажется, что это что-то значит?

— И что же именно, кобольд? — Бройдо прорубился сквозь стену папоротников к широкой поляне посреди леса и остановился.

— А ты не думаешь... — Рик почесал лысину, жалея, что не может по привычке сжать шапку. — Может ли это быть?

— Чего? — спросил Бройдо нетерпеливо. — Что может ли быть?

— Может быть, я не один послан со своей миссией? Может быть, Безымянные послали и еще кого-то?

— Еще один искатель? Да, чтобы удостовериться, что ты свою миссию выполнил. — Эльф задумчиво покивал. — Может быть. И это объясняет, почему она искала нас в Лабиринте Нежити. Но теперь уже не узнать — ее нет.

— Если только мы не встретимся снова, как она сказала. — Кобольд пожал плечами и потрогал торчащую из туловища стрелу. — Что бы ни случилось, а эта стрела будет указывать путь.

Бройдо рискнул засмеяться, и Рик подхватил его смех. Они пошли дальше мимо переплетенных деревьев, весело болтая и радуясь, что ушли из мрачной пустыни и снова оказались среди бушующей зеленой жизни.

Немного времени спустя из дупел деревьев и коридоров подлеска выглянули темнокожие лица с ледяными глазами и зелеными волосами. Бройдо испустил пронзительный эльфийский клич, и наблюдатели поверили, что он не призрак рядом с мертвоходящим кобольдом, и только тогда высыпали из укрытий.

Они выкрикивали приветствия, смеялись, и наросты бородавок спадали с лиц, рассыпаясь как пепел. Чармоносное присутствие Ожерелья Душ исцеляло уродства, не успевали эльфы подойти к путникам на расстояние вытянутой руки. Когда Бройдо чуть не задушили в объятиях и подняли на плечи, весь его клан был уже исцелен.

Но никто не осмелился коснуться Рика Старого. Пронзенный зазубренной стрелой и при этом легко шагающий через лес, он внушал эльфам страх. И пока сама Смидди Tea не выступила вперед, никто не решался обратиться к нему.

— Не подобру-поздорову приходишь ты к нам, Рик Старый, — грустно произнесла она, хотя ее изгрызенное лицо избавилось от похожих на рак наростов, и Чарм уже исцелял раны и бугры у нее на коже.

— Я мертвоходец, Смидди Tea, — признал Рик, угрюмо кивнув — а потом широко улыбнулся. — Но я сейчас сильнее и ловчее, чем был в свои молодые годы.

— Увы, ты самую свою жизнь пожертвовал, чтобы принести нам спасение, — сказала Смидди Tea, шагнув вперед и положив темные гладкие ладони на плечи Рика. Лицо ее, хотя и осталось старым, избавилось от уродства и сияло царственной красотой. — Наш клан — все мы — задолжали тебе жизнь, Рик Старый, кобольд с Неморы.

— Мне придется получить этот долг как-нибудь в другой раз, эльфийская госпожа, — ответил кобольд с куртуазным поклоном. — Меня преследуют гномы. Они хотят вернуть свое Ожерелье, и я намеревался вернуть его им — однако они нанизали мою жизнь на эту стрелу, которую ты видишь. Теперь им придется ждать, пока я завершу свою работу в Светлых Мирах. Но я не смею здесь мешкать, вы можете стать объектом их гнева.

— Гномы днем не передвигаются. — Смидди Tea знала это. — Останься праздновать с нами, Рик Старый.

Бройдо поддержал ее с мальчишеским воплем и взмахнул мечом змея.

— Не бойся, кобольд! Пусть только гном покажет здесь свою уродливую морду, он тут же погибнет под моим мечом.

Рик Старый согласился. Пока что путешествие было изматывающим — не физически, конечно: Ожерелье Душ дало ему бесконечные силы. Но душа Рика, его чувствующая сущность страдала от всего, что случилось на Краю Мира, и он был бы рад счастливой передышке.

Вслед за эльфами он вошел в пустое дерево и спустился под песни и выкрики в грот со светящимся мхом. Сразу зазвучала праздничная музыка, и начался парад деликатесов из кладовых. Сначала подали ягоды и сладкие стебли, а повара тем временем готовили настоящий праздник.

— Ты собираешься вернуть Ожерелье Душ, когда окончится твоя миссия? — спросила Смидди Tea, с интересом разглядывая зазубренное острие стрелы.

— Да, эльфийская госпожа, — ответил Рик Старый между двумя кусками мятного яблока. Перед ним на папоротниковой скатерти стояли медовые клубни и плоды снежноягодника. Еда ему не нужна была, но он ел из вежливости. — Кобольды — не воры. Как, я уверен, и эльфы.

— Эльфы, конечно же, не воры, — согласилась старуха, — но нам не зазорно сохранить то, что завоевано ценой крови.

— Да. — Рик Старый вытер рот салфеткой из прессованного мха. — Но моя кровь стара.

Смидди Tea половником плеснула одуванчикового меда в кубок из синего дерева.

— Когда ты вернешь Ожерелье — умрешь.

— Всех, кого я любил, давно уже нет на свете. — Кобольд вежливо склонил голову, принимая кубок. — Когда закончится моя трудная работа, я буду рад соединиться с ними.

— Ты благороден почти до абсурда, Рик Старый, — печально кивнула Смидди Tea. — He удивляюсь, что Безымянные именно тебя выбрали для своего поручения.

Пока они разговаривали, чармоделы собрались вокруг Бройдо, изучая невероятное искусство Синего Типу. Эльф гордо улыбался, будто сделал меч собственными руками. Но когда он передал чармоделам меч, то тут же свалился. Долгий, полный лишений путь оставил его совсем без сил, если не считать тех, что давал ему Чарм меча.

 

9

БИТВА ГНОМОВ С ЭЛЬФАМИ

 

Бройдо отнесли в задние комнаты отдыхать, а клан сгрудился возле Рика послушать рассказ о пути через Лабиринт Нежити к Вратам Подземного Мира. Он подробно поведал обо всем, что случилось по дороге, и когда он дошел до того, как Азофель уничтожил демона, Смидди Tea пожелала узнать:

— Кто это существо из света, которое приходит на твой зов?

— Азофель не служит мне, — уточнил Рик. — Он — Лучезарный, страж, один из четырех, поставленных у входов сада, чтобы охранять владычицу и ее нерожденное дитя.

Кобольд объяснил, как он был призван пред очи безымянной владычицы и какое задание должен выполнить с помощью Азофеля.

— Давно уже известно, что все мы, сотворенные существа, не что иное, как сон, — задумчиво сказал один из чармоделов, — но ни у кого среди мудрых — ни у людей, ни у кобольдов, ни у эльфов — не было и мысли, что создание тени может проникнуть в наши Светлые Миры, угрожая самому нашему бытию. Что это за тень? Откуда она пришла? Что ты об этом знаешь, Рик Старый?

— Должен признать, что очень немного. — Кобольд обвел собрание сконфуженным и беспомощным взглядом. — Я думал, что это, быть может, Властелин Тьмы.

— Властелин Тьмы мертв, — возразил из толпы другой чармодел. — Если он вообще был когда-нибудь жив.

Рик озадаченно посмотрел на Смидди Tea.

— Что хотят сказать твои соплеменники?

— Мы — жители Края Мира, — объяснила старуха. — Наши чармоделы обычно находят свой материал в природе. Но иногда они торгуют с людьми, выменивая ведьмино стекло и наговорные камни. Среди людей есть поверье, что был среди них преступник, сброшенный в Бездну, который вернулся и привел с собой змеедемонов, неуязвимых для Чарма.

— Это был Властелин Тьмы, — испуганно кивнул Рик.

— Властелин Тьмы! — фыркнула Смидди Tea. — Что за дурацкий титул!

— Это был его недостаток, — вспомнил Рик. — У него был слабый ум.

— Ты видел Властелина Тьмы? — спросила старуха. — Он был на самом деле, это не легенда?

— Нет, я никогда его не видел, слава всем добрым богам, — сказал Рик Старый группе эльфов. — Но он не легенда. Он вернулся из Бездны с ордой змеедемонов Темного Берега.

— И что постигло его? — Старуха придвинулась ближе, сжигаемая любопытством.

— Он и его легионы демонов целый сезон терзали Ирг, — сказал Рик, — а потом был призван волхв с Темного Берега. Он сразил Властелина Тьмы, а змеедемоны растаяли как дым. Больше я об этом не думал, сидя в своем гнезде на Неморе, пока меня не призвала безымянная владычица.

— А, и ты подумал, что ее недуг порожден тем вторжением созданий тени с Темного Берега, — кивнула Смидди Tea.

— Да. Я посоветовал ей подождать, пока чары сами спадут. — Кобольд обвел всех взглядом, полным отчаяния. — Но я ошибся. Она снова призвала меня и сообщила, что младенец все еще лежит в ней неподвижно.

— Значит, ее страдание не вызвано вторжением Властелина Тьмы, — сказала Смидди Tea, прищурив понимающие глаза. — Тогда это, наверное, волхв, перенесенный в наши миры с Темного Берега.

— Я подозреваю, что он находится на Ирте. — Рик поскреб лысину и снова пожалел о потерянной шапке, которую можно было бы помять в руках. — Не сомневаюсь, что он ничего не знает о Безымянных, как и многие другие творения их снов.

— А про этого волхва что ты знаешь? — спросила Смидди Tea.

— Очень мало. — Рик нервно дернул себя за клок седых волос над большим ухом. — На Неморе я мало внимания обращал на то, что делается на Ирте.

— Мы для тебя это выясним. — Смидди Tea показала пальцем на свой народ. — Чармоделы, идите к своим кристаллам наблюдения и зеркалам дальнего видения и посмотрите на Ирт как следует.

— Заглядывать так далеко от Края Мира — на это весь наш Чарм уйдет, — буркнул один из чармоделов.

— Вот почему об этом мире у нас одни только слухи, — шепнула кобольду Смидди Tea, при этом обратив к своему народу нахмуренное лицо.

— Мы уже расстались бы с нашими жизнями, которые высосали бы демоны, не будь этого кобольда. — Смидди Tea сурово смотрела на чармоделов. — Ступайте и израсходуйте весь наш Чарм, но оглядите весь Ирт.

— Не стоит беспокоиться, благородная эльфийка, — возразил Рик Старый. — Владея Ожерельем Душ, я очень скоро научусь видеть вдаль и найду создание тьмы, где бы...

Раздался гонг, отдающийся звоном в костях, и толпа эльфов мгновенно вскочила на ноги.

— Военная тревога! — сказала Смидди Tea испуганному кобольду. — На нас напали!

Толпа бросилась к выходам. Несколько рослых стражников тут же встали стенкой вокруг трона.

— Гномы! — догадался Рик. — Разве еще ночь?

— Боюсь, что да, — признала старуха, принимая у стражника меч змея. Благородное лицо просияло от прикосновения к оружию. — Тут Чарма больше, чем во всех амулетах и талисманах нашего клана вместе взятых.

— Дай меч змея своему лучшему воину, — посоветовал кобольд.

— Поистине такое скажет только кобольд! — раздался скрипучий смех старухи. — Твой род не привык пользоваться Чармом, так что тебе следует простить твое невежество. Оружие Чарма само создает воина.

— Ты собираешься биться с гномами? — Рик отступил, невольно любуясь, как старая предводительница с невероятной быстротой и точностью взмахнула мечом.

— Я — вождь моих эльфов. — Синие глаза гордо блеснули из запавших орбит. — И танец меча мне не чужд. Мне лишь жаль, что ты столько перенес, добывая для нас исцеление, лишь для того, чтобы гномы забрали нашу жизнь.

— Моя вина! — простонал Рик Старый. — Не надо было мне здесь мешкать.

— Позови своего Лучезарного, — сказала Смидди Tea. На ее лицо легли суровые тени, отбрасываемые светом меча. — Если ты погибнешь, Светлые Миры обречены.

— Азофель велел мне не звать его, пока не найду то творение тьмы, — произнес Рик Старый вслед предводительнице и бросился к лестнице. — Не можем ли мы сами договориться с гномами?

— Договориться с гномами? — буркнул хриплый голос, и из соседней комнаты выскочил разбуженный Бройдо, сжимая в руках дубину, увитую колдовской проволокой. Размахивая ею, он взглядом показал на стрелу, торчащую из груди кобольда. — Разве не видишь ты, какая судьба ждет нас в руках гномов?

Рик вцепился в Бройдо, поднимаясь вслед за ним по узкой лестнице навстречу воплям и боевым кличам сверху.

— Нельзя ли будет их убедить? Они ведь тоже погибнут, если Безымянные положат конец Светлым Мирам.

— Убеждать их бесполезно! — крикнула Смидди Tea от дверей. — Они просто черви!

Ночь полыхала зелеными мазками света — это гномы эфирным сиянием мелькали между деревьев и посылали стрелы в эльфов, выскакивающих из дупел. Многие эльфы были уже пригвождены стрелами к стволам — одни еще извивались, другие замертво повисли на древке. Из подлеска хлынула волна гномов, сияющая зеленым огнем. Пики и секиры взметались в огромных руках, и кровавыми бусинками горели гномьи глаза.

Рик задрожал от страха, хотя и без того был уже мертв. Он знал о сверхъестественной выносливости гномов. Каждому кобольду было известно об этом. Как же могут эльфы считать таких врагов просто червями? Он сделал отчаянную попытку предупредить Смидди Tea:

— Отход, госпожа! Командуй отход! Мы поторгуемся с гномами за Ожерелье!

Но слова его тут же унесло бешеным ураганом воплей и выкриков. Свистящий вихрь стрел сбил Бройдо с ног, и он свалился вместе с кобольдом, перевалившись через древесный корень, а зазубренный шторм пролетел мимо. Бешено завертелся меч змея в руке Смидди Tea, отбивая дождь стрел, и в тот же миг старуха заплясала танец смерти в гуще налетающих гномов.

— Мой клан обречен! — взвыл Бройдо из-за корня, где упал с Риком Старым. Он выглянул из-за заросли стрел, вонзившихся в корень, и с ужасом смотрел, как коридоры подлеска изрыгают все новые орды гномов. — Все черви Края Мира хлынули сюда!

Рик понял, что это правда. Гномы с невероятной тщательностью окружили все выходы из выдолбленных деревьев. Определив главные выходы из эльфовских гротов, они настолько удачно расставили снайперов, что могли ждать, пока вылезет весь клан.

— Рик Старый, кобольд с Неморы! — в отчаянии воззвал Бройдо. — Призови Азофеля!

Кобольд не стал колебаться и выкрикнул имя своего стража, но у него не было дыхания — голос перехватил страх. Бройдо смекнул, в чем дело, и сам выкрикнул:

— Азофель! Азофель!

Еще одна стрела вонзилась в лес торчащих стрел рядом с лицом эльфа, и он замолчал. По его крику гномы определили, где он находится.

Имя Лучезарного подействовало бы, если бы его выкрикнул сам кобольд, но Рик никак не мог подавить страх, чтобы обрести голос. А от вида появившихся над корнем дерева гномов в броне он и шепота лишился.

— Рик! — Бройдо прыгнул к нему и встряхнул. — Зови Азофеля!

— Нет голоса! — прохрипел Рик, держась за горло. Эльф разинул рот от удивления:

— Кобольд, возьми себя в руки! Ты же мертвоходец! Гляди! — Бройдо схватился за Ожерелье и ткнул хрустальной призмой в лицо Рика. — Гляди! Что ты там видишь?

При первом взгляде в кристалл мир кобольда стал глубже, будто он смотрел в длинную гулкую долину. Боевые кличи и предсмертные крики стали тише и одновременно отчетливее. Покой обнял его давним воспоминанием детства в далеких ледяных пещерах Неморы много зим тому назад. Бройдо стоял рядом и размахивал дубиной, отгоняя наступающих гномов, а за ними виднелась орда лучников, занимающих позиции на выступающих корнях над копьеносцами гномов, рвущихся сквозь дымные тени между деревьями.

— Азофель! — сильным голосом позвал Рик. Столбы звездного огня прорезали лесную ночь, будто над головой развернулась огромная луна. Безмолвие смыло грохот битвы, и слышны стали только всхлипы и стоны с лесных троп. Торжествующий крик вырвался из груди Смидди Tea, и мощно взметнулся к небу меч змея в ее руке. С острия костяного лезвия рванулись переплетенные молнии, и удар их шипящей энергии пронесся между деревьями и поразил лучников.

Наверху парил Лучезарный. Одним взглядом он охватил опасность, угрожавшую кобольду и их общей миссии. Он увидел Бройдо и Рика Старого, прижавшихся меж корней исполинского дерева, орду налетающих на них копьеносцев и алебардщиков — и со смертоносной точностью поразил гномов молнией.

Ленты чармового огня, брошенного Азофелем на ряды атакующих, выгнулись дугами от меча змея, высоко поднятого в мертвой хватке Смидди Tea. Она направляла силу Лучезарного. Иссохший хрупкий силуэт старухи принял неземной вид, сила снов подняла ее на цыпочки. Она видела то, что воспринимал Азофель.

По лесным склонам, по дальним горам неудержимо катился разрушительный поток народа гномов. Все куклы-черви Края Мира собрались в Лесу Призраков, чтобы вернуть себе Ожерелье Душ.

— Они его отберут! — услышала Смидди Tea жалобное хныканье кобольда, но чувствовала, что Лучезарный его не слушает. Быстро текла из него энергия, передаваясь ей и ее мечу хлесткими бичами молний. Сила Азофеля вливалась в Смидди Tea и била огненными стрелами по ордам гномов, а те, шатаясь, метались по ослепительному лесу.

Десятки и сотни их падали, и в смертных судорогах корчились личинки — огромные дергающиеся кольчатые тела, белые как тесто, покрытые жестким ворсом. Летучий туман уничтоженного волшебства сливался в дымные клубы и повисал между деревьями.

Но Азофелю не удавалось уничтожать гномов достаточно быстро. Смидди Tea первой ощутила, как убывает сила Лучезарного. Затрепетал льющийся через нее поток, лунное сияние над головой померкло. Реже стали бить молнии с острия меча, их стало меньше, и потом они прекратились.

Сомкнулась вокруг темнота ночи, и руки Смидди Tea бессильно повисли. Отяжелевший вдруг меч потянул вниз, и старуха упала коленями на утоптанную землю. Мелькнула последняя общая с Лучезарным мысль: осталось еще много гномов, но далеко, на той стороне гор — все ближние погибли.

Бройдо бросился к своей бабке и подхватил ее на руки. Она прижимала к груди меч змея, и он горел ледяным огнем.

Рик Старый поднялся и в изумлении оглядел лежащих повсюду мертвых червей. На каждом корне лежали вповалку толстые, белые влажные тела. На рассвете лучи Извечной Звезды превратят бледные останки в хрупкие оболочки.

— Азофель? — робко позвал кобольд в тихую ночь. Ответом ему были лишь стоны раненых и умирающих.

— Там...

Смидди Tea махнула ослабевшей рукой в чащу, где ярче светились эктоплазменные дымы мертвых гномов.

Кобольд шагнул в ту сторону, откуда струился тусклый свет. Будто в кусочке зеленого утра выступали из тьмы побеги и кусты бересклета и снова сливались с ночной темнотой. Из мрака выступило несколько бойцов-эльфов с расширенными от страха глазами.

— Там он горит! — крикнул один.

— Он упал с неба! — завопил другой. — Он упал с неба, пылая!

Сердце Бройдо билось о ребра как летучая мышь. Он покрепче прижал к себе Смидди Tea и бросился в чащу за Риком Старым.

— Лучезарный не мог сразить их всех, — бормотала Смидди Tea. — За ними идут другие. Они не остановятся — пока не отберут обратно Ожерелье Душ.

Рик Старый пробирался сквозь деревья, не обращая внимания на резкую боль, когда торчащая стрела задевала за ветви. Он стремился к дымящемуся сиянию посреди подлеска.

Вдруг ветви и тонкие стволы стали хрупкими, начали рассыпаться пеплом, и под машущими руками кобольда вся стена растительности упала пыльным облаком. В клубящейся темноте пульсировал, подобно сердцу, тусклый красный свет.

Бройдо крепко прижал Смидди Tea лицом к себе, чтобы защитить от летящих углей и пепла. Он прищурился на еще не угасшее сияние в середине чащи и различил у дна воронки, где клубился туман, стоящую на ногах человеческую фигуру. Черты лица Азофеля — изогнутые глаза, длинный прямой нос, маленький рот с лепестками губ — светились коричневатым светом. Казалось, что ангельски-демоническое лицо выдавлено в металле, еще не остывшем после горна.

— Азофель? — позвал Рик, подходя ближе, пораженный обыкновенностью размеров сверхъестественного существа. — Азофель? Ты меня слышишь? Ты жив?

Фигура стояла обнаженная, пульсируя темной энергией, застывая в статую.

— Он жив... он жив... — пролепетала Смидди Tea и стала извиваться в руках Бройдо, пока он не поставил ее на ноги. Она шагнула в воронку и острием меча змея указала на каменное изваяние Азофеля. — Он отдал все, что у него было. Он убил их, сколько мог. Он отдал все...

От прикосновения острия меча статуя рассыпалась коркой золы, клочья разлетелись в клубах похрустывающей пыли, и из-под внешней оболочки открылось новое тело, от которого отскакивали искры.

Скрюченное существо дышало светом сквозь сломанную зольную оболочку, потом свет в нем иссяк, и осталась лишь безволосая кукла, тощая, как ящерица, пятнистая и все еще дымящаяся.

Рик подхватил съежившееся существо, выпавшее из треснувшей оболочки. В его руках Азофель был невесом, как дым. Трясущийся Лучезарный оказался не больше высохшего старичка и почти таким же легким.

— Он жив, он жив, — пропела старуха и подала Бройдо меч змея. В ее взгляде снова засветился острый ум. — Отведи кобольда и Лучезарного навстречу их судьбе, внук мой. Служи им, как они служили нам. Ступай, и пусть Ожерелье Душ уйдет от нашего клана подальше, чтобы гномы не убивали более наш народ.

Бройдо принял меч змея, и сразу же Смидди Tea отвернулась. Много погибло эльфов — но они бы погибли до единого, если бы кобольд и Лучезарный не сняли проклятие демона Тивела. Цена оказалась дорогой, но это была цена за спасение клана. Смидди Tea не стала оборачиваться на спасителей, не желая даже на миг отвлекать их от цели. И только выбравшись из воронки, она почти про себя произнесла благословение:

— Иди, внук мой, и да не будет тебе на пути препятствий, и да будут враги твои, избитые, валяться внизу, а ты да будешь парить над ними на огромных крыльях.

 

Часть вторая

В КОЛОДЕЦ ПАУКОВ

 

Любовь сама есть свое оправдание.

Висельные Свитки, Отрывок 4 стих 31

 

1

ЛАРА

 

Вниз по Колодцу Пауков спускалась укрытая плащом ведьма. Ей, призраку, не надо было карабкаться по щупальцам корней, выстлавшим стены Колодца, не надо было хвататься за скальные стены, сверкавшие потеками и выходами солей. Она просто плыла по широкой шахте, и плащ относило назад, а черные пряди разметались вокруг изорванного лица. В туманном синем свете, доходившем сверху, изрезанная кожа ведьмы сверкала кровью, и сквозь раны белели кости черепа.

Спускаясь, она видела мелькание своего отражения в кварцевых кристаллах, отполированных шагами пауков до зеркальной ясности. Окровавленное лицо не вызвало у нее отвращения, но все же ведьма с горечью вспоминала время, когда была цела.

Очень давно и очень далеко от исходного света Извечной звезды, глубоко в Бездне, на планете, в пустоте теневых миров, известных как Темный Берег, она была живой женщиной, и ее звали Лара.

С самых первых дней странное проклятие тяготело над ее жизнью. После рождения мать, туземная женщина, изгнанная из племени за то, что понесла дитя от бродяги, бросила ее на станции, где кончался лес и начиналась пустыня. Не успел ее найти работник станции, как ее унесла бродячая собака. Так бы девочку и сожрали — вполне обычная судьба для нежеланного ребенка, — если бы ее не нашла другая изгнанница из племени — безумно бормочущая старуха, увешанная костями зверей и возносящая к небесам ворчливые долгие заклинания.

Старая карга растила младенца в хижине, выдолбленной в сваленном молнией дереве. Она кормила дитя отваром из кореньев и жеваными грибами, пока девочка не научилась ходить. Тогда годы свалили старуху наземь, и она не встала, когда ребенок тянул ее за одежду.

Девочка пошла искать еду для неподвижной старухи. В лесу на нее смотрели голодными глазами дикие собаки, и снова ее должны были бы сожрать, если бы не очередной странный поворот судьбы. Песни старухи, посылаемые к звездам, привлекли существо из другой реальности — более светлого мира, близкого к Извечной Звезде. В лесу поселился чародей из сияющих миров, ушедший к Темному Берегу в поисках волшебных изделий. Его звали Кавал.

Избитую и голодную, ее нашел помощник Кавала в болоте, куда загнали ее собаки. Девочка чудовищно распухла от укусов насекомых, но, окруженная заботой Кавала и его ученика, она быстро оправилась, а потом выросла в красивую женщину с темными волосами, как у туземцев, смуглой кожей и глазами, глубокими, как ночь.

Чародей жил в небе. Волшебством Кавал построил себе синий замок, где комнаты были молочными залами облаков, и стал собирать редкие вещи, за которыми и прибыл на Темный Берег. Девушка не понимала его работы. Она едва понимала и самого Кавала — его слова всегда уносил вниз ветер. Казалось, свет как-то странно огибает чародея, и в волосках его бороды всегда играл оранжевый блеск. Когда он говорил с ней, она тут же отвлекалась на искорки, посверкивающие в рыжих волосах.

Помощника Кавала проще было понять. Он, как и она, был обитателем Темного Берега. Будучи родом из далекого города за лесом, он был искушен в путях мира сего, как и в магии, которой занимался чародей. Звали его Риис Морган. Это он назвал ее Ларой, воспитал ее и обучил ремеслу ведьмы. Добром, игрой и терпением он научил ее работе Кавала, научил, как танцами добывать энергию из мрачных деревьев, как собирать белые чернила луны и писать на тьме ночи талисманические знаки, которые направляли энергию леса на цели, надобные чародею.

Этих целей Лара не понимала. Энергия, исторгнутая ею из деревьев и из лунного огня, поднималась в небо, в заоблачный замок Кавала. А с той мелочью, что оставалась, Лара играла. Она заставляла кукол танцевать, зверей — говорить, лепестки — петь. Наставники Лары радовались ее играм и иногда наделяли ее магией, просто чтобы посмотреть, как она вызывает кипящие сумерки и превращает лесные тени в лучистый сад, где скачут огненные гимнасты.

Смех Кавала звучал как разорванный скалами ветер, а недвижные середины его глаз горели звездами. Она боялась его. Он никогда не поднял на нее руку, даже не поглядел недовольно, и все равно она боялась, когда он появлялся на черных крыльях из теней туч и небрежно спускался с неба. Несколько раз он брал ее с собой в свой синий замок и показывал стеклянные сосуды, в которых очищает энергию, добытую ею из деревьев. Но каждый раз, когда он уносил ее туда и пытался объяснить свою работу, она отвлекалась на быстро бегущие внизу облака, закрывавшие изумрудные горизонты леса и длинное, истыканное волдырями тело пустыни.

Счастливее всего Лара была с Риисом Морганом. Он носил магическую шкуру, чтобы отпугивать кочевых туземцев, иногда забредающих в этот угол леса, но сам по себе был красивым мужчиной. Волосы у него были цвета свежесрубленной древесины, борода мягкая и светлая, а глаза под нависшими веками серые, как туман. Риис Морган заботился, чтобы она ни в чем не нуждалась. Он построил для нее три дома в лесу и хижину с собственным колодцем в пустыне. Из города он приносил ей ткани и украшения, а иногда брал ее туда с собой посмотреть на гигантские стеклянные башни, бесконечные ряды магазинов, выставляющих свои баснословные товары.

Но как бы ни манил город, домом ей служила глушь. В городе было хорошо, только если там был Риис. Аара любила его и радовалась, когда он бывал рад. От него исходил синий аромат — запах как у ветреного неба, забирающего свое благоухание у вершин гор и ледниковых озер. Этого аромата уже было достаточно, чтобы ей стало хорошо, но Лара все равно хотела большего. Ей хотелось держать и обнимать его не только своими танцами, но и телом.

Но, как это было ни печально для нее, Риис заботился о Ларе только как о ребенке. Он со всей силой своей магии берег ее от туземцев и диких зверей, и Лара ненавидела эту заботу. Она могла бы и сама справиться с любой тварью на своем пути, благодаря той энергии, которую брала у деревьев. А туземцев она не боялась и чувствовала себя среди них своей. Прячась за стеной листвы у рек, она смотрела, как они приходят за водой, плещутся и смеются. И только встретив больного или раненого, она лишь на краткий миг обнаруживала себя, чтобы своей энергией и знанием леса помочь ему.

Риис предупреждал ее держаться подальше от туземцев. Она же, злясь, что он обращается с ней как с ребенком, пренебрегала его предостережениями. Лара познакомилась с людьми, жившими в убогих прибрежных деревушках. Ветер говорит с небом, а деревья говорят с ветром, и Лара слышала от деревьев обо всем, что происходит вверх и вниз по течению реки, и этими секретами делилась с каждым, кто спрашивал.

Кое-кто из деревенских был этим напуган. Самые недовольные собрались в шайку, и однажды в безлунную ночь схватили Лару в ее лесном доме и топорами разрубили на куски. Ее волшебство было бессильно перед их страхом.

Лара содрогнулась от ужаса той кровавой ночи и, очнувшись от воспоминаний, вновь оказалась в том Колодце, по которому сейчас спускалась. Она плыла по трубе туманного сапфирового света, и в освещенных каменных стенах мелькало отражение изрубленного лица и мучительная память о смерти.

Последней мыслью ее в материальном теле был вопль боли. Потом кровь из пробитых легких заглушила крик и задушила ее. В поглотившей тьме горели искаженные яростью лица убийц.

Лара очнулась в блеске Извечной Звезды. Кавал перенес ее изувеченную душу, найдя мертвое тело и похоронив останки среди ее любимых деревьев. Из светоносности Извечной Звезды, чьи лучи сияли сквозь времена, она видела воочию, как чародей несет ее душу в небо — прочь от Темного Берега.

Душа ее казалась маленькой-маленькой, еле различимой стеклянной сферой. Кавал стоял на высшей ступеньке Горнего Воздуха, среди звездных паров и дымов планет, и волшебством своим гнал ее душу прочь от себя, в пылание Извечной Звезды, и его движения отражались в ясной округлости сферы ее души. Весь космос отражался в ней, пока Лара оставалась внутри Извечной Звезды.

Окруженная этим светом, она слушала тишину. А тишина слушала все. До Лары доносился плеск, завихрения и журчание У миров Светлого Берега, а дальше, уже не так отчетливо — гром прибоя у холодных планет Темного Берега. И в этом звуке была музыка сфер — орбитальные цимбалы ритмов творения, сменившихся тишиной.

Тишина уносила ее глубже в Извечную Звезду, прочь от тьмы, прочь от воспоминаний, в вечность света, где не существует времени. Но ее остановил далекий, едва слышный голос.

— Лара...

Звук ее имени вырвал Лару из этого обещания неба. Воспоминания сгустились, и она узнала этот тонкий, но дальний голос.

— Лара — приди ко мне!

Звучный приказывающий голос Кавала позвал ее прочь от пылающего царства света. И, возвращаясь из безмятежности еще раз к свету и буйству памяти, она поняла, что не для того принес чернокнижник ее душу с Темного Берега к Извечной Звезде, чтобы отправить на небо.

— Лара — приди ко мне! Ты нужна мне!

Кавал погрузил душу Лары в Чарм Извечной Звезды, в источник всякого Чарма, чтобы исцелить ее. Конечно, источник всех миров с этим справился.

Плывя по Колодцу Пауков, Лара вспомнила ужас убийства, но он уже не пугал. Извечная Звезда залечила душевную рану, нанесенную страшной смертью. Режущая боль ножей, впивающихся в тело, плыла внутри как сон. Лара, насыщенная Чармом, не испытывала муки, возвращаясь в творение в виде тени. Прямое воздействие Извечной Звезды очистило ее от потрясения и скорби.

Теперь она была почти что призраком, а призрак мог нематериально проникнуть сквозь Горний Воздух на Край Мира. Присутствие Ожерелья Душ дало ей возможность принять форму, видимую другим, а в этой форме она ловко использовала Рика Старого и Бройдо, чтобы они добыли ей призму из самого Ожерелья. Без призмы она не могла бы покинуть Лабиринт Нежити и Лес Призраков.

На миг ее охватила грусть по слушающей тишине внутри Извечной Звезды, вне времени, за гранью памяти. Но зов пришел от хозяина, от того, кто сделал ее ведьмой. В круглой отражающей поверхности души его голос был еле заметной искрой, но Лара откликнулась. Для того и создал ее чародей. Она была его слугой даже в смерти.

С высоты Извечной Звезды Лара видела всю жизнь Кавала. Бесконечная страна времени свернула свои отражения вокруг Лары, вокруг ее сферической души, и когда она была в Извечной Звезде, ей были видны все места и времена. Зов Кавала привлек к себе ее внимание, и она была свидетелем всей его жизни: юности в Доме Убийц, учения в Сестричестве Ведьм, службы в Доме Одола. Даже смерть его не скрылась от ее взора — она видела его, пронзенного враждебным колдуном, и его тело, разорванное на куски змеедемонами.

Душа Кавала не вознеслась в Извечную Звезду слушать молчание вечности. Она уплыла с ночным приливом через Бездну в безымянные глубины Темного Берега. И все же его крик смог до нее дойти!

В темноте Лара не видела Кавала, но ощущала его присутствие. Она стала смутно понимать, что он предупреждал ее, взывал к ней, чтобы она предотвратила ужасный хаос. Какой именно — она не знала. За звездами, над солнцами ночи, в самой короне Извечной Звезды обитали существа высшего порядка, и когда Лара сама была в яростном свете Начала, она ощутила всплывающий оттуда хаос. Это было похоже на ощущение неслыханного страха, неведомого ужаса.

Безымянные — вот как называли их те немногие на Светлом Берегу, что знали об их существовании. Знание это пришло к Ларе, как и все в Извечной Звезде, будто известное всегда, будто воспоминание. Но, попытавшись узнать больше, она наткнулась на внезапную сонливость.

Что-то страшное готовилось случиться — это Лара ощущала с уверенностью, и крик Кавала был лишь маленьким осколком этой истины. Ее позвали обратно во время с такой срочностью, которую она лишь постепенно начинала осознавать. Хотя именно чародей Кавал принес ее душу к Извечной Звезде и именно он позвал ее оттуда, Лара еще сильнее убедилась, что не он находится в центре грядущего хаоса. Слушая тишину, которую вынесла она вместе со своей душой из Начала, она все больше уверялась, что в ее помощи нуждается человек, которого она любила — Риис Морган.

Лара положила руку на хрустальную призму. Ее Чарм придавал призраку Лары материальность, но понимания дать не мог. Чем дальше уходила она от Извечной Звезды, тем смутнее могла вспомнить то, что знала в ее сиянии. Даже голос Кавала исчез, и сама мысль о Безымянных казалась чужой.

И Лара плыла вниз по Колодцу Пауков. Чем глубже уходила она, тем сильнее болели раны и менее ясной становилась мысль. Она превращалась в прежнюю себя — убитую ведьму, которую оживил Чарм.

Ее позвал Кавал. Это она смутно помнила. И непонятно каким образом знала, что Риис в опасности. Она должна идти к нему, и там, как она верила, поймет, зачем была призвана из слушающей тишины.

В темных нишах колодца подмигивали феи, прошелестел по каменной стене гигантский паук, совсем не похожий на пауков, которых она видала в лесу в своей первой жизни. То были небольшие создания, выраставшие лишь настолько, насколько позволяли хитиновые панцири. А пауки Колодца на самом деле являлись скоплениями клещей — сотен миниатюрных тварей, сцепленных друг с другом Чармом и голодом.

Лара сосредоточила свой разум вне тела — на блестящих скалах с боковыми трещинами и туннелями, увитыми паутиной и паучьими гнездами. Биолюминесцентные щупальца освещали спиральный путь вниз и темные глубины, куда она и направлялась. И чем темнее становился путь, тем ярче вспыхивала боль.

Прошло время, и Лара забыла, как нашла этот Колодец на Краю Мира. Знание пришло к ней от Извечной Звезды, но его нельзя было унести в эти расплывчатые тени.

Лара плыла по широкой шахте, расцветая в боли. И когда она уже почти забыла свою цель и подумывала повернуться и подняться обратно на Край Мира, а оттуда снова в радость Начала, она вынырнула на Ирт.

Лара оказалась в Паучьих Землях — сухих просторах колючих деревьев и разбросанных валунов, покрытых ловчими сетями пауков. Она села на песок и подняла изрезанное лицо к огню Извечной Звезды. Ее наполнило понимание, и она снова вспомнила все, что знала раньше.

Боль не уменьшилась, но ум прояснился. Безымянные были недовольны. Риис Морган поднялся в небо вслед за Кавалом и явился на Ирт, неся с собой тени с Темного Берега. Эти тени чем-то портили жизнь Безымянным, а поэтому высшие существа намеревались уничтожить Рииса.

— Рик Старый знал, — вслух сказала Лара кишащей пауками земле. — Знал кобольд. Я это видела. И если он первым найдет Рииса, то мы оба станем призраками — и я, и Риис.

Она не хотела для него такой участи. Слишком хорошо он относился к ней, и она твердо решила, вопреки своему страданию, найти его, предупредить и защитить, как когда-то он защищал ее.

Невесомая, поднялась она на ноги и оглядела горизонт. Повсюду тянулись корявые кусты и битые камни. Подняв призму к глазам, она стала всматриваться в нее, выпевая как заклинание:

— Риис... Риис Морган...

Направление прояснилось, и Лара приказала себе спешить, но фантомное тело не могло лететь. Лара слишком далеко ушла от Извечной Звезды, чтобы пользоваться силами, которыми наслаждалась на Краю Мира. Здесь, на Ирте, почти на самом краю Бездны, ее форма обладала почти телесной плотностью. И в старых ранах мучительно пульсировала боль.

Чтобы успокоиться, Лара снова пристально всмотрелась в Извечную Звезду и почерпнула силы в ее тепле. Перед ней задрожали лиги расстояния, отделяющего ее от человека, которого она любила, заколыхался миражами жар полудня. Даже эти миражи были более реальны, чем она — хотя ее реальности хватало, чтобы ощущать боль.

Лара пошла на юг, туда, куда показывал кристалл. Каждый шаг вспыхивал огнем боли, Лара кричала, и голос ее заставлял шевелиться пауков, висевших в паутине как драгоценные камни в оправе.

 

2

СЪЕДЕННЫЕ ТЕНИ

 

— Она ушла туда, вниз, — уверенно решил Рик Старый, стоя на краю дыры, куда могла бы войти четверка лошадей. — Я чувствую, что нам надо за ней. Она сказала, что у нее со мной одна миссия.

Бройдо вцепился в искривленный сук карликовой сосны и заглянул за неровный край. Дневной свет тяжелым столбом уходил в темноту, мерцающую дальними огоньками. Среди колоссальных валунов, образовавших стену ямы, эльф заметил пещеру тролля над мшистой полкой, усеянной костями. Ближе к нему зияли норы гадюк, и у него на глазах мелькнул и исчез алый хвост.

— Только призрак может осмелиться туда войти. Куда ведет этот путь?

— Туда, куда она хочет попасть. — Кобольд ногой сбросил в дыру камешек, и тот исчез без звука. — Это, мой друг, знаменитый Колодец Пауков.

— У кобольдов, может, и знаменитый, но я ничего о нем не слышал. — Бройдо осторожно отступил от края, разочарованный тем, что их долгий путь пришел лишь к этой непроходимой дыре в земле. Он поднял меч змея, который положил раньше на камень, и полоснул воздух, будто отгоняя холодный ветерок с морозным запахом. — И куда ведет эта дыра в земле?

— Она соединяет миры, — ответил кобольд, разглядывая мерцающую темень в глубине. — Никому не известно, кто ее создал. В доталисманические времена мало кто осмеливался войти сюда и оставался в живых. Только с самыми мощными амулетами живое существо может войти в Колодец — и выжить.

Эльф присел под сожженным деревом, держа меч на коленях. Огонь выжег все вокруг несколько сезонов назад, и над округлыми буграми тянулись бледные побеги.

— И этим путем пойдем мы искать творение тьмы?

— Слишком опасно. — Рик Старый резко отвернулся от колодца и подошел к своему спутнику. — Он там не выживет, — добавил кобольд, глазами показав на Азофеля, который сидел под стеной красного ивняка, слишком слабый, чтобы покинуть сон госпожи.

Лучезарный был похож на дольку сморщенного плода. Он смотрел розовыми глазами, лысая голова склонилась на грудь, тельце окутала шаль мхов.

— Я удивляюсь, как он еще выжил.

Бройдо нервно натянул плетеные листья рубахи потуже вокруг тела и потопал ботинками из древесной коры, будто прогонял холод. Воздух тут действительно морозный, но холод, который ощутил эльф, был вызван тем же неприятным предчувствием, что сопровождало его с момента ухода из клана после битвы с гномами.

— Он бы и не выжил, если бы ты не пошел с нами, — сказал старый кобольд, благодарно кивнув лысой головой и бросив грустный взгляд на свою стрелу, все еще торчащую из груди. — С этой штукой я не мог бы отнести его так далеко и так быстро. Гномы поймали бы нас в низинах, когда мы еще пробирались через Лес Призраков.

— Я мало что сделал, — рассеянно ответил Бройдо, снова думая о своем клане со страшной тревогой, потому что орды гномов наводнили всю страну. — Я просто повинуюсь приказу нашей старейшины — Смидди Tea.

— Ты то и дело твердишь мне об этом, Бройдо. — Густые брови кобольда сдвинулись к переносице. — Долг жизни между нами уплачен. Ты был очень любезен и проводил нас так далеко от дома. Но теперь ты должен взять меч змея и вернуться на защиту своего клана.

Бройдо запустил в волосы руку с квадратными пальцами.

— Наше приключение необходимо завершить. Мы уничтожили демона Тивела, принесли Ожерелье Душ и исцелили мой пораженный мором клан — но гномы не дают нам мира, чтобы насладиться триумфом.

— Иди и защити свой народ мечом змея. — Рик поиграл кристаллами, висящими на пробитой груди. — У меня есть Ожерелье Душ, оно даст мне силу, нужную мне, чтобы найти творение тьмы.

— А как ты прогонишь эту тварь тьмы из наших миров, когда Азофель — вот такой? — Бройдо мотнул головой в сторону съежившегося уродца под красными ивами. — Смидди Tea послала меня сопровождать вас и служить вам, как вы послужили нам. Я не могу вернуться к своему клану, пока не выполнена твоя миссия для Безымянных.

— Ты это уже не первый раз говоришь после выхода из Леса Призраков. — Рик мягко положил руку на плечо друга. —

И каждый раз я отвечаю тебе одно и то же: ты должен быть со своим народом.

— Если еще есть мой народ... — Эльф печально поник головой. — Гномы вполне могли убить их всех в отместку за тех, кого сразил Лучезарный.

— Я тебе уже говорил, что я так не думаю. — Старый кобольд надел самодельную панаму, сплетенную из листьев и ветвей, которую он снял, заглядывая в Колодец Пауков. — Гномы хотят получить Ожерелье. Они жаждут не крови, а Чарма, и не будут тратить сил на месть, пока еще есть надежда догнать нас и вернуть последний из амулетов Даппи Хоба.

— Ну разве что, — тяжело вздохнул Бройдо. — Ты меня еще раз убедил, что мой клан жив. И ты еще убедил, что нам пора в путь за этой темной тварью, пока не кончился день у Безымянных.

Кобольд хлопнул эльфа по плечу. В разорванных штанах, в измазанной кровью шелковой блузе кобольд был похож на призрак — но он улыбался.

— Пока что миры не исчезли, а значит, есть еще время спасти творение. С тобой вместе, мой друг, я просто не могу потерпеть неудачу.

— И как мы пойдем дальше? — Бройдо беспокойно повертел в руках меч змея. — Как нам покинуть Край Мира, если не по Колодцу Пауков?

— Купим себе проезд на эфирном корабле, — решительно ответил Рик Старый, потом добавил менее уверенно: — Когда найдем город с небесной гаванью.

Бройдо опустил голову и поскреб мшистую зеленую бороду на черных щеках.

— Не знаю я на Краю Мира ни одного города.

— Тогда надо будет найти путь на Хелгейт. — Рик наклонился и поднял Азофеля. Лучезарный весил не больше воздуха.

— Это значит, что надо спускаться к Стене Мира и рисковать попасть на обед к роху. — Эльф с опаской тыкал мечом в сожженную землю и бурчал на ходу, когда путники уходили от Колодца: — Если бы только точно знать, что с моим кланом ничего не случилось...

С пустынных склонов они спустились в поля цветущих стеблей. Ухоженные растения обозначали границу болотной деревни. Среди деревьев замелькали хижины на сваях, между ними виднелись мостики из досок и веревок. Жители — синеволосые эльфы — тепло встретили путников. Заиграли тростниковые флейты, и старейшины клана выступили вперед выслушать рассказ Бройдо о его родословной и о путешествии с кобольдом.

Пока Бройдо говорил, с полей и с веранд у деревьев подтянулись еще эльфы. Когда он кончил речь, весь клан собрался на травяном холме, где стояли пришельцы, а у их ног лежал странный жутковатый гомункулус.

Весть о близости гномов обеспокоила клан, и Бройдо поклялся, что все трое путников покинут деревню еще до сумерек. Убедившись, что собрат-эльф просит только еды и новой одежды, а потом увлечет гномов за собой дальше в болото, синеволосые эльфы охотно согласились помочь.

Рик Старый не хотел менять излюбленную шелковую рубашку и вельветовые штаны на плетенную из травы одежду, но согласился раздеться и подождать, пока выстирают его одеяние и вымоют его самого. Болотные эльфы с изумлением смотрели на пронзившую его стрелу. Оперение ее обтрепалось, древко почернело и покрылось плесенью. Когда одежда кобольда просохла, эльфы с церемониальной серьезностью облачили его, проявляя свое уважение.

Продовольствие, доставленное болотным кланом, состояло из сахарных стеблей и медовых ягод, приготовленных в мятном соусе. Эти блюда напомнили Бройдо о трапезах в его собственном клане, глаза его увлажнились, и сквозь пелену слез эльфы показались ему странно прозрачными. Он поморгал глазами — ну него перехватило дыхание, когда он начал соображать, какая перемена произошла в этих фигурах.

Сначала он не понял, что видит. Просто эльфы стали светлее, косы волос приобрели более сочный цвет...

— Смотри, Бройдо! — с тревогой позвал его Рик. — Смотри! Видишь? У них нет тени!

Бройдо вскочил, когда увидел, что дело именно в этом: у каждого эльфа из клана бесследно исчезла тень. Как только до самих эльфов это дошло, среди них раздались крики ужаса.

Бройдо быстро глянул на себя и убедился, что его тень на месте, как и тень Рика Старого, как и всех вообще предметов в деревне. Только несчастные эльфы стали прозрачны для лучей Извечной Звезды. Но на ощупь они были все такими же плотными, когда сердито схватили Бройдо и потребовали ответа, какое гнусное волшебство он над ними учинил.

Рик воспользовался тем, что внимание эльфов сосредоточилось на Бройдо, и, подхватив укутанное тело Азофеля, бросился в болота. Оставленный защищаться в одиночку, Бройдо выхватил меч змея, и весь клан издал крик ярости и досады. Бройдо стер слезы со щек.

— Мы этого не делали! — крикнул он. — Клянусь тенями моих предков, это злое волшебство — не наша работа!

Но толпа не собиралась его слушать. Бройдо, потрясая мечом змея, повернулся и кинулся бежать. Когда за ним ринулось с дюжину эльфов, выкрикивая угрозы и проклятия и потрясая палками, Бройдо удержал их на расстоянии мечом и бросился в темные тропы болота.

Молодые воины клана устремились за ним, решительно настроенные притащить его обратно и потребовать объяснений о пропавших тенях. Но только они вошли в зеленый полумрак за деревней, как тут же исчезли, а их дубины и одежда свалились кучами на землю.

Не слыша за собой погони, Бройдо остановился и обернулся, ошеломленный. Потом подошел, поднял чью-то еще теплую наголовную повязку. Эльф вскрикнул от страха и поглядел вперед, туда, где был кобольд.

Но Рик Старый его не видел. Он не мог оторвать глаз от Азофеля, который увеличился вдвое. Розовые глаза стали черными, как антрацит, и сейчас он смотрел с пронзительной ясностью на опешивших эльфа и кобольда.

— Это сон нашей владычицы, — хриплым шепотом произнес Азофель.

Кобольд рухнул на колени перед силуэтом Азофеля.

— Это ты — ты сделал? — Он махнул куда-то в сторону деревни эльфов, откуда слышался испуганный визг — эльфы увидели своих испарившихся соплеменников.

— Мне нужен был их Чарм... — тихо выдохнул Азофель. — И его еще мало.

— Мало? — Бройдо шагнул ближе и всадил меч в кочку торфа рядом с Лучезарным. — Что за варварский аппетит у тебя? Ты хочешь и дальше убивать мой народ?

Азофель не ответил, только закрыл глаза и свернулся потуже.

— Почему ты не съел мою тень, Азофель? — спросил Бройдо. — Почему пощадил меня?

Рик оттащил Бройдо в сторону.

— Не трать на него сил, эльф. Он создание иного порядка. Он не отвечает перед нашими законами — ты же слышал его первые слова.

— Это сон безымянной владычицы... — Бройдо нахмурился, весьма взволнованный таким поворотом событий. — Для него мы всего лишь сновидения. Отобрать у нас жизнь — это не убийство, это всего лишь прием пищи.

— Такова горькая правда, — пробормотал кобольд. От потрясения мысли его понеслись галопом, и стихающие крики из деревни будто уносили кусочки разума. — Да, это не убийство — это всего лишь обмен. Лучезарный спас твой клан, и в уплату этот несчастный болотный клан оказался обречен.

— А ему хочется еще! — Бройдо оттолкнул Рика в сторону и заорал Азофелю: — Ешь тень деревьев. Ешь зверей. Эльфов не ешь!

Азофель не ответил — он опять стал ко всему безразличен. Рик собрал разорванный мох с ближайших сучьев и стал мастерить одеяло для увеличившегося существа.

— Бройдо, подойди и понеси его. Нельзя медлить, когда гномы тут спят повсюду.

— Я его не понесу, — резко ответил Бройдо.

Азофель открыл глаза. Не сказав ни слова, он ловко поднялся на ноги. Серая щетина появилась на лысине, и рой болотных мушек и звонцов окружил его голову ореолом.

Рик Старый предложил ему руку, и Лучезарный оперся на нее весом пера. Кобольд и его измочаленный страж пошли дальше своим путем через Край Мира, сопровождаемые Бройдо и преследуемые воплями ужаса из деревни.

 

3

ВОЛХВ ИЛВРА

 

Павшее королевство Арвар Одола расцвело в джунглях Илвра. Только одна дорога соединяла его с остальной частью Ирта, но крошечное царство процветало даже лучше многих городов покрупнее, таких, как шумная торговая столица Драймарч или даже гордящийся своими промышленными террасами Заксар. А вышло так потому, что далекий рухнувший город служил резиденцией самому сильному волхву под Извечной Звездой, пришельцу с Темного Берега Риису Моргану.

Он спокойно жил в уютном особняке на холме над песчаными реками Казу. Невдалеке высился Арвар Одол. Его руины превратились из горы щебня в высотный город со шпилями в лесах и ярусами вокруг них. Стройные пальмы тянулись вдоль широких бульваров, шпалеры цветущих лоз красовались над лабиринтом улиц и извилистых переулков.

Волхв использовал свою мощь для превращения кучи обломков в прекрасный зеленый город, слегка напоминавший приплюснутую пирамиду. Если бы он мог, то воскресил бы и мертвых, но его волшебство распространялось лишь на неживые вещества Светлых Миров.

А за пятьсот дней до того Арвар Одол был летающим королевством. Он кружил над облаками, путешествуя среди доминионов Ирта, способный плыть туда, где бойко шла торговля и куда велел его правитель, маркграф Кеон. А потом появился Властелин Тьмы...

Единственная дорога, которую построил Риис, соединяла место падения города в джунглях с Моодруном, небесным портом севера. Все товары и путешественники, направляющиеся в Арвар Одол, ехали по этой дороге, потому что небесной пристани в упавшем королевстве не было. Ни дирижабли, ни любой конструкции летающие корабли не допускались в небо над Илвром. Раз сам город лишился своего места в небе, не было его и для приходящих в это царство.

Вдоль обочин долгой дороги через джунгли построили остановки для отдыха, где была увековечена мрачная история вторжения Властелина Тьмы и падения Арвар Одола. В садах скульптур взору зрителей представали статуи змеедемонов — безопасные изображения чудовищ, терзавших Ирт. Сейчас, всего через сто с лишним дней от поражения Властелина Тьмы и его демонов, воспоминания были живы, и мало было посетителей в садах скульптур и музеях. Но Риис знал, что со временем людям снова понадобится увидеть шкуры рептилий, против когтей и клыков которых бессилен был Чарм.

Он строил на будущее. Риис чувствовал свою ответственность за то, что случилось на Ирте, когда его разоряли змеедемоны. Это он случайно оставил открытой Дверь в Воздухе, портал к Темному Берегу, который указал ему чародей Кавал. Будь он поскромнее, он остался бы на Темном Берегу, и не было бы бойни, погубившей столько невинных.

А он отправился на Ирт, ища погибшую душу Лары. В своем стремлении отыскать ее он оставил открытым путь для змеедемонов. Лара исчезла — ее убитый призрак ушел в тайну Извечной Звезды. Риис так и не нашел ее. Но он открыл невероятную силу волшебства, которая пришла к нему в полном Чарма свете Светлого Берега. Этой силой он помог уничтожить зло, принесенное им с собой. После этого мрачного триумфа он все дни свои посвятил исправлению последствий своего фатального пришествия.

Не ведая Безымянных, Риис переделал мир вокруг себя согласно своим представлениям о красоте. Он считал свою работу благородной, полностью противоположной зверскому волшебству Властелина Тьмы. Под его настойчивым заклинанием голая почва песчаных рек Казу выгнулась темными буграми и выпустила пустынные деревья, толстые как земляные груши. Он стоял под ними и глядел на белый дом, где жил. По его прихоти желтая черепичная крыша вдруг стала синей.

Из дома донесся юный смех, и в круглой двери появилась гибкая и ловкая фигурка маркграфини.

— Ты балуешься, как ребенок! — Она была одета в куртку с амулетами поверх комбинезона, заправленного в зашнурованные накрест ботинки. Волосы с широкого веснушчатого лица были убраны в узел на голове. — За этим ты и поселился так далеко от города — играть в свои перемены, когда тебя никто не видит?

Они поцеловались и засмеялись оба. За те сто дней, что они были любовниками, Риис снова помолодел. Тысячи мертвецов все еще преследовали его мысли: жертвы, брошенные на милость Властелина Тьмы, кровавая добыча змеедемонов — но когда он был с Джиоти, все это казалось лишь дурным сном.

Никто из них не думал, что поступает неправильно. Женщина с Ирта и мужчина с Темного Берега видели лишь общее у себя — что они люди. Чарм и волшебство Рииса помогли Джиоти справиться с опустошением ее жизни после Властелина Тьмы. Потом она предпочитала быть с Риисом без амулетов и без его блестящей силы — просто они узнавали друг друга как людей с двух дальних берегов человечества.

Риис же был полностью поглощен своим волшебством. Позже он сам изумится своей глупости. Но в то время свое умение силой воли придавать материи форму он не считал чем-то ужасным. Это была мечта человека — победа разума над материей. Он достиг этой грани людских надежд.

По его приказу на дрожащих деревьях распускались цветы, облака составлялись в слова, фонтаны били из песка пустыни. И все же он знал, что он не бог. Память о Властелине Тьмы, о собственной вине за столь много смертей внушали скромность. Сады скульптур и музеи жестокости вдоль дороги были постоянным напоминанием для него — и он никогда не забывал, что его сила не более чем сила смертного. Но ему приходилось наведываться в сады и музеи.

Защищенный ложной скромностью и невежеством, волхв Илвра посвятил себя переделке лица Ирта. Он собирался начать с Арвар Одола и исправить ущерб, нанесенный доминионам змеедемонами. Это займет остаток всей его жизни. Через сто дней тяжелого труда была сделана лишь малая доля всей работы по восстановлению одного упавшего царства.

Волшебство выматывало. Массивные деревья, выращенные им вдоль песчаных рек, истощили на эту минуту его силу и оставили ощущение апатии. Он лежал с Джиоти в гамаке во дворе особняка и сознавался ей:

__Я никогда не смогу искупить зло, принесенное мною на Ирт.

__Брось! — Она чувствительно толкнула его под ребра. —

Перестань себя пилить, Риис. Владеет ли поток своей водой? Что было — то прошло. Время движется дальше.

— Опять цитаты из «Висельных Свитков», — определил Риис. Его руки нежно сомкнулись вокруг нее. — Так ты одолела свое горе — по отцу, по своему роду?

Она повернулась в его объятиях и подняла голову, гладя его волосами по лицу.

— Я не одолела свое горе. Но «Висельные Свитки» не дали моему горю одолеть меня.

Он помрачнел:

— Ты хочешь сказать, что мое горе начинает мной владеть?

— Ясно как день. — Веснушчатое лицо озарилось улыбкой.

— Правда? — Бархатная кожа между его бровями наморщилась. — Я так стараюсь быть созидателем, восстановить, что было разрушено...

Джиоти положила голову ему на грудь, слушая древнюю музыку сердца.

— Вот так твое горе и использует тебя, Риис. Ты не можешь остановиться. С тех пор, как ты убил Властелина Тьмы, ты стараешься всего себя отдать исцелению нанесенных им ран. Неделями ты жил в джунглях, строя дорогу на Моодрун.

— Арвар Одолу нужна была связь с другими доминионами, хотя бы для снабжения. А использовать для всего этого магию было бы слишком долго...

— Глупый, я с этим не спорю. — Она потерлась лицом о его плечо. — Я лишь подумала, что ты отдохнешь после окончания дороги. Но ты сразу бросился превращать развалины моего города в наше видение павшего королевства.

— Я должен был отстроить его точь-в-точь таким, каким он был для тебя, Джиоти...

Она, не глядя, положила пальцы ему на губы, заставляя замолчать.

— И ты был достаточно внимателен, чтобы прислушаться к моим словам, что мы не должны возвращаться назад. Началась новая эра — совершенно новая. Ужас змеедемонов как никогда тесно объединил доминионы. А теперь, с твоим волшебством, может начаться эпоха мира и процветания.

Он поцеловал кончики ее пальцев.

— Мы такие глупые, что верим, будто это возможно?

— Если мы только для этого и живем — то да, мы глупцы. — Она подавила зевок. — Но наши пределы смертных удержат нас от попытки сделать больше, чем нам по силам. Вот что я и пытаюсь тебе сказать. Ты делаешь слишком много.

Риис хмыкнул, соглашаясь.

— Мы не боги. Я себе все время об этом напоминаю с тех пор, как мы завоевали себе свободу.

— И все-таки ты делаешь деревья из песка! — Джиоти оттолкнулась и села на него. Риис, в отличие от Властелина Тьмы, не пользовался волшебством, чтобы менять свою внешность, и его усталость была явно заметна: налитые сосуды суровых глаз, растрепанные песочные волосы, впадины худых щек. — Посмотри на себя, ты же совсем выдохся.

Он приподнялся на локтях:

— Я делаю лишь то, что надо сделать.

— Да, например, выращиваешь деревья в Казу, — сказала она, скептически наклонив голову набок.

— Тут нужно было добавить немного зелени к горизонту, — пожал он плечами. — А неподалеку есть отличный водоносный пласт.

— Нет, Риис, я знаю, зачем ты потратил все свои усилия, чтобы посадить здесь деревья. — Она смотрела мимо толстых деревьев, за укрытый синей черепицей дом с острыми свесами крыши и следила за сухим руслом ручья, вьющегося среди холмов. — На этом гранитном утесе мы с моим братом Почем поставили лагерь, когда начался этот ужас. Отсюда мы видели, как пал город.

Он мотнул головой, волосы упали ему на глаза.

— Джио, этого пейзажа больше нет, он ушел, как вода в потоке. Она движется дальше.

— Ты переделал эту землю, чтобы изгнать мучительные воспоминания. — Джиоти тыльной стороной руки тронула его щетинистые щеки. — Это приятная подробность, и не стану отрицать, что меня она лечит. Но ты же изматываешь себя. Если не будешь осторожен, тебе понадобятся амулеты, чтобы не уплыть с ночным приливом.

— Это новая эра, ты сама сказала, — серьезно ответил он. — Я хочу отдать будущему все, что могу.

— А сейчас помолчи. — Она осторожно отодвинула его, чтобы он смотрел на цветущие деревья на фоне плывущих облаков и парящих ястребов. — Не будем сейчас о волшебстве, отдохни. Отдохни здесь, в моих объятиях.

Бледные брови Рииса устало изогнулись.

— Столько еще работы надо сделать...

— Мы ее сделаем, — заверила его Джиоти и закрыла ему глаза ладонью.

— Мирдат... — бормотал он. — Город под водопадами был в пять раз больше Арвар Одола. Где мне взять столько магии, чтобы его отстроить? И Летающий Камень — и Дорзен...

— Полежи тихо.

Джиоти вынула целебный опал из кармана куртки с амулетами и приложила его ко лбу Рииса. Он вздохнул под прикосновением Чарма и провалился в сон.

Риис видел сны, и город его снов громоздился башнями из стали и стекла на восточных берегах естественной гавани. Это был Дарвин, тропический портовый город, где жил Риис на Темном Берегу. Там была родина его ближайших предков — они были среди тех, кто основал это поселение в прошлом столетии, авантюристов Пальмерстона, наживших огромные богатства на Северной Территории.

Во снах волхв снова проживал жизнь в Дарвине, где вырос, где впервые научился волшебству. Сначала самоучкой, в тишине библиотек, он прочел о разорванном свадебном покрывале творения — Большом Взрыве, как его называют в науке, или Сотворении, как называют его легенды, когда свет вонзился во тьму и сознание зашевелилось в материи. Если верить книгам, то ум и свет были одним и тем же — сознание напоминало наследство света бесконечности, его начало в компактности измерений неизмеримой энергии.

Риис рано стал работать со светом и сам научился запасаться светом в уголках своего тела. Начал он просто, с дыхательных упражнений и видений, которые заливали энергию в его кости, мышцы, внутренние органы. Он учился вместе с другими, запасшими столько света, что могли не только перемещать его внутри себя, но и делиться друг с другом.

Воспоминания о жизни на Темном Берегу заполняли его сны на Ирте. Он учился со многими мастерами, и всех их снова видел во снах — в древнем пространстве, где птичьи песни продаются лету, где души — драгоценности, которые надо полировать, чтобы они впитывали и держали свет, где ночь — это черное перо, а ты — белое.

Из мастеров, посещавших его в снах, он более всего боялся, конечно, Кавала — волшебника с Ирта, который заманил его в папоротниковые леса Снежного Хребта — девственные леса к северо-востоку от Дарвина. Он путешествовал там как этнограф, но его призвало туда существо из более светлой реальности.

Во снах, где был Кавал, Риис чаще всего переживал заново смерть их ведьмы, Лары. Он возвращался к склизким водам реки, где растворилась ее душа — так он в то время думал. Кавал нашел ее ниже по течению и отнес обратно через Бездну в Светлые Миры, в светозарную реальность Извечной Звезды...

Спящему в гамаке Риису снилось, что он стоит в той реке и не может шевельнуться. Его удерживали пустоты души Лары — пустоты, заполненные темной музыкой, говорящей о ней. Поток плескался у ног, увлекая за собой, но он не мог шелохнуться. Он хотел остаться и слушать раскаты эха ее последних криков.

Потом перед ним на берегу встала она — Лара. Вопреки всем снам, что он видел на Ирте, снам-воспоминаниям, этот сон действительно был сном.

Лицо Лары было изорвано, как в жизни. Но стояла она так, как бывает лишь в кошмаре — протягивая к нему руки в запекшейся крови, с зияющими ранами, где блестела кость, с кровавыми пузырями из дыры на месте носа...

Риис проснулся, вздрогнув.

— Это был сон, — успокоила его Джиоти, слезая с гамака.

— В этом и проблема. — Он сел, покрытый испариной. — Я на Ирте не вижу сны. Никогда. Я — я вспоминаю, и это все.

— И что из этого? — Джиоти отвела мокрые волосы с его наморщенного лба. — Наверное, это значит, что ты истощен. Ты столько израсходовал волшебства, что теперь спишь глубоко и видишь сны.

Риис согласился и обещал ближайшие дни магии не использовать. Джиоти надо было уже уходить — ее ждало заседание городского совета, а потом еще несколько совещаний, но она обещала в тот же день вернуться. Еще раз назидательно пожурив его за то, что он так выматывается ради города, Джиоти поцеловала Рииса на прощание и улетела в своем личном флаере. Оставшись в доме один, Риис вернулся к гамаку и уперся в него взглядом.

— Сон или не сон? — подумал он вслух.

Пришла мысль, что он не видит сны на Ирте, что случилось что-то другое. «Может быть, она зовет меня — изнутри Извечной Звезды».

Волхв сел на плетеный стул во дворе и закрыл глаза, пытаясь снова погрузиться в сон до той глубины, когда ему явился изуродованный призрак Лары.

— Риис — берегись!

Услышав этот голос, Риис подпрыгнул, перевернув стул.

— Лара!

В тишине стук сердца звучал грохотом. Риис задышал ровно, успокаиваясь, и сел неподвижно, широко открыв серые глаза. Сквозь массивные деревья уходил дневной свет, красный нож вечера отрезал день от ночи, и снова, далеко, очень далеко, тихо-тихо прозвучал ее голос:

— Риис, берегись Пожирателя Теней!

Как безмолвный вопль взошли огненные созвездия Ирта, а Риис сидел, надеясь еще что-нибудь услышать. Но больше ничего не было. Лара, иллюзия, телепатия — что бы это ни было, оно молчало.

Риис широкими шагами заходил по двору. Пройдет не один день, пока вернутся достаточные силы для магии, чтобы услышать глубже. «Возможно ли, что она покинула Извечную Звезду? — спросил себя Риис. — Неужели это может быть?»

— И зачем? — спросил он уже вслух, одуревший от усталости и жалея, что израсходовал все свое волшебство, не оставив на усиленный глаз, который мог бы увидеть, откуда зовет Лара — если она зовет.

Пожиратель Теней. Это имя заставило вспомнить Извечную Звезду, первое солнце, поглотитель всех теней — и в то же время создатель теней.

Риис сел в гамак и стал думать об этом, пока снова его не сморил сон. На берегу, в сновидении, ждала Лара. Лицо ее исцелилось, на ней была ряса с капюшоном, откинутым назад, и черные волосы раскинулись по плечам, туземные черты лица застыли в тревоге.

— Беги от Пожирателя Теней!

— От кого? — переспросил Риис, стоя среди атласной реки, чуть слышно плескавшейся у ног. — Кто такой Пожиратель Теней?

Но ее уже не было, и там, где она стояла, на поросшей бурьяном полянке под луной, звучала темная музыка ее души.

 

4

К ЭФИРНОМУ КОРАБЛЮ

 

Азофель тащился по мрачным тропам болотного леса. Дрожа, как осиновый лист, он не осмеливался остановиться, боясь, что стряхнет с себя свою физическую форму — а что потом случится, он не знал. Азофель думал, не проснется ли он тогда из сна своей госпожи и не окажется ли снова на посту у врат над Краем Мира, или, наверное, просто умрет и обратится в ничто. Эта участь пугала более всего, и он заставлял себя идти через коричневатую зелень болот, а тело все ныло — с ног до головы.

— Мне нужен свет, — бурчал он неразборчиво.

Рик Старый, идущий рядом, легкий как перо и не чувствительный к боли в коконе Чарма из Ожерелья Душ, показал мимо висящих лиан на очередной коридор среди огромных древесных стволов.

— Мы идем туда.

Азофель подчинился, сменив направление. Тяжелые шаги его глубоко впечатывались в мягкую землю — темный слой сгнивших листьев, от которых исходил густой и горький запах.

— Мне нужен свет сна.

Бройдо, отставший на несколько шагов, подтянулся услышать, что бормочет Азофель.

— Он слишком слаб, чтобы спуститься по Стене Мира, — заметил эльф.

Как ни был возмущен Бройдо жестоким существом, сожравшим целый клан эльфов, он понимал, что только Азофель может спасти все миры. Костлявое тело Лучезарного выглядело так, будто вот-вот свалится, и Бройдо подумывал, не дать ли ему меч змея вместо костыля. Но при виде крадущихся теней сверху передумал. Хотя и был день, он боялся гномов. Они — он точно знал — прятались сейчас в болотах и спали, ожидая ночи.

— Будь сильным, Азофель! — ободрил его Рик Старый. — Наша госпожа благословила меня ощущением нашей цели. Я чувствую путь к созданию тьмы.

— Мне нужен свет... — чуть слышно бормотал Азофель, шагая в механическом ритме.

— Отъема жизней больше не будет! — сурово сказал Рик.

— Мне нужен свет этого сна...

Лучезарный не смотрел ни направо, ни налево, а только пристально вглядывался в дорогу.

— Кобольд, ему нужна пища. — Бройдо наклонился и заглянул в птичье лицо Лучезарного с его странными углами. — Он страдает.

Рик Старый бросил на эльфа колкий взгляд:

— Ты хочешь предложить себя ему в пищу?

— Я? — вздрогнул Бройдо. — Нет, только не я. Мой клан велел мне сопровождать тебя.

— Так чьи жизни должны мы пожертвовать Лучезарному, эльф-советник? — спросил Рик с досадой. — Поискать другой клан эльфов?

— Почему он не может есть животных и растения, как мы? Рик недоверчиво поглядел на своего спутника:

— Он не такой, как мы.

— А если он умрет? — продолжал эльф. — Ты можешь учуять эту тварь из тьмы, но разве у тебя есть силы прогнать ее назад на Темный Берег?

— Я не стану убивать невинных, — сурово сдвинул брови Рик Старый. — А ты стал бы, Бройдо?

— Нет, кобольд, не думай так обо мне, — решительно замотал головой эльф. — Явно, что Лучезарному нужна еда — но я бы предпочел, чтобы он пожирал тени гномов.

Рик с отвращением сплюнул через плечо:

— Да это же просто черви!

— Да, такая вот загвоздка, кобольд. — Бройдо поднял досадливый взгляд к высоким галереям, где сквозь разрывы лился дневной свет и порхали птицы. — Должны ли мы приносить в жертву подобных нам, чтобы спасти все миры, или бросить Лучезарного голодать, провалить свою миссию, и пусть все творение погибнет?

— Благодарю за точное описание ситуации, советник, — мрачно буркнул Рик Старый. — Ты мне очень помог.

— Не надо язвить, кобольд, — так же раздраженно ответил Бройдо. — Я забочусь о благе всего живущего.

— Тогда мы должны найти способ прогнать тень так, чтобы это было всем во благо и никого не принести в жертву.

— Мне нужен свет сна... — бормотал Азофель, волочась за ними.

Эльф с кобольдом опасливо переглянулись.

— Твои чувства делают тебе честь, Рик, но я боюсь, что надо быть практичнее, если мы вообще хотим выжить.

Рик задрал щетинистый подбородок, бросая вызов неизбежному.

— Если так, может быть, лучше нам не выжить.

— Как? — Бройдо шагнул назад, чтобы разглядеть сморщенное лицо товарища. — Ты шутишь.

— Шучу? — В голосе Рика звенела боль. — А зачем сохранять это мироздание? Жизнь пожирает жизнь. Существование — бесконечная смена ужасов. И пусть ей придет конец. Пусть безымянная владычица завершит свой сон, и кончится кошмар страдания.

— Мне не нравятся твои рассуждения, кобольд. — Бройдо повернулся обратно и пошел вперед, задумчиво потирая безбородую челюсть. — Да, конечно, жизнь есть страдание. Такова всегда была основа всего сущего — от муки рождения до муки смерти через все мерзости плотской жизни. И все же, кобольд, все же...

Рик кивнул в знак понимания, но махнул рукой, будто отметая доводы эльфа.

— Есть радость, есть наслаждение, есть счастье — но все это мимолетно.

— Желчный ты стал. — Бройдо положил руку на плечо спутника. — Что случилось с храбрым и дерзновенным кобольдом, который унес Ожерелье Душ прямо из-под жадных морд гномов?

Рик понурил голову, и шляпа из листьев скрыла грустные глаза.

— Он видел гибель целого клана эльфов, и это сломило его дух.

— Нет, не сломило! — сказал Бройдо так громко, что перестали чирикать птицы в кронах и стал на миг слышен шорох листьев. — Ты на минутку подумай сердцем, Рик Старый. Вспомни свою возлюбленную дочь — Амару, так ее звали?

— Да, — чуть слышно ответил кобольд.

— Она умерла в детстве. Почему ты не умер тогда сам?

— Наверное, умер.

— Конечно, частично душа твоя умерла. Не потому ли ты и стал жить один? И не потому ли тебя выбрала безымянная владычица, чтобы вызвать из своего сна? — Бройдо ткнул пальцем в грудь Рика, рядом с торчащей стрелой. — Ты был пуст, и она смогла наполнить тебя своей волей.

— Да, да, и что с того? — произнес раздосадованный кобольд. — К чему ты ведешь, эльф?

— К тому, что наши потери формируют нас. И хотя они сами ужасны, не так уж они плохи, если глядеть в масштабе всей жизни. — И Бройдо добавил, уже тише: — Именно так нашу жизнь формирует смерть.

— Жизнь куется на наковальне снов, — процитировал кобольд из «Висельных Свитков».

— А молотом служит смерть, — подхватил эльф. — Да, именно это я и хотел сказать.

— Хорошо сказано, эльф. Хорошо сказано. — Чуть раздулись крылья курносого носа Рика, когда он втянул в себя воздух, а потом спросил:

— Значит, это оправдывает избиение целых кланов ради выполнения нашей миссии?

Бройдо тяжело и резко вздохнул — боль мучительного выбора терзала и его.

— Я бы не смог сам такого приказать. Но что нам делать? Приходится быть сильными — этого требует жизнь всех миров.

— Я не настолько силен, — чуть качнув головой, возразил кобольд. — Хозяйка этого сна выбрала не того кобольда.

Я не могу убивать невинных — даже для спасения всех миров.

Плечи Бройдо опустились, клинок меча змея проволокся по земле под тяжестью этого решения.

— Да, кобольд. Я тоже не могу. Как и ты, понимая необходимость этого, я не вижу для нас дальнейшего пути. Что нам делать?

Рик посмотрел на Азофеля. Черная пустота глаз Лучезарного тяжело смотрела в изрытую землю.

— Лучезарный пока жив. Будем идти дальше.

И они пошли вперед молча. Под бородами исполинских деревьев шли они туда, куда подсказывало чутье Рика Старого, пока угловатый свет дня не стал желтеть. Бройдо нашел укрытие под сводом двух сучьев дерева, затянутых ползучими лианами. Рик разыскал кустик диких сахарных стеблей, и путники вгрызлись в сладкие волокна, лежа под сучьями и глядя, как сгущается темнота между светлыми гладкими стволами.

На рассвете исчез Азофель. Рик, спавший по привычке, а не из необходимости, и Бройдо, очнувшийся от тяжелой дремоты, сонно моргали, будто при сером свете зари искали друг у друга ответа.

След Азофеля нашелся на земле. Его неуклюжие шаги были легко различимы, и эльф с кобольдом бросились сквозь зеленый свет догонять Лучезарного.

— Его могли найти гномы! — тревожился Рик. — Зачем он ушел?

— За едой, — ответил Бройдо и показал сквозь деревья на поляну, где над пустой деревней безмолвно порхали бабочки.

Рик и Бройдо прошли через ряды травяных хижин, выискивая хоть кого-нибудь. Но все население просто исчезло, оставив свое имущество — разбросанную одежду, кипящие котлы, детские игрушки рядом с пустыми кроватками.

Следы Азофеля отыскались на другом конце деревни, где он снова ушел в лес. Но шаг его стал легче и длиннее.

— Нам его не догнать, — понял Рик Старый. — Он стал сильнее. И станет еще сильнее.

— Что будем делать? — спросил в страхе Бройдо, медленно оглядывая деревню-призрак.

— Соберем столько амулетов, сколько сможем унести, — ответил Рик. — Жителям они больше не нужны, а нам понадобятся — оплатить проезд на эфирном корабле, когда доберемся до Хелгейта.

— Мы спустимся по Стене Мира без Азофеля? — Бройдо отчаянно замотал головой. — А как мы прогоним тень, когда найдем ее?

— Его, — поправил Рик. Он вошел в хижину лекаря и стал собирать ожерелья целебных опалов и наголовные повязки с крысиными звездами. — Это волхв с Темного Берега. Впервые я увидел его в раздернутой завесе пламени, когда медитировал перед огнем на Неморе. И сейчас я чувствую его той силой, что дала мне Владычица Сада в этом ее сне. Что мы будем делать, когда встретимся с ним, — не знаю. Но мы просто должны сделать все, что можем.

Сердито ворча, кобольд набил амулетами двойной мешок и вернулся в сопровождении эльфа в лес, на свою дорогу. Еще три дня они шли болотистым лесом, пока он не сменился каменистой мореной, ведущей к Стене Мира.

Задолго до того, как среди каменистых круч показалась огромная преграда, стал слышен налетающий из пропасти ветер, шумящий как прибой. Бройдо вынул амулеты из мешка и обернул себя их Чармом. Навеянное ими спокойствие загасило его страх при взгляде на неровные утесы, громоздившиеся вдоль стены Края Мира, насколько хватало глаз.

Спуск оказался проще, чем они опасались. Тропа паломников взбегала на крутые скалы, а в самых опасных местах путешественники к святыням вырубили ступени. Вскоре путники вошли в облака, и ничего не стало видно. Здесь Бройдо пошел впереди, находя путь в густом тумане с помощью крысиных звезд.

Спустившись ниже облаков, эльф с кобольдом оказались на скалистом серпантине, уставленном религиозными надписями и вращающимися молитвенными колесами. Несколько богомольцев в тщательно подобранных блестящих одеждах приносили своим богам жертвы сожжения. Рик заметил у них в глазах страх при виде его раны и прикрыл стрелу покрывалом из мха, которое использовал на болотах вместо одеяла. После этого паломники перестали замечать эльфа и кобольда, идущих мимо развевающихся флагов над алтарями в выветренных скалах.

Внизу раскинулся Хелгейт — мозаика серных выходов, красных и зеленых окислов, черных завихрений сажи. На горизонте сгрудились вулканические горы, и шлаковые башни их полыхали синим, почти невидимым пламенем.

— Благодарение богам, что нам не туда, не в эту пылающую землю, — с облегчением произнес Бройдо. — Там живут великаны, и хорошо, что нам так далеко не надо. — Он показал на щебеночную тропу, ведущую в город, состоящий из приземистых обгорелых домов. Это была цель путешественников во имя веры — входная дверь Светлого Берега. Отсюда паломники начинали путь к Краю Мира, чтобы поклониться своим богам на диких склонах наверху, в прямом сиянии Извечной Звезды.

В доталисманические времена паломничество было более распространено, и сейчас поселок из обугленных храмов и ветхих домов приходил в упадок. По широким улицам бродили нищие, и немногие пилигримы в своих одеждах с блестками казались кричаще неуместными среди грязных и оборванных попрошаек.

Небесная гавань тоже знавала лучшие времена. Многие из стеклянных окон пассажирской станции были заколочены досками, а внутри воняло затхлым дымом жертвоприношений, тлевших в многочисленных нишах. Бройдо, разинув рот, оглядывался на статуи богов всех религий — боги-звери, боги-смертные, абстрактные символы, а Рик тем временем выменял амулеты на билеты до Ирта.

В отличие от билетного агента большинство скопившихся на станции пассажиров не были людьми. Кучка суровых огров с окрашенными чернотой крохотными лицами возвращалась в Чарн-Бамбар после вахты в шахтах Хелгейта. А большинство собравшихся на Ирт паломников были носителями звериных меток, людьми с лисьим мехом — и никто вообще не замечал кобольда и эльфа.

Эфирный корабль выглядел странно, как исполинская платиновая жаба, припавшая на потрескавшийся бетон посадочного поля. Серый корпус покрывали вмятины и пятна с потеками клея на местах столкновений в полете со звездным мусором. Стеклянные гондолы были поцарапаны и непрозрачны, у морды сфинкса, выдавленной на носу, был обломан нос и выщерблены крылья. Но экипаж держался дружелюбно и не возражал против того, чтобы Бройдо пронес на борт меч змея при условии, что он будет надежно храниться в ящике его кресла.

Рик Старый вжался тощим телом между глубокими алыми подушками сиденья, насколько позволяла торчавшая стрела. Когда кончилась тряска набора высоты, и пятнистая поверхность Хелгейта стала лишь уродливой язвой в черноте космоса, кобольд позволил себе глубоко и облегченно вздохнуть.

— Мы спаслись от гномов.

Бройдо не ответил. Его заворожил вид, открывшийся сквозь прозрачные стенки гондолы. В клубах планетной пыли пульсировали звезды, кометы развевали длинные шарфы холодного огня. Эльф никогда не видел небесной панорамы и почти весь многодневный полет просидел у иллюминатора, глядя на проплывающие мимо планетоиды и солнца, пылающие всеми Цветами радуги в фейерверках горящего газа.

К концу полета, когда в паутине звезд постепенно стал расти голубой шар Ирта, Рик Старый вдруг стиснул плечо Бройдо и резко оттащил его от иллюминатора.

— Эй! — возмутился Бройдо, но крик тут же застрял у него в горле, когда он увидел, куда показывает кобольд.

У огров, глушивших мед в нише зала, не было теней. Они еще не заметили этого и продолжали весело праздновать.

— Он на борту! — догадался Бройдо, и сердце ударилось о ребра, будто желая выскочить.

— Надо предупредить экипаж, — объявил Рик и поспешил из салона к выходу.

— Но как? — недоумевал бегущий за ним Бройдо. — Как мог Азофель попасть на борт?

— Он — создание света, — ответил кобольд. — Что ему не под силу — если он достаточно окрепнет?

Передняя часть корабля пустовала. Каюты с распахнутыми дверями были свободны. Бройдо ахнул и задохнулся, увидев зеленую одежду, разбросанную по коридору — форму корабельных стюардов.

Рик бросился к трапу, ведущему на мостик, и люк распахнулся. Приборные доски под полукруглым панорамным окном светились огоньками. Казалось, что в кокпите кто-то есть, но впечатление было обманчиво — в креслах пилота и штурмана были только осевшие пустые мундиры.

— Корабль никто не ведет! — в панике завопил Бройдо. За открытым люком что-то пошевелилось, и Рик с Бройдо с опаской вошли, ожидая худшего.

— Я веду корабль, — произнес густой глубокий голос. Худшее подтвердилось — это был Азофель в кителе пилота и сапогах с квадратными носами, а угловатое лицо светилось как фонарь.

Рик Старый загородился от света ладонью.

— Азофель, что ты сделал?

— Я взял свет у всех, кто был на борту, кроме вас двоих. — Темные глаза удлинились — они горели ликованием. — Я взял себе свет этого сна. Мне еще не хватает сил выйти из сна, поэтому я остался пока в этой форме.

— А почему ты нас не съел? — простонал Бройдо.

— Рик Старый нужен мне, чтобы найти создание тени, — ответил Азофель. — А тебя я пощадил, потому что ты — его друг. Видишь, я не жесток, хотя ты меня таким считаешь.

— Жесток? — пискнул Бройдо из-за спины Рика, щурясь от невыносимого света Лучезарного. — Мы не говорили, что ты жесток, хотя с виду это определенно так.

— Я должен брать свет этого сна, чтобы восстановить силу, — просто сказал Азофель, отворачиваясь к широкому иллюминатору. — Вся моя сила понадобится мне, когда мы встретимся с тем, что ждет нас там — на Ирте.

Ни эльф, ни кобольд не шевельнулись. От Лучезарного шел запах утра, уменьшающего отчаяние и страх до беспомощного смирения, и они просто стояли и смотрели, как Азофель берет на себя управление и ведет корабль навстречу их общей судьбе.

 

5

ПРИЗРАК

 

Риис спал в гамаке, и блики дневного света играли на умиротворенном лице. Вдруг затрепетали цветы на шпалерах под налетевшим ветерком, и по длинному коридору до Рииса гулко донеслось его имя. Свет полудня окружил изящный силуэт, выступивший из тени деревьев во внутренний дворик.

Фигура остановилась, не отводя от Рииса пристального взгляда темных глаз, и вдоль тела ниспадали и развевались собольи пряди волос прозрачно-воздушного цвета.

Со стоном выругавшись, Риис заставил себя проснуться, прервать сон, чтобы избавиться от видения. Он выкатился из гамака и вскочил, одетый в сморщенные со сна коричневые штаны и белую рубаху без ворота.

Он не сразу заметил на краю двора Лару с откинутым капюшоном и чистым лицом. Сквозь прозрачные резкие очертания ее силуэта просвечивали кусты.

Наконец разглядев Лару, Риис неуверенно шагнул навстречу, раз, другой — и остановился. От изумления у него пропал голос, он подумал, действительно ли она явилась ему или это какая-то иллюзия, созданная в усталом мозгу остатками волшебства.

Фантом приблизился, и на лице его блестели слезы радости.

— Обнимаю тебя душой, молодой хозяин, потому что не могу обнять руками.

— Лара — так это и вправду ты? — Он протянул руку — и коснулся пустоты. — Я сплю и вижу сон? Ты такая с виду настоящая! Нет, это не ты. Я держал твою душу в этих самых руках — в реке — когда мы нашли твое тело...

— Ты меня утопил, — вспомнила она с сияющей улыбкой.— Но я, видишь, вернулась...

Лицо Рииса омрачилось горем, ищущие глаза осматривали радостное лицо, снова обнаруживая следы, утерянные памятью.

— Убийцы тебя так изуродовали...

— Тс-с, тихо. Я ни в чем тебя не виню, Риис. — Она утешала его жестом протянутых к нему рук, которые исчезли в его теле. — Ты сделал лучшее, что можно было. Потом меня подобрал Кавал и принес в сияние Извечной Звезды.

— Да, — подтвердил Риис, уставясь в расширяющуюся тьму ее зрачков. — И это изменило меня навсегда. Я поднялся на Ирт, чтобы тебя найти. Ты была началом моей новой жизни, Лара.

На открытом лице Лары читалась скорбь:

— А теперь, боюсь, что я пришла оповестить о ее конце. — Она убрала руки и скрестила их перед собой, будто от чего-то загораживаясь. — Хозяин, я пришла предупредить тебя...

— О Пожирателе Душ. — На удивленный взгляд Лары Риис только кивнул. — Да, я знаю. Ты уже являлась ко мне во сне. Но я даже думать не мог, что ты придешь наяву. — Он поманил ее ближе. — Дай-ка я на тебя посмотрю. Ты все так же красива, как тогда, когда танцевала для нас среди деревьев. Тебя исцелила Извечная Звезда.

— Да. — Она подняла голову, открывая чистую линию подбородка. — Я исцелилась сама в целостности Извечной Звезды. Но признаюсь тебе, молодой хозяин, что здесь мне больно. Чем дальше я ухожу от Начала, тем сильнее страдаю. Скоро я вернусь обратно — не могу не вернуться. Но что-то удерживает меня — тот ужас, который вот-вот случится. Я должна тебя предупредить.

Риис сел на скамейку, и призрак женщины рассказал ему обо всем, что случилось после того, как жители Снежного Хребта топорами освободили ее душу от тела. Он плакал, слыша о восторге, который ей пришлось покинуть в Извечной Звезде, о боли, что пришлось перенести, спускаясь по холодным эфирным ярусам Горнего Воздуха, чтобы найти его, Рииса.

— Покажи мне свои раны, — попросил он. Она отказалась, накинув капюшон.

— Мои раны — это амулеты, данные мне моими врагами. И показываю их лишь тем, кого не хочу подпускать близко. Но не тебе, молодой хозяин.

— Тогда покажи хрустальную призму, отбитую тобой у гномов, — снова попросил он, и Лара послушно вложила ему в руки драгоценность, в прозрачном ядре которой светился кусочек полудня. Ветра света кружились в прозрачном камне, крохотные, как галактики, разбросанные вдоль Темного Берега. Вглядываясь в эти дали, Риис слышал крики проклятых, улетающие наружу, к холодным мирам. Это были души, пойманные Ожерельем. Сжатые до стонов в точку, их жизни питали хрустальную призму.

— Это создание зла, — согласилась Лара. — Но только так я могла спуститься с Извечной Звезды.

Риису хотелось раздавить призму и выпустить души на свободу, чтобы они исчезли с последним истерическим криком, подобно каплям на горячей сковороде. Но он сдержал себя — призма была единственной ниточкой к Ларе, к той, кого он любил как свое дитя.

— Создание зла, — тихо повторила молодая ведьма.

Риис печально поглядел на нее. Извечная Звезда исцелила последствия убийства, но не сам факт. Лара была всего лишь фантомом, неизменным образом той, что когда-то жила, а форму ей дали мучимые души.

— Его создал Даппи Хоб, — продолжала Лара. — Он вытащил из эфиров Горнего Воздуха шайтанов и чертей и заставил их выполнять свои поручения на Краю Мира.

Лара подвинулась совсем близко, и сквозь замочные скважины зрачков была видна тьма внутри головы. Там змеились огоньки: отражения призмы в руке Рииса, злобные дьяволы, сплетающие форму его любимой Лары.

— Если ты оскорблен тем, что я сделала, молодой хозяин, раздави своей магией это создание зла. — Лара покорно склонила голову. — Только запомни, что я тебе говорила, и беги Пожирателя Теней. Его приход несет зло, и я уверена в этом.

Риис наклонился заглянуть ей в лицо.

— Я не оскорблен. Ты пришла из любви — той же любви, что заставила меня подняться вверх, разыскивая тебя. — Риис бросил на кристалл презрительный взгляд. — Но мы, конечно, должны освободить тебя от этой мерзкой штуки и вернуть в Извечную Звезду.

— Нет! — Лара будто попыталась схватить его, капюшон спал назад, открыв встревоженное лицо. — Оттуда спускается Пожиратель Теней. Нет, не в ту сторону тебе надо бежать.

— Но куда? — Риис решительно стиснул зубы. — Я его встречу.

— Нет — Кавал предупреждал нас! — еще сильнее встревожилась Лара. — Я это видела в свете Начала. За тобой охотится что-то совершенно чудовищное. Кавал послал меня предупредить тебя.

— Кавал мертв, — рассеянно ответил Риис, вглядываясь в алмазные дали. — Тому, что кричит его призрак с Темного Берега, верить нельзя. Старого хозяина больше нет.

— А я разве есть? — напомнила она, ловя его взгляд. — Но даже когда я без тела, ты любишь то, что от меня осталось.

Риис вернул кристалл призраку. На миг, когда материальный предмет переходил между ними из рук в руки, ощутимая, хотя и мимолетная, вибрация соединила их будто импульсом электрического тока. Риис встретил умоляющий взгляд и не отвел глаз.

— Я пришел в этот мир найти тебя, Лара. И теперь, когда нашел, я больше не брошу тебя страдать. Клянусь, я доставлю тебя обратно в Извечную Звезду.

— А Пожиратель Теней?

— Я не боюсь Пожирателя Теней...

— Кто такой Пожиратель Теней? — неожиданно вмешалась Джиоти, входя во двор. — Я услышала твой разговор и подумала, что здесь кто-то есть. — Она подошла к Риису, снимая на ходу летный шлем и встряхивая светлыми волосами.

Риис озадаченно поглядел на Джиоти, на призрак Лары:

— Есть, и я с ней говорю.

— С кем? — озабоченно глянула на него Джиоти и внимательно осмотрела двор.

— Она стоит рядом со мной, — нетерпеливо сказал Риис, махнув рукой, — та, которая прошла через призрак насквозь. Разве ты ее не видишь? Она, конечно, почти прозрачна, но видна так же отчетливо, как ты и я.

Джиоти потрогала амулеты глаз Чарма у себя на плечах.

— Риис, глаза Чарма ничего не показывают. Даже призраков нет. — Она нахмурила брови. — Ты только что проснулся. Наверное, тебе снился сон.

— Сейчас-то я не сплю? Вот она. — Он повернулся к Ларе. — Скажи ей.

Лара печально улыбнулась.

— Только ты можешь меня видеть, молодой хозяин. Я всего лишь призрак с Темного Берега. Так далеко от Извечной Звезды меня могут видеть лишь выходцы из нашего мира.

— Она говорит, что ты не можешь ее видеть, — мрачно буркнул Риис.

— Кого ее? — нетерпеливо спросила Джиоти. Риис, сдвинув брови, вгляделся в ее недоверчивое лицо.

— Это Лара, молодая ведьма, которую мы с Кавалом вырастили на Темном Берегу, чтобы она нам служила.

Джиоти ответила не сразу, внимательно вглядываясь в лицо волхва.

— Да, ты мне о ней рассказывал. — Джиоти бережно повернула его к гамаку. — Иди ложись, и поговорим о ней.

— Она здесь, можно говорить с ней самой.

— Риис, если бы она была здесь, я бы ее видела глазами Чарма. — Джиоти раскрыла гамак. — Ложись. Ты устал, и тебе приснилось.

— Джио, я сейчас не сплю. Она здесь, хоть ты ее и не видишь. Она говорит, что слишком далеко от Извечной Звезды, и потому ты ее не видишь.

— А ты все-таки видишь? Ложись, Риис. Он вывернулся из ее рук.

— Не хочу я ложиться! — Он глянул на Лару. — Покажи ей хрустальную призму.

— Я не осмеливаюсь, молодой хозяин! — тревожно заговорила Лара. — Ты можешь ее видеть, потому что ты с Темного Берега, но я не смею показать ей. Если я потеряю призму, то упаду в Бездну.

— Давай я ее подержу и покажу ей... — начал он, но увидел отчаянно-беспомощное лицо Лары и повернулся к Джиоти. — Бесполезно. Знаешь, ты лучше оставь меня сейчас одного с ней.

— Одного? — Джиоти недоуменно улыбнулась. — Я только что отменила два совещания, чтобы побыть с тобой. Не отсылай меня прочь.

Риис потер внезапно напрягшийся лоб, думая, нет ли у него галлюцинации. Потом искоса поглядел на фантом, и фантом был на месте и смотрел на него с тревогой.

— Джио, прости меня, но ты просто поверь мне. Лара здесь.

Джиоти согласно кивнула и показала на два стула, окрашенных пятнами дневного света.

— Давай сядем, и ты мне о ней расскажешь.

Они сели, а Лара бестелесно проплыла по ромбическим пятнам света в более густую, похожую на рыбий скелет тень от дерева, и встала там, глядя на них.

— Я отведу ее обратно в Извечную Звезду, — твердо заявил Риис.

— Ты покидаешь Ирт? — удивленно заморгала Джиоти.

— Чтобы отвести ее туда, где она должна быть, — ответил он, не отводя глаз от призрака и предвосхищая возражения: — Она пришла предупредить меня.

— Тебе надо бежать, молодой хозяин! — с мольбой закивала ему Лара. — Прошу тебя, внемли мне. Я видела Пожирателя Теней, и он непобедим.

— О чем она тебя предупредила, Риис?

Джиоти вгляделась в темный угол двора, откуда не отрывался взгляд Рииса, но все равно никого не увидела.

— Кавал вызвал ее из Извечной Звезды, — объяснил Риис, — потому что за мной охотится создание света. Она зовет его Пожирателем Теней.

— Ты мне говорил о тревожных снах, в которых тебе являлась Лара, — напомнила Джиоти. — Может быть, твое сознание играет с тобой такую шутку? Ты слишком много работал в последние дни. Может быть, перетрудился.

Риис оскалил зубы, подавляя возглас досады. Джиоти решила прикосновением Чарма успокоить его перенапряженный разум и крепко взяла Рииса за руку.

— Давай обдумаем это вместе. Кавал мертв. Его разорвали на части змеедемоны, а душу унесло в Бездну. И даже он, мастер волшебства, не мог бы никого позвать через такую пропасть.

Риис задумался над ее словами — она права, у него просто видения. Магия его истощилась, и он ощущал внутреннюю пустоту. Но нет, Лара была здесь, глядела на него живым взглядом.

— Властелина Тьмы и его змеедемонов больше нет, Риис, — продолжала Джиоти тихим голосом, уговаривая и успокаивая. — Ты истребил их, когда сразил Властелина Тьмы. В этих мирах у нас больше нет врагов, Риис.

— Скажи ей, что Пожиратель Теней идет с Края Мира, — произнесла Лара.

— Ты знаешь о Крае Мира? — спросил Риис, ища ответа на лице Джиоти.

— Мир, ближайший к Извечной Звезде, — ответила она спокойным голосом. — Глушь, населенная опасными тварями — спрутообезьяны, быкоящеры, самый опасный из всех миров. Кроме эльфов, там никто не живет. Иногда туда прибывают паломники для религиозных обрядов.

— Лара говорит, что Пожиратель Теней идет оттуда, — сообщил Риис.

— Спроси ее, кто послал Пожирателя Теней, — предложила Джиоти.

— Я не знала этого даже в Извечной Звезде, — призналась Лара. — Сейчас я знаю еще меньше. Чем дальше спускаюсь я от ее лучей, тем меньше помню. Воспоминания меркнут. Здесь только боль резка и отчетлива.

— Боль? — Риис поднялся на ноги. — Но ты же призрак!

— И все равно я страдаю. — Она шагнула назад, почти исчезнув в темноте. — Но это не важно, молодой хозяин. Я же мертва, а ты еще жив, и я пришла тебе на помощь. Слушай меня. Я не знаю, кто послал Пожирателя Теней. С ним еще двое, кобольд и эльф...

Джиоти подошла сзади и взяла Рииса за руку:

— Если ты отдохнешь, твоя волшебная сила вернется... Риис, не обращая на нее внимания, спросил у призрака:

— И где сейчас этот Пожиратель Теней и его спутники?

— Я все время следила за ними через хрустальную призму, — ответила Лара. — Они на эфирном корабле, идущем от Хелгейта в город, вырезанный в гигантских обрывах над морем...

— Заксар! — сразу понял Риис. Он передал Джиоти слова призрака.

— И она это видит в своем кристалле? — усомнилась Джиоти.

— Этот кристалл взят из Ожерелья Душ, — вспомнил Риис рассказ Лары.

— Гномья магия... — пробормотала про себя Джиоти, потрясенная упоминанием этого древнего устройства. — Работа почитателя дьявола...

— Да — Даппи Хоба, — кивнул призрак. — Она знает эту историю.

— Даппи Хоба? — прищурился Риис на Джиоти. — Ты о нем знаешь?

— Каждый школьник знает. Даппи Хоб был сброшен в Бездну гномами, которых он создал из червей в теле мирового змея. Он их заставлял делать путы для демонов, клетки для дьяволов и ловушки для душ — вроде Ожерелья Душ. — Джиоти вопросительно наклонила голову. — А ты об этом никогда не слышал?

— Нет, — серьезно ответил он. — Лара только что мне рассказала.

У Джиоти по спине будто провели холодным пальцем.

— Может быть, ты слышал и забыл — а сейчас в усталом сознании это всплыло.

— Джио — Лара вот здесь, я тебе говорю. — Взяв Джиоти за плечи, он повернул ее в темный угол двора, где играли пятна дневного света. — Я тебе говорю правду. Это не иллюзия.

Джиоти отступила и села.

— Расскажи мне все, что она тебе рассказала.

Риис стал рассказывать, расхаживая перед ней и бросая взгляды на призрак Лары, будто ища подтверждения. Закончив, он сел и в упор посмотрел на маркграфиню.

— Теперь ты мне веришь?

— Я верю в одно: с тем, что не видишь, надо быть поосторожнее, — сказала Джиоти. — Ты себя просто загнал, Риис. Тебе стоило бы несколько дней отдохнуть, а обо всем этом подумать позже, когда полностью восстановится твоя волшебная сила.

— Времени нет! — вскричала Лара.

— Пожиратель Теней прибывает в Заксар, — сказал Риис. — Лара не хочет, чтобы я ждал.

Джиоти схватила его за обе руки.

— Может быть, Лара действительно здесь, — уступила она. — Но если и так, можно ли ей верить?

— Я ее знаю, — твердо ответил Риис. — Знаю с самого детства.

— Ты знал ее, когда она была жива. — Джиоти сжала его руки. — Сейчас она призрак. Она даже не может вспомнить того, что знала в Извечной Звезде. Может быть, она ошибается.

— Если даже и так, это все равно Лара, душа, которую воспитали мы с Кавалом на Темном Берегу. Не считаться с ней я не могу, я верну ее в Извечную Звезду.

— А Пожиратель Теней? — настойчиво спросила Джиоти. — Что мы должны с ним делать?

Риис понурил голову:

— Не знаю.

— Я думаю, надо побольше узнать об этой группе с Края Мира, — объявила Джиоти, высвободила руки и села прямее. — Я — опытный дипломат, и я поеду в Заксар представлять тебя.

— Я не могу тебе этого позволить! — встревожено поднял брови Риис. — Я же тебе передал, что сказала Лара об этом противнике, о том, что он сделал с демоном на Краю Мира. Слишком это опасно.

— Я не собираюсь на него нападать, Риис, — уверенным голосом сказала Джиоти. — Я хочу связаться с этим Азофелем и его спутниками — кобольдом и эльфом — и выяснить, кто его послал и зачем. А ты тем временем отдохни. Я тебе доложу по амулету связи, и через несколько дней ты будешь все знать.

— Нельзя здесь оставаться! — Лара выступила из тени, сквозь нее просвечивали кусты. — Надо как можно быстрее уходить! Уходить, потому что они знают, где ты, и придут сюда.

Риис смотрел сквозь призрака, сквозь древесные ворота, на лиги песчаных рек Казу, играющие в свете дня.

— У тебя есть работа здесь, Джио. А это создание опасно. Он ест жизни. — Риис схватил себя ладонью за шею сзади, решительно дернул. — Лара видела, что он ищет меня. Может, лучше я прямо выйду к нему навстречу.

— Мы слишком мало знаем, — возразила Джиоти. — Насколько реальна угроза? Давай я выясню, Риис, я у тебя в долгу.

— Я не хочу, чтобы ты расплатилась жизнью, Джиоти. — Он поглядел на Аару: — Азофель даст ей к себе приблизиться?

— Наверное. — Светлые глаза Лары затуманились, пытаясь сквозь глушащую боль разглядеть воспоминания о Крае Мира. — У эльфа и кобольда есть и храбрость, и сочувствие. Этому я была свидетелем. Раз у него такие спутники — не заслуживает ли Пожиратель Теней определенного уважения? Пусть она пойдет к нему, а мы с тобой должны убраться отсюда.

Джиоти встала и твердо произнесла:

— Мне нужно отстроить свой город. Я еще нужна своему младшему брату. Умирать я не собираюсь. Но я узнаю, почему они за тобой охотятся.

Риис встал и печально опустил голову:

— Я не смогу ждать тебя здесь.

— Ты твердо намерен доставить ее в Извечную Звезду?

— Я должен. Джиоти нахмурилась:

— Но как мы будем держать связь? Как я тебя найду?

— Между твоим Чармом и моим волшебством мы не потеряемся. — Риис взял ее за плечи и притянул к себе. — Я никогда не потеряю тебя, обещаю.

Джиоти крепко его обняла.

— Слишком многое мы должны сделать и выдержать с тобой вместе, Риис. Без тебя я не смогу.

— Меня не так-то легко своротить с дороги. Я же попал сюда с Темного Берега, помнишь? — Он отступил назад. — Иди, но ничего рискованного не предпринимай.

Она улыбнулась, такая полная жизни, такая близкая и теплая, что у Рииса защемило сердце.

Он не хотел разлучаться с Джиоти, но сейчас был нужен Ларе. Ради нее одной, ради того общего, что было в прошлом, ради их былой любви он пустит в ход все, на что способна его магия, использует даже своих друзей и возлюбленную.

— Свяжись с моим бывшим напарником, Бульдогом, — сказал он Джиоти, мягко притрагиваясь к ее сильной руке. — Он теперь живет в Заксаре, он поможет тебе. Но помни: не подвергай опасности ни себя, ни его.

— А куда пойдешь ты? — спросила она. — Как найдешь дорогу к Извечной Звезде?

— Паучьи Земли. Там есть туннели, соединяющие путями Чарма все доминионы — и другие миры. — Он выпустил руку Джиоти и встал рядом с призраком. — Мы с Ларой найдем путь к Извечной Звезде — и я вернусь к тебе, как только смогу.

 

6

В ГОРОДЕ ЗАКСАРЕ

 

Компания «Шахты Бульдога» находилась в доме на крыше стеклянной башни, вырезанной в скале, выходившей на площадь Холодной Ниобы. Это место в богатом центре торгового района Заксара Бульдог выбрал потому, что отсюда вдоль улицы Всех Земель открывался вид на нищие заводские трущобы, где Бульдог вырос. Он расположился здесь всего тридцать шесть дней назад, и все никак не мог перестать стоять у широких окон листового стекла и глазеть в свое прошлое, философически размышляя о причудливых изгибах судьбы и безвременной смерти многих и многих за время краткого и кровавого правления Властелина Тьмы.

Время от времени он оборачивался, оглядывал длинные ряды удобной стильной мебели, где десятки операторов бродили среди комнатных растений или сидели на мягких диванах, потягивали чай и разговаривали через наголовные талисманы связи, согласовывая с огромными заводами Заксара заказы и пути доставки. Всего сто шестьдесят семь дней назад он был вором и рыскал по этим самым заводам — теперь они были его клиентами.

Дружба Бульдога с волхвом Риисом, победителем Властелина Тьмы, принесла ему множество блестящих контрактов, и компания «Шахты Бульдога» процветала. Но редко когда человек-зверь мог забыть о том, сколько народу погибло в злые времена, так переменившие его судьбу.

Когда Джиоти нашла Бульдога, он стоял спиной к охваченным кипучей деятельностью комнатам, одетый в изысканную пелерину с амулетами, как подобает преуспевающему бизнесмену. Сперва он не заметил ее, неотрывно глядя на заводы, громоздящиеся на морских обрывах и постоянно изрыгающие пелену вездесущего дыма на нищие приморские улочки, где когда-то он сам жил — точнее, выживал.

— Честная жизнь сделала тебя невнимательным, Бульдог, — сказала ему Джиоти с теплотой в голосе.

Бульдог резко повернулся к ней, и клыки его оскалились в радостной улыбке.

— Маркграфиня! Я не ожидал вас видеть до торговой конференции в Моодруне, в следующем сезоне... — Он заметил тревогу на ее лице и замолчал.

— Риису нужна твоя помощь... — начала она. Большая рука Бульдога взяла ее за локоть и провела в кабинет, увешанный нитками камней с заглушающими амулетами и большими веревочными узлами, соединяющими медные листы талисманов молчания. Они сели на круглую скамью лицом друг к другу в середине покрытой ковром комнаты, и Джиоти рассказала ему о призраке Лары и о грядущем пришествии Пожирателя Теней.

— Если предположить, что Риису это не привиделось, и он говорит правду, когда должны прибыть эти эмиссары с Края Мира? — спросил Бульдог, зловеще блеснув глазами, озлобленный даже мыслью об угрозе своему бывшему напарнику по воровству.

— Эфирный корабль должен причалить к небесной гавани сегодня утром. — Джиоти наклонилась и положила руку на мохнатую лапу. — Я решила, что мы должны поверить Риису — ради него самого. Потому что если он прав, то все это может быть весьма опасно. Я привезла с собой отряд охраны, но надо постараться не пускать в ход чармострелы, если удастся. Риис говорит, что призрак сообщил ему, будто это создание может уничтожать живые существа. Если ты предпочтешь оказаться отсюда подальше, я тебя пойму.

Янтарные глаза Бульдога не моргнули.

— Чем я могу помочь?

Она улыбнулась и благодарно стиснула его толстую лапу.

— Ты знаешь Заксар куда лучше меня. Я была бы рада, если бы ты был поблизости, когда я с моим отрядом взойду на борт «Звезды удачи».

Бульдог охотно согласился и, бросив дневные дела на управляющего, немедленно направился вместе с Джиоти к небесному причалу. В аэромобиле, в котором Джиоти прилетела в Заксар из Арвар Одола, Бульдог наклонился к ней, принял заговорщицкий вид и сказал:

— Теперь вы должны мне все рассказать. Она красива? Теперь, увидев Лару, вы сами можете судить — имело ли смысл Риису бросаться за ней сюда с самого Темного Берега?

— Прежде всего, я сама ее не видела. Но если ты спрашиваешь, ревную ли я — то нет.

Она холодно оглянулась на Бульдога через плечо и подняла машину с крыши стеклянной башни «Шахт Бульдога».

Джиоти рванула с места так резко, что мохнатое лицо Бульдога прижало к окну машины, и почти вертикальный город отчаянно наклонился внизу.

— Верю, верю! — прохрипел он. — Я только полюбопытствовал...

— А что это там, Бульдог — дым? — Джиоти перевела машину на медленный набор высоты и показала на зеленое пламя, изрыгающее оранжевый дым. Он вырывался из скопления складов, где и без того загрязняли воздух кузницы и очистные фабрики. — Это пламя Чарма!

Бульдогу не часто приходилось видеть огонь Чарма — зеленое пламя, вырывающееся при взрыве концентрированного Чарма, но он знал, что это означает опасность еще большего взрыва всех этих сараев и складов, где заводы хранят чармоносные и взрывоопасные материалы.

— Давайте уходить, и выясним, что сталось с отрядом охраны.

Джиоти попыталась найти по амулету связи хоть какой-нибудь осмысленный сигнал, но слышался только треск помех.

— Пламя Чарма забивает связь. — Она повернула машину в сторону оранжевого столба дыма.

— Эй, не туда! — завопил Бульдог. — Весь квартал может взлететь на воздух!

Машина скользнула сквозь фабричные дымы, и в глазах Чарма на панели управления показались лежащие внизу улицы. Какой-то промышленный склад взорвался, оставив на своем месте дыру. Оттуда вылезали низенькие белые создания с сегментированными телами, в пятнистых кусках брони и с амулетами на перевязи, которые наводнили улочки между складами. Охранники стреляли по ним с крыш и нескольких убили, но не очень много. Безволосые гуманоиды смели охрану заводов и завладели чармострелами. Между складами плясали языки зеленого пламени.

— Великая Богиня, что это за твари? — спросила Джиоти придушенным от испуга голосом. Тут она вспомнила, что говорила Лара о краже Ожерелья Душ. — Драконова кровь, это же гномы!

— Улетай! — бешено завопил Бульдог и схватился за штурвал.

Машина нырнула и резко пошла вверх, когда человеко-зверь дернул ручку управления на себя.

Тени кабины окрасила зеленая вспышка. Через секунду дошла ударная волна, и аэромобиль стало швырять из стороны в сторону.

Джиоти повела его прочь от ревущего зеленого огня, отороченного черной копотью. Выброшенный взрывом гравий застучал по корпусу.

Выйдя из вихря и закладывая широкий вираж, Джиоти увидела, что склады внизу исчезли. Весь обрыв, где теснились строения, свалился на расположенную ниже террасу. Выли заводские сирены, пожарные и полиция лезли по ближайшим лебедочным лифтам, спеша за помощью на другие уровни. Огромный дирижабль с водой пробивался через бурлящие облака.

— Да, это были гномы, — согласился Бульдог после долгого молчания. Он сидел, прижавшись лицом к окну, выискивая глазами карликовых воинов и не находя ни одного. — Я однажды видел пьяного гнома, когда был мальчишкой. Они живут на Краю Мира и занимаются...

Где-то в машине раздался грохот и стал нарастать, переходя в визг.

— Осколки попали в двигатели, — поняла Джиоти, когда штурвал задергался у нее в руках.

Два взрыва подряд сотрясли машину, стены расплылись в вибрации, и Бульдог жалобно заскулил.

Джиоти отрубила двигатель, и вибрация прекратилась. Джиоти отдала штурвал, опуская нос.

— Спускаемся, Пес. Свернись в клубок и расслабься. Чармовая рессора погасит удар почти полностью.

Бульдог спрятал голову между колен.

— Только не в море! — захныкал он. — Я плавать не умею!

Машина провалилась в воздушную яму, и смог унесло прочь. Внизу открылись заводы с остроконечными крышами и дымовыми трубами, плотно набитыми в ниши обрывов. Вставший на дыбы пейзаж скал и рассыпанных кирпичей метнулся навстречу, и машина заскользила сквозь едкие дымы удушающего чармового огня.

Быстро выговаривая слова, Джиоти послала аварийное сообщение небесному причалу. Помехи горящего Чарма забивали ее сообщение и стали трещать еще громче, когда разбитые каменные здания метнулись навстречу.

Удар разорвал машину на части. Панели отлетели, корпус разметало вздыбленными рельсами и брызгами двигателей. Освобожденная кабина подпрыгнула и перенесла летающих от стены к стене пассажиров через полосу битого камня. Затем она остановилась, замедляя свое вращение, посреди разрезанного пополам завода, где торчали в воздухе лестницы, перекрученные трубы, а за рухнувшими стенами все еще дымили и плевались огнем литейные.

Крыша кабины откинулась, и Джиоти помогла оглушенному Бульдогу выбраться на склон, усыпанный булыжниками.

Наверху сквозь разрывы клубов дыма виднелись заводские ярусы Заксара, а вниз уходили крыши — до самых доков. Но и вверх, и вниз простиралось разрушение.

Бульдог, не оправившийся от головокружения, не заметил слабого движения в стороне, но Джиоти схватила его за руку и дернула.

— Ложись, быстро!

Он пригнулся вместе с Джиоти за перевернутым обломком каменной кладки и, выглянув, увидел сквозь стелющийся дым шагающих гномов. Они размахивали огромными топорами и короткими пиками, и грубо сегментированные тела двигались с неожиданной легкостью, хотя были обременены тяжелыми связками и пластинами амулетов. Металлические шлемы блестели как жвалы насекомых, виднелись блестящие морды с разрывами ртов и красными бусинками глаз без век.

Джиоти сняла с куртки амулет связи и попыталась позвать на помощь. Из коммуникатора трещали только помехи, грохот горящего Чарма из-под обрушенных зданий, и она отключила его.

— Придется выбираться самим, Пес.

Чтобы уклониться от встречи с отрядом гномов, они отползли назад, мимо поваленного каменного контрфорса, в дыру, которая под ним обнажилась. В этот миг взорвался двигатель поврежденного аэромобиля. Хотя грохот был приглушен каменной толщей булыжников, гром загремел над обрывами, отвлекая гномов. Они свернули в сторону и пошли выяснять, что это за взрыв.

Бульдог воспользовался моментом, чтобы вылезти из дыры и попытаться найти выход из дымящейся ямы, но Джиоти тихо окликнула его:

— Пес! — В ее шепоте была тревога.

Он тут же оказался опять в дыре, рядом с Джиоти, и сразу увидел, почему она его звала. Схватив ее за плечи, он потянул ее назад, вглубь, под старые плиты вздыбленной мостовой.

Сквозь сотовую решетку прутьев фундамента и переплетения оборванных кабелей было видно, как из обрыва вылезают орды гномов. В темноте их тела светились зеленью, и они неуверенно шли вперед, явно ослепленные светом внешнего мира.

— Они нас не видят, — заметила Джиоти и полезла глубже в шахту, где ствол расширялся и можно было стоять.

Бульдог скрипнул зубами от такой безрассудной смелости и, пригнувшись, полез за ней.

Близко — так что можно было забросить камнем — зеленовато блестел ровный поток гномов среди теней подземелья. Джиоти с помощью глаз Чарма ориентировалась в темноте. Двигаясь параллельно потоку гномов, она уходила глубже в подземелье. Впереди зиял грот в обрамлении сталагмитов, и там гномы выходили через трещину.

— Это, наверное, чармовый туннель, — сказала Джиоти через плечо съежившемуся у нее за спиной Бульдогу. Он уставился на свои амулеты вылезающими из орбит глазами.

— У меня... мои глаза Чарма показывают, что они выступают из ниоткуда! — заикаясь, прошептал Бульдог.

— Это только так кажется. — Джиоти вытянула из сумочки прядь колдовской проволоки и стала ловко связывать амулеты. — Они приходят из другой страны Чарма. Если хочешь увидеть, откуда, привяжи глаз Чарма к крысиной звезде. А потом смотри.

Через усиленный глаз Чарма, который она соорудила, грот предстал тем, чем был — порогом, за которым начинался коридор, разветвляющийся ульями туннелей. В некоторых кишели гномы, и они шли оттуда, куда глаз Чарма не доставал.

Бульдог присоединил к модифицированному глазу Чарма несколько мелких трапеций наговорных камней и стал слушать. Сквозь испуганный стук собственного сердца и бьющийся пульс Джиоти он хотел услышать жизненную силу гномов. Он уловил звуки медленного течения их крови, черепашьей плазмы, циркулирующей внутри толстых тел. Прислушавшись внимательнее, он различил родовую речь гномов. Она не очень отличалась от его собственной родовой речи — гармония восприятия и мысли. Но в их речи не было отличий. Их мысли казались застывшими: стена из льда, а в середине — образ груды драгоценностей размером с палец, скрепленных золотом и играющих радугой.

— Ожерелье Душ! — ахнула Джиоти.

— Тише! Слушай!

Бульдог прижал когтистый палец к уху, слушая, как что-то огромное вдыхает в них жизнь откуда-то извне.

— Я слышу это! — жарко шепнула Джиоти, теснее прижимаясь к измененному глазу Чарма в руке Бульдога. Это был пепельный голос, речитатив команд их создателя. — Даппи Хоб!

Серый голос почитателя дьявола, который превратил червей в гномов и дал им форму, вещал с Темного Берега и каким-то образом направлял сейчас их шествие. Они шли в унисон, как один разум, как воля своего изгнанного хозяина. В каждом из них горела его магия, как укол боли в сердце, который заставлял их повиноваться.

— Владыка, низложенный ими, снова властвует над ними, — чуть слышно произнесла Джиоти, словно в трансе. — Он шлет их сюда с Края Мира. Зачем?

Бульдог выдернул колдовскую проволоку, и чармовое восприятие прервалось.

— Нельзя, чтобы почитатель дьявола нас услышал. Джиоти вцепилась в жезлы силы, вшитые в куртку, и выпустила чуть больше Чарма, чтобы успокоиться после того, чему они были свидетелями.

— Я думала, что Даппи Хоб — просто детская страшилка.

— Еще недавно то же думали о змеедемонах. — Бульдог похлопал по крысиным звездам на ленте шляпы у себя под мохнатой гривой. — Поразмысли об этом. Может быть, не просто совпадение, что после волны змеедемонов является самый злой из чародеев.

— Надо унести отсюда этот глаз Чарма и показать его другим. — Торопливыми пальцами Джиоти сунула в карман глаз Чарма, который смотрел сквозь миры. — Властелин Тьмы был всего лишь лазутчиком!

Бульдог вытащил из-под пелерины тупоносый чармострел и направил в сторону грота.

— Давай прикроем эту крысиную дыру.

— Нет! — Джиоти схватила его за руку. — Может рухнуть еще кусок города, и тогда...

От ее прикосновения чармострел сработал. Синяя молния ударила в зубастый потолок, обломки известняка упали как копья и наковальни. Гномы взвыли и заметались, сбивая друг друга с ног в этом хаосе, их тела разметались по всему подземелью.

Бульдог сгреб Джиоти в охапку и бросился прочь от летящих камней и переполошенных гномов. Он поглядывал в глаз Чарма, ища обратный путь. Слепота гномов мешала им заметить широкий коридор, когда они шли цепочкой, но сейчас они рассыпались веером под давлением толпы, хлынувшей из грота.

Заметив чужих, гномы подняли визг. Засвистели мимо топоры, Бульдог, прикрывая Джиоти своим телом, бежал ближе к тени. Искры летели от стали топоров, врубавшихся в камень, лязг эхом разносился по коридорам, подгоняя Бульдога как удары плети.

Впереди несколько гномов нащупывали выход. Грохот обвала заглушил шаги Бульдога, и гномы не почувствовали его, пока он не столкнулся с ними.

Он вылетел из дыры рядом с перевернутым контрфорсом. Три гнома стояли к нему спиной, когда он отпустил Джиоти и навел чармострел. Один выстрел положил всех троих, и Бульдог махнул рукой Джиоти, чтобы бежала за ним к заводу с обрушенной стеной. Чармострел он заклинил, чтобы тот взорвался, и бросил его в дыру перед тем, как кинуться наутек.

Вновь мощь вырвавшегося чармового огня разорвала камни. Бульдог схватил Джиоти и бросил ее вперед, подальше от огненной печи.

Сверху завизжали гномы, беспорядочно размахивая топорами в слизистых руках.

Бульдог тут же пожалел, что не оставил при себе чармострел. Но вспомнил, что без него лучше — шальной выстрел среди этих чармовых кузниц мог бы вызвать очередную огненную бурю.

Он поглядел вниз в поисках пути спасения. Острые камни кишели гномами.

— Надо идти вверх, — решил он и вытащил из ножен короткий толстый клинок, привязанный на спине под пелериной амулетов. — Держись ближе ко мне.

— Ты только выведи нас отсюда, Пес. — Джиоти вытащила нож и хлопнула Бульдога по спине, давая знак двигаться. — Нам надо предупредить Ирт.

Бульдог полез по разбитому сланцу склона к створчатому фасаду какой-то мастерской. Джиоти не отставала от него, тревожно оглядываясь через плечо. Разъяренные гномы спешили следом по вздыбленным скалам, и их леденящий кровь визг звучал громче сирен.

Джиоти и Бульдог изо всех сил бежали вверх по крутой дорожке, ведущей на какой-то погрузочный двор, надеясь на силу, черпаемую из амулетов. Казалось, однако, что гномы тоже обрели чармовую выносливость — они ловко карабкались по крутым изломам сланца, вертя топорами над головой.

Бульдог обернулся к Джиоти:

— Держитесь за меня, маркграфиня, и не отпускайте.

Она забросила руки на его массивные плечи, Бульдог уцепился за трос ближайшего блока, другой рукой выхватил нож и отсек трос от якоря. Грузовой поддон, державшийся на тросе, полетел вниз, а Бульдога с прильнувшей к нему Джиоти потянуло вверх. Замелькал бетонный желоб, и ускорение подъема прижало внутренности к ребрам.

У самого верха Бульдог спрыгнул на площадку, а поддон тем временем сшиб оставшихся внизу гномов. Бульдог огляделся, тщетно ища взглядом рабочих или охранников. Вой тревожных сирен прогнал прочь всех, кто здесь был. Снизу по желобу блока волной поднимались гномы — единственной надеждой спастись был путь наверх.

Бульдог полез по узкой лестнице за деревянными перилами погрузочных ворот, и Джиоти вслед за ним устремилась к ступеням на гребне ограды между ярусами завода. Цепляясь руками и ногами, она не отрывала взгляда от каменной в масляных пятнах стены, не смея оглянуться.

Они бежали вдоль узкого каменного прохода над бурной темной водой канала. Пронзительные крики гномов притихли, и стало казаться, что Бульдогу и Джиоти удастся скрыться среди выщербленных кирпичных стен. Вверху, в разрывах густого заводского дыма, в сторону дымящихся развалин плыли разноцветные воздушные шары с гондолами воды.

Вдруг с бечевника, идущего вдоль канала внизу, взлетел топор, расколов мостовую перед Бульдогом. На дорожку выскочил визжащий гном.

Бульдог, не сбиваясь с шага, метнул нож, и клинок воткнулся в голову гнома меж металлических жвал шлема. Человек-пес ловко перехватил рукоять и одним движением мощной руки отрубил гному голову. Торжествующе взвыв, он поднял трофей к небу.

— Прекрати, Пес! — крикнула Джиоти, хватая Бульдога за руку. Дотронувшись до его пелерины с амулетами, она включила еще один жезл силы.

Прилив Чарма смирил бешенство Бульдога, и вой стих.

— Прошу вашего прощения, маркграфиня.

— Не надо извиняться. — Джиоти тревожно глядела на вертикальные лабиринты эстакад, лебедок, подпорок, трубопроводов и тросов, высматривая, нет ли там гномов. — Только выведи нас отсюда — и побыстрее!

Бульдог швырнул отрубленную голову в канал, ударом ноги сбросил туда же округлый труп. Черная гладь приняла тело, и на маслянистой поверхности не осталось никаких следов.

— Что ж, маркграфиня, мне кажется, предчувствие Рииса его не обмануло, — пробормотал Бульдог, глядя, как скрывается тело.

Джиоти не потрудилась ответить, только дернула его за руку, напоминая, что надо спешить.

Бульдог поддался и повел Джиоти по лабиринту старых кирпичных дорожек между складами. Вскоре дорога по замшелым каменным ступеням вывела пса и маркграфиню на остановку трамвая, расположенную на освещенной террасе выше задымленной суеты промышленного города. Это была Верхняя улица — короткий ряд рыбных лавок и овощных киосков, где сейчас стояла толпа и глазела вниз, на забитые заводские дворы и дымящиеся обломки на месте складов.

Джиоти открыла амулет связи и вызвала небесный причал. Канал со щелчком открылся, но слышно было только молчание. Потом дрожащий испуганный голос произнес:

— Маркграфиня, «Звезда удачи» причалила. Мы все время пытаемся с вами связаться.

Она узнала голос командира отряда, которому было поручено следить за прибытием корабля, несущего пришельцев с Края Мира.

— Вы ее взяли?

— Да, да, мы взяли, — ответил спешащий голос. — Но на борту никого нет! Никого!

— Никого? — Джиоти повернулась к Бульдогу, озабоченно хмурясь. — Как это может быть? Кто вел корабль? Кто его причалил?

— Госпожа, здесь творится что-то страшное! — Голос всхлипнул. — Весь отряд — все мы... У нас... у нас ни у кого нет тени!

 

7

КОРАБЛЬ-ПРИЗРАК

 

Азофель сошел по сходням эфирного корабля, вырядившийся в перья света. Прозрачная, огненная копна волос испускала искры на суровом ветру, свистящем между опорами и балками небесного причала. Он стоял на платформе, где чармоносные кнехты держали швартовы большого, серого, жабо-образного корпуса эфирного корабля. Отсюда ему был виден весь Заксар, раскинувшийся внизу широкой дугой черных расщепленных обрывов.

Рик Старый и Бройдо робко вышли из корабля, боясь того, что предстояло увидеть. На причальных платформах, висящих на тросах гроздьями, не было никого. Недвижно в воздухе над своим гнездом висел черный дирижабль, и не видно было ни команды, ни пассажиров. Даже стивидоры, обычно мелькавшие вдоль ярусов платформ, исчезли; горы ящиков и бочек были брошены без присмотра.

— Он съел всех! — шепнул кобольду Бройдо.

— Не всех, эльф. — Азофель показал сияющей рукой туда, где раскинулся город на утесах. Среди прокопченных зданий и засыпанных пеплом улиц копошились точечки людей. — Я не такое чудовище, каким ты хочешь меня изобразить.

— Значит, ты восстановил свою силу? — спросил Рик Старый. — Тебе больше не нужны чужие жизни?

Азофель не ответил. Он только обвел горящими глазами индустриальный пейзаж и остановил взгляд там, где дым из труб стелился по склонам подобно овечьему руну.

— Гномы здесь.

— Что? — прохрипел Бройдо, чуть не выронив меч змея из рук. — Не может быть! Мы спустились по Стене Мира, опередив их, а сейчас день. Как они могли здесь оказаться?

— Мы далеко от Извечной Звезды, эльф, — объяснил Азофель, не отводя взгляда от города на обрыве. — На этом уровне гномы могут двигаться и днем, и ночью.

— О боги! — взвыл эльф. — Это конец всему! Они теперь будут всюду и всегда!

Азофель все еще был в кожаной рубахе и серых сапогах пилота, хотя его новая сила уже рвала их по швам, и лучи серебряного света били из прорех.

— Гномы нашли свой путь в этом сне.

— Для тебя это, быть может, и сон, — сказал Рик, — но прошу тебя вспомнить, что для нас это реальность. Мы должны постараться уйти отсюда, не губя больше жизней.

Лучезарный прервал изучение Заксара, повернулся, и угловатое лицо его было пепельно-серым.

— Где создание тени?

— Он с ведьмой. — Рик Старый поднял Ожерелье Душ. — Я ее вижу, потому что у нее есть хрустальная призма из этого уловителя душ. Она нашла путь к волхву, которого ищем мы.

— И где же она сейчас в этом мире, кобольд? — Азофель оглядел широкий горизонт — сине-стальной над морем, неровный угольно-черный на городских обрывах, белесоватый на призрачных соляных холмах Края Неба, который был границей страшной пустыни Каф. — Куда еще должны мы направиться, чтобы свершить нашу миссию?

— Ты чувствуешь гномов, но не мага, который является нашей целью? — холодно спросил Рик Старый. — Ах да. Гномы — создания с Края Мира, форму им дала та же энергия Извечной Звезды, что сотворила и тебя. Но волхв — создание тени — его сотворила тьма, он поднялся из пропасти. Его ты совсем не чувствуешь?

— Совсем, — с готовностью подтвердил Азофель. — Так где же он? Давай побыстрее закончим работу.

Рик Старый спустился по сходням и встал в горячей ауре Лучезарного.

— Я не скажу тебе.

Пепельное лицо Азофеля потемнело.

— Что ты сказал, кобольд?

— Я сказал, что не буду больше участвовать в убийствах. — Свою шляпу из листьев и лиан Рик оставил в корабле, и сейчас закивала его лысая голова с пучками седых волос. — Если хочешь, чтобы я помогал тебе, Лучезарный, ты не будешь более брать свет из этого сна.

Звезды глаз Азофеля сверкнули остро и горячо:

— Ты пожертвуешь все миры этого сна за горстку жизней?

— Горстку? — рассерженно огрызнулся Рик Старый. — Да что ты за существо такое, Азофель? Ты перебил целые кланы — даже детей не пощадил. Ты украл несчетное число жизней, и я не хочу быть твоим соучастником. И больше не буду. Меня от этого выворачивает.

— Тогда ты глупец, и все эти миры обречены, — объявил Азофель. — Сейчас у меня лишь ничтожная доля моей прежней силы. Ты помнишь, как я сиял когда-то?

— И сколько еще силы тебе нужно? — Кобольд ткнул узловатым пальцем в туловище Азофеля. Оно было как остывающая лава. — У тебя есть сущность. Ты больше не выглядишь слабым.

Лепестки губ Азофеля сжались, и он ответил:

— Мне нужно вернуть мою силу. Я хочу вернуть мою силу.

— И ты, я верю, получишь ее обратно — когда доложишь своей госпоже об успехе миссии. — Рик Старый упрямо задрал подбородок. — А до того придется обойтись той силой, что у тебя есть. Это понятно?

Бройдо попятился, собираясь нырнуть обратно в корабль от ярости Лучезарного.

Но он не успел этого сделать, как Азофель спросил:

— Ты рискнешь всем ради своей суетной слабости?

— Слабости? — Кобольд отступил на шаг. — Сочувствие — не слабость.

— Сочувствие кому? — Лучезарный обвел светящейся рукой панораму города. — Не этому миру и не другим, которые все исчезнут, если мы не выполним свою задачу. Нет, твое так называемое «сочувствие» касается лишь немногих, кто отдал жизнь за наше благородное дело — как сделал это ты. Ты, суетное маленькое существо, печешься о немногих, кого ты видишь, за счет многих, кто не виден тебе.

— Я согласился на это поручение, — быстро ответил Рик — Моя судьба — это мой выбор. А какой выбор был у этих ни в чем не повинных бедняг, которых ты поглотил?

— Не понимаю твоей кобольдской логики. — Азофель устремил свой лучезарный взгляд на Бройдо. — А ты, эльф, что скажешь на эту смешную суетность кобольда?

— Я? — Держа в одной руке меч змея, Бройдо прижал ладонь другой к груди. — Что я знаю о мирах и о Владычице Миров? Я ее никогда не видел. Я просто не знаю...

— Бройдо! — возмущенно воскликнул Рик. — Уничтожены кланы эльфов. Ты это видел собственными глазами. Говори, советник. Говори за мертвых твоего рода!

Бройдо прижался к косяку портала.

— Лучезарный, — неохотно начал он. — Слова кобольда — мои слова. Убийств более быть не должно.

Азофель скрестил руки на груди.

— Да будет так. Я достаточно силен сейчас, чтобы сопровождать вас туда, куда лежит наш путь. Но вряд ли я смогу спасти вас или даже себя, если преследующие нас гномы обнаружат нас раньше, чем мы найдем создание тени.

— Тогда нам лучше побыстрее отсюда убираться, — сказал Рик, довольно выпятив подбородок. — Волхв с ведьмой Ларой сейчас к югу отсюда.

— Далеко? — спросил Азофель, всматриваясь на юг, в извилистое туманное побережье.

— Далеко. — Старый кобольд сомкнул морщинистые веки. — Ощущение волхва, что вложила в меня наша госпожа, сильно как никогда, но все еще неясно. Он за много-много лиг отсюда, в ином доминионе Ирта. Я также ощущаю в нем страх, хотя не знаю, почему он может нас бояться. И все же призмы указывают на это.

— Если с ним ведьма, — заметил Азофель, — то он может точно знать, что мы идем за ним. Но как же велико должно быть в нем зло, если он мешает самой создательнице миров? Это нам следует его бояться, а не наоборот.

— Ему никуда от меня не скрыться, — твердо сказал Рик. — Но следует торопиться.

— А как мы попадем так далеко? — спросил Бройдо, сходя с трапа.

— Свет этого сна, который я сделал своим, — произнес Азофель, — сообщает мне все, что он знает. Теперь я обладаю умением пилотов, как и всех тех, кто пожертвовал собой ради нашего дела. Нам это умение поможет побыстрее улететь на юг. На одном из ярусов пониже есть крылатые корабли.

Из соседнего лаза вдруг донесся окрик, и все трое повернулись на звук. К ним спешил огромный человек-зверь в усеянной амулетами пелерине, с золотистым мехом, а за ним — женщина с пятнистыми волосами, грациозная и легконогая, как кошка.

Звездчатые глаза Азофеля прищурились.

— Нет! — велел Рик Старый. — Ты дал слово. Нарушь его — и ты предашь нашу госпожу.

Лучезарный глянул на Рика сурово и недовольно. Кобольд не дрогнул.

— Где корабли? — спросил он.

Азофель показал на металлическую лестницу, идущую вдоль опорного столба к вершине небесного причала, и устремился туда, оставляя в воздухе расплывчатый серебристый свет. Рик и Бройдо бросились за ним, стараясь не отстать. Лучезарный скрылся за поворотом лестницы, и Рик пошел за ним, но Бройдо споткнулся, и меч змея загремел по ступеням. Он кинулся подобрать оружие и поспешил за своими спутниками, а преследователи уже громко топали по платформе перед кораблем.

С вершины причала на горизонте были видны только море и пустыня. Азофель стоял перед крылатым кораблем с размашистыми оранжевыми парусами, тросами, подкосами и плавниками. Он уже открыл фонарь и махнул рукой спутникам, чтобы поторопились.

Рик подбежал к Азофелю и, обернувшись, увидел, что Бройдо, пыхтя, выбегает с лестницы. В этот миг мохнатая Рука протянулась сзади и схватила эльфа за ногу. Бройдо с воем полетел вниз по лестнице. Рик бросился на выручку, но Азофель поймал его за шиворот.

— Я не могу терять тебя. — Подняв брыкающегося кобольда в воздух, он швырнул его в кабину. — Брось эльфа. Разве ты хочешь, чтобы я...

— Бройдо! — Стоя в кабине, Рик беспомощно смотрел, как огромный человек со звериными метками без труда разоружил эльфа и поднял в воздух.

— Бегите! — завопил Бройдо, махая им рукой, и человек-зверь встряхнул его, чтобы он замолчал.

Худощавая женщина бросилась к ним, что-то выкрикивая, но слова уносил резкий ветер с моря.

Азофель залез в кабину, бросил Рика в одну из четырех корзин-сидений и захлопнул фонарь. Крыло затряслось от рокота двигателя, завертелись винты, сливаясь в невидимые почти круги, и женщина, лихорадочно машущая вслед, скрылась позади.

Корабль поднялся прямо вверх и быстро скрылся в кобольдовом небе.

— Кто ты? — спросил звероподобный у зеленоволосой лиловой фигурки, корчащейся у него в руках. — Скажи, кто ты, и что случилось со всеми остальными? Где они?

Эльф стиснул зубы, готовясь к ударам и смерти.

— Поставь его, Пес. — Женщина встала перед эльфом, который сел, дрожа, когда звероподобный его отпустил. — Я — Джиоти Одол, маркграфиня Арвара. А это Бульдог из Заксара. Мы не причиним тебе вреда. Ты понимаешь? Мы просто хотим знать, что здесь случилось. — Она показала на стоящие у причалов пустые корабли, многие из которых были приведены сюда ее пропавшими пилотами. — Где мой отряд? Что случилось с моими людьми?

Эльф повернул голову, разглядывая тех, кто его захватил.

— Их поглотил Лучезарный.

— Пожиратель Теней? — спросила Джиоти, но эльф не знал этого названия.

— Как тебя зовут, эльф? — резко спросил Бульдог. — И откуда ты?

— Это Бройдо, эльф, о котором Лара говорила Риису. — Джиоти присела рядом с эльфом, разглядывая с удивлением его наряд из грубо сплетенной травы. — А твой спутник — это кобольд Рик Старый?

— Ты знаешь ведьму? — вытаращил серовато-ледяные глаза Бройдо. — Ты ее видела?

— Значит, это правда. Все правда. — Джиоти встала, дрожа. — Лучезарный — это Азофель, Пожиратель Теней. Он преследует Рииса.

— А Даппи Хоб и его гномы? — Бульдог беспокойным жестом запустил лапу себе в гриву. — Они же ищут Ожерелье Душ, а оно на кобольде!

— Даппи Хоб? — Голос Бройдо подсел. — Почитатель дьявола здесь, на Ирте?

— Здесь его гномы, — ответила Джиоти. — Мы обнаружили их в подземелье под городом. Каким-то образом хозяин смог через Бездну призвать своих рабов. Они повинуются ему.

— Тогда все погибло! — простонал Бройдо.

— То есть? — Джиоти помогла эльфу встать.

— Если Даппи Хоб пустил в ход свое волшебство, — спросил Бройдо, — разве против него сможет что-нибудь сделать Рик Старый? Создание тени — этот волхв — никогда не будет брошен в Бездну, если гномы поймают Рика Старого и отберут Ожерелье. А значит, все миры погибли.

— Что ты бормочешь, эльф? — зарычал Бульдог. Бройдо рассказал то немногое, что знал от Рика Старого о безымянной владычице, которая призвала кобольда.

— Я не знаю, что она имеет против Рииса, — сознался эльф, — но она считает, что с ним должно быть покончено.

— Твои слова кажутся мне бредом безумца, — спокойно произнес Бульдог.

— Слова о Пожирателе Теней тоже казались нелепицей, пока мы не пришли сюда. — Джиоти потянулась за мечом, который держал Бульдог. — Что это за странный клинок? Это кость? А рукоять — нет, Пес, ты только посмотри! Ты видел когда-нибудь такую искусную работу? Кто этот чармодел?

— Гном по имени Синий Типу. — Бройдо гордо поглядел на меч. — Ведьма заставила его отковать это из осколка кости мирового змея.

— Мирового змея? — недоверчиво сморщил мохнатое лицо Бульдог. — Так мы договоримся до кентавров и до слонов. Мировой змей — это миф.

— На Ирте — быть может, — не уступил Бройдо. — Но они ползают на высотах Края Мира. А этот меч змея сделан из осколка их кости. От одного его прикосновения...

— Гномы превращаются в червей, — закончила за него Джиоти и восхитилась точностью детской волшебной сказки. — Надо вернуться в Арвар — к Риису — пока туда не добрался Пожиратель Теней.

— Или гномы, — добавил Бульдог. — Но мы не знаем, куда они с Ларой направятся.

— А я знаю! Я вспомнила — в Извечную Звезду, чтобы вернуть туда ведьму. — И Джиоти быстро направилась в сторону крылатых кораблей.

— Но в верхние миры бесконечно много путей, — возразил Бульдог. — Как мы выследим его, чтобы сказать, что он подверг опасности все мироздание?

Бройдо спешил за Джиоти и Бульдогом, довольный, что оказался среди союзников, и радостно сказал:

— Рик Старый его чувствует. Последуем за Риком, и он выведет нас точно на волхва.

— А Пожиратель Теней? — Бульдог тревожным взором оглядел пустой причал. — Что, если он оправдает свое имя и сожрет наши тени?

— Рик Старый заставил Азофеля дать клятву перестать убивать.

— Перестать убивать? — У Бульдога сделался озадаченный вид. — Что же это за враг такой? Скажи, эльф, этот Пожиратель Теней — зло? Надо ли нам бояться его? Почему он так целеустремленно преследует Рииса? Почему Лара предупредила нас об опасности? Ну-ка, выкладывай!

— К сожалению, господин, я не знаю ответов. Иногда я думаю, что Пожиратель Теней — безусловное зло, потому что он невероятно прожорлив. Сможет ли он сдержать свое слово — это еще предстоит увидеть. И все же он — посланец великой владычицы, как и мой друг Рик Старый. Если мы догоним волхва и ведьму, то сможем действовать сообща. У нас же одна и та же цель — спасти миры.

Бульдог и Джиоти, обдумав положение, вынуждены были с ним согласиться.

— Пошли предупреждение по амулету связи, — предложил Бульдог. — Сообщи всем доминионам, что случилось. Куда бы ни направился Риис, ему сообщат.

Джиоти влезла на крыло и откинула фонарь.

— Нет. Будет дикая паника. Его могут просто убить.

— Тогда свяжись из корабля с Азофелем и с этим кобольдом, Риком Старым, — сказал Бульдог. — Скажи ему, что мы не враги, что с нами Бройдо и что, в конце концов, мы хотим одного и того же.

Джиоти включила амулет связи кабины, пока ее спутники лезли в фонарь, но оттуда слышались только помехи.

— Не выходит. Не могу с ними связаться. Очевидно, энергия Пожирателя Теней мешает приему. Надо просто их догонять.

Бройдо и Бульдог еще не успели пристегнуться, как двигатель взревел, и они стукнулись головами, когда машина взмыла в небо. Промелькнули облака, и небо потемнело, когда Джиоти подняла корабль на максимальную высоту.

С приглушенным проклятием Джиоти стукнула по панели.

— Не могу даже найти их! Слишком много помех. Если не сможем поймать их визуально, то потеряем.

Корабль задрожал, грозясь развалиться, и Джиоти выровняла машину. Три лица уставились на дно страшной пропасти, где распростерся мир. Заводские дымы Заксара расплывались по искрящейся поверхности моря и потрескавшейся глине пустыни. Горизонты Ирта выгибались вверх, а машина дерзко лезла еще выше, к опасной грани своих возможностей.

— Маркграфиня! — позвал Бульдог, когда корабль бешено затрясся. — Мы же так убьемся! Даже Чарм не спасет при падении с такой высоты!

— На их высоте нам не справиться с ними, — объяснила Джиоти, закладывая вираж и оглядывая слои облаков и туманный горизонт внизу. — Надо подняться выше.

Бульдог повернулся к Бройдо, пытаясь отвлечься от страха, который внушали ему аэроманевры Джиоти.

— Скажи, эльф, Край Мира — это действительно такое страшное место, как о нем рассказывают?

— Что я могу тебе сказать? — ответил Бройдо, норовя разглядеть что-нибудь сквозь морозные узоры на фонаре. Там, внизу, щелочная река раскинула свои иссохшие рукава среди соляных холмов. — Я, знающий только Край Мира, не могу судить. Ирт с такой высоты тоже достаточно страшен.

— А, да, страх... — Бульдог погладил бороду и стал рассуждать, чтобы отвлечься от зловещего треска распорок и тросов. — Страх есть тень разума, хотя сам разум и есть олицетворенный свет. Ты согласен, эльф?

— Что разум — свет, а страх — тьма? — Бройдо поднял к Бульдогу напряженное лицо. — Это кажется довольно верным — ведь у разума бывают просветления, а страх затмевает мысли.

Бульдог благодарно улыбнулся.

— Чем сильнее свет, тем гуще тень, не правда ли? Я теперь верю, эльф, что ты окажешься весьма приятным собеседником и достойным доверия союзником. Тогда согласен ли ты, что мы должны повернуться лицом к свету и оставить тень позади?

— Мне это кажется верным, но как мы это сделаем? — сумел выговорить Бройдо, хотя его желудок сжимался каждый раз, когда машина проваливалась в воздушную яму. — Сейчас я бы готов был ослепнуть от света.

— Повернуться к свету — значит отбросить консервативность мысли, Бройдо, переступить эгоистические предрассудки...

Машина влетела в какое-то завихрение, и Бройдо с Бульдогом дружно взвизгнули.

— Хватит щелкать клювами, вы там! — прикрикнула Джиоти, побелевшими пальцами удерживая трясущийся штурвал. — Я знаю, что делаю. Сидите спокойно и...

Тут двигатель зачихал, кашлянул, выплюнул клуб белого дыма из-под кожуха, и машина, вздрогнув, замолчала. В течение мгновения ни один звук не нарушал тишины небесного пристанища, потом крылатая кабина нырнула вниз, и тут уж все трое громко завопили от страха.

 

8

КОТЯРА

 

Песчаные дюны Паучьих Земель казались тигрово-желтыми в черных полосах колючих деревьев. Ветви были затянуты коконами паутины, и жертвы свирепых местных членистоногих висели на ветвях высушенными оболочками — хрупкие, как бумажный пепел, фигурки несчастных собак, птиц и обезьян.

Этот мерзкий доминион Риис помнил еще с предыдущего раза, когда он был здесь, спасаясь от Властелина Тьмы. Теперь, когда Лара вернулась и вывернула его мир наизнанку, казалось, что это было много веков назад. Защищенный от пауков и клещей своей волшебной силой, он целеустремленно шагал через острые стебли травы и ослепительный жар пустыни. Он искал чармовый туннель — проход, соединявший отдаленные области Ирта.

Эфемерная Лара летела рядом, и ее черные волосы развевало сзади, как колышущаяся от ветра темнота. Она была счастлива, что Риис согласился спасаться от Лучезарного. В течение всего перелета от Арвар Одола до торгового порта в Моодруне она пыталась своей радостью утихомирить боль, беспрестанно терзавшую ее от самого спуска с Края Мира. Наедине с Риисом в глайдере по дороге от Моодруна до Паучьих Земель она стала петь старые песни, которым он научил ее на Темном Берегу.

Но эти распевы, когда-то так нравившиеся ее хозяевам, теперь, как обнаружил Риис, его не волновали. Они только напоминали ему о той службе, которую он возлагал на Лару при ее жизни, за что он уже много раз извинялся.

— Я не должен был оставлять тебя в лесу. Надо было знать, что деревенские тебя боятся. Следовало побыть с тобой и защитить тебя от них.

Чтобы сделать ему приятное, она перестала петь, и боль вспыхнула сильнее. Он был так рад снова видеть Лару, слышать ее голос, что не заметил почти неуловимых признаков страдания, которые Лара не могла скрыть: подергивания кожи на лице, напряженной морщинки под огненно-синими глазами, замедленное произношение слов.

— Скажи, Лара, каково там — в Извечной Звезде? — спросил он, останавливаясь на секунду среди висящих с деревьев символов смерти. Магическим чувством он ощущал, что путь Чарма, который ему нужен, где-то совсем рядом. Из-за густых кустов ему пришлось посадить глайдер на солончак перед дюнами и идти пешком через землю смерти.

— Молодой хозяин, я говорила тебе, что не хочу еще возвращаться в Извечную Звезду. — Лара повернулась к Риису и продолжала плыть перед ним. — Я уже мертва. Беспокоюсь я о тебе.

— А зачем бояться за меня, Лара? — Волшебством Риис открыл себе путь в густом кустарнике, и кусты расступились с шумом, напоминающим дождь. Путники пошли дальше. — У меня на Ирте есть волшебная сила. Быть сильнее, чем сейчас, я не мог и мечтать на Темном Берегу.

— Но то, что идет против тебя, еще сильнее. — Взгляд Лары дрогнул при воспоминании о том, как Азофель уничтожил демона Тивела. — Я хочу, чтобы ты переместился в другой мир, чтобы переходил между мирами и дальше, пока Азофель не устанет тебя преследовать.

Боль, отразившуюся на ее лице, Риис ошибочно принял за тревогу.

— А он когда-нибудь устает, этот Лучезарный?

— Может быть. Как бы там ни было, а твою волшебную силу не следует недооценивать, хозяин. — Луч дневного света из листвы растворил ее очертания, но голос слышался. — Пока ты движешься, есть надежда. Подумай, сколько миров ты можешь исследовать. Перед тобой — весь Светлый Берег.

— Да, — ответил он, хотя ему вовсе не хотелось странствовать по мирам. Он хотел быть возле своей подруги, Джиоти, делить с ней судьбу, помогать отстраивать свой доминион. Но Лару он тоже любил, как любил бы дочь, и знал, что самой доброй, лучшей и единственной судьбой для нее будет вернуться в Извечную Звезду — даже если для этого ему придется солгать. — Мы будем странствовать по мирам — мы с тобой. Для того я и ищу этот чармовый туннель.

— Но эти туннели соединяют лишь разные области Ирта. — Она вошла в тень, и смуглое лицо появилось снова, еще смуглее от ужаса. — Если мы останемся в этом мире, Азофель непременно нас найдет. Я тебе говорю, надо идти к Колодцу Пауков.

— А разве он не найдет нас там так же просто?

— Не думаю. — Сквозь боль проплывали обрывки воспоминаний, и она искала нити, которые могли бы убедить Рииса. — Я спустилась по Колодцу Пауков, а они за мной не последовали.

— А зачем, Лара? — Он свистнул на подбежавшую близко собаку, и та в страхе бросилась бежать меж стволами извитых деревьев. — Ты же сказала, что Азофелю нужен я.

— Да, знаю. — Тревожная морщина легла у нее между глаз. — Но у меня есть хрустальная призма из Ожерелья Душ, которое надето на кобольда. Рик Старый ощущает меня так же уверенно, как я его. А я все время знаю, где он.

— Тогда он знает, что ты со мной, — договорил за нее Риис. — Так почему же тогда они не явились прямо ко мне, как ты?

— Колодец Пауков — очень опасный путь Чарма, — сказала Лара. — У Рика Старого нет магии, действенной против пауков. Ожерелье Душ не защитит его от них. Так что он, наверное, испугался гибели в Колодце.

— А моя магия достаточно сильна, чтобы мы через Колодец Пауков выбрались в другие миры — так?

— Да. — Она не заметила, как прошла через густые заросли острых кустов. — Так мы сможем уходить от них вечно — или хотя бы до тех пор, пока Лучезарный не потускнеет и не отстанет.

— Если это вообще случится, Лара. — Он махнул рукой и вздохнул. — Все это теории, дорогая. Мы слишком мало знаем, чтобы ставить на карту жизнь в этом опасном туннеле. Доверься мне, и мы найдем путь получше.

Она грациозно повернулась к нему.

— Что же это за путь, молодой хозяин?

— Позволь мне через хрустальную призму поговорить с Риком Старым и Азофелем.

— Тебя могут заколдовать! — Она обеими руками закрыла хрусталь. — Азофель силен. Он вполне может зачаровать тебя через призму, если ты туда сунешься. Нет, через нее можно только глядеть на них.

Он печально нахмурился:

— Твой страх связывает нас по рукам.

— Я видела, как умеет убивать Лучезарный. — Серьезный взгляд Лары светился мольбой. — Прошу тебя, пойдем со мной. Не может быть, чтобы у нас не было способа покинуть Ирт.

— Туннель Чарма на Габагалус, — ответил Риис с продуманной уверенностью. — Ты знаешь о Габагалусе?

— Нет.

— Это континент на дальней стороне Ирта. — Впереди появилась пещера, которую Риис искал, и он повернулся к своей призрачной спутнице. — Он каждую ночь опускается в море и днем вновь поднимается — так мне по крайней мере говорили те, кто знает. Габагалус независим от доминионов, он политически сам по себе, но входит, очевидно, в торговую империю, объединяющую, миры. Оттуда мы сможем покинуть Ирт и на эфирном корабле облететь весь Светлый Берег.

— Прости меня, хозяин, но все это только слухи, — тут же возразила она. — А Колодец Пауков есть на самом деле. Я прошла через него и уверена, что мы можем пройти еще раз.

Риис сел на оранжевый от ржавчины камень, стиснул зубы, потом вздохнул и медленно произнес:

— Я не стану больше тебе врать, Лара. — Он грустно качнул головой. — Я не собираюсь всю оставшуюся жизнь спасаться бегством.

— Но это необходимо! — На ее лице, до боли искреннем, отразилась тревога. — Иначе ты наверняка умрешь!

Риис приподнял брови с сочувственной улыбкой:

— Все мы умрем. Это вопрос не смерти, а жизни — как я ее проживу.

— У тебя есть волшебная сила. — Лара опустилась на колени перед ним, но песок не шелохнулся под ней. — Ты можешь жить долго и знать радость, много радости.

— Той радости, что ты никогда не знала? — Он протянул руку погладить это омраченное заботой лицо. — Не могу, Лара. Это не в моей натуре.

Она положила прозрачные руки ему на колени:

— Я пришла на Ирг, чтобы помочь тебе, молодой хозяин. Как когда-то ты и хозяин Кавал пришли на помощь мне, еще ребенку, и теперь я могу расплатиться с тобой за твою доброту.

Риис покачал головой, положил свои ладони на руки Лары, страстно желая ощутить снова теплоту ее тела, но даже его магия была бессильна это сделать.

— Мне ведь больше ничего не нужно. — Лара смотрела ему в глаза, стараясь сквозь глаза заглянуть в сердце. — Я ведь только призрак.

— Ты действительно призрак, и вот почему тебе нужна моя помощь. — Он заговорил заботливо, пытаясь образумить ее. — Послушай, Лара. Ты больше не принадлежишь к миру живых, вот почему тебе надо носить на горле это произведение зла, чтобы оставаться со мной. Тебе все время грозит опасность упустить свою душу в Бездну. Я не могу позволить, чтобы так случилось.

Она встала и шагнула назад.

— Ты ведешь меня обратно в Извечную Звезду?

— Я желаю тебе покоя. Твоя миссия завершается здесь. — Он показал рукой на серебряные нити света в игольчатых ветвях. — Ведь есть же покой в Извечной Звезде?

— О да! — Морщины около ее рта разгладились. — Там яркий, свирепый покой. Он хватает души и несет их в свое сияние.

— А оттуда?

— Кто может знать?

С ласковой улыбкой Риис выдержал ее колеблющийся взор.

— Сестричество Ведьм утверждает, что души, попавшие в Извечную Звезду, исцеляются и возрождаются, помня о своей прошлой жизни.

— Может быть. — Контуры призрака чуть размылись, когда Лара подумала о возрождении. — Я там была слишком недолго. Кавал поместил меня туда, лишь чтобы исцелить от ран. А потом вызвал меня. Ты только подумай — старый хозяин вызвал меня с Темного Берега!

— Этого я не понимаю. — Риис тупо глядел, как крошечные, величиной с песчинку клещи кишат возле его ботинок, и пытался обдумать слова Лары. — Души, унесенные в Бездну, теряют разум. Они лишаются всякой памяти и расплываются в бессознательности нового рождения. Это известно. Мы с тобой с Темного Берега, и мы хорошо знаем этот цикл.

— Как же мог старый хозяин позвать меня?

— А ты уверена, что это он?

— Теперь я уже не знаю. — Лицо Лары мучительно исказилось при попытке вернуться к первым воспоминаниям призрака. — В Извечной Звезде все было так просто и ясно. Я там знала настолько больше... а теперь я столько забыла. Столько забыла...

Риис встал и подошел к ней. Впервые со времени ее появления он заметил, как стянуто болью ее лицо, как вся она напряглась. И он воскликнул, ошеломленный своим открытием:

— Лара, ты страдаешь!

— Не слишком, молодой хозяин. — Она вступила в полосу дневного света, яркого как крыло ангела, пытаясь скрыть свои мучения. — Я вполне нормально себя чувствую.

— Неправда. — Он встал перед ней и заслонил ее лицо ладонями, в тени вчитываясь в глубину ее страдания. — Тебя терзает боль. Какой же я слепец, что не замечал до сих пор! Почему ты не сказала мне, дитя?

— А что говорить, молодой хозяин? — Она отодвинулась. — Я пришла ради тебя, не ради себя.

— Бога ради, прекрати! — крикнул он со злостью, не в силах пробиться через эту преданность самопожертвования. — Ты же знаешь, что ты мне дорога. Не смей причинять себе боль ради меня.

— Прости меня, хозяин. — Она свернулась в калачик среди выветренных камней. — Я пришла не на боль жаловаться, а помогать тебе и спасать тебя.

— Лара, прошу тебя... — Он присел рядом, положил руку в ее пустоту, пытаясь определить глубину ее страдания, но его волшебство ничего ему не говорило. — Скажи мне только: очень больно?

— Не очень.

— Врешь. — Он попытался заглянуть ей в глаза, но она опустила голову, стыдясь, что выдала себя. — Ты погибла на Темном Берегу, когда была под моей защитой. Твоя боль — моя боль.

— Я не пришла бы к тебе, если бы не думала, что могу помочь... — Она судорожно всхлипнула и добавила уже спокойнее: — Но когда старый хозяин воззвал ко мне, я знала, что могу. Он сказал мне об опасности, которая тебе грозит, и я должна была тебя предупредить.

— Ты отлично справилась, детка. — Пустота, которая была Ларой, отвергала все его попытки ее уверить. — Но теперь, Лара, тебе бессмысленно здесь оставаться, и ты это знаешь.

Она с мольбой подняла лицо, почти голубое от испарины.

— Прежде чем вообще что-нибудь делать, надо тебя исцелить, — решительно сказал он.

— Я не хочу возвращаться в Извечную Звезду, — снова упрямо повторила она.

— Не беспокойся об этом. Я тебя исцелю здесь и сейчас. Она покачала головой:

— На это нет времени, хозяин! Оставь это, умоляю тебя. Он не обратил внимания, а только встал и каблуком провел на песке линию вокруг призрака.

— Теперь сиди тихо, — велел он. — Я хочу сфокусировать на тебе силу.

— Но я же призрак! — возразила она и снова опустила лицо под темную вуаль волос. — Как твоя магия сможет меня коснуться?

— Разве мы с тобой не с Темного Берега? — Он отступил от круга. — Если я как следует сосредоточусь... — И он быстро направил на нее свою магию, пока она не успела передумать. Как он и думал, его сила быстро соединилась с Ларой, привязавшись к той силе, что привела ее к нему.

В полном безветрии задрожали тени. Круг, очертивший призрака, запылал, будто к нему сквозь деревья пробился яркий луч дня.

Вдруг муки исчезли. Впервые после спуска в Колодец Пауков цепенящая боль отпустила Лару. Широкая улыбка расплылась по лицу, и Лара радостно взглянула на Рииса, который стоял, вытянувшись, на границе круга, закинув голову назад и закатив глаза.

Но самого Рииса пронзила такая боль, какой он никогда раньше не испытывал. Сперва он увидел Лару такой, как тогда, на Темном Берегу — в ранах, в крови, струящейся по обнаженному телу.

Лара исчезла — и вся боль осталась Риису.

Зубы скрипнули каменными жерновами, смертная мука ледяными иглами впилась до самых костей, невидимый огонь полыхнул из каждой раны, поджигая все тело, пожирая разум, волю, даже волшебную силу Рииса.

Он не ожидал такого необоримого прилива страдания. Любовь к Ларе заставила его ошибиться в расчете. Только он успел заметить эту ошибку, как боль Лары победила его. Еще миг — и волшебная сила истощится, и сама его жизнь погаснет. Он умрет — если только не соберет остатки своей волшебной силы, чтобы создать защитную кожу света. Он приложил последние усилия, чтобы осуществить свое пожелание, — но неотразимый удар страдания окутал сознание тьмой.

Риис качнулся, будто его резко дернули сзади, и кулем рухнул на песок.

Лара вскрикнула и бросилась к нему. Когда она пересекла границу круга, столб жемчужного сияния, зажигавший песок пламенем, потускнел, и снова лишь дневной свет играл пятнистыми тенями.

Желтый песок успокоился — а Рииса не было.

Вместо него на камнях распростерся человек со звериными метками. Он был одет в ботинки Рииса, в его серые штаны, в обрывки его хлопчатобумажной рубашки вокруг раздавшегося туловища — покрытого голубым мехом.

Призрак опустился на колени возле мохнатого, и человек-зверь сел, пройдя сквозь призрак и не видя его.

Котяра моргнул, приходя в себя, удивление сквозило в остром взгляде зеленых глаз.

— Где я? — вслух произнес он. Жгучие укусы заставили его вскочить, и он начал отряхивать клещей, пробравшихся в шерсть, и топать ногами, освобождаясь от восьминогих хищников. — Паучьи Земли!

— Молодой хозяин! — позвала Лара, и ее руки прошли сквозь него.

Котяра ее не видел.

— Молодой хозяин! — снова крикнула она и попыталась вернуть ему его волшебную силу, но ничего не получилось.

Действительно ли это ее Риис? Только одежда свидетельствовала, что Риис превратился в это странное создание.

Лара глядела, разинув рот, пытаясь найти сходство с человеком, которого она знала. Но круглое лицо было совершенно незнакомым, голову покрывала плотная шерсть с розетками более темного меха, а наверху торчали кошачьи уши.

— Риис! — закричала она. — Риис Морган!

Котяра прошел сквозь нее насквозь, не видя, и беспокойно огляделся. Он не мог понять, как здесь оказался. Последнее, что он помнил — как вместе с Джиоти искал Властелина Тьмы.

— Что я делаю в Паучьих Землях?

Волшебство, снявшее смертные муки Лары, снова покрыло его кожей света, которой он защитил себя в первый раз, когда прибыл на Ирт искать ее. Но та же кожа света лишила его всех воспоминаний Рииса Моргана. Он не помнил ни Темного Берега, ни Лучезарного, который за ним охотился, ни даже возвращения Лары как призрака. Помнил он лишь минувшие времена.

Лара в отчаянии сорвала с себя хрустальную призму и подняла перед ним.

Появление плавающего в воздухе сверкающего хрусталя насторожило Котяру, и он отпрыгнул, зарычав.

— Чье это мерзкое чародейство? Кто здесь?

Он припал на задние лапы, как зверь, острые глаза не отрывались от плавающего кристалла, но боковым зрением он все время следил, не появятся ли змеедемоны или Властелин Тьмы.

Увидев испуг в звериных глазах, Лара убрала кристалл.

Исчезновение хрустальной призмы снова переполошило Котяру, и он отскочил подальше от места, где только что висел кристалл. Он был убежден, что это Властелин Тьмы с помощью какого-то злого волшебства выбросил его в Паучьи

Земли. Но он выберется отсюда. Он узнал находящиеся впереди пещеры и пути Чарма, по которым он уже когда-то путешествовал на Ирте. От змеедемонов он уйдет.

Пыль взметнулась от его быстрых башмаков, и через миг он уже скрылся в пасти пещеры.

Лара поплыла за ним, но в темноте подземелья не увидела его. Он уже не был Риисом, и связь, которая привела ее к нему через Колодец Пауков, исчезла. Горький плач вырвался из груди Лары — плач, не отраженный эхом.

 

9

КОЛОДЕЦ ПАУКОВ

 

— Он исчез! — Рик Старый подпрыгнул в сиденье-корзине аэрокрыла, которое вел Азофель. — Волхв исчез!

От свирепого выражения на лице Азофеля кобольд сжался.

— Я только что его чувствовал, — быстро добавил Рик. Он извернулся, хотел прижаться лицом к фонарю, чтобы посмотреть, где они сейчас, но древко стрелы не пустило. Все же он рассмотрел внизу зловещие пейзажи пустыни Каф.

— Как он мог исчезнуть? — обратился Азофель к венчику седых волос на лысине кобольда. — Наша владычица дала тебе силу ощущать его. Куда бы он ни девался в ее сне, у тебя есть сила его найти.

— Он уже не в ее сне. — Рик озабоченно откинулся на спинку сиденья, не заметив внизу ничего такого, что имело бы отношение к тайному зрению, дарованному ему беременной госпожой. Он и сам не знал, что хотел увидеть за фонарем кабины, поскольку единственная сила, способная противостоять силе владычицы, могла изойти лишь от другого Безымянного, а такое существо в чужом сне не сумело бы оказаться. — Волхв покинул сон нашей госпожи — полностью исчез.

— Это невозможно! — прошипел Азофель.

— Говорю тебе, я его больше не ощущаю. — Рик прижал обе ладони к наморщенному лбу, пытаясь сосредоточиться. — Он исчез.

— А ведьма?

— Ах да, ведьма. — Кобольд поднял Ожерелье Душ. — Я ее вижу! — Темное лицо на миг осветилось, потом снова погасло. — Но она одна.

Огненное лицо Азофеля вселило в кобольда ужас.

— Мы опоздали? — дрожащим голосом спросил Рик Старый. — Наша владычица разбудила отца младенца?

— Если бы так, этих миров уже не было бы. — Хмурое синее лицо Лучезарного порозовело, будто внутренний огонь выступил наружу. — Наша работа еще не сделана. Время еще есть. Мы должны удвоить усилия.

— Удвоить? — Рик Старый закрыл глаза, заглянул в себя поглубже, но ничего не увидел, кроме тьмы. — Я и так стараюсь изо всех сил, но даже следа этой тени не могу обнаружить. Что нам делать, Азофель?

Лучезарный не отвечал. Волосы розовой паутиной разметались вокруг сетчатой головы, сверкающей искрами энергии, исходящей от мозга. Через миг он холодным голосом сказал:

— Мне нужно больше света этого сна.

— Снова отнимать жизни? — Старый кобольд скрестил руки на груди, так что древко торчало между запястьями. — И чем это нам поможет?

— Мне нужны силы, чтобы покинуть этот сон, — ответил Лучезарный, — чтобы вернуться к нашей госпоже. Может быть, угрозы больше нет, может быть, дитя снова зашевелилось. Быть может, выполнена наша задача в этих глубинах.

— Но как это может быть? — Рик задумчиво пожевал губами. — Нет, Азофель. Только я был извлечен из этого сна для службы нашей госпоже. Она ясно сказала об этом, когда позвала меня. Ей много энергии стоит общение с существами, которые для нее иллюзия — с такими, как я. Нет. Ее силы надо беречь для младенца. Она больше никого не послала бы делать нашу работу.

— Тогда скажи мне, кобольд, зачем этот сон? — Длинным подбородком Азофель указал за фонарь кабины, на безоблачное небо, где плавала похожая на череп Немора. — Зачем она создала эти миры?

Сначала Рик подумал, что Лучезарный его дразнит, но огненный взор выражал настойчивость и вопрос.

— Ты не знаешь? — спросил кобольд удивленно.

— Я — страж. — Азофель гордо расправил плечи. — Меня поставили охранять ее. Я сам — сон, который снится тем, кто хочет защитить нашу владычицу от любой опасности. Я ничего не знаю ни о ней, ни о ее младенце, ни о ее волшебстве.

— А кому же ты снишься, Азофель?

— Разве сон знает своего сновидца?

— Я знаю нашу владычицу. Азофель пожал плечами.

— Ты же сам сказал, что один ты был избран, так как стряслось что-то страшное, и ей нужен кто-то из ее сна, чтобы все исправить. Тебе дана привилегия, а не мне. И привилегия эта обходится госпоже дорого, потому что управлять нами нелегко. — Азофель внимательно смотрел вниз, на иззубренную пустыню. — Знаешь, почему был избран ты?

— Конечно, — тут же ответил кобольд. — Я всю свою долгую жизнь изучал магию кобольдов, которая куда древнее и тоньше Чарма. А еще важнее то, что я стар и никому не нужен. Родных моих давно нет — мои жены и любимая Амара умерли, другие далеко, и для моих старых костей все равно что мертвы. Никто не поверит тому, что узнал я в ее присутствии, и потому я ничем не угрожаю сну. Те, кто снится ей, пребывают в блаженном неведении о ней и о ее младенце, которому служат незаметно и столь преданно.

— Но ты не сказал мне, зачем этот сон? — Азофель снова показал длинными пальцами на пустынную землю и сверкающий диск Неморы. — Зачем созданы эти миры?

— Этот сон — ее мечта о тепле, свете и любви для ее дитяти, — сказал кобольд, и глаза его затуманились воспоминанием. — Когда младенец родится, эти миры станут его школой, где дитя научится состраданию, нежности и опасностям тщеславия, уготованными в наследие всей разумной жизни. — Кобольд грустно сомкнул веки. — Но все эти рассуждения ничем не помогут нашей задаче.

— Возможно. — Маленькие губы изогнулись в быстрой гримасе. — Мне хочется, чтобы ты понял: поставленная перед нами задача — проблема и сна, и сновидца. Освободи меня от обещания не брать себе больше света этого сна, и я вернусь во дворец и буду говорить с нашей владычицей. Ты тоже можешь пойти со мной. Мы вместе узнаем, исцелилась ли она и ее младенец.

— Опасное предложение, Азофель. — Рик задумчиво закусил угол губы. — В последний раз госпожа была нетерпелива со мной. Если мы появимся перед ней, а окажется, что младенец недвижен во чреве ее, она наверняка разбудит его отца.

— Темного отца. Да, отца, который считает всю эту школу для младенца ненужным баловством. — Лучезарный обдумал эту мысль, поворачивая из стороны в сторону выпирающий подбородок. — Может быть, он и прав.

Глаза Рика Старого прищурились:

— А ты просто хочешь уйти от этого сна? Тебе безразличны эти миры.

— Это правда, кобольд. — Азофель нетерпеливо забарабанил пальцами по штурвалу. — Мне подобает быть среди других стражей, а не гоняться здесь в темноте и холоде за химерами. Тени больше нет, наша работа сделана. Так уйдем же из этой иллюзии, созданной для младенца.

— И тебе наплевать, даже если эти миры исчезнут насовсем, — зло огрызнулся Рик Старый. — Ты ведь не отсюда. Но наша госпожа назначила меня твоим ведущим, и пока ты в ее сне, будешь делать то, что я прикажу.

Пепельное лицо Лучезарного медленно повернулось к нему.

— И что же ты приказываешь, кобольд?

— Еще не знаю. — Рик ушел поглубже в кресло. — Я думаю, нам надо вернуться к Бройдо. Мы бросили его среди врагов. И я не могу себе этого простить.

Азофель передернулся с отвращением:

— Меня послали сюда не эльфов спасать.

— Но Бройдо — наш союзник, — настаивал Рик. — Без него мы бы потерпели неудачу, еще не начав дела.

— Союзник или нет, все мы рискуем собой в этом сумасшедшем сне. — Лицо Азофеля смотрелось как сквозь дым. — Мы не будем подвергать себя опасности ради него или кого бы то ни было. Свою силу я буду расходовать только на выполнение нашей миссии.

Рик Старый вздохнул и сдался.

— Тогда что же мы будем делать, Лучезарный?

— Найдем ведьму-призрака, — решил Азофель. — Она последняя видела это создание тьмы. И вполне может знать, что с ним сталось.

Они полетели дальше в молчании, и под крылом тянулся будто изъеденный кислотой пейзаж. Вдруг Рик Старый взволнованно воскликнул:

— Она быстро перемещается. Вот она где!

И он показал на горную цепь, точно стекло сияющую на горизонте.

— Как она могла так быстро попасть туда? — Азофель заложил крутой вираж и повел машину к ледяному Краю Мира. — В прошлый раз ты видел ее очень далеко отсюда.

— Эти миры переплетены туннелями Чарма — проходами, соединяющими далекие друг от друга места. — Рик поднес поближе к глазу хрустальную призму из Ожерелья Душ. — Ага, она на склоне горы. И по-прежнему одна.

— Куда она направляется?

— Не могу сказать. — Тут у Рика отвисла челюсть. — Ух ты, я узнаю эту гору. Самый высокий пик на планете — знаменитый Календарь Очей!

— И что из этого следует, кобольд? — Азофель так круто повел машину вниз, что у кобольда в ушах засвистело. — Что это за Календарь Очей?

— Скала, которая торчит выше времени. — Рик Старый пропускал отраженный снегами свет через призму и видел призрака, идущего по снежному полю, не оставляя следов. — Она попала сюда туннелем Чарма. Я думаю, она собирается покинуть Ирг.

— И куда направиться?

— Узнаем, когда ее найдем. — Рик показал Азофелю, куда лететь — к огромной горе, похожей на осколок битого стекла. — Она призрак. И мне видно только, где она сейчас. Вот она входит в пещеру — это на южной стороне.

Азофель с исключительной точностью посадил машину на обледенелый склон над пылающей снежной чашей. Холод не трогал ни кобольда, ни Лучезарного, но они оба застыли, выйдя из кабины. Среди пушистых сугробов не было ни единой тропы.

Рик пошел по наметенному снегу, Азофель направился следом, и розовые волосы бились как пламя в серебристых струйках пара от его тела. Со всех сторон высились ледяные гиганты.

— Вот она где. — Кобольд ловко бежал между заиндевелыми валунами, беспокоясь только, чтобы не упасть и не пошевелить снова стрелу, торчащую в груди. — Она вошла сюда.

У входа в пещеру поблескивали сосульки.

— Зачем ты медлишь, кобольд? — Азофель бросил в темную пещеру горсть огня, осветившую оледенелый камень, которого не касалась рука смертного.

— Это не обычный туннель Чарма, — предупредил Рик. — Она ушла обратно в Колодец Пауков. Если пойдем за ней, то попадем с Ирга на другие миры.

— Мы должны ее поймать. — Азофель шагнул через порог пещеры, и исходящий от него свет выхватил из темноты черные отверстия и змееподобные трещины между плохо скрепленными камнями. — Моя сила защитит нас от всех тварей, что нам попадутся. Веди, кобольд. И пусть не ускользнет от нас этот призрак.

Рик вошел в пещеру, и его обдало запахом отсыревших камней. Откуда-то спереди потянуло теплом — и послышались звуки: царапанье, лязганье, щелчки хитиновых тварей, вынюхавших чужаков. Призрака они не чуяли, но засуетились при появлении его преследователей.

Азофель светился как лампа, отбрасывая косые тени на каменные стены.

Собственная тень кобольда узкой тропой легла перед ним. Он полз вперед, откуда все ближе и ближе доносились резкие звуки. Из темного туннеля семенил паук, большой как сама пещера. Он громко царапал лапищами по каменным стенам, и щелкающие звуки быстрых жвал сливались с собственным эхом.

Рик в ужасе завопил, но почти сразу же осекся — его ослепило вспышкой. Кобольд отвернулся, вздрогнув, а когда снова повернулся, огромный паук был разорван на тысячи мелких кусков. Мелкие паучки, отцепившиеся от гиганта, брызнули в темноту, и некоторые пылали как угли.

— Вперед, — велел Азофель. — Веди нас к ведьме-призраку.

Кобольд пошел вперед уже без прежней робости, ободренный демонстрацией силы Азофеля. Металлические щелчки пауков затихли вдали, и путь казался свободным. Рик сумел отвести беспокойный взгляд от тропы и заглянуть в Ожерелье Душ.

— Она далеко, далеко впереди нас, — сообщил он. — В конце концов, она же призрак. Сейчас она прошла вот по этому коридору и поднимается по Колодцу Пауков. Чтобы от нее не отстать, надо идти быстрее.

— Так поспеши!

Азофель подтолкнул кобольда вперед, и они почти бегом устремились по длинной пещере, пока не добрались до самого Колодца.

Снизу доносилось журчание воды, ищущей глубокого места для отдыха. Даже светоносные глаза Азофеля не могли проникнуть в темноту, забившую глубины под Иртом. Но призрак направился не вниз, а вверх. Там, наверху, чертили круги нетопыри, висели паучьи коконы, огненными искорками роились феи.

— И как мы будем подниматься? — спросил Рик Старый. — У меня сил не хватит лезть по этим стенам.

— Забирайся ко мне на спину, кобольд. — Азофель встал на колени, и Рик неохотно влез к нему на плечи. — Взял бы я больше света из этого сна, мы могли бы лететь. А так тебе придется цепляться за меня. И не теряй из виду призрака.

На ощупь Азофель был не таким, как опасался кобольд. Сидя на плечах Лучезарного, он вдруг почувствовал радость в душе; пламя розовых волос Азофеля гладило кожу с прохладным мелодичным ощущением святого огня. Рик сидел высоко, и зазубренное острие стрелы не касалось головы стража. Кобольд стал внимательно смотреть в призмы, висящие у него на груди.

Азофель с поразительной быстротой лез по стенам, оплывшим от селитры, и освещал путь двойным лучом пламенных глаз. Там, где его руки касались камня, вспыхивали искры, ноги Лучезарного выбивали в камне ямки для опоры как в мягкой глине.

В хрустальных призмах Рик Старый видел приближение образа ведьмы. Она уже выбралась из Колодца Пауков и шла вдоль мелкого ручья по полю, желтому от мелкой вики. Кобольд сразу узнал силуэт узловатых гор и ветер, полный хлопанья птичьих крыльев в фиолетовом небе. Это была земля его прежней жизни — Немора.

— Она направилась на мою родину! — воскликнул Рик. Азофель не ответил.

Но Рик уже чуял запах дождя в вельде, полный свежести и прохладных теней от синих грозовых фронтов, медленно плывущих над землей.

— Не вертись! — прикрикнул на него Азофель. Кобольд покрепче вцепился в Лучезарного, радуясь, что слепой бог Случай направил его этим путем. Летний вельд — здесь он провел детство, пока не сменил его на замерзшие равнины и снежные дороги, покрывавшие большую часть планеты. Жизнь в вельде была тяжелой, потому что только здесь находилась плодородная почва на Неморе, снабжавшая зерном и плодами все роды кобольдов в снежных краях. Его родители и их предки много поколений служили красильщиками и ткачами для кобольдов с ферм и садов. Только он один покинул тучные поля и нелегкий труд вельда, чтобы изучать магию в ледяных пещерах. Никогда больше он не возвращался в зеленые земли своих предков — до этой минуты.

В радужном свете призм ведьма медленно брела вдоль журчащих вод ручья. Она знала, что ее преследуют, потому что видела сквозь свою призму острые искры от рук Лучезарного в Колодце Пауков, видела огненные волосы, трепещущие в темноте и освещающие сидящего на плечах кобольда, и глаза на его изборожденном годами лице радостно наблюдали за ней.

Она не боялась. Она поступила так, как следовало — увела Пожирателя Теней от человека, которого она любит, пусть даже с виду он уже не человек. Превратившись в беспамятного носителя звериных меток, Риис убежал в чармовые туннели Паучьих Земель, и ведьма не знала, в каком месте Ирта они выведут его на поверхность. Она только знала, что он на Ирте — эти пути Чарма соединяли только доминионы.

Сквозь призму она видела, что Пожиратель Теней и Рик Старый уже не могут обнаружить Рииса. Превратившись в Котяру, он обрел форму, которую они не могли видеть. И она туннелем Чарма направилась к Календарю Очей и вошла в Колодец Пауков, чтобы увести их прочь от возлюбленного.

Когда они придут, она поведет их через эту прекрасную страну к следующей шахте Колодца Пауков — ведьма ощущала ее где-то рядом. Сколько времени она еще сможет отвлекать их от Рииса, Лара не знала, но он избавил ее от боли, и она готова была идти вечно.

Она перешла ручей по зеленым камням без единого всплеска.

 

Часть третья

ГАБАГАЛУС

 

Правда — самая необходимая выдумка.

Висельные Свитки, Отрывок 3 стих 24

 

1

СОЮЗ В ПУСТЫНЕ КАФ

 

Габагалус тонул в ночном океане. Струи пены и завеса брызг вздымались у погружающихся пиков, сверкая фосфоресцирующими парами в вечернем сиянии планет. Лимонно-желтые полосы на исходе дня окрашивали запад, и на вершинах разбивались уже последние волны. К ночи зыбь над ними пойдет ровно, не встречая препятствий, освещенная сверху дымом звезд и снизу — яркими огнями затонувшего континента.

Один такой подводный огонь мерцал из полукруглого здания на краю обрыва. Ленты водорослей поднялись со скальной стены и обрамили подсвеченный купол с его скупым интерьером: овальным бассейном, отбрасывающим грубые пятна света на стены. Над бассейном и покрытым синим ковром полом висели шары ламп.

Под одним из них сидел в плетеном кресле старый-старый человек, блестя пятнистой лысиной. Он был обут в зеленые сандалии и одет в черную рубаху с золотой вышивкой. Будто само время сочилось у него из глаз, и кожа на щеках была в складках, подобных оплавленному воску. Он раскрыл рот, и возник голос, подобный медленной тени:

— Где Риис Морган?

 

* * *

 

Котяра понимал, что с этой первой ночевкой под звездами что-то не так. Слишком сильно изменились пряди планетного дыма и паутина звездного огня. За такое короткое время этого не могло случиться. Сначала он подумал, что ему снится странный сон. Но холодный камень и режущий ветер ночи убедили его в обратном.

Хотя он стремился к Ткани Небес на Рифовых Островах Нхэта, где был перед этим провалом памяти, но туннель Чарма из Паучьих Земель неожиданно вывел его в Каф. Он не стал сразу возвращаться в туннель, чтобы не сбиться с пути еще больше, а отсиделся тут остаток дня. С гребня скалистой гряды он видел заросли ревеня и кочки овсюга во впадинах между тянувшимися к югу холмами. Здесь был край пустыни, и отсюда можно было найти путь к воде и к еде, когда забрезжит рассвет. Поэтому Котяра устроился между выходами скал, прикрывавших от ветра и привязывавших его к Ирту, чтобы ночной прилив не унес бесчармовое тело в Бездну. Так он ждал прихода сна и сновидений о Темном Береге — когда заметил, что ночное небо сильно изменилось по сравнению с тем, что он запомнил.

Котяру охватили тревожные мысли: может быть, какой-то колдун наложил на него заклятие, унесшее время? Или это сам Властелин Тьмы так помутил его сознание, что столько долгих дней прошло незаметно?

Он сравнил теперешнее положение светоносных небесных дымов с тем, что помнил по последней ночевке под открытым небом — для него это было всего лишь вчера. Планетоиды разлетелись с прежних мест во всех направлениях. Комета, которую он видел на севере, унесла свой ледяной хвост на запад, завесы звездного тумана изогнулись и трепетали в космических ветрах, складываясь в новый узор, и даже фазы планет изменили свою последовательность: Хелгейт и Немора несли в своих лодочках света новые формы тени.

— Не может быть, — бормотал он про себя как заклинание. — Не может быть.

С этими заклинаниями он и заснул беспокойным сном под навесом скал пустыни.

Приснился тот же сон, который он всегда видел, когда был Котярой: сон о странном мире, где нет Чарма. Как и на Ирте, небо сияло голубизной, и облака шли стадами по путям ветра. Но в этих снах никогда не мелькал в воздухе ни василиск, ни грифон, ни дракон.

Город его снов не парил в воздухе, как большие города Ирга. Столица поднималась прямо из земли башнями из стали и стекла, по сетке улиц среди тропической растительности на много лиг расползались дома. Мелькали дорожные знаки, и название «Дарвин» звенело в замутненной сном памяти — для него это имя ничего не значило. Дарвин, на Северной Территории южной страны, которую его сон называл Австралией.

На обсаженной деревьями улице этого города в розовом доме с белой отделкой и покатой лужайкой с изгородью и кустами он стоял перед знаком, где каллиграфическими буквами значилось: «Сдаются комнаты».

Его злило, что этот повторяющийся сон казался больше чем сном, пульсировал в мозгу с назойливостью воспоминания — но которое все время ускользало.

Люди в этом пансионе будто бы его знали, но он не мог вспомнить их имен. Он видел их лишь мельком, входя в дом и поднимаясь по винтовой лестнице, и его шаги заглушал бордовый ковер. Когда он подходил к площадке, где в конце коридора была дверь из черного дерева, сон становился тяжелым. Движения замедлялись, будто у паралитика. Он чувствовал, что эта тяжелая дверь со стеклянной ручкой открывается в его комнату.

Рука с мучительной медлительностью тянулась к ручке. Он касался стекла, и холодная ручка колола его, как жало электрической искры, почти отбрасывая прочь. Но он вцеплялся крепче, с огромным усилием поворачивал ручку, и дверь открывалась.

Там, в комнате, на окнах висели тяжелые алые шторы. На стенах были нарисованы точные круги — магические символы. Вид каждого из них ударял как грохот барабана, и внутри все начинало резонировать, наполняя его смелыми воспоминаниями о самом себе, обнаженном, мечущемся по комнате в точном и энергичном танце. Конечности покрывались холодным огнем, голос произносил слова, поднимающиеся не из горла, а из самих костей.

Он отворачивался от магических знаков и замечал, что комната пуста, совсем без мебели, если не считать длинного стола под скатертью. Приглядевшись, он замечал, что это не обыкновенный стол, а алтарь, на котором лежат инструменты волшебника — стержень янтарного стекла, кинжал с вытравленным на лезвии зеленым узором змеиной чешуи, кубок из почерневшего серебра, металлическая пластина, отполированная до зеркального блеска.

Медленно пробиваясь сквозь вязкость сна, он подходил к алтарю. Опуская глаза вниз, видел свое отражение в отшлифованном металле. Лицо незнакомца, с серыми грозными глазами под квадратным лбом боксера, тупой нос, резко очерченный рот, плоские уши и щетинистые волосы, выцветшие на солнце — сперва он принимал их за седые, но им не соответствовали по-юношески тугие и чисто выбритые щеки.

При виде незнакомца сон менялся, и вдруг он оказывался в лесу рядом с обнаженной женщиной, у которой собольи пряди волос разлетались по плечам, и она бесшумно танцевала на опавших листьях. Но под ритм ее пляшущих ног что-то иное поднималось из земли, беззвучное напряжение, как от собирающейся грозы. И он, глядя на нее, чувствовал, что стоит у финиша времен.

— Лара! — слышал он свой голос. — Лара, танцуй для нас!

Для нас? — думал он в своем сне и пытался среди деревьев разглядеть кого-то еще.

Лес был погружен в ночь. Свет, при котором он смотрел на танцовщицу Лару, лился от далеких звезд сквозь ветви деревьев. Поднимался ветер и приносил с собой привидение. Над стволами летал силуэт из лунного света — мужская фигура с длинными руками и ногами, с лицом коршуна, горбоносым и хищным. Суровые глаза смотрели на него так пристально, что сам факт его существования становился тенью сна.

— Кавал! — слышал он свой голос. — Сила растет! Ведьма вытанцовывает нам силу, и она растет, как морской прилив!

Кавал — это имя наполняло его ощущением чего-то важного, что должно быть сказано. Но он не знал, чего именно.

А сон продолжался, как рассказ без начала и без конца, превращался в путаницу, им овладевало что-то невиданное и неназванное, что-то магическое, чего он не мог понять. Он танцевал с Ларой, и глубоко в его жилах играла сила бури. Призрак по имени Кавал сгущался, тяжелел, как промокшая под дождем одежда. Он недвижно стоял в центре танца, неожиданно реальный, подвластный всем шести чувствам.

— Я вернулся в этот сон предупредить тебя, — сказал Кавал с непосредственностью пробуждающейся яви. — И это ты будешь помнить, когда проснешься. Последние силы свои я потратил на то, чтобы обратиться к тебе, и ты запомнишь, что я скажу. Помни! — Тень поднялась над мхами, одновременно юная и древняя. В звездном свете и ночных сумерках рыжие волосы засохшей кровью прилипли к длинному черепу, остро-костистое лицо свело от напряжения. — Я думал, что прибыл сюда один — сам по себе — силой, которую обрел в Братстве Чародеев, в Сестричестве Ведьм. Я ошибся. Страшно ошибся. Слушай же меня. Меня сюда призвали. Ты понимаешь? Меня призвали на Темный Берег куда более сильной магией, злым волшебством. Я был призван, чтобы участвовать в плане, который мне не дано было постигнуть. Ты меня слышишь? Слушай же! Я был призван сюда Даппи Хобом.

Имя ударило, как молот, и выбило его из сна.

Котяра проснулся в медных полосах зари. В свете раннего дня Каф был синим, гипсовые холмы казались саванами, напоминая виденный сон, неприятный привкус которого не отступал, как запах серы.

Лара. Кавал.

Эти имена встряхнули его от сна окончательно. Кавал, чародей, мастер оружия Дома Одола, сейчас участвует в битве с Властелином Тьмы. Так ли? Во сне была какая-то путаница. Время завернулось в петлю. Прошлое там было или будущее?

Размышлять об этом не было времени — чуткие уши Котяры уловили хруст щебня. Из Кафа к нему шли несколько существ, крупных, как тролли. Не успев вспомнить, о чем он запамятовал, Котяра стал хлопать себе в поисках ножа, которого не нашел. На нем была странная одежда — разорванная хлопчатобумажная рубаха, серые, слишком тесные штаны и неудобные ботинки до щиколоток.

Он свернулся в тени скал и пополз в рассеянном свете туда, откуда слышались звуки, стараясь найти точку повыше и посмотреть, кто или что к нему идет. Ползя по песчаному холму, он пытался сообразить, как защитить себя от троллей без оружия. Но на вершине дюны его тревога испарилась.

— Котяра! — зарокотал голос Бульдога. — Я знаю, что ты здесь! Знаю, что ты меня слышишь! У меня есть искатель!

Котяра встал и помахал рукой навстречу трем силуэтам, идущим к нему сквозь утреннее сияние, и ночные звезды беззвучно посвистывали за ними в зеленом воздухе. Он заметил рядом с Бульдогом приземистую личность в грубых ботинках из мятой древесной коры, в травяной рубашке, с лицом, будто закопченным, с зелеными мшистыми волосами и розовыми острыми кончиками ушей. В руке у этого типа был меч, сверкавший белизной, как лунный луч.

Это враг? А остальных он взял в заложники?

Джиоти выбежала вперед и бросилась к нему, поднимая пыль. Чарм защитил ее и ее спутников при падении, но она подумала, что Бульдог все-таки стукнулся, когда он заявил, что обнаружил Котяру под открытым небом. Он показал ей искатель, и она услышала гудение Чарма, сообщающее о присутствии Котяры. Тогда она решила, что амулет поврежден, и не позволяла себе надеяться — до этой минуты.

Котяра прищурился в бронзовый туман наступающего дня, будто вглядываясь в древний мир и пытаясь разглядеть выражение лица маркграфини. Он помнил, что в последний раз они виделись во Дворце Мерзостей, где непристойно живые трупы мотались в баках по обе стороны от них, и обнаженные сердца трепыхались, поддерживаемые волшебством Властелина Тьмы. Теперь она переменилась. Что-то было в ней новое — спокойствие вместо ужаса.

«В чем тут подвох?» — подумал он, присев на вершине дюны.

— Ты превратился обратно! — выдохнула она с тревогой и остановилась, чуть не забросив руки ему на шею. На нем снова были метки зверя, которые он носил во время борьбы против Властелина Тьмы, и вид его превращения ее взбудоражил и испугал. Перебирая пальцами куртку с амулетами, она оглядела Котяру с головы до ног и обрадовалась, что на нем нет ран. Вынув жезл силы, она прижала его к груди человека-зверя.

— Джиоти...

От прикосновения янтарного жезла его угрюмая тревога рассеялась, и он потянулся к Джиоти.

Она схватила его за руки, ощутила на его шерсти ночной холод, увидела лихорадочный блеск раскосых глаз.

— Что с нами случилось? — спросил он, пытливо разглядывая ее лицо в поисках ответа и почему-то утешаясь ее печальным взглядом. — Нас победил Властелин Тьмы? Почему мы здесь — в Кафе? И почему ты так на меня смотришь?

— Победил? — проворчал Бульдог, подходя к Джиоти и Котяре. — Он мертв! Ты его сам убил.

Запах загара от Бульдога, древесной смолы от Джиоти — оба они разогрелись после целого дня перехода через Каф на силе Чарма — убедил его, что это не волшебное наваждение.

— Я не помню, — признался он. — Ничего не помню о своем прошлом.

— Дай ему свои крысиные звезды, Пес. — Она погладила цветной бархат щеки Котяры. — Может быть, они прояснят твою память. А мы тем временем все тебе расскажем.

— Почему вы здесь? — поинтересовался он.

— Мы вчера тут сделали вынужденную посадку, за несколько лиг отсюда, — сообщила она, помогая Бульдогу увязывать нитку крысиных звезд в наголовную повязку.

— Мы-то думали, что только троллей тут встретим, — добавил Бульдог. — А тут включилась эта штука, и у меня волосы дыбом встали. — Он показал на искатель — круглую коробочку колдовского металла и ведьмина стекла, к которой был приложен кусочек синей шерсти.

— Я это сохранил на память о том, как мы были напарниками в Заксаре, — объяснил Бульдог, показывая пальцем, где именно на пелерине амулетов висел искатель. — Никогда не думал, что он нам опять пригодится. Помнишь, как мне его всегда не хватало, чтобы найти тебя на улицах-обрывах после работы? И всю эту ночь я еле мог заставить себя поверить, что он действительно тебя нашел.

— Мы думали, что он сломан, или хуже — что это обман, — сказала Джиоти. — Что это Пожиратель Теней придумал, чтобы нас заманить.

— Пожиратель Теней? — Круглое лицо Котяры обернулось к незнакомцу, и тот сжался под этим диким взглядом.

— Мы все объясним, — пообещал Бульдог. — Но сперва — вот это Бройдо, эльф с Края Мира. С его помощью мы тебе расскажем, что знаем на эту минуту.

Бройдо почтительно поклонился:

— Бульдог и Джиоти мне рассказали о тебе и о том, как ты рисковал всем, чтобы спасти Ирт от Властелина Тьмы.

— Рассказали бы и мне. — Раскосые глаза Котяры глядели тревожно и испуганно. — Я ничего такого не помню.

— Мы тебе поможем вспомнить. — Джиоти обняла его, и все пошли на подветренную сторону дюны, чтобы скрыться от палящих лучей разгорающегося света.

По очереди все трое рассказали Котяре, что произошло. Бульдог описал его жизнь в обличье Рииса Моргана, Джиоти напомнила, как он перенапряг волшебную силу, отстраивая Арвар Одол, и как она по ошибке решила, что у него нервный срыв, а Бройдо поведал, что произошло на Краю Мира с ним, с Риком Старым, Азофелем и призраком Лары.

Когда рассказ окончился, утро уже перешло в день, и над косыми скалами Кафа пылала Извечная Звезда. Котяра встал, потрясенный услышанным. Он стал ходить по кругу, раздумывая, что делать дальше.

— Кажется, теперь я понимаю свой сон, — произнес он вслух, пытаясь все обмозговать и связать воедино. — Этой ночью я снова видел Кавала. Его призрак воззвал ко мне с Темного Берега. Он мне сказал — сказал, что когда мы встретились на Темном Берегу, столько лет назад, он прибыл туда не по собственной воле, как он думал. — Котяра говорил скорее для себя, чем для других. — Кавал прибыл в мой мир, не зная, что его позвало туда создание куда более сильное — позвало ради плана, о котором Кавал не подозревал. Но он знал имя этого существа. — Котяра остановился и посмотрел на своих спутников. — То самое имя, которое вы слышали в подземельях под Заксаром, тот самый почитатель дьявола, который, как вы говорите, управляет гномами.

— Даппи Хоб! — прорычал Бульдог, свирепо щелкнув зубами.

— Происходит что-то больше того, что мы знаем, — сказала Джиоти, вставая, и подошла к Котяре. Положив руку на шерстистую грудь, она ощутила, как колотится его сердце. — Боюсь, на карту поставлен не один только Ирт.

— Рик Старый сказал, что придет конец всем мирам, — вставил Бройдо, — если ты не будешь изгнан в Бездну.

— А как? — спросил Котяра, беспомощным, ищущим взглядом оглядывая лица всех троих. — Дверь в Воздухе, через которую я пришел с Темного Берега, закрыта. Под видом Котяры мне ее не открыть — только в обличье Рииса. Для меня сейчас единственный обратный путь — это убить себя!

Бульдог и Джиоти запротестовали в один голос, а Бройдо сказал:

— Время еще есть. Старый кобольд говорил, что для Безымянных время течет по-другому. Ты еще сможешь восстановить себя в качестве Рииса Моргана.

— Как? — спросил снова Котяра с отчаянием в голосе. — Кавал ведь мертв!

— Есть другие волшебники, — сказал Бульдог. — Если надо будет, мы с тобой дойдем до самого герцога в столице Дорзене.

Джиоти с сомнением покачала головой:

— У Кавала было знание, принесенное с Темного Берега, вряд ли какой-нибудь другой колдун на Ирте сможет снять с Рииса эту кожу света.

Мрачное молчание воцарилось у всей группы, но чуть погодя эльф поднял голову и произнес:

— Тебя восстановит Ожерелье Душ.

Бройдо сказал это очень тихо. Все время он рассматривал человека со звериными метками, создание тени, к которому Рик Старый вел Лучезарного, чтобы тот его уничтожил, и ничего злого в этом волхве эльф не видел. Он был убежден, что если кобольд встретит этого Котяру, они друг друга поймут. И он добавил громче:

— В Ожерелье есть большая сила. Оно — уловитель душ. Оно поймает твою душу так, как поймало души моего клана, спасая их от проклятия демона Тивела. Если мы найдем Рика Старого, он убедится, что ты неплохой человек, и с радостью применит Ожерелье, чтобы снять с тебя звериные метки и снова сделать человеком.

— Но где же этот кобольд? — спросил Котяра. — Ты говоришь, что он с Пожирателем Теней улетел из Заксара — искать меня. Они должны были бы уже меня найти.

— Но не в обличье Котяры, — возразил Бульдог. — Мой искатель тебя нашел, потому что у него есть клочок твоей шерсти. А кобольд ищет Рииса. Он и понятия не имеет о Котяре — ты для него невидим.

— Тогда, может, я невидим и для безымянной владычицы над Краем Мира, — с надеждой сказал Котяра. — Может быть, пока я в этом виде, я могу остаться на Ирте?

— Может быть, да, а может быть, нет, — вслух рассудил Бройдо. — Наверняка мы не знаем, а риск слишком велик.

— Тогда надо найти Рика Старого, — заключила Джиоти.

— Или Лару. — Глаза Котяры засветились. — У нее тоже есть хрустальная призма.

— Но она же призрак. — Бройдо положил подбородок на рукоять меча змея, воткнув лезвие острием в песок. — Ее найти еще труднее.

— Постойте! — вскочил на ноги Бульдог. — Есть способ! Не только же мы ищем Ожерелье Душ.

— Гномы! — Джиоти вцепилась в руку Котяры. — Если мы найдем их на путях Чарма, они выведут нас на Ожерелье Душ.

— Можно придумать кое-что получше, чем следовать за ними. — Бульдог оскалил зубы в хитрой усмешке. — Ха-ха! Мы снова станем ворами, Котяра и я! Хитрость и сноровку мы применим против гномов. А потом с помощью меча Бройдо мы поймаем одного из них и заставим привести нас к Ожерелью Душ!

— Смелый план, — признала Джиоти. — И опасный.

— Судьба нам преподносит все по максимуму, — убежденно заявил Бульдог.

— Все миры поставлены на карту, — согласился Бройдо и воздел над головой меч змея. — У нас нет права на неудачу.

— Пути Чарма здесь, — показал Котяра на пещеру, из которой вышел накануне. — Пойдем брать гнома.

 

2

БОЙНЯ НА НЕМОРЕ

 

Рик Старый держался высоких троп, где его и Лучезарного не могли бы увидеть кобольды из летнего вельда Неморы. На раскинувшихся внизу равнинах кипела работа. Многочисленные мощеные дороги бежали среди лугов, полей и рощиц высоких колючих папоротников. Изящные торфяные домики и травяные лужайки пробуждали глубокую ностальгию в душе Рика, и ему снова хотелось пробежать по грибным тропинкам, где он играл в детстве. Но он не смел, потому что появление Азофеля встревожило бы поселян.

Лучезарный, хотя и затратил существенную энергию на подъем по Колодцу Пауков, был сильнее, чем раньше, потому что близость Неморы к Извечной Звезде заряжала его Чармом. Но он еще не набрал столько силы, чтобы снова занять свой невидимый пост рядом со сном безымянной госпожи. Хотя он изменился. Волосы его раздувались как поток тепла, а глаза — щелки раздробленного света — горели звездами.

Холмы поросли лесом, где кипела жизнь, но оставаться незамеченными среди стен плюща и занавеса мхов было нетрудно, даже когда появлялись охотники. Эти кобольды искали на холмах определенных тварей для племенных дворов деревень. Экономика вельда зависела от поставки зверолюдей в качестве рабочих в остальные области Неморы, покрытые льдом.

С высокого сука сожженного молнией кедра Рик Старый утолял свою тоску по дому, незаметно наблюдая, как трудятся внизу кобольды ради своего племени. Одни копались в садах и огородах, разбитых в виде колеса со спицами, другие починяли колодцы и соковыжималки, но большинство работало в племенных дворах.

В отличие от прочих смертных Светлого Берега, кобольды не нуждались в амулетах или талисманах. Чарм, естественным образом содержащийся у них в костях, вполне удерживал их на поверхности, когда Немора погружалась в ночь. Лишенные ветра Чарма, веющего от Извечной Звезды и удерживающего их на месте, эльфы, огры, люди, гномы — все смертные, кроме кобольдов, рисковали оторваться от земли как дым: если они теряли балласт сознания, то в темные часы их уносил прилив — сперва в небо, а потом во внешнюю Бездну.

Кобольды же обладали не только устойчивостью из-за чармоносных костей, но и невероятной способностью использовать внутренний Чарм для своего кобольдского волшебства.

И это волшебство включало умение сливать гаметы — семя — различных животных и разумных смертных. Сочетание эльфов, людей и птиц порождало звериный народ, полезный на ткацких фабриках в ледовых пещерах. Благодаря острому зрению и ловким умелым рукам зверолюди были лучшими портными и швеями во всех мирах. Сами кобольды славились изяществом и вкусом в одежде.

Люди-птицы превосходно умели собирать нити улиток, которые моллюски оставляли на заснеженных скалах. Эти цветные нити улитки выпускали, чтобы пересекать трещины. Для собирания паучьего шелка кобольды скрещивали смертных и крыс. Крысолюди ценились в текстильной промышленности не только за умение собирать ткань пауков, но и за несравненное искусство работы на ткацких станках.

Спрос на специализированных рабочих для одежных фабрик в ледяных пещерах никогда не падал, и теперь Рик смотрел, как деревенские жители тренируют группу молодых зайцелюдей. Худощавые тела в зимнем мехе бежали дистанцию с препятствиями между коралями и загонами племенных дворов. Когда они наберут нужную быстроту и силу, их продадут в ледовые края как тягловую силу для саней и как посыльных.

Веками звериный народ обменивали на товары из других миров, и потомки этих смертных со звериными метками попадались повсюду. Только огры открыто возражали против кобольдской магии, порождающей зверолюдей. А эльфы и люди охотно отдавали свою нищую молодежь на племенные дворы в обмен на непревзойденные ткани и одежду с Неморы. Этим донорам генетического материала кобольды хорошо платили: зачатием или рождением одного двух детей со звериными метками для волшебников-кобольдов молодежь зарабатывала достаточно, чтобы выкупить себе свободу и прожить безбедно еще тысячу дней. Нехватки желающих не было.

В детстве Рик мечтал изучить ремесло разведения зверолюдей, но семья его переехала в ледяные пещеры раньше, чем он достиг возраста ученичества. Он задумался на миг, как бы повернулась его жизнь, если бы он сейчас работал на племенном дворе. Нравилась бы ему эта кропотливая магическая возня со всеми этими чашками, полными алого студня и желтков?

Он стал учеником не у волшебника семени, а у волшебника огня в ледяных полях, когда его семья переехала туда продолжать свои труды красильщиков и ткачей. Работу с одеждой он не любил и был рад, что проводит дни, служа своему народу теплом и светом. Если барахлили горны или печи, он тут же исправлял неполадки, потому что узнал все тайны огня и научился использовать Чарм своих костей для управления пламенем.

Жизнь, проведенная за обеспечением своего племени огнем, позволяла ему лучше почувствовать Лучезарного. Он смотрел на терпеливо сидящего у ствола Азофеля, переливающегося синим и белым отблеском, как ртуть. Спустившись вниз, он сказал:

— Возвращение на Немору наполняет меня воспоминаниями о днях моей жизни.

— Ты предаешься воспоминаниям? — недовольно спросил Азофель, отводя взгляд от древней лестницы дневного света среди стволов. — Я думал, ты полез туда искать призрак Лары.

Рик наморщил нос:

— Мне не надо ее искать. Я ее ясно вижу в Ожерелье. Она думает, что может весело таскать нас за собой вечно. Но ее очень скоро ждет сюрприз. Сейчас, когда она на Неморе, я могу воспользоваться кобольдовской магией и из Чарма в моих костях, через Ожерелье Душ, достать ее хрустальную призму. И держать ее крепко.

— Так почему ты этого не сделал? — заворчал Азофель. — Я тут мучаюсь целые дни в этом холодном сне! Давай найдем эту ведьму и выясним, что она знает о создании тени. Почему ты копаешься, кобольд?

— Копаюсь? — Из пробитого легкого кобольда послышался холодный смех. — Я отлично сознаю опасность, грозящую всему творению. И заверяю тебя, я не стал бы терять ни мгновения. Но у меня нет твоей лучезарности, а магия кобольдов не так быстра, как амулеты и талисманы. Она требует времени. Однако она действенна, так что терпение, Азофель. Моя магия стремится наружу, и скоро призрак предстанет перед нами, плотный как дерево.

Светящееся создание поднялось перед ним в крошечных дрожащих радугах.

— Сколько еще ждать?

Кобольд быстро прикинул, чем отвлечь это несчастное существо, пока его магия не подействует.

— Достаточно, чтобы ты мне успел рассказать, как выглядит твой мир, — ответил кобольд, сверкая глазами в свете Лучезарного. — Он так же красив, как Немора?

Огорошенный сперва таким вопросом, Азофель ответил медленно, с пренебрежением:

— Я не из какого-нибудь мира. Там, откуда я родом, не висят в пустоте камни, бесконечно вертящиеся между светом и тьмой. — Радужное тело раздулось от гордости за свое происхождение. — Я вышел из света. Из царства энергии в венце Извечной Звезды.

— Это я знаю. — Глаза кобольда светились любопытством. — Но как оно там все выглядит? Есть у вас деревья? Безымянная владычица открыла мне свой сад с вечным цветением и бездонным бассейном.

— Так это является тебе, кобольд. — Азофель отвернулся и стал ходить в пятнистом свете леса, говоря: — В царстве, откуда я, все формы созданы из мысли. Там жизнь не пожирает жизнь. Та мерзость, до которой низвели меня в этом мире, где я должен поглощать куски сна нашей госпожи, чтобы поддержать силы, немыслима внутри света. Мы не едим И потому нам нет нужды уничтожать себя.

— И все же вы воюете, — вставил кобольд. — Иначе зачем нужен был бы владычице страж? От кого ее надо охранять?

Горячий взор Азофеля лучами пронизывал дым пыльцы, плывущей в свете дня.

— Добро и зло — не исключительное свойство этих холодных миров. Как и смерть. Я охраняю нашу госпожу от тех, кто может причинить ей вред.

— И кто же это такие?

Смех Лучезарного был пуст, как кашель.

— Какая тебе забота, маленький кобольд? Ты живешь в этом холодном сне. А я нет. И я не обязан тебе ничего объяснять. — Завернувшись в ленты света, он отвернулся и медленно пошел сквозь деревьев. — Отведи нас к ведьме.

Рик Старый вскинул руки, разозленный высокомерием своего спутника.

— Отлично. Моя кобольдская магия начинает ее нащупывать. Следуй за мной.

Они вышли из леса, и на миг показались зеленые горизонты, скрывающиеся в голубой дали, а еще дальше — снежные пики. Потом они спустились вниз по склону со ступенями корней и сланцев, выбитыми местными охотниками. Дым от хижин поднимался из-за леса, оставшегося позади. Впереди через ручей был переброшен каменный мосток, и на иле отпечатались следы оленей. Мощеная дорога начиналась на мшистой прогалине и вела к мосту над темными завихрениями воды, под которым стирало белье семейство синеволосых эльфов.

С той стороны моста к ним бежала группа фермеров с косами и вилами в руках. Завидев издали спектральное сияние Азофеля, они всполошились и бросились защищать свою деревню. Подбежав ближе, они перешли на шаг и остановились при виде зловещей красоты Лучезарного — горящей звездной пыли в форме демонического ангела, идущего к ним с мелодичной грацией. А за ним — за ним бежал старый кобольд, и из груди у него торчала загнутая стрела.

От такого зрелища у всех упало сердце, фермеры-кобольды отступили на обочины и не окликнули чужака. Один только решился позвать:

— Эй, старик! Эй!

Рик Старый не ответил. Он заранее решил не открываться собратьям-кобольдам, пока не будет готов схватить призрака, а потом открыться быстро и не вступая в длинные разговоры. Страх, который он и его светоносный спутник не могли не внушать кобольдам, он хотел свести к минимуму. А потому он быстро шел вперед, погруженный в транс Чармом своих костей, который он пробросил через кристаллы Ожерелья Душ к хрустальной призме, привязавшей призрака к его форме.

Старый кобольд крепко держал нити Чарма, не обращая внимания на детей, сбежавшихся на радужное сияние Азофеля, не слыша, что кричат им вдогонку перепуганные матери. Он шагал вперед по мощеной дороге мимо ворот садов, мимо оград. Изумленные кобольды молчали, хотя кто-то из них и произносил приветствия, предостережения, что-то испуганно бормотал. Рик не слышал ничего. Нити Чарма привязали его к Ларе и с каждым шагом притягивали ее все крепче.

Ведьма сразу ощутила путы. Она плыла к торфяной деревне с травяными лужайками и папоротниковыми изгородями. Племенные дворы заинтересовали ее, и считая себя вне досягаемости преследователей, она хотела до возвращения к Колодцу Пауков рассмотреть их, а там заманить Пожирателя

Теней и кобольда еще дальше от молодого хозяина. Ее увлек вид детишек в белой шерсти, прыгающих через сложенные из сена препятствия, их птичий смех, и Лара отвлеклась от своей хрустальной призмы. И потому она не почувствовала приближения Рика, пока не замедлились ее движения.

Она попыталась вырваться, и невидимые нити натянулись. Прижав руку к груди, она ощутила, что эти нити сходятся к ее призме. Но она ничего не могла сделать. Не могла оборвать нити, хотя и пыталась, складывая пальцы иероглифами и пробуя все известные ей магические знаки. Астральные нити только натягивались еще туже, и вскоре она уже не могла сойти с дороги, застыв как камень.

Среди крестьянских пар и их детей показался Рик Старый. Он спускался по дороге паломников с заросших лесом холмов, а за ним шагал Пожиратель Теней, сияя, как окаменевший лунный свет. Лара знала, что ей никак от них не скрыться, разве только снять призму и прервать свое призрачное существование. Но она еще нужна была молодому хозяину, она это чувствовала и не собиралась бросать его, чего бы ей это ни стоило.

Старый кобольд подошел к Ларе, сверкая глазами, и остановился в шаге от нее. Медленно и осторожно он взял ее хрустальную призму. От его прикосновения замерцала, проявляясь, призрачная форма Лары, и толпа подалась назад, вскрикнув при виде запекшихся ран.

Она подняла разбитое лицо, чтобы все могли видеть, какую боль причиняет ей такой поступок.

— Где создание тени? — спокойно спросил Рик Старый. — Я видел тебя с ним в Ожерелье, а потом он исчез. Куда он девался?

Лара не стала говорить, и кобольд потянулся через призму и взял ее память.

Чарм Рика Старого осторожно коснулся ее неподвижной души, не беспокоя память около ран — боль оборвала бы его нити Чарма. Он искал только мысли о создании тени — и узнал про Рииса Моргана, волхва с Темного Берега, ученика чародея Кавала, молодого хозяина ведьмы, избавленной теперь от бремени тела.

Рик отступил на три шага, и голосом, заглушаемым гулом толпы, сказал Азофелю:

— Нам не найти этого теневого мага, потому что он покинул свою исходную форму и принял образ человека со звериными метками кота.

— Зачем ты услала его от нас? — спросил Азофель у призрака.

— Ты ешь тени, — промямлил призрак в ответ. — Ты хотел сделать ему плохо.

— Ты думала, что мы хотим его убить? — с удивлением спросил Рик Старый. — Ты ошиблась, ведьма. Мы не собираемся его убивать и не собирались. Мы только хотим устранить его из Светлых Миров, потому что его волшебство тревожит их создательницу. — Кобольд коснулся призмы Лары и сообщил ведьме все, что знал о безымянной владычице и о своей миссии.

Потрясенная Лара задрожала, как стебель.

— Не может быть, чтобы я — чтобы я так ослышалась! Кавал мне сказал, что молодой хозяин в большой беде!

— Это наши миры в беде! — настойчиво поправил ее Рик. Он беспомощно глянул на Азофеля и увидел, что Лучезарный явно не рад вмешательству ведьмы.

Все существо Лары трепетало от ужаса перед ее ошибкой.

— Кавал мне сказал...

— Как мог вообще Кавал с тобой говорить, если ты была в Извечной Звезде? — резко спросил кобольд. — Его душа улетела в Бездну. Оттуда не доносится ни один голос.

— И все же я его слышала... — начала она, но не успела договорить, как в толпе раздались крики.

— Гномы! — завопил чей-то голос, тут же сорвавшийся на визг.

С холмов как снегопад посыпались приземистые белые тела. Гномы отследили Ожерелье Душ до Неморы и летнего вельда — деревни у ручья, и теперь валом валили со склонов, размахивая топорами и пуская тучи стрел.

Под первым градом стрел толпа кобольдов рассыпалась. Послышались крики и стоны раненых. И опять, как завеса дождя, небо закрыла новая туча стрел.

— Азофель! — закричал кобольд. — Азофель, останови их! Они убивают мой народ!

Лучезарный отвернулся от легиона гномов.

— Нет у меня силы, которую можно тратить на защиту кобольдов, — сказал он скучным голосом. — Садись мне на спину, и мы убежим от них.

— Мой народ! — кричал Рик, видя, как новая туча стрел валит кобольдов на землю. — Спаси мой народ!

— Ко мне на спину, кобольд! — скомандовал Азофель. — Быстро! Им нужно Ожерелье Душ. Мы уведем их от этой деревни и твоего народа.

Рик вскочил на плечи Азофеля, и стрела, торчащая у него из груди, уколола Лучезарного.

— Эй, осторожнее! — буркнул Азофель. — Если будешь паниковать, нам конец.

Старый кобольд охватил ногами горячие плечи Лучезарного.

— Давай! Уноси нас от...

Он не успел договорить «деревни», как Азофель рванул с места, и кобольд чуть не слетел с его спины. У него голова откинулась назад, и призму выдернуло из пальцев. Последнее, что он видел, был призрак Лары на том месте, где он ее останови/ Стрелы пронзали ее прозрачное тело.

Кобольд с ужасом укорил себя за то, что не держал призму крепче и не отпустил душу Лары на свободу. Через несколько секунд гномы налетят на нее, завладеют призмой, и судьба Лары будет у них в руках.

Азофель бросился бежать по изрытой колеями дороге наискосок наступавшим гномам. Армия червей-воинов отвернула от деревни и устремилась вслед сияющему существу с кобольдом на спине, который уносил Ожерелье Душ.

 

3

ОШИБКИ БРОЙДО

 

— Дай мне меч змея, — приказал Бройдо Котяра. Они стояли с Бульдогом и Джиоти под высокой грудой облаков у заросшего мхом края небольшой воронки. В темной шахте отдавался приглушенный грохот марширующих ног. Бройдо замотал головой.

— Меч! — Котяра протянул руку с черной ладонью, на каждом пальце был втянутый коготь. — Мне нужен меч, если я должен идти туда навстречу этим гномам.

— Я тебе его дать не могу, — твердо ответил Бройдо. Он стоял, держа меч обеими руками и прижимая его к груди. — Смидди Tea доверила его мне. И она призовет меня к ответу, если я передам его кому бы то ни было.

Котяра раздраженно обернулся к остальным:

— Мне нужно будет оружие там внизу.

— Меч змея — единственное действенное оружие, которое есть у нас против гномов, — мягко напомнила эльфу Джиоти. — Единственная наша надежда захватить гнома живым и заставить нам помогать. Мы не враги тебе. Дай Котяре меч.

— У него самая быстрая реакция из всех нас, — указал Бульдог. — Если кто-то и должен обратить меч змея против гномов, то это Котяра.

Бройдо неловко переступил с ноги на ногу и посмотрел всем троим прямо в глаза.

— Простите меня, но я не могу отдать этот меч, порученный мне. От этого может зависеть жизнь моего народа.

За время пути по темным туннелям Чарма, ведущим из Кафа, Бройдо почти ничего не говорил, послушно следуя за группой. Когда они, нащупывая дорогу в сырых скальных коридорах, освещенных лишь тусклым блеском наговорных камней, попросили сделать из меча искатель гномов, он не возражал. Он даже помог Бульдогу сплести колдовскую проволоку и приделать к рукоятке ленту кристаллов, которые назывались глазами Чарма. Из сетки сплетенных крысиных звезд соорудили перчатку. Потом Бройдо сжал рукоять, крысиные звезды соприкоснулись с глазами Чарма, и, как и говорил Бульдог, эльф ощутил присутствие гномов рукоятью лезвия. Поворачивая клинок, он смог определить направление, откуда идут гномы.

— Мы доверились тебе, когда ты вел нас, — настаивал Котяра, все еще протягивая мохнатую руку. — Теперь ты должен довериться мне. Я обещаю вернуть тебе твой меч.

— Нам с Риком Старым этот меч дорого обошелся. — Руки Бройдо стиснулись на рукояти. — Я не могу его отдать.

Котяра уронил руки вдоль тела.

— Без оружия я туда не пойду.

— Этим отказом ты служишь своему другу-кобольду, Рику Старому? — Бульдог подошел ближе, переступив через грибной круг на лесной подстилке. — Твоя преданность настолько издергалась, эльф, что ты даже не понимаешь, кому надо доверять. Мы ведь хотим того же, что и ты.

— Хотите спасти миры? — спросил Бройдо с едкой ноткой в голосе. — Вы даже не верите, что им грозит опасность.

— А почему я должен верить твоим рассказам с чужих слов? — возмущенно огрызнулся Бульдог. — Безымянная владычица создала наши миры во сне? Вполне правдоподобно.

Эльф с вызовом выпрямился:

— Так говорил мне Рик Старый.

— А ему кто сказал? — ворчливо возразил Бульдог. Рука его метнулась вперед, и он вырвал у Бройдо меч змея. — Все, хватит слухов. Сейчас поймаем гнома и посмотрим, что он обо всем этом скажет.

Бройдо подпрыгнул, чтобы вернуть себе меч, но Бульдог отпихнул его одной рукой и поглядел зловещим взглядом. Эльф был вынужден отступить, топая ногами в бессильной злости, сокрушенный тем, что утратил столь ценную вещь, доверенную ему предводительницей клана.

Котяра быстро выхватил меч у Бульдога и, бросив на друга укоризненный взгляд, вернул клинок законному владельцу.

— Мы больше не воры, — упрекнул он Бульдога. — Так что возьми свой меч, Бройдо. Если тебе хватило храбрости сопротивляться этому громиле, то ты достоин нести свой меч против гномов. Поведешь нас?

Воодушевленный этим поступком, Бройдо утвердительно потряс мечом.

— Нас защитит кость мирового змея! — Он шагнул к дыре, боковой шахте Колодца Пауков, выходившей на маршрут гномов с Края Мира.

Джиоти предостерегающе положила руку Котяре на плечо и нагнулась к его уху.

— Разумно ли это? Наше единственное действенное оружие — в руках эльфа без боевого опыта?

— Я только надеюсь, что меч в самом деле действует так, как он сказал, — сочувственно покачал головой Бульдог, провожая взглядом Бройдо, который спускался ногами вперед в дыру.

— Пусть его оружие будет у него, — повторил Котяра. — Если бы мы стояли на своем, пришлось бы оглядываться, что у нас за спиной. А так он служит нам.

— И не важно, насколько плохо, — саркастически добавил Бульдог, спускаясь в дыру, где скрылся Бройдо. — Теперь я буду прикрывать ему спину, чтобы мы не потеряли свою единственную защиту.

Джиоти с Котярой ждали около дыры, пока он пролезет. Маркграфиня поглядела на своего спутника — она не решалась сделать это с тех пор, как к нему вернулись звериные метки. Ей трудно было видеть его таким, потому что полюбила она его в образе Рииса, и почти невыносимо было видеть на нем метки зверя, так что она была благодарна своим амулетам, успокаивавшим ее тревогу.

Она остановилась перед Риисом, который уже спускался в дыру.

— Мы же здесь были вдвоем, правда? Я имею в виду, в Арваре Мы принадлежали друг другу, и весь мир начинал обновляться.

— Это все равно с нами. — Риис поднял мохнатые руки. — Это станет как было. Я верю эльфу. Ожерелье Душ — сильный талисман. Лара показала мне призму, и по ней я увидел — оно может снова сделать меня Риисом. И затем мир опять будет новым.

— А если этот эльф прав? — спросила Джиоти с неуверенностью в голосе. — Если Пожиратель Теней был послан за тобой безымянными богами, и действительно из-за тебя миры оказались в опасности — что тогда?

— Этого мы не знаем. — Бархатным мехом тыльной стороны ладони он погладил ее по щеке. — Не волнуйся. Мы нашли способ победить Властелина Тьмы — ты и я, помнишь? И мы снова победим.

Джиоти мужественно кивнула, хотя сердце ее было пусто от страха. Зловеще гремел шаг гномов снизу, из пещер

__А теперь давай поторопимся, чтобы не отстать от Бройдо Нельзя, чтобы он потерял этот меч.

Котяра нырнул в дыру головой вперед, и Джиоти полезла за ним. Узкая шахта круто спускалась вниз, и приходилось, чтобы не упасть, прижиматься руками и ногами к сырым стенам. В конце концов лаз вывел в грот, пульсирующий зеленым сиянием призрачных гномов.

Четверо товарищей сбились грудой за блестящей стенкой сталагмитов лишь в нескольких шагах от марширующих светящихся гномов. Возникая из трещины, соединявшейся с лабиринтом других путей Чарма, ведущих на Край Мира, гномы выходили через такую же щель в стене огромной пещеры. Куда они исчезали, Котяра не знал — может быть, в другой доминион, призванные своим загадочным Даппи Хобом.

Джиоти и Бульдог вспомнили зловещее ощущение в гроте под Заксаром, и от страха маркграфиня прижалась ближе к Бульдогу. Они смотрели, как Котяра бесшумно идет среди каменных столбиков и конусов отложений от капающей воды. Пробравшись к щели в каменной стене, он встал позади потока гномов.

Плавным движением кисти Котяра позвал Бройдо вперед. Эльф побежал к нему, стуча по камням. Никто из гномов его не заметил. Красные глаза, коричневатые в зеленом сиянии, смотрели вперед в каком-то магическом трансе, зачарованные внутренним голосом или музыкой. Сегментированные тела с плитами брони клацали и бухали, заглушая шум шагов Бройдо, спешащего к Котяре.

— Я притащу одного, а ты держи его под острием меча, — шепнул человек-кот.

Он пригнулся к земле, следя за грузными ногами шагающей армии, ловя ритм их движения. Котяра заметил, что некоторые из идущих время от времени скрывались из виду, сворачивая за изгиб скалы, за которой он прятался. С ловкостью хищника он прыгнул, схватил ближайшего гнома за кожаный ремень нагрудной брони и дернул к себе за камни.

Гном было заверещал, но увидел сверкающую кость меча на расстоянии пальца от своего лица. Обещание неминуемой смерти заставило мерзкую тварь замолчать.

Бульдог наклонился над гномом, выхватил у него из руки топор и ловко связал ему руки прядью колдовской проволоки. Потом стащил с него шлем, обнажив безлицую голову с сетчатыми пятнами глаз без век и волокнистой щелью рта.

Джиоти потащила гнома за ботинки с рубчатой подошвой, а Бульдог прижимал его к земле за нагрудник. Они волокли гнома к столбу голубого света из лаза.

Котяра усмехнулся эльфу:

— Отличная работа, эльфийский меч!

Бройдо отмахнулся от похвалы, настороженно оглядываясь через плечо. Барабанная дробь марша гномов билась у него в ушах болью — так напряжен он был от страха. Сколько же здесь орд этих гномов? Во время поиска в туннелях Чарма он рукоятью меча ощущал и других солдат-червей — они наводнили коридоры, соединяющие эту часть Колодца Пауков со следующей. Куда же они все идут?

«За Ожерельем Душ? — с сомнением спросил он себя. — Такая армия, чтобы отобрать какое-то ожерелье у одного кобольда?»

— Происходит что-то ужасное и большое, — шепнул Бройдо Котяре. — Надо побыстрее найти Рика.

Котяра встал как вкопанный. Бройдо, не успевший этого заметить, налетел на него и подавил вскрик. Бульдог, стараясь затолкнуть схваченного гнома в лаз, нечаянно обнаружил себя — мохнатая голова была выше стены сталагмитов. Котяра не успел прошипеть ему, чтобы спрятался, как среди гномов раздались пронзительные крики.

В следующий миг натиск разъяренных гномов разбил минеральную стенку как картон, и дюжина воинов обрушилась на Бульдога.

— Бройдо! — Котяра вытолкнул эльфа вперед. Между ними и выходом напирала волна гномов.

Бройдо взмахнул мечом змея, поражаясь, с какой легкостью он прорезал набегающую толпу. От его прикосновения воины съеживались и падали кольцами червей под грохот топоров и доспехов. Но их гибель не останавливала нападающих, и снова набегала волна визжащих тел в шлемах, размахивающих боевыми топорами.

Котяра пригнулся за спиной Бройдо, выкрикивая указания:

— Бей ниже — положишь их больше! Смотри слева! Слева!

Размахивая мечом змея, Бройдо прорезал дорогу к дневному свету. На миг его охватило отчаяние, когда он увидел Бульдога, уволакиваемого прочь — над телом человека-пса сомкнулась кишащая масса гномов. Потом озверевшие воины бросились к нему, размахивая своим неуклюжим оружием, и ему пришлось следить за мечом, чтобы его не выбили из рук.

— Дай мне меч! — прошипел Котяра, изгибаясь и отбивая хватающие руки гномов. — Сзади! Нас отрезают!

Плотное кольцо толпы сковало размах топоров, но все равно они сверкали в опасной близости. Бройдо попытался взмахнуть широкой дугой с поворотом — и чуть не задел Котяру.

Несколько рук схватили Котяру за рубашку и сорвали ее остатки.

— Меч! — вскрикнул он, и в этот миг его дернули за лодыжки, и он ногами вперед въехал в гущу гномов.

Бройдо попытался прорубиться за ним, но это было безнадежно. Гномы перли нескончаемым потоком. Храбрость Бройдо испарилась, когда он понял, что застрял один под землей в зеленой пульсирующей массе червей-воинов. Отчаянно вопя, он пробился к яркому столбу света.

Руки Джиоти схватили его и втащили вверх по стволу. Бешено работая ногами, эльф полез вверх и наружу, прочь из дыры, подталкивая Джиоти в спину. Наверху он тут же развернулся и ткнул мечом в дыру.

Вопящая атака гномов схлынула. Они добились успеха, и в улюлюкающих криках слышалось ликование.

— Где Риис? — спросила Джиоти, бросив связанного гнома и подбегая к заросшей мхом дыре. — Что с Котярой? И с Бульдогом? Где Бульдог?

Бройдо, стоя на коленях, выронил меч и спрятал лицо в ладонях. Его сокрушенные всхлипы дали Джиоти неутешительный ответ.

Она схватила меч и бросилась в дыру. Приземлившись на полусогнутые ноги, она полоснула перед собой мечом, и дневной свет заиграл на клинке, но лезвие резало пустоту. В пещере никого не было.

Гулко стуча ботинками по каменному полу, Джиоти устремилась к разлому в стене, куда только что маршировали гномы. Звуки их отхода доносились неясным прибоем. Джиоти бросилась внутрь — и заставила себя остановиться. Пути Чарма были здесь многочисленны и перепутаны, и Джиоти видела целые орды гномов здесь и под Заксаром. Пойти туда без проводника — наверняка заблудишься. И живы ли еще Котяра и Бульдог? Она заставила себя верить, что живы — иначе здесь, в пещере, валялись бы их изуродованные тела. Эту веру поколебали раздавшиеся во тьме вопли, но Джиоти замкнула от них слух и быстро отвернулась.

Бройдо все еще стоял на коленях, всхлипывая и прижимая ладони к глазам.

— Я пытался их выручить. Там было слишком много...

— Не хочу слышать! — Джиоти гневно посмотрела на него и заставила себя сдержаться, смирив злость дыхательными упражнениями. А затем произнесла: — Только что мы потеряли человека, который для меня в этом мире важнее всех. — Она пододвинулась на шаг, и меч змея задрожал в ее руке. — А если верить твоим словам, то он важнее всех для всей вселенной. — Она подступила еще ближе, глядя сквозь слезы на его глазах. — И мы вернем его, ты и я.

— Убей меня. — Бройдо развел руки. — Я заслужил смерти. Я подвел нас всех.

— Нет! — отрезала Джиоти. — Я тебе уже сказала, что не хочу этого слышать. Хватит себя жалеть — не время. Надо действовать быстро. Мы вернем его. И это все, что я желаю слышать. — Джиоти подала Бройдо меч. — Теперь подержи, мне нужны обе руки.

Она сняла с жилета два Глаза Чарма, прижала их плоской стороной друг к другу и посмотрела туда, где лежал на траве пленный гном. Толкнула гнома носком ботинка.

— Эй, ты! Куда они отвели наших друзей?

Красные точки глаз смотрели неподвижно и бесстрастно.

Руки Джиоти поднялись к куртке с амулетами, чтобы с помощью Чарма узнать, что известно гному, но Бройдо сказал:

— Это не поможет. — Он встал на ноги и взмахнул мечом змея. — Дай я попробую.

Гном вскочил на ноги.

— Скажи нам то, что мы хотим знать, — только и пришлось спросить Бройдо, держа костяной меч обеими руками и наставляя на грузное тело гнома.

Щель рта раздвинулась, и крик, который застрял внутри в момент, когда гнома схватили, вылетел наружу всхлипами.

Джиоти взмахнула янтарным жезлом у головы гнома, и тот замолчал, успокоенный.

— Откуда вы?

Тихий голосок пропищал:

— С Края Мира.

Джиоти в награду коснулась жезлом лба гнома, и видимое облегчение охватило напряженное тело. Крутые плечи опустились.

— Куда вы идете?

— Земля.

— Вы уже на земле Ирта! — Джиоти провела жезлом между глаз гнома. — В какой доминион?

— Никакой.

Озадаченно дернув себя за ухо, Джиоти шагнула назад.

— Вы прячетесь в подземелье?

— Нет. — Гном заерзал, желая получить еще Чарма. — Мы идем на Землю — на...

— Вы уже на Ирте, червь! — заорал Бройдо. Его подбросила вперед сдерживаемая злость на себя за то, что не спас друзей. — Вы уже прибыли!

Он ткнул мечом, чтобы напугать гнома, но опьяненный Чармом связанный гном не успел отпрянуть. Острие коснулось пухлой лапы гнома, и его резкий крик сразу перешел в треск и смолк.

Зашипев, гном съежился, превратившись в червяка размером с бедро эльфа, и этот червь, извиваясь, попытался скрыться от света дня под броней нагрудника.

Бройдо ахнул, повернувшись к Джиоти. Та заморгала от удивления, потом пожала плечами и спрятала жезл силы в гнездо на куртке.

— Тебе надо поработать над техникой фехтования, эльф.

__ Госпожа Джиоти — маркграфиня — я... я виноват.

Простите, я опять виноват! — Бройдо беспомощно склонился над доспехами превратившегося воина. — Это было случайно. Я прошу вас, заберите у меня меч. Я теперь верю, что сама Смидди Tea велела бы мне его отдать.

Джиоти раздраженно отмахнулась, отворачиваясь от Бройдо. Эльф лишил их последней надежды найти Котяру и Бульдога, но ни на упреки, ни на сожаления времени не было. Надо было найти другой способ выручить друзей. Джиоти рассуждала на ходу, быстро углубляясь в лес, а Бройдо поспешил за ней, стараясь не отставать, и слушал.

— Они могут быть еще живы, но поблизости их нет. Наверное, они ушли другим туннелем Чарма, то ли в другой доминион, то ли обратно в Колодец Пауков и в другой мир. Хотя этот гном и говорил, что они направляются на Ирт, это еще неизвестно. Может быть, он солгал. Хотя сомневаюсь — Чарм его легко расслабил. Так что они вполне могут быть и здесь, на Ирте. Все равно этого мы не будем знать точно, пока не выясним сами. А единственный способ, который я могу придумать, — воспользоваться искателем Бульдога, которым он нашел Котяру в Кафе. Но искатель у него, а у нас ничего нет. У нас только меч. Он умеет искать гномов. Мало проку. Их слишком много.

Меч отяжелел в руке Бройдо, и эльф волочил его сзади по земле. Он молча шел за Джиоти через густой лес, думая, не лежит ли на нем проклятие. Он принес беду тем, кто ему помог — людям с метками зверя, а до того — кобольду Рику, и даже собственному клану, из-за чего он вообще оказался в этой чужой стране. Может быть, Тивел или демон Тивела наложили на него заклятие?

Уже далеко уйдя в лес вслед за Джиоти, он стал бояться, что проклятие Тивела совершило свою страшную работу над его спутницей. Джиоти была бледна от злости. Эльф ее боялся — ведь это из-за него она потеряла возлюбленного, Рииса в образе Котяры. И за ее друга Бульдога тоже он в ответе. Его самомнение привело к их гибели. А его глупость лишила их пленника, который мог навести на след Понятно, что женщина-воин не убила его лишь потому, что это была бы слишком легкая расплата за беду, которую причинил он ей и всем.

Лесные чащи уже темнели, а Джиоти шла по узким тропинкам среди гигантских деревьев и стен плюща, и наконец он решился спросить:

— Куда мы идем?

— Ищем сивиллу, — буркнула она так тихо, что он едва расслышал. Яростно раздвигая кусты, она поднимала шум, от которого всполошилась задремавшая на дереве полосатая сова. Птица взлетела и скрылась во мраке, громко хлопая крыльями.

Бройдо вздрогнул и вгляделся в укрытые сумерками верхние этажи леса. Оттуда сверкали светлячки глаз, кожистокрылые змеи мелькали в просветах лиан.

— Сивиллы — это существа-прорицательницы?

— Если мы найдем сивиллу, сможем узнать, живы ли Бульдог и Котяра.

Джиоти отвела в сторону завесу мха, застилавшую проход, между рядами исполинских деревьев и выступающих корней где клубился туман. В дальнем конце этой тропы зароем папоротника обрамляли скрытую пещерку. Там сама ночь свернулась на отдых, не тревожимая светом.

И вдруг оттуда сверкнул острый взгляд пары глаз, горящих ровным пламенем.

— Идем, Бройдо, — велела Джиоти и пошла вперед. — От нее заодно узнаем, светит ли нам самим остаться в живых.

 

4

КОТЯРА В ГАБАГАЛУСЕ

 

Воинственные вопли Бульдога заглушали радостный щебет гномов и топот их марширующих ног. Котяра понял, что его друг еще жив. Страх, что сейчас его разрубят на куски, отпустил, и Котяра перестал отбиваться. Он обмяк над квадратными белыми телами гномов, подвешенный на остриях боевых топоров за ботинок и штаны.

Отгоняя мысли о том, не ждет ли его впереди плаха мясника, он заметил в биолюминесцентном мерцании марширующей орды, что мокрые каменные стены кишат лазами. Вся камера была изрыта сотами отдушин.

Догадка о том, на что могут сгодиться эти отдушины, ускорила кровь в жилах Котяры, но он заставил себя не напрягаться. Он висел расслабленно, пытаясь использовать ритм движения, чтобы постепенно высвободить ногу из подцепленного топором ботинка. Когда это удалось, он резко вывернулся, раздирая одну штанину и разрезая другую, и рухнул на пол пещеры. Резко взмахнув ногами среди заметавшихся гномов, он свалил двоих и выхватил их топоры.

Приседая и вертясь, Котяра вскочил на ноги и пробил себе путь к дырявой стене. Его клинки сбивали шлемы и разрубали белесые тела. Около стены он бросил топоры назад и прыгнул головой вперед в туннель, куда еле-еле мог пролезть.

Вокруг сомкнулась тьма. Вопли Бульдога и гвалт раненых и разозленных гномов становились то тише, то громче, будто порывы ветра. Когда Котяра развернулся обратно, сияние потока гномов виделось лишь точкой зеленого огня. Котяра пополз туда, по дороге думая, как освободить Бульдога, пока гномы не сорвали на нем свою злость.

При каждом шаге свет в дальнем конце туннеля колебался словно пламя на ветру. Котяра остановился. По тому, как плыли звуки и образы, он понял, что стоит на пересечении с путем Чарма. Куда бы он ни пошел, его забросит за тысячи лиг в другой доминион. И он сосредоточился, понимая, что если хочет добраться до Бульдога, то должен сейчас двигаться с точностью канатоходца.

Он решился шагнуть, и огненная точка скрылась из виду. Морской ветер шевельнул шерсть и наполнил ноздри солоноватым запахом приливных луж, усыхающих на жаре. Паутина светло-зеленых теней повисла на стенах пещеры. Громко плескала вода, и доносились жадные крики чаек.

Котяра обошел группу камней, двигаясь на звуки и блики отраженного от воды света, и вздрогнул от слепящего сияния Извечной Звезды, встающей из бурного моря. Океанская пена стекала с острых скал, взлетающих из опадающих волн. Каскады водорослей горели под светом Чарма и облаками рассветного неба.

В одном ботинке, в разорванных штанах, Котяра притаился у выхода из пещеры, вглядываясь сквозь вспененные волны в затонувший континент Габагалуса. Он вставал из ночного моря погреться в очередном дне под Извечной Звездой. Коралловые скалы древних железных гор тянулись настолько, насколько можно было разглядеть с высоты одной из них, в склоне которой, находилась пещера. Солевой рассол широкими реками стекал по шельфам континента, скользким от водорослей.

Еще в Заксаре Котяра слыхал рассказы о Габагалусе, домене-амфибии на дальней стороне Ирта, который, собрав дневной Чарм от Извечной Звезды, каждую ночь погружался под воду. Но он практически ничего не мог вспомнить о жителях океанской страны, кроме того, что это была межпланетная утопия, не признающая все прочие доминионы Ирта.

Завеса воды перед входом в пещеру истончалась, и Котяра зачарованно глядел на размытые цвета Габагалуса. Все было покрыто слизью — от горных пиков до прибрежных утесов, вспененных водопадами. Жар Извечной Звезды высушивал разноцветную слизь в коричнево-серую кожу. Поля плесени от высыхающего моря вздувались волдырями и трескались, открывая сусловые фермы, соединенные дорогами, террасы с мшистыми стенами, рисовые поля. Среди горных хребтов вздымались стеклянные башни и золотые шпили городов, сверкающие в золотистом свете.

Котяра вышел из пещеры, и под ногами захрустела высохшая слизь. Он стоял на карнизе горной вершины, откуда открывался вид на дороги и поля. Посередине виднелась ракетная площадка, окруженная зелеными хребтами выветренных гор. Силуэты подъемных кранов окружали серебристое стройное тело стоящей на площадке грузовой ракеты. Крошечные с такого расстояния краны грузили в ракету тюки сусла и лишайника.

Ближе к Котяре, на соседнем карнизе, находилось убежище отшельника, и перед хижиной с односкатной крышей стоял человек, похожий на саламандру. Между ним и Котярой над глубокой пропастью переливались туманы, но Котяра ясно видел блестки одежды безволосого лилового старика. Такой наряд надевал Кавал в попытке вознестись душой в Извечную Звезду, и Котяра видел нескольких паломников в такой одежде — те уходили в Каф и не возвращались. Но у этого человека была блестящая кожа, сверкающая сквозь пестрые одежды, а рука, которой он взмахнул, была с перепонками.

— Незнакомец! — позвал отшельник. — Слышишь ли ты меня? Кто ты?

— Это Габагалус?

Котяра снял оставшийся ботинок и стоял, охватив когтистыми ногами край утеса. В плотном утреннем воздухе блистали вдалеке крошечные молнии, там, где выгоревшее небо и морская пена сходились на облачном горизонте.

Отшельник кивнул, качнувшись вниз и вверх всем телом.

— Кто ты, незнакомец?

— Я — Котяра из города Заксар. — Двумя быстрыми шагами он перепрыгнул на террасу отшельника. — Я пришел путем Чарма.

Круглая рябоватая голова отшельника откинулась назад в удивлении перед прыжком Котяры.

— Ты первый, кто пришел из этой пещеры за все время, что я здесь — а это более восемнадцати тысяч дней.

— А кто ты? — Котяра обратил внимание на жаберные щели за ушами отшельника.

— Я никто. Отшельник, пришедший отдать свою душу вечной славе Извечной Звезды. — Он говорил, не поднимая глаз от пупырчатой земли. — Я питаюсь сухими креветками ночью и дни провожу, зачарованный Чармом.

— Может быть, ты сможешь помочь мне. — Котяра стал стягивать обрывки штанов ремнем. — Я заблудился. Я впервые в Габагалусе и не знаю, оставаться ли мне или вернуться в туннель Чарма. Что бы ты предложил?

В квадратных глазах отшельника сверкнул интерес.

— Габагалус — хорошее место, чтобы нажить богатство. Ты хочешь богатства?

— Богатство у меня уже было. — Котяра подвязал ремнем набедренную повязку и открыл святому человеку свои затруднения: — Я ищу знаний. Я хочу узнать побольше о гномах, о Пожирателе Теней и о Даппи Хобе.

— Габагалус — отличное место для поиска знания, Котяра из Заксара. Мы — общество науки. Не то что невежественные доминионы Ирта. Ха! — выдохнул он смешок. — Они пытаются укротить природу Чармом. А мы построили империю науки!

— А может твоя наука рассказать мне о гномах? — Путник со звериными метками глядел на синие просторы Габагалуса и видел, как просыпается мир: закрутились ветряные мельницы, взлетели в тепловых потоках воздушные змеи и шары — собирать урожай Чарма прямо из лучей Извечной Звезды. Экипажи на солнечной тяге поползли по дорогам, некоторые везли за собой фургоны товаров с ферм в города. — Расскажи мне о гномах и об их творце, Даппи Хобе.

— Когда я еще был кем-то, я имел богатство. — На круглом, лишенном подбородка лицо отшельника промелькнула тень улыбки, и опустились тяжелые веки в приятном воспоминании прежней жизни. — Я могу научить тебя, как стать богатым. Но о гномах я ничего не знаю. — Он удрученно развел руками и пошел к своей грубой каменной хижине.

— Так вот, если из этой пещеры полезут твари вроде низеньких уродливых слизняков, ты спрячься.

Котяра хотел спросить дорогу вниз, но отшельник быстро исчез, быть может, не желая подставлять себя иссушающим лучам дня — или недовольный упоминанием нечестивого имени почитателя дьявола.

Спуск оказался коварным. Туманные ветры пытались сбить с ног и застилали дорогу. Два раза пришлось лезть по гребням без опор для ног, пары клубились в резких порывах морского ветра. Котяра пожалел, что не остался в туннелях Чарма. Медленно спускаясь на когтях, он постепенно слез со скальных стен на горные луга.

Пастухи-саламандры, гнавшие стада зверей с голубой шерстью, бросали свои труды, чтобы посмотреть на незнакомца. Он приветствовал их, спускаясь по росистым кручам, и какая-то дворняга прицепилась к нему, облаивая сзади.

Вдруг жестокий переливчатый вопль заставил всех поднять головы к вершинам. На закрытом туманами пике, где вышел из чармового пути Котяра, мухами кишели гномы. И хотя они были очень далеко, зоркие глаза Котяры разглядели Дергающееся в судорогах тело отшельника, насаженного на острия боевых топоров.

На полной скорости Котяра бросился вниз по альпийским лугам. Через широкое поле красного сусла пролег изгиб жемчужной дороги. За спиной Котяры по обрывам снежной лавиной катились гномы и вылетали на склоны альпийских лугов — их были сотни.

Ракетная площадка висела над туманными расселинами — слишком далеко, чтобы бежать туда. Нужно было оружие — или щит. На ровной местности не было укрытия, и Котяра спрыгнул с дороги, проехался по набережной и по крутому скату водостока влетел в бурные воды, грохочущие среди валунов.

Гномы столпились вдоль гигантских скал набережной, почти невидимые в ревущих брызгах. Они высматривали Котяру, выныривающего среди покрытых пеной валунов. Но в белом вареве ни разу не мелькнуло темное тело.

Котяру завертело в бурной воде, и мощные струи вынесли его в море. Замкнув легкие, ища саднящими глазами свет, он болтался в водоворотах, будто швыряемый гигантскими руками.

Над ним полыхнул утренний свет, легкие судорожно вдохнули воздух, и Котяра шлепнулся спиной в морские волны. На карнизах утесов Габагалуса качались папоротники, и меж гневно торчащих бивней скал приютились террасы ферм.

Выплывая из потока, Котяра — один под утренними облаками — стал вспоминать вереницу событий, приведших его в зеленую холодную воду. Это позволяло не думать об акулах и угрях с бритвами челюстей. Мысль бессильно билась в провалах памяти, которая принадлежала Риису. Он попытался разложить по порядку спутанный клубок событий последних дней.

Сначала Джиоти сказала ему, что они любовники, и все его существо захлестнула ревность, когда он попытался себе представить, что могло быть у нее общего с Риисом, какая страсть соединяла их. Ревность доходила до безумия, и он, проклиная свои звериные метки, решил, что должен выбросить из головы Джиоти.

Он стал думать о Ларе — ее почти слепой преданности — и его окатила парализующая волна смущения и вины. Каковы же его чувства к ней? Какими они должны быть? Он построил свой покой на ее смерти — по крайней мере так он думал.

Мысли разбегались. Чтобы сосредоточиться, он попытался понять, какой же волшебной силой обладал Риис, что какая-то безымянная беременная великанша на Краю Мира обвиняет его в отравлении ее нерожденного младенца.

Что за нелепая история! Это была такая чушь, от которой следовало тут же отмахнуться — но не получалось, потому что Котяра теперь знал: призрак Лары искал Рииса, преодолевая невероятные опасности, чтобы предупредить его о Пожирателе Теней. Он не представлял себе, зачем было призраку подвергать себя стольким страданиям, если это предупреждение было бы неправдой. Он не мог себе представить, чтобы она солгала. Но если все так, как она сказала...

И вот еще что надо было обдумать: он сам не слышал от нее о Пожирателе Теней. Ее слова пришли к нему через третьи руки, через Рииса и Джиоти. Котяра подумал, что бы он выиграл, если бы с Ларой говорил не Риис, а он сам. До чего бы он мог догадаться, воспринимая ее обостренным кошачьим инстинктом?

Он снова мысленно вернулся к ее предсказанию, плавая в волнах возле разбитых морем скал Габагалуса. Никогда он не слышал Лару иначе как в своих снах. И тогда она говорила лишь о деревьях, среди которых танцевала, и о силе, которую эти деревья так свободно давали ей.

— И что сталось с Ларой? — спросил он у проплывающих облаков.

Он раздумывал о своих снах и о месте, которое в них занимала она — дикая женщина, танцующая как перо на ветру, развевая крыло черных волос. Горе и желание отравляли его при мысли о ней, и он гадал, что же такое понимал в ней Риис, чего не понимал он.

Рывок за ногу вывел его из мечтаний. Он перевернулся, и в прозрачной воде увидел улыбающуюся русалку с серебряными глазами и бровями вразлет. Синие пальцы схватили его за голубую шерсть и подтащили к ней. Он дернулся, чтобы уплыть, но она крепко держала его руки и тянула с силой, которой он сопротивляться не мог.

Хвостатое тело морской девы мощно изгибалось, унося их обоих в глубину. Фиолетовые губы припечатались к губам Рииса и вдохнули ему в легкие холодный магнетический воздух. Тело стало легким, как звучащая фанфара, зрение обострилось. Котяра увидел внизу несколько плывущих русалок, услышал их пение — как темные искры в мозгу.

Русалки медленно несли его вглубь, где свет тонул в смутных тенях подводного леса. Среди раскидистых крон русалка снова вдохнула в него холод, и время сгустилось. Он увидел сквозь замочные скважины водорослей алмазный блеск стеклянного города — купола домов, пузыри фонарей, прозрачные кабины на подводных склонах Габагалуса.

Завеса водорослей раздалась над шлюзом, запечатанным клапанами из спекшейся красной эмали. Синие руки повернули вентиль, и восходящий поток смеха пузырьками хлынул с улыбающихся лиц. Ударом хвоста Котяру бросило в открытый люк, и круглая крышка захлопнулась за ним.

Выдох вылетел из груди Котяры, когда пенным вихрем отсосало воду из шлюза, и он протиснулся в открывшийся внутренний люк. Капая струйками соленой воды, он встал в просторной прозрачной камере. За стеклом стен резвились гибкие, как рыбы, русалки, которые его похитили.

В плетеном кресле сидел маленький старичок. Из его темных глаз сочилось само время. А открытый рот был еще темнее.

Промокший и просоленный, Котяра шагнул к сморщенному лысому человечку, одетому в черную рубаху и зеленые войлочные туфли. Древний старик сидел, неловко сдвинув квадратные кости колен.

— Не намочи ковер, животное! — приказал раздавшийся из высохшего тела слабый голос, и Котяра шагнул назад, на красный кафель перед шлюзом. — Полотенца у тебя за спиной. И вытрись как следует. Не люблю, когда мокрой шерстью воняет.

На проволочных полках рядом с люком лежали стопки полотенец. Котяра взял по одному в каждую руку и стал вытираться.

— Кто ты, старик?

— Я? — Из грустно сморщенной кожи светились яркие фарфоровые глаза. — А ты не знаешь? — Старик удивленно выпрямился, и высохшая ручка задрожала возле впалой груди. — Я Даппи Хоб.

 

5

ПЛЕННИКИ ЗУЛА

 

В пещере, влажной от морского тумана, Бульдога приковали за руки и за ноги к покрытой солевыми потеками стене. Он натянул цепи до предела, и теперь сидел в устье пещеры. Отсюда можно было видеть море и угасающую серость дня. Мерцание двух зеленых звезд оповещало о первой стадии наступления ночи.

Гномы, захватившие Бульдога в плен, сняли с него пелерину с амулетами, и человеко-пес остался лишь в набедренной повязке. Плечи еще болели от ударов боевых топоров, Целебные опалы с пелерины закрыли раны, но амулеты сняли раньше, чем они завершили лечение.

Не защищенный Чармом, Бульдог ощущал забирающийся под шерсть холод. Плотный мех гривы кедрового цвета суровый ветер отбросил назад, открывая искаженное горем лицо, темные глаза, беззвучно кричащие в орбитах, мощные челюстные мышцы, расслабленные так, что виден был блеск клыков. Ночной прилив сделал кости легкими, и отсутствие наголовной повязки из крысиных звезд подставило Бульдога подавляющему мраку.

— Почему говорят, что ночь опускается? — Он обращался к пустой пещере, и гулкое эхо отвечало ему. — Ночь не опускается, она поднимается. Посмотреть только на нее здесь, исходящую из океана — блеск мрака, чернила моллюска в воде...

Он запустил обе руки в густую гриву, и лязг цепей лишь усугубил его отчаяние.

— Полный отлив для моего Чарма, для силы, для крови. Мне не хватает ума понять, почему мы здесь.

Большая голова повернулась и осмотрела каменное гнездо. Увидеть он никого не увидел, но почуял призрака. Шерсть у него на загривке вспушилась, еще когда гномы его сюда притащили. Электрическая немота призрака, его покалывающая пустота шевельнула какую-то тревогу в глубине души человека-пса. Были бы с ним Глаза Чарма, он бы увидел этого призрака. Но даже, без амулетов присутствие тени ощущалось как пустота, как нечто отсутствующее, и это подчеркивали уединенные сумерки.

— Меня держат цепи, — сказал Бульдог невидимому существу. — Но что держит тебя?

Далеко под обрывом кипел прилив.

Бульдог перевел взгляд с устья пещеры на смолистое сияние моря, отражающее бесчисленные украшения ночи. Кажется, эти утесы были ему знакомы. Каменные пейзажи и бесчисленные островки напомнили ему скалистую горную цепь к северу от Заксара, где он странствовал в юношестве. Тогда он надеялся устроиться стивидором в порту в полярном дворце Зула. Но дворец не брал на работу людей со звериными метками.

— Да, кажется, я здесь странствовал мальчишкой, — заметил про себя Бульдог. — Три дня переживал, что меня не взяли в Зул. Метки зверя, понимаешь! Навеки заклеймен ими как недочеловек и сверхмужчина.

Длинная рябь прибоя остывала в далекой темноте внизу.

— Ведь я мог бы стать начальником дока или даже десятником на верфи. Кто знает? А пришлось мне возвращаться в Заксар и изучать ремесло вора.

Толстыми пальцами перебирая гриву и нахмурив звериный лоб, он думал вслух:

— Как бы ужаснулся тот молодой парень, если бы увидел свое будущее: закованный в цепи, в позоре и мерзости ожидающий — чего? Пытки? Рабства у гномов? Медленной смерти?

Цепи зазвенели — Бульдог встал и пошел к задней стене пещеры.

— Чарма бы мне, чтобы смягчить горечь этих мыслей, этот ужас.

Посреди пещеры он сел, скрестив ноги, сложив цепи на коленях, стараясь ни о чем не думать и таким образом избавиться от тревоги и мрачных мыслей. Но через несколько мгновений Бульдог низко наклонился, коснувшись лбом пола пещеры, и жалобно застонал, оплакивая утерянный Чарм.

Невидимая Лара смотрела на него из угла. Хрустальная призма, дававшая ей форму столь далеко от Извечной Звезды, была спрятана у нее под балахоном. Гномы увидели ее и застыли, загипнотизированные отражением своей зеленой ауры в ее радужных глубинах. Лара испугалась, что гномы сорвут с нее кристалл.

Но с тех пор, как они доставили ее сюда, Аара почти жалела, что гномы тогда не сорвали призму. Слишком долго она пробыла наедине с собой и своими мыслями. Когда-то из-за боли мысли ее были просты, но Риис забрал ее боль, целиком принял на себя ее страдание, удар которого превратил его в Котяру.

Она об этом и думала. Она помнила мелькнувшие белки перепуганных звериных глаз, когда он превратился. Все, что она пыталась ради него сделать, не вышло. Она утешала себя тем, что он до того, как взять на себя ее боль и превратиться, с недоверием отнесся к ее словам.

«А если я ошиблась?» — подумала она. Ведь Пожиратель Теней, которого она так страшилась, не был, в конце концов, врагом. Скорее он был послан, чтобы предохранить Рииса и не дать ему причинить ущерб, который привел бы к концу Миров. Она просто не поняла намерений Лучезарного. Послание Кавала, которое она получила в Извечной Звезде, слишком быстро мелькнуло и исчезло, и теперь она могла бы вместе с собачьим пленником завыть: «Полный отлив моей памяти...»

В чем же должна состоять ее цель, если нельзя верить собственным воспоминаниям? «Лучше бы гномы забрали у меня призму...» — подумала она и попыталась себе представить, что же это такое — умереть снова. В первый раз было очень страшно, и лишь Извечная Звезда могла излечить ее от боли, но сейчас отдать призму — наверное, все случилось бы как-то по-другому.

Звезды сверкали, как острия клинков. Тьма, беспамятная безымянность, вечная тишина — все оказалось мифом. Лара узнала об этом еще при первой смерти. Но ни в какое сравнение с пережитым прежде не могло идти то, что подстерегало ее душу в глубине Бездны — если бы ее отрезали от хрустальной призмы. Сознание время от времени возвращалось бы к ней, но никогда не было бы такого просветления и спокойствия, какие она знала в Извечной Звезде.

Ларе не хотелось умирать. Она не прочь была бы вернуться в Извечную Звезду, в теплое хранящее сияние Начала. Но теперь, когда ее схватили гномы, возврата назад не было. И не было никакой надежды — кроме этого человека с мохнатыми звериными метками.

— Как тебя зовут? — спросила Лара. Испуганно звеня цепями, Бульдог вскочил на ноги.

— Гав! — выкрикнул он, не в силах собраться с мыслями без Чарма, и, как в водовороте, в нем смешались запутанные ощущения, пока он наконец не овладел собой.

— Не бойся. — Призрак показал исцеленное лицо, чтобы успокоить человека-пса, но тот отпрыгнул в дальний угол и присел там, прижав уши и оскалив зубы. — Я думала, ты знаешь, что я здесь.

Бульдог напомнил себе, что перед ним фантом. Но без Чарма эта мысль не принесла спокойствия, и он остался сидеть, напрягаясь и рыча.

— Смотри, Пес! — Женщина-призрак показала хрустальную призму, и в ее пальцах ловко мелькнули радужные грани, отбрасывая Чарм и сияние на всю пещеру. — Смотри, вот тебе Чарм. Я же знаю, что он тебе нужен. Иди сюда, собачка, я с тобой поделюсь.

Напряженные мысли Бульдога чуть расслабились. На протянутой ладони женщины поблескивали сапфиры, изумруды, рубины, откуда-то из своего тайного царства, и у каждого предмета холодного мира там был свой двойник, очерченный чистым светом. Теплая дрожь прошла по телу Бульдога, и он подвинулся чуть ближе к вертящемуся хрусталю.

— Иди, собачка, иди. — Лара протянула призрачную Руку и, коснувшись, ощутила изображения той мохнатой формы, которую принял Риис. В водовороте света Чарма мелькали сцены на крутых улицах Заксара, где участвовали Кот и Пес. — Ты, значит, Бульдог.

— Да, это я, — тихо проворчал он, радостно купаясь в сияющем Чарме.

— Тогда спи, Бульдог, спи. — Лара опустила руку на блестящие внимательные собачьи глаза, и Бульдог заснул.

От прикосновения призмы к мохнатому лбу воспоминания Бульдога полились сквозь гладкие грани хрусталя. Если бы Лара хотела, она могла бы этим камешком Чарма вынуть из Бульдога душу. Но она не хотела причинять ему вред — она хотела лишь узнать, кто этот Бульдог.

Рассыпав длинные волосы по спокойному лицу спящего Бульдога, она через хрусталь амулета втянула в себя его воспоминания. Детские горести она отбросила, пробежала мимо его теперешних страданий и триумфа компании «Шахты Бульдога», а сосредоточилась на воспоминаниях о Риисе, замаскированном метками зверя.

Котяра. Она беззвучно произнесла это имя, разбираясь в ассоциациях, которое вызывало оно у Бульдога. Когда Котяра прибыл с Темного Берега и забыл, что он Риис, он стал вором в Заксаре. Но ничего из украденных на фабрике товаров он себе не оставлял. Он брал из выручки только на еду да еще на то, чтобы его не унесло ночным приливом. Остальное он раздавал, заслуживая себе благодарность трущобных районов Заксара и обеспечивая убежища, где можно было спать и видеть сны — о ней.

Лара любила Рииса сколько себя помнила, ее любовь была гораздо сильнее дочерней. Когда она была жива в лесах Снежного Хребта на Темном Берегу, у нее тоже были сны. Она хотела, чтобы Риис принадлежал ей — ведьма и волхв, соединенные в семью.

Но мечту Лары, как и ее тело, прикончили ножи убийц. Превратившись в призрак, она смеялась теперь над прежними романтическими молитвами о любви и о детях. Сейчас она молилась о свободе в Извечной Звезде — свободе от боли, от любой формы, потому что она умерла, чтобы увидеть: судьба есть форма. И рвалась она сейчас к отсутствию форм, к экстазу вне поверхностей и масок.

Бульдог задрожал, просыпаясь. Глаза вышли из-подо лба, и он встрепенулся и сел, не испуганный, но удивленный, что сидит перед чармоносным призраком. Желание лаять и кусаться отступило, и он лишь беззвучно шевелил пастью, как опьяненный лестью доверчивый дурак.

— Это так говорила твоя наставница, Умная Рыбка? — На смуглом лице женщины с темными глазами появилась белозубая улыбка и шаловливые ямочки. — Я ее видела у тебя в памяти, когда искала Котяру. Ты, может быть, знаешь — он мой хозяин.

— Правда? — Бульдог зачарованно протянул руку к сияющему камню, и призрак отдернул ладонь.

— Хватит с тебя сейчас Чарма. — Она спрятала призму под балахоном. — Чтобы отсюда выбраться, нужна ясная голова.

Внимание Бульдога заострилось. Длинные рога бледной Неморы показались в небе, отмечая третью стадию ночи, и он вздрогнул, поняв, сколько времени был зачарован.

— Кто ты?

— Я ведьма, которая служила Кавалу и Риису на Темном Берегу.

— Лара! — Бульдог встрепенулся и сел. — Котяра часто о тебе рассказывал. Ты жила в его снах все его дни в Заксаре.

— Где сейчас мой хозяин?

Бульдог разочарованно глянул на цепь на шее Лары:

— Разве ты не можешь найти его своим амулетом?

— Только когда он Риис. — Неземной облик Лары затрепетал в надежде узнать от Бульдога побольше. — Когда он Котяра, я его не вижу. Твою память я просмотрела, но не всю.

Бульдог прикрыл лицо руками от стыда:

— Спасибо, что пощадила хоть остатки моего достоинства.

— Тебе нечего скрывать, Бульдог. — Призрачная женщина снова потрепала его по гриве и опять увидела его с Котярой в вертикальном Заксаре. — В определенном смысле твоя жизнь была полностью достойной.

— Наверное, ты плохо смотрела, — произнес он, не отрывая руки от лица. — Я был вором.

Она улыбнулась такой жесткой самооценке:

— Ты крал только излишки с фабрик, чтобы выжить.

— Я сделал это своей профессией, — произнес Бульдог себе в колени. — Я мог бы поискать другую работу.

— Ты выжил в Заксаре. — Аара наклонилась ближе. — Можешь ли ты помочь нам выжить здесь?

Бульдог потряс цепями, не поднимая головы. Он все еще никак не мог привыкнуть, что говорит с Ларой... с призраком.

— Ты — вор. — Она помолчала со значением и сказала с уважительным упреком: — Не может быть, чтобы тебя остановило что-то такое простое, как эти цепи.

— Простое часто бывает самым сильным. Лара презрительно фыркнула:

— Это утешение — из «Висельных Свитков»

— Нет. А «Висельные Свитки» тебе надо бы изучить. Они дают больше, чем утешение.

Лара встретила его вызывающий взгляд холодной темнотой своих глаз.

— И что они дают нам сейчас' Опустив глаза, Бульдог тихо сказал:

— Кристалл, что у тебя есть...

— Хрустальная призма. — Лара снова сняла ее, и свет хрусталя снова отогнал тьму.

— Она нам может помочь?

— Можем заглянуть внутрь нее. — Лара поднесла призму к нему поближе, чтобы Бульдогу были видны радуги, накладывающиеся друг на друга как уходящая внутрь музыка. — Смотри — вот гномы.

Приземистые воины плыли зелеными частицами по черным артериям туннелей.

— Пути Чарма забиты ими, — захныкал Бульдог. — Бежать некуда.

— Не сюда. — Призрак-женщина повернула кристалл, и вид марширующих в туннелях воинов сменился пустым пляжем внизу. Волны пели у скал, вздымая серебряные сети брызг. Под огненно-ночным небом сверкала черно-серебристая длинная мокрая полоса под утесами, утыканная яркими морскими камешками.

— Прилив уходит, — сказал Бульдог, почти уткнувшись широким носом в кристалл, сведя глаза и разглядывая воду, выбрасывающую на песок обломки. — Даже если мы туда спустимся, нас унесет за море, в ночное небо — в Бездну.

— Для тебя это было бы смертью. — Лара выпрямилась во весь рост, черные волосы рассыпались по капюшону плаща. — Но для меня с этим кристаллом Бездна открывает путь к бегству, который даже гномы не сумеют перекрыть.

Потрясенный Бульдог разинул пасть:

— Под защитой этой призмы ты можешь пересечь Бездну и вернуться на Темный Берег?

— Ты мне поможешь? — спросила она порывисто, высматривая признаки решимости в глубоко посаженных собачьих глазах. — Если я не могу вернуться в Извечную Звезду, дай мне упасть туда, откуда я пришла. Может быть, оттуда я смогу найти Кавала. В конце концов, это он призвал меня на этот путь.

Бульдог снова позвенел цепями.

— А ты можешь выдернуть их из стен? — Она проследила взглядом вдоль черных цепей к крюкам, широким как ее запястья, и сама поняла ответ.

— Что тебя здесь держит? — спросил Бульдог, показывая на черное море, где переливались сполохи полярных сияний, окружая планеты и звезды цветным занавесом. — Почему не шагнуть на берег и не оседлать прилив?

Аара подошла к краю пещеры и остановилась, прозрачная на фоне светящихся паров. Если Бульдог мигал или шевелил головой, она скрывалась, и только оставался ее голос, отдававшийся у него под кожей, как карта рек, как зов собственной крови.

— Я не могу вынести призму из этой пещеры. С тех пор как гномы меня схватили, у меня нет на это сил. Они наложили на меня заклятие привязи, и оно меня держит. Но ты мог бы — если бы освободился.

Бульдог снова шутовским жестом потряс цепями и помотал большой головой.

— Ты уже знаешь, что нам отсюда не убежать. — Она это поняла по его молчанию. — Почему ты этого не скажешь? Или ты думаешь, что так меня веселишь?

В светоносной ауре кристалла глаза Бульдога вспыхивали карими искрами.

— Я думал, ты обладаешь магией.

— Я же призрак! — Она нетерпеливо отдернула призму. — Даже если бы у меня была магия, как у Рииса, нам бы она не помогла. Я не могу коснуться живых.

— Ладно, не надо так переживать. — Бульдог подошел к ней на другой край пещеры, ища уюта в лучах Чарма. — По крайней мере теперь мы можем разговаривать, и оба уже не одиноки.

— Поделись своим несчастьем — и оно удвоится. — Лара раздраженно покачалась взад-вперед. — Так моя бабушка говаривала. Придется каждому из нас поберечь свои страдания в самом себе.

— Не получится. — Бульдог, лязгнув цепью, сел рядом. — Скрыться друг от друга мы не можем. Правда всегда вылезет. Нет лжи для обреченных. Так говорят «Висельные Свитки».

Ведьма перестала качаться.

— И как ты думаешь, что с нами будет?

— Не знаю. — Бульдог замолчал и задумчиво скрестил руки. — Нет, кое-что знаю. — Он неохотно повернулся и показал наружу, на черные каменные плиты, круто уходящие в фосфоресцирующий прибой. — Я здесь бывал когда-то — по пути в полярный дворец Зула. Здесь самый край мира. Я хотел устроиться стивидором, на верфях рядом с самой пропастью. Думаю, гномы ведут нас туда.

— Почему ты так думаешь?

— Там изгнанников бросают в Бездну.

Аара больше ничего не спрашивала. Она коснулась Бульдога кристаллом, и он посмотрел на нее искоса с теплым удовольствием.

Так они сидели вместе у стены пещеры, скрывшись от ветра, и Бульдог свернулся клубком в призрачном свете. А она сидела над ним в вечном бодрствовании, и бессонные глаза смотрели, как планеты и звезды отмечают этапы ночи, и тревога ее не уменьшалась, но страх слабел в присутствии Бульдога.

 

6

ХЕЛГЕЙТ

 

Азофель перенес Рика Старого через туннель Чарма на растресканное дно высохшего озера — широкую равнину трещин и уступов, где ничего не росло.

— Где мы? — спросил Лучезарный и оглядел странной формы выветренные столбы мергеля на том утесе, где стоял он и Рик. Вонь серных дымов поднималась с разломанного дна мрачной кальдеры. — Ты знаешь это место?

— Хелгейт, — ответил коротко Рик, выглядывая из-за края утеса. Внизу лежала выжженная равнина. — Я тебе говорил не ходить этим туннелем. Вот и смотри, куда мы попали.

Желтые глаза Азофеля полыхнули огнем:

— А откуда ты знал, что тем путем идти не надо было?

— Призрак Лары не шел этой пещерой. — Рик пнул кусок гальки, и он бесшумно рухнул на кого-то из мертвых гномов. — Она пошла вверх по Колодцу Пауков. Единственный надежный путь Чарма, соединяющий миры. Остальные непредсказуемы — как вот этот.

Азофель не заметил сердитого взгляда кобольда.

— Тогда вернемся туда, откуда пришли.

— Прямо на топоры? — Рик Старый закатил глаза к небу, — Не слишком мудрый план, о Лучезарный. — Приподняв Ожерелье Душ, он энергично потряс им. — Вот чего хотят эти черви. И они пойдут за нами и сюда, как только сочтут, что их достаточно набралось, чтобы на нас напасть. В этом можешь не сомневаться.

— Тогда найдем иной путь Чарма в этой пещере и уйдем отсюда.

Азофель говорил скучающим голосом, но под кожей у него переливались живые цвета, как тени пламени.

— Найдем путь, найдем путь! — передразнил кобольд. — И в каком мире шею сломаем?

— Ругайся, ругайся, — огрызнулся Азофель. Рубашка и ботинки пилота истончились до прозрачных мембран на светящемся теле, и Азофель озарял окружающие скалы. — А сам своими зоркими глазами даже не можешь найти порождение тьмы. Какая польза от тебя нашей госпоже?

— Какая польза? — Рик выпятил грудь, чтобы зазубренная стрела торчала прямо в сторону Азофеля. — Вот это видишь — древко, пронзившее меня? Я жизнь отдал ради служения нашей госпоже. И что же еще я могу отдать?

— Например, терпение. — Азофель подвинулся к выходу из пещеры. — Или это качество не знакомо кобольдам?

— Терпение? — Рик вскинул согнутые руки к нависшим небесам. — Мирам приходит конец! В апокалипсисе терпение перестает быть добродетелью и становится пороком!

— И чего я спорю с тобой, с кобольдом каким-то? — Азофель с неодобрением покачал головой и пошел внутрь.

— А чем кобольды хуже других, что с ними нельзя спорить? — выпрямился возмущенно Рик Старый, следуя за ним. — Знай же, что кобольды из всех смертных единственные имеют в себе Чарм, и они...

Филиппику старого гнома прервал скрежет камня по камню. Поперек выхода пещеры посыпался песок, и путники едва успели отскочить назад, как крупные камни застучали там, где они только что были.

Над сводом пещеры проползла массивная трехпалая рука, блестящая смоляным блеском, а в толщину равная росту Азофеля.

Рик, отскакивая прочь от входа, завопил своему товарищу:

— О Богиня, это же великан!

Азофель, великанов никогда не видевший и о них не слышавший, не шелохнулся. Он стоял, ошеломленный, среди падающих камней, и тут вслед за ладонью показалась вся рука на фоне сожженного склона холма.

Рик схватил Азофеля за руку и потянул обратно, к краю обрыва.

— Назад! Это великан! Они злые!

— Злые? — От голоса, прокатившегося по всему небу, из щелей посыпалась щебенка. Над уступом, прикрывающим вход, приподнялся на локтях лежавший на животе великан. Безволосое лицо цвета копоти и бугристое как вулканический пепел, возвысилось, подобно стене. Широкий рот сердито искривился, показав зубы, серые как чугунная чушка.

— Не трогай нас, великан! — робко пискнул Рик Старый. — Мы не желаем тебе зла.

Сверху обрушился громоподобный хохот.

— Какое зло такая сошка может причинить мне, Краказу — хозяину Сожженных Равнин?

— Не суди только по размеру, Краказ! — Рик Старый торжественно показал на своего спутника. — Это Азофель, Лучезарный, пришедший на Светлый Берег из-за Края Мира.

— Ох, я дрожу! — Великан изобразил трепет, и камни посыпались с уступа.

Рик закрыл голову руками, но Азофель и глазом не моргнул, хотя камни усыпали всю землю у его ног, а один задел плечо и повернул его тело на пол-оборота.

— Я — Краказ, хозяин Сожженных Равнин! — Великан победно поднял голову к черным парам, которые на Хелгейте назывались облаками. — А вы кто такие, что так дерзко говорите со мной?

— Я всего лишь кобольд. — Рик пригнулся еще ниже в порыве самоуничижения. — Но он — он из Лучезарных. Он пришел из-за границ сна, который создал эти миры. Мудр ты будешь, Краказ, если окажешь ему уважение.

— Я и так мудр, — объявил великан, упираясь бугристым подбородком на свою руку. — Мне уже больше семидесяти шести тысяч дней. О великанах я знаю все и много узнал о мирах от мелких тварей, что дерзнули войти в мои пределы.

— Но ведь о Лучезарном ты никогда не слышал, Краказ? — Рик осмелился шагнуть вперед. — Убери руку от входа в пещеру и дай нам уйти тем путем, которым мы пришли.

— Уйти? — Новый град камней покатился по склону от хохота. — Ни одна из мелких тварей, что сюда вторгались, никогда не уходила. И вы не станете исключением.

— Ты хочешь нас убить? — возмущенно спросил Рик Старый. — Тогда ты действительно злой!

— Ко всем, кроме своей породы. — Великан протянул ладонь, в чешуях и трещинах. — Люблю смотреть, как эти мошки горят в озерах лавы. Их крики для меня как музыка. Только она слишком быстро кончается.

Рик всплеснул руками.

— Погоди, Краказ! Ты совершаешь страшную, непоправимую ошибку! Ты сам не знаешь, что делаешь!

Рука великана остановилась:

— Верно. Вы меня разбудили, и я повел себя как капризный ребенок. Простите меня. Перед тем как убить вас, я должен услышать ваш рассказ.

— Да, разумеется. Если таково твое желание. Да будет тебе известно, великий, что я родом с Неморы, — сбивчиво начал Рик, надеясь смягчить великана, чтобы тот позволил им убраться с Хелгейта. — Я там родился в роду...

— Не ты! — Палец гиганта с растресканной кожей, под которой виднелось что-то тускло-красное, уткнулся в Азофеля. — Хочу узнать о нем!

— Конечно же! — в знак извинения поклонился Рик. — Это Азофель, страж из...

— Хочу слышать самого Азофеля. — Великан снова положил изрытый подбородок на руку и сверкнул пламенными глазами. — Говори.

— Меня призвала создательница этих миров, — спокойно и правдиво ответил Азофель. — Она доверила мне миссию: устранить пришельца с Темного Берега.

— Вот вы — точно пришельцы, и вас я устраню, — заверил их Краказ. — Так мы, великаны, охраняем свои владения.

— Но если у тебя это не выйдет, ты всего лишь разозлишься, — вставил Рик Старый. — Если не выйдет у нас, все миры перестанут существовать?

Снова землетрясение хохота обрушило потоки щебня.

— А вы — самые занятные бродяги, которых я видел за столь много дней своей жизни. — Великан полуприкрыл веками пылающие печи глаз. — Этим мирам конца быть не может, кобольд. Они вечны. Это каждый великан знает. Потому что вечны мы. Оглянись, кобольд! Видишь далекие горы? Это все — великаны.

— Да-да, вы, старея, каменеете — то есть превращаетесь в скалы.

Это кобольд знал.

— Живые скалы, кобольд! — Полыхнули пламенем, широко раскрывшись, глаза великана. — С возрастом мы становимся медлительными, поддерживаемые Чармом Извечной Звезды, и становимся настолько нерасторопными, что вступаем во всемирный полк — хор Старых, что лежат вместе, слушая музыку планет.

— Если хочешь и дальше слышать эту музыку, — предупредил кобольд, — лучше дай нам уйти, чтобы мы спасли эти миры.

— Я тебе не сопливый невежественный каменный мальчишка, — проворчал Краказ. — Эти миры никем не были созданы. Они появились, охлаждаясь, из первичного огня, сияния, из которого выковала творение Извечная Звезда.

— Создательница Миров живет в свете Извечной Звезды, — заговорил Азофель. — В этот сон входит Светлый Берег и все его планеты. Если она перестанет видеть сон, все планеты исчезнут.

— А ты, Азофель? — Великан выпятил каменистую губу и с любопытством прищурился. — И ты тоже снишься создательнице этих миров?

— Я из другого сна. — Азофель скрестил руки на груди и склонил голову набок, вспоминая места, где жил когда-то. — Существуют Безымянные, живущие глубоко в свете Извечной Звезды, и они более велики, чем создательница этих миров. Я из сна того сновидца, которому снится создательница.

— И есть, конечно, еще более великие сновидцы? — Пасть Краказа глумливо изогнулась. — Сны внутри снов?

— Может быть, — согласился Азофель. — Я знаю только о том сне, из которого явился.

— Так расскажи мне про этот сон, Азофель. Ты там живешь, как живу я здесь, надеясь когда-нибудь сколотить себе состояние, достаточное, чтобы завести жену и детей и упокоиться в уюте среди Старейших?

— Нет, сон, в котором я жил над Краем Мира, совсем не такой. Ничто в этих мирах не напоминает его, потому что это сон без миров. Там все — свет. Но я родился там, где свет наименее ярок. Мои предки жили в этом тусклом углу нашей реальности, сколько помнят поколения. Они не желали искать ничего светлее.

— Но ты был пытлив, — язвительно заметил Краказ.

— Не пытлив — обречен. — Сияние Азофеля потускнело, длинное лицо опечалилось. — У нас было мало света, чтобы сохранить мне жизнь, и я должен был умереть в младенчестве. Но меня продали в слуги. И с тех пор я служу, чтобы жить и знать свет.

— Траллс! — с отвращением искривилась каменная морда Краказа. — Ты в собственный рассказ вплетаешь ложь; Если мирозданию угрожает опасность, создатель не послал бы простого траллса.

— На самом деле она послала меня, — возник Рик Старый. — Азофель всего лишь меня сопровождает.

Краказ нетерпеливо тряхнул головой.

— Хватит нести чушь! — Его рука потянулась к ним, три покрытых скальной коростой пальца раздвинулись, чтобы поймать обоих путников. — Теперь послушаем, как вы будете петь.

— Нет, постой! — отчаянно замахал руками Рик. — Твой мир в опасности! Поверь нам!

Ладонь великана нависла над ними, и чудовище фыркнуло:

— Поверю, когда будете петь из лавы!

— Отвернись! — велел Рику Азофель.

Кобольд прижал ладони к глазам и согнулся почти пополам.

Рубаха Азофеля разлетелась пеплом, и мощное сияние хлынуло во все стороны с такой яркостью, что черные лавовые натеки показались вдруг белыми.

Рик увидел узловатые кости своих ладоней, но жара не почувствовал. Когда его снова охватила темень, он оторвал руки от глаз и увидел Азофеля, обнаженного и пылающего огненными клетками. Великана не было.

— Прости меня, — промямлил Азофель. — Я снова съел свет из сна.

На этот раз кобольд поднял к огненной фигуре счастливое лицо.

— Может, ты все еще голоден? Здесь точно можно найти еще великанов.

 

7

СИВИЛЛА

 

Она была всего лишь белой тенью среди кружева веточек и лиан в темном углу леса. Когда Джиоти и Бройдо оказались рядом с ней, ее возмущенный вопль всколыхнул стаю птиц, брызнувших из густых крон. Изогнутые глаза, дымчатые как кварц, полыхнули гневом на маркграфиню, посмевшую разорвать лиственный полог, где пряталась сивилла.

— Прости меня, сивилла! — успела выпалить Джиоти раньше, чем сивилла расправила ало-изумрудные крылья, готовясь взлететь. — Мне позарез нужна твоя помощь, иначе я бы никогда не осмелилась так грубо к тебе вторгаться. Прошу тебя, не отвергай моей мольбы — ты, которая делилась когда-то со мной своим пророчеством.

Яркие крылья опустились и снова закрыли мраморно-чистую наготу тельца сивиллы. В круглом отверстии рта блеснул голубой язык пламени.

— Я голодна.

Джиоти изогнулась и позвала своего спутника:

— Бройдо — там тот червь. Принеси. — И она снова повернулась к сивилле: — Я принесла тебе мясо с Края Мира.

— Редкое блюдо. — Язычок синего пламени разгорелся сильнее. — Оно свежее?

— Очень.

Бройдо побежал обратно через лес и нашел червяка все еще под зазубренным нагрудником. Эльф подобрал его лезвием меча и быстро понес в чащу. Кольчатое тело свернулось вокруг клинка, но медленно сползло, когда эльф поднес извивающуюся тварь сивилле.

Когтистые руки разорвали толстое тело червяка, и огненный язык вылизал влажное желеобразное содержимое под шипение горелого мяса. Через несколько мгновений от червя осталась лишь сухая оболочка, лишенная жизни.

Закончив, сивилла повернулась к людям живым нечеловеческим лицом, полуприкрытых свисающими прядями волос, и кварцевые глаза моргнули медленно и довольно. В зияющем отверстии рта искрился голубой язык.

— Спрашивай, что ты хотела.

— Где Риис Морган? — спросила Джиоти, опускаясь на колени в росу трав перед бледной иконой, завернутой в цветные крылья.

— Заперт в облике, назначенном судьбой.

— Где?

— На Ирте. — Кварцевые глаза затрепетали, шелковый голос произнес: — На дальней стороне Ирга — в Габагалусе.

— Далеко ли это? — спросил Бройдо.

— Быть может, даже слишком, — с тревогой ответила Джиоти. — Габагалус — самостоятельное государство, отделенное от всех доминионов. И они не очень привечают чужих.

Бройдо слушал Джиоти вполуха. Его внимание было поглощено странным созданием, сидевшим в темной глубине леса. Тело было похоже на тело смертных, но лицо с жестким отверстием рта, пламенным языком, с затуманенными глазами будто говорило, что впечатление это обманчиво.

— Спрашивай, эльф. — Сивилла выплюнула синюю искру. — Спрашивай, что хочешь знать.

— Смидди Tea и эльфы моего клана... — Бройдо тяжело задышал, собираясь с духом: — Как они?

— Прячутся на высоком пути ветра. — Крылья сивиллы задрожали. — Их жизнь висит на волоске. Гномы рыщут по Лесу Призраков в жажде отомстить эльфам за свою потерю — за Ожерелье Душ.

Одной рукой Бройдо вцепился в свои зеленые волосы, а другой воздел в воздух меч змея:

— Я должен вернуть им этот меч! Я нужен им!

— Ты нужен мне! — Джиоти твердой рукой взяла его за плечо и заставила опустить меч. — Если нам предстоит найти путь к Риису и освободить его, то придется пробиваться через орды гномов. Я не могу сейчас лишиться тебя.

— Но мой народ...

— Сивилла сказала, что они живы.

— Они прячутся! — Бройдо уныло качнул головой. — И жизнь их висит на волоске. Это все я виноват. Никогда, ни за что не должен был я приводить к ним гномов.

— Вы с кобольдом были храбры, — напомнила ему Джиоти его собственные рассказы о приключениях на Краю Мира с Риком Старым и Азофелем. — Не забывай: если бы ты не принес своему клану Ожерелье Душ, все погибли бы страшной смертью от проклятия Тивела.

— Верно. — Бройдо, надув щеки, с шумом выпустил воздух из легких. — Я променял им одно несчастье на другое. — Он вцепился в руку Джиоти. — Я должен вернуться. Только этот меч может их спасти.

— А спасти миры, Бройдо? — Джиоти смотрела на него в упор. — Что толку спасти один твой клан, если исчезнут все миры Светлого Берега?

— Истина известна немногим. — Сивилла пошевелилась под плащом из перьев. — На много лиг день пуст. Но в Габагалусе день обретает форму — чтобы родиться или погибнуть. Истина известна немногим.

— Что это может значить? — раздраженно скрипнул зубами Бройдо. — Не понимаю. Говори просто, сивилла. Действительно ли обречены миры? Правду ли сказал Рик Старый о безымянной владычице и младенце, неподвижном в ее чреве?

— Зная это, будешь и ты среди немногих. — Сивилла закрыла глаза. — Но слушай.

Бройдо склонил голову и услышал шепот травы вдоль долгих лесных троп.

Глаза сивиллы открылись и озарились изнутри.

— Сейчас все миры — одно поющее дерево, живые среди смерти.

— Я не пони...

Джиоти заставила его замолчать, приложив палец к его изогнутым в гримасе губам.

— Она говорит нам, что не знает о грядущем, о том, что случится. Сейчас судьба миров куется в Габагалусе. Пойдешь ли ты со мной, чтобы решить исход?

Бройдо что-то недовольно буркнул, и в мозгу его роились образы Смидди Tea, многих эльфов, которых он знал и любил.

— Разве у меня есть выбор?

Джиоти выдержала его враждебный взгляд:

— Если подумать — то нет.

— Я — эльф-советник, — вслух заявил Бройдо, больше для себя, чем для Джиоти. — Смидди Tea обучила меня для этого, послав на службу не только старейшинам нашего клана, но и трех соседних кланов. Меня считают достаточно искусным, чтобы дать мудрый совет моему народу. Так почему я не могу сейчас дать мудрый совет самому себе?

— Задача своего рода уникальная, — согласилась с ним Джиоти. — Но реальное решение тут только одно. Чтобы уцелел твой народ — любые народы — мы должны тут же уходить в Габагалус.

— Так ли это, сивилла? — Бройдо глянул на фигурку крылатой женщины с собольими волосами. — Должны ли мы с Джиоти идти в Габагалус?

— Дойдите так далеко, как только можно дойти. — Сивилла вздрогнула и отступила в темную лесную нишу. — Прошлое и будущее сливаются как тропы. И там, где сойдутся они — о, там, где они сойдутся! — там и лежит судьба. И там сладка жизнь даже в самой боли. Лиловое лицо Бройдо передернулось:

— Это нам ничего не говорит!

Сивилла отступила в темноту, закрыв глаза, трепеща крыльями, не отвечая на желчное ворчание эльфа.

Джиоти тщательно опустила на место завесу плюща, и снова не стало видно укрытия сивиллы.

— Ты идешь со мной в Габагалус?

Бройдо уставился на меч у себя в руке, на сияющую приглушенным снежным блеском белизну. Это было спасение его клана — и было оно в руке эльфа, проигравшего гномам битву за спасение мира. В душе метался гнев. Нет, он спасет Смидди Tea и свой клан! Но сначала он вернет то, что отобрали у него гномы.

— И как мы туда доберемся? — ворчливо спросил он. Джиоти улыбнулась и хлопнула эльфа по плечу.

— Простого пути нет. На воздушном корабле — слишком долго, а поскольку там не жалуют гостей, туда мало кто летает.

— С тем же успехом он мог бы быть и на другой планете, — буркнул Бройдо и взмахнул мечом. — А скажи, почему эту страну называют Габагалус?

— Это континент, который всплывает из моря на рассвете и погружается на закате. — Джиоти вела эльфа по таинственным теням леса. — С моим талисманом связи и с амулетами мы можем добраться туда путями Чарма. Но дорога эта трудная.

— А почему? — удивленно взглянул на нее Бройдо. — Разве мы пойдем через Колодец Пауков?

Джиоти чуть слышно рассмеялась.

— Нет, Бройдо, это была бы дорога в другие миры. А нам надо просто попасть на ту сторону Ирта, где сейчас ночь. Трудность в том, чтобы прибыть без огласки. Я думаю, если и есть какая-то надежда выручить Рииса из рук гномов, то она заключается лишь во внезапности.

— А кто живет в Габагалусе? — Бройдо раздраженно сбил ногой поганку, и взлетел клуб дымных спор. — Эльфы там есть?

— Не думаю. — Джиоти покопалась в памяти, выискивая то немногое, что было известно о загадочном континенте. — Жители там саламандроподобные. Мне говорили, что они — всего лишь форпост торговой империи, включающей в себя миры куда более далекие, чем Ирг, Немора и Хелгейт. А самое странное то, что они считают, будто использовать Чарм — как мы делаем — примитивно.

— Правда? — спросил Бройдо, приподняв кустистую бровь. — А чем пользуются они? Что держит их на Ирте, когда приходит ночной прилив?

— Наверное, океан, потому что в темноте они уходят под воду. — Нахмурив брови, маркграфиня процитировала ходячее мнение: — В Габагалусе Чарм не используется. Они овладели наукой.

— Наукой? — спросил эльф. — Этой детской игрой? Джиоти кивнула, разделяя его недоумение.

— Да, той самой, в которой дети узнают тайны природы простым наблюдением. Мой дед был фанатиком этой самой науки. Он считал, что Чарм нас ослабляет, и говорил, что пусть лучше нас учит природа, открывая нам себя. Это он научил меня защищать себя без Чарма.

— Наука — вполне подходящее занятие для детей и отлично учит их особенностям погоды и ветров, — великодушно согласился Бройдо. — Но воздушный змей с Чармом летит выше и дальше, и фермеры лучше ухаживают за посевами, определяя погоду амулетами дальнего зрения, а не барометрами и флюгерами.

— Согласна. — Джиоти перепрыгнула через поваленное дерево. — Но учти: для нас наука — просто игрушка, и вот почему Габагалус почти не имеет с нами дела. Они считают, как я понимаю, что мы — первобытные дикари, живущие в глуши.

— Сивиллы не лгут, — произнес Бройдо общее место как откровение. — Если бы сивилла не сказала мне, что тот, кого мы ищем, сейчас в Габагалусе, я бы и не подумал искать его в таком странном месте.

— Будем надеяться, что нам позволят там искать. — Джиэти потянула себя за ухо, пытаясь мысленно увидеть пути Чарма, ведущие к антиподам. — А сначала еще надо туда попасть.

Пока маркграфиня размышляла, Бройдо косил мечом траву в надежде улучшить технику фехтования.

— Могу тебе показать, как им работать, если хочешь. — Джиоти закрыла амулет связи и сунула его в куртку. — Мой дед учил меня обращению с любым холодным оружием, и с длинным мечом тоже.

— Я всего лишь советник. — Бройдо протянул ей оружие рукоятью вперед. — Этот меч в Габагалус нести должна ты.

Джиоти отвела рукоять в сторону.

— Лучше будет, если ты научишься. Когда вернешься в Лес Призраков, он тебе понадобится, чтобы помочь твоему народу.

— Я не удержу это оружие, когда на нас насядут гномы. — Бройдо ссутулил плечи. — Не надо было мне отказывать Котяре, когда он просил меч. Он был бы сейчас с нами.

— Хватит себя грызть, Бройдо. — Джиоти подошла сзади и поправила рукоять у него в руке. — У тебя еще будет случай проявить себя против гномов, и тогда ты уже будешь готов.

— А что говорили твои чармоделы о путях в Габагалус? — Перестав судорожно зажимать меч в руке, Бройдо доставал дальше и размахивал им увереннее. — Для нас будут среди них проводники?

— Властелин Тьмы мне достаточно много оставил работы. — Джиоти отошла к каменному дубу, обвешанному цветущими лианами, и прицепила к нему нагрудник гнома за кожаные ремни. Нагрудник повис, качаясь. — Своим людям я велела оставаться в Арвар О доле и продолжать его отстраивать. Чем нас будет меньше, тем меньше шансов обнаружить себя раньше времени.

— Но они тебе дали направление? — Эльф пододвинулся к раскачивающемуся нагруднику, размахнулся мечом и ударил — мимо. — Ты знаешь, как пройти этими туннелями Чарма?

— Габагалус — континент. — Джиоти встала рядом с Бройдо и показала, как поставить ноги, чтобы вес меча не гнул вперед. — Туда ведут разные туннели. Но когда мы там окажемся, нам понадобится Чарм, чтобы найти Рииса.

Нагрудник гулко загудел, когда Бройдо ударил по нему мечом и отпрыгнул со словами:

— Попал!

— Следи за ногами — это главное в работе с мечом. — Джиоти показала ему, как делать шаги при выпаде и отступлении. — Локти не оттопыривай, а вес тела держи на пятках.

Они повторяли упражнение снова и снова, пока Бройдо не научился без промаха попадать по движущейся цели: подброшенный плод, качающаяся лиана, палка, которой стала фехтовать с ним Джиоти. Извечная Звезда стояла в небе, посылая сквозь плетение сучьев блики света, и стаи птиц метались в оранжевом небе, высматривая корм.

— В Габагалусе скоро наступит рассвет, — сказала Джиоти. — Нам пора идти. Ты готов?

Бройдо ловко повернулся на полный оборот и взмахом меча срезал лист с качающейся ветки.

— Вперед! — с готовностью произнес он. — В Габагалус и к Риису, а потом я вернусь на Край Мира и превращу этих гномов в червей!

Джиоти первой полезла в дыру. В слабом свете амулетов ей предстала пещера, где схватили Котяру и Бульдога. Пещера была пуста. Сквозь расщелину в стене Джиоти и Бройдо протиснулись в расширяющийся коридор, высокий и сводчатый, как базилика. Из мокрого леса наверху сочилась вода, за много веков образовавшая солевые колонны, поддерживающие мир.

Гулко отдавались шаги по выщербленному каменному полу пещеры под свисающими зубьями сталагмитов. Сотовый узор стен мерцал в голубом сиянии амулетов.

— Где-то здесь лежит чармовый туннель в Габагалус, — шепнула Джиоти, и шепот был неожиданно громок на фоне тихого журчания подземных струек откуда-то глубоко снизу. — Как войдем — можем оказаться сразу в гуще гномов. Приготовься.

Бройдо в ответ повернул лезвие, и оно блеснуло в синеватом свечении амулетов.

Путники переползли через хрустящие выступы известняка, и лучи амулетов потерялись в темной глубине.

Джиоти ухватилась за Бройдо, не видя под собой земли.

Бройдо тревожно вскрикнул, и эха не было.

В следующий миг они оказались в полной тьме. К холодному воздуху примешивался резкий аромат моря, и слышен был мерный шум прилива.

Снизу, из тьмы, донесся едкий, леденящий кровь запах. Джиоти наклонила амулет, и его сияние упало на озабоченное лицо Бройдо и на ленточные крылья василиска — хищной твари, затаившейся в черноте пещеры и пораженной внезапным появлением добычи с теплой кровью.

Джиоти ахнула при виде кровожадной маски со зловеще ухмыляющейся клыкастой пастью. Она бросилась назад от беззвучно вопящих клыков, но знала, что ей не успеть. Хлопнули кожистые крылья, и метнулась вперед шипастая голова.

Завопив во всю силу легких, зажмурив глаза, Бройдо прыгнул, выставив меч. От удара его бросило о стену пещеры, да так, что воздух вышибло из легких. Он думал, что никогда уже не придется ему вдохнуть.

Но когда пылающий вдох пробился сквозь разинутый рот, а глаза сами по себе открылись, Бройдо увидел золотистые глаза василиска, и в них разливалась чернота смерти. Меч змея пронзил хищника в небо и пробил мозг. Горела грязная пасть василиска, испуская зловоние.

Джиоти встала рядом с Бройдо, прислонившись спиной к стене, и пнула мертвую тварь ногой. Меч вышел наружу, скользкий от черной крови.

— Я его убил... — Голос Бройдо шел откуда-то из глубины его тела. — Я убил василиска!

Джиоти взяла его за плечо, стиснула.

— Кажется, так и есть — судя по тому, что мы еще живы!

 

8

ПОЖИРАНИЕ ВЕЛИКАНОВ

 

Азофель бродил среди изжеванных холмов Хелгейта, поедая великанов. Языки пламени колыхались вокруг него, когда он шагал, будто в горячечном бреду, окруженный дрожащими воздушными линзами огненного мира. Он съел Старейших — великанов, которые много сотен лет назад легли среди гор слушать музыку планеты, что сочилась сквозь обугленную кору, порождаемая магнитной пульсацией ядра.

Никто не встал, чтобы сразиться с ним. Лучезарный ловко двигался над неровной землей. Великаны лежали голыми горами, какими они, кажется, и были. Hi они пульсировали вместе с огнем планеты, участники живущего сна безымянной владычицы.

С каждой поглощенной черной вулканической сущностью сияние Азофеля росло. Гиганты распадались перед ним чистым светом, воспоминания личностей сгорали, а сама их жизнь вливалась в анергию Лучезарного. Ни крика не слышалось, ни земля не тряслась. Просто сновидцы вдруг исчезали в неназываемом, оставив после себя лишь белые дюны, где до того лежали веками.

Весь дымный день, переходящий в полосатую ночь, бродил Азофель по сожженным холмам. Сила набухала в нем, кожа отваливалась углями, обнажая сверкающую сущность с огненной сердцевиной, яркую, как око разума.

Рик Старый, решительно возразивший против того, чтобы Азофель убивал любых смертных, к бойне великанов отнесся намного спокойнее — настолько были они ему противны. Ошеломленный обновленным ореолом Лучезарного, старый кобольд закрыл глаза и попытался себе представить, каково это было поглощенным великанам, экипажу «Звезды удачи», целым кланам эльфов на Краю Мира, ставшим жертвой Пожирателя Теней. Охватывал ли восторг исторгаемых из сна? Или они просто ничего не ощущали? Превращение в чистый свет, за гранью любой индивидуальности, странным образом казалось кобольду счастливой судьбой.

Он прищурил глаза до щелочек, пытаясь различить какие-то черты в свете звезд, залившем плоские вершины холмов. От острых серебряных лучей под веками прыгали калейдоскопические фигуры, покосившиеся в злобной радости, — ложные солнца, шаровые молнии, химерические дьяволята, пляшущие вдоль извилин мозга, разбрасывая угольки угасающего дня, тусклый огонь сумерек.

Кобольд часто заморгал, пытаясь встряхнуться. Он припал к земле возле пещеры пути Чарма. Свет плясал в напряженных глазах, и он сидел, загипнотизированный, не в силах оторваться от огненной дуги на краю Хелгейта, накаленной добела, как сердце звезды.

Сделав над собой усилие, он отвернул лицо. Отблески света еще плясали на сетчатке как бешеные призраки, и куда бы ни падал его взгляд, всюду сверкали звезды. Валуны, щебеночные плато, черные облака — все искрилось драгоценностями. Рик встряхнул головой. Величие Чарма пронизывало его насквозь, до самого основания души.

Он заметил, что совсем не испытывает усталости. Изнеможение, телесные потребности, физическая боль — все это оставило его, когда грудь пронзила гномья стрела. Мертвоходящий, он черпал бесконечную энергию из Ожерелья Душ, а оно — от Извечной Звезды. И все же из-за своей тяги к пустому ничто он понимал, что утомлен сильнее, чем могут подсказать чувства.

Судьба миров — бремя, подавившее все его существо. Купаясь в чармовом сиянии Лучезарного, он нашел силы признаться самому себе, что ничего в нем не осталось. Все, что он собой представлял, было отдано великой миссии.

Эта мысль заставила задуматься об иронии положения: после смерти любимой дочери Амары он настолько отошел от сообщества кобольдов, что тогда был более мертвоходящим, чем теперь. Он уже понимал, что значит по-настоящему чему-то себя посвятить. После смерти Амары душевная боль была так сильна, что он ушел в себя как в скорлупу и не мог выйти.

— Спасибо тебе, госпожа, — шепнул кобольд, обращаясь к Безымянной, призвавшей его из этой страшной отрешенности. На службе ей он утратил жизнь, но гордо носил в груди зазубренную стрелу, ибо она указывала ему дорогу к свободе.

Освеженный Чармом Лучезарного, кобольд открыл глаза.

Извечная Звезда смотрела на него поверх изрезанных равнин, подобно тигриному глазу. Азофель прошел перед заходящим диском серебристо-синей искрой, спектральным вихрем, спорой ацетилена, висящей сновидением на фоне пунцовой яркости смутных сумерек. Рик махнул рукой, и струя пламени ответила приветственным жестом.

Азофель бессмысленно улыбнулся кобольду, хотя и знал, что улыбку не разглядеть в его ослепительном сиянии. Пандемониум сумерек отлично оттенял это чудо — цвета побежалости Лучезарного, поглощающего свет сна. К Азофелю вновь возвратилась сила, и она питала надежду, что скоро он найдет создание тьмы, где бы оно ни пряталось, и прогонит его со Светлого Берега.

А тогда можно будет и домой податься. Ничего другого он так не хотел с самого начала этой работы, как вернуться в свет.

По сравнению со смертной алостью Хелгейта свет дома, который ему помнился, сиял какой-то высшей яркостью. Не было там хаоса бродячих звезд и форм жизни, управляемых Случаем — незрячим богом этих миров. Дома отсутствовала слепота, и Случаю там не было места. Там сновидец был сном, и сновидение — сновидцем. И пусть дома он слыл всего лишь стражем, охранником других сияющих сновидцев, через связь с тем, кому виделся он сам — со своей собственной более великой сущностью, но он знал, что не всегда ему быть стражем, что его сияние будет возвеличено стремлением, и в славе избрания и посредством собственного сна оно изменится к лучшему, к более яркому.

Но все это покрылось тенью, когда безымянная владычица включила его в свой сон. Поначалу вспыхнула ненависть к старому кобольду за то, что тот попросил к себе в сопровождающие Азофеля и внушил эту мысль владычице. Но теперь, восстановив свою прежнюю силу, Лучезарный ощутил неожиданный прилив великодушия к Рику. Ведь что такое сам кобольд, как не осколок сна владычицы? Разве может он не повиноваться своей сновидице? Кобольду, по милости которого Азофель втянулся в глубь этих холодных миров, было прощено причиненное страдание, если вообще не забыто. А судьба самих миров снова показалась не безнадежной. Он найдет это порождение тени и тогда уйдет домой — в свет.

Дома же все это покажется лишь странным сном. Все эти жизни окончатся смертью — как и его собственная, но его смерть известна ему. Он станет ярче, как все живущее в свете, и его сияние затмит тени, которые суть его мысли, и его «я» воссияет среди теней ярче, чем в тесных рамках времени и пространства, а за пределами «я» ждут другие измерения. Когда-нибудь он там и окажется.

Но эти несчастные существа, сплетенные из сновидений владычицы, ждет сомнительная судьба. Мысль о серьезном и верном кобольде, уходящем в пустоту, огорчала Лучезарного, и это его самого удивляло. Почему вдруг эта иллюзия стала ему небезразлична? И все же так стало. Чистосердечный кобольд сам не придавал значения тому, что он — всего лишь сон. Для него этот мир не менее реален, чем сам свет, чем родной дом Азофеля.

Неуклюжий Бройдо тоже вызывал у Азофеля незнакомые чувства. Кто такой этот эльф, откуда у него такое большое сердце? Зачем он покинул свой клан, чтобы служить какому-то кобольду? На все вопросы был один ответ — любовь. Любовь к этому сну, к стынувшим камням, вращающимся в холоде космоса, согретым лишь слабыми лучиками тлеющих звезд.

Любовь к темноте — понял Азофель, пораженный, что кто-то может любить эту маленькую и причудливую жизнь. Еще он понял, что жалеет тех, кто заключен внутри создания безымянной владычицы, в извилинах ее прихотливого разума.

Эти сочувственные мысли боролись в нем с той силой, которая влекла его домой. Азофелю хотелось найти создание тени, удалить его из сна и вернуться домой.

В свет.

Поглощенная из великанов энергия настолько оживила его, что он мог бы, если бы захотел, подняться и снова уйти в свет.

А там, за пределами сна, подождать, пока его опять позовет Рик Старый. Покинуть бы здесь эти иллюзорные жизни, приумножавшие его заботы. Что ему до этих подобий?

Но когда он понял эти создания, которых в их жалком существовании вела такая же страстная верность, что привязывала и Лучезарного к свету, он восхитился ими. Смехотворное и вместе с тем неодолимо глубокое желание обуревало его — говорить с этим старым кобольдом, с созданием тьмы.

Видя приближение Лучезарного, Рик Старый вскочил на ноги. Тени ночи отступили. У входа в пещеру стояло ледяное сияние в форме смертного. Форма остывала, и холодный ветер уносил жар клубами разноцветного дыма. Раскаленные тени меркли в ангельски-демоническом сиянии лица Азофеля.

— Лучезарный! — вскричал Рик Старый, оживленный излишком Чарма, уносимого в воздух. — Ты сразил великанов!

— Никого я не сразил. — Азофель стоял у входа в пещеру, и она сияла изнутри, как тигель с лавой. — Великаны по своей природе — иллюзия. Как и ты.

— И ты тоже! — радостно закричал кобольд, опьяненный жизненной силой. Теперь он уже мог смотреть стражу в лицо, потому что Азофель остыл уже до свечения снега под звездами. — Все мы — порождения вечности и Безымянных. Все мы сны!

— Я — не сон, — твердо возразил Лучезарный. — Я — свет.

— Другой сон, и все равно сон. — Рик был почти опьянен от счастья, что Лучезарный вновь в полной силе, и весело поддразнивал светоносное существо. — Все мы сделаны из большого ничто. Волны света на черной поверхности этого ничто. Мы распадаемся, ты меркнешь. Ха! Главное, что все мы меняемся.

— А тогда чего ты вообще мучаешься с этим поиском? — Рассыпав огненные волосы причудливыми нитями, Азофель шагнул ближе. — Брось ты этого, который из тени, и пусть владычица разбудит отца младенца. Сон кончится, и ни тебя, ни других обманок из материи и энергии больше не будет.

— Так не получится, Азофель. — Старый кобольд храбро смотрел в слюдяные глаза Азофеля. — Здесь на кону стоит нечто большее. Ведь ты это и сам понимаешь?

— Не понимаю. — Азофель презрительно оглядел оплавленную пустыню. — Но я должен тебе сказать, что кое-что чувствую — к тебе, к этому дураку Бройдо. Я лучше понял, вернув свою силу, что значит быть слабым. Ты слаб. А Бройдо еще слабее. И все же вы боретесь изо всех своих сил. Зачем?

— Младенец! — Сморщенное курносое личико озарилось ликованием. — Эти миры созданы не ради прихоти. Они для ребенка владычицы. Игра света и тьмы, пустоты и материи и — да! — добра и зла, вот силы, которые сформируют младенца. Они наполнят его пониманием страдания и сочувствия. Вот почему должны быть эти миры. И мы служим не им, а высшей цели.

Азофель скрестил руки на груди, прикрыл алмазные глаза и задумался.

— Откуда ты это знаешь?

— Я — кобольд-волшебник. — Рик Старый сообщил это как общеизвестный факт. — И моя магия — огонь. Я знаю, почему нет злых тварей внутри света и почему попеременно побеждает тьма. Я знаю, что кто-то очень древний сшивает их вместе победой и поражением. Жизнь каждого из нас — один из множества крошечных стежков, которыми зашивается эта рана — этот разрыв существования, как ты называешь его. Мы создадим свет из тьмы нашим страданием — нашим согласием страдать за то, что есть добро.

— Великие понятия для такого мелкого существа, — скептически наклонил голову Азофель.

Рик постучал пальцами по стреле:

— Я отдал все, чтобы удержать свой стежок между светом и тьмой. А ты, Азофель?

— Я — создание света. — Лицо его было спокойно, как стекло. — Я верен пославшему меня сюда.

— Это я знаю, — нетерпеливо отмахнулся Рик. — Я говорю о твоей душе, то есть я хочу сказать, какие у тебя чувства? Как ты соединяешь свой великий свет и обширную тьму этого творения?

Азофель покачал головой, явно задетый вопросами кобольда.

— Я хочу домой.

— В свет, я знаю. — Щеки Рика Старого пылали радостью. — Я отведал этой ночью твоего Чарма, и я бы и сам пошел с тобой, если бы мог.

— А ты можешь. — Азофель улыбнулся, и вспышкой молнии озарились снизу ночные облака. — Я отнесу тебя в Извечную Звезду. Оттуда вырастет твое лучистое тело. Может быть, наступит время, когда я увижу тебя в полях света, где обитаю.

— Вряд ли. — Кобольд поскреб узловатый подбородок и рассказал, что видел в трансе, когда Азофель поедал великанов. — Ты к тому времени станешь настолько ярок, что уйдешь из тех полей, где обитают души, уйдешь в яркость бесконечности.

— Ты знаешь, как устроена моя родина?

— Я знаю, как устроен огонь. Азофель протянул лучистую руку.

— Позволь мне отнести тебя в Извечную Звезду.

— Оставь. — Кобольд отступил, досадливо поморщившись. — Подумай о младенце. Подумай о грядущих веках. Ты это ощущаешь, я знаю. Иначе зачем бы ты вернулся говорить со мной? Ты чувствуешь, к чему стремлюсь я — и Бройдо. Загляни в любое из смертных сердец, и ты найдешь то же стремление. Да, мы живем ради того, что нам кажется реальным. Но не все ради одного и того же. Некоторые хотят больше света...

— А другие — больше тьмы. — Азофель с пониманием кивнул: пути домой не будет, пока работа не будет сделана. — Я шагну из сна наружу и найду это создание тени.

Лучезарный быстро погас, и ландшафт вновь окутала угрожающая и таинственная темнота. Рик на ощупь заковылял к пещере в поисках убежища от внезапной ночи.

Азофель тоже искал убежища от непонятных чувств, которые пробудил в нем кобольд. Безымянная владычица задала Рику Старому работу, в которой Азофелю отводилась роль помощника. Сейчас он мог быть только на подхвате у кобольда, потому что Лучезарный — создание света, а в царстве света нет слепоты, нет смерти, нет случая, и там у справедливости открытые глаза.

А за границами сна, в царстве света и в ауре Извечной Звезды, где Лучезарный родился, он стоял стражем. Там он ощущал мир и был рад, что вновь обрел силу и смог вернуться туда, где должен быть. Азофель пришел сюда искать создание тени, и он приступил к поискам.

Даль и близость смешались в нем, как ветер и огонь. Взревели искры — осколки расстояний, пройденных им там, внизу. Он снова увидел Лабиринт Нежити на Краю Мира, и Бройдо, горестно согнувшегося над трупами восемнадцати эльфов своего клана, поднятых из могил демоном Тивелом, и печаль физической болью билась в теле эльфа.

Азофель смахнул прочь искры огня времени, не желая более видеть это место скорби. Не то чтобы его реальность была менее горестной. Сильные отбирали свет у слабых, и слабые тускнели, темнея иногда до теней и пропадая из виду, немногие собирали свет и разгорались до лучезарности, большинство же влачили существование в тусклой печали. Может быть, подумал Азофель, смерть и небытие добрее.

Глаза не сразу привыкли к свету — слишком много времени провел он в мире теней. Когда он вновь прозрел, то заметил, что оказался невдалеке от своего поста к югу от сада, над вратами Тьмы Внешней.

В ночном сиянии растений и насекомых были видны террасы лужаек с прудами и озерцами, по зеркалу которых плавали черные лебеди. Поодаль стояли ворота с серным огнем единственного фонаря. На дальней стороне ворот его ждал пост часового у Начала.

Азофель был в блаженном восторге оттого, что снова оказался на месте, и, осмотревшись, увидел справа и слева от входа дикую природу над лужайками сада, сгорбленные валуны под пологом ползучих растений. Кожистокрылая сошка взмывала оттуда, подхваченная ночным ветром, и мельтешила оскаленными мордочками. Азофель счастливо ахнул, обнаружив, что ничего здесь не изменилось, и быстрее помчался по извилистой дороге.

На последнем повороте он гордо выпрямился перед воротами с причудливым фонарем, утыканным железными шипами и пластинами. Лозы и травы оплели ворота, но все равно огромные бревна поддались при его прикосновении.

Свет.

Ворота открылись в ослепительное сияние — излучение его самого. Отсюда он сможет заглянуть внутрь сна и найти создание тени.

Лазурная вода плескалась в паутинке отраженного света у стены с мозаичными дельфинами. Алмазная пена сверкающего плавательного бассейна высветила человека с кошачьими метками зверя — синеватый мех и раскосые зеленые глаза.

 

9

ДАППИ ХОБ

 

Котяра вытерся, и просохший мех распушился. Котяра оглянулся, ища, куда положить мокрые полотенца. Потом снова посмотрел на старика в проволочном кресле, уставившегося на него будто дырами глаз, пробитыми в маске сморщенной кожи.

— Брось их на пол, — велел старик, еле шевеля отвисшей челюстью. — И садись сюда.

Рука в синих жилах махнула в сторону такого же кресла.

Человек-зверь сделал, как ему сказали, и сел среди зайчиков утреннего света от поверхности бассейна. Нос его чуял запах разлагающегося тела старика.

— Так ты Даппи Хоб — почитатель дьявола?

— Когда-то я поклонялся дьяволам. — Старик сидел совершенно неподвижно в черной рубахе с золотой отделкой, ноги в зеленых сандалиях стояли как мертвые, высохшую кожу усеяли старческие пигментные пятна. — Теперь дьяволы поклоняются мне.

Котяра поерзал в неудобном кресле, оглядывая подводную камеру в поисках этих дьяволов. За выпуклыми прозрачными стенами вертелись русалки. Внутри, сквозь прозрачное дно бассейна, тоже виднелись русалки.

— Спокойное место для почитателя дьявола. Ты здесь живешь?

Мешки под глазами старика были как капли оплавленного воска, и они дважды вздрогнули, а потом он сказал:

— Ты не хочешь знать, зачем я тебя сюда доставил?

— Если ты Даппи Хоб, даже и думать боюсь. — С мрачным любопытством Котяра смотрел на старика, постукивая когтем по проволочной сетке кресла. — Я думал, у тебя будет вид более... внушительный.

— Я стар. Очень стар.

Краем глаза Котяра уловил движение в открытом люке за рядом пустых проволочных кресел на той стороне бассейна. Там появлялись и исчезали какие-то фигуры с лицами под покрывалом.

— А почему ты не воспользовался Чармом, чтобы снова стать молодым?

— Воспользовался. — Серая тень мелькнула на лице старика. — Вот настолько этот Чарм и может меня омолодить.

— Не понял. — Котяра не верил этой мумии и не пытался этого скрыть. — У тебя такой вид, будто ты вот-вот помрешь.

— Вполне может случиться, — согласился надтреснутый голос. — Вот почему мне все время нужен уход. Этому телу больше двух миллионов дней.

Котяра внимательней всмотрелся в восковую кожу, в паутину волос вокруг лысины, в мутные глаза.

— Что ты обо мне знаешь? — спросил Даппи Хоб, хрипя и щелкая изношенными легкими.

— Только слухи.

— Какие?

— Гномы, которых ты создал из червей, низложили тебя и бросили в Бездну. — Котяра пожал плечами. — Это если ты говоришь правду и ты действительно Даппи Хоб, а не чья-то дурацкая шутка. Все считают, что Даппи Хоб — это миф. Но когда в Заксаре появились гномы, маркграфиня Одола обнаружила, что командуешь ими ты — и сами эти гномы то и дело распевали как заклинание — «Даппи Хоб».

— Обнаружила? — Кожистые веки упали на глаза. — Как?

— Глазами Чарма — амулетами, — откровенно ответил Котяра, не видя причины таиться или лгать. — Она увидела, что ты каким-то образом вернул себе власть над взбунтовавшимися гномами. А как ты это сделал? — Котяра подался вперед на стуле. — И зачем?

— Расскажи сам.

Одним небрежным движением, взмахом руки Котяра мог бы перебить хрупкую шею старика. Но это казалось слишком легким, и Котяра пока оставил эту мысль и стал думать, зачем Даппи Хоб — или кто бы ни был этот умирающий — стал задавать такие вопросы. Явно он хочет выведать, что известно его пленнику.

— А почему ты не читаешь мои мысли приборами Чарма?

— Неаккуратно. — Скрюченные руки затрепетали на коленях, возбужденные этой мыслью. — Если я так сделаю, твоя кожа света может лопнуть. А это плохо.

— Почему? — Котяра встал. — Ты боишься, что я против тебя пущу в ход свою магию?

— Твою магию? — Даппи Хоб жутко засмеялся, и вдохи его звучали резко, как птичий крик. — Твою магию? А, понимаю. Понимаю.

Казалось, его напряженное тело облегченно обмякло.

— Мне известно куда меньше, чем ты думал? — вдруг понял Котяра, разозлившись на собственную глупость.

— Ты умен, Котяра, но увы — не так умен, как я боялся. — Ладонь дрожащей руки подплыла к слезящемуся глазу. — Садись. Не стесняйся, садись на ковер, если хочешь. Но сядь, сядь. Расскажи мне все, что тебе известно, и за это я вознагражу тебя добротой.

Котяра не сел. Собственное невежество перед этим смеющимся стариком выводило его из себя. Ему было досадно, что он не знает, как поступить с этим еле дышащим существом. Но, взяв себя в руки, Котяра произнес:

— Добротой? Это от почитателя дьявола?

— Сядь! — Голос Даппи Хоба вырвался как язык пламени, и смеха в нем уже не было. — Не дерзай противоречить мне, тварь!

— А почему бы и нет, старик? — Котяра обращался к желтой лысине старика, к прозрачно-восковым большим ушам. — Или ты хочешь заставить меня сидеть — как дрессированную собаку?

— Если понадобится.

— Правда? — Котяра нагнулся над кукольной фигуркой, и запах разложения старческой плоти стал сильнее. — А я не хочу быть дрессированной собакой. И подчиняться тебе не буду.

— Ты сбит с толку, Котяра. — Изъеденный временем профиль старика не шелохнулся, не глянули в сторону черные глаза. Казалось, он слишком устал, чтобы заметить рядом с собой оскал клыков. — Ты недостаточно знаешь, чтобы что-то предпринимать. Сядь.

— Не сяду. — Котяра обошел старика и сел перед ним на корточки, заглядывая в плоские черные зрачки. — Расскажи мне, зачем я здесь.

— Ты мне служишь, — ткнул в него изогнутым пальцем Даппи Хоб, и глаза у него были как у спрута. — Сейчас мне понадобилась твоя служба.

— Служить тебе? — Котяра выпрямился, снова обошел сидящего старика. — Я тебе служить не стану.

— Уже служил. — Морщинистая кожа на скулах трепетала в беззвучном смехе. — Это через тебя я связался с моими гномами.

— Объясни.

Еле слышное дыхание спросило:

— А надо ли?

— Гномы сбросили тебя в Бездну. — Котяра рискнул тронуть когтем сухое, сморщенное плечо старика. Оно казалось очень непрочным — болтающиеся жилы и кости. — Как ты мог там выжить? Ты посмотри на себя, ты же рассыпаешься на части.

— Я пережил падение на Темный Берег, — выдохнул Даппи Хоб. — О да, я был тогда куда моложе и полон огня.

И все равно еле выжил. Сотни тысяч дней понадобились мне, чтобы восстановить силу.

Словно ветерком внесло в комнату две фигуры под покрывалами. Это были целительницы из Сестричества Ведьм, одетые в традиционные серые с черным мантии — как у тех, которые ухаживали за больными и бездомными в трущобах Заксара. Они направились прямо к старику и стали успокаивать его, прижимая ему ко лбу амулеты из перьев и целебные опалы.

Даппи Хоб отмахнулся от них, и они отодвинулись, держась рядом, пока он снова не махнул рукой. Дамы под покрывалами удалились под шорох шарфов и подолов.

— Мою историю слишком долго было бы рассказывать, — тихо сказал Даппи Хоб, успокоенный действиями целительниц. — Скажу тебе вот что. Изгнанный на Темный Берег, я искал способ снова перейти Бездну и восстановить власть над своими гномами. Это стоило мне сотен тысяч дней тяжелой работы — построить волшебство, действующее через всю Бездну.

Риис стоял за спиной Даппи Хоба, и вид пятнистой лысины искушал желанием ударить. Но он снова сдержал себя и спросил:

— А почему стали бы подчиняться тебе гномы, свергшие тебя?

— Они не стали бы. Они вообще не хотели иметь со мной никакого дела. Мне надо было увеличить свою силу — и я нашел другого. Твоего учителя Кавала. Созданную тяжким трудом волшебную силу я использовал, чтобы заманить его на Темный Берег. Нет, я тогда не знал, что это будет он — просто нужен был кто-нибудь, достаточно отважный, который сумел бы добраться до Темного Берега и вернуться. Были и другие — они потерпели неудачу. Канал добился своего.

Имя Кавала заставило Котяру встрепенуться, потому что этого волшебника он глубоко уважал. Кавал служил отцу

Джиоти и пожертвовал своей жизнью и возможностью обитания в Извечной Звезде, чтобы выиграть время для других, кто выступил против Властелина Тьмы. Мысль, что Кавала использовал этот сморщенный человечек, была нестерпима.

— Я тебе не верю. Никто не может силой разума дотянуться сюда с Темного Берега.

— Ты сам поднялся сюда с Темного Берега, преследуя Кавала. — На серых щеках заиграли веселые морщинки. — Ты еще не понял? Я призвал Кавала на Темный Берег в надежде, что ты или кто-то вроде тебя в конце концов полезет за ним на Ирт. — Из сморщенных легких вылетел свистящий смешок. — Кавал учил тебя быть волхвом — это был мой план. И смерть Лары — тоже. Как ты думаешь, кто подстрекнул деревенских жителей ее убить?

— Ты хочешь заставить меня поверить, будто такая развалина, как ты, определила судьбы нас всех? — Котяра приблизился к Даппи Хобу сбоку и придвинул морду к пожелтевшему уху старика. — Ха-ха.

— Здесь, в Габагалусе, я стар, но на Темном Берегу я куда сильнее. — Голова Даппи Хоба повернулась с хрящеватым хрустом, дыры глаз бесстрастно смотрели в звериное лицо. — Чтобы управлять своими гномами, мне надо было поместить на Ирте кого-нибудь с Темного Берега, куда меня изгнали. Антенну, если тебе так понятнее.

— Правда? Что ж, значит, я — антенна. — Котяра вновь закружил на месте, морща морду от призрачного запаха гниющей плоти. — Ты обдурил Кавала и убил Лару, чтобы направить меня на Ирт, где я служил бы тебе антенной. Через меня ты посылал сообщения своим гномам. Так? — Блеснули острые кошачьи зубы. — Что ж, твоя антенна по невежеству оставила открытой Дверь в Воздухе. И сквозь эту дверь проник Властелин Тьмы. Все это время я думал, что так случилось по моей вине. Но теперь ты мне говоришь, что это ты его послал. И появление Властелина Тьмы в конечном счете — твоя вина.

— Нет. — Даппи Хоб прикрыл глаза как черепаха, что-то вспоминая. — Властелин Тьмы сам был родом с Ирга. Его звали Врэт, хотя он предпочитал называть себя Худр'Вра. — Снова резкий, скрипучий смех со свистом вырвался из впалой груди. — Нет-нет, этого напыщенного идиота я не посылал. Я послал гремлина, который сидел у него внутри, и змеедемонов, которые повиновались гремлину.

Вспомнив змеедемонов, Котяра вздрогнул.

— Значит, гибель всех жертв, все разрушения — это твоя вина?

— Это было необходимо, — шепнул скрипучий, как хруст ребер, голос. — Любое великое свершение требует крови.

Котяра подавил дрожь отвращения и встал перед стариком, стиснув когти в кулак.

— И ради каких великих свершений принес ты столько жертв?

— Сначала я послал тебя как свою антенну, Риис Морган с Темного Берега. — Еще один мучительный вздох легких, и снова ведьмы под вуалью нарисовались в люке. — Но когда ты прибыл, встреча с Извечной Звездой потрясла все твое существо. Твое волшебство — мое на самом деле — создало тебе кожу света, чтобы защитить от ее лучей в пустыне, где ты приземлился. А в качестве Котяры ты был для меня бесполезен. Так что я вынужден был послать гремлина. Когда ты его уничтожил, ты сбросил кожу света. Ты снова стал Риисом, и гремлин был больше не нужен. Моей антенной стал служить ты. А мне только это и было нужно — вернуть себе гномов. — Старик судорожно дышал, прижав к горлу искривленную руку. — И не дерзай спрашивать меня зачем. Ты это узнаешь — в свое время... время... время... время надо сейчас использовать очень мудро

Ведьмы подплыли ближе, успокаивая переутомленного хозяина. Сквозь вуали они бросали неодобрительные взгляды на Котяру.

— Хватит! — зарычал Котяра, и они отступили, чертя в воздухе защитные знаки между Котярой и собой. — Кто этот старик? Отвечайте!

Ведьмы молча пятились.

— Они отвечают только мне, — шепнул Даппи Хоб.

— Ты мне не нравишься, старик. — Прижавшись к земле по тигриному, Котяра оказался перед креслом сморщенного старика. — Ты говоришь, что убил Лару, и я хочу об этом знать подробнее. И хочу знать, кто ты. — Зловещие звезды вспыхнули в раскосых глазах, вытянутая лапа вцепилась когтями в рубашку старика. — И ты мне расскажешь.

Котяра оторвал от кресла тело старика, невесомое как пичуга, и пол ушел у него из-под ног, а сам он беспомощно повис в когтях мохнатого широкоплечего человека с зелеными змеиными глазами. Он из тела Даппи Хоба глядел на собственные звериные метки. А из-за этих зловещих зеленых глаз злорадно глядел на него Даппи Хоб.

— Теперь ты мой, Риис Морган. — Голос Котяры произносил слова Даппи Хоба, и старческое тело бескостно болталось в когтистых лапах. — Проснись — и помни!

Крик перешел в оглушительный рев. Котяра почувствовал, как его сознание отделяется от истрепанного тела, где оно помещалось. Улетая в Великое Молчание, откуда все вышло, Котяра вспомнил Рииса. Все воспоминания вернулись оттуда, где плетутся сны, и он вспомнил, как пытался исцелить Лару от боли — от ран, в которых чувствовал себя виноватым. И эта боль снова обратила его в Котяру.

Воспоминания растекались, как ударившаяся о берег волна. Общее сознание Котяры и Рииса дрожало в Великом Молчании перед черной тьмой Даппи Хоба. С телепатическим жаром открылась жизнь почитателя дьявола.

Он помнил теперь, как рос здесь, в Габагалусе, два с лишним миллиона дней тому назад, был сыном фермера, выращивающего сусло. Как в молодости выучился на ракетного пилота, искал счастья за пределами планеты, исследуя опасные миры, ближайшие к Извечной Звезде, где мало кто осмеливался бродить. Коварные межзвездные течения выбросили его на Край Мира, в гущу спрутообезьян и грибов с ядовитыми спорами. Он пропал бы там, как и многие незадачливые путешественники, если бы не демон из Горнего Воздуха. Дьявол эфира поселился в обломках ракеты, и случайно — по мановению ловкой руки слепого бога Случая — мешанина разбитой оптики приборов оказалась великолепным приемником света Чарма от Извечной Звезды и эфирных форм из Горнего Воздуха — короны Звезды.

Именно этот демон научил Даппи Хоба строить из осколков линз уловители душ. Прислушиваясь к голосу, шептавшему у него в голове, когда он смотрел в призматические осколки, саламандроподобный исследователь из Габагалуса, застрявший на Краю Мира, стал одержим демоном из Горнего Воздуха.

Эфирные дьяволы состоят из Чарма Извечной Звезды и из темноты, что поглощает ее свет. Они — разумы, бестелесны, клубятся рядом и сквозь друг друга. Но если им удается найти путь к физической форме, ими овладевает голод.

Вот это и случилось с Даппи Хобом. В один миг Риис постиг и опустошительный голод демона — ненасытимую жажду тьмы к свету, пустоты к веществу. Эфирный дьявол слился с Даппи Хобом, и они стали одним целым.

Риис узнал этого демона. Плавая в Великом Молчании, он ощутил его яркую, злобную сущность, злой разум Темного Берега. Там его знали под многими именами: Ариман, Велиал, Шайтан. Даппи Хоб привел его с собой, когда гномы швырнули его в Бездну. Они не хозяина своего свергли, но демона, который владел их хозяином.

Риис корчился в демонической жадности Даппи Хоба, желая поглотить все мистические миры: Темный Берег, Светлый Берег, Горний Воздух и самое Извечную Звезду, Съесть все, сжевать все до самого внутреннего имени.

Демон ощущал своим предназначением поглощение всех миров, но пока что он не мог даже убраться с одного темного мира, куда вышвырнули его гномы. Два миллиона дней он ютился в теле Даппи Хоба на Темном Берегу, поглощая людские жизни, оставляя — как свалки — общие могилы. Он пожирал боль и создавал города себе в помощь — огромные талисманические линзы, оправленные в сталь и бетон, чтобы разместить там свою раздувающуюся жадность, огромную, как сам камень этого мира.

Он поедал боль, два миллиона дней боли, чтобы вырастить в себе волшебную силу, перебросить ее через Бездну и начать пожирать Светлые Миры...

Чары распались, и Котяра пошатнулся, вернувшись в свое тело, а старика выпустил из когтей. Перед своими глазами он видел собственные черные лапы и когтистые пальцы. Он снова был Котярой — но теперь помнил все пережитое в теле Рииса Моргана. Но эти воспоминания были незаметной мошкой на фоне ужаса, которым несло от видения Даппи Хоба.

— Ты — ты Сатана!

Сморщенное тельце саламандры — голова едва до плеча Котяре — глядело с кресла, куда его кинул Котяра.

Котяра дрожал от глубинного ужаса. Чтобы собраться с мыслями, сдержать панику, он вслух произнес утешительную мысль:

— Магия, которая опоганила эти миры, — это твоя магия, а не моя.

— Твоя магия — это моя магия, Риис Морган. — Высохший старик костлявой рукой ткнул себя в грудь. — Я послал тебя на Ирг. — Он судорожно вздохнул и попытался выпрямиться. — Ты сам — часть моей великой магии. И ты служил мне хорошо — хотя и поневоле. — Он махнул рукой ведьмам, и они помогли ему встать на дрожащие ноги. — Знать, что ты не виноват в зверствах гремлина и его змеедемонов на Ирте — достаточная для тебя награда за причиненную боль?

Разум Котяры полыхал языком пламени, обжигая ясностью. Мысль о том, что он был пешкой в руках чудовищного демиурга, демона, подавлявшего миры и пожиравшего жизни, угнетала сознание. Усилием воли Котяра заставил разум работать, чтобы понять чудовищность того, с чем он имел дело.

— А создательница миров? — спросил он чуть слышно. — А дитя, не шевелящееся в ее чреве? — Он вгляделся в погибель, замаскированную под немощного старика. — Это правда?

— Более, чем мы.

— Значит, это все — ее сон? — Котяру согрела мысль о существе более великом, чем демон и его голод. — Вселенная, которую мы знаем, — сон беременной женщины?

— Сны внутри снов, Риис Морган. — Согбенный старик зашаркал к выходу в сопровождении ведьм. — Теперь пойдем. Обо мне мы достаточно болтали, теперь я хочу показать тебе нечто твое.

Люк выпустил их в обширную переднюю с привинченными к стенам скамьями и замшевыми креслами. Продолговатые иллюминаторы поблескивали голубыми отражениями из царства русалок. Лишь когда женщины под вуалями пристегнули Даппи Хоба к креслу, Котяра понял, что находится внутри какого-то экипажа. В тот же миг из-под пробкового пола донесся треск двигателя.

Котяра, следуя примеру ведьм, пристегнулся красным амулетным шнуром, и Чарм удержал его на месте, когда корабль отцепился от подводного обиталища. Мелькнули машущие руками русалки, и через миг в иллюминаторах закипела морская пена и отхлынула, открывая дневное небо. Прославленные пейзажи Габагалуса раскинулись под Извечной Звездой, и в небе белыми розами висели клочки облаков.

Дневной жар выжег остатки коричневой оболочки водорослей подводной ночи. Высокие поля красного мха наклонились над скользкими желтыми посевами сусла и зелеными лужайками кресс-салата. Среди мокрых полей островами возвышались мирные деревни с ветряными мельницами. Палисадники пригородов соседствовали с плодовыми садами и сельскими дорогами, расходившимися по блестящей земле на целые лиги — до дальних поселков.

— Это сусло наводит телепатический транс и ценится во всех мирах, — тихо сказал старик, прикрыв глаза и трясясь немощным телом от вибраций машины. — Но растет это сусло только в Габагалусе. Вот почему империя и пришла к этому дальнему краю творения.

— Куда мы летим? — Котяра прижался лицом к иллюминатору и увидел ракетную площадку с серебристым лайнером, готовым к взлету.

— На Темный Берег.

Котяра рванулся с сиденья, и красный шнур натянулся вокруг талии, удержав его на месте.

— Я не хочу улетать с И рта!

Старик ничего не ответил. Он лишь глядел в иллюминатор на дальний город из хрустальной филиграни.

— Ты знаешь, что Ирг — дикая планета. Цивилизация ее толком не тронула, даже в Габагалусе. Слишком много здесь полагаются на Чарм, чтобы чего-то достичь. — Легкое мерцание в отверстиях глаз выдавало тень юмора. — Но на Темном Берегу — да, там, где нет Чарма, где холодная тьма правдоподобнее света, наверняка возможны великие достижения.

Узловатые, похожие на кораллы горы поднимались за иллюминаторами. Зеленая резиноподобная слизь пятнами лежала на дырявых камнях и в трещинах. На грубых гранях известнякового обрыва поднимался воздушный причал с тросами и гнездами для кораблей. Туда и причалил несущий Котяру корабль с резким металлическим щелчком и звоном, которые умолкли вместе с затихающим двигателем.

Ведьмы отстегнули старика, и он с трудом встал.

— Идем, Риис Морган. Пора возвращаться домой.

— Я не хочу улетать с Ирта. — Котяра отстегнул шнур и вылез вслед за Даппи Хобом и его ведьмами. — Зачем ты отсылаешь меня обратно?

— Вечно это «зачем», — донесся голос Даппи Хоба очень издалека.

Котяра вышел на уступ из угля и селитры. На краю синей бездны стояла мускулистая лохматая фигура Бульдога на фоне прозрачной Лары.

Котяра ошеломленно заморгал — и они исчезли. Одним прыжком он бросился к краю и увидел, как они падают в пустом воздухе, извиваясь угрями.

Он яростно обернулся, пылающим взглядом ища Даппи Хоба. А старик стоял прямо у него за спиной. Легким толчком он спихнул Котяру за край. Тут же его подхватила мощная рука ветра, и Даппи Хоб исчез где-то вверху. Сгинули узловатые зеленые пики, синее небо стало шире, темнее, растворилось в ночи — и Котяра рухнул в холодный безбрежный туман светящегося звездного дыма и кометных хвостов.

 

Часть четвертая

ИМПЕРИЯ ТЬМЫ

 

Нет свободы от нашей свободы.

Висельные Свитки, Отрывок 2 стих 16

 

1

РАБОТА ДЬЯВОЛА

 

Империя Тьмы» — было написано красными буквами вокруг стилизованной козлиной головы, начерченной на мостовой перед бывшим складом в Нижнем Манхэттене. На металлическом крыльце под двойной стальной дверью спал завернувшийся в картон бродяга. На двери не было никаких знаков, только маленькая обращенная пентаграмма, нарисованная волосяными алыми штрихами. В середине обращенной звезды замочную скважину прикрывал глазок, и если бы кто-то мог заглянуть в него снаружи, то увидел бы пустоту: голый бетонный пол и железные столбы, тускло освещенные уличным светом из зарешеченных окон.

Сегодня ночью здесь собрались несколько сотен гуляк по тусоваться под громовую музыку, исполняемую вживую оркестрами на сетчатой платформе, подвешенной прямо над танцующими. В стробированном свете мелькали пол и потолок, тени метались по толпе. От грохота с потолочных балок осыпалась ржавчина.

Для Котяры это место воняло кислым — едкой смесью острого пота, застарелой мочой и заплесневелым кирпичом.

По каменным ступеням он вылез из тьмы, куда его столкнул Даппи Хоб. Секунду назад он беспомощно кувыркался в Горнем Воздухе в звездной пустоте Бездны. Его сковывал беспросветный холод. И вдруг он со стоном упал на каменный пол — как будто выпал из кровати во время кошмара.

И успел заметить зеленые сандалии Даппи Хоба, подмигнувшие с каменных ступеней. Это было его последнее воспоминание. Снаружи ворвался уличный шум, ноздри обожгла бензиновая вонь машин, но Котяра не стал оглядываться. Он выкатился из тьмы и полез по ступеням за зелеными сандалиями.

Наверху лестницы Котяра остановился и заморгал на утренний свет, разрезанный решетками теней. Под потолком висел экран из металлических листов. Человек в зеленых сандалиях, стоящий в тени, улыбался странно и молодо. Шапка спутанных волос стояла торчком над круглым, чистым, юношеским лицом.

— Помнишь меня? — спросил молодой человек голосом Даппи Хоба, только звонким и чистым. Он стоял, небрежно прислонившись к железному столбу, скрестив руки на груди в черной с золотой отделкой рубахе. Небольшие угольно-черные глаза весьма недружелюбно свидетельствовали, что их владелец куда старше и мудрее, чем кажется с виду. Недвижные, зияющие дыры тьмы отсвечивали почти ультрафиолетовым сиянием. — Это моя маска человека. Как тебе? Может быть, слишком молодо? Очень неопытный вид. Но таково преимущество молодости — она обезоруживает.

От юноши пахло не сильнее, чем от миража, и это озадачило Котяру.

— Ты — ты Даппи Хоб?

— Да, на Темном Берегу я сильнее, я же тебе говорил. — Он ласково улыбнулся. — Не люблю бывать в Габагалусе — я там слишком стар. Но дело того стоило, можешь мне поверить.

— Почему?

— Опять эти «зачем» и «почему». — Юноша, ухватившись рукой, завертелся вокруг железного столба. — А вернуться домой — это просто божественно. Ты знаешь, где мы?

Котяра вышел в просторный холл и сквозь переплетение труб и мостков глянул вверх, в зарешеченные окна. Утренний свет золотым ангелом покоился на изрытой и осыпающейся кладке соседнего дома.

— Темный Берег, — сказал он угрюмо.

Даппи Хоб, не отрывая точек глаз от Котяры, подошел к металлической стремянке.

— Да, конечно, Темный Берег, планета Земля, настолько не похожая на доминионы Ирта, насколько можно себе вообразить. — Он подтянул к себе стремянку, и она съехала на блоке. — Но тебе даже не надо воображать. Ты сам с этого холодного булыжника. И теперь ты помнишь. Хотя на тебе все еще шкура Котяры, ты помнишь.

Даппи быстро побежал вверх по лестнице, Котяра следом.

— А что это за здание?

— Это клуб — танцзал — очень полезный фасад. — Металлические ступени клацали под ногами. — Ночью музыканты и танцоры поднимают такой шум, что никто не слышит пения моих причетников.

— Причетников — то есть тех, кто помогает в ритуалах? — Котяра стоял на лесах за Даппи Хобом и зарешеченным окном. Даже на таком расстоянии, когда ощущалось тепло тела, Котяра не мог различить запаха. — Ты занимаешься здесь магией, по ночам, на Темном Берегу...

— В Трибеке, на Рид-стрит, в тени самой концентрированной силы цивилизованного мира. — Даппи Хоб ткнул пальцем в окно. Две платиновые башни сияли там бледно-розовым светом. — Центр мировой торговли. Маяки изобилия. Символ моей власти.

Котяра насторожил мохнатые уши:

— Твоей власти?

— А почему тебя удивляет мой интерес к этому миру? Я здесь достаточно долго прожил. — Даппи Хоб задумчиво прошелся по платформе. — Ты же видел это в нашем совместном трансе в Габагалусе? Когда мои гномы вышвырнули меня в бездну, я тогда на эту планету и приземлился. Больше двух миллионов дней тому назад — шесть тысяч земных лет. Когда я попал сюда, в этом мире были лишь шатры из звериных шкур и глинобитные города. Наука, которую принес я сюда с Габагалуса, изменила все. Так что — да, этот город, эти башни торговли, сама цивилизация на этом холодном каменном шаре — все это символы моей власти.

Перегнувшись через ограждение, Котяра бросил взгляд в открытое чердачное окно и вниз по каменному колодцу, по которому влез. Там лежала абсолютная чернота.

— У тебя здесь путь Чарма в подвале, — заметил Котяра.

— Я построил много путей Чарма только в этом одном городе. — Даппи Хоб схватился за перила и съехал вниз на руках и на ногах. — В Габагалус я могу вернуться когда захочу — хотя приходится за это платить ощущением Чарма от Извечной Звезды. Так что я возвращаюсь не часто. Мне куда полезнее пребывать здесь, на Темном Берегу, где Чарма моих костей вполне хватает, чтобы жить как бог. Не совсем такой бог, кстати, каким ты был в Арвар Одоле. Ну и ну — ты же не только добывал воду из камня, ты еще и выращивал целые леса на песке! Нет, нам ничего такого не надо. Здесь, на Земле, я живу куда как менее полной жизнью. Но очень, как видишь, влиятельной.

Котяра глянул через плечо в пыльное зарешеченное окно — на исцарапанные кирпичи стен переулка, на геометрические контуры башен в прорези домов.

— Холодным и темным миром правит твоя магия, Даппи Хоб.

— Да, согласен, на Темном Берегу совсем нет Чарма Ирта. — Носком ноги Даппи Хоб перевернул крышку, закрывая люк. — Вот почему мои причетники каждую ночь выпевают свои ритуалы, извлекая рассеянный Чарм, который им удается достать из цепочки построенных мною амулетов. Каждый город — талисман: Манхэттен, Лос-Анджелес, Токио, Дакка, Лондон — мир гигантских амулетов, извлекающих растворенный Чарм из самой планеты. — Он махнул рукой, приглашая Котяру спуститься с лесов, и открыл боковую дверцу под разбитым знаком запасного выхода. — Все вместе эти устройства дают мне достаточно силы, чтобы вечно жить владыкой этого мира.

Котяра съехал по лестнице, привлекаемый наружными запахами из-за двери. Встав у выхода, он высунул морду в столб света, проникавший в переулок, вдыхая вонь сточной канавы и выхлопных газов.

— Владыкой этого жалкого уголка?

— Можешь мне поверить, Риис, я всю свою жизнь посвятил тому, чтобы отсюда выбраться. — Даппи Хоб шагнул в переулок, подтолкнув Рииса вперед, и дверь без надписи и без ручки со скрипом закрылась. От дыхания в холодном воздухе поднимался пар. — Понимаешь, сейчас на этой планете теплое время. На мою долю выпал приличный кусок после очередного ледникового периода. Но скоро начнется новое наступление льда, и я хочу убраться отсюда раньше.

Узкий переулок был усыпан принесенными ветром газетами. Прохожие на улице возле устья переулка ежились на зимнем ветерке, а за ними мелькали стеклянно-металлические машины, которые Котяра видел в своих снах о Дарвине, — легковушки, грузовики, автобусы.

Сейчас он вспомнил эту жизнь полностью. И вся она, от начала и до конца, казалась ничтожно малой, исчезающей в тени этого намного большего существа. Котяра смотрел на оживленную улицу и жалел, что утратил блаженное неведение тех, кто шел и ехал по ней.

— Хочешь освободиться — сбежать от меня? — Даппи Хоб махнул рукой в сторону выхода из переулка. — Давай. Я не буду тебе мешать. Этого не придется делать. Весь мир таков, как этот город. Повсюду дороги, повсюду радиоволны. Ничто от меня не скрыто, потому что вся эта планета стала моим талисманом.

Рев клаксонов и вой двигателей заставили Котяру замереть. Он чуял в ледяном ветре запах реки, а за ним — далекий и древний запах моря, как на Ирте. Закрывая глаза, он мог думать, что стоит на заводской улице на утесах Заксара. Но эту иллюзию портил холод. Ветер задирал шерсть, уносил тепло крови и заставлял дрожать. Ноздри стали раздуваться от манящей тени запаха жареного мяса.

— Голоден? — Даппи Хоб умел читать звериные метки Рииса. — Здесь не хватит Чарма, чтобы обычные амулеты поддерживали жизнь. Чтобы жить, надо есть. В облике Рииса Моргана ты был вегетарианцем, когда жил на Земле. Но с этими метками и с этим метаболизмом аппетит у тебя должен был вырасти. И вряд ли его можно насытить растительной пищей.

— Теперь, когда ты вернул мне память Рииса, сними и эту кожу света. — Котяра сгорбил плечи от ветра. — Такому телу в этом мире не место. Я хочу вернуться к прежней форме — верни мне мое тело.

— Нет-нет, Котяра. Ты мне так куда более полезен. — Улыбалось все его юношеское лицо, кроме лишенных радости угольно-черных глаз. — Иди за мной, и я покажу тебе, зачем подвергся таким опасностям и лично привез тебя с Габагалуса.

Металлическая плита в земле в конце переулка поддалась нажиму Даппи Хоба и скользнула в сторону. Выпуклые ступеньки вели вниз, в лишенную света камеру пути Чарма. В руке Даппи Хоба возник лепесток пламени, и он пошел во тьму.

Осветился свод, открылся каменный алтарь, вырезанный в скальной стене. Чаша, вырезанная в центре алтаря, колебалась жидким блестящим серебром.

Котяра почти не обратил на нее внимания. Он глянул прямо в нишу пути Чарма и бросился в нее, надеясь ускользнуть обратно на Ирт. Ударившись с размаху головой о каменную стену, он тяжело сел. Перед глазами плыли разноцветные круги.

— Вылазь, Риис! — Смех Даппи Хоба повторился тихими отголосками эха. — Там просто пустая камера. Путь Чарма я держу закрытым, когда он не нужен.

Котяра вылез, потирая разбитую морду. Перед ним была комната для каких-то ритуалов, колодец лестницы в танцевальный зал, обледенелые ступени, ведущие на улицу. Пульсирующая боль в носу убеждала, что бегство сейчас маловероятно, и он подошел к алтарю в форме наковальни с погруженной в нее чашей ртути.

Даппи Хоб жестом показал ему подойти поближе и сел на край алтаря.

— Ночью, когда наверху бушует вечное веселье, мои причетники выпевают каденции, несущие мое влияние по путям Чарма в Габагалус. Используя Рииса как антенну — а до того гремлина со змеедемонами, моя воля достигает Ирта и командует гномами. Хлопотно донельзя, но моя цель того заслуживает. Два миллиона дней стоило мне дойти до этого — так близко до величия.

В серебристом свете холодно блеснули глаза Котяры:

— Что за величие можно получить от червей?

— Повиновение, — тут же ответил Даппи Хоб. — Они выполняют мои приказы, даже не зная, что это я ими командую. Я ими воспользовался, чтобы поставить уловитель душ под самой Извечной Звездой. Они думали, что падение Ожерелья Душ в Лабиринт Нежити на Краю Мира было неловкой ошибкой, случайным последствием их стремления низложить меня. Но это не было случайностью. Скорее, это был последний, отчаянный мой план восстановить свою власть — и при этом с отмщением. Сотни тысяч дней — на самом деле даже два миллиона — понадобились мне, чтобы мой уловитель душ набрал достаточно Чарма и поймал по-настоящему огромную душу.

— Душу младенца! — ахнул Котяра, ощущая ледяные контуры смысла, уже доступного для постижения и обжигающего своим холодом. — Ты поймал душу младенца безымянной владычицы. Поймал в Ожерелье Душ!

— И там она спокойно обретается, пока мы тут разговариваем. — Вокруг глаз Даппи Хоба легли веселые морщинки.

— Вот почему не шевелится дитя в ее чреве. — Котяра стоял на расстоянии удара когтя от самодовольного юнца, сидевшего на алтаре со скрещенными ногами, наблюдавшего за реакцией Котяры. — Ты поймал его жизнь?

— Не только поймал, но и держу, — победно согласился Даппи Хоб. — Если безымянная владычица, создавшая нашу вселенную, хочет, чтобы ее дитя осталось жить, она даст мне власть над всеми этими мирами. Она сделает меня богом! И как только она на это согласится, может получить обратно Ожерелье с душой своего младенца. А владыкой творения стану я! Правда, здорово? И всего лишь потому, что владею душой дитяти нашей создательницы! — Он несколько помрачнел: — Точнее, владел — пока у меня ее не украл какой-то кобольд.

Когти щелкнули по ладоням Котяры, и тело его дернулось: он понял.

— Рик Старый! Это он украл Ожерелье у твоих гномов, чтобы вылечить один эльфийский клан.

Даппи Хоб даже присел от хохота.

— Этот кретин таскает на шее самую цель своего поиска и понятия об этом не имеет! — Не в силах перестать смеяться, Даппи Хоб похлопал себя по груди. — У меня этот курьез гвоздем сидит в сердце, с тех пор как я об этом узнал. Но что я могу сделать? Дурак-кобольд мотается по всему Светлому Берегу вместе с одним Лучезарным, который жрет всех, кто под руку попадется.

— А ты боишься Пожирателя Теней.

— Даже Безымянные, сновидцы этих миров, боятся стражей. Потому-то они и стражи. У них большая сила. — Даппи Хоб пробуравил взглядом Котяру: — И тебе тоже надо бы его бояться. Если он поглотит твой свет, тебе — в каком бы виде ты ни был, человека или зверя, — конец. Навеки. Лучезарные — они для нас слишком горячи, и наши души в их свете тают как снежинки. — Даппи Хоб сел поудобнее, упираясь локтями в колени, съежившись от одной этой мысли. — Чтобы сохранить между собой и этим монстром как можно большее расстояние, я направлял своих гномов отсюда, пытаясь вернуть себе Ожерелье, потому что оно принадлежит мне, потому что я два миллиона дней трудился, чтобы сделать его своим.

Котяра непочтительно поднял голову:

— А сейчас оно, похоже, принадлежит Рику Старому.

— Ненадолго. — Даппи Хоб соскользнул с алтаря по другую сторону от Котяры. — Вот зачем ты попал сюда, на Темный Берег, вместе со мной. Чтобы мне помочь. — Он через алтарь взял Котяру за плечо. — Вместе со мной ты заглянешь в это озеро глаз. В нем после ночных песнопений хватит Чарма, чтобы передать одну команду. Ты это должен видеть.

Сила у юноши была неимоверная, и если бы Котяра уперся, его бы просто подняло на воздух. Но он не стал упираться, потому что хотел заглянуть в озеро глаз и узнать как можно больше о планах этого демона. Медленно подвигаясь, он увидел в зеркальной жидкости свое отражение, и по нему плавали цветные блики.

Ускользающие, как оптические иллюзии, блики сложились в образы Бульдога и Лары. Бульдог был прикован цепями к стене пещеры в солевых потеках.

— Иллюзия, вроде той, что ты мне подсунул на Габагалусе, чтобы сбросить с края обрыва... — Котяра обращался сам к себе, чтобы уговорить себя отойти от алтаря. Как ни боялся он глядеть, он знал, что надо увидеть еще что-нибудь о своих потерянных друзьях.

— Здесь другое дело, — возразил Даппи Хоб, почти соприкасаясь лбом с Котярой. — Сейчас ты смотришь через Глаз Чарма. Это на самом деле. Гляди...

К Ларе подошел квадратный гном и сорвал у нее с шеи хрустальную призму. Тут же изображение Лары задрожало, задергалось и исчезло совсем. Гном сунул призму в пращу и метнул из пещеры.

Призма сверкнула звездой и упала во тьму.

— Что ты сделал? — вскричал Котяра. — Ведь к этой призме привязана ее душа!

— Именно так. — Даппи Хоб отступил и довольно вздохнул. — Наконец-то ко мне вернулся хоть фрагмент Ожерелья. Я не осмеливался принести его сюда, пока тебя здесь не было. Без тебя он мне бесполезен.

Котяра зашипел от страха:

— Она же не переживет падения в пропасть!

— Она падает сквозь Дверь в Воздухе, как было с тобой. — Даппи Хоб, пародируя изумление, постучал себя пальцами по подбородку: — Ой, смотри, вот она приземляется...

Ртуть заколебалась, и синие блики сложились в серый зазубренный горизонт Манхэттена и железный мост через Гудзон. С неба над городом мелькнул проблеск света, отразился в серой реке с льдинами, блеснул на скоростной магистрали и воткнулся между коричневыми деревьями на лужайке. Земля брызнула грязевым фонтанчиком, взметнув комки дерна в мерзлое небо. Через несколько секунд из зарослей тростника показалась грязевая женщина, с ног до головы покрытая слизью промышленных отходов.

— Не слишком галантно, — весело хмыкнул Даппи Хоб, — но я был бы дурак, если бы второй раз за день использовал путь Чарма. Мне не надо, чтобы какой-нибудь любопытствующий волшебник или смышленый чармодел обнаружил мой потайной коридор между нашими берегами. Пока не надо. — Он хлопнул ладонью по чаше ртути, и она с плеском исчезла. — Иди за мной — наша работа переехала наверх.

Даппи Хоб обежал вокруг алтаря и устремился вверх по лестнице, через люк в пустой танцзал. Там он открыл дверь пожарного выхода и поскакал по металлическим ступеням, подтягиваясь на железных перилах, не переставая говорить и не сбиваясь с дыхания.

— Теперь, когда этот кусочек Ожерелья Душ оказался на Темном Берегу, я его использую, чтобы найти этого кобольдского вора и мое Ожерелье. А для этого мне нужен ты.

Тяжелая дверь распахнулась на крышу, и под ногами захрустел обледенелый толь. Зимнее утро открывало дымную панораму труб и вентиляторных колодцев. Почерневшие стальные крепления водонапорных башен придавали пейзажу Трибеки унылый и безнадежный вид.

Даппи Хоб вылез на парапет и махнул рукой Котяре. Кот ловким прыжком оказался рядом с ним и бестрепетно стал глядеть с высоты пятого этажа в переулок, где недавно стояли они с Даппи Хобом.

— Мне надо, чтобы ты стоял здесь — на краю. — Даппи Хоб взял Котяру за плечи и сильными руками повернул лицом к прорези закопченного неба. — Ты ловок. Ты же

Кот? И даже во сне можешь это сделать. А теперь не шевелись.

Котяра состроил хмурую гримасу:

— А зачем я стану тебе помогать?

— Затем, что ты мне нужен. — Даппи Хоб спрыгнул обратно на крышу, жестом показав Котяре, чтобы оставался на месте. — Ты просто стой там. В виде Котяры ты способен нести Чарм с Ирта, а твоя внутренняя суть Рииса отлично привяжет его к Темному Берегу. — Он попятился, оставив человека со звериными метками на ветру, теребившем его шерстку. — Ты мне нужен, потому что ты — моя антенна, и я смогу навести моих гномов на Ожерелье Душ. Помоги мне, и я буду щедр.

Юноша ласково улыбнулся, но это был черный взгляд акульих глаз.

— Смотри, Риис! — Он показал вверх, в нависшее серое небо. — Смотри туда вместе со мной — через небо, к дальнему берегу, к Светлым Мирам...

 

2

МЕРТВОХОДЕЦ

 

Азофель смотрел туда, откуда прямо на него глядели с неба Даппи Хоб и Котяра. На самом деле они видели не его — лишь сияние Светлого Берега, свет Извечной Звезды, льющийся сквозь время и невероятные поля тьмы. То, что они вообще могли видеть хотя бы это, свидетельствовало об огромной мощи, которую накопил почитатель дьявола, выброшенный на Темный Берег.

Злая гениальность Даппи Хоба восхищала Лучезарного. Используя Котяру как проводника для приема и излучения Чарма, почитатель дьявола нашел способ связываться с Иртом. Маленький кусочек сна научился управлять куда как большими кусками. И все же это был не более чем сон.

Гномы продолжали идти потоком с Края Мира по подземным путям Чарма и центральному Колодцу Пауков. Азофель смотрел на них с холодным интересом, как ребенок на муравейник. За много веков Даппи Хоб породил миллионы гномов и сейчас отправил их в путь через все миры с одной целью — захватить Ожерелье Душ.

Зачем — Азофель не спрашивал. Ему это было все равно. Ожерелье Душ служило Рику Старому, и гномам оно не достанется. Они скоро так и будут бесцельно бродить в темноте, потому что создание тени ушло на ту сторону Бездны, покинув Светлый Берег.

Котяра издали ощутил, что Лучезарный на них смотрит, и хотел помахать ему рукой, крикнуть, подпрыгнуть, призывая на помощь. Но не шевельнулся. Страж был слишком далеко, существо его ощущалось неясно и не было заинтересованно — отстраненный наблюдатель из космоса. Когда-то Котяру пугала сама мысль о Лучезарном, но сейчас, на крыше, он оцепенел от безысходности и страшился только одного — молчания светоносного существа, его отстраненности. Человек-кот отвернулся в бессильной досаде и посмотрел на улицу, где из-под крышек люков поднимался пар инфернальных глубин большого города.

Отчаяние Котяры все же дошло до Азофеля, но оставило его равнодушным. Разумеется, создание тени должно быть не в восторге, что утратило богоподобное положение в Светлых Мирах. Это не интересовало Лучезарного. Он уже рассчитывал, сколько еще придется терпеть недостойное положение слуги кобольда внутри сна.

Он был в предвкушении надежды, что это его последний выход в холод. Лучезарный поискал Рика Старого и обнаружил кобольда на Неморе. После избиения великанов Рик покинул Хелгейт и вернулся в ледовые пещеры и снежные поля, где прожил почти всю жизнь.

В морозном тумане Рик Старый лез по деревянным ступеням, ведущим от берегов замерзшей реки в Ноллз-Бре, пещерную общину, куда родители привезли его в детстве и где он сам растил своих детей. Крутые изгибы крыш всколыхнули забытые чувства в самых глубинах его души, и он чуть было не всхлипнул и не сел в синий снег. Струйки торфяного дыма уходили вверх из отдушин ледовых куполов, разнося запах блюд, разделяемых когда-то с любимыми, которые теперь уже стали призраками: две жены, трое детей, и среди них любимая дочь Амара...

Проснувшееся горе так обескуражило кобольда, что он не заметил рыбаков, спускающихся к нему по бревнам с пилами и топорами за спиной.

— Это точно Рик Старый, я ж вам говорил! — раздался сверху взволнованный голос.

Старый кобольд вздрогнул — звучание его имени пробудило его от горестного транса. Кобольды в штанах из кожи угря и сапогах из шкуры спрута шли к реке, и он узнал старейшего из них — плетельщика сетей и рыботорговца, которому Рик Старый когда-то сложил очаг — в те далекие дни, когда он еще этим занимался. Кобольд поднял обе руки в знак приветствия.

Рыбаки помахали в ответ, потом остановились. Они были достаточно близко и могли увидеть, что старый кобольд без шапки, с блестящей на морозе лысиной, одет в рогожи из травы, а на шее у него ожерелье из радуг. И еще — или это дурацкая грубая шутка? — туловище у него проткнуто зазубренной стрелой.

— Рик? — позвал сверху неуверенный голос. — Ты Рик Старый из Ноллз-Бре?

— Он самый! — Полуголый Рик полез вверх, к ним, весь в клубах испарины. — Братья и сестры, а я был на Краю Мира!

Двое рыбаков попятились назад по бревнам лестницы. Третий пригнулся, всматриваясь:

— Храни нас Богиня, это и в самом деле ты! Рик Старый! Но что это у тебя за стрела? Ты ранен!

— Старая рана, — отмахнулся Рик и попытался засмеяться, хотя ему пришлось изгибаться, чтобы не цепляться стрелой за склон. — Гномья стрела нашла меня как раз тогда, когда я сам нашел Ожерелье Душ... — Он снова засмеялся. — Мне повезло, что я как раз держал Ожерелье. Оно, понимаете, уловитель душ...

— Ты — мертвоходец! — завопил плетельщик сетей, разглядев разорванное тело и алое древко с невысохшей кровью. Пытаясь бежать, он споткнулся и заорал от страха, соскользнув на расстояние протянутой руки от Рика.

— Успокойся, я ничего плохого тебе не сделаю. — Рик наклонился, чтобы помочь рыботорговцу встать.

Упавший кобольд задрыгал ногами и завертелся.

— Уйди! — закричал он и полез вверх прямо по склону, выронив зазвеневшие инструменты для колки льда.

Рик лез вверх, обиженный дурацкой реакцией рыбаков.

— Да не чудовище я! — заявил он. — Я Рик Старый, честно вам говорю.

Но он не успел долезть до верха, как на краю лестницы появились несколько фигур в белых с золотом одеждах старейшин и загородили ему путь.

— Уйди отсюда, Рик Старый.

Двое из них были так стары, что кобольд даже помнил их детьми, и он позвал их по имени, моля о милосердии, подобающем почтенным.

— Убирайся, мертвоходец! — угрожающе взмахнули они посохами. — В жизни ты был сам по себе. А теперь, когда ты мертв, как смеешь возвращаться к нам? Уходи, и быстрее, пока мы не принесли из кузниц огненные ножи.

Рик застонал, ушам своим не веря.

— Я погиб, спасая вас — спасая все миры!

— Ты безумен! Изыди! — Мантии старейшин развевались на ветру, посохи бешено махали в воздухе. — Принесите огненные ножи! Огненные ножи! Рик высунул язык в адрес озверевших старейшин, повернулся сердито спиной и направился вниз, пиная по дороге льдины и бормоча:

— Кретины невежественные!

Внизу серая река сворачивала туда, где над изломанными льдинами плавала Извечная Звезда. Сады инея опушили ее берега. Рик тупо подумал, не направиться ли туда и не потеряться ли среди обледенелых сугробов, вылепленных ветрами и градом.

Амара любила там играть — и другие его дети тоже. Там, где расстилались сады инея, лед был толстый и мощный — идеальный для веселых игр. Конечно, всегда существовала опасность провалиться в глазок среди неровных лучей льда. Дети любили строить из льдин лабиринты, ледовые дворцы. Опасность всегда была, и Амара это знала.

«Но чем помогла тебе, Амара, вся наша заботливость?» Рик Старый тенью спускался по бревнам лестницы, к ломким ледяным стеблям и ветвям. Окруженный хрупкостью ледяных цветов, в самом центре уязвимости, он подумал, что можно бы и снять Ожерелье Душ.

«Что толку в заботливости, если мы по самой природе своей обречены?» Если снять этот уловитель душ, смерть снимет и тяжелое бремя, возложенное на него безымянной владычицей. И он, как Амара, найдет свою свободу.

Он приподнял Ожерелье и увидел в хрустальных гранях Аару. Тело ее было избито, как клубень, молотами.

— Ведьма... — Он содрогнулся, увидев вымазанное грязью, изуродованное лицо с заплывшими глазами. — Лара...

Мудрая ведьма, которая перехитрила Синего Типу, которая спустилась с Извечной Звезды ради любви, — кто превратил ее в такую мерзость? Волна возмущения и жалости поднялась из глубины его существа.

От полуденного света тени съежились, и Азофель шагнул сзади, встав рядом с Риком, сияя во всю мочь.

— Все кончено, Рик Старый.

Кобольд поднес руку ко лбу, защищая глаза от пылающего света.

— Что кончено? О чем ты говоришь? Я тебя не вызывал.

— Уже не надо меня вызывать. — Азофель приглушил яркость и принял форму серебряной фигуры, озарившей ледяные склоны и глянцевую реку. — Дело сделано. Создание тени больше не находится в Светлых Мирах.

Рик Старый резко повернулся, чуть не поскользнувшись.

— Как это случилось?

— Даппи Хоб поймал Рииса Моргана со звериными метками и выбросил его в Бездну.

— Почитатель дьявола? — Кобольд ахнул, разинув рот. — Ты видел Даппи Хоба?

— Видел. Он очень стар.

Рик направился к Лучезарному сквозь стену ледяных зарослей, на ходу рассуждая:

— Если Даппи Хоб выбросил создание тени в Бездну, значит, он здесь — на Светлом Берегу.

— На Ирте. В Габагалусе.

Кобольд похлопал себя по лбу, пытаясь вспомнить.

— Я не знаю такого доминиона.

Азофель поравнялся с ним рядом с бирюзовыми выступами льда у берега.

— Даппи Хоб родом из Габагалуса — это континент на дальней стороне Ирта. Но он вместе с пришельцем ушел на ту сторону Бездны. Теперь они оба на Темном Берегу. Наша работа сделана.

Рик остановился:

— А я думаю, что нет.

— Тени там, где им место. — Лучезарный чуть не рычал от злости. «Неужто эта работа во сне никогда не кончится?» — Нам нужно хотя бы вернуться на Край Мира и доложить нашей владычице.

— А Бройдо?

Серебряная поверхность Азофеля чуть потускнела, когда он вошел в транс, и снова засветилась ярче, когда он ответил, что видит:

— Я его видел. Он с маркграфиней в Габагалусе. Кобольд решительно топнул ногой:

— Значит, мы направляемся в Габагалус. И дальше, если придется. Если надо будет, мы пойдем через Бездну.

— Чего ты несешь, кобольд? — вспыхнул золотым и красным огнем Азофель. — Я не стану снова проматывать свою силу ради этого сна.

— Нам надо к Ларе! — Рик обеими руками поднял Ожерелье Душ. — Посмотри на нее!

Призматические тени вздрогнули и размылись перистыми облаками. По топкой земле шла вымазанная грязью женщина, топча стебли камыша.

— Она на Темном Берегу. — Азофель шагнул назад. — Нам туда нельзя.

— Почему?

Лицо Азофеля в белой ауре застыло, лукавые глаза расширились от страха.

__Слишком далеко в глубь сна, слишком близко к темному слою материи. Что-нибудь там сделать — потребует много сил. А если я растрачу свой свет в той тьме, он пропадет навеки. Пойми, я никогда не выйду из этого сна — никогда.

Кобольд задумчиво покивал, соображая, что теперь делать.

— Тогда хотя бы давай перенесемся к Бройдо и проследим, чтобы с ним ничего не случилось. — Он поднял Ожерелье Душ к озабоченному лицу Лучезарного. — Но сначала посмотри на Лару еще раз. Посмотри на нее в этом Ожерелье, Азофель, на женщину, которую любил этот волхв. Любовь привела его сюда, чтобы возмутить нашу жизнь. Посмотри на нее.

Облепленная грязью, она тащилась через сугробы замерзшей травы, мимо неоново-синих химических прудов, вдоль изрытых грунтовых дорог. Машины ехали наверху по эстакаде, и люди оборачивались поглазеть на Лару. Бесстрастные лица, проносящиеся на фоне унылого неба, мелькнули и исчезли — Лара вошла под мост.

Изорванными клочьями скорби брызнули из бурьяна вороны. Лара не обратила внимания. Ведьма в ней уснула и была слепа к знамениям. Лара влезла по откосу, перешла наискось колею железной дороги. Лица прильнули к вагонам пригородного поезда, глядя на грязевую женщину, идущую на негнущихся ногах по стрелкам, подобно зомби — каковой она и была.

Наконец дорожная полиция поймала ее в запретной зоне среди кабелей высокого напряжения. Она вытаптывала круги, танцевала, извлекая силу из земли. В голове у Лары начал вспыхивать свет — она осознавала себя: небесная ведьма, призрак, посланец апокалипсиса...

Полицейские остановились на проселочной дороге возле сумасшедшей танцовщицы, не выключая мотора. Держа наготове слезоточивый баллончик и наручники, они осторожно приблизились к вертящейся женщине, окликая ее и не получая ответа. Казалось, она в трансе или в наркотическом опьянении. И самое странное: при ее бешеных движениях в холодном воздухе не было пара от дыхания.

Сумасшедшая дала увести себя с поля, не оказав сопротивления, как потом будет сказано в рапорте. Но там не будет упомянуто, что воздух вокруг нее казался ярче. Полицейские решили, что это статическое поле от проводов высокого напряжения. Когда они коснулись ее, не было ни искорки — только внезапная пассивность. Быстро сковав ей руки за спиной наручниками, полицейские охлопали ее заляпанные грязью одежды в поисках оружия.

Хрустальную призму нашли только потом, в общественной клинике, куда ее доставили для медицинской экспертизы и лечения. Врачи в приемном отделении остолбенели, не обнаружив у нее ни пульса, ни дыхания, хотя зрачки реагировали на свет. И женщина повторяла: «Я — Пес, я — Пес».

На витом золотом шнуре, держащем призму, не было застежки, и кристалл осторожно сняли через голову, когда женщину освободили от измазанной одежды и смыли грязь. Сестра поднесла камешек к свету, и в душу ее пахнуло зимой. Она вздрогнула и передала кристалл санитару, а тот запечатал его в пластиковый пакет.

Когда сотрудник службы безопасности унес кристалл из приемной, Лара тут же начала уходить. Радужки перестали реагировать, и тело сразу застыло в посмертном окоченении. Медики констатировали смерть, и тело под покрывалом вывезли на каталке в коридор — ждать служителя, который отвезет его в морг. Но когда пришел служитель, от тела остался только отпечаток на каталке.

В тот же вечер детектив, назначенный на расследование по факту исчезновения трупа, осмотрел украшение пропавшей. Его внимание сразу привлек искусно сделанный шнур с неповторимым и загадочным узором. Само украшение выглядело одновременно и грубо вырезанным, и очень тщательно отполированным. Детектив никогда не видел ничего подобного — кристалл толщиной в большой палец и весь в сетке радуг.

Вглядываясь в толщу хрусталя, детектив ощутил странный мороз, будто через него протек поток холодных атомов. Зажав призму в кулаке, он вышел в осмотровый зал, где женщина умерла и исчезла.

Качающиеся двери открылись в пустой зал. Медицинские мониторы не работали. Осмотровый стол был темен, уже накрытый простыней для следующего пациента.

— Здравствуйте, сэр!

Полы длинного пальто детектива взметнулись крыльями, когда он резко обернулся.

— Откуда вы тут взялись?

Возле кислородной установки, где только что никого не было, стояла смуглая женщина с волнистыми черными волосами, одетая в рясу священника.

— Кристалл, который вы держите, — мой.

— Кто вы такая? — Детектив рефлекторно взялся за нагрудную табличку.

— Мне дано лишь мгновение ясности, сэр, — сказала женщина молящим тоном. — Послушайте меня, пожалуйста. Если вы оставите кристалл у себя, вам грозит опасность. Отдайте его мне.

Детектив показал табличку:

— Я — сотрудник полиции. Что вы знаете об этом кристалле? Что это такое?

Призма в его руке тихо светилась — как маленький настороженно затаившийся зверек.

— Он опасен.

— Чем?

Цвета кристалла играли в ее черных глазах.

— Те, у кого я его украла, пойдут на все, чтобы его вернуть.

— Да? — Ладонь детектива сомкнулась вокруг призмы в кулак. — И кто они такие?

— Они очень опасны.

— О'кей. — Полицейский сунул кристалл в карман и достал наручники. — Я задерживаю вас для допроса.

Женщина не оказала сопротивления. Он надел на нее наручники и оглянулся позвать сестру, чтобы арестованную обыскали. И тут же резко обернулся на звон упавших на линолеум наручников. Он стоял один в пустом осмотровом зале, а у его ног поблескивали наручники — застегнутые и запертые.

 

3

ИНТЕРЛЮДИЯ С ЭЛЬФОМ

 

Бройдо шел впереди, выходя из пещеры, где только что сразил василиска мечом змея. Рукоять горела в его руке, так сильно он стиснул ее, страшась опасности, и лишь снаружи, когда дневной свет обдал его теплом, рука эльфа чуть разжалась. Уперев окровавленное острие в песок, он смог окончательно разомкнуть пальцы на рукояти.

Перед ним лежал иззубренный горизонт выветренных гор и деревень на склонах. Джиоти сняла с амулетной куртки кубическую линзу и стала рассматривать деревни. Дымка вдали рассеялась, и показались саламандроподобные — блестящие и безволосые, похожие на тритонов люди — занятые работой. Они уже установили ветряные мельницы и водяные трубы, убранные накануне, и теперь хлопотали в полях кресс-салата и сусла. В школьных садах посреди хижин голубого камня резвились дети. А по длинным дорогам через террасы полей двигались фургоны, приводимые в действие цветастыми солнечными лопастями.

— А теперь, когда мы сюда добрались, — спросил Бройдо, — как нам искать Котяру?

Из пещеры они попали на известняковый карниз среди шпилей выветренных гор. Что-то змееподобное плескалось внизу в образовавшейся после прилива луже. Эта тварь застряла здесь до заката — если доживет до него, и Бройдо смотрел на нее с любопытством. Он сжалился над попавшей в ловушку морской змеей — она была будто символ его самого, выброшенного из родной стихии в полный опасностей мир.

— Нам помогут местные власти, — по-деловому заметила Джиоти. Открыв амулет связи, она послала общий сигнал бедствия. — Надо всех предупредить о гномах и Даппи Хобе.

— После того, что было в Заксаре, эти вести наверняка нас опередили. — Бройдо оторвался от попавшей в ловушку морской змеи и осмотрелся. Вдали виднелась извилистая тропа, ведущая прямо к дороге. Она спускалась среди пузатых строматолитов и морских полипов с шелковой бахромой к возделанным полям. Заслонив глаза ладонью, Бройдо всмотрелся вдаль, туда, где покрытые полями равнины соединялись с морем. — Может, на этом пути удастся найти еду. Я умираю с голоду.

— Убивать василисков — хороший способ нагулять аппетит, — весело подмигнула Джиоти.

Ей нравился этот серьезный эльф. Она видела отразившийся у него на лице страх, когда он наблюдал в луже за морской змеей, так же грубо изгнанной из родной стихии, как и он, оторванный от прежней жизни, — и тут же лицо его прояснилось при мысли о еде. В амулете связи Джиоти запищал какой-то голос. Она назвала свое имя и титул, объяснила, где находится, посмотрев сквозь кубические линзы в поисках какого-нибудь ориентира. Неподалеку на выступе была ракетная площадка, и Джиоти сообщила ее местоположение.

— Они нас там встретят.

— Кто они? — спросил Бройдо, спускаясь по круче вслед за Джиоти к замеченной ранее тропе.

— Их ведомство иностранных дел послало кого-то встретить нас на ракетной площадке. — Она передала эльфу кубическую линзу и показала, куда смотреть. — Мы их предупредим о гномах. Я не хотела говорить по амулету — если нас услышат, может подняться паника.

Строматолиты мшистыми пнями стояли вдоль тропы, выстеленной расшатанными кирпичами и раковинами. На песке, покрывавшем кирпичную тропку, были видны следы мелких тварей — крабов, многоножек, водяных пауков.

— Как мала жизнь... — пробормотал Бройдо.

— Ты говоришь как Бульдог, — сказала Джиоти, провоцируя его на более подробное рассуждение. — Разве эльфы — философы?

— Эльфы слишком практичны для философии, — живо ответил Бройдо, — особенно советники, которые должны давать вождям практические советы, а не идеальные оценки. Но наш поиск, маркграфиня, сделал меня философом. Знать, что существует автор наших миров, что наша жизнь — всего лишь сон... разве вас это не волнует? Разве мы не кажемся меньше, чем раньше?

— Почти всех, кого я любила, убил Властелин Тьмы. — Джиоти задумчиво пнула ногой кучку блестящих камешков и рыбьих костей, выброшенных приливом. — Моя философия — это философия уцелевшего. Мы действительно малы, и что-то значим только все вместе.

— Нас объединила ужасная опасность, — согласился Бройдо, — но скажите мне, маркграфиня — если позволено будет спросить: почему вы сами отправились в этот путь? Моя бабушка, вождь нашего клана, направила меня, чтобы я прошел его до конца. Но вы сами сказали, что потеряли всех. Какая разница вам?

— Я утратила почти всех, это так, Бройдо. Но сердце я еще сохранила. — Она приложила обе руки к амулетной куртке. — Меня спас Чарм. Без амулетов я бы обезумела от горя. Но сила этих наговорных камней и колдовской проволоки дала и мне силу вытерпеть мое горе настолько, чтобы я еще могла чувствовать чужую боль. И я не хочу терять то единственное хорошее, что досталось мне после ужаса Властелина Тьмы.

— Риис Морган, Котяра. Он ваш консорт. — Бройдо кивнул с пониманием. — Я прожил всего семнадцать зим, и мне еще только предстоит узнать любовь. И все же я понимаю вас, маркграфиня. Меня послал мой клан, а вас — ваше сердце.

— Ведь это одно и то же — клан и сердце, правда?

— Да, у вас есть только ваше сердце — все, что осталось от вашего клана. — Эльф печально понурил плечи. — Мне странно, что даже великая сила Чарма может исцелить такую боль.

— Не весь мой народ погиб. — Джиоти решительно выпятила челюсть, вспомнив всех, для кого ей надо возродить свой доминион. — У меня остался в живых брат и сотни моих соплеменников, которым удалось ускользнуть от ярости Властелина Тьмы. И вместе мы отстроим Арвар Одол.

— Для вас должно быть тяжело покинуть руины прошлого, которые вы рветесь восстановить для будущего. — Бройдо поглядел, как руки Джиоти подкрутили жезлы силы в куртке, увеличивая поток Чарма, чтобы успокоить тревожные мысли, пробужденные эльфом. — Простите, что огорчил вас.

Джиоти улыбнулась легкой и ободряющей улыбкой.

— Мы все будем огорчаться куда меньше, если остановим вторжение гномов Даппи Хоба и сохраним в неприкосновенности сон об этих мирах.

— Если бы только нам найти наших друзей. — Шагая впереди, Бройдо вошел в долину развевающихся лент — колышущихся на ветру щупальцев морских анемонов. Он хлопнул по ним мечом змея, и щупальца убрались. — Надо найти Рика Старого и сообщить ему, что мы узнали.

«Если только его еще не нашли гномы», — подумала с опасением Джиоти.

— Хватит ли у Пожирателя Теней...

— Азофеля, — поправил ее Бройдо.

— Хватит ли у Азофеля силы остановить всех этих гномов? — Джиоти вспомнила высокое существо с огненно-белыми волосами, за которым она пыталась гнаться в Заксаре, и усомнилась, что вообще кто-либо сможет в одиночку перекрыть виденный ею поток червей-воинов.

— Лучезарный — существо другого порядка, — сообщил эльф. — Рик Старый считает, что у Азофеля есть сила восстановить порядок во сне безымянной владычицы.

— Кто она, Бройдо, эта странная безымянная владычица? — с любопытством подняла глаза Джиоти.

— О Безымянных мало что известно, — ответил эльф. — Они живут за Краем Мира, за ярким и пылающим Горним Воздухом, в короне Извечной Звезды.

— Они — создания света?

— Менее материальные, чем мы, и более сильные. — Разум Бройдо всегда давал осечку, когда он пытался думать об этих сущностях, для которых он — лишь элемент сна. — Думаю, мы в каком-то смысле — их тени.

— Как темные миры — тени светлых. Бройдо кивнул:

— Риис родом с темного мира, но мне кажется, он — человек вашей породы.

— Единственная разница — его волшебная сила. Бройдо присвистнул:

— Зато какая разница, маркграфиня!

— Мне часто хочется, чтобы этой разницы не было. — Крутая тропа вышла на равнины с сусловыми полями и стала пологой. — Хотя его волшебство столько сделало для восстановления Арвар Одола, я бы любила его не меньше, будь он просто человеком.

— По вашему голосу я чувствую, что для вас это предпочтительнее.

— Да, наверное. — Джиоти говорила, не поднимая глаз, отбрасывая ногами камешки с тропы. — Магия меня тревожит. Она слишком напоминает Властелина Тьмы.

— Минуту назад вы с благодарностью говорили о Чарме — а теперь вас тревожит магия. — Бройдо вопросительно глянул на Джиоти. — Разве они не похожи? Они увеличивают наши природные силы.

— Иногда они нас уродуют, — ответила она. — У Чарма есть свои опасности. Мой дед меня об этом предупреждал. Он хотел, чтобы его народ меньше полагался на Чарм, а больше на себя и на свою изобретательность.

— Замечательный был человек, должно быть. Джиоти согласилась со смешком:

— Достаточно замечательный, чтобы его считали чудаком и не слушали.

— Вы слушали.

— Я любила деда, — сказала Джиоти с тенью грусти. — И от него я научилась самообороне без Чарма. Но жить так, как жил он — без Чарма, доталисманической жизнью, независимо от колдунов и ведьм — я не могу. Я не так сильна, и мне нужен Чарм.

— Всем нам нужен — кроме, конечно, кобольдов. — Бройдо провел мечом по кольям деревянного забора, постукивая. — Из всех смертных только они несут Чарм в костях. Эх, было бы нам всем такое счастье!

— У людей всегда был способ сделать себя больше, чем они есть, — Чарм, или машины. Наверняка у эльфов так же.

— Конечно. — Бройдо дернул себя за рубашку. — Видите, вот: в отличие от животных, мы носим одежду! Мы должны усиливать себя, иначе мы не совершенны. — Бройдо вознес меч над головой. — Магия — наибольшее усиление.

— И грозящее наибольшими опасностями — как показал Властелин Тьмы.

— Поэтому вы предпочли бы, чтобы ваш консорт Риис был больше похож на вашего деда?

Взгляд Джиоти потеплел:

— Я несказанно рада, что вообще его встретила. В нем есть все, что я хотела когда-то видеть в спутнике жизни: сочетание храбрости и сострадания.

— Мне страшно жаль, маркграфиня, — промямлил Бройдо, опустив голову, и добавил громче: — Страшно жаль, что я оставил себе меч змея и так плохо им воспользовался, когда Котяру и Бульдога захватили гномы.

— Я думала, мы уже с этим покончили, Бройдо. — Она положила руку ему на плечо. — Не надо себя обвинять. Тот факт, что ты здесь и с мечом в руке, доказывает мне, что ты храбрый эльф. Вместе мы вызволили их из рук гномов. — «Если они еще живы», — добавила она про себя и увеличила поток Чарма от жезлов силы, чтобы успокоить тревогу. — Расскажи мне о Ларе.

— О призраке?

— Она была ведьмой с Темного Берега, и обучил ее Риис. Ты видел ее на Краю Мира. — Джиоти внимательно поглядела на эльфа. — Какая она? Красивая?

— Красивая? — отшатнулся Бройдо. — На нее страшно было глянуть! Лицо ободрано до черепа...

— Это ты видел раны, от которых она погибла, — перебила Джиоти. — Но глубже, под этим страданием, она наверняка была хороша, потому Риис и последовал за ее призраком с Темного Берега.

Лукавая усмешка тронула губы Бройдо.

— Вы ревнуете, маркграфиня? К призраку?

— Ревную? — Джиоти решительно покачала головой. — Нет, просто любопытствую.

— Я ведь советник, и знаю эмоции, которые движут эльфами — и людьми. — Живые голубые глаза смеялись. — Мы не так уж отличаемся — люди и эльфы. Нет, маркграфиня, вас не должна тревожить привязанность Рииса к Ларе. Она призрак — а вы живая женщина.

Раскат грома привлек их внимание к небесному порту в дальнем конце дороги. Над площадкой наклонилась ракета с серебристыми плавниками, в утренний воздух взлетела стая чаек. Грозовыми тучами поднялись клубы дыма с огненной сердцевиной, и в синий день взмыла звезда. Ракета по дуге быстро ушла в небо и скрылась, но след от нее отпечатался в темно-синем зените, указывая направление корабля, ушедшего за небо, в Горний Воздух.

— Куда это она? — спросил эльф.

— К дальним мирам.

Абрикосовые облака нависли над ракетной площадкой. Впереди дорогу перешел огромный ленивец, а на нем ехали крестьяне с косами и граблями для жатвы. Они приветственно кричали и махали руками. Бройдо отсалютовал мечом.

Над площадкой еще висели белые хлопья ракетного выхлопа, когда туда подошли Джиоти и Бройдо. Уже готовился к запуску следующий корабль, и саламандроподобные стивидоры сновали среди подвод, груженных тюками трав и пряностей. Вилы погрузчиков закидывали тюки в трюмы лежащей горизонтально ракеты.

Привратник поднял шипастый шлагбаум перед Джиоти и Бройдо и поклонился, приветствуя Джиоти по титулу.

— Добро пожаловать в Габагалус, маркграфиня! — Он был похож на черного тритона с желтыми пятнами.

— У нас срочные вести! — Джиоти заметила, что амулет связи у стражника на поясе открыт. — С Края Мира вторглись гномы. Их ведет Даппи Хоб.

— Маркграфиня, вы, очевидно, не оправились от потрясения после кошмарного пути. — Блестящий лоб привратника под тюрбаном перерезали озабоченные морщины. — Гномы? Пожалуйста, подождите секунду.

Джиоти повернулась к Бройдо, чтобы он подтвердил ее слова, но эльф уже ушел к небесному порту, манимый запахом жареного от решетки над пламенем, где группа саламандр в килтах что-то ели длинными плоскими пальцами. В небе проплыла стайка глайдеров белого маскирующего цвета, направляясь к горам, откуда спустились Джиоти и Бройдо.

— Вы — глава государства одного из доминионов Ирга, — сурово заговорил стражник. — Как только мы приняли ваш сигнал бедствия, меня тут же направили сюда встречать вас. Очевидно, вы потерпели катастрофу на рассвете, и вашу лодку или воздушный шар унесло отливом.

Джиоти наклонилась, чтобы говорить прямо в открытый амулет связи:

— Мы прибыли в Габагалус по пути Чарма из Зула.

— По пути Чарма? Не говорите глупостей. — Тритон с желтыми пятнами взял ее под руку, подвел к солнечному фургону, груженному контейнерами, и показал рукой на нагромождение товаров, на которых были написаны порты назначения — Джиоти не успела разглядеть, какие. — Маркграфиня, Габагалус — центр межмировой торговли. Благополучие континента целиком зависит от безопасности наших аграрных предприятий. Если бы сюда вели пути Чарма, таковая безопасность была бы серьезно подорвана. Наши торговые партнеры могли бы не захотеть инвестировать средства по ценам, которые диктуем мы. Понимаете? Так что наличие путей Чарма, ведущих в Габагалус, попросту исключено.

Подтверждая это заверение, раздался рокот с неба, шевельнувший черепицу сводчатой крыши. Из ущелья, где вошли в Габагалус Джиоти и Бройдо, полыхнул зеленый огонь.

— Огонь Чарма! — Джиоти ткнула рукой туда, где только что торчала выветренная вершина. — О Богиня! Вы взорвали путь Чарма, которым мы пришли! Зачем?

— Спокойствие, пожалуйста. Здесь вас слышит искушенная публика — механики, ракетные пилоты — они понимают, что такое путь Чарма. Но есть и рабочие, которые этого не поймут. Если дать им повод, они распустят панические слухи о дырах в иные миры. Нашим добрым крестьянам будет трудно...

— Послушайте! — Джиоти схватила стражника за плечи. — По этим путям сейчас идут гномы! Вторжением командует Даппи Хоб. Поднимайте тревогу!

Черные глаза привратника сузились, и он медленно, но твердо снял руки Джиоти со своих плеч.

— Вы нарушаете закон о распускании опасных слухов. Вы поняли? В Габагалусе путей Чарма нет. Я это вам уже объяснил: они бы дестабилизировали наше положение надежной торговой колонии.

Джиоти стиснула зубы:

— Ваше правительство скрывает эти пути! Вы не хотите признать существование проблемы!

Руки стражника сжались сильнее.

— Маркграфиня, я должен просить вас проследовать за мной. Джиоти обернулась в сторону Бройдо, но там солдаты уже стали вырывать у него меч, и один расчехлил чармострел. При виде этого маркграфиня похолодела, а поглядев, что творится за каменными стенами площадки, остолбенела.

Из водорослевого ила соседних луж поднимались и перли остроконечные головы гномов, испуская леденящий кровь боевой клич. Они выбирались на берег, ничуть не утомленные спуском с гор по бурным потокам и оросительным каналам.

Быстро и ловко вырубая топорами ступени в каменных стенах, гномы бросились на летное поле.

В первую волну атакующих врезались зеленые огни чармострелов охраны. Миниатюрные воины разлетались кусками металла и ошметками желтой кожи, но следующая волна уже переливалась через стены, ломилась в разбитые ворота, испуская пронзительные крики берсеркеров.

Джиоти подсечкой сбила привратника на землю и закатила под фургон раньше, чем он успел сообразить, что происходит.

— Оружие у тебя есть? — крикнула она сквозь лязг оружия гномов и грохот чармострелов.

Привратник замотал головой и вцепился в землю, вращая испуганными глазами.

— Тогда молись своим богам.

Джиоти, пригнувшись, перебежала на другую сторону фургона, выглянула из-под него, ища глазами Бройдо. Его черные сапоги бежали к ней. Бройдо летел, высоко вскидывая ноги, судорожно дергая рукой, в которой был зажат меч змея, а за ним гналась дюжина гномов.

— Мечом их! — крикнула она, и тут над головой у нее мелькнул боевой топор. Завязанные на затылке волосы Джиоти рассыпались по плечам. Откинув их в сторону, она увидела, как Бройдо обернулся и взмахнул мечом.

Черви попадали на землю в лязге топоров и доспехов. Джиоти подбежала к Бройдо, стоящему в широкой стойке и оглашающему воздух ликующим воем.

— Остынь! — Она потянула его к фургону, подальше от молний чармострелов и машущих топоров. — Надо найти, откуда они идут.

— По скальным каминам из пути Чарма в горах, — предположил эльф.

— Их слишком много. Ох ты, смотри! — Джиоти уставилась на стены, где солдаты стали падать под яростью горячего синего пламени. — Гномы овладели чармострелами!

— Слишком их много, чтобы идти только по каминам. — Меч змея задрожал в руке Бройдо. — Что будем делать?

— Здесь есть колодец — это путь Чарма. — Джиоти подтолкнула эльфа вперед. — Пошли, найдем его.

Бройдо уперся каблуками:

— Почему это я должен идти первым?

— У тебя меч.

Он обернулся и протянул ей блестящий клинок.

— Возьми.

Джиоти оттолкнула меч ладонью:

— Смидди Tea вручила его тебе.

— А я вручаю тебе. — Бройдо сомкнул ее пальцы на рукояти. — Их слишком много. Я пойду за тобой.

— Тогда держись поближе! — Клинок потянул ее вперед, как живой, и Джиоти послушалась его, давая оружию вывести себя из-за фургона.

Белые лучи звездного пламени выгнулись над ними — это какой-то гном пытался своими трехпалыми руками пустить в ход чармострел. Джиоти позволила клинку прорезать путь прямо к этому незадачливому стрелку.

Черви падали по обе стороны, и Бройдо приходилось перепрыгивать через корчащиеся в судорогах тела. Надо было смотреть в оба, чтобы не споткнуться и не отстать от внезапно ставшей невероятно быстрой и ловкой Джиоти. Вдруг ему под ноги упал чармострел, и Бройдо инстинктивно отпрыгнул от зеленого металлического ствола с деревянным прикладом. Когда он понял, что это, и обернулся его подобрать, оружие уже схватил какой-то гном.

Опаленное выстрелами дуло было направлено прямо в лицо эльфа. Он смотрел туда, откуда его должна была сжечь белая смерть, и не моргнул даже глазом.

Бледная полоса костяного клинка свистнула в воздухе, и гном свалился на землю конвульсивно извивающимся червем.

Бройдо подхватил не успевший упасть чармострел.

— Путь Чарма там! — Джиоти перепрыгнула через обломки разбитых ворот, и стоявшие там гномы стали исчезать под неуловимыми взмахами меча. По кишащей толпе гномов Джиоти вышла прямо к водосточной канаве, бетонной трубе, наполовину погруженной в стоячую лужу за ракетной площадкой.

— Ну и воняет! — пожаловался Бройдо, приближаясь к покрытой коркой грязи канаве. Но шага он не сбавил, потому что канава изнутри светилась зеленым, и оттуда перли обезумевшие толпы гномов, бешено визжа, и даже доспехи не замедляли их бега в илистой грязи. Угроза была со всех сторон, и эльф прибавил ходу, чтобы не выйти из-под защиты меча змея — он понятия не имел, как стрелять из чармострела, оказавшегося у него в руках.

Серая вода плескалась у колен, и Бройдо прижал оружие к груди. Джиоти пригнулась и нырнула в канализационный вход, направив меч острием вперед. Черви падали в сточные воды и тонули. Бройдо стиснул зубы и бросился за Джиоти в туннель, опустив голову, будто поклоняясь этому святилищу разложения и темноты.

 

4

ЧЕЛОВЕКО-ЗВЕРЬ НА МАНХЭТТЕНЕ

 

Бульдог услышал смертную муку гномов. Что-то убивало их там, в туннелях Чарма, и предсмертный вой поднимался до такой высокой ноты, что лишь чуткие уши Бульдога могли ее уловить. Это было где-то очень далеко, и все же Бульдог слышал, что они погибали мгновенно, и крики обрывались молчанием. Стонов раненых не было. И погибали сразу многие.

Скоро он тоже будет мертв. Слишком надолго приковали его в этой пещере без еды, где воду можно было только слизывать с росистых стен. Оставленный без Чарма амулетов, Бульдог голодал. Он уже был слишком слаб, чтобы стоять, и мог только лежать в цепях, мутными глазами глядя из пещеры.

— Отдохни, Пес. — Лара плавала рядом в тумане, скорее ощутимая, чем видимая глазу. — Отдыхай и делись со мной. Делись.

Оттенок лунного света окрасил воздух, но Бульдогу недоставало сил поднять голову. Темно-карие глаза из-под просоленной спутанной гривы смотрели на прозрачные пары, образующие призрак Лары. Она сидела над ним, обнаженная, чувственная, и тут же струйки пара клубились и растворялись в дуновении морского ветра.

— Я пытаюсь поддержать тебя, Бульдог, — шепнул призрак почти беззвучно, щекоча волоски длинного уха человека-пса. — Ты мне нужен. Я не хочу падать в Бездну.

Бульдог закрыл глаза.

— Не спи! — Призрак заполнил собой пространство вокруг Бульдога, залив его запахом синих сумерек. — Не спи, или я соскользну отсюда! Хрустальная призма упала на Темный Берег, и она тянет меня за собой. Не спи!

Бульдог заставил себя сесть. Сияние планет блестело на поверхности ночного моря. А минуту назад океан был тускл под дневным светом. Тихий прибой убаюкал Бульдога. Пес потянул носом воздух, пытаясь учуять запах призрака.

К соленому запаху пены примешивалась кисловатая струйка от птичьего помета на скалах обрыва. Бульдог мотнул длинной мордой и не учуял сухого сырного запаха испражнений гномов. Но он слышал, как они умирают. Теперь уже громче и ближе, их предсмертные крики взмывали языками пламени.

— Ты проснулся! — Лара, прозрачная, с горящими кошачьими глазами стояла на фоне ночного неба. — Пока ты спал, я упала на Темный Берег. Ты слышишь меня?

Сквозь контуры обнаженного тела пылал звездный огонь из стыков облаков на небе.

— Я могу держаться за Ирг, лишь когда ты бодрствуешь. — Под дуновением бриза Лара скользнула ближе. — Для тебя я чуть больше, чем воспоминание. Но там, на холодном мире, куда забросили меня гномы, я глупа. Я там едва соображаю. Мне понадобились все силы, чтобы предупредить человека, отнявшего у меня призму. А он не стал слушать, я знаю. Он понятия не имеет, что теперь будет.

Облака залечили свои раны, и Бульдог сел уже в полной темноте. Вдалеке неясно плескался по рифам отливный прибой. Сердце Бульдога слабо билось, и захлестывала непобедимая волна слабости.

— Только не засыпай! — Лара цеплялась за него, спасаясь от тянущей в ночь смерти, от тяги в пропасть.

Посвежевший ветер плюнул холодным дождем, чуть подбодрив Бульдога. Он поднял морду навстречу мокрой ночи и собрался с силами, чтобы выдавить из себя:

— Лара, держись поближе.

— Я здесь. — Сумеречное тело светилось лихорадочным огнем в черном глазу пещеры. — Настолько близко, что могу тебе помочь. Я могу для тебя танцевать, призывая для тебя силу из земли. Тебе не надо будет голодать о Чарме. Ты же знаешь, я ведьма. Риис научил меня танцевать силу.

Она нагнулась и поцеловала Бульдога в щеку. От ее прикосновения по суровым морщинам его лица побежала дождевая вода, сократились мышцы хрусталиков, всматриваясь в темноту, в слепые формы иного мира. Стали видны деревья. Птицы джунглей голосили в невидимых галереях крон. Меж бледными стволами танцевала обнаженная Лара, и лиственная подстилка разлеталась из-под резвых ног.

Ведьма выбивала из земли силу, которая поднималась по мощным стволам. Кавал и Риис научили ее танцам и песнопениям, и эти ритмы погружали ее в транс и усиливали пляску по холодным кругам на лесной подстилке.

Из танца Лары возникал свет, и он как во сне играл на граненых цветах хрустальной призмы. Взгляд Бульдога обострился. Трансовый танец Лары соединил их обоих с уловителем душ. Кристалл достаточно долго поддерживал ее призрак, чтобы теперь она могла себя в нем видеть. Даже через Бездну играли вокруг нее сполохи призмы.

Разум Бульдога, наполовину освобожденный от тела голоданием и отсутствием Чарма, двигался вместе с Ларой.

— Покажи нам Рииса Моргана, — велела ведьма сосуду, в котором содержалась ее душа. И тут же среди его спектральных теней показался Котяра в лохмотьях, неподвижно стоящий на крыше серого кирпичного дома.

Он тоже их почуял. Неожиданное присутствие Бульдога и Лары поколебало гипнотическое оцепенение, сковавшее его на парапете. Мышцы его расслабились, чего Даппи Хоб, кажется, не заметил — так он был поглощен тем, что через тело Рииса как через антенну передавал свои команды на Ирт.

Даппи Хоб стоял между колпаком вентиляционного люка и водонапорным баком, обеими руками подняв к небу янтарный жезл силы. Ветер, налетавший с Гудзона, отбрасывал назад его волосы цвета дикой ржи, прижимал рубашку к сильному торсу. Полоса помех перекрыла Даппи Хобу вид на Лару и человеко-зверя в Зуле, и он оторвался от своего занятия — как раз вовремя, чтобы увидеть, как Котяра нырнул с крыши вниз.

Даппи Хоб подбежал к краю и бесстрастно смотрел, как существо с синим мехом пружинисто приземлилось и бросилось бежать по крыше соседнего дома. Ныряя между вентиляционными люками и выходами кондиционеров, Котяра подбежал к краю и перепрыгнул на соседнюю крышу.

Он бежал по краю, пока не увидел пожарную лестницу. Спрыгнув на нее, он в считанные секунды оказался в переулке и бросился задворками и трущобами, не снижая скорости даже у заборов, которые перелезал с маху. Он бежал и бежал, пока сердце не стало колотиться в горле.

Но чем больше отдалялся он от Даппи Хоба, тем дальше уходила память о себе как о Риисе Моргане. Забившись между мусорными баками позади китайского ресторанчика на Кэнэлстрит, он уже ничего не помнил о своей прежней жизни в образе человека. Котяра тяжело дышал, оглядываясь — не появится ли Даппи Хоб. Но сверху текло рекой серое небо, и никого не было видно на крышах.

Мысли бешено прыгали. Котяра заглянул внутрь себя, пытаясь снова увидеть своего старого напарника — Бульдога. Образ этого темно-рыжего лица пробудил его от гипноза и освободил от Даппи Хоба, но это видение мелькнуло и прошло. Он вспомнил, что видел, когда служил антенной Даппи Хобу: призрак Лары в больнице на той стороне реки. Сейчас он мог предположить только одно: хрустальную призму у Лары забрали, и сейчас этот кристалл, частица души космического младенца — болтается где-то сам по себе.

Пользуясь интуицией, обостренной во время воровской жизни в Заксаре, Котяра пробирался мрачными окрестностями Кэнэлстрит, прижимаясь к каменным стенам и ныряя в подъезды при виде приближающихся людей.

Вскоре он нашел закрытый тяжелой решеткой подвал и отворил его, применив свою нечеловеческую силу — то есть раздвинул железные прутья настолько, чтобы проскользнуть туда, в подвалы магазина дешевой одежды.

Не теряя времени, Котяра натянул длинное зимнее пальто, мягкую шляпу, закрывающую лицо, и тяжелые башмаки строителя, чтобы изолировать онемевшие ноги от ледяного тротуара. Старая тряпичница без интереса смотрела, как Котяра аккуратно выгнул прутья обратно и пошел прочь, пряча лицо под шляпой.

Погруженный в транс Даппи Хобом и служа ему антенной, разум Котяры испытал краткое, но важное просветление: он учуял хрустальную призму, трофей почитателя дьявола. Котяра знал, где она. Он даже сейчас ощущал ее, слышал ее дальнюю музыку из-за серой полосы реки.

Котяра нырнул в метро, придерживая полы длинного пальто. Он стал тщательно изучать карту метро. Написанные слова тихо с ним разговаривали, хотя вслух он их не мог бы прочесть. Перепрыгнув турникет, он поглядел на рельсы и услышал дрожащий рокот, а потом увидел отсвет рельсов.

Раздался металлический голос:

— Нарушитель на платформе в сторону центра.

Выходная дверь распахнулась, пропуская сотрудника транспортной полиции. Он шел к Котяре, похлопывая дубинкой по ладони.

— Это ты, парень, плохо придумал.

Котяра подождал, пока полицейский ткнул его дубинкой под ребра, и лишь тогда повернулся, показав звериные метки.

Рот полицейского разверзся в беззвучном вопле, а когда наконец этот крик страха раздался с платформы, больше похожий на лай или ругательства, Котяра уже растворился в темноте. Он шел своим путем, пока на него не вылетели огни поезда.

Машинист идущего в город состава успел заметить мохнатого дьявола с длинными холодными глазами и узкими клыками, припавшего к стенке перед налетающим поездом. Машинист только ахнул, но видения уже не было, будто оно вообще не появлялось.

Котяра прыгнул на серебристую неровную поверхность проходящего вагона, вцепился когтями в мягкий металл. Плечи застонали от нагрузки, тело вытянулось горизонтально в налетающем ветре. Пассажиры, сидящие спиной к окнам, не заметили Котяры, но одна ехавшая стоя пассажирка увидела. У нее раскрылся рот в крике, и она застыла как парализованная, уставившись в усмехающуюся дьявольскую рожу, которая пялилась на нее из грохочущей темноты.

Заметив ужас на лице женщины, другие пассажиры тоже стали оглядываться через плечо. Котяра улыбнулся, чтобы развеять ненужные страхи, и от вида его клыков по вагону разнеслись страшные вопли. Котяра ловко извернулся и залез на крышу поезда.

Возле Мэдисон Сквер Гарден поезд остановился, и Котяра вылез наружу. Завернувшись в пальто, он натянул шляпу пониже, спрыгнул на платформу и двинулся в потоке выходящих пассажиров. Он остановился перед расписанием поездов, и значки что-то говорили ему, как те, что были на карте метро. Будто они взялись из какого-то древнего его сна о самом себе.

Котяра нашел поезд, который отвезет его в Нью-Джерси, и платформу, с которой на него можно сесть. Но как раз когда он высмотрел выход, куда ему надо было идти, какой-то ребенок разглядел его звериные метки и завыл от ужаса.

Толпа остановилась. Люди смотрели на Котяру.

Хлопая полами, зажав шляпу в руке, Котяра перепрыгнул длинную скамью с пригнувшимися пассажирами. Крики сталкивались с эхом от криков. Заливались полицейские свистки.

Котяра метнулся в высокую дверь, ведущую вниз, к поездам. Люди прижимались к стенам, освобождая ему дорогу. Рыкнув, он очистил себе путь на платформу и помчался вниз, перепрыгивая целые пролеты. Пассажиры и рабочие разбегались в разные стороны.

Какофония свистков, криков и воплей ужаса хлынула сверху, и перепуганные граждане указали полиции на поезд с открытыми дверями у платформы. Голос в репродукторе призывал к спокойствию, полиция бросилась к поезду, а Котяра в это время уползал под ним прочь.

Невидимый, под скрещивающимися лучами фонариков, он полз по шлаку и почерневшим стыкам. Через несколько минут Котяра очутился под идущим на запад поездом. Он вцепился когтями и уперся одновременно ботинками в подвагонные конструкции. Стук рельсов отдавался в костях, но благодаря звериной силе Котяра спокойно держался в оглушительном грохоте туннеля.

В Вихокене, когда поезд замедлил ход на подъеме возле древней мастерской, Котяра вылез из-под пассажирского вагона и спрыгнул прочь. Ударившись о землю, он побежал большими мощными шагами, оставляя каблуками борозды в масляно-песчаной почве насыпи. Пассажиры прилипли к окнам, глядя, как он лавирует между железными стойками, как развеваются на ветру полы пальто, как колышется синий мех у дьявольских зеленых глаз и бритвенно-острых зубов.

Перепрыгнув через цепь ограждения, Котяра соскользнул на пятках к какому-то узкому и заброшенному фабричному строению. Стоя здесь, в ливневой канаве на Хоксхерст-стрит, ловя ртом воздух, он чувствовал, что призма где-то рядом. Ощущение ее рокота провело его мимо витрин магазинов Хайвуда к унылому особняку, где находилось полицейское управление.

День выдался холодный, и Котяре это было на руку, потому что усыпанная солью парковка пустовала, и Котяра пробрался сзади, между тремя патрульными и одной арестантской машиной. Он прислушался у запертой задней двери, потом рывком распахнул ее. Дерево с громким треском поддалось грубой силе.

Котяра скользнул в теплую янтарную темноту помещения с опущенными шторами. По всей длине склада тянулись металлические полки. Пение души Лары вело человека-кота вдоль шлакоблочной стены. Пальцы Котяры прислушались к вибрации тумблеров, быстро перебросили их и открыли стальную дверцу.

Как только он вынул призму из пластикового мешка, рядом оказалась Аара. Возникший из радуг ее образ двигался вместе со светом, еще более размытый, чем на Ирте, где она была ближе к Извечной Звезде. У Лары был усталый вид, глаза запали в орбиты.

— Риис! — коснулась она его пальцами холодного ветра. — Это ты, Риис?

— Идем со мной. — Он снял шляпу и надел золотой шнур на шею. Потом вышел сквозь расколотую дверь, пробежал через парковку, на мостовую, которая вела к речным пирсам и бетонному порогу у шлагбаума.

Рядом тянулись портовые дороги. Котяра перебежал кладбище под дорожным виадуком, повернул на бульвар Кеннеди, пробираясь среди высокой посеревшей травы. Удивленные водители оглядывались на человека в синей шерсти. Несколько раз визг шин загонял Котяру в придорожные кусты, и наконец ему пришлось совсем уйти туда, чтобы его не видели с дороги, когтями прокладывая себе путь среди зарослей куманики.

— Даппи Хоб тебя использует.

Лара держалась впереди, появляясь и исчезая в тумане.

— Я знаю. Я его антенна. — Котяра перешел с бега на быстрый шаг, отбрасывая в сторону заледенелые ветви. — Он хочет собрать все призмы, потому что в них он поймал душу младенца безымянной владычицы.

— Он даже сейчас использует тебя. — Аара теперь шла рядом, и заросли кончились. Перед ними расстилалась северная часть Гудзон-парка, равнина холмиков с группами деревьев. Крохотные конькобежцы мелькали цветными мошками на глади замерзшего озера. — Ты понимаешь? Это Даппи Хоб послал тебя принести ему призму.

— Нет, не понимаю. — Котяра шагал через парк под серой штукатуркой неба. — В трансе я увидел Бульдога. Он прикован в пещере на утесах Зула. Увидев его, я вышел из транса настолько, что смог удрать.

— Бульдога показал тебе Даппи Хоб. Этим образом он освободил тебя, чтобы ты побежал ко мне и принес ему кристалл. — Аара исчезла в морозном воздухе, растаяв, как клуб пара от дыхания, и ее невидимый голос говорил: — Он показал тебе Бульдога, потому что держит его в плену. Я сейчас с твоим напарником — даже когда здесь с тобой.

— Тебя держит призма.

Котяра опустил поля шляпы на лицо и вышел на асфальт. Далеко в морозном воздухе послышался собачий лай.

— Да, молодой хозяин. Рядом с тобой я сильнее. Силу мне дает Чарм, который излучает твоя кожа света. — В воздухе вертелись снежные хлопья, на миг обрисовывая призрак: пепельная кожа с пятнами кровоподтеков, один глаз выбит — и этот призрак исцелялся под взглядом Котяры, превращаясь в черноволосую женщину его снов. — Но еще меня держит морская пещера, где последний раз был мой призрак на Ирте. И там я тоже.

Котяра отвернулся от случайного бегуна и шепнул:

— Значит, у тебя есть связь с Бульдогом? Сзади донесся ответ:

— Он очень слаб. Он умирает.

Котяра знал, что это правда. Он видел, что у прикованного цепями Бульдога нет амулетов, видел его изможденное, изголодавшееся лицо.

— Прошу тебя, не дай ему умереть! Умереть без Чарма. Слишком это страшная смерть. Танцуй ему силу, Лара! Спаси его!

— Это ты можешь его спасти, Риис. Ты волхв. — Лара соткалась впереди на тропе, со слипшимися волосами, с покрытым грязью телом. Ехавший по дороге велосипедист проехал ее насквозь. — Скажи мне, как покинуть Темный Берег? Как подняться обратно на Ирт?

— Я — я не знаю. — Он стиснул висящую у горла призму, надеясь вспомнить волшебство. Все чувства обострились, но память осталась темной. — Я ничего не знаю. Я только вор — Котяра.

— Перестань, Риис. — Избитая женщина поглядела на него пристально и взвизгнула, будто он ее ударил: — Прекрати!

Он подался к ней и распахнул пальто, открывая хрустальную призму в надежде, что ее Чарм успокоит Лару.

Мимо прокатились пустые скейтборды, и дети испуганно завопили. Они в ужасе глядели на когти, на заросшее мехом лицо, сначала застыв от страха, не веря собственным чувствам, а хищный кошачий взгляд остановился на них, и дети бросились прочь, подхватывая свои роликовые доски.

Поняв, что выдал себя, Котяра поплотнее запахнул пальто и бросился прочь по газону. Крик поднялся у него за спиной, но он не обращал внимания, высматривая призрака в замерзших деревьях.

— Ты — Риис Морган, человек, который дал мне мою личность! — настаивала Лара, вдруг снова оказавшись рядом, исцеленная и невредимая, прекрасная, с живыми горящими глазами. — Ты — человек, которого я люблю. Сбрось эти метки зверя.

Он склонил голову перед женщиной своих снов:

— Не могу.

— Можешь! — Ее руки бестелесно коснулись его, — Ты сам их на себя наложил. Сними их. Ради меня, стань снова Риисом.

Укрывшись за вязом, он остановился и распахнул пальто, чтобы посмотреть на призму. Задрожали расплавленные радуги. Вглядываясь в их призрачную игру, Котяра ничего не смог разглядеть.

— Если я сброшу эту кожу света и снова стану Риисом — что тогда?

Прозрачность Лары виднелась как пятно на коре вяза.

— Риис будет знать, что делать.

Призматическое сверкание кристалла заострило черты ее лица, и в нем стала видна детская убежденность, уверенность, что Риис знает, как надо. Сердце Котяры сжалось от этой почти безрассудной одержимости прошлым, одержимости этим волхвом. Она была недостаточно человеком, чтобы узнать его в этом новом виде. В конце концов, она же не была Ларой — только ее тенью.

Жалость к этому отголоску жизни заставила его согласно кивнуть.

— Риис знает, что делать. Он создал своим волшебством эти метки зверя. — Черты печального лица виднелись так явственно, что ему пришлось напомнить себе: это всего лишь отраженные радуги эфира, обиталища демонов и призраков. — Эти метки служат Риису, значит, они служат нам. Я не буду меняться, Лара. Пока не буду.

Горестные глаза Лары не отводили взгляда от его лица.

— Как же мы тогда уйдем?

— Тише. — Сладкое горе смягчило его голос. — Мы не можем уйти, Лара. Ты все время была права. Даппи Хоб меня использует. И сейчас приближаются его гномы.

Он слышал их леденящий душу визг где-то в туманной дали, где полаивали собаки. Казалось, пронзительный звук идет из подземных каменных туннелей, заглушенный слоями рыхлой земли, отдаваясь эхом в бронхах канализации и доносясь из водостоков.

— Не отчаивайся. — Он прислонился спиной к дереву и прислушался, что делается в парке. — У меня есть план. Есть туннель Чарма в тех болотах, что я видел в трансе, когда призма упала с Ирта. Это недалеко отсюда. Туда мы и пойдем. Фантом согласился и поплыл над газоном.

— На Ирте мы сможем предупредить колдунов. А с их помощью, быть может, найдем старого хозяина — Кавала. Он скажет нам, как победить Даппи Хоба. Это его голос вызвал меня из Извечной Звезды, чтобы найти и предостеречь тебя. Но я с тех пор его не слышала. Может быть, он был сном — чувство подсказало, что ты в опасности, а моя любовь придала ему форму памяти о его голосе...

— Лара! — Он подождал, чтобы она повернулась, и увидел знакомую остроту темного взгляда, лицо в озере темных волос. — Каждую ночь на Ирте я видел тебя во сне. Почему?

Она чуть улыбнулась:

— Ты знаешь сам.

— Мы были любовниками? Улыбка стала заметнее:

— Именно это тебе подсказали сны?

— Я тебя любил — и ты погибла.

Голос застрял в горле, не в силах произнести того, что он не помнил, что видел только в снах.

— Да, ты любил меня. — Образ Лары стал резче на фоне закопченного неба, и парк с каменными уступами и голыми деревьями сомкнулся вокруг них, как вокруг влюбленной пары.

Эту идиллию прервали крики с озера, и призрак растаял. Сначала Котяра увидел разбегающихся бегунов и роликобежцев, а потом заметил, кто за ними гонится. Гномы, белые, одетые в тусклый металл, то появлялись, то исчезали над сугробами, окружавшими озеро.

Котяра бросился бежать со всех ног. Его опережали инстинкты, ощупывая контуры тропы, неровности почвы, кусты.

Он не маскировался, надеясь отвлечь людей с пути наступающих гномов. Шляпа слетела, пальто распахнулось. Матери с криком закрывали своим телом детей. Гуляющие с собаками отскакивали назад, удерживая натянутые поводки. Кое-кому из собак удавалось сорваться с поводка и броситься в погоню, но за Риисом им было не угнаться.

Он кинулся вверх по склону без дороги, уводя гномов от людей. Он еще успел взбежать на гребень, заросший жесткой травой, когда долетевший до него топор запутал ему ноги и уронил плашмя на землю.

Гномы высыпали из кустов и схватили его. Бешено шипя, Котяра отбивался руками и ногами и угомонился только после удара древка между глаз.

 

5

ЗАПАДНЯ ДАППИ ХОБА

 

Держа призму двумя пальцами, Даппи Хоб рассматривал ее на фоне облачного неба. Тусклое зимнее солнце застряло в ее гранях.

«Что такое душа?» — подумал он про себя.

Даппи Хоб сидел на краю крыши над Рид-стрит и держал призму так, чтобы блики отраженного света играли на толе у него за спиной. Один блик коснулся Котяры, распростертого навзничь на крышке вентиляционного люка, и человеко-зверь очнулся.

— Что такое душа, как не форма, сама себя создающая? — спросил вслух Даппи Хоб и улыбнулся через плечо своему пленнику.

Котяра сел, держась за голову — она раскалывалась.

— Больно? — Юноша поднял призму повыше и покатал между пальцами. — А ведь тебе повезло, что я питаюсь болью.

Пульсация в голове Котяры стихла. Он встал, тело было легким и воздушным.

— Где Лара?

— Она погибла, — рассеянно произнес Даппи Хоб, поднося призму к глазу. — Ее зарубили аборигены на Снежном Хребте в Папуа — Новой Гвинее. Ты там был, Риис. Ты должен помнить.

В груди Котяры теснился гнев.

— Что ты сделал с ее призраком?

— Призраки приходят и уходят. — Радужные блики окрашивали бледное лицо Даппи Хоба. — Ты же знаешь, как это бывает с мертвецами. Сначала ты их видишь, потом перестаешь.

С утробным рычанием Котяра прыгнул, выставив когти и оскалив клыки.

Даппи Хоб не шевельнулся. Он только произнес:

— Остановись.

Боль ударила Котяру изнутри и бросила на толь крыши. Он задергался, как пламя свечи на ветру, почти потеряв сознание. И боль исчезла.

— А могла и не исчезнуть, — сказал Даппи Хоб, все еще не отрываясь от призмы. — Могла длиться, длиться и длиться. Ты это знаешь. Я открылся тебе в Габагалусе. Это не была галлюцинация — разве ты не помнишь? Или решил забыть? Я — демон, который выбрал эту планету своим обиталищем и обитает здесь уже больше шести тысяч лет. Ты в моем царстве, Риис Морган. Что хочешь забывай, но не забывай этого — или боль будет длиться, длиться — и длиться снова.

— Убей меня.

Котяра скрипнул зубами, подтягивая все тело для отчаянного прыжка. Он не мог не действовать: на расстоянии удара когтя от него сидел кровожадный демон истории, жаждущий душ других миров. С треском разорвался толь, когда Кот прыгнул и полоснул когтями.

Изображение Даппи Хоба развеялось как дым, и прыгнувший Котяра пролетел сквозь эту иллюзию за край крыши. Он полетел без крика, вниз вдоль стен Трибеки к твердому бетону. Мелькнули мимо слепые окна, в масляной лужице отразились увеличенные метки зверя, размытые скоростью падения.

От удара он разлетелся брызгами яркой крови и осколками черепа.

Молния боли вырвала его из сна падения, и он очнулся на толе крыши на расстоянии удара когтя от безразличной спины Даппи Хоба.

— Длиться и длиться, — напомнил демон.

В бессилии выпустив и втянув когти, Котяра поднялся на колени. Шерсть на голове спуталась, на круглой морде блестели капельки пота.

— Я не буду тебе служить, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — Сначала сломай меня.

— Я ведь тебе говорил, Риис, — ты уже мне служишь. — Даппи Хоб рассматривал хрустальную призму как подозрительный ювелир. — Подумай сам. Я нашел то, что искал — ты сам принес мне этот наговорный камень, спасибо. Не говоря уже о том, что ты был незаменим как антенна. Без тебя мы бы никогда не увидели Светлый Берег так ясно. Да вот, посмотри сам.

Даппи Хоб отодвинулся от края крыши и повернул призму в пальцах. Вспыхнули блики, иглы радуг пронзили зрачки Котяры и сплели в темноте его мозга видение Ирта.

Хрустальная призма соединила Котяру и Даппи Хоба со своими товарками на той стороне Бездны: с Ожерельем Душ на шее Рика Старого. Кобольд брел под сводами туннеля

Чарма. Рядом с ним как столб молочно-белого света стоял Лучезарный.

— Пойдем, Азофель! — Рик махнул рукой тонкому лучу света. — Бройдо там, впереди. Я слышу вопли гномов.

— За нами наблюдают, — раздался тихий голос Азофеля из узкого сияния.

Рик Старый пригнулся и огляделся. Далеко впереди гномы разрывали безмолвие пронзительными криками боли.

— Я чувствую лишь умирающих гномов.

— За нами наблюдают издалека. — Азофель висел гигантской неоновой лампой, тускло озаряя грани каменных стен. — Погляди на Ожерелье Душ.

Кобольд посмотрел на кристаллы, висевшие нитью у него на груди. Оттуда на него глянули козлиные глаза.

— Что это?

— Даппи Хоб, — произнес голос Азофеля почти неслышно. — Гляди — и ты увидишь, как он смотрит на нас.

Сквозь хрустальные призмы Рик Старый различил крошечные фигурки в агатовой тьме козлиных глаз. На крыше, на фоне пейзажа унылых кирпичных домов и стеклянных башен, почти лишенных примет, стояли двое. Приглядевшись, кобольд заметил на одном из них звериные метки кота — кожу света, которую волхв Риис Морган на себя надел. Впервые этот аспект создания тени Рик видел в кристалле Лары на Неморе.

Холодный страх кольнул кобольда в сердце — Рик увидел хрустальную призму в руках второго человека, юноши в темной рубашке, со спутанными волосами и черными дырами глаз.

— Вижу Рииса Моргана с его метками зверя, — сказал Старый Рик, чуть не упираясь курносым носом в Ожерелье. — А с ним другой — молодой человек, который держит призму Лары.

— Это Даппи Хоб. — Глядя на дьявола, Азофель почувствовал, как его свет тонет в великой ночи. — Я смотрел на него снаружи этого сна. Хотел увидеть его цели, но не смог.

— Что такое? — Отвлеченный дальними криками гномов, Рик бросил на Азофеля нетерпеливый взгляд. — Что ты хочешь этим сказать, Азофель?

— За нами наблюдает почитатель дьявола — и у него есть тайна.

Кобольд шагнул ближе к тугому шнуру света.

— Какая тайна?

— Этого я не знаю. — Направленная в Даппи Хоба сквозь сновидение энергия Азофеля стекала через темное пространство в черный холод спящей земли. — Он хозяин тьмы. У него есть тайна, страшная тайна, которую он хранит от меня в такой тьме, куда мой свет не может проникнуть.

— Тогда как ты вообще знаешь, что у него есть тайна? — Кобольд уперся руками в бока и вопрошающе посмотрел на длинный столб света. — Азофель, с тех пор как мы покинули Немору, ты какой-то... далекий. Ты ни разу не показал лица. И не говори мне, будто дело в том, что наше задание никак не кончается. Ты мрачный, потому что это создание тени сидит на Темном Берегу, где тебе его не достать.

— Нет, тут дело серьезнее.

Серые глаза Рика раздраженно сверкнули.

— И что теперь? Слушай, если хочешь уйти из этого сна и вернуться к нашей владычице — скатертью дорога. Я пойму. Я сам найду здесь Бройдо.

— Тише, кобольд! — Лучезарный разозлился не меньше старого кобольда. — Я — создание света. От всей души я хочу сделать то, что мне поручено пославшей меня. Но как я могу действовать верно, если мне не удается заглянуть в самые темные углы этого сна?

— Тебе просто нужен предлог, чтобы смыться. — Рик уронил руки и повернулся к Лучезарному спиной. — Так иди себе. Поговори с безымянной владычицей и узнай, зашевелился ли ее младенец.

Тонкий столб света потускнел — Азофель вслушивался во тьму.

— Тот, кто наблюдает за нами, держит у себя душу младенца.

Рик Старый обернулся, испуганно ахнув:

— Не может быть!

— Боюсь, что так. — Луч стал ярче. — Теперь я это чувствую. Но не знаю, как он это сделал. Он и есть настоящее создание тени, а Риис Морган — всего лишь обертка.

Кобольд выслушал это, и по его лицу было видно, что он поверил до конца.

— Тогда мы должны отправиться на Темный Берег — ради младенца.

— Я тебе говорил, я этого не могу.

— Ты просто боишься! — проворчал кобольд, грозя узловатым пальцем. — Боишься!

— Какой смысл нам тратить наш свет в той тьме? Лучше схватиться с Даппи Хобом здесь, среди Светлых Миров.

Рик Старый недоверчиво нахмурился:

— И как мы это сделаем?

— Он и смотрит, чтобы это увидеть.

Из темноты крысами брызнули визгливые крики, по стенам замелькали зеленые тени, и ближе стал лязг металлических пластин. Из-за угла хлынули гномы, и среди них одним прыжком оказался Бройдо, размахивая мечом змея. Упали шлемы и нагрудники, черви поползли по пещере.

— Рик Старый! — воскликнул эльф, тяжело дыша и блестя испариной. — Как ты нас нашел?

Вслед за ним подбежала Джиоти с разряженным чармострелом в руке. Приклад и ствол были покорежены и поцарапаны — оружие использовалось как дубина.

— Вас нашел Азофель. — Рик показал на светящийся шнур, висящий в темной высоте пещеры.

Эльф почтительно поклонился высшему существу.

— О Лучезарный, ты стал еще сильнее. Это доставляет мне радость, ибо приносит горе нашим врагам.

Рик протянул руки накрест ладонями вверх, и Бройдо схватил руки кобольда в приветственном жесте эльфов.

— Я боялся за тебя, Бройдо, когда ты остался в Заксаре.

— А я боялся за наше дело — и за все миры. — Эльф горячо пожал руки Рика. — Тот волхв, которого мы видели, — это человек с метками зверя по имени Котяра. Но его схватили гномы. — Бройдо виновато и благодарно посмотрел на Джиоти. — Это маркграфиня Одола, Джиоти. Мы гонимся за гномами по туннелям Чарма в надежде его отыскать. Передавая друг другу меч змея, мы перебили орды гномов, но находили только новых и новых.

Джиоти со смешанным чувством ужаса, отвращения и удивления смотрела на высокий столб света. Значит, это и есть Пожиратель Теней, чудовище, сожравшее ее охранный отряд и много еще ни в чем не повинных людей на небесном причале Заксара. Нечеловечность его отвращала, и не хотелось иметь с ним никакого дела. Но на карту было поставлено слишком многое, и это перевешивало ее возмущение гибелью людей.

Джиоти коснулась взглядом света Азофеля. Несмотря на антипатию, его присутствие наполняло ее чувством какого-то предзнаменования, будто слышится неясное наставление во сне. Джиоти не знала, предвещает этот столб астрального света добро или зло, и стояла так, чтобы между ним и ею находился эльф.

— Да, мы знаем о Котяре — и знаем еще и другое, — сказал Рик Старый. — Азофель сообщил мне, что создание тени, которое захватило душу младенца, — это сам Даппи Хоб.

— Гномы! — отозвалась Джиоти. — Когда я только увидела гномов в пещерах под Заксаром, они распевали имя Даппи Хоба.

— Эти гномы украли душу младенца безымянной владычицы! — Бройдо потряс мечом змея. — Но где они ее спрятали?

— Надо пойти к Даппи Хобу и заставить его нам сказать, — заявил Рик. — Но этот почитатель дьявола сейчас на Темном Берегу, и Лучезарный не может отправиться туда из страха...

— Не из страха, — колоколом ударил под сводами голос Азофеля. — Я создание света, и никогда мной не движет страх. — Лучезарный истончился в ослепительную нить. — Наш поход на Темный Берег будет в любом случае бесполезным и почти наверняка роковым. Там моя сила не имеет смысла. Так глубоко во тьме я не могу поглощать свет.

— Вот почему почитатель дьявола там прячется! — Бройдо ткнул мечом во тьму, как во врага, все еще во власти силы Чарма от боевого безумия меча змея. — Он унес душу младенца туда, где нам ее не достать.

— А можешь ли ты воззвать к безымянной владычице? — спросила Джиоти. — Это ее сон. Скажи ей про Даппи Хоба и попроси ее этот сон изменить.

Рик Старый покачал головой.

— Даппи Хоб постепенно накопил столько силы в темной части сна — в подсознании владычицы — что может влиять на исход сновидения. Нет, все, что может быть сделано для спасения ее младенца, должно быть сделано здесь, нами.

— Еще один. — Высокая нить света шевельнулась, изогнувшись в сторону одного из многочисленных туннелей, что пересекались здесь под сводами. — Сейчас гномы замолчали, и вы его можете услышать.

Рик и его спутники прислушались к туннелю, которого касался свет. Без подсказки Азофеля, более острые чувства которого проникали глубже в темные коридоры, они бы никогда не нашли этот путь Чарма среди дюжин других. Издалека звал порыкивающий голос, слабый, но различимый.

— Это Бульдог! — Джиоти бросилась в туннель, оттолкнув Рика. Туннель вывел в сырую пещеру, выходящую на штормовой берег Зула. Бульдог лежал, скорчившись, мокрый от морского тумана и прикованный к стене. Он высох без Чарма и мех свисал со скелета коричневым дымом. При виде Джиоти он пошевелился, желтая корка лопнула в уголках рта, и Бульдог захныкал.

Он потратил последние силы, призывая знакомые голоса, услышанные на том пределе, где звук и сон сходятся. Джиоти коснулась его, и Чарм из ее амулетов насытил Бульдога. Сразу стали возвращаться силы, и Бульдог, подняв голову, увидел кобольда, пронзенного стрелой — знаменитого Рика Старого, который избежал пленения в Заксаре.

Джиоти приложила к голове Бульдога два жезла силы, и Чарм потек по всему его телу. Боль отступила, и как только Бульдог смог заговорить, он произнес, задыхаясь:

— Лара... на Темном Берегу. Гномы... бросили... ее призму... в Бездну.

— Успокойся, Пес, мы это знаем. — Старый кобольд опустился рядом с Бульдогом и стал разглядывать его звериные метки. По длинной гриве, короткой шерсти на ушах и массивным челюстям Рик понял, что это какая-то ранняя порода кобольдовских зверолюдей, может быть, даже помесь нескольких пород во многих поколениях. Ему стало жаль это лишенное хозяина существо, и Рик успокаивающе бубнил, разглядывая цепи.

— Лара... — Бульдог сел и замотал головой, высматривая призрак в зернистом воздухе. Но Чарм слишком уже восстановил его силы, чтобы он мог направить чувства на невидимое.

— Бульдог, у меня все еще остался мой меч, — вышел вперед Бройдо, показывая оружие. — Но я сожалею, что не смог им как следует воспользоваться, чтобы ты не подвергся этим мучениям.

Бульдог не успел ответить, как вздрогнула земля, с потолка струйками потек песок, облачный морской горизонт накренился. Громовое эхо, от которого задрожала земля под ногами, сотрясло все вокруг. Бройдо подхватил упавшего Рика, и они оба хлопнулись на Бульдога.

Он взвыл, отталкивая Рика с его торчащей стрелой.

Джиоти закатилась в угол, сила тяжести прижала ее к холодной стене. Грохот разрывающихся и сталкивающихся камней стал тише и резко сменился жуткой тишиной. В отверстии пещеры виднелись павлиньи цвета неба среди разрывов облаков, а моря не было.

— Что случилось? — спросил кобольд, прижатый к земле тяжестью Бройдо.

Бульдог прижал жезлы силы к груди, набирая Чарм, чтобы встать ровно на накренившемся полу пещеры. Выглянув из отверстия, он огляделся. Кобольдово-синие пары неба сменились черными и звездными полосами вечной ночи.

— Мы падаем в Бездну! — завопил Бройдо, увидев, как синяя дымка неба испаряется и становится темнотой, усыпанной звездной пылью.

— Как это может быть? — Рик попытался встать в наклонившейся пещере. — Азофель!

Темную пещеру пронзил луч белого света.

— Мы в ловушке!

— Азофель, что происходит? — Рик, шатаясь, шагнул к свету. — Почему мы падаем?

— Кажется, мы оказались в каменной клетке, — донесся бесстрастный ответ. Лучезарный всмотрелся сквозь время за край сна. — Ага, вижу. Эта пещера была подготовлена гномами, чтобы ее оторвало от утесов и бросило в залив по команде Даппи Хоба.

— Слепые боги! — Бройдо подобрался к выходу и вздрогнул от пронизывающего холода. Среди дыма комет и звездных паров сияющей галькой разметались планеты. Эльф пополз обратно к товарищам, мигая от страха. — Мы падаем!

Бульдог горестно взвыл, поняв, что послужил приманкой.

— Азофель, ради богов! — Рик поднял к свету обрамленное бородой лицо. — Что нам делать?

— Ничего, — ответила вместо него Джиоти полным безнадежности голосом. — Мы упали с края Ирта и будем падать вечно.

 

6

СМЕРТЬ НА ТЕМНОМ БЕРЕГУ

 

Из «Империи Тьмы» доносился грохот оглушительной музыки. Лысые музыканты в кожаных куртках с заклепками, сидя в клетке над танцевальным залом, выколачивали бешеные звуки. Внизу бурлила плотная толпа, вертясь среди лучей лазеров и стробоскопов.

Оркестр наполнил воздух ошметками грома и скрежещущим визгом, и весь танцзал внизу ритмически дергался под изуродованную мелодию боли и утраты, превращенную в грохот вибрирующего металла.

Экстатическое страдание возносило гнев и боль толпы к небесам, и пронзительная музыка перекрывала пение заклинаний, поднимавшихся снизу из нутра города. В подвале здания перед наковальней алтаря стояли на коленях тринадцать обнаженных тел с пустыми глазами и исполняли жаркие гудящие песнопения.

Даппи Хоб возглавлял это собрание, расхаживая перед алтарем, и его ритуальные слова были еле различимы за грохотом электроинструментов сверху.

В темной нише, служившей еще и туннелем Чарма в Габагалус, сидел форпост Даппи Хоба на Ирте — Котяра. Это Даппи Хоб его туда поместил. Сначала пленник думал, что его посылают обратно на Ирт, но путь Чарма остался закрытым. Сидя в нише и глядя на поющих скелетоподобных причетников, Котяра сообразил, что его снова воткнули сюда в качестве антенны.

Единственным источником света в подвале была тускло поблескивающая ртутная чаша в алтаре. Зеленые глаза Котяры ясно видели даже в этом неверном свете, и он разглядел, что круг причетников был составлен из городских отбросов, живых зомби — тощих и голодных, со спутанными волосами и стеклянными глазами. Семь женщин и шестеро мужчин стояли перед алтарем тьмы, повинуясь демону.

При виде судьбы, на которую демон обрек эти бессчастные души, омерзение шевельнулось в душе человеко-зверя. Ему как волхву было противно, что сила питалась чужими жизнями как горючим, и сам он никогда таких отвратительных ритуалов не практиковал. Когда забрезжит нечистый рассвет, эти люди разбредутся по улицам города, выпрашивая подаяние, пока хозяин снова их не призовет.

Котяре не терпелось, чтобы рассвет наступил поскорее. Он беспокойно ерзал в вонючем подвале, пока Даппи Хоб не стал вертеть хрустальную призму, и тошнотворные запахи не ослабели и не исчезли. Темнота засияла с силой транса, скрыв певцов и стены остекленевшего камня и открыв...

...Бульдога, Джиоти, эльфа Бройдо и лысого, высохшего, розовобородого кобольда. Их прижало к стене пещеры — ас ними был кто-то высокий, лучистый, с волосами как солнечный свет...

Котяра вырвался из транса. В ноздри ударила трупная вонь, и он увидел Даппи Хоба. Демон расхаживал среди зомби, хлопая полами черного одеяния. Вращающийся камень плавал перед ним в воздухе, указывая путь среди поклоняющихся, собирая силу их распадающейся сути, а тела их при этом медленно падали в неживую безымянность.

Радужный свет уколол глаза Котяры, и снова он увидел старого кобольда со стрелой в груди и золотой связкой хрустальных призм на шее. Рик Старый! С удушающим и бессильным гневом Котяра понял: Даппи Хоб захватил Ожерелье Душ!

Сообразив, что мерзкий ритуал зомби каким-то образом притянул Ожерелье Душ через Бездну на Темный Берег, к Даппи Хобу, Котяра рванулся прочь из транса, борясь с его сновидческой силой. Очнувшись снова в темном вонючем подвале, он заставил себя оттолкнуться от ниши. Мысль была такая: если удастся ударами раскидать несколько зомби, может быть, тогда получится нарушить чары демона и дать друзьям шанс спастись.

Решительно стиснув зубы, Котяра встал. Даппи Хоб возник перед ним горой, черные глаза блеснули отражением вращающейся призмы, радужный веер открылся в глазах Котяры и превратил его мозг в протуберанец белого света, который бросил его обратно в нишу, в глубину транса, наведенного Даппи Хобом...

Резкий луч света блеснул на оковах Бульдога, они лязгнули и спали. В следующий миг луч стал шире, остыл, складываясь в образ Азофеля. Он был одет в белую мантию, на которую невозможно было смотреть из-за яркости, и ее свет заливал рысье лицо с дьявольскими раскосыми глазами.

— Надо собраться с Чармом, который у нас есть, — предупредил Лучезарный. — Скоро мы ударимся о Темный

Берег. То, что надо будет там сделать, потребует быстрых действий. Я, существо света, долго там не выживу.

— А мы-то переживем удар? — Бульдог сел, прислонившись к стене, потирая жезлом силы саднящие запястья. — У меня амулетов нет.

— Я с тобой поделюсь своими, Пес. — Джиоти стала развязывать куртку.

Бульдог отмахнулся:

— Тогда мы погибнем оба. Оставь свои амулеты себе, маркграфиня.

— Ты же можешь защитить нас, Азофель, — уверенно заявил Рик, становясь поближе к Лучезарному. — У тебя сила великанов!

— Я помочь не могу. — Азофель скрестил руки на груди. — Защитить кого-либо, кроме того, кому я послан был служить, — это истощит мои силы.

— Так истощи их! — приказал Рик Старый. — Слепые боги свели вместе нас пятерых, чтобы мы служили безымянной владычице. Жертвовать этими жизнями, когда есть возможность спасти их, мы не можем.

Азофель шагнул в сторону, горестно качнув головой. Если бы он пожелал, он мог бы шагнуть прочь из этого сна. Он, существо света, был обречен делать то, что было правильно — а правильным ему сейчас казалось вернуться на Край Мира и доложить госпоже. Ей надо сказать об истинной природе создания тени, о злой воле Даппи Хоба, о силе, которую он накопил в темных глубинах ее сна. И тогда для победы над почитателем дьявола будут призваны другие стражи...

Но он не ушел из сна. Он знал, что если он доложит об истинном зле, проникшем в сон, безымянная владычица возмутится и почти наверняка пробудит отца ребенка. А это станет концом сновидения. Исчезнут миры и светлые, и темные. Когда-то, мрачно подумал про себя Азофель, такой исход был бы для него вполне приемлемым — тогда этот сон не был еще знаком ему. Но сейчас, познав среди миров слабость, испытав восторг выживания, он лучше понимал эти клочки сна, этих драгоценных маленьких эфемерид.

Призванный чем-то непривычно новым, чем-то похожим на сочувствие к этим несчастным созданиям тьмы, жаждущим света, он теперь жаждал иной, высшей справедливости.

Азофель подошел к краю пещеры и взглянул на крошечные звезды в черноте Бездны. Четверо смертных почти наверняка погибнут на Темном Берегу, и мысль об их смерти была невыносима — особенно о смерти эльфа и кобольда, с которыми он понял прелесть жизни этих созданий из сна. Но если дать им погибнуть, это сохранит ему силы и даст надежду уничтожить Даппи Хоба и спасти все миры.

— Азофель думает только о своей цели, — объяснил товарищам старый кобольд. — А мы должны защитить себя сами. В Ожерелье Душ неимоверное количество Чарма. Будем держаться вместе, и я разделю его с вами.

— Нет. — Азофель протянул кобольду сияющую руку. — Сантименты ставят под угрозу нашу миссию. Идем, Рик Старый. Наша цель — найти создание тени — ждет нас внизу, на Темном Берегу.

— Я не брошу друзей... — начал Рик, но тут огненная рука Азофеля высунулась из запястья, рассыпая искры, схватила кобольда за Ожерелье и отбросила прочь. В следующий миг Лучезарный и кобольд выпали из пещеры во тьму. Лучистой силы Азофеля должно было хватить, чтобы невредимыми пронести обоих через атмосферу к поверхности.

Бройдо подобрался к краю, желая прыгнуть за ними, но сила тяжести отбросила его назад.

— Пусть летят, эльф. — Бульдог схватил его за плетение рубашки и удержал на месте. — Один уже мертв — а другой не из наших миров. Мы за ними в пропасть прыгать не можем.

Тем временем Джиоти сняла куртку, разделив амулеты на три группы, и сейчас пыталась связать куски в три грубых браслета — янтарные жезлы силы с целебными опалами, ониксами дальновидения, слитками ведьминого стекла и нитками крысиных звезд. Кое-как соединив их, она надела связки на руки Бульдогу, Бройдо и себе.

Эльф поставил посередине меч змея острием вниз, и каждый взялся за часть рукояти, касаясь гарды связкой амулетов.

— На Темный Берег! — завопил Бульдог в пылающее безмолвие.

Рик Старый услышал звериный крик из лазурной бездны, где спускался с Азофелем по широкой лестнице ветра. Поискав глазами свалившийся с Зула каменный свод, он увидел его вдалеке горящим метеором. Огненная траектория пролегла над зимними лесами, вспыхнула в потайных прожилках леса — замерзших реках и ручьях, в лаковом стекле озер и прудов, в зеленом отсвете сосулек на соснах, и наконец взорвалась среди приземистых дубов и хвойных деревьев.

От взрыва цепь, связывающая Бройдо, Бульдога и Джиоти, распалась, и их швырнуло в пространство. Чарм раздуло вокруг, подобно кометному дыму. Бульдог пролетел над верхушками деревьев, вращая в небе мохнатыми руками и ногами. Пружинистой энергией, хлынувшей из разбитых амулетов, его перенесло к древним холмам, где уже ждали исполинские деревья, согнутые под бременем снега, как зимние чудовища.

Джиоти стрелой влетела в кусты. Перед ее чармовым полетом ломались ветви кустарника — пока она не ткнулась в ствол огромного дуба. В сполохе зеленого пламени и вихре клочьев лесной подстилки Джиоти без чувств упала наземь и осталась лежать тряпичной куклой под грудами снега, стряхнутого с ветвей.

Бройдо, прижимая к груди меч змея, пролетел через кроны, получая шлепки от сучьев, хлесткие удары от ветвей и слежавшегося на них снега, отчаянно и пронзительно вопя от страха. Вылетев из леса, он шлепнулся на серебряную тарелку озера и поехал по ней. В холодный воздух хлестнули ружейные выстрелы из прибрежных камышей, где два охотника поджидали пернатую дичь. Пуля ударила эльфа в лоб и отскочила, унеся весь Чарм и оставив на черепе вмятину.

Двое бородатых мужчин в флуоресцирующих красных куртках и охотничьих шляпах затрусили по глубокому снегу подобрать странную штуку, которую только что подстрелили. Она упала на занесенный снегом берег под стеной леса, и охотники, подойдя поближе, увидели скрюченную фигуру. Сперва они с ужасом подумали, что убили какого-то мужика.

Но еще сократив расстояние, они по эльфийским контурам тела поняли, что перед ними — не обычный труп. Лиловая кожа, мшистые волосы и остроконечные уши — это все очень их удивило. Странно, что пуля, попавшая эльфу в лоб, не пробила кожу. Холодные голубые глаза смотрели вверх, на вмятину, с мертвой неподвижностью.

Один из охотников подобрал меч змея, торчащий из сугроба. Он был легок, как пластмассовый, хотя рукоятка витого золота казалась металлической. При попытке поднять эльфа он тоже оказался легок, как картонный. Настолько был невесомый, что пришлось привесить ему в качестве груза цепи от колес пикапа, чтобы тело не унесло ветром.

Рик Старый смотрел издалека, ища глазами упавших, но ничего не видел, кроме снега, тянущегося во все стороны, до холмистых горизонтов — они походили на переплетенные пальцы великана. Потом и этот пейзаж ушел за край неба, когда Азофель снес кобольда вниз по лестнице ветра.

Мимо пронеслись склоны в щетине безлистных деревьев, и Азофель зашагал над остриями крыш и сеткой асфальтовых улиц. Внизу мелькали ртутные уличные огни, хотя под голубым небом был полдень ясного дня. Азофель и Рик спустились между двумя индустриальными корпусами в рощу чугунно-черных деревьев. Игравшие неподалеку на площадке дети при виде их завизжали и бросились врассыпную.

Дрожь предвестия пробрала Лучезарного, когда он ступил на Темный Берег. Будто что-то огромное и холодное из самой глубины этой планеты заявило на него свои права. Весь этот мир был пронизан безмолвной неумолимой враждебностью. Сплошной тьмой смерти — на пределе глубочайшего бессознательного этого сновидения, тьмой, запертой в материи и жаждущей света.

Но страж не дал страху овладеть собой или даже проявиться. Подобно пророку, величественно вернувшемуся после преображения в пустыне, Азофель зашагал через улицу. Ветер шевелил спутанные кудри, подобные отраженному свету солнца, закрывавшие длинное лицо ярким нимбом. За ним в полощущихся вымпелах радужной одежды поспевал Рик Старый. Тяжесть пригибала кобольда к земле, и от него требовались все силы — даже с учетом мощи Ожерелья Душ — чтобы не отстать от светоносного спутника.

Пронзенный стрелой кобольд вызвал более громкие крики ужаса из-за цепочной изгороди площадки. Рик, не обращая на них внимания, подергал Азофеля за подол:

— Куда мы идем?

— Уничтожить создание тьмы раз и навсегда. — Азофель подошел к припаркованному автомобилю с заиндевелым ветровым стеклом и положил руку на капот. Машина взревела, чихнула, выплюнула клуб дыма и ожила. — Залезай.

— Ты умеешь править таким экипажем? — спросил Рик, открывая заднюю дверь.

— У меня сейчас достаточно энергии, чтобы владеть этим сновидением, — ответил Азофель, подтолкнув гнома на сиденье. — Но надо спешить. Так далеко от Извечной Звезды моя сила напрягается до предела. Здесь мне долго не продержаться.

Рик переполз сзади на пассажирское сиденье и удивленно смотрел, как ручной тормоз отдался сам по себе, пока Азофель садился в машину. Лучезарный захлопнул дверцу, и машина прыгнула вперед как испуганная лошадь. Голова кобольда откинулась назад, стукнувшись о спинку сиденья. Он почувствовал, что машина движется с огромной скоростью, но сквозь заиндевевшее ветровое стекло ничего не было видно.

— А что ты будешь делать, о Азофель, когда мы найдем создание тьмы? — Рик Старый беспокойно заерзал. Он сообразил, что во всех их совместных приключениях он никогда не понимал до конца своего странного, неуловимого спутника, никогда не мог предсказать, что сделает или как себя поведет Азофель в следующий момент. — Если ты воспользуешься своим светом, чтобы уничтожить его здесь, на Темном Берегу, твоя жизнь будет потеряна. У тебя же не хватит энергии уйти из этого сна?

Азофель отпустил руль, и машина по собственной воле и со всей скоростью несла их по тем улицам, что кратчайшим путем вели туда, где он ощущал присутствие почитателя дьявола. С таким видом, будто искусство вождения требует всецело сосредоточиться, Азофель не ответил на вопрос кобольда.

Честно говоря, он заранее смирился с той роковой возможностью, что в этом сновидении придется истощить себя и умереть. Такой риск существовал все время, но сейчас он стал куда реальнее. Азофель знал, что смерть на Темном Берегу означает полную утрату его света, навеки разбежавшегося среди частиц инертной материи и пустоты. Ему уже никогда не возвыситься до сияния — он попросту умрет.

От этой мысли Лучезарный похолодел изнутри. Впервые в жизни он был испуган по-настоящему. Там, где он родился, окончательная тьма не существовала. Но в этом дальнем мире Фатум был презираемым изгоем. Здесь могло произойти все. В один миг разумное и чувствующее существо могло распасться на неразумные элементы, клочки тупой материи, ищущие мельчайшие крупицы света. От такой мысли пробирал страх, но следовало идти до конца. В опасности были не только миры этого сновидения, но и высший мир, который уже столько отдал этому кошмару.

— Ты не отвечаешь, Азофель. — Кобольд снова беспокойно заерзал. — Эта стрела, что у меня в груди, обрекла меня. Я — мертвоходец, и у меня нет надежды на лучшую судьбу. Но я лелеял надежду за тебя и за безымянную владычицу, которой мы оба служим.

Светящееся лицо Азофеля потемнело звездным пеплом:

— Ты не боишься умереть? Кобольд разразился хохотом:

— Жизнь создает куда больше трудностей, чем смерть. Чего мне бояться?

— Потери света: зрения, сознания, волшебной воли. — Тень тревоги затмила длинное лицо Лучезарного. — Утратить все это — значит уменьшиться, сильно уменьшиться...

Сзади громко завыла сирена.

— Что это за демон? — закричал Рик Старый, зажимая руками уши.

Азофель вздохнул. Опять приходится отвлекаться. Чем дольше размышлял он о смерти, тем меньше хотелось ему оставаться в этом сне. Он хотел побыстрее добраться до создания тени и закончить это опасное задание. Но он почувствовал, что женщина в ревущей сзади машине имеет право его остановить.

Азофель затормозил и остановился. В боковом зеркале он видел, как сзади подъехала патрульная машина.

— Ты же не будешь пожирать ее тень? — забеспокоился Рик, вытягивая шею, чтобы выглянуть в запотевшее боковое стекло.

Женщина-полицейский вышла из машины и направилась к нарушителям. Хотя ее беличье лицо было замаскировано темными очками и шлемом, по напряженному телу можно было прочесть, как она удивлена, что этот автомобиль с заиндевевшими стеклами вообще смог проехать по улице — не говоря уже о том, что на такой скорости.

— Обещай, что не будешь есть ее тень, — настаивал кобольд.

Бросив на Рика разочарованный взгляд, Азофель вышел из машины. Полицейскую ослепило его сияние, а он быстро шагнул к ней, не давая опомниться. Он собирался сказать ее внутренней сущности восемь слов: «Возвращайся в свой экипаж, засни и забудь нас». Но, шагнув ближе, он ощутил ее жизнь, ее место посреди этого сна, живое расстояние ее судьбы. Перед ним была Джейнис Арчер, мать близнецов девяти лет от роду, разведенная, встречающаяся с одним бухгалтером из налогового управления штата, а последнее, что она сегодня делала перед дежурством — ухаживала за больным отцом, который умирал от рака у себя дома под присмотром персонала хосписа.

Он отступил назад, снова пораженный живой близостью каждой жизни в этом сне. Серые лесистые холмы поднимались в экстазе по обе стороны пустой сельской дороги, и с трепетом Азофель понял, что эти инертные груды материи так же реальны и подлинны, как поля света, откуда он пришел.

Глаза женщины привыкли к свету, и она ахнула при виде Азофеля: длинное лошадиное лицо ангела с курчавой серебряной гривой и раскосыми порочными глазами.

Азофель произнес свои восемь слов, и Джейнис тут же повиновалась. Он вернулся к машине и одним движением руки очистил ее ото льда. Потом он сел за руль, и машина пустилась в путь по Темному Берегу.

 

7

ВОЗВРАЩЕНИЕ МЕРТВЕЦОВ

 

Рик рассматривал Ожерелье Душ и хотел хоть что-нибудь найти в призматической глубине кристаллов. Но видел только рассыпанные радуги.

— Коснись Ожерелья своей силой, Азофель, — взмолился кобольд. — У меня не хватает Чарма, чтобы здесь, на Темном Берегу, что-нибудь в нем увидеть.

Азофель оторвал взгляд от бокового стекла машины, от пролетавшего мимо пейзажа: холмистые, уходящие вверх поля, созвездия ищущих сухую травку овец, согнанных в кучу холодным ветром. Он сам как раз думал, на что может быть похоже замкнутое существование овец, но не позволил себе их коснуться.

— Я должен беречь свою силу.

— Ожерелью нужно лишь легчайшее касание твоего Чарма, а нам надо увидеть, что сталось с нашими друзьями. Где оказалась Лара, ведьма-призрак, без своей хрустальной призмы? Что сталось на Темном Берегу с нашими спутниками — маркграфиней и Бульдогом? — Рик в отчаянии глядел на Азофеля. — И где Даппи Хоб? Это его мир. Он нас сюда привел. И наверняка он за нами наблюдает. Не следует ли нам хотя бы оглядеться, что вокруг нас?

Лучезарный неохотно протянул палец к Ожерелью. Искорка проскочила между пальцем и прозрачным камнем, радуги во всех хрустальных призмах стали плотнее. И тут же среди граней засветились образы.

Бульдог висел бурой шкурой на хвойном подросте. Его зашвырнуло высоко в холмы, на опушку старого леса. Ветерок шевелил на нем шерсть, ноздри раздувались, вдыхая запахи, несущие вести о странных животных.

— Я нашел Бульдога! — воскликнул Рик. — Он, кажется, оглушен. Он ранен?

Азофель заглянул в глубь сновидения и ощупал упомянутую сущность.

— Физически он невредим, но удар лишил его памяти. То же самое было с его напарником, когда он прибыл на Ирт. Он ничего не помнит.

— Тогда надо восстановить его память. — Рик Старый протянул камни Лучезарному. — У него сейчас нет Чарма, а без него память не вернется.

Азофель снова стал рассматривать топчущихся на морозе овец под ясным куполом неба.

— Какое-то время Бульдог сам за себя сможет постоять. Поглядев снова в кристаллы, Рик увидел, что Бульдог ловко спускается по обламывающимся еловым веточкам. Холод не пробирал его через шерсть. Двигался он умело, но осторожно, внимательно рассматривая поляны под снежным навесом ветвей.

— Теперь покажи мне Бройдо, — велел кобольд, и призмы ожерелья стали молочно-матовыми. — Бройдо, эльфа-советника с Края Мира. Покажи мне Бройдо.

— Он погиб.

Призмы стукнулись о грудь кобольда.

— У него был Чарм! Меч змея...

— Этого оказалось мало.

Рик Старый закрыл морщинистые веки, неуклюже раскрыл рот, пораженный горем. Потом зубы клацнули.

— С этим мы смириться не можем.

— Выбора у нас нет, кобольд. — Азофель отвел с лица живые и яркие пряди волос и повернулся к Рику. — Ты еще не понял? Разбрасываться энергией из сочувствия к этим душам мы не можем. Вся сила нам нужна для борьбы с Даппи Хобом. Он знает, что мы идем к нему, и будет готов.

Щетинистый подбородок кобольда упрямо задрался к коричневым холмам, теряющимся в морозной голубой дымке.

— Он там... его труп. Остановимся и подберем. Хоть это мы должны для него сделать.

— Забудь ты своего эльфа! — По лицу Азофеля проползли искры. — Думай о наших мирах!

Брови Рика укоризненно сошлись на переносице:

— Ради этого он и погиб — ради наших миров. Он знал, на что мы идем. И он один из нас в этом чужом мире. — Голос кобольда стал медленнее — такая в нем зазвучала убежденность. — Мы не бросим его здесь. Даже его труп.

Азофель скривился, но возражать не стал. Безымянная владычица назначила этого кобольда его ведущим, и хотя приказ Рика противоречил главной цели, он был созвучен с пробудившимся в Лучезарном слабым интересом к этим жизням, заключенным в чужом сне. Он замедлил ход и, не прикасаясь к рулю, развернул машину и поехал назад к проселочной дороге, где ощущал тело.

— Покажи мне тело Бройдо.

Кобольд, прищурясь, вглядывался в Ожерелье Душ, и оно показало ему внутренность бревенчатого бара. Тело задравшего брови эльфа свисало с потолка на цепях для шин. Под ним сидели бражники с пенными кружками какого-то ферментированного варева, горланили, смеялись и передавали друг другу меч змея.

Машина остановилась перед каменистым потоком, где осенние листья вмерзли в лед. Рик недоуменно оглянулся на темные оледенелые деревья.

— Зачем мы здесь встали? Азофель вышел и перешел ручей.

— Погоди! — Рик распахнул дверь и вышел вслед за Лучезарным в серый мир. — Куда мы идем?

Азофель ничего не отвечал на его спутанные вопросы, и кобольд поотстал в нагромождении ползучих растений, обледенелых ветвей и гниющих бревен. Оставшись один среди закутанных туманом деревьев и не видя других следов, кроме своих, он чуть не впал в панику. Но тут его позвал угрюмый голос Лучезарного.

Азофель стоял рядом с дубом, треснувшим до бледной сердцевины. У подножия расщепленного дерева лежало скорченное тело. Пряди светлых волос разметались по снегу.

— Это маркграфиня! — Рик Старый отвел волосы с лица и увидел, что на нем нет явных ран. Но женщина не дышала. — Чарм амулетов защитил ее тело, но не душу. Душа отлетела.

Лучезарный не стал дожидаться просьб или приказов кобольда. Со звуком, похожим на пламя, он поднял руку к небу, и она расплылась от запястья, достигая тех эмпирей, где плыла душа Джиоти, растворяясь в пустоте. И Лучезарный вложил душу обратно в тело.

Совершенно неожиданно, в момент слияния, когда свернувшаяся кровь снова потекла и душа ожила, встрепенувшись, Азофель ощутил сердцевину этой жизни, где рождался сон. Там была та же ясность, что в его собственном ядре, и красота этой ясности восхитила его. В середине каждого живого существа есть одинокая звезда, льющая свет, подумал он про себя, удивляясь, что никогда не думал об этом раньше.

Джиоти медленно села. Память по капле возвращалась в замутненный еще мозг. Чарм Азофеля наполнил ее и успокоил, пока она вспоминала. Когда у нее набралось достаточно сил, чтобы можно было встать, она пошла через лес к машине.

Рик поддержал ее, но глаза его смотрели на цепочку следов, оставленных в снегу Азофелем.

— Времени у нас в обрез, — стал объяснять кобольд маркграфине, увлекая ее под руку, чтобы ускорить продвижение по зимнему лесу. — Азофель становится тяжелее — все меньше света...

Слова замерли на языке Рика, когда он глянул в Ожерелье Душ и увидел приземистых, коренастых воинов в остроконечных шлемах, бегущих между деревьями с топорами в руках.

— Гномы! — Рик испуганно обернулся через плечо на пустые сосновые поляны и потянул Джиоти вперед. — В лесу гномы!

Джиоти рефлекторно потянулась к Глазам Чарма, не сразу вспомнив, что все амулеты разбились в чармовую пыль при ударе. Радость, которую она испытала, поднявшись из мертвых, испарилась. Снова ее пробрал холод, и Джиоти охватила себя руками, пытаясь согреться.

Она все еще не до конца соображала, будто поднявшись только что из глубокого сна. Память отстраненно взирала на Джиоти, будто отдельная личность, и Джиоти подумала, не снится ли ей все это. Потом пришла страшная мысль, что Риис погиб в тот миг, когда она рухнула на Темный Берег. И она ощущает собственное «я» именно потому, что он мертв. Горькая скорбь охватила ее, но Джиоти напомнила себе, что она на Темном Берегу, без Чарма, и ничего наверняка о Риисе знать не может.

Азофель прислонился к крыше автомобиля, глядя на светлые перистые облака, протянувшиеся по небу. Несмотря на близкую опасность, он был поражен верностью света. Даже здесь, на Темном Берегу, общее для всей вселенной излучение отбрасывало тень от любой жизни. У каждого был свой свет — и у него, и у безымянной владычицы, и у того высшего существа, сновидением которого она была. Сознание, разум, сама жизнь этих существ, живущих хрупкими надеждами, были такими же — точно такими же, как у него самого.

— Джиоти мерзнет. — Кобольд открыл заднюю дверь и посадил Джиоти в салон. — Азофель, ты меня слышишь? Запускай машину и поехали. Я видел поблизости гномов.

— Они идут уничтожить меч змея, — сказал Лучезарный. — Надо спешить.

Когда Азофель сел в машину, там разлилось тепло тропиков. В голове у Джиоти прояснилось.

— Меч змея может оказаться полезным оружием против Даппи Хоба.

— Он был сделан Синим Типу, — добавил кобольд, закрывая дверцу уже поехавшей машины и наклоняясь так, чтобы при ускорении не потревожить стрелу. — Этот меч может обратить против Даппи Хоба его же магию.

Машина мчалась вперед. Рик обеими руками держал Ожерелье Душ, чтобы Джиоти могла рассмотреть в нем кишащих в лесу гномов, раскидывающих на ходу рукоятками топоров валежник и плети ежевики. Они вылетели с разных сторон к бревенчатому бару в роще огромных елей. Под их топорами брызнули ветровые стекла машин на парковке, и посетители высыпали наружу на звон стекла.

Азофель бросил машину в крутой поворот, и Ожерелье хлестнуло Рика Старого по груди. Когда Джиоти снова поймала его, в призмах мелькали искаженные ужасом лица за окнами бара. На крыльцо выскочил человек с двустволкой и тут же заревел от боли, когда ему в бедро вошел боевой топор. Выстрел из двух стволов наполнил воздух пламенем и дымом и разорвал дюжину гномов на сотни разлетевшихся кусков.

Не успел этот человек перезарядить ружье, как новая волна гномов полилась через капоты и крыши автомобилей, махая топорами в сторону окон бара. Человек с ружьем отступил, и гномы бросились за ним, визжа в боевом безумии.

Джиоти и Рик подняли глаза от Ожерелья на эти крики и увидели, что бар уже виден за поворотом дороги. Десятки гномов сновали среди елей, боковое окно бара разлетелось вдребезги под ударом топора.

Азофель на полной скорости свел автомобиль с дороги и таранил волну гномов, разбрасывая в стороны ловких и давя тех, кто не успел увернуться. Машина с ревом полетела на гномов, сгрудившихся у входной двери. От столкновения бревна стен прогнулись вовнутрь, а ветровое стекло машины разлетелось. Автомобиль влетел в бар.

Рик сидел как оцепенелый, когда машина остановилась, качнувшись, на расстоянии вытянутой руки от изломанного лица висящего на цепях Бройдо,

Джиоти еще до остановки автомобиля резко открыла свою дверцу, сбив трех гномов, выкатилась наружу, больно ударилась о половицы и застонала, сожалея, что лишена Чарма. Но даже без Чарма она двигалась уверенно: перевернула стол перед двумя бросившимися на нее гномами и оглушила третьего ударом табурета по шлему.

Обученная дедом борьбе без применения Чарма, она пробилась в комнату, размахивая табуреткой как оружием. Обезумевшие посетители лезли мимо на четвереньках, стремясь к свету в выбитой двери. Уходя у них с дороги, Джиоти вспрыгнула на стол и увидела новых гномов в доспехах, рвущихся на кухню через качающиеся двери.

— Маркграфиня! — раздался сверкающий голос Азофеля, перекрывая вопли людей и визг гномов. — Хватай меч змея!

Она глянула туда, куда он показал, и увидела на табурете меч. Около него сгрудились люди, защищавшие смертельное для гномов оружие карманными ножами и разбитыми бутылками и безуспешно пытавшиеся отбивать атаки свирепых маленьких воинов. Джиоти, держа в одной руке обломок табурета, а в другой — гномий топор, проложила себе путь к мечу.

Увидев обезумевшую женщину с оружием, мужчины у стойки бросились врассыпную. Схватив с табурета меч змея, Джиоти описала им широкий круг. Зазвенели по полу нагрудники и шлемы, и черви-личинки толщиной с форель расползлись по полу.

Рик вспрыгнул на капот и, отцепив Бройдо, опустил своего мертвого товарища в машину сквозь выбитое ветровое стекло. Джиоти нырнула на заднее сиденье, Азофель направил машину задним ходом, и Рик, вцепившись в приборную доску, заболтал ногами в воздухе. Машина отлетела от бара, визжа шинами.

Взметая фонтаны гравия, Азофель развернул машину обратно к дороге, и разбегающиеся клиенты бара отпрыгивали с ее пути. Из развалин бара высыпали гномы и гнались за машиной, пока она не скрылась из виду.

Кобольд вполз головой вперед и рухнул на пол машины, почти уткнувшись в смятое лицо Бройдо. От него шел запах жареного, и в зеленых волосах жужжала муха, залетевшая с кухни бара. Но Рик не успел еще с отвращением отодвинуться, как муха вылетела в окно в струйке жасминового пара. Зазубрина на лбу эльфа встала на место с явственным щелчком.

— О боги, Азофель! Что ты делаешь? — Рик подтянулся и сел на пассажирское сиденье. Машина резко вывернула, и голова кобольда ударилась в боковое стекло. — Кровь дракона! Ты нас всех угробишь!

Руки Азофеля схватились за руль, машина бешено завиляла, и ее заносило на обочину. Лучезарный снял ногу с акселератора и вернул автомобиль на бетон. Пассажиров мотнуло к стенкам.

Бройдо сел, вытаращив морозно-синие глаза.

— Мне снилось, что я умер!

— Азофель, что ты сделал? — закричал кобольд. — Во имя всех богов, что ты такое сделал?

Бройдо, увидев за сиденьем меч змея, полез через Рика. Джиоти протянула ему клинок и рассказала, что случилось.

— Значит, я и в самом деле был мертв! — Эльф вздрогнул при этой мысли, будто сжатый холодной рукой. — Лучезарный — я обязан тебе жизнью. Да, но как наша миссия? Что там с Даппи Хобом?

— У тебя хватит сейчас сил биться с Даппи Хобом? — спросил Азофеля кобольд.

Лучезарный не ответил. То, что он сейчас сделал, было правильно, и вместе с усталостью пришло спокойствие. Он рассеянно улыбался дороге, пути судьбы, который вел его все глубже в этот новый мир. Сейчас он уже не боялся. Как антилопа, поднимающая голову посмотреть на гиен, пожирающих ее скользкие внутренности, он сдался непобедимой усталости. Сил хватало, чтобы удержать руль. А дорога приведет туда, куда она должна привести.

— Если у тебя сейчас хватит сил выйти из сна, иди, — посоветовал кобольд.

Азофель оскалился в улыбке, и Рик понял ответ. Лучезарный утерял свою светоносность. Он стал полностью телесным. Бледные волосы рассыпались по плечам, сильным, но уже не сияющим.

— По крайней мере у нас есть меч змея. — Бройдо прислонил оружие к подголовнику Рика.

— И мы все вместе, — напомнила Джиоти. — И мы должны во что бы то ни стало...

— Там, откуда я пришел, — заговорил Азофель, — смерти нет. Наше рождение — это отщепление от самих себя. И потому легко поверить в то, что мы рассказываем себе: что

Бог есть свет, сияющий повсюду, и зла не существует. Все тени нашего существования — это лишь темнота зрачков Бога.

В этот миг на юге, за много лиг от них, на острове Манхэттен Даппи Хоб поднял с алтаря узкий стеклянный меч, прозрачный как воздух, острее, чем бритва. В полумраке подвала он сиял как расплавленный металл. Даппи Хоб поднял его, показывая пастве поющих мертвецов. Их голоса за много часов выдохлись до шепота и при виде стеклянного клинка умолкли.

Оцепенелый Котяра сидел в темной нише, в глазах звездной паутиной мерцало отражение лезвия. Зачарованный силой долгой ночи ритуала, он не шевельнулся, когда рядом с ним встал Даппи Хоб. И не дрогнул, когда острие церемониального меча коснулось его макушки. Настолько силен был демонский паралич, что Котяра остался неподвижен и тогда, когда острое лезвие поддело кожу на голове и скользнуло вдоль черепа.

Сквозь транс прорвалась боль, Риис вспрыгнул на ноги, а лезвие резануло ниже, через шею, плечо, грудину. У мягкого подбрюшья Даппи Хоб схватился за срезанную шкуру обеими руками и рванул.

Риис Морган закричал. Человеческая голова, плечи, грудь возникли из-под сорванной шкуры, залитые кровью Котяры. Захлебнувшись криком, Риис свалился, а Даппи Хоб дернул на себя остатки шкуры Котяры, сдирая мех с его рук и ног. Обнаженное, блестящее от крови, в комках слизи, тело Рииса задрожало в водянистом свете. Ритуальные шрамы, татуировки, магические рубцы, покрывающие силовые точки тела, подольше удерживали свет, и холодными отблесками отражались в темноте, где Риис лежал как мертвый.

Даппи Хоб завернулся в шкуру Котяры, сцепив когти на горле, обвязав ноги вокруг пояса и накинув клыкастую морду на голову как бестиальный капюшон. С торжественным видом он прошел к выходу из подвала, поднялся по лестнице и толкнул люк наружу. Дымящийся луч солнца разогнал тьму подвала, залив коленопреклоненные скелеты золотым светом. Вдруг они выцвели до силуэтов и неуклюже полезли по лестнице в переулок, отпущенные хозяином.

— Встань, Риис Морган! — раздался повелительный крик Даппи Хоба в подземелье, будто он обращался к самому Лазарю. — Вылезай из этой вонючей норы, новый день начался!

Риис встал, голый и шатаясь, щурясь на свет. Медленно поднялся он по каменным ступеням, и лучи солнца испаряли пятна, клочья и волоски сорванной шкуры Котяры. Он остановился в переулке, очищенный от всей этой грязи, выдыхая на холоде пар.

Даппи Хоб открыл боковой вход «Империи Тьмы», и солнцу предстали осколки ночного буйства — разорванная одежда, растоптанные стаканчики и банки, перекосившиеся постеры на планках, измазанные людскими жидкостями. В середине комнаты стояла обнаженная Лара, закрытая лишь черными длинными волосами, прозрачная, как огонь.

 

8

ТЕМНАЯ ПЕСНЯ ДУШИ

 

По стеклам окон «Империи Тьмы» нагло ползали радужные мухи и гудели как электрические провода. Они чуяли в воздухе напряжение, нарастание той тишины, что предвещает начало какого-то смятения. Зеленые тела бились о солнечное стекло, отчаянно ища выхода наружу.

Риис Морган вошел в усыпанную мусором комнату и направился между копьями солнечного света к видению Лары. Не замечая жуткого безмолвия, от которого обезумели мухи, он как во сне — голый, с тяжелыми мышцами — пересек танцзал, и холод в желтом воздухе очерчивал пары его дыхания.

Лара и Риис оцепенело смотрели, узнав друг друга. Оба неподвижно и безмолвно застыли, погруженные Даппи Хобом в транс. Он поместил ее в здание, чтобы заманить Рииса внутрь. Это было сделано, и теперь призрак задрожал, как мираж под ветром, и исчез.

Риис схватил пустой воздух, откуда только что смотрела на него Лара. Пока он сквозь муть в голове соображал, что с ней случилось, Даппи Хоб вытащил из шкафа черную церемониальную рясу. Он натянул ее на Рииса через голову и помог продеть руки в широкие рукава.

— Ты хорошо послужил мне, Риис Морган, — улыбнулся Даппи Хоб, но глаза его не улыбались, а были как кратеры, ведущие в ад. — И твоя служба мне кончается. Теперь душа младенца почти у меня в руках, и ты можешь идти. Но нам ведь не надо, чтобы ты бегал по этому миру голый, разыскивая себе дело?

Риис тупо глядел на развевающуюся шкуру Котяры, разум его был затуманен.

— Вот тебе роль. — Даппи Хоб поправил воротник рясы Рииса и довольно хлопнул его по плечу. — Пророк судьбы. Можешь бродить по всей планете, предупреждая о конце света. Будешь возвещать мое пришествие. Иди. — Он показал на дверь, открытую в трущобный переулок, где издалека слышались неестественно тихие шумы большого города. — Иди по улицам Манхэттена. Скажи всем, что рок найдет их, когда Даппи Хоб станет хозяином этого сна!

Вслед за выходящим за дверь Риисом раздавался смех, похожий на треск пламени. Босой, одурманенный человек хромая вышел на улицу, и при виде его отрешенного лица прохожие шарахнулись.

А смех не прекращался, нарастал каскадами, когда Даппи Хоб уже вернулся вниз, в погреб и в туннель Чарма. Ниша засияла ослепительно голубым светом дня и сверкающими пылинками снежных кристаллов. Переступая порог, демон забрал из здания всю свою силу. Больше ему «Империя Тьмы» не понадобится.

Вдоль стен и стропил вздулись волдыри, чернея чешуйками пепла. Язвы ржавчины разъели металл чердака, балки застонали и просели, с потолка лентами поползла штукатурка. С треском лопнули окна, и темную пыль забрызгали кишащие у стекол мухи. Через мгновение дом стал пустой коробкой, где облезлая краска и оборванная проводка повисли гнилыми занавесями.

Даппи Хоб закрыл за собой туннель и вышел на проселочную дорогу. Синий купол неба накрывал холмы в снежных пятнах и сосновый лес. Темные провалы лесной опушки кишмя кишели выползавшими оттуда гномами. Демон звал свои создания к себе, и они сходились тысячами, холмы рябили белым и металлическим блеском, будто снег поднялся с них в доспехах.

— Принесите мне Ожерелье Душ, дети.

Сильный голос Даппи Хоба взмыл в пустое небо и загремел грозовым фронтом, фиолетовой стеной злобной мощи с серебристым гребнем горизонтальных лучей солнца.

При виде стены, сметающей с неба облака на много лиг впереди Рик выпрямился на пассажирском сиденье.

— Что это такое?

— Даппи Хоб. — Изогнутые глаза Азофеля сузились, и он вдавил педаль газа в пол, вильнув за поворот. — Он идет за Ожерельем Душ.

На самой разделительной линии, расставив ноги, дорогу перегородил юноша в черной тунике и звериной шкуре, подобно какому-то ложному богу мифов. За его спиной громоздились тучи бури.

Азофель не отпустил педаль и направил машину по середине дороги, прямо на этого человека.

Мучительно кашлянув, двигатель заглох, и машина остановилась. С такого близкого расстояния можно было хорошо разглядеть юношу с ямочками на щеках, обернутого в шкуру Котяры. В воздухе вокруг него вились огненные спирали. От порыва ветра видение распалось, блеснув черной пустотой.

— На нем шкура Котяры! — застонал Бройдо, вцепившись в подголовник Рика Старого. — Куда он делся?

— Даппи Хоба здесь не было, — ответил Азофель, отрывая руки от руля. — Так близко он не подойдет. Он боится, что я его съем.

— Вместо себя он послал гномов! — Джиоти повернулась и глянула в боковое и заднее стекло. — Они нас окружили.

Азофель понурил голову. Он слышал, как гномы лезут внутрь сна по тысячам туннелей, просверленных демоном Хобом за шесть тысяч лет изгнания. Все туннели сходились здесь — на арене, которую Даппи Хоб выбрал много лет назад.

— Их слишком много. Одним мечом эти легионы не остановить.

— Можешь запустить двигатель? — спросила Джиоти, прижимаясь носом к боковому стеклу. Там со всех холмов текли бесконечные цепи гномов.

Азофель со злостью ударил кулаком по рулю.

— Он нас поймал!

Надеясь спасти друзей, Рик полез в выбитое ветровое стекло, и Азофель стащил его обратно.

— Пусти, Азофель! Я верну Ожерелье, которое украл.

— И что это даст хорошего? — Азофель пристегнул кобольда к пассажирскому сиденью. — Нельзя сдаваться. Злу сдаваться нельзя.

— Слишком силен этот почитатель дьявола здесь, на Темном Берегу. — Бройдо выглянул из-за костяного лезвия. — Давайте пробьем тут себе дорогу — как было в Габагалусе.

— Даппи Хоб позвал сюда всех своих гномов. — Азофель показал на дальние, высокие гряды, где солнце играло на шлемах бесчисленных воинов как на звездном поле. — Если мы попытаемся пробиться через них, нас сомнут.

— Надо было тебе уходить, пока ты еще мог. — Бессильное отчаяние охватило Рика, потому что он знал из виденного в Ожерелье Душ: выхода нет. В каждой грани отражались бесконечные орды вооруженных гномов, лезущих из пещер и дыр, и только кровавые точки глаз сверкали из-под шлемов. — Прости, что я тебя в это втянул.

— Не нравится мне, как ты заговорил, Рик. — Лицо Азофеля цвета синего звездного пепла потемнело и вспыхнуло гневом. — Ты говоришь так, будто сдаешься.

Остальные сидели молча, прикованные взглядом к волнам гномов, наводнявших коричневые поля.

— Мы не имеем права сдаваться. — Азофель обернулся, длинное лицо застыло в решимости. — Что бы ни случилось, мы должны драться. Вот почему я отдал вам свой свет, когда увидел мертвыми на Темном Берегу, — чтобы бросить вызов Даппи Хобу.

— Из-за нас ты ослабел, — печально заметила Джиоти. Без Чарма она не могла сдержать отчаяние, поддержать надежду, что удастся пережить нападение гномов, и она сгорбилась на сиденье, поглубже вжавшись в него. — Сейчас нам придется умереть дважды.

— Послушай меня, маркграфиня. — Азофель искал слова, которые могли бы заменить недостающий Чарм. — У меня нет сил победить Даппи Хоба в одиночку, потому что часть моего света я отдал каждому из вас. Сначала я не хотел этого делать. Считал Рика Старого глупцом, потому что он это предложил. Но сейчас я рад, что дал вам свой свет, потому что вместе мы сильнее. Это я узнал от Рика — от всех вас. Сила растет, если ею поделиться.

— Делать-то что ты сейчас собираешься? — поинтересовался Бройдо, глядя, как армия гномов перелезает придорожные кюветы.

— Свет нельзя уничтожить, — самому себе вслух сказал Азофель, собирая силы для предстоящего смертного деяния. — И моя сила все еще среди нас. Мы должны действовать сообща и не отчаиваться. Как бы ни был силен Даппи Хоб, пусть не забывает, что он всего лишь тень — и у нас есть свет, чтобы изгнать его. Выживание миров зависит от всех нас. Один я больше не могу этого сделать.

— Но что сейчас-то делать? — Бройдо тряхнул головой, видя, как гномы с пронзительными криками валом валят на дорогу. — Прямо сейчас?

— То, что я могу. — Азофель открыл дверь. — И я надеюсь, что каждый из вас поступит так же — как бы больно это ни было.

Рик Старый успел поймать стража за руку:

— А теперь мне не нравится, как ты заговорил, Азофель. Лучезарный улыбнулся, и на миг в салоне машины, как на воде, заиграли солнечные блики.

— Прощай, кобольд.

Боевой топор, вращаясь, влетел в разбитое ветровое стекло и воткнулся в сиденье, где только что был Азофель. Еще несколько топоров ударили в радиатор, фары, загремели по крыше. Пассажиры автомобиля бросились на пол и сжались под бешеной атакой.

Азофель встал на дороге с поднятыми руками и радужные одежды разгорелись еще жарче. У него не хватило сил напасть на Даппи Хоба и победить — но гномы гораздо слабее, ведь они всего лишь переделанные черви. Их энергия в этом сне плавала над пустотой не так, как поток жизни естественных созданий. Азофель потянул эту энергию на себя, потянул с самых краев этого сна.

Леденящий душу боевой клич гномов сменился воплями боли. Черви мокрыми шлепками посыпались на дорогу, залязгали их опустевшие доспехи. По всем склонам, в глухих чащобах лесов гномы выпадали из волшебных чар, дающих им форму. Глубоко в тайных ходах туннелей Чарма задергались черви, а зло, что их вылепило, потекло прямо к Азофелю.

Лучезарный скорчился, волосы цвета лунного воздуха потемнели до ночного дыма. Черные губы раздвинулись в рычании, обнажая резцы. Он повернулся к застрявшему автомобилю, в злобных глазах заблестела мощь Даппи Хоба. Одним рывком он сорвал дверцу и сунул в машину сожженную голову. Обугленные ткани отваливались от лба и скул, открывая почерневший череп.

— Меч! — проскрипел зубами Азофель. На темном лице набухли мышцы, вздулись жилы. Вся его сила еле сдерживала свирепость гномов, сжатую в его существе. — Бей мечом змея!

Бройдо приподнялся на коленях, передавая лезвие Рику Старому, и встретил налитый кровью огненный взгляд Азофеля. В черной глубине зрачков Лучезарного разгорались две красные точки.

— Не могу! — Рик Старый оттолкнул меч и сжался на полу, стискивая Ожерелье Душ. Из граней кристаллов на него смотрели тысячи красных глазков.

— Долго... не смогу... — задрожало искривленное лицо Азофеля. — Гномы — вас — убьют...

Бройдо испуганно глянул на Джиоти, желая, чтобы меч взяла она. Но сиденье и подголовник водителя мешали ей нанести Азофелю смертельный удар.

— Бей! — рявкнула она на эльфа.

Бройдо ткнул мечом, и костяное лезвие ударило Азофеля в грудь, сквозь ребра. Машину оглушил вопль — будто кого-то обожгли, и Бройдо отлетел назад, почти теряя сознание от боли, пришедшей к нему через рукоять.

Стиснув зубы в агонии, Азофель повернул рукоять меча к кобольду.

— Рик... помоги!

Рик, вылезший из-под приборной доски и наполовину вываливаясь из автомобиля, не мог отвести глаз от теряющей форму обугленной твари. Дьявольско-ангельские черты Азофеля сгорели, и какое-то подобие обугленных волос держалось на черепе с пятнами обгорелой кожи...

Взявшись скрюченными руками за рукоять меча, кобольд режущим ударом вогнал клинок в тело Азофеля. Дрожь потрясла его и отшвырнула на пол, и он только мельком успел увидеть лицо Азофеля: оно вновь сияло горячечной красотой. И тут Лучезарного дернуло и выбросило на дорогу.

Азофель корчился на дымящемся асфальте, и сквозь обугленные ребра было заметно биение сердца. Меч змея, сотрясаясь, торчал из его груди, пока уничтожалась магия гномов, собранная Азофелем в своем теле. Костяной клинок и золотая рукоять вспыхнули, потемнели и застыли.

Страж плавал в море боли. За пределами сна боль была светом, и он бы от этого страдания стал бы ярче. Сейчас, дрожа от холода, Азофель ощутил, что темнеет. Но страха он не чувствовал. Он знал, что так будет, и сам захотел этого. С гномами покончено. Даппи Хоб стал меньше, чем был. И от этих мыслей боль получала смысл, как и говорил кобольд.

«Я», находящееся в центре страдания, вспыхнуло последними остатками лучезарности — тем, что оставалось от сознания. Еще несколько мгновений — и усталость избавит от боли. А пока его изувеченное тело будет гореть на расплавленном асфальте, радуясь боли, радуясь последним мгновениям жизни — он ради любви какого-то сна отдал все, весь свой свет тьме.

Сквозь сумрачные тучи в конце дороги ударила молния и, колыхаясь, стала приближаться. Из грома вышел Даппи Хоб. От его приближения замерзли уцелевшие окна машины, сотрясенное взрывом стекло разлетелось матовыми градинами. Наступив каблуком на горло Азофелю, Даппи Хоб вывернул меч змея из его тела.

— Прекрати! — вскрикнул Рик Старый, пытаясь встать. Джиоти толкнула его обратно на сиденье и отвела глаза, чтобы не видеть, как Даппи Хоб поднял обеими руками меч над головой, обратив острие на одинокое пульсирующее сердце. Ослепительная вспышка стерла лицо кобольда, а когда сияние исчезло и черты его лица вернулись, в больших глазах горели кусочки солнца.

Бройдо безутешно завыл.

Луч холодного огня тронул эльфа промеж глаз, и он свернулся, заснув на заднем сиденье. Джиоти стала трясти его, пока глаза у эльфа не встали на место. Оглушенный, ничего не соображающий Бройдо простонал, будто просыпаясь от кошмара:

— Азофель убит!

Пораженная ужасом Джиоти сидела, отвернувшись от дымящегося огня за машиной. В зеркале заднего вида отражался клочок дороги, где упал Азофель, асфальт, расплавленный по контурам его тела, обожженные пламенем края, и пепел там, где он только что лежал — белая клумба раздавленных алмазов, — и почерневшая палка вместо меча

В зеркале было видно, как извивающийся демон танцует вокруг испепеленного тела, из-под клобука как у кобры светилась ухмылка и торчали шилоподобные зубы. Но когда Джиоти решилась глянуть через плечо, она увидела Даппи Хоба в обличье черноглазого юноши, пляшущего под шкурой Котяры.

— Теперь и ты это видишь, — шепнул Рик Старый — Даппи Хоб — демон!

— А Азофель погиб! — Бройдо стучал зубами от страха. — И меч змея сгорел! Мы безоружны.

— У нас есть Ожерелье. — Исполненный безумной надежды взгляд Джиоти метался между эльфом и кобольдом. — Бройдо, ты говорил, что Ожерелье спасло твой клан.

— Оно разрушило чары демона Тивела! — вспомнил Бройдо, оживляясь.

— Но я не Тивел. — Голос Даппи Хоба потряс автомобиль, и со скрипом разорвалась сталь крыши. — Я создал Ожерелье Душ.

Рик стоял на пассажирском сиденье, и вихрь взметнул его в небо. С душой младенца в руках Даппи Хобу незачем было больше скрывать свою суть. Человеческая маскировка сползла с него как змеиная кожа, и на Темном Берегу жарко запылал эфирный дьявол.

Холод Бездны сгустил эфирную форму дьявола в горгулью с крыльями из красных молний, и он парил в небе, держа в когтях Рика Старого. Под ним разлетались длинные ленты грозовых облаков, растворялись на холмах, как испачканное крошево яичной скорлупы.

Обезумев от горя, кобольд попытался сорвать с себя Ожерелье Душ и прекратить жалкое свое существование, раз

Даппи Хоб победил. Но морщинистый коготь остановил его руки. Голосом, похожим на хруст битого стекла, демон объявил:

— Ты пойдешь со мной в сад безымянной владычицы. Ты будешь говорить с ней от моего имени, пока я буду надежно держать душу младенца в Ожерелье. Она может попытаться вырвать эту душу из моих рук, но это не выйдет, пока я держу хоть один кристалл. Ей придется отдать мне свой сон и сделать меня богом. Когда же власть будет принадлежать мне и вся вселенная подчинится моим приказам, я освобожу душу младенца из Ожерелья, и он вновь зашевелится в ее чреве.

Рик схватился за хрусталь Ожерелья.

— Душа младенца — здесь? — Потрясение от этой вести смыло страх оттого, что он висит над кривизной холодного мира в когтях демона. — Все это время — все это время! — душа младенца была в моих руках! Я заплатил за нее жизнью, когда эта проклятая стрела проткнула мое тело! И прямо тогда могла закончиться моя миссия!

— Миссия? — Молниеподобное лицо демона вспыхнуло жарче. — Воровство! Ты украл мой уловитель душ!

— Не тебе, демон, говорить о воровстве! — выкрикнул Рик в змеиное лицо. — Это ты украл душу младенца!

— Да, украл, — согласился торжествующий демон. — Когда мои гномы взбунтовались и бросили меня в Бездну, я использовал оставшуюся силу, чтобы поместить Ожерелье Душ в Лабиринт Нежити. Там я мог направлять его издали, медленно, тщательно, тысячи земных лет подряд, собирая свет Извечной Звезды и поглощая постепенно душу младенца. И вот она моя! — Когтистая лапа Даппи Хоба сомкнулась на Ожерелье, и он поднялся выше, в индиговое небо. — И ты в моей власти — власти, накопленной за два миллиона дней ради одного этого дня, этого мига победы. Ты будешь повиноваться мне — выбора у тебя нет.

С ревом океанского прибоя вспыхнула сверху молния, и демон ударился в стену звезд с такой силой, что уронил кобольда. Рик полетел, кувыркаясь, над лазурным краем атмосферы. В уголке неба в брызгах крошечных звезд висела вязкая, гниющая луна.

Даппи Хоб подхватил падающего кобольда и поставил вертикально в фиолетовом сиянии над скользящим следом.

— Ты заперт на Темном Берегу! — истерически рассмеялся Рик, обезумев от ужаса.

— Нет-нет! Погоди-ка... дай мне подумать. А, мы не можем перелететь Бездну, когда Ожерелье не целое. — Острые когти демона подняли одинокую призму, содержавшую душу Лары. — Я должен присоединить эту призму к остальным, и тогда мы улетим с Темного Берега.

Рик сомкнул искривленные руки на Ожерелье.

— У тебя нет силы соединить призмы, — сказал он с вызовом.

— Силы! — проворчал демон. — Силы у меня больше, чем я могу использовать. Для соединения Ожерелья нужно нечто большее, чем сила. Если бы ведьма не убила моего слугу Синего Типу, я бы позвал его для этой тонкой работы. А так придется действовать самому. Жди здесь.

Даппи Хоб нырнул сквозь ветер и исчез в морозных слоях облаков. Рик Старый взял Ожерелье обеими руками и вздрогнул при мысли о том, что носит на себе душу младенца, что чуть не сбросил тот самый трофей, за которым гонялся, и эта мысль наполнила его болью. Он огляделся, куда бы спрятаться в этой взъерошенной тьме.

Даппи Хоб вернулся, держа в когтистой лапе Джиоти, а в другой — Бройдо. Чешуйчатый хвост обвился вокруг ног Рика и сдернул его вниз с пути к луне.

— У нас еще много работы, — произнес демон, беря Бройдо за руку и подводя сквозь стеклянную крышу неба в сторону солнца. — Будешь раздувать мехи, эльф.

Кафедральными ярусами висели ионизированные слои полярного сияния, обволакивая невидимые силовые линии магнитного поля планеты. Широкие, как горизонты, светящиеся занавесы колыхались в солнечном ветре. Даппи Хоб приковал к ним Бройдо кандалами боли. По команде демона эльф побежал по границе мира, и волшебство понесло его гигантскими шагами в сотни лиг длиной. Он перелетал на другой край планеты, увлекая за собой исполинские полотна плазмы, и возвращался обратно, раздувая небесные огни порывами сине-фиолетового пламени.

— А твоя задача, маркграфиня, собирать молнии от пламени мехов и складывать.

Даппи Хоб поставил Джиоти в электрический ветер, разгоняемый хлещущими занавесами плазмы, и курчавые волосы маркграфини поднялись дыбом в электрическом поле.

— А ты, — Даппи Хоб ткнул в Рика огненным пальцем, — стой на месте. Пошевелишься — испепелю, а эльф будет вместо тебя вести переговоры с владычицей.

Кобольд стоял неподвижно у черной стены пространства и видел, как надрываются его друзья. Бройдо уже блестел испариной, напрягаясь изо всех сил и таская взад-вперед за собой по скользкой крыше неба огромные полотна света. Когда он падал, звезды разлетались там, где он ехал юзом, и Бройдо вскакивал, кривясь от боли.

Джиоти тоже двигалась поспешно, зная, что любая задержка влечет за собой страдание. Она запускала руки в облака синего огня, который добывал Бройдо из полярного сияния, и вытаскивала их, зажимая в кулаках извивающиеся угрями молнии. С раскрасневшегося лица капал искристый пот, когда раскаленные до синевы пучки молний она складывала друг к другу противоположно заряженными концами. Когда все молнии сходились в одну раскаленную цепь, с другого края мира снова прибегал Бройдо с очередным парусом пойманной энергии.

Даппи Хоб обернул сплетенную Джиоти электрическую сеть вокруг плеча Рика Старого, соединив искрящиеся концы с гранями хрустальных призм. Эта работа требовала от него полного внимания, и на внушающем ужас обличье выросли стебельчатые глаза краба. Они вращались, высматривая молнии.

— Быстрее, эльф! Шевелись! Мне нужна еще энергия, чтобы открыть Ожерелье, а потом понадобится еще, чтобы закрыть его. Маркграфиня, быстрее! Если Ожерелье будет открыто слишком долго, душа младенца погибнет — ас ним и все миры этого сна.

Бройдо и Джиоти торопились изо всех сил. Эльф бросался юзом через все небо, рассыпая искры и крики боли, но с каждым разом зачерпывая все больше энергии из солнечного ветра. Джиоти появлялась с охапками шипящих молний, с волдырями на лице и шее от ожогов огненных змей.

Их неимоверными усилиями демон собрал достаточно энергии, чтобы открыть золотой витой шнур и надеть на него одиночную призму. Ожерелье Душ стало тяжелее на плечах Рика, и собравшийся заряд Чарма успокоил орущий ужас, звучащий в нем с той минуты, когда он узнал, что душа младенца все время была у него.

Потом кобольд услышал далекую музыку — темную песню души Лары. Она доносилась из кристалла, который когда-то был у Лары, и усиливалась другими призмами.

Даппи Хоб тоже услышал ее — и не только услышал. Призрак Лары объединился с энергией, отобранной у всех душ, что были пойманы этими кристаллами за тысячи лет. Лишенная силы на Темном Берегу, Лара утонула в кристалле.

Она воссоединилась с тенями, блуждающими в сферических коридорах Ожерелья, бессмысленно витала среди них просто как одна из погибших душ — пока не поняла, чем разум отделяет ее от прочих. Она была ведьмой с Темного Берега. Она знала, как танцем добывать силу.

С тех пор как в зимнем парке от нее увели Котяру, она танцевала, останавливаясь лишь тогда, когда внимание демона обращалось на нее. Этот танец собирал скудную энергию погибших душ, оживляя их разорванные воспоминания о пленении и рабстве. Когда Даппи Хоб присоединил камень Лары к остальным камням Ожерелья, гнев всех душ во всех кристаллах зазвенел яростным хором.

Под ударом этого гнева демон отшатнулся, стебельчатые глаза болезненно втянулись.

Увидев демона с разинутым от боли ртом, кобольд загорелся жаждой убийства. Он взялся за древко стрелы и, преодолевая муку, которую даже Чарм не мог заглушить, вырвал его из груди. С криком, разорвавшим воздух, Рик ударил зазубренным наконечником в брюхо демона.

Вместо крови из Даппи Хоба хлынула струя огня. Из-под паутинных пальцев, ухватившихся за стрелу, вырвались языки пламени. С удивлением, которого не могла заглушить даже злоба, демон глянул на Рика, потом свернулся, пытаясь унять поток огненного ихора, капающего из раны подобно клочьям лавы. Застигнутый врасплох призраком ведьмы, Даппи Хоб ослабил хватку, отпуская кобольда, и стрела вошла глубже. Если вырвать ее, жизненная сила истечет с огнем. Если оставить, яд стрелы убьет его.

«Ожерелье Душ!» — кричала в нем боль, и он лихорадочно рвался к нему, чтобы исцелиться.

Рик поскользнулся на стеклянном куполе, пытаясь убежать, и демон, очнувшийся от муки, схватил когтями Ожерелье. Но в этих когтях уже не было силы, и даже высохшие руки кобольда смогли удержать Ожерелье Душ.

Ослепленный болью, Даппи Хоб пытался нащупать Рика, подобно бессильной старухе. Каждая частица его существа горела злобой: так близко была душа младенца, которая дала бы ему бессмертие — так оно близко, — и он так смертельно слаб, что не может его схватить. Он поймал кобольда руками, покрытыми змеиной кожей, и оба они рухнули, сплетенные мечущимися руками и ногами.

Кандалы Бройдо исчезли в тот миг, когда Рик ударил демона стрелой, и они с Джиоти бросились на помощь, впопыхах спотыкаясь, но не успели — демон и кобольд покатились вниз по небу, подобно метеору, расплескивая астральную кровь, и грохочущие молнии обозначали их светящийся путь.

Джиоти схватила Бройдо за руку и потянула за собой, вниз по небу, вдоль сверкающей траектории, пробившей облака. В грозовой толще они летели наугад, потом туман резко потемнел, и Джиоти с Бройдо врезались в мокрую стену пещеры. Ревел прибой, потрясая самый воздух.

Перед входом в пещеру небо над Габагалусом заливали алые сумерки. Гороподобные волны вставали из темного моря и ударялись о мысы, взбиваясь пеной, оседающей на равнины кресс-салатовых и сусловых полей. На уступе, над бурным ночным морем боролись Рик Старый и Даппи Хоб, и фосфоресцирующие выбросы пены обозначали силуэты бешено дерущихся тел. Грохотали утесы, пена взлетала за ними как побелевшее от ярости лицо великана.

Схватив Рика за руки, Джиоти и Бройдо вырвали его из объятий вцепившегося демона. Кобольд пнул Даппи Хоба ногой, и тот полетел спиной вперед над пропастью, в кипящие волны. Жалобный крик демона утонул в воющем урагане тонущего континента.

 

9

ВОЗВРАЩЕНИЕ В САД

 

Рик Старый, Бройдо и Джиоти уходили в туннель Чарма, а волны уже заливали пещеру в Габагалусе. При слабом свете Ожерелья Душ они вышли сквозь густой мрак к каменной полке, куда не доставал неумолчный шум океана. Там рану кобольда осмотрели и увидели, что она открыта, но не кровоточит.

— Кости дракона! — воскликнул Рик. — Я ни боли, ни слабости не чувствую. Уже давно можно было бы вынуть эту проклятую стрелу!

— Слава всем богам, что ты этого не сделал! — Бройдо с чувством стиснул плечо кобольда. — И правильнее было бы теперь сказать «благословенную стрелу».

— Не стрела помешала Даппи Хобу забрать Ожерелье Душ. — Рик оглядел своих друзей, хотя они были еле видны в темноте. — Это ведьма Лара. Она подняла души Ожерелья против демона. Они застали его врасплох и уменьшили его силу.

— А ты видишь Лару в этих кристаллах?

— И Рииса Моргана, — добавила Джиоти, преодолев страх перед этим вопросом. — Демон сорвал с него метки зверя, но мы не видели его тела. Он жив?

Кобольд поднял сияющие призмы к внимательным лицам друзей. Из сверкающих граней на них глядела Лара, и ниспадающие волосы обрамляли тело, чистое от ран. Зимнее солнце просвечивало сквозь ее прозрачные контуры, и виден был заснеженный парк, купы серых деревьев, крошечные бегуны, люди с собаками, а среди них по велосипедной дорожке шел светловолосый человек в рясе с обернутыми в картон ногами.

— Это Риис! — Голос Джиоти погас в туннеле Чарма, не породив эха. — Он идет по парку на Темном Берегу!

Лара шла рядом с ним, и белые одежды ее развевались в призрачном ветре. Чары Даппи Хоба рухнули, и Риис очнулся. Непонимающим взглядом глядел он на зажатый в руке доллар, который подал ему какой-то прохожий на пути от Трибеки.

— Молодой хозяин...

Риис увидел рядом с собой Лару, и по ее смуглому лицу расплылась безмятежная улыбка. Она исчезла из виду и дальше, на гаревой дорожке появилась ее тень — собольи волосы и смуглая кожа под вуалями света. И снова она дрогнула и растворилась вдали, маня его из-за кучи поблескивающих темных валунов.

Лара скрылась в трещине между камнями, поросшими замерзшей травой. Он неверным шагом пошел за ней, обнимая себя руками от беспощадного холода. Озираясь по сторонам, боясь увидеть гномов или какой-то другой знак присутствия Даппи Хоба, он втиснулся между камнями, где исчез призрак ведьмы. Ему пришлось отвернуть голову в сторону и выдохнуть воздух, чтобы пролезть в щель.

Холодный синий день раскинулся между хрустальными пиками ледяных гор. Припав к земле от неожиданности, Риис оглянулся. Парк серых деревьев, бегуны, собачники, горизонт Манхэттена — все это исчезло и сменилось горной страной обрывов с морозными прожилками. А высоко над головой, в лазурном небе, блестел глянцевый диск Неморы.

— Пути Чарма к Темному Берегу есть повсюду. — Призрак Лары висел перед ним, бледный как вода. — Даппи Хоб создал их в изгнании. Иногда люди забредают в них и попадают на Ирт.

— Лара, а где Даппи Хоб? — Риис глядел сквозь нее на трещины в склоне, откуда он появился, и боялся, что сейчас оттуда полезут гномы. — Душа младенца в опасности!

— Душе младенца ничего не грозит. — Черные волосы Лары разметались по лицу небрежным ветром, которого Риис не ощущал. — Твои друзья тебе это объяснят, они уже близко. Но я не могу остаться. Я привела тебя сюда, на Календарь Очей, на самый высокий пик Ирта, чтобы быть ближе к Извечной Звезде, к Чарму, который мне нужен, чтобы говорить с тобой в этот последний раз.

Риис протянул руку в ее пустоту и ничего не ощутил, только радость оттого, что видит ее невредимой, и грусть, что она исчезает.

— Не уходи, скажи мне, что случилось!

— У меня нет времени. — Она показала рукой в небо, в серебристо-белое пламя Извечной Звезды. — Сила Даппи Хоба разрушена, и я ухожу туда. Мы свободны от него, и я возвращаюсь туда, где мне надлежит быть, в Начало, в свет творения.

Риис протянул к ней руки:

— Останься со мной!

— Я и так пробыла здесь слишком долго. — Несуществующей рукой она тронула его печальное лицо. — Я призрак, молодой хозяин. Но я — призрак, который жил снова, и изменил жизнь живых. Теперь мне легче перенести смерть.

— И ты воистину свободна, Лара? — Волхв испытующе всмотрелся в глаза молодой ведьмы и увидел там звезды радости. — Даппи Хоб больше не имеет над тобой власти?

— Все, что осталось от скреплявших нас с ним нитей — узор магических знаков у тебя на коже. — Призрачная ведьма двумя пальцами коснулась пентаграмм на груди Рииса, где сходились ключицы. — Это центральная эмблема. Сломай эти звезды, и твоя связь с почитателем дьявола кончится. Но и твоей волшебной силе на Светлых Мирах придет конец.

Риис не колебался. Подобрав плоский кусок кремня, он полоснул его краем по магическим звездам. Кровь потекла по груди, воздух стал холоднее. Лишенное магической силы тело задрожало.

— Теперь и ты свободен, молодой хозяин. — Лара улыбнулась шире, хотя контуры ее стали таять. — Для тебя начинается новая жизнь — а для меня открывается нечто большее.

— Лара! — крикнул Риис пустоте, где только что растаяла ведьма, и холод встряхнул его, прервав видение. Долгую минуту смотрел Риис туда, где она была, и его дрожащие ладони держали свет дня и тающий пар его собственного дыхания. Потом то, что говорила Лара, сложилось в картину, и Риис, опустив руки, прищурился на Извечную Звезду. Бездонное счастье открылось в нем глубже, чем холодный морозный воздух и жаркая боль от разрезов на теле. Лара действительно улыбалась. Ее страдание закончилось.

Риис побрел к скале, ища тепла в туннеле Чарма, через который он пришел с Темного Берега. Звук его имени вылетел из трещины, неся радость, смешанную с раскатами эха, и почти сразу оттуда вырвалась Джиоти. Они обнялись на леденящем морозе, онемевшие от нахлынувших чувств.

Из туннеля показались Рик Старый и Бройдо, прикрывая ладонями глаза от сияния Извечной Звезды. Схватив влюбленных за руки, они втащили их в трещину стены. И там, в теплом дневном свете, выслушали рассказы друг друга.

— А где Бульдог? — спросил Риис, когда все всё рассказали.

— На Темном Берегу. — Рик поднял к свету Ожерелье Душ, и Чарм сложил радуги в изображение Бульдога. Он сидел на солнышке среди исполинских кедров, и рядом с ним находились мохнатые двуногие, угощавшие его кедровыми орехами.

— Когда мы увидели, что ему ничего не грозит, мы решили следовать за Ожерельем Душ к тебе, сюда, на Календарь Очей.

— А кто эти создания рядом с ним? — Риис склонил голову и смотрел, как Бульдог жует орехи, жестами выражая удовольствие.

— Мы у тебя хотели спросить, — сказал Бройдо. — Ты же у нас с Темного Берега.

— Слыхал я про снежных людей... — Риис с удивлением смотрел, как лесные гоминиды шлепают себя по бурой шерсти, передразнивая Бульдога, а тот разражается лающим смехом и чуть ли не давится орехами. — Надо его оттуда забрать.

— В свое время, — пообещала Джиоти, — доминионы проведут тщательное исследование всех путей Даппи Хоба на Темный Берег. И мы заберем Бульдога, пока он не успеет слишком подружиться с туземцами. А сейчас, Рик Старый, ты должен вернуть душу младенца его матери. Если подождешь, пока мы запасемся снаряжением для Чарма, мы тебя будем сопровождать.

Рик покачал лысой головой:

— Гномов больше нет, и путь передо мной свободен.

— Слишком важное дело, чтобы идти хоть на малейший риск, — возразил Риис. — Погоди, пока мы запасемся амулетами и чармострелами, и тогда мы тебя подстрахуем на пути к безымянной владычице.

— Пока что к нам был благосклонен слепой бог Случай, — сказал Бройдо, весело блестя глазами. — Но я не слеп, и этот кобольд тоже, и мы видели в камнях Лес Призраков. В лесах, где живет мой клан, гномов нет. И нигде нет. Азофель уничтожил их всех.

— На гребне под этим склоном есть монастырь, — сказал кобольд, наклоняя призму, чтобы его спутники увидели склон горы. — Братство Колдунов охотно примет вас, маркграфиня. И пока вы расскажете им, что произошло, а они вас экипируют, я уже давно пройду Край Мира и буду в саду. Идите вдвоем, и поспешите, пока еще есть какое-то тепло этого дня, а то Извечная Звезда закатится и ночь застанет вас без Чарма на склоне.

Джиоти хотела возразить, но день уже темнел, и не могло быть и речи о том, чтобы идти за кобольдом и эльфом, не имея Чарма. Друзья обнялись на прощание, вместе погружаясь в мягкую яркость Ожерелья Душ. Чарм наполнил их покоем, и они расстались, унося каждый долю этой безмятежности.

Страх вернулся только потом. Скользя вниз по склону, когда Чарм покидал их, лишенных амулетов, они все сильнее тревожились за Ожерелье Душ и заключенную в нем жизнь младенца.

— Откуда нам знать, что душа младенца вернулась? — нервничал Риис. — Сон этих миров может кончиться в любой момент. А у меня больше нет волшебной силы, нет способа нас спасти.

Джиоти остановилась на каменном выступе, откуда открывался вид на одинокие купола монастыря, и взяла Рииса за руку.

— Риис, мы теперь просто люди. И надо жить в той неопределенности, в которой всегда живут люди. Но в этом незнании мы хотя бы можем жить вместе.

— Да еще и с Чармом, — поддержал ее Риис, чувствуя, как от холода немеет лицо и конечности. — Через амулет будущее всегда смотрится светлее.

Они оба рассмеялись вопреки страху и холоду, от которого страх только становился сильнее, и пошли вниз по каменной тропе, рука об руку, с радостью в сердцах.

Кобольд и эльф смотрели на них с порога чармового туннеля, пока люди не скрылись из глаз. Тогда они вернулись в пещеру и пошли, куда вели их образы в лучистых кристаллах — изумрудный блеск Леса Призраков становился все ярче при продвижении эльфа и кобольда по темным туннелям. Хруст шагов по песку и журчание капель уступили место щебету птиц и верещанию обезьян, и вскоре путники вышли наружу среди ало-жемчужных грибов и рощ деревьев с извивающимися ветвями.

— Дома! — закричал Бройдо.

— Тише, спрутообезьян накличешь! — прикрикнул кобольд, изо всех сил хмурясь, но сам разразился смехом. — Мы завершили полный круг, эльф.

Из полых деревьев высыпали зеленоволосые эльфы, привлеченные возгласом Бройдо. Вскоре оживленная толпа собралась в роще, сгрудившись вокруг соплеменника, вернувшегося из долгих странствий, и глазея на Ожерелье Душ, когда-то избавившее весь клан от проклятия демона Тивела.

Когда прибыла Смидди Tea, карнавал уже был в разгаре. Тыквенные фонари висели на сучьях, пиршественные доски трещали на подставках под тяжестью чаш с медовыми ягодами, орехами, жареными кореньями, тушеным мясом и синим вином. Иссиня-черное лицо Смидди Tea сияло под волнами зеленых волос, изборожденное морщинами, но свободное от язв, изгрызших некогда плоть.

Рик не остался на праздник. Он задержался у эльфов лишь столько времени, сколько нужно было, чтобы восславить храбрость их соплеменника Бройдо. Потом весь клан проводил Рика по изумрудным аллеям леса туда, куда вели его образы в кристаллах Ожерелья Душ. Впереди шли дозорные, чтобы не наткнуться на спрутообезьян или быкоящеров, но эти звери не попались на дороге.

А Рик знал, что препятствий больше не будет. Ожерелье Душ жужжало на плечах магией более великой, чем Чарм, и потому кобольд не удивился, когда кристаллы привели его на сумеречную прогалину среди нависающих черных деревьев, а там оказалась плетенная из лиан лестница, свисающая из темного зенита.

Бройдо стиснул плечи друга, и неясная печаль легла на его лицо, когда он поглядел вверх, в темноту, где исчезала лестница.

— Я пойду впереди.

— Нет, Бройдо. — Рик протянул перекрещенные руки ладонями вверх, и когда Бройдо сжал их эльфийским жестом, кобольд сказал: — Круг завершен. В сад я должен пойти один. Таково ее желание.

И кобольд, не оглядываясь, полез по лестнице. Лианы расплетались за ним, и когда он исчез в темной высоте, там, где только что была лестница, раскачивались всего лишь воздушные корешки.

Рик Старый вылез из древнего колодца возле сада. Спустившись по скособоченным камням и железным скрепам, выкованным в виде магических иероглифов, кобольд быстро побежал под грудами светлячков, по краю сада, увешанному росистой паутиной с ониксовыми панцирями жуков.

— День почти кончился, — произнесла Владычица Сада. — Я уже думала, что придется будить отца ребенка.

Она ждала кобольда в каменном бассейне под вьющимися стеблями ломоноса и ниспадавшими желтыми и белыми розами, под которым кружили золотые пчелы, захмелевшие от нектара. Порой их гудение заглушало и прорывавшуюся далекую музыку, приносимую вечерним ветром.

— Владычица, я вернул душу твоего младенца. — Кобольд подтянулся к краю мраморного бассейна и обеими руками поднял хрустальные призмы. — Демон из Горнего Воздуха запер душу младенца в этих кристаллах.

— Я видела, что ты пережил в моем сне. — Женщина лежала на спине в бассейне сада, протирая сонные глаза. — Брось Ожерелье в воду.

Рик на миг, на свой последний миг заколебался, но вспомнил, где он. Ослушаться Владычицы Сада — это к добру не приведет. Он снял цепь наговорных камней, ожидая немедленной кончины от своей смертельной раны. Но боли не было, даже когда он выпустил Ожерелье и оно скользнуло в воду с тихим плеском.

Спокойное лицо владычицы озарилось улыбкой:

— Ребенок шевелится!

Рик Старый приподнялся на цыпочках, улыбаясь высохшим лицом:

— Значит, миры спасены!

— Они — погремушка для моего ребенка, — сказала владычица, улыбаясь. — Мой сон научит этого малыша состраданию и великим порывам сердца. Нет, я еще не буду кончать этот сон.

— Благодарю, благодарю тебя, великая владычица! — Рик Старый поклонился, почти взлетая от облегчения. И только одна печаль омрачала радость завершенного приключения. С надеждой посмотрел он на счастливую женщину, нянчащую свой раздутый живот. — Есть только одно, что глубоко огорчает меня, владычица. Азофель...

— Погиб, я это знаю. ^— Величественный взгляд женщины грустно опустился долу. — Здесь, во дворце, я чувствую его потерю. Хотя сон мой и стал сильнее от света, который он принес в жертву.

— Именно так, госпожа. — Кобольд с мольбой шагнул вперед. — Это твой сон. Разве ты не можешь в этом сновидении вернуть Азофеля к жизни?

Лежащая глянула сквозь чернильные пряди, оторвавшись от радостного созерцания чрева, где ребенок зашевелился снова. И в голосе ее была грусть.

— Нет, Рик Старый. Не так сильна моя магия, чтобы оживить Лучезарного. Азофель погиб. Он отдал себя, чтобы жило мое дитя, и всегда он будет чтим в нашей памяти.

Рик опустил лысую голову и попятился прочь.

— Хочешь еще что-нибудь сказать, старик? — спросил ее голос.

— Ничего, госпожа. — Он встал на колени, чтобы спуститься с края бассейна. — Я рад за твоего ребенка. Рад за тебя — и за все миры.

— Тогда следуй за своей радостью прочь, кобольд, и вернись в миры. — Женщина лежала в бассейне, волосы ее разлились в воде как кровь. — Азофеля больше нет, но свет его нельзя уничтожить. Он слился с моим сном и дал мне силу кое-что чуть-чуть подправить. Надеюсь, тебе это будет приятно.

Рик не стал докучать безымянной владычице вопросами. Ее ребенок ожил. Миры спасены. Не чуя от радости ног, он побежал по булыжникам, усыпанным золотом листьев, прижимая руку к груди, ища рану от стрелы, но раны уже не было.

Цветы и листья потускнели под косыми тенями наступающей ночи. Вечерний пурпур окрасил фиолетовое небо, выцветая в ультратоны невидимости, и в непроницаемой черной пустоте не мерцала ни одна звезда, не плыла луна, лишь тянулась глубина безбрежной тьмы. Над этими чуждыми пределами спала и видела сны иная жизнь, бегущая от всякого света, отец дитяти, даже во сне творящий искаженные, изуродованные, злые формы тьмы, приближающиеся из ночи. Даппи Хоб был такой тенью Безымянного во сне женщины. Что теперь стало с этой тенью, когда демон повержен?

Кобольд, спеша и спотыкаясь в папоротниках и цветах, добежал, запыхавшись, до края древнего колодца. Не глядя по сторонам, он взбежал по скособоченным камням, удивляясь собственной бодрости. По лестнице он спустился в морозный и светлый синий день.

Сплетенные лианы сбросили его на гребень снежной дюны. Он споткнулся, упал на ледяное поле и завертелся над своим отражением. Ветер смел со льда весь снег, и Рик Старый видел себя явственно. Вьющиеся рыжие густые волосы, лицо без морщин, если не считать озабоченной складки между красивыми серыми глазами — грусть по Азофелю и пугающие мысли о тьме, которая сопровождала его спуск из ночного сада.

— Папа! — пискнул из утреннего тумана детский голосок. — А я тебя нашла, нашла! Теперь моя очередь прятаться.

Рик Старый взметнулся, вставая на колени. Он узнал этот детский голосок с мокрым пришепетыванием. Амара, его младшая дочь, умершая много лет назад...

Девочка с бледным лицом, с хрупкими плечами и русыми косичками летела по льду к нему в руки.

— Я тебя нашла!

Рик Молодой схватил девочку и в изумлении поглядел на нее из самой глубины сердца. Смотрел изо всех сил, пока не увидел сквозь страх и надежду, что она настоящая — и что действительно начинается новая жизнь.

 





Реклама: