А.А. Аттанасио — Тёмный Берег

А. А. Attanasio

THE DARK SHORE

1996

 

Библиотека Луки Бомануара — http://www.bomanuar.ru/

Scan — Очень добрый Лёша, spellcheck — Гаджи Раджабов

 

Перевод с английского А. Н. Рогулиной

Серийное оформление и компьютерный дизайн А. С. Сергеева

Аттанасио А. А.

А92 Темный Берег: Роман / А. А. Аттанасио; Пер. с англ. А. Н. Рогулиной. — М. : ООО «Издательство ACT», 2001. — 544 с, [16] л. ил. — (Век Дракона: коллекция).

ISBN 5-17-008143-Х

 

ББК 84 (7 США)

© А. А. Attanasio, 1996

© Перевод. А. Н Рогулина, 2001

©ООО «ИздательствоАСТ», 2001

 

 

Сказано — в цепи творения первым рожден мир Ирт. Первым вышел он из горнила огненного Начала, первым утвердился среди холода и мрака.

Сказано — Ирт, сотворенный из утренних теней мироздания первыми лучами Бытия, вознесенный меж неизреченной мощью Начала и непостижимой пустотой Бездны, вращается под лучами Извечной Звезды — источника магии, источника жизни. Ирт, вращаясь, прядет удачу и гибель, тьму ночи и свет дня.

Но однажды для светлого Ирта настали темные дни.

Ибо с дальнего Темного Берега явились полчища змеедемонов, коими правит страшный Властелин Тьмы, заплативший некогда за власть над силами Мрака кровью своих воинов…

Ибо встать против могущества Зла могут лишь немногие избранные. Только — циничный вор по прозвищу Бульдог, юный ясновидец Риис, рожденный на Темном Берегу и обретший на Ирте личину человека-кота, отважная дева Джиоти — да еще горстка отчаянных храбрецов, дерзающих бросить вызов силе Властелина Тьмы…

 

 

Я отдам тебе хранимые во тьме сокровища.

Исайя, 45:3

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

Бульдог — вор со звериными метками из фабричных трущоб Заксара.

Вороний Хлыст — взяточник, фабричный надсмотрщик в Заксаре.

Врэт — предводитель Храбрецов, предавший их гремлину Темного Берега ради власти над змеедемонами.

Все Облака — мифический жрец доталисманических времен, собравший, по легенде, изречения, составляющие священные тексты Висельных Свитков.

Гвардия Сокола — грозный отряд, защищающий Наместника.

Гремлин — мелкий злой дух с Темного Берега, обладающий черной магией и злобным разумом.

Джиоти — дочь Кеона Одолского.

Дрив — герцог и волшебник Ховернесский, герцог Укса, Наместник Совета Семи и Одного, получивший этот пост после убийства Храбрецами его предшественницы и сестры, герцогини Мивеи.

Змеедемоны — фантомы с Темного Берега, обладающие на Ирте невероятной силой.

Кавал — отставной мастер клинка Дома Одола, кроме того, служитель в Братстве Мудрецов и Сестричестве Ведьм; нарушитель барьера, побывавший на Темном Берегу.

Котяра — созданная звериными метками личина Рииса, волхва с Темного Берега.

Крабошляп — агент службы безопасности фабрик в Заксаре, Зул.

Лазор — виртуозный мастер Чарма, один из первых, кто ввел талисманические инструменты и оружие.

Лара — ведьма, убитая на Темном Берегу.

Лебок — маршал Гвардии Сокола.

Мастер Аг — адепт в святилище мудрецов у вершины самой священной горы Ирта — Календаря Очей.

Мивея — герцогиня Укская, Наместник, убитая Храбрецами.

Нетте — наемница из Дома Убийц.

Огры — мощные и разумные протолюди, ненавидящие Чарм.

Одноглазый Герцог — прадед герцогини Мивеи и лорда Дрива; он разбил все армии своего времени и объединил Ирт в семь доминионов под главенством Укса.

Поч — сын Кеона.

Ромат — полугном, палач у Храбрецов; единственный из банды, избежавший мщения лорда Дрива.

Сестричество — ведьмы, партнеры мудрецов в религиозных применениях Чарма.

Сивиллы — духи срединных небес, иногда спускающиеся на Ирт; славятся талантами предсказателей. Предание гласит, что они никогда не лгут.

Совет Семи и Одного — правящий орган Ирта, составленный из Наместника Укского и одного представителя из каждых других доминионов Ирта:

Дрив, Наместник, герцог Укский;

Альта, маркграфиня Зулская;

Кеон, маркграф Одола;

Лина, заклинательница Мирдата;

Мак, ярл Чарн-Бамбара;

Ралли-Фадж, колдун Паучьих Земель;

Рика, заклинательница Нхэта;

Тилия, королева ведьм Мальпаисских Гор.

Старая Сова — военный псевдоним волшебницы Рики.

Сто Колес — агент безопасности, работающая на промышленных магнатов Заксара.

Тиви — беспризорница с обрывов Заксара.

Три Слепых Бога — Смерть, Случай и Справедливость.

Тролли — свирепые некрофаги, обитатели Кафа, пустыни на Ирте.

Умная Рыбка — бывшая воровка, философ, владелица знаменитой рыбной харчевни на верфях Заксара.

Упавшая звезда — некая сущность в форме звезды, эндемик морей пропитанного Чармом эфира в срединных небесах над Иртом.

Фаз — отец Кеона Одолского, дед и учитель маркграфини Джиоти.

Факел — баронет Укский, вдовец Мивеи, отец двух племянников герцога, последних в роду.

Хазар — известный покровитель искусств, супруг чародейки Альты.

Храбрецы — многочисленная банда мусорщиков, которые пытались восстать против пэров, правящего класса Ирта, и были разбиты лордом Дривом.

 

ПРОЛОГ

ЗА КРАЕМ СМЕРТИ

 

Сила ведьмы в волосах. И те, кто убил ее, об этом знали. Они срезали длинные пряди, скрутили их узлами и этими жуткими шнурами связали своей жертве руки и ноги. Мертвая, обнаженная, она лежала неподвижно, обратив застывшее лицо к темному ночному небу. В черных зрачках отражались звезды, яркие спирали света, по которым мы оба спускались к ней из темноты небес. Бесшумные, как свет, неотвратимые, как боль, мы мчались к ней так быстро, как только могли, и осколки звездного света сверкали в вихре наших волос. Но ее уже не было.

Убийцы сделали свое дело. Ведьма погибла. Ее искалеченное тело, над которым мы так долго трудились, валялось на лесной подстилке, словно выброшенное старое платье.

Склонившись над телом, мы услышали слабый отголосок жизни — еле слышное пение, угасающее в черноте смерти и отчаяния. Тень смерти.

Я отпрянул. Мы не должны были этого слушать. Еще немного — и вместо того чтобы найти ее душу, мы потеряли бы свои.

Но где же искать ее? Конечно, в том мире, где она обитала. В лесу. И наверняка неподалеку отсюда.

Ты склонился над ней и замер в неподвижности. «Пойдем, — позвал я тебя. — Тень смерти очаровывает, но она жестока. Волки воют даже от эха ее мелодии. Это плач исчезающей души».

Но ты не слушал и не шевелился. И тогда я отправился на поиски в одиночестве.

Даже ночью я видел следы ног убийц на мягкой лесной подстилке. Они вели на запад, к мрачной стене холмов. Темные, неуютные тропы, скрытые в чаще дубов и орешника, вывели меня к вершине. Отсюда открывался вид на реку и город. Я огляделся.

В свете луны серебристой змеей извивалась река. Именно туда захотят попасть убийцы, чтобы утопить душу ведьмы. В воде душа должна съежиться и испариться — но убийцы не хотят, чтобы это произошло рядом с городом. Они боятся, что ядовитые испарения повредят их семьям. А значит, душа еще не потеряна…

Но у реки следы убийц терялись. Вероятно, они зашли в воду, и я не знал, куда теперь идти — вверх по течению или вниз.

Я опустился на колени у самого берега. Вязкая грязь вздрогнула, как лягушачья кожа. Протянув руки, я коснулся воды ладонями. Теперь я знал все об этой реке, извивающейся черной лентой между холмами и огнями города. Несущая Тени, Травяные Плечи, Шаги Ветра — все это были имена, которые давали реке давно исчезнувшие местные племена. Названия, которые помнили лишь бродившие в лесах призраки.

В ответ на мое прикосновение духи леса собрались у воды, пытаясь вместе со мной почуять тонущую душу и ее убийц. Я легонько погладил воду, отправляя призраков в погоню.

Фонари городской пристани отражались в темной воде излучины, делая ее похожей на сверкающую руку ангела, прорвавшую ткань ночной тишины, чтобы передать мне крик горя. Вернувшиеся призраки принесли слабый стон — последнее биение жизни ведьмы.

Этого мне было достаточно. Теперь я легко определил местонахождение жертвы — там, выше по течению.

Я неслышно продвигался вдоль галечных пляжей и ивовых зарослей, оставляя позади призрачные отражения березовых островов. Вот он — слабый запах бессильной ярости. Убийцы завершили свою работу. Ночь вокруг них расплескалась тошнотворным запахом тонущей души. Под сводами леса злыми красными глазками мерцали сигареты — убийцы табачным дымом пытались отогнать зловонные испарения смерти.

В лунном свете я поднялся из нависшего над рекой тумана. Убийцы с воплями побросали свои сигареты. Они были уверены, что я пришел по их души. Но они были мне не нужны. Я даже не стал их преследовать. Я пришел за душой ведьмы и нашел ее на илистом дне реки, дрожащую, полуразрушенную, полную страха и боли — но еще живую.

В стеклянной сфере умирающего сознания метались странные тени — как будто новая жизнь пыталась слепить себя из осколков старой. Но такое, увы, невозможно. Душа уже разрушена. Никогда больше она не сможет принять человеческий облик. Никогда не будет трудиться для нас среди полей и холмов этого маленького мирка. Мы больше не увидим ее весенних танцев при луне и буйных плясок в цветочной пыльце лета, не услышим веселых песенок, которые она распевала на закате.

Ведьма мертва. Часть ее души погибла, и Анимула, этот астральный падальщик, уже разросся на омертвевшей ткани. Я дотронулся до нее и не почувствовал ничего — только холод и одиночество. И тогда я опустил ее в воду.

Она закричала — как она закричала! И в ответ на ее вопль внутри меня разверзлась пустота. Жизненная сила умирающей души взметнулась в последнем крике, а потом рассыпалась в прах и исчезла, как несбывшееся желание.

Но осталась темная сущность свершившегося, тень исчезнувшей души — Тень Смерти. Та сила, что заставила тебя застыть возле мертвого тела ведьмы, теперь не выпускала меня из реки, в темных водах которой растаяла ее душа. Я не мог противиться этим чарам. В них была вся притягательность жизни далеких предков и густая, чувственная темнота глубокого сна.

Я не мог шевельнуться. Пустота, возникшая на месте погибшей души, сковала меня своей черной музыкой. Струйки воды крутились вокруг моих ног, побуждая двигаться хотя бы по течению, но я оставался неподвижным. Мы оба попали в эту ловушку — я здесь, а ты там, в лесу, возле мертвого тела ведьмы, от окровавленного лица которой ты не в силах оторвать взгляда.

Мне еще долго придется слушать эхо ее предсмертного крика. Ничего, я подожду. Подожду, когда убийцы вернутся на место своего преступления — только вкус их горячей крови освободит меня из холодного плена мелодии смерти.

Но пока я жду, я обречен слушать эту музыку. Как будто душа — это просто мелодия, которую кто-то сыграл. Просто мелодия. А теперь осталась только тень музыки — тихая, едва различимая, — но я слышу ее, несмотря ни на что. Я слышу ее сквозь плеск солнечных лучей на поверхности воды, сквозь шум ночной темноты и звон разбивающегося звездного света — тихая, как смерть, она разлита везде.

 

Пробудил меня зимний холод. Солнце еще не встало, и над замерзшей рекой поднимались струйки тумана. В своем оцепенении я едва заметил, как прошло время — я мог лишь безучастно наблюдать яркие краски осени, течение реки, течение дней…

Убийцы так и не вернулись. Только холод вывел меня из скорбного транса. Снега и льды покрывали землю, скованную песней смерти погибшей ведьмы…

Белые горы тонули в зимнем тумане. Я вернулся туда, где оставил тело, но оно исчезло. И тебя тоже не было. Солнце пробиралось по холодному небу в ореоле замерзшего света.

Не найдя тебя внизу, я перенес поиски на небо. Но твой огромный дом в облаках был пуст, и голубые стены отражали лишь синеву прозрачных небес. Пустой оказалась и алхимическая лаборатория. Все твои реторты, перегонные кубы, горны и извивающиеся кольца змеевиков исчезли. Вероятно, ты теперь там, откуда когда-то пришел к нам, в том сверкающем мире, где пылает Начало Вселенной. В мире Светлого Берега. И ты забрал туда все свое алхимическое золото, весь запас магического вещества, ради сотворения которого поселился когда-то в моем мире. Здесь остались лишь те несколько крупиц, что поблескивают сейчас в моей ладони, багряные, как клочья заката.

Для такого, как ты, создания света эти крохи ничего не значат. Вероятно, ты просто не заметил их на полу своей огромной лаборатории. Но для нашего холодного мира эти крупицы чуда станут семенем, из которого прорастет магия. Крупицы чистой энергии. Когда они лежали на моей ладони, я чувствовал, будто нахожусь в двух мирах сразу. Я оставался созданием тьмы и вместе с тем видел невообразимо яркий свет твоего пламенного мира.

Бродя по гулким коридорам твоей покинутой лаборатории, по холодным пустым залам, заполненным лишь твоим отсутствием, я принял решение. Я снова спущусь вниз, вернусь в лес и опущу семена твоей магии в плодородную почву Темного Берега.

Если я правильно возделаю почву и сумею применить те таинства, которым ты меня учил, посеянная энергия постепенно взрастет. И когда-нибудь у меня достанет магии, чтобы последовать за тобой.

Я знаю, куда приведет меня твой след. Туда, куда ты забрал дух ведьмы, свободный от разрушенного тела и раздавленной души. На Светлый Берег. К источнику Созидающего Света.

 

Ее звали Лара. Мы подобрали ее ребенком в лесу. Мы спасли девочку от диких зверей и даровали ей власть над всем лесом.

И когда она танцевала для нас, под кожей ее переливалось голубое пламя.

Она плыла по миру, словно облачко тумана, светлая, как капелька росы. Она исцеляла больных и кормила голодных — все, кто нуждался в ее милосердии, обретали его. Лара помогала им даже больше, чем нам с тобой. У нее было доброе сердце. А магию свою она применяла так легко и бесхитростно, что я не мог не влюбиться. Ты тоже любил ее — по крайней мере мне так казалось. Разве не наша любовь превратила ее из одичавшего звереныша в прекраснейшую танцовщицу во вселенной?

С тех пор как она умерла, ее благоухание разлито повсюду.

 

Теперь, после смерти Лары, меня ничто больше не привязывает к этому миру. Ничто, кроме несокрушимых цепей времени. Но я не сижу сложа руки и скоро сумею разбить их.

Это я виноват, что она погибла. Ты выбрал меня из многих, чтобы я помогал тебе. Ты считал меня достаточно сильным, чтобы поддерживать порядок среди моих соплеменников. Ты доверял мне. Хуже того, она мне тоже доверяла.

Я потерпел неудачу, потому что недооценил опасность. Я так сильно любил Лару, что не замечал, как боялись ее в округе.

Еще бы она их не пугала! Ветер разговаривает с небом, деревья — с ветром, а Лара говорила с деревьями и рассказывала их тайны любому, кто спрашивал. В лунные ночи она собирала звездное молоко и могла одним только пением отогнать боль и вылечить рану. Как бы она ни старалась помочь, они не могли не бояться ее.

Но я не оправдал надежд Лары. Я убил ее своей любовью. Надо было быть внимательнее. Да и ты мог бы приглядывать за Ларой — но тебя интересовала только твоя алхимия. Только золото.

Да и потом, как я мог заметить, что кто-то боится Лару, если меня все боялись гораздо сильнее? Ты ведь сам этого хотел, верно? Ты искал сильного помощника, который собирал бы алхимические ингредиенты и держал всех подальше от твоей темной магии.

Ты — как ветер. Пришел и ушел.

Страсть, сон, смерть — вот что видели в Ларе окружающие. Я должен был раньше обратить внимание на их испуганные взгляды. Но я не замечал очевидного, поскольку привык видеть то, что невидимо другим.

 

Море одряхлело в своей каменной постели — но меня уже не волнуют подобные мелочи. Я сбросил оковы времени и вознесся выше самих небес.

Те крохи алхимического золота, что ты позабыл когда-то в нашем мире, дали хорошие всходы. Теперь у меня достаточно магии, чтобы превратиться в такого, как ты, — в создание света. И я уже достаточно силен, чтобы покинуть Темный Берег и подняться по звездной лестнице в твой блистающий мир.

Дух Лары ведет меня за собой, и я не тоскую по тому темному миру, что остался позади. Я отбросил тоску, как огородник выбрасывает выполотый сорняк. И теперь я поднимаюсь все выше и выше, туда, где льются потоки яркого света. Передо мной — новый мир, мир за краем смерти.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИРТ

 

17. В цепи творения первым рожден Ирт. Первым вышел он из горнила огненного Начала, первым утвердился среди холода и мрака.

18. Ирт — изначальное место. Он лежит в преддверии Начала и сотворен из утренних теней мироздания первыми лучами Бытия. Вознесенный между неизреченной мощью Начала и непостижимой пустотой Бездны, Ирт, вращаясь, прядет день и ночь, удачу и гибель.

— Начала, 2; 17 — 18

 

Молчание слушает.

— Висельные Свитки

 

1

ЗМЕЕДЕМОНЫ

 

Во времена Завоевания коврига хлеба почти везде стоила одинаково — один глаз тритона. Этот черный с изумрудным и алым отливом заговорный камушек не больше детского ногтя несет в себе крошечный заряд Чарма. Глазом тритона можно на одну ночь отогнать сон или вылечить небольшую рану, можно вскипятить три чашки голубого чая, протянуть нить света через семь ночей, раздуть небольшой ветерок — а можно купить за него у пекаря душистую с пылу с жару ковригу орехового хлеба.

Бродяжка Тиви выбрала последнее. Двадцать семь дней таскала она магический камушек в нагрудном кармане жилета — обычного одеяния медника. Двадцать семь дней этот крохотный наговорный талисман впитывал тепло ее тела. Тиви взяла камушек на счастье — она искала работу. Но ни на больших фабриках, ни в жалких хибарах кузнечного квартала ее услуги никому не требовались. А значит, питаться приходилось на помойках.

Когда муки голода стали невыносимы, Тиви решила проесть свой талисман.

Это случилось в Заксаре, крупном промышленном центре графства Зул, чудом примостившемся на крутых прибрежных утесах. По одну сторону города шумело море, по другую простиралась бесплодная пустыня Каф. Над трубами многочисленных фабрик и мастерских поднимался серый дым. В маленькой пекарне на улице Иноходцев не было даже окон. Но хлеб, который пекарь протянул Тиви, был горячим и душистым.

Быть может, разумнее было бы воспользоваться магическими свойствами талисмана и отогнать на одну ночь сон и усталость — спать на городских улицах небезопасно. Но Тиви утешала себя тем, что будет клевать носом с полным желудком.

Сын пекаря укрепил камушек Тиви на острие плоской треугольной скорлупки стреловидного ореха. Три расположенных треугольником глаза тритона составляли простейший магический амулет — квойн. Основание амулета можно было делать из чего угодно, было бы только плоским. Конечно, богачи использовали специальные золотые пластинки, но для сына пекаря из Заксара годилась и скорлупка. Он все равно собирался израсходовать свой квойн на ближайшем празднике.

Достаточно одного-единственного амулета, чтобы проплясать до утра и с рассветом выйти на работу свежим и отдохнувшим. Сын пекаря сделал их дюжину. Он хотел участвовать в праздничном шествии.

Так амулет с камушком Тиви оказался в руках громилы, который охранял вход в зал для танцев. Утром этот громила укрепил амулет в основании призмы — несложного амулета в виде пирамидки, основанием которой служит квойн. Он сделал целых семь призм и отдал их фабричному управляющему. Взятка должна была обеспечить ему хорошее место у конвейера.

Нечистого на руку управляющего звали Вороний Хлыст. Добавив к подношению еще тринадцать призм, он, в свою очередь, дал взятку секретному агенту по прозвищу Сто Колес, чтобы она не слишком усердствовала с охраной складов, которые управляющий потихоньку разворовывал.

По заказу Ста Колес мастер-чармодел сделал из этих призм наплечный охранный талисман для бургомистра. Тот принял дар благосклонно и продлил контракт агента. А замысловатый амулет поспешил преподнести ее милости чародейке Альте, присовокупив этот дар к обычной городской дани. Муж Альты, маркграф Хазар, известный покровитель искусств, заметил оригинальную вещицу. Ему понравилось, что такой хитроумный амулет собран из простых грубых призм. А заметив, что некоторые квойны амулета сделаны из ореховых скорлупок с улиц Заксара, маркграф решил подарить амулет Наместнику в качестве эмблемы своего бедного графства.

Так глаз тритона попал в летающий город Дорзен, столицу богатой южной провинции Укс, перекочевав из кармана безработной жестянщицы к самому Наместнику лорду Дриву, правителю всех провинций Ирта. Поначалу новый хозяин не обратил внимания на очередной амулет. Новые подношения каждый день появлялись на главном дворцовом алтаре — и каждый день Знающие уносили их прочь, чтобы извлечь заключенный в амулетах Чарм и наполнить силой могущественные талисманы Наместника. Но перед этим лорд Дрив всегда приходил взглянуть на подарки. Он считал это долгом вежливости.

Как известно каждому школьнику, Извечная Звезда излучает Чарм. Растения усваивают это излучение, животные накапливают его в своих телах, и только человеку нужны амулеты, чтобы овладеть Чармом. Глядя на груду подарков на алтаре, лорд Дрив вспоминал, как говорили об этом мудрецы и ведьмы — все эти рассуждения об эволюции, о возникшем еще в Начале Начал явлении перемещения сознания от Извечной Звезды в пустоту, о неизбежности заселения холодных миров Бездны — Темного Берега…

Груду подношений венчали несколько серебряных брусков. В их полированных гранях отражалась стройная фигура самого герцога. Смуглое юное лицо с тяжелым подбородком обрамляли черные как смоль волосы. Коротко стриженные у висков, они лежали на шее свободными локонами. Выражение лица можно было бы назвать суровым, если бы не смягчавший его взгляд глубоко запавших глаз — неожиданно синих, как далекое море. Наместник был одет в простой коричневый с черным кантом мундир, единственными знаками его почти неограниченной власти были золотые гербовые звезды у ворота и потертый белый кожаный пояс с амулетами, обтягивавший стройную талию.

Наместник подошел поближе, еще раз оглядел груду подношений, скользнул рассеянным взглядом по пустым галереям дворца и снова повернулся к алтарю. Там, среди мерцающих черных камешков, серебряных брусков и других стандартных вместилищ Чарма лежал необычный охранный амулет, собранный из грубых самодельных призм. Подняв его, Наместник вдруг услышал знакомую тихую мелодию томления, слабый отзвук его собственной судьбы. Он вздрогнул и опустил амулет на алтарь.

Еще в детстве, едва научившись провидеть, лорд Дрив выяснил, что ему вряд ли суждено узнать истинную любовь. Он полюбит лишь раз в жизни, и предметом его любви станет простолюдинка, которую к тому же не так-то просто будет отыскать. С тех пор он несколько раз ощущал ее далекое присутствие, но никогда так ясно, как теперь. Вероятно, какая-то часть этого примитивного амулета раньше принадлежала ей.

Лорд Дрив отвернулся от алтаря, проклиная внезапно вспыхнувшую надежду. Ну почему это произошло именно теперь, когда ему совсем не до любви?

Прикосновение к амулету вызвало в его душе приступ щемящей тоски — такой же, какую он, тогда еще зеленый юнец, испытывал, размышляя о своей недостижимой любви. Как мало времени прошло с тех пор! Но в те счастливые дни еще жива была его сестра Мивея. Старшая сестра. Это ей по праву принадлежала герцогская мантия. А юный брат герцогини мог беспрепятственно мечтать о том, как убежит с неведомой возлюбленной и будет жить трудами рук своих, как простой подданный. Конечно, все были бы возмущены его поступком — но ничем, кроме семейного скандала, это тогда не грозило.

Когда Мивея погибла, тяжесть герцогской мантии легла на плечи юного Дрива. Подобно своей сестре или герцогине-матери, он не может позволить себе бросить все ради любви. Для могущественного правителя Укса интересы страны важнее всего.

Даже если отыскать незнакомку возможно.

Мивея умерла тысячу дней назад. Тысячу тяжелейших дней Дрив делал все, чтобы стать хорошим герцогом Укса и хорошим Наместником семи доминионов. Он разрешал бесконечные коммерческие споры и на какое-то время добился процветания торговли. Он объявил и выиграл несколько небольших войн — и каждый раз лично появлялся на поле брани, непреклонный в своем решении стать достойным наследником сестры. Его стараниями во всех доминионах Ирта снова установился порядок, такой же незыблемый, как и во времена правления Мивеи.

Внезапно Дрив понял, что если он не воспользуется периодом стабильности и не попытается найти свою любовь прямо сейчас, то потеряет ее навсегда. Потом у него уже не будет ни времени, ни амулета.

С помощью Чарма Дрив изменил свою внешность — сотканная магией Чарма кожа из света представляла древнего старика из бедных кварталов, сгорбленного и замшелого, как потрепанное бурями старое дерево. Вынув из охранного талисмана нужный ему глаз тритона, Наместник смастерил Искатель — амулет, который должен был привести его к той единственной, что предназначена ему судьбой.

Искатель указал на север. Легкий крейсер перенес лорда Дрива через бесплодные равнины Кафа в графство Зул и приморский город Заксар. Крутые узкие улочки вывели его в промышленный район, к дыму фабричных труб и лязгу литеен.

За свои семнадцать тысяч дней лорд Дрив так ни разу и не побывал в Заксаре, и теперь был до глубины души потрясен нищетой, царившей в этом промышленном центре. В городе, на дымных фабриках которого изготавливались почти все амулеты мира, многие вообще не имели доступа к Чарму. Сотни бедняков целыми днями рылись на свалках и в мусорных контейнерах в поисках кусочка наговорного камня или осколка ведьминого стекла — эти «ценности» можно было выменять на пищу.

У одного из таких контейнеров Искатель в руке Дрива трижды шевельнулся и замер. Хозяйка глаза тритона была совсем рядом. Где-то на этом усыпанном кучами зловонного шлака дворе скрывается женщина, предназначенная ему судьбой.

Дрив приподнял крышку мусорного ящика и заглянул внутрь. Среди обрезков металла и обломков упаковочных ящиков спала, свернувшись клубочком, бродяжка Тиви. Она была почти вдвое моложе Наместника — вот почему в детстве он никогда не ощущал присутствия этой женщины! Тогда ее еще и на свете не было…

Грязные каштановые волосы Тиви были коротко острижены, лицо выпачкано сажей — при других обстоятельствах лорд Дрив никогда бы не счел ее привлекательной. Но зная, что Тиви — та, единственная, он смотрел на ее лохмотья, тощие руки в синяках и разбитые коленки совсем другими глазами.

— Эй, дедуля! — грубо окликнул кто-то. Дрив повернулся. На него надвигалось сразу несколько агрессивно настроенных юных оборванцев с палками в руках.

— Ты не туда забрел, дедуля, — недобро ухмыляясь, сообщили они. — Это наша улица! А ну, покажи, что у тебя в кулаке!

Дрив спрятал Искатель в карман и показал преследователям скрюченные старческие руки.

Мальчишки окружили его и принялись щипать, дергать за волосы и тыкать своими палками. Один из юнцов порвал ему плащ, другой залез в карман и вытащил золотой диск амулета, усаженный наговорными камнями, среди которых затерялся крошечный талисман Тиви.

— Глянь-ка! Старикашка-то прямо клад откопал! Дрив не успел ничего сказать, когда тоненький голосок из-за его спины произнес:

— Верните ему эту штуку, ребята.

Крышка мусорного ящика распахнулась. Тиви выкатилась наружу и встала рядом со стариком.

— Брось, Тиви! — возразил тот, кто держал Искатель. — Лучше посмотри — это же целый амулет! За него мы получим больше, чем за несколько десятков призм!

— Отдай, — повторила Тиви. — Старику эта штука нужнее, чем нам.

— Не валяй дурака, сестренка! — нахмурился мусорщик и на всякий случай отскочил подальше. — Старикашка свою жизнь уже прожил. Нам о себе думать надо!

Но Тиви шагнула вперед и протянула руку.

— Отдай амулет, вонючка, а не то расскажу о твоих делишках Бульдогу. Ты меня знаешь.

Эта угроза явно возымела действие.

— Послушай, Тиви, почему мы не можем поискать что-нибудь для себя? Зачем тебе нас закладывать?

— Верни амулет.

Мальчишки боязливо переглядывались. Наконец тот, что держал амулет, со вздохом протянул его Тиви.

— Держи, старик, — сказала девушка, вкладывая Искатель в морщинистую руку незнакомца. — Забирай свой амулет и катись откуда пришел.

Дрив внимательно смотрел на свою спасительницу. Ни грязь, ни обметанные губы не помешают ему запомнить черты ее лица. Пожалуй, эту девушку нельзя назвать непривлекательной. Она просто огрубела от уличной жизни… Горькое выражение на кроличьем личике бродяжки потрясло Дрива. Жизнь явно не щадила ее — да и что это за жизнь, если у тебя даже дома нет! Наместник хотел заговорить с девушкой, но та лишь дружески сжала на прощание его плечо и ушла вслед за неприятными молодыми людьми, которые ее разбудили.

— Пойдем, — крикнула она им. — Может, и мы найдем свой Чарм.

И Тиви зашагала вперед через грязный двор, уводя своих спутников подальше от старика. Дрив хотел было последовать за ней, но не успел и шагу шагнуть, как в мозгу его пропел громкий сигнал тревоги. Он не слышал этого сигнала уже много сотен дней, со времен последнего сражения. Наместник даже застонал от разочарования. Он был уверен, что причина вызова в очередном разгорающемся восстании — ну почему нельзя было подождать с этим до тех пор, пока он не разберется со своими личными делами!

Дрив быстро сунул руку под фальшивую оболочку, коснулся магического пояса и повесил над Тиви Защитный Глаз. Чары продержатся всего один сезон, и сама девушка даже не узнает о них, но все это время Глаз будет обеспечивать ей слабую магическую защиту. Потом он постепенно развеется потоками магического ветра, идущего от сновидений лишенных Чарма людей.

Когда Тиви скрылась из виду, Наместник нехотя сбросил иллюзорную оболочку и вызвал крейсер. Только наверху он узнал, зачем его вызывали. Увы, на этот раз дело было не в мятеже. На фабриках Ирта случались порой забастовки, но то, что произошло, не имело к ним никакого отношения.

На борту крейсера был хрустальный шар, в котором Наместник смог собственными глазами увидеть разрушенную деревню. С первого взгляда могло показаться, что здесь пронесся ужасный ураган — но никакая буря не могла разорвать в клочки всех жителей деревни. Погибли даже маленькие дети.

Капитан и его люди ничего не знали о причинах катастрофы. Они лишь постарались побыстрее отвезти Наместника к месту трагедии, туда, где среди зеленых лугов Чарн-Бамбара еще вчера мирно стояла маленькая деревушка. Герцог спустился вниз, чтобы лично все осмотреть. На мягкой земле отчетливо отпечатались следы огромных когтей.

А дома в Дорзене их уже ожидали новые сообщения из Чарн-Бамбара — разрушенные деревни, убитые жители, растерзанные путешественники… Теперь Наместнику было уже не до мечтаний. Немногие уцелевшие в один голос рассказывали о падавших с неба свирепых монстрах, равных которым по силе и жестокости еще никто не видел.

По приказу лорда Дрива в Чарн-Бамбар были направлены отряды Гвардии Сокола. Они должны были патрулировать местность и докладывать о происходящем лично Наместнику. И только когда погиб третий отряд, Дрив согласился последовать рекомендации советников и обратиться к специалистам из Дома Убийц.

К этому моменту во дворец доставили хрустальные шары погибших отрядов. Все они показывали что-то немыслимое — на Соколов напали жуткие змееподобные монстры с длинными щупальцами и острыми когтями. Наместник глазам своим не поверил. Змеедемоны! Но ведь все знают, что змеедемонов не существует. Каким же образом сумели материализоваться эти твари из страшных сказок?

Шли дни, а в Дорзен все продолжали поступать сообщения одно страшнее другого. Стоит им стать достоянием гласности — и государство захлестнет волна паники. В отчаянии Дрив прилагал все усилия, чтобы скрыть происходящее. Пока это ему удавалось в основном потому, что уничтоженные деревни находились в малонаселенных районах Чарн-Бамбара. В остальных провинциях жизнь текла своим чередом, и лорд Дрив на людях продолжал вести себя так, будто ничего не произошло. Только оставаясь в одиночестве, он позволял себе расслабиться и проявить озабоченность. Над Домом Дорзен, испокон веков правившим в Уксе, нависла серьезная опасность. Даже основатель династии, знаменитый Одноглазый Герцог, общий предок всех ныне здравствующих правителей, выигравший когда-то кровопролитную войну со Свирепыми Царствами и объединивший доминионы, и тот не попадал в такое тяжелое положение, в каком оказался сейчас Наместник.

Всего несколько дней назад дела Дрива шли настолько хорошо, что можно было даже позволить себе помечтать о любви. И вот теперь на его земли обрушились полчища невиданных чудовищ. Никто, кроме, быть может, некоторых магов, не верил всерьез в их существование, но ночь за ночью кошмарные твари опускались на хутора и деревни Чарн-Бамбара, сея ужас и опустошение. И, что самое ужасное, змеедемоны были неуязвимы для Чарма.

Дома, в Дорзене, лорд Дрив начертил магический круг и вызвал в нем образ змеедемона. Оказалось, что эти твари совершенно не похожи одна на другую. Даже руки с длинными когтями у многих заменяли скользкие извивающиеся щупальца. Лорд Дрив выбрал экземпляр без щупалец, хотя бы с виду похожий на человека. Он надеялся, что, рассмотрев змеедемона поближе, сумеет разобраться в его побуждениях.

Мерзкая тварь оказалась на голову выше Наместника. Со своей глянцевито-зеленой шкурой и зазубренной спиной, переходящей в узкий бич хвоста, она напоминала скорее крокодила, чем человека. Крепкие руки и ноги заканчивались длиннейшими изогнутыми когтями. Но наибольшее впечатление производила свирепая морда с оскаленными острыми зубами и скошенным рыбьим лбом, из-под которого яростно сверкали крошечные злые глазки.

Лорд Дрив отшатнулся и тут же заметил еще одну отвратительную деталь: в складках кожи на брюхе чудовища прятались другие морды, такие же злобные и свирепые, как и та, что венчала его толстую шею. Содрогнувшись, Наместник развеял видение. Чудище исчезло, оставив после себя брызги мерцающего света.

Некоторое время лорд Дрив простоял, молча разглядывая этот свет. Он даже думать теперь боялся. Что, кроме страха и отчаяния, могли принести ему новые размышления?

Из оцепенения его вывел чей-то настойчивый голос:

— Сир, у меня для вас новости.

Герцог повернулся. В одном из темных дверных проемов виднелась знакомая фигура Нетте, мастера оружия из Дома Убийц. Лорд Дрив кивком позволил ей приблизиться. Никогда раньше правящий Дом не обращался за помощью к наемникам из Дома Убийц. Обычно они сражались на разных сторонах. Но раньше на Ирт никогда не нападали змеедемоны.

Нетте откинула капюшон и шагнула вперед — низенькая энергичная женщина с квадратным, блестящим от загара лицом. В центре двора она остановилась и замерла в лучах жемчужного света — безошибочного инструмента для обнаружения оружия и ядов. Для Нетте это был уже седьмой такой обыск за последние несколько часов. Первый раз ее обыскивали при входе в Дорзен.

По окончании процедуры ей придется поделиться с Наместником своими знаниями — а этого мастеру оружия делать не хотелось. Хотя Нетте и видела лорда Дрива впервые — нанимал ее маршал Лебок, — она все же недолюбливала нового Наместника, лишь по нелепой случайности оказавшегося на троне. Кроме того, в Доме Убийц вообще не жаловали правящую династию, вот уже много поколений принципиально отвергавшую услуги Дома.

«Но теперь сбылся ваш худший кошмар, Дорзены, и Чарм больше не может вас защитить. Недолго нам осталось ждать твоего падения, гордый лорд Дрив», — злорадно подумала Нетте, опускаясь на одно колено. Склонив голову, она сняла защиту и настежь распахнула свои мысли, предоставляя Наместнику возможность прочесть то, что его интересует.

— Встань, Нетте, и говори вслух, — негромко произнес герцог. Голос его был теплым и дружеским — именно такой и ожидала услышать Нетте. Именно эти интонации она привыкла презирать. Но без охранных амулетов ей было трудно справиться с удивлением и неожиданной симпатией к правителю, который сам хочет услышать правду.

Нетте подняла голову и взглянула Наместнику в лицо. Уголки глаз его едва заметно подергивались, а красивые губы чуточку искривились Наместник боялся правды. Нетте вдруг осознала, что правитель не пользуется Чармом, чтобы произвести впечатление на собеседника.

«А он вовсе не так заносчив», — подумала Нетте, и сердце ее болезненно сжалось при мысли о том, что именно она должна сейчас сказать.

— Мои слова предназначены только для ваших ушей, — проговорила она, пристально глядя на собеседника. Неужели он не понимает?..

— Я не буду больше скрывать происходящее от людей моего Дома, — твердо ответил Наместник. Он обернулся налево, в сторону погруженной в красноватую тьму семейной галереи, и Нетте увидела на его лице выражение искренней печали. — Мы все должны знать правду. Поэтому я и приказал Лебоку нанять тебя. А теперь говори, и пусть каждый в Уксе услышит тебя.

Мастер Клинка склонила голову, но сочла своим долгом предупредить еще раз:

— Властелин Тьмы сказал, чтобы я передала это вам одному.

Лорд Дрив сошел со ступеней алтаря и жестом приказал Нетте выйти из круга жемчужного света и присоединиться к нему.

— Ты встречалась с ним? — Наместник с трудом сдерживал нетерпение. — Встречалась с повелителем змеедемонов?

— Да, — подтвердила Нетте. Как спокойно герцог выпустил ее из магического круга! Поразительно… — Я встречалась с Властелином Тьмы, повелителем змеедемонов.

— И что же?

Герцог даже не пытался скрыть испуг под маской ложной гордости. Он взял собеседницу под руку, подвел ее к мраморным ступеням алтаря, сел сам и заставил усесться ее. Можно было подумать, будто они давние друзья.

— Расскажи мне все.

Мастер оружия окинула Наместника холодным оценивающим взглядом, но в глубине души ей уже начинал нравиться этот незадачливый правитель с честными глазами. Пожалуй, она попытается смягчить удар, который сейчас нанесет.

— Мое сообщение адресовано вам лично. — повторила она в третий и последний раз. «Предупреди его трижды». — Прочтите мои мысли и решайте, стоит ли рассказывать всем о том, что вы узнаете.

Дрив надул щеки и печально развел руками, показывая, что выбора у него нет.

— Я — герцог Дорзен Дрив, Маг Парящий, Повелитель Укса и глава Совета Семи и Одного. Как я могу вступать в переговоры с монстрами? Нет, Нетте. Духи этого алтаря никогда не позволят мне обмануть чаяния моего народа. Что хотел передать мне повелитель змеедемонов? Скажи это громко и вслух.

— Хорошо, сир.

Нетте из Дома Убийц опустила длинные ресницы и приготовилась внимательнейшим образом наблюдать за реакцией герцога.

— Властелин Тьмы велел передать вам, что в отличие от своих солдат он не монстр, не змеедемон и не пришелец из других миров. Властелин Тьмы утверждает, что он человек и родился на Ирте. Вы сами вышвырнули его в Бездну, как и многих других, и теперь он вернулся, чтобы отомстить.

— Вздор! — фыркнул лорд Дрив. — Так просто меня не одурачишь. Из Бездны не возвращаются! Нетте приподняла веки.

— Он вернулся, сир.

— Откуда ты знаешь?

— Я Нетте, мастер клинка из Дома Убийц, гений обмана и повелительница лжи. Могу ли я не узнать правды, столкнувшись с ней лицом к лицу?

Лорд Дрив печально улыбнулся этой насмешке, чем вызвал у Нетте еще большую симпатию. Ей пришлось прибегнуть к специальным упражнениям, чтобы подавить эмоции и заставить голос звучать сухо и бесстрастно.

— Нет, сир. Духи Дома Убийц никогда не позволят мне обмануть ваши чаяния. Вы наняли меня, чтобы разыскать Властелина Тьмы. Я разыскала его и уверяю вас, что он не иллюзия. Он то, чем себя называет.

Наместник, как испуганный ребенок, стиснул руку Нетте. Он знал, что она не лжет.

— Но как он мог вернуться из Бездны? Ведь у нее нет дна.

— Есть, сир, — прошептала в ответ Нетте. — И называется оно Темный Берег.

— Миф, — покачал головой Наместник.

— В таком случае этот миф уничтожает сейчас жителей Чарн-Бамбара. — Она помолчала, дожидаясь, пока лорд Дрив поднимет к ней измученное лицо. — Вы же сами видели донесения. Сотни людей разорваны на части.

Лорд Дрив внезапно выпустил ее руку и поднялся на ноги.

— Змеедемоны вполне реальны. В этом я больше не сомневаюсь. Думаю, их вызвал к жизни какой-нибудь маг, а они от него сбежали.

— Сир, вы забываете простые вещи, — напомнила Нетте, поднимаясь вслед за герцогом по широким ступеням к алтарю. — Ни один маг не может вызвать больше трех демонов одновременно. А их уже несколько десятков, и все время появляются новые. Целый отряд магов должен был бы работать без устали, чтобы получить такие результаты. И даже в этом случае наш Чарм без труда развеял бы наваждения.

Герцог остановился.

— Ты уверена, что эти твари неуязвимы для Чарма?

— Они ведь не с Ирта, сир. А значит, неподвластны нашей магии.

— Но они же живые существа, Нетте! Они разрушают дома и убивают людей.

— Да сир, они более чем реальны, — мрачно ответила Нетте. — Но реальность их мира отличается от нашей. Я проделала не один опыт — но результат был неизменен. Змеедемоны и их повелитель невосприимчивы к Чарму.

— Ты же только что сказала, что повелитель змеедемонов родом с Ирта. Разве Чарм не должен на него действовать?

— Змеедемоны защищают своего повелителя. Даже когда он далеко от них, он все равно неуязвим.

— Сложные существа не бывают неуязвимыми. Тебе ли, Убийце, не знать этого. — Герцог заложил руки за спину и неторопливо прошелся взад и вперед. — Должен быть какой-то способ победить их.

— Я не смогла найти у них уязвимых для наших амулетов точек. Быть может, Властелин Тьмы и пришел с Ирта, но сейчас он Ирту уже не принадлежит.

— Допустим, это правда. Тогда получается, что он вернулся из самой Бездны, чтобы отомстить мне. — Лорд Дрив остановился возле самого алтаря. — Кто он?

— Он говорит, что вы хорошо его знаете. Когда-то он поднял против вас меч Таран, и…

— Врэт! — Лорд Дрив вздрогнул, как от удара.

«Ну конечно! Уж если кто из изменников и мог вернуться из Бездны, то только он, это чудовище в образе человека, жестокий и хитрый безумец».

— Теперь он зовет себя Худр'Вра, — осторожно заметила Нетте.

— Он убил мою сестру!

— Мой господин… — Нетте шагнула к Наместнику, но отступила, услышав, как тот скрежещет зубами от бессильной ярости. «Вот стоит самый богатый человек в мире, — подумала она, — но никакое богатство не поможет ему откупиться от этого кошмара».

Наместник был вне себя от гнева и горя. Чтобы успокоиться, ему пришлось закрыть глаза и обратиться в глубину своего сознания, открыть душу черному океану пустоты, глубокому, как разделяющая планеты тьма.

После смерти Мивеи Дрив каждую ночь поднимался в обсерваторию поглядеть на плывущие в черном небе бесчисленные звезды. Тысяча ночей миновала с тех пор, и только недавно Наместник научился обходиться без пустоты ночного неба. Теперь он черпал пустоту внутри себя.

Когда холодные глубины остудили его гнев, Наместник повернулся к Нетте и громко спросил:

— Подтверждаешь ли ты, мастер оружия, что Властелин Тьмы — это изменник по имени Врэт?

— Да, — обреченно кивнула Нетте.

«Проклятие!»

Наместник собственными руками вышвырнул Врэта в Бездну. С тех пор перед его глазами все время стояла эта картина — сухопарый выскочка на краю Бездны, его перекошенная от страха лисья физиономия тает, расплывается и пропадает навеки… Тысячу дней лелеял Дрив это воспоминание. Только оно могло притупить боль потери. Именно здесь, возле центрального алтаря, погибла когда-то Мивея. Здесь Врэт сразил ее мечом Таран.

Теперь, когда герцог справился с эмоциями, он отчетливо понимал, что Врэт мог вернуться из Бездны только в качестве бога.

«Неудивительно, что мне не удавалось увидеть пресловутого Властелина Тьмы даже в хрустальном шаре. Он стал невосприимчив к Чарму!»

— Сир, — осторожно прервала Нетте его размышления. — Сир, это еще не все.

— Да, я понимаю, — устало ответил герцог. Под маской его смирения скрывалась плохо обузданная ярость. — Еще этот сумасшедший выставил какие-то условия. Какие же?

— Когда в Илвре рассветет, Властелин Тьмы уничтожит Арвар Одол, — кратко ответила Нетте.

Наместник выслушал новость с каменным лицом. Главное сейчас — не дать воли эмоциям. Арвар Одол — самая маленькая из провинций Ирта. Растерзай самое слабое животное, и все стадо будет дрожать перед тобой.

— И каковы же его требования?

— Никаких требований, сир. На рассвете змеедемоны нападут на Арвар Одол и уничтожат его. Властелин Тьмы намерен продемонстрировать, что его армия способна справиться не только с маленькой деревушкой. Когда падет летающий город, весь Ирт узнает, что такое гнев Худр'Вра.

Герцог ушам своим не поверил.

— Это безумие!

— Думаю, вы правы, сир, — печально кивнула Нетте. — У этого человека выраженные психопатические наклонности сочетаются с полным отсутствием совести. Он убежден, что все живое создано, чтобы служить ему. Люди для него ничто, сир.

— И что же нам делать с этим психопатом, Нетте? — с горькой усмешкой спросил герцог.

Мастер оружия печально покачала головой:

— Властелин Тьмы требует вашей капитуляции, сир. В противном случае он угрожает опустошить все провинции — никто во всем Ирте не спасется от его гнева.

— То есть он хочет восстановить против меня весь мир? — Наместник горько рассмеялся. — Ты считаешь, он действительно пощадит остальные провинции, если я сдам Укс?

— Нет, мой господин, — тихо ответила Нетте.

— Спасибо, Нетте, — мрачно произнес Наместник. — Я тоже так думаю.

— Каков будет ваш ответ, сир?

— Ответа не будет. — Наместник снова принялся вышагивать вдоль алтаря. — Не будет. Ты хорошо поработала, Нетте. Можешь идти. Я прикажу, чтобы тебе выплатили премию.

Нетте изумленно уставилась на него:

— Неблагоразумно с вашей стороны увольнять меня, сир. Вам нужен хороший мастер оружия.

Дрив взглянул на нее через плечо и криво улыбнулся:

— Если то, что ты рассказала, верно, то и тысяча мастеров оружия не смогут спасти меня от змеедемонов. В остальных случаях мне достаточно будет той защиты, которую обеспечивает Пояс Власти. Ступай, Нетте.

— Спасибо, сир, — вежливо поблагодарила Нетте и добавила с неожиданной теплотой: — И да сопутствует вам удача.

В глубине души Нетте далеко не бесстрастно восприняла известие об отставке. Несмотря на предубеждение, она уже начала уважать этого печального сдержанного юношу, который не поддался панике и готов с достоинством встретить свою судьбу.

Когда Нетте ушла, Наместник простер руку к сводчатому потолку, и темные ниши по краям зала осветились переливающимися радужными огнями.

— Разошлите нашу беседу с мастером оружия Нетте по всем провинциям Ирта, — скомандовал он негромко, и мерцающий радужный круг принялся вращаться по часовой стрелке. — И объявите о немедленном внеочередном созыве Совета Семи и Одного.

В красноватом сумраке фамильной галереи заметались члены семьи Наместника. Все они — и сыновья Мивеи, два мальчика, не достигших еще пяти тысяч дней от роду, и их отец, хитрый и честолюбивый баронет Факел со своей новой женой, молчаливой леди Вон, и их многочисленные придворные, слуги и прихлебатели, — все старались убраться как можно дальше от Наместника, которого Властелин Тьмы объявил своим главным врагом. Непохоже, чтобы кто-нибудь из них стал пробиваться через защитный барьер, чтобы подойти к нему. Но Дрив все же не стал снимать защиту. Решения, которые надо принять, тяжелы сами по себе. Не хватало еще, чтобы его обвинили в пристрастности.

Вращающаяся радуга огней остановилась и погасла. Светлая лужица жемчужного света в центре зала превратилась в большой прозрачный стол, вокруг которого собрались правители всех провинций Ирта. На самом деле каждый из них находился в центральном зале своего дворца, но наговорный талисман, который поместила над Иртом бабка Дрива, позволял проводить такие собрания.

На этот раз в отличие от предыдущих заседаний Совета семеро лидеров не скрывали своего страха. Раньше, когда никто не знал, что представляет собой Властелин Тьмы, можно было храбриться. Но теперь все они слышали доклад Нетте.

— В Арвар Одоле объявлена общая тревога, — провозгласил маркграф Кеон. Трясясь от негодования, он поднялся с места. Слышно было, как шуршит его жесткий плащ-амулет. — Я взываю к Совету. Городу нужна военная помощь — и немедленно. Одним нам против Властелина Тьмы не выстоять.

Совет единодушно вынес соответствующее решение, и лорд Кеон умолк, но поза маркграфа по-прежнему оставалась напряженной. Непривычно было видеть выражение суровой решимости на холеном лице надменного аристократа.

Глядя на каменные лица членов Совета, лорд Дрив подумал, что в каком-то смысле Властелин Тьмы уже одержал победу. Не важно, что Совет намерен продолжать борьбу, — все равно все они бессильны против змеедемонов. Об этом говорил и ярл Мак из Чарн-Бамбара, где каждую ночь продолжали зверствовать змеедемоны. Он рассказывал о выкорчеванных фруктовых садах, о дорогах, которые мерзкие твари разметали по камушкам, о разрушенных деревнях и их растерзанных жителях.

— Вам надо спрятаться, Дрив, — настаивала леди Рика, заклинательница с Островов Нхэт, в свое время — надежная союзница матери Дрива и крестная Мивеи. Как и все члены Совета, леди Рика знала Дрива с младенчества. Только она да еще леди Альта из Зула хотели, чтобы Дрив остался жив. Остальные просто наслаждались его ужасом — особенно враги семьи, такие, как загадочная красавица королева ведьм Тилия с Гор Мальпаиса или высохший, сморщенный, как гриб, старичок, у которого при разговоре изо рта вырывались язычки голубоватого пламени, — колдун и чернокнижник Ралли-Фадж.

— Да-сс, — прошипел колдун, и голубой огонек осветил его иссохшее зеленоватое лицо. — С-спрячьсся! Исчезни! Откажисссь от влассти!

Колдуна неожиданно поддержала Лина, тучная чародейка Водопадов Мирдата. Она поднялась с места и изрекла со своей обычной безмятежностью:

— В этом Ралли-Фадж прав, Наместник, хотя, конечно, у него свои причины желать вашей отставки. Ваша магия не должна попасть в руки врага, а значит, вы должны немедленно сложить с себя полномочия, поскольку вся эта история с Властелином Тьмы ставит под угрозу существование самого Совета.

— Отрекайсссся!

Лорд Дрив смерил колдуна презрительным взглядом и снял белый кожаный пояс.

— Никто из нас не мог предвидеть такого поворота событий, — произнес он бесстрастно. Нельзя, чтобы кто-нибудь из них заметил, какая буря бушует в его душе. Иначе потом обязательно скажут, что он бежал в панике. — Это исторический момент, — продолжал Наместник. — Да будет всем известно, что я действовал ради общего блага.

Он выдержал паузу, а затем протянул вперед пояс с магическими подвесками и торжественно провозгласил:

— Отныне я более не Наместник.

Лина благосклонно кивнула. Ее маленькие глазки, как и глаза всех остальных присутствующих, были прикованы к поясу. У Дрива от напряжения побелели костяшки пальцев.

— Согласно уставу Совета, ты должен выбрать среди его членов преемника, дабы он заменял тебя до окончания срока твоего правления. Сколько там осталось, Тилия?

— Одиннадцать тысяч двести шестьдесят девять дней, — откликнулась королева ведьм, предъявляя Совету абак, на котором, по традиции, откладывались дни правления каждого Наместника.

Послышался сдавленный смех. Это не выдержал ярл Мак из Чарн-Бамбара, лысый грубоватый маг с испещренным татуировкой лицом. В уголках глаз у него стояли слезы отчаяния.

— Да спрячьте вы свой абак! Считать больше нечего! Настал Последний День! Больше не будет Наместников — их место займет Властелин Тьмы!

— Нет! — крикнул маркграф Кеон. — Мы будем сражаться!

— Каким образом? — поинтересовалась Тилия. — Чарм не действует. Вы что, хотите драться палками и камнями?

— Убирайссся!

С поясом на вытянутых руках Лорд Дрив прошел вдоль стола и остановился перед леди Рикой. Он давно уже знал, кому уступит власть, если вдруг придется отречься от нее.

— Ты была верным союзником моей матери и сестры, — начал он. — Ты достойна завершить мой срок.

Пояс власти покачивался на вытянутых руках Наместника. Он был сложен вдвое, и прилегавшие друг к другу подвески образовывали Печать Сокола — самый могущественный талисман на всем Ирте.

— Но страшная опасность, угрожающая по милости изменника Врэта самому древнему и уязвимому из наших государств, заставила меня пересмотреть выбор своего сердца. Я отдаю Печать Сокола тому, кто сейчас нуждается в ней больше всех нас, — благородному Кеону, правителю Одола.

Надменный маркграф онемел от изумления, когда Печать Сокола — эмблема Извечной Звезды, Источника Всего Сущего — закачалась у него перед глазами.

— Согласен ли ты отринуть свои пристрастия и возглавить Совет Семи и Одного? — произнес Дрив ритуальную формулу передачи власти.

Ошеломленный лорд Кеон подался вперед, стиснув край стола побелевшими руками. Несколько долгих мгновений они с лордом Дривом молча смотрели друг на друга. Им не нужны были слова. Оба прекрасно понимали, что, пока не найдено оружие против змеедемонов, передача власти в Совете остается всего лишь красивым жестом, но маркграф с достоинством принял неизбежное — он гордо выпрямился и отчетливо произнес традиционные слова согласия:

— Да. Я, Кеон, маркграф Одола, согласен отринуть свои пристрастия и неусыпно следить за выполнением всех решений Совета Семи и Одного.

Лорд Дрив положил амулет на стол перед Кеоном и шагнул назад из круга жемчужного света.

Члены Совета произнесли слова присяги, и новый Наместник разнял половинки Печати и надел пояс-талисман. До рассвета в Илвре и обещанного нападения змеедемонов оставалось меньше суток, и продолжать торжественный ритуал не было времени. Бросив на Дрива еще один исполненный благодарности взгляд, новый Наместник поспешил закрыть заседание Совета.

Прозрачный стол с семью членами Совета исчез, и лорд Дрив остался один в темном пустом зале.

«Я все потерял…»

Он поднял руку и сжатым кулаком указал на источник жемчужного света в центре сводчатого потолка. Свет потускнел. Теперь никто не мог послать герцогу зов — ни друзья со словами сочувствия, ни враги, чтобы позлорадствовать.

Взмахом руки Дрив погрузил во тьму галерею и лишний раз удостоверился, что никто из членов семьи не сможет до него добраться. Впрочем, они и не захотят. Баронет Факел и леди Вон с детьми наверняка уже вышли из Дорзена и бегут без оглядки подальше от бывшего Наместника и мести Властелина Тьмы.

Даже лорд Кеон — и тот не пытался связаться со своим предшественником и призвать его принять участие в предстоящей битве за Арвар Одол. Дрив превратился в парию. В глубине души все считали его виновным в случившемся. Все, включая его самого. Ведь если бы Дрив казнил тогда Врэта, змеедемоны остались бы легендой. Но Дрив вышвырнул побежденного мятежника за пределы Ирта.

Поднявшись по ступеням, герцог подошел к алтарю и коснулся аметистовой панели в его основании. Панель скользнула в сторону, открывая обитый сукном тайник. Внутри лежали золотистый меч, черные ножны и красный пояс.

Лорд Дрив протянул руку к рукояти. Блестящий металл сам лег ему в ладонь, обволакивая ее своим золотистым сиянием. За тысячу дней Чарм меча ничуть не уменьшился. Он защищал руку хозяина и придавал ей силы. Трудно было поверить, что такая красота может служить злу — и тем не менее именно этим мечом была убита Мивея и сотни других невинных жертв.

Если верить легенде, этот меч в незапамятные времена выковал слепой кузнец Таре Кулкан из Хеллгейта — первый из людей, кто научился заключать Чарм в изделия из металла и без зазрения совести стал применять это умение при изготовлении оружия. Назывался меч Таран — в честь Освободителя, портного Тарана, который вынул этот меч из руки своего павшего господина и в той же битве пронзил им трех королей, чем полностью изменил ход истории. Сила меча повергла в прах целые царства и возвела портного на трон. После смерти Освободителя меч куда-то пропал, и десятки тысяч дней никто не слышал о нем — до тех пор, пока его не обнаружил этот подлец Врэт.

Лорд Дрив убрал меч в ножны. Сейчас не время для воспоминаний. Врэт вернулся.

— Нет, вы только подумайте! — расхохотался он вдруг. — Худр'Вра! Властелин Тьмы! Экое ребячество!

Смех герцога гулко отдавался под сводами пустого зала и возвращался к нему зловещими раскатами. Врэт возвращается. Сначала этот бродяга отнял у Дрива сестру, теперь — место в семье и скоро явится за его жизнью. Оставаться во дворце, чтобы встретить Властелина Тьмы с оружием в руках, не имеет смысла — это Дрив хорошо понимал. Его дело — отвлечь врага на себя.

«Конечно же, Рика права, — размышлял Дрив, надевая пояс с мечом поверх коричневого мундира. — Я должен скрыться и вступить в борьбу лишь тогда, когда будет найдено оружие против Худр'Вра».

Он отцепил от воротника гербовые звезды и осторожно положил их на алтарь. Теперь его единственным охранным талисманом будет Таран — меч, за который заплачено кровью его сестры. С этого момента начинается его долгий путь обратно в Дорзен — сюда, в этот самый зал, к алтарю власти.

Сердце Дрива стиснули ледяные пальцы страха. Он никогда не вернется! Надежды нет. Ему суждено погибнуть. Правда, пока он не чувствует приближения смерти. Пока…

Рука Дрива лежала на рукояти меча, и Чарм, заключенный в нем, позволял ему видеть, что он не умрет сегодня. Ближайшее будущее было полно красок и солнечного света — тень смерти еще не коснулась его.

«Жизнь — это надежда, — убеждал себя Дрив. — Как бы плохо все ни складывалось, мы не должны поддаваться панике. Иначе Врэт победит без борьбы. Я этого не допущу».

Но холодный ужас не отступал.

Зыбкие картины будущего расплылись и померкли. Дрив перевел взгляд на алтарь. Ни одно из лежащих там сокровищ больше не принадлежало ему. На самом деле они и раньше не были его собственностью. Дрив никогда не использовал эти дары в личных целях — только на благо Дорзена и Укса. Он гордился тем, что может в любой момент уйти, как это сейчас произошло, без сожалений оставив все своему преемнику.

«Если у меня будет преемник».

Но в этот момент взгляд его упал на амулет с глазом тритона из Заксара. Дрив поднял его и снова ощутил смутное томление, тоску по тому будущему, в котором возможна была любовь.

«А почему бы мне не отправиться к ней?» — подумал он вдруг. Глупо, конечно, но он все же взял амулет с алтаря и сунул себе в карман. И когда слабый свет талисмана растворился в сиянии его собственного Чарма, он всерьез задумался над этой возможностью. Конечно, это опасно. Но почему бы и нет? Терять-то ему уже нечего! За то время, что у него осталось, он, может быть, выяснит наконец, почему судьба привязала его именно к этой женщине.

«Судьба, — вспомнил герцог священный текст, — есть лишь игра света в сиянии Извечной Звезды, а наши жизни — экран, на который падает этот свет».

Хотя Лорд Дрив был человеком высоких моральных принципов, он никогда не был особенно религиозен. Многие поколения его предков совершенствовались в практической магии. Дрив и сам постиг эту науку и прекрасно понимал, как действуют магические камни и талисманы. Но беспокойная жизнь герцога и Наместника не располагала к размышлениям об изначальной магии Извечной Звезды, восход и закат которой он мог наблюдать ежедневно. И все же именно сейчас, стоя на пороге новой, полной опасностей жизни, он черпал умиротворение в этих словах священной книги, которые впервые услышал еще ребенком, стоя рядом с матерью в полумраке храма.

«Почему бы не исполниться предначертанию судьбы, о котором я знаю так давно? — спрашивал себя Дрив, разрываясь между холодным отчаянием и желанием поверить в чудо. — Ведь говорят же, что судьба — это вера?»

На мгновение он заколебался, подумав, что Тиви может быть опасно находиться в его обществе. Но с другой стороны, разве не всем сейчас грозит гибель? Чтобы оказаться в смертельной опасности, достаточно просто быть живым. А быть может, он даже сможет как-нибудь помочь ей…

Герцог окончательно убедился в своем желании разыскать Тиви. Слабенькая магия глаза тритона в Искателе поможет ему разыскать девушку, где бы она сейчас ни была. А дальше что? Даже если она примет его такого — без положения, без Чарма, с одним лишь мечом да амулетом-Искателем, — что они будут делать дальше?

«Судьба покажет».

Лорд Дрив вызвал слугу и велел принести обычный плащ путешественника и солдатский мешок с запасом провизии — такой, как выдавался войскам в пустыне. Больше он с собой ничего не возьмет. Все талисманы достанутся новому Наместнику. А Дрив — маг, и сам создаст себе магические инструменты, если они ему понадобятся.

Плащ и мешок Дриву принес маршал Лебок, начальник Гвардии Сокола. Со дня смерти Мивеи Лебок служил Дриву верой и правдой и прекрасно понимал, что тот задумал.

— Вам нельзя идти одному, мой господин. Маршал был расстроен и разочарован. Рыжие бакенбарды топорщились вокруг огорченного лица.

— Другого пути нет, Лебок.

Герцог отрегулировал лямки солдатского мешка и накинул его на плечи, в противовес тяжелому мечу.

— Лорд Наместник… — начал было Лебок, но спохватился и поправился: — Мой герцог, вам следует путешествовать с личной охраной.

— Нет, — нахмурился Дрив. — Чем больше будет людей, тем быстрее враг нас обнаружит.

Придется уходить не прощаясь — иначе он просто не выйдет из Дорзена. Дрив накинул голубой плащ и повернулся к старому солдату спиной.

— Как видно из твоей оговорки, дружище, Гвардия все еще считает меня Наместником. Но я уже не Наместник. Отныне ваше место возле моего преемника.

— Гвардия Сокола переходит в распоряжение лорда Кеона, — сухо сообщил Лебок. Вслед за Дривом он вышел в длинный коридор с мозаичным полом и зашагал по направлению к саду. — Мы уже получили приказ. Вечером те из нас, кто остается в Гвардии, отправляются в Арвар Одол.

Герцог резко остановился и развернулся к нему:

— Что значит «те, кто остается», Лебок? Разве дезертирство не карается смертной казнью? Маршал нервно теребил бакенбарды.

— По окончании срока правления охрана Наместника нанимается заново.

Лорд Дрив мрачно уставился на Лебока. А он-то думал, что знает этого человека!

— Мой срок еще не кончился, маршал. Произошла передача власти. И вы, и ваши солдаты обязаны повиноваться новому Наместнику.

— Мы не собираемся нарушать закон, — возразил Лебок. Его бесхитростная румяная физиономия выражала твердую решимость. — Мы просто отложим отъезд до завтра — это нетрудно. Если окаянный Врэт выполнит свою угрозу уничтожить Арвар Одол, нам больше некому будет повиноваться, и никто не запретит нам мстить.

«Это безумие!»

Герцог в ужасе уставился на него. Он много раз сражался на поле боя рядом с этим некрасивым человеком с испещренным многочисленными шрамами лицом, и тот никогда не давал ему повода усомниться в своей храбрости.

«Верный Лебок — и тот заговорил о предательстве! Анархия!»

— Я вижу, вы боитесь, мой господин, — вполголоса произнес маршал, склоняясь к уху герцога. — Мы вас понимаем. Мы тоже видели донесения из Чарн-Бамбара. Мы понимаем, с кем нам придется бороться — не важно, на своей стороне или на вашей.

В желтых глазах маршала пульсировала боль. Казалось, еще немного, и этот суровый вояка расплачется.

— Когда новый Наместник погибнет вместе со своим городом, мы вернемся к вам, чтобы вы возглавили новых мстителей. Поднимете ли вы тогда меч Таран против Властелина Тьмы?

Лорд Дрив осторожно отодвинулся от маршала. Стараясь, чтобы голос звучал как можно мягче, он ответил:

— Иди, Лебок. Я больше не твой командир — иначе я приказал бы арестовать тебя за измену.

Маршал в горьком разочаровании отступил назад и оглянулся. Герцог проследил за направлением его взгляда и через открытые двери центрального зала увидел группу встревоженных офицеров Гвардии Сокола и небольшой отряд солдат.

— Прощай, Лебок.

Герцог по всей форме отдал маршалу честь и, пристально глядя ему в глаза, добавил:

— Прошу тебя, сослужи мне последнюю службу и позаботься, чтобы никто не помешал мне уйти.

Лебок с мрачным видом глядел в спину удаляющемуся герцогу, но потом все-таки не выдержал:

— Неужели вы так и уйдете?

Распахнулись ведущие в сад металлические двери. Герцог выскользнул наружу и скрылся в серебристо-лиловом кустарнике. Он с детства знал этот древесный лабиринт со всеми его секретными проходами. Отсюда — два шага до ангаров с планерами, любой из которых умчит его вниз, прочь из летающего города.

— Что же я им скажу? — крикнул маршал. — Где вас теперь искать?

— Говори что хочешь! — донеслось из сада. — Скажи им, что я вверяю себя в руки своей судьбе!

 

2

БУЛЬДОГ И КОТЯРА

 

Сквозь вонь многочисленных фабрик Заксара пробивался багряный запах опасности. Бульдог резко остановился посреди Плавильного спуска и завертел головой во все стороны, пытаясь определить источник угрожающего запаха.

Он поднимался снизу, оттуда, где переулок вливался в лабиринт квартала лудильщиков. Принюхавшись, Бульдог различил в едком запахе слабый чесночный оттенок. Так могло пахнуть только одно существо — секретный агент Сто Колес, настоящее бедствие для тех, у кого нет собственного Чарма. Безжалостная, бесстрастная, как хирург, Сто Колес бродила по улицам, выискивая бездомных бродяг, выживающих без амулетов. Фабричное руководство специально нанимало ее для борьбы с ворами — такими, как Бульдог.

И эта самая Сто Колес сейчас приближалась со стороны лачуг лудильщиков.

Чтобы успокоиться, Бульдог набрал полную грудь вонючего воздуха и чуть не закашлялся. Плавильный спуск был застроен одними литейными цехами, и едкий дым поднимался к небу из десятков труб разом. За долгие годы стены литеен сплавились от жара и блестели голубым стеклянным блеском. В любой из этих мастерских могли делать контрабандный товар. Может, размышлял Бульдог, Сто Колес пришла сюда вовсе не по его душу?

Большую часть мирового запаса амулетов производили именно здесь, в этом вонючем аду, так что фабричных агентов тут хватало. Бульдог с беззаботным видом остановился у выпуклой стены плавильни и сделал вид, что рассматривает свое искривленное отражение. Приятно было увидеть, что взъерошенная рыжевато-коричневая грива и борода не слиплись от невыносимого жара, а гордо топорщатся над квадратными плечами и мощным торсом.

Сто Колес появилась у подножия холма. Сверкающая гибкая фигурка поднималась все выше и выше. Облако пепельно-рыжих волос развевалось вокруг нее горячим вихрем, а раскосые злые глаза на серебристом лице сверкали, как изумруды.

Бульдог внимательно следил за ее отражением в оплавленной стене. Сто Колес поднималась быстро и уверенно. Чем ближе она подходила, тем более крепкой и мускулистой выглядела ее стройная фигура. Бульдог поежился. Очевидно, она пришла сюда именно за ним. Не поворачиваясь, он медленно отошел от блестящей стены, делая вид, что все еще не заметил агента. Когда подошвы Бульдога коснулись каменной мостовой, он развернулся и помчался, не разбирая дороги, вверх по улице. Зловонные испарения вихрем клубились позади его мощной фигуры. На самом деле у Бульдога не было шансов удрать от Ста Колес — этого еще никому не удавалось сделать. К счастью, сегодня ему прятать нечего.

Бульдог как раз собирался узнать у одного полезного человека, что можно будет украсть на фабрике ночью, и потому в карманах у него не было ничего предосудительного. И все же он бежал со всех ног. Интересно же, как далеко он сможет уйти, прежде чем легендарная Сто Колес его сцапает? И тогда в другой раз он уже будет знать, сколько у него времени на то, чтобы избавиться от товара.

Вылетев из переулка, Бульдог своими оскаленными клыками и трещащими амулетами до смерти перепугал двух кузнецов. Выронив тяжелый металлический брус, кузнецы спрятались в канаву, а Бульдог, не оглядываясь, понесся дальше. Он вихрем промчался через двор кузницы, одним прыжком взлетел на грязный каменный бортик и спрыгнул вниз.

Он приземлился на грязной улочке, идущей позади лавок чармоделов, спугнув при этом трех ящерокрылов, мирно дремавших на куче сломанных ящиков. Громко хлопая крыльями, они взмыли в воздух и зависли там тремя кусочками мрака.

Запах чеснока усилился, и Бульдог снова бросился бежать. Проулок заканчивался крутым обрывом, перегороженным зубчатой железной оградой. Бульдог, не задумываясь, перемахнул через нее и, растопырив руки, полетел вниз. Он ничего не видел в густом облаке фабричного дыма, но заранее знал, куда упадет. Все воры в этом приморском городе с его обрывистым рельефом привыкли перепрыгивать на другие ярусы и знали, куда бежать в случае опасности.

Свежий соленый воздух на мгновение обжег Бульдогу горло, а перед глазами мелькнуло ясное небо и невероятная панорама окутанного клубами дыма города. С высоты огромный улей Заксара с его коптящими фабричными трубами и круто сбегающими вниз узкими улочками казался прослойкой черной слюды в камне прибрежных утесов. Далеко внизу, рассыпаясь сверкающими брызгами, ударялись о берег волны прибоя.

Бульдог поднял взгляд и увидел три украшенных гирляндами черных дирижабля с юга. Эти торговые суда пришвартовались у воздушной пристани, длинная эстакада которой выступала высоко над клубами изжелта-серого дыма. Над ними высоко в небе сверкали прозрачные миры Хеллгейта и Неморы. Даже сейчас Бульдог не мог не восхититься красотой этого зрелища. Но тут его снова поглотил зловонный городской туман.

Бульдог приземлился в водосточный желоб улицы Иноходцев, спружинив полусогнутыми ногами, выскочил на тротуар и помчался, задыхаясь, вниз по склону холма. Пусть теперь Сто Колес попробует отыскать его в этом лабиринте узких улочек!

На бегу Бульдог быстро отключал амулеты под плащом — использование Чарма делало его очень заметным в этом районе. Через несколько мгновений последние просветы голубого неба над ним исчезли, а грязный туман вокруг стал еще плотнее. Бульдог бежал теперь мимо обшарпанных металлических сараев и открытых дверей, из которых летели искры и пахло горячим металлом.

Фабричный квартал казался вымершим, так мало тут было людей. Разве что пробежит иногда какой-нибудь ученик, выполняя поручение мастера. Но Бульдог знал, что на него смотрят многочисленные обитатели улицы. Несколько раз ему удалось заметить детей, присевших на корточки за замшелыми водосточными трубами и в зловонной тени помоек. Те, что постарше, умели прятаться лучше, но и они наверняка наблюдали за происходящим из сточных канав и канализационных люков.

Бульдог сам вырос на улице, и потому для него не было секретов в этих прокопченных каменных джунглях. Он рано осиротел, жил в горелых развалинах за фабричными корпусами и быстро научился добывать себе пищу на пустырях и в отвалах, воровать ее из птичьих кормушек или с подоконников в домах рабочих, что в изобилии лепились над обрывом. Всю свою жизнь Бульдог только тем и занимался, что бегал по грязным переулкам и осклизлым ступеням разбитых лестниц, соединявших между собой бесчисленные уровни многоэтажного города. Даже не пользуясь спрятанными под плащом амулетами скорости и выносливости, он мчался быстро и бесшумно. Как вихрь проносился он мимо перегонных кубов и реторт, нырял под переплетения гигантских труб, прыгал в дренажные штольни и с легкостью находил еле заметные тропинки в кустах засохшего сумаха между складами. Он уже давно не чуял запаха Ста Колес, но продолжал бежать до тех пор, пока у него не задрожали колени.

На углу, где сливались Зрячий переулок и аллея Всех Земель, Бульдог остановился отдышаться, уперев руки в колени. Где-то наверху, там, куда не доходили зловонные испарения города, аллея Всех Земель упиралась в широкий бульвар с ухоженными деревьями и пышными особняками богатеев. В детстве Бульдог думал, что в ручьях, стекающих оттуда, обязательно должны быть частицы Чарма. Он часами возился в зловонных зеленых лужах, но так ничего и не выловил. Когда Бульдог осиротел и очутился на улице, он снова вернулся сюда, но на этот раз лужи его уже не интересовали. Промозглая сырость нижних кварталов быстро излечила его от иллюзий. Бульдог заглядывал в двери многочисленных контор, высматривая добычу. Иногда ему удавалось что-нибудь стянуть — тут горстку руды и кусочек чармопровода, там — битый магический камушек и осколок ведьминого стекла. Все это за бесценок скупали чармоделы — они всегда нуждались в материалах и рады были получить их за четверть цены.

Бульдог выпрямился и тряхнул головой, отгоняя тяжелые воспоминания. Куда, интересно, подавалась Сто Колес? Запах горелого чеснока исчез. Улица тоже была пуста, если не считать нескольких плохо одетых рабочих, пробиравшихся вверх между кучами зловонного мусора. Ни у кого в округе не было и крупицы Чарма. Неужели он убежал? Невероятно! Может быть, Сто Колес приходила вовсе не за ним?

Вспыхнувшая было надежда моментально угасла, когда в конце Зрячего переулка появилась знакомая серебристая фигура. Бульдог оглянулся, и в тумане аллеи Всех Земель разглядел такое же подозрительное мерцание. Сто Колес приближалась со всех сторон!

— Пока ты бегал, я успела поговорить с одним взломщиком и двумя контрабандистами, — бесстрастным тоном сообщила она. — Стой и слушай, что я тебе скажу. Если бы я хотела припереть тебя к стенке, ты бы и с Плавильного спуска не удрал.

Голос агента слышался со всех сторон, но Бульдог по отсутствию запаха уже понял, что приближается она с подветренной стороны, и сосредоточил свое внимание на той фигуре, что бежала навстречу ползущим по Зрячему переулку клубам бурого дыма. Он снял плащ, раскинул руки в стороны, обнажив светлое брюхо в драматическом жесте капитуляции, и демонстративно уронил на землю все свои амулеты.

— О Немезида! — дерзко выкрикнул он в лицо приближающейся серебристой фигуре. — Смотри, я беззащитен перед тобой! Мне нечего скрывать!

— Тебе всегда есть что скрывать, Бульдог.

Голос доносился сзади. У Бульдога шерсть на затылке дыбом поднялась от неожиданности. Сто Колес презрительно расхохоталась. Призрачная фигура, поднимавшаяся вверх по Зрячему переулку, исчезла, а ноздри Бульдога обожгла знакомая чесночная вонь. Он повернулся и увидел прямо перед собой красные щелочки глаз на бесстрастном лице агента.

— Ты паразит, — сообщила Сто Колес. Она подошла так близко, что сквозь сияние Чарма просвечивало ее истинное лицо — голый череп с горящими пустыми глазницами. — Ты сдохнешь с голоду, если ничего не будешь скрывать.

Бульдог ахнул, отпрыгнул назад, споткнулся о брошенный плащ и во весь рост растянулся на грязном тротуаре.

Сто Колес покачала головой. Черные стены вокруг сверкали разноцветными огнями ее отражений.

— Сядь и слушай, Бульдог. У меня нет времени гоняться за тобой. Мне еще уйму народу надо разыскать. Фабричные власти подрядили меня предупредить всех жуликов в этом городе. Утром пал Арвар Одол.

Бульдог растерянно поскреб ушибленную голову. Он мало что знал об Арвар Одоле. Конечно, это древнейший город на Ирте, но в основном его название ассоциировалось у вора с известной маркой бренди.

— Почти два миллиона дней правил Илвром Дом Одола, — бесстрастным голосом изрекла сверкающая фигура. — Ничто не могло противостоять их Чарму. — Она нагнулась пониже, чуть не накрыв собеседника своими яркими волосами. — И вот теперь этот древний род угас.

Бульдог никак не мог понять, зачем она рассказывает ему все это. «Пали во мгле королевства…» — вспомнилась ему знаменитая баллада из «Песен Истины». Он чуть было не засвистел, но побоялся разгневать агента и спросил, притворившись заинтересованным:

— И кто же теперь правит в Арвар Одоле?

— Никто, — ответила агент. В блестящей поверхности ее лица, как в зеркале, отражалась растерянная физиономия Бульдога.

— Но вы же сказали, что город пал…

— Да. Точнее, упал.

— То есть как…

Сто Колес склонила голову в немом жесте скорби. Ее рыжие волосы поникли и разметались по плечам.

— Сегодня на заре Арвар Одол рухнул в джунгли Илвра.

— В джунгли…

Бульдог ушам своим не верил. Чтобы летающий город упал на землю… В нем ведь жили тысячи людей! Но Сто Колес незачем его обманывать. Может, он что-то не так понял?

— Целый город?..

— Был полностью уничтожен.

— Но кто мог…

Сто Колес подняла голову и уставилась на него немигающими глазами.

— Змеедемоны.

— Зме… — Бульдог ошалело замотал головой. — Детские сказки!

— Из Бездны в мир явился Властелин Тьмы, — возвестила Сто Колес. — Он пришел с Темного Берега и привел с собой войско змеедемонов. Сегодня они обрушились с высоты на Арвар Одол в Илвре. Завтра придет черед других провинций и других городов. Я пришла рассказать тебе об этом, Бульдог, и спросить: будешь ли ты сражаться вместе с нами против общего врага?

— С вами вместе? — расправил плечи Бульдог. — Вы предлагаете мне сражаться за вас?

— Весь Ирт должен объединиться перед лицом этой угрозы.

Сто Колес протянула руку ладонью вверх, и Бульдог легко вскочил на ноги. Сила Чарма, поднявшая его, была теплой и ненавязчивой, как будто это он сам захотел изменить позу. «Какая, однако, роскошь подвластна этим фабрикантам!» — восхитился Бульдог и продолжал слушать удивительные слова агента.

— Мне поручено набирать бойцов здесь, в Заксаре. Ты хорошо бежал сегодня, Бульдог. Ты силен и вынослив. Из тебя выйдет славный боец. Согласен ли ты вступить в наши ряды и защищать родной город от змеедемонов?

— Боец? Из меня? — Бульдог обвел рукой рассыпанные амулеты. — Немезида, неужели ты думаешь, что если бы у меня хватало для этого Чарма, я бы стал вором?

— Ты не понял. — В огненных глазах агента полыхнуло нетерпение. — Нам нужны воины, которые могли бы сражаться своими руками и действовать своим умом — уличные бойцы, такие, как ты.

— Драчуны хороши здесь, — возразил Бульдог, указывая на грязные улицы и выщербленные кирпичи зданий вокруг. — Но там, наверху, нам не выстоять. Чарм раздавит нас.

— Чарм не защищает от Властелина Тьмы и его змеедемонов. Мы хотим набрать большую армию и попытаться справиться с ними с помощью грубой физической силы.

Сто Колес говорила негромко, чтобы не услышали окрестные жители, но в ушах Бульдога ее слова прозвучали громовыми раскатами.

— Без Чарма? — Бульдог подергал себя за бороду, пытаясь осмыслить услышанное. — Ты хочешь, чтобы я сражался со змеедемонами голыми руками? Но это же безумие!

Сто Колес резко развернулась и зашагала прочь.

— Мне некогда убеждать тебя, Бульдог, — бросила она через плечо. — Хочешь сражаться с Властелином Тьмы — приходи завтра в полдень к фабричным воротам. Пройдешь обучение вместе с остальными.

Серебристая фигура растворилась в грязном тумане аллеи Всех Земель, оставив после себя только слабый запах чеснока. Но резкий голос все еще продолжал звучать:

— А если не придешь, можешь считать себя покойником. Пока жив Властелин Тьмы, Чарм ничего не стоит. Не важно, сколько амулетов ты украл — для змеедемонов, которые тебя сожрут, они будут лишь холодными кусочками металла и камня.

Голос стих, и тут же исчез и запах.

— Подожди! — крикнул Бульдог. — Кто такой Властелин Тьмы?

Но крик его только привлек внимание прохожих. Все, кто входил и выходил из темных проемов лавок, обернулись, чтобы посмотреть на Бульдога. Вероятно, они сочли его пьяным обывателем — без плаща и магических доспехов он был совершенно беспомощен. Хорошо еще, что никто не попытался на него напасть.

Бульдог поднял с земли все свои талисманы и поспешил надеть их. С каждым новым амулетом вонь все ослабевала, а воздух вокруг становился прозрачнее.

Всего Бульдог носил тринадцать амулетов, и семь из них — черные стержни длиной в руку и в два пальца толщиной — были жезлами силы. Даже такой силач, как Бульдог, мог одновременно активизировать лишь пять из них. Остальные два он таскал на всякий случаи. Жезлы силы составляли каркас его доспехов: один посередине груди и по три с боков, они вливали силу непосредственно в его внутренние органы. Скрепляли доспехи два Глаза, примостившихся на плечах Бульдога наподобие эполет. Эти черные металлические кружки позволяли ему видеть из-за утла или в темноте лестничных проемов. На нагруднике, под самой бородой, Бульдог укрепил три звездочки. Эти амулеты улучшали реакцию и способствовали ясности мышления. Как только Бульдог подключил их, перед его мысленным взором возникла ужасная картина — мир без Чарма, захваченный змее-демонами! Именно в этом был смысл сообщения Ста Колес.

Мир рушится, подумал Бульдог и запустил руку под бороду, чтобы выключить два из трех амулетов. Жуткая картина исчезла, и он смог оглядеться по сторонам. За сводчатой колоннадой Аукциона по ту сторону Торговой площади кипела деловая жизнь. Никто здесь не знал о гибели летающей столицы Илвра — не говоря уже о ставших в одночасье реальными змеедемонах и бесполезности Чарма.

В тумане аллеи Всех Земель одна за другой проплывали покрытые дерюгой повозки. По бокам их висели дюжие грузчики. Бульдог знал, что лежит под дерюгой — мергель, добытый в обледеневших жеодах Края, где находилось единственное на Ирте месторождение магического камня. Грузчики, чиркая подошвами по булыжнику, старались подвести летающие повозки к разгрузочным причалам, где лавиной сыпались камни, поднимая в воздух густую белую пыль. Рядом с причалами толпились оценщики и покупатели от фабрик вперемешку с торговцами и чармоделами-одиночками. А вокруг рыскали воры и охранники, укрываясь среди куч розовой, как закат, грязной породы.

Бульдог всерьез обдумывал услышанное. Возможно ли, чтобы Сто Колес солгала? Допустим, ей не удалось поймать его, Бульдога, с поличным и она захотела таким способом сорвать на нем свою злость… Бульдог фыркнул и зашагал прочь, вниз по Зрячему переулку, где сверкали на солнце хрустальные занавеси и круглые окна в многочисленных лавках стекольщиков. И все же Сто Колес не могла солгать… Амулеты, даже такие дешевые, как у него, обязательно среагировали бы на мистификацию такого масштаба.

«Нет, — решил Бульдог. — Сто Колес говорила правду. Мир действительно рушится!»

Он пошарил по карманам плаща и нащупал свой последний, тринадцатый амулет — наверное, самый главный из всех, которыми он владел. Искатель. Как все Искатели, это была сотканная из золотых нитей звездочка с центральным самонаводящимся элементом. Искатель указывал направление на того, чей локон в нем закреплен. Светлая прядь в амулете Бульдога принадлежала его партнеру. Хитроумный замочек амулета был устроен так, что прядь исчезла бы, если бы его открыл кто-нибудь, кроме Бульдога.

Искатель обнаружился в потайном кармане у ворота — но Бульдог не стал доставать его. Днем его напарник спал. По меньшей мере странная привычка для того, кто обладает хоть малой толикой Чарма. Только беднейшие из бедных вынуждены бывают подвергать себя подобной опасности. Но напарник Бульдога хотел спать. Более того, если его осмеливались разбудить, он приходил в ярость.

Бульдог разжал пальцы и опустил Искатель в карман. Он решил не трогать напарника — по крайней мере до вечера. А пока надо пойти и все-таки встретиться с наводчиком. Он снова перепрыгнул через ограждение, приземлился на широком Купеческом бульваре и сел в трамвай, идущий к тому самому Плавильному спуску, откуда он не так давно удирал.

На встречу Бульдог опаздывал. Он несся сломя голову, петляя между жалкими домишками и мастерскими жестянщиков, и дважды пробегал мимо нужной ему едва заметной двери. За дверью открывался узкий подземный ход, заканчивавшийся крутой, открытой всем ветрам каменной лестницей. Называлось это место Чертов проулок.

Бульдог мчался вниз, перепрыгивая через ступени. Быстрее бежать он просто не мог — лестница была старой и полуразрушенной, и ему приходилось внимательно смотреть под ноги. Стоит один раз поскользнуться, и лететь ему до самого океана… Но даже в минуту опасности Бульдог мог думать только об одном: на них не действует Чарм.

Эта мысль была настолько невыносима, что он остановился и прижался спиной к щербатой каменной стене. В этой позе он мог поднять руки и, запустив их под бороду, настроить спрятанные там амулеты таким образом, чтобы легче было справиться с подступившим ужасом. Но легче не стало. Едкий туман сомкнулся вокруг плотной фигуры Бульдога. Занятый своими невеселыми мыслями, он не замечал теперь даже зловония Чертова проулка — но ужас не отступал.

Пришла беда — отворяй ворота. Грубые пальцы Бульдога нашарили какую-то зацепку в шершавой стене. От невероятной правды голова шла кругом. «Если на Чарм надеяться нечего, зачем я торчу в этой вонище? С тем же успехом можно отправляться к Умной Рыбке и развлекаться там, пока не придут змеедемоны».

— Бульдог! — окликнул его кто-то пронзительным голосом. — Ты ли это? Что за скулеж?

— Вороний Хлыст? — удивился Бульдог. Он поднял голову, но в грязном тумане ничего не было видно.

— Ты опоздал, Бульдог. Полдень был давно.

— Разве это не одиннадцатый поворот? — спросил Бульдог, изворачиваясь, чтобы разглядеть темную фигуру у себя над головой.

— Там ты меня и проскочил, — сообщил Вороний Хлыст. — Это уже двенадцатый. — Он уселся таким образом, чтобы его узкое, как нож, лицо оказалось на уровне глаз собеседника — Бульдог был намного выше его. — Я думал, тебя сцапала Сто Колес. Но за тобой никто не гонится. Что-нибудь не так?

— Все, — мрачно ответил Бульдог.

— И все-таки, — повторил Вороний Хлыст, — что случилось?

Бульдог больше не мог в одиночку бороться со страхом.

— Я только что узнал, — забормотал он. — Я ведь поэтому и опоздал. Я только что узнал… Вороний Хлыст изменился в лице.

— Я тоже, — признался он. — Меня Крабошляп подкараулил, когда я сюда шел. Значит, ты уже слышал? Арвар Одол…

— Рухнул в джунгли Илвра!

— Да! Так говорит Краб. Где он тебя нашел?

— На Плавильном спуске — и не он, а Сто Колес. Драпал от нее до самой аллеи Всех Земель.

— Расскажи это Властелину Тьмы, — недоверчиво усмехнулся управляющий.

— Я думаю, это ловушка, Хлыст, — решительно заявил Бульдог. Он был доволен, что кто-то, кроме него, слышал эту странную историю. — По-моему, агенты сами выдумали этого Властелина Тьмы вместе с его змеедемонами. Так они хотят запугать тех, кого не могут поймать с поличным.

Морщины на лбу Вороньего Хлыста стали еще глубже.

— И когда мы соберемся у заводских ворот, они вместо обещанного обучения просто отправят нас к мусорщикам?

— Почему нет? — Бульдог тряхнул головой, отбрасывая назад свою густую гриву. — Думаю, не стоит слушать тех, кто только и мечтает запугать нас.

— Не веришь? — приподнял бровь Вороний Хлыст. — А работать сегодня будешь?

— Зачем бы я иначе торчал в этой вонище? — фыркнул Бульдог. — Что у тебя там?

— Я знаю, где ты можешь взять столько грезоткани, сколько унесешь. Немаркированной!

Маленькие глазки управляющего сузились от возбуждения.

— Представляешь — никто не сможет проследить, куда она делась! Бери хоть всю — если не боишься визгунов.

— И много их там?

— Много. Пропляшешь всю дорогу до выхода. Бульдог одним пальцем отодвинул управляющего с дороги и зашагал вверх по лестнице.

— Приходи, когда у тебя будет настоящая работа, Хлыст. Хватит с меня плясок.

Но Вороний Хлыст ухватил могучего вора за полу плаща и полез следом за ним.

— Это хорошая работа, Бульдог. Проверни ее так же быстро, как то дело со скарабеем, и грезоткань твоя. Все так же, как тогда. Визгуны работают посменно, и я знаю их график. Что ты получил за скарабея? Мне ты дал жезл — себе, значит, оставил по крайней мере три. Ха! Риск тот же, а выручку пополам, идет?

— Пополам? — удивился Бульдог. — Получишь четверть, как всегда.

— На этот раз — половину, — настаивал шпион. — Второй такой возможности может и не представиться.

— Особенно если Властелин Тьмы в самом деле существует.

Вороний Хлыст остановился и отпустил плащ Бульдога. Ветер развевал его черные космы, так что они торчали, словно птичьи перья.

— Боюсь, что это правда, Бульдог. Но тогда грезоткань станет еще дороже, верно? Все захотят хоть ненадолго забыть о своих несчастьях. Так или эдак, мы с тобой все равно разбогатеем.

Бульдог наклонился к его уху и зашептал:

— Скажи мне, что ты знаешь, Хлыст, и я дам тебе треть. В конце концов, жизнью-то рискую я один. Вороний Хлыст кивнул, уступая:

— Но сначала ты должен обещать, что отдашь мне мою треть, даже если сам Властелин Тьмы придет в Заксар.

— В таком случае ему придется поторопиться, — ухмыльнулся Бульдог. — Я собирался заплатить тебе уже утром.

— Значит, завтра в полдень встречаемся в парке Миражей и…

Бульдог одобрительно кивнул:

— Ивовый парк над заводскими воротами.

— Ну да, оттуда мы сможем увидеть, как они набирают добровольцев, — ухмыльнулся Вороний Хлыст. — Увидим, кого наши друзья сумеют к себе заманить.

— Идет, — согласился Бульдог. — А теперь рассказывай, что знаешь.

Вороний Хлыст кивком поманил вора встать поближе к стене и принялся рассказывать, стараясь, чтобы ни одно слово не потерялось в вое ветра. Он заставил Бульдога повторить ему все слово в слово и только после этого скрепил сделку мрачной улыбкой человека, который только что вручил свою судьбу в чьи-то чужие руки и теперь должен, холодея от страха, ждать, чем все это кончится.

— Завтра в полдень в парке Миражей, — напомнил он еще раз и вспорхнул вверх по лестнице на грязную вершину Чертова проулка.

Бульдог помахал ему рукой и весело поскакал вниз, в полном восторге от заключенной только что выгодной сделки. Две трети всей грезоткани, которую сможет унести взрослый мужчина! Осталось только убедить напарника взять эту работенку на себя.

Та история со скарабеем чуть не доконала парня, и оба они поклялись, что никогда больше не пустятся в такую опасную авантюру. Но сегодняшняя сделка такая выгодная, что грех не нарушить клятву. Бульдог рвался в бой. Он достал Искатель. Чтобы активизировать его, надо было вслух произнести имя напарника.

— Котяра! — прошептал Бульдог.

Золотая звездочка Искателя немедленно создала небольшой прохладный поток воздуха, который лучше всякой стрелки вел к цели и к тому же был невидим для окружающих.

Прислушавшись к своим ощущениям, Бульдог уверенно направился к ближайшему выходу из Чертова проулка. Темный, пропахший селитрой туннель вывел его к шумной пестроте Ткацкого базара.

На залитой солнцем площади стояли рамы и висели красочные гобелены. В каждый гобелен мастер вплетал нити грезоткани, так что тем, кто мог применить Чарм, изображение казалось живым. Многоцветье красок расплескалось по всей площади и яркими лучами разливалось по широким радиальным улицам.

Все пространство между рамами заполнила толпа. Люди разглядывали ткани, кричали, смеялись, кто-то громко рекламировал свой товар, кто-то отплясывал лихую джигу… Вряд ли он сумеет отыскать Котяру в этом столпотворении — проще уж подождать до вечера, когда этот чудак сам проснется и вылезет из своего убежища. Бульдог с сожалением захлопнул амулет и водворил его на место.

Чертов проулок вывел Бульдога на другой конец города, подальше от заводской копоти и вони. Дым черным столбом поднимался к небу в восточной части Заксара, а ясное небо над Ткацким базаром портило только пятнышко Неморы — в полуденном свете даже Хеллгейта не было видно.

Веселые голоса зазывал манили Бульдога остаться здесь до вечера. А почему бы, собственно, и нет? Ведь если бы не грезоткань, за которой он отправится сегодня ночью, не было бы ткачей, а значит, и Ткацкого базара. А завтра ему, возможно, уже не надо будет платить за грезы… Вот умора!

Но сладкие мечты о богатстве прервала неожиданно трезвая мысль: «Особенно смешно будет, если Властелин Тьмы все-таки существует».

Действительно, если Сто Колес сказала правду, радоваться больше нечему. Настроение было испорчено. Бульдог выбрался из толпы и сел в трамвай, ведущий на побережье. Пряный запах Ткацкого базара преследовал его почти до самой улицы Скрипачей. Хоть бы Сто Колес солгала! Бульдогу совсем не хотелось верить, что все эти чудесные гобелены скоро будут разорваны в клочья когтями змеедемонов.

Если Чарм теперь бесполезен, то вся его жизнь потеряла смысл. Зачем он боролся и рисковал, зачем воровал и копил талисманы, если все они скоро превратятся в груду бесполезного хлама?

Эти мысли так разозлили Бульдога, что он поспешил открыть окно, чтобы избавиться от навязчивых запахов базара. Действительно, соленый морской воздух быстро помог ему прийти в себя. Утром, в фабричном районе своего детства, один на один с тяжелыми воспоминаниями и шпиком на хвосте, Бульдог был сам не свой. Теперь он снова надеялся на лучшее. Глядя на проплывающие за окном светлые здания и увитые цветами балконы улицы Скрипачей, он просто не мог думать о змеедемонах.

К тому времени, когда впереди показался океан, Бульдог уже убедил себя, что вторжения не будет. Какая армия сможет пройти через полные опасностей пустыни Кафа, чтобы добраться до голых скал Заксара? Ни у кого просто Чарма не хватит на такой поход.

Со стороны океана к городу тоже нельзя подобраться. В этих широтах Край так близок, что хватит одного порыва магического ветра, чтобы сдуть огромную армию в холодную голубизну неба. В Бездну.

Бульдог был не единственным пассажиром в трамвае. Но другие пассажиры — и чармоделы в кожаных передниках, и закутанная в покрывала молчаливая ведьма, и увлеченные беседой наставница с двумя неофитами старались держаться от него подальше. Грязный полузверь с дерзким лицом и странной неловкой усмешкой не вызывал у них особой симпатии. Но Бульдог не обижался. Более того, именно сейчас, в предвкушении лучшей сделки своей жизни, он готов был любить весь мир. Здесь, в трамвае, рядом с людьми, Бульдог мог забыть о своей профессии, мог почувствовать себя обычным горожанином — за одно это он был благодарен своим попутчикам и дружеским кивком приветствовал каждого нового пассажира.

За окном тянулись все те же светлые домики, окруженные высокими каменными насыпями. Бульдогу стало стыдно — сколько же раз он шарил в этих домишках, осваивая свое ремесло! Сколько раз обещал себе, что когда разбогатеет, обязательно возместит убытки их обитателям! Не исключено, что уже завтра он сможет наконец выполнить обещанное…

Улица Скрипачей превратилась в узкий проулок, а затем и вовсе выродилась в песчаную тропинку, петляющую между дюнами и ветхими лачугами охотников за плавником, недолговечными, как песок, на котором они стояли. Громко кричали чайки, в окно трамвая залетали соленые брызги прибоя. Бульдог, который к тому времени остался в вагоне один, насвистывал веселую мелодию. Вскоре трамвай доплыл до того места, где узкий проход снова превращался в улицу, теперь уже с другим названием. С одной стороны Океанского бульвара блестел залив, с другой — теснились многочисленные лавки.

Трамвай начал разворачиваться, чтобы ехать обратно. Бульдог спрыгнул, взметнув в воздух фонтанчик песка, перебежал через улицу и размашисто зашагал вдоль набережной, то и дело здороваясь с знакомыми моряками и докерами. Многие из них имели с ним кое-какие дела.

Целью Бульдога была таверна «Умная рыбка» — мрачная, освещенная лишь масляными фонарями берлога, где собирались рабочие из судоремонтных мастерских и кустари-талисманщики.

Хозяйка таверны, в прошлом, как и он, из воровского сословия, предоставляла своим бывшим коллегам возможность спокойно поесть и незаметно обстряпать свои делишки. Бульдогу очень нравилось расположение таверны — на дальнем конце самого длинного пирса. Отсюда весь Заксар был как на ладони.

По набережной до пирса было не близко, а Бульдог не хотел встречаться со своими бывшими партнерами и должниками. К счастью, был отлив, и можно было пройти напрямик. Бульдог слез вниз и побрел по мелководью, распугивая морских коньков и прочих мелких рыбешек.

Добравшись до пирса, он выбрался на узкий деревянный помост, где суетились рыбаки в традиционных красных перчатках и голубых непромокаемых плащах. У Бульдога и тут нашлось несколько должников. Пару раз он останавливался, чтобы договориться с ними о поставках рыбы в свою берлогу на ближайшие несколько дней. Все здесь шло своим чередом, и в знакомой суете Бульдог уже начал забывать про змеедемонов. Здесь они казались вымыслом, детской сказкой, а надежда к утру разбогатеть крепла с каждой минутой.

Перед веревочной лестницей, ведущей к люку в полу «Умной рыбки», Бульдог остановился. Когда-то это место было его единственным прибежищем. Он вырос в этой таверне, с ее рассохшимися желтыми столами, стенами из плавника, тусклыми фонарями, шаткими скамьями и пропитавшим все запахом жареной рыбы. Хозяйку таверны все так и звали — Умная Рыбка. Настоящего ее имени никто не помнил. Старая карга приютила у себя осиротевшего мальчишку и научила его всем премудростям воровского ремесла, которое сама не так давно оставила. А научив, вышвырнула вон. «Пошел вон, пес, — сказала она тогда, — ты уже выучил все свои трюки».

До того дня Умная Рыбка обращалась с Бульдогом как с человеком и ни разу не показала, что замечает его звериный облик. Последние ее слова глубоко уязвили самолюбие молодого вора. На самом деле оскорбление было еще одним, последним уроком — этим она показывала Бульдогу, что даже любовь имеет свои границы. И Бульдог хорошо усвоил урок. Даже теперь, зная о приближающемся конце света, он не смог заставить себя подняться к бывшей наставнице.

Остаток дня Бульдог провел на причале. Сидя на теплых досках, он глядел на приближавшиеся к городу черные дирижабли — торговцы с юга везли свежие новости. Вскоре после того как дирижабли подплыли к воздушному причалу, фабричные трубы перестали дымить, а в храмах отчаянно зазвонили колокола. Дымовая завеса над городом рассеялась, обнажив грязные улицы и покрытые копотью здания фабричных кварталов. Завороженный этим жутким зрелищем, Бульдог сидел неподвижно. В мрачном лабиринте промышленных районов зловещими багрово-синими язвами выделялись пятна красильных чанов. Между ними черными блестящими змеями извивались многочисленные трубы.

Вскоре в гавань вернулся флот. Вернулся на несколько часов раньше положенного срока — небывалый в истории Заксара случай! Разноцветные суда выходили в море каждое утро, и весь день их огромные паруса-талисманы впитывали излучение Извечной Звезды. Все амулеты города чеканились из этого улова, а Заксар жил за счет изготовления амулетов. В результате сегодняшнего простоя многие горожане останутся голодными. Многие — но не Бульдог.

Бульдог решил не поддаваться отчаянию. Пусть мир катится в бездну — это не значит, что он тоже должен погибать. Умная Рыбка обозвала его на прощание псом. Что ж, он докажет ей, что он человек.

В тот день, покинув таверну, оскорбленный Бульдог остановился у клетки с сивиллой. Умная Рыбка держала ее у входа, чтобы та развлекала посетителей своими предсказаниями. Бульдог откинул фиолетовый полог сушеных водорослей и сильно раскрутил клетку. Сивилла захлопала крыльями и пронзительно заверещала. Взметнулся яркий огненный язык. Глядя, как темнеют от гнева яркие крылья, Бульдог расхохотался.

Подробности того дня навсегда врезались в его память. Он помнил, как протянул руку остановить бешено вращавшуюся клетку. Помнил, как крикнул со смехом:

— Скажи мне, сивилла, я пес или человек? Странное создание выдохнуло сноп голубых искр и просвистело:

— Все зависит от того, как ты умрешь! Хохот Бульдога стал еще громче.

— Слышишь, Рыбка! Сивилла не умеет лгать. Я сам себе хозяин и никогда не сдохну, как собака, — а значит, я человек!

С тех пор прошло несколько тысяч дней, и только теперь, когда в мир пришли змеедемоны, Бульдог подумал, что скоро вопрос может быть решен раз и навсегда.

Он вздохнул и огляделся. Рыбаки разбежались, как только в храмах пробили тревогу, и теперь Бульдог вынужден был пробираться между брошенными в панике сетями и кольцами мокрого каната. С громким гудением заходили в гавань последние корабли. Но храмовые колокола уже смолкли, и над покинутым причалом разносились лишь громкие крики потревоженных чаек.

Бульдог вытащил Искатель, открыл его и позвал:

— Котяра!

Амулет привел его обратно на набережную. Теперь здесь никого не было, если не считать копошившихся у замшелой стены бродяг — эти подохли бы от голода, если бы бросили копаться в прибрежном мусоре. Улицы тоже были безлюдны, а на трамвайном круге стояло целых три пустых вагончика.

Бульдог доехал до площади, где еще пару часов назад шумел Ткацкий базар. Сейчас здесь было тихо, пестрые ткани исчезли. Повинуясь магическому ветерку, Бульдог вылез из вагона и пересек площадь. В закатном свете дома отбрасывали длинные тени. Над всем этим нависала каменная стена утеса. В обычные дни ее не было видно в грязном тумане, но сегодня фабричный дым рассеялся, и утес предстал перед Бульдогом во всей своей неприглядности. Изъеденный эрозией камень был похож на огромные пораженные болезнью легкие.

В трамвае вместе с Бульдогом ехала небольшая группа религиозных певцов. Все они бубнили что-то себе под нос и не обращали внимания на опасного попутчика с его зловещим взглядом и хищной улыбкой. Правда, Бульдог хотел, чтобы его сочли человеком, и улыбался, не разжимая губ. Зубы у него были оранжевыми.

Но знакомиться с попутчиками было некогда — призрачный след, приведший его в трамвай, теперь велел выходить. Бульдог послушно соскочил на землю возле мраморной арки в форме извивающегося дракона. Здесь аллея Всех Земель выходила на площадь Скорбящей.

На тротуаре Бульдог остановился и посмотрел вниз, в огромную яму городских трущоб и фабричных районов. Над низенькими домишками рабочих словно черные с серебром храмы возвышались купола огромных складов да высокие, как колокольни, трубы литейных цехов. Там, на этих грязных улицах, прошло его детство.

Бульдог остановился, потрясенный. До сих пор он никогда не смотрел на родной город при свете дня — черные здания, серые улицы, оплавленные стены кузниц… Все это обычно было скрыто в клубах грязного дыма.

— Нет уж, не для того я всю жизнь вкалывал, чтобы снова упасть на дно, — вслух подумал Бульдог. Но ответом ему было лишь гулкое эхо.

Следуя за легким ветерком Искателя, Бульдог запрыгнул в другой трамвай и продолжил движение вверх по аллее. Интересно, как напарник отреагирует на эту историю с Властелином Тьмы? Котяра непредсказуем во всем, кроме одного — честности. Единственный честный вор на всем Ирте. Из всей добычи он оставляет себе лишь ту малость, которая нужна ему для безопасного сна.

Вагон плыл в роще искристых деревьев. Напоенный ароматами воздух сверкал сотнями крошечных огоньков. Но как Бульдог ни приглядывался, у скрытых в густой лиственной тени роскошных особняков он не увидел ни единой живой души. Этим вечером все сидели у магических кристаллов. Бульдог фыркнул, представив себе, как похожий на черепаху лорд Хазар и тучная маркграфиня Альта, сидя в своей арктической крепости, убеждают подданных не беспокоиться.

Парк на вершине аллеи Всех Земель, где трамвай разворачивался, чтобы ехать обратно вниз, еще купался в лучах закатного света. Бульдог соскочил на землю и зашагал на восток к морю, навстречу приближающейся ночи. В садах богатеев яркими брызгами сверкали водопады и фонтаны.

Бульдогу очень хотелось пройти на другой край парка и заглянуть на смотровую площадку, откуда сейчас должен был открываться небывалый вид на город, лишенный обычной дымовой завесы. Но Искатель указывал в другую сторону. Повинуясь его прохладному дуновению, Бульдог вскарабкался по узкой тропинке к расколотому замшелому утесу, поросшему искривленными кипарисами. Грубые каменные ступени вели наверх.

Искатель отключился на самой вершине, возле кучи высохшего гуано, блестящей, словно белая эмаль. Вдали, за длинным пологим спуском простиралась вулканическая пустыня Каф. В закатном свете, на фоне слоистых багряных облаков обособленными королевствами возвышались столовые горы — целые плато со срезанными, как ножом, вершинами.

Стоя на белых от птичьего помета камнях, Бульдог крутил головой, безуспешно пытаясь увидеть напарника. Закат оказался менее эффектным, чем обычно, когда фабрики дымили до самого вечера. Воздух был чистым и прозрачным, и в слабом абрикосовом свете угасающего дня видно было, что кипарисовая роща внизу пуста. Ветер доносил оттуда запахи птиц и нагретой за день смолы, но человека Бульдог, как ни принюхивался, учуять не мог. Он вообще не ощущал чужого присутствия.

Впрочем, с его напарником все время так.

Может, он невидим?

От таких мыслей Бульдог невольно содрогнулся, и шерсть у него на затылке встала дыбом.

— Котяра…

Девять врат сумрака распахнулись, короновав фестонами красок ту точку пустыни, где садилась Извечная Звезда. Горизонт в этом месте алел, как край раскаленной бритвы. Бульдог отчетливо видел каждую складку земли на много миль вокруг. В пустыне тоже не было ни души.

Заксар поблескивал веселой россыпью огоньков. Сегодня их было меньше, чем обычно, но все же достаточно, чтобы обозначить главные улицы города. Вдоль линии берега там и сям тоже светились огни — мусорщики, дождавшись отлива, хлопотливо обследовали дно.

Бульдог как зачарованный следил за движущимися огоньками. Властелин Тьмы пытается уничтожить Ирт, а эти людишки все так же копаются в прибрежном мусоре в надежде разыскать среди водорослей, битых ракушек и обломков кораллов редкие и бесценные сокровища. Ошметки корабельного груза, осколки военных трофеев прежних веков, чародейский скарб, заплывший сюда из дальних царств, а может, и из других миров.

Скоро таких находок станет больше. Бурные ливни джунглей смоют то, что осталось от Арвар Одола, в реки Илвра. Реки вынесут обломки в океан, а прилив выбросит на берег. Но сегодня, в первую ночь после падения летающего города, добычи еще мало, и факелы мусорщиков лишь обрисовывают контуры маленькой бухты, где ютится в своей таверне Умная Рыбка.

Вспомнив о Рыбке, Бульдог в который раз обиженно фыркнул. Бывшая наставница предала его, бросила на растерзание его собственным страхам и на прощание обозвала псом. Эти слова очень больно ранили молодого вора. Именно Умная Рыбка научила его верить в себя, показала, что он не зверь, а человек и способен добраться до вершины.

«Вершины иногда оказываются глубинами», — вспомнил Бульдог слова из «Оды Талисмана». Он отвернулся от бухты и перевел взгляд на пустыню. Даже Умная Рыбка никогда не бывала в Кафе. Она лишь рассказала Бульдогу, как спуститься туда, а остальное он сделал сам. Он спустился на самое дно этого пылающего ада, чтобы обрести силы стать человеком. Вернулся он с опаленной шкурой, с ожогами на лице — и с новым компаньоном.

Когда Бульдог впервые увидел Котяру, тот бродил по пустыне, шатаясь от солнечного удара. С тех пор прошло уже дней пятьсот. Сотрудничество оказалось плодотворным — встретившись почти нищими, Бульдог с Котярой сумели на сегодняшний день накопить столько амулетов, что хватило бы на всю жизнь, если бы Чарм не имел свойства выдыхаться. Но со временем все их амулеты превратятся в кучу бесполезного хлама, и значит, на покой уходить нельзя. Жизнь бесчармового мрачна, как пустыня Каф.

— Котяра, ты здесь? — позвал Бульдог в темную пустоту. Грезоткань ждать не будет. — Котяра!

Наверху в ночном небе сверкали бесчисленные звезды и яркие пятнышки планет. Потрескивали, остывая, нагретые за день камни. Бульдог поежился и поплотнее закутался в плащ. Все. Больше кричать он не будет. Искатель привел его сюда, и значит, надо лишь подождать, и Котяра обязательно появится. Не важно, что сейчас его не видно.

Бульдог закрыл глаза и потянул ноздрями пахнувший полынью ветер.

Ничего.

Тогда он затаил дыхание и прислушался. Но биение его собственного пульса в ушах оставалось единственным звуком в ночной тишине. И вновь Бульдогу вспомнилась подходящая строчка из Свитков. «Молчание слушает».

Бульдог снова открыл глаза и увидел Котяру. В звездном свете мех его казался голубым. Несмотря на холодный ветер, весь наряд Котяры составляли лишь штаны да короткие сапожки. Он всегда так одевался, стараясь лишний раз продемонстрировать свой мускулистый торс, гладкий, как у настоящего человека.

Бульдог подскочил от неожиданности.

— Кот! Хорошо, что ты здесь! Я хотел было встретиться с тобой раньше, как только узнал, что произошло, но Ткацкий базар перегородил мне дорогу.

Котяра подтянулся и вылез на гребень утеса, потягиваясь при каждом движении. Все это время он спал под каменным козырьком, почти под ногами у Бульдога, и только ночной холод заставил его покинуть это убежище.

Бульдог вдруг затрясся в приступе мрачного хохота.

— Ты ведь не знаешь, что стряслось, верно, парень? — спросил он, отсмеявшись.

В зеленых глазах Котяры мелькнуло недоумение, и Бульдог снова нервно хохотнул.

— Пойдем! Взгляни сам, а то ты мне не поверишь.

Оставив позади поросший кипарисами утес, партнеры зашагали через парк к смотровой площадке. Но Котяре не нужно было видеть город, чтобы заметить произошедшую перемену. Ноздри его щекотал сильный запах моря — тем более сильный, что его не перекрывала обычная для Заксара вонь фабричных труб.

Одним прыжком подскочив к деревянным перилам, Котяра впился взглядом в ночь. Заксар был погружен во тьму. Только на побережье мерцали слабые огоньки факелов — мусорщики продолжали разыскивать свои сокровища. Кое-где на улицах мелькали отблески фонарей, слишком слабые, чтобы развеять ночную мглу.

Котяра резко развернулся и изумленно уставился на Бульдога. Обычно по улицам города потоками красноватой лавы катились огни бесчисленных праздничных шествий. Куда все это подевалось?

Бульдог снова рассмеялся. До чего же потешно выглядит напарник, когда удивлен! Широко раскрытые огромные глазищи с трудом помещаются на его испещренном шрамами кошачьем лице.

— Мир рухнул! — провозгласил Бульдог. Руки его нервно теребили густую бороду. — Пока ты дрых, Котяра, все переменилось. — Он вдруг придвинулся ближе и прошептал, будто усмехаясь: — Послушай, Спящий, может, ты и впрямь можешь засыпать в одном мире и просыпаться в другом? Тогда тебе стоило бы поскорее заснуть.

Котяра отшатнулся и смерил его ледяным взглядом.

— Прости, приятель, — извинился Бульдог. — У меня от всего этого голова кругом идет. Мир стал слишком опасен. Остается лишь смеяться, чтобы не спятить от страха.

В темноте, на фоне ослепшего города Бульдог начал рассказывать напарнику о том, что принес им прошедший день. Котяра не упускал ни единого слова. Наконец Бульдог умолк. Несколько долгих мгновений Котяра сидел неподвижно, а потом тенью скользнул к перилам и начал быстро спускаться вниз. Вот он уже шагает по тропинке между скал, на самом краю обрыва.

— Эй! — крикнул вслед Бульдог. Чтобы увидеть напарника, ему пришлось покрепче уцепиться за перила и далеко вывеситься вперед.

Котяра остановился и обернулся, сверкая глазами в темноте.

— Куда ты? — удивленно спросил Бульдог.

Светящиеся глаза исчезли. Только шепот в ночи, синий, словно индиго, остался там, где только что стоял партнер Бульдога. Едва слышный и все же отчетливый, он был предназначен только для ушей большого вора:

— На танец.

 

3

Я СОБИРАЮ ТЬМУ

 

Над морем возвышался холм, а на холме сидел Ромат, в грязноватых сумерках больше всего похожий на гигантскую поганку. Получеловек-полугном угрюмо глядел из-под массивных надбровных дуг, щурясь, как человек, но с абсолютно черными битумными кругами гномьих глаз, для которых нет тайн в ночи. Он высматривал огров, хозяев этих туманных земель.

От волн поднимались туманы, уносимые прочь холодным морским бризом, и в просветах этих туманов Ромат заметил первые отряды мусорщиков, ползущих по дюнам, трудолюбиво волоча крючья и сети. Вскоре он будет с ними, но сейчас спешки нет. Уже отпахав с мусорщиками тысячи ночей, он отлично знал, сколько еще пройдет времени, пока придут огры проверять их работу.

Ромат вытащил из кармана поношенной куртки лист лангора и стал скатывать его короткими пальцами, другой рукой нашаривая в кармане огниво. Прихватив обветренными, обметанными, покрытыми волдырями губами туго скрученный лист, он привычно прикурил с первой искры на резком вдохе. Лист лангора вспыхнул, тени заплясали на грубых чертах лица.

Едкий дым обжег горло, наполнил полости тела облегчением и радостью. Ромат оглядел пустые земли уже не так мрачно. Дождевые струи повисли струнами арфы над далекими островками темноты. За ними натянулись последние алые лучи дня, темнеющие в лиловость и сливающиеся с сепией моря на фоне обрыва, кустов и пригорков, встающих опаленным кружевом.

Ромат отдался ласковой эйфории травки, и она унесла его на тысячу сумерек и рассветов назад, когда он на единый миг своей жизни знал истинную силу. Он носил тогда кожу из света, выглядел в ней высоким и мужественным. И хотя другие Храбрецы посмеивались над ним за его тщеславие, только он из них и выжил. А прочие так называемые Храбрецы, собравшиеся под сенью меча Таран служить Врэту, с жалким визгом полетели в Бездну по велению могучего герцога, лорда Дрива. И только Ромат выжил, затенив свою кожу из света и сбежав сюда, в зловещие земли туманной магии и болотных гигантов — на Рифовые Острова Нхэта.

Темный дым смехом вырвался из груди — стоило ли ради этого бежать Бездны? Каждую ночь после гибели Храбрецов он не раз мрачно думал, не лучше ли было бы совсем упасть с Ирта, чем влачить жалкое существование под неусыпным надзором огров, ставивших мусорщиков не выше скотины.

И Ромат снова вперился в туманную ночь, высматривая прибытие господ. Ему хотелось уйти дальше в блестящее прошлое, в воспоминания, дававшие силы волочить крючья и сети по мелям в поисках выброшенных приливом сокровищ, но он не смел опоздать к приливу. Огры не выносили гномов и не упускали случая помучить Ромата за гномью кровь. Ни за что на свете не хотелось ему снова висеть вниз головой над ульем гадючьих ос с ядовитыми жалами, крепко зажмуривать глаза и глотать воздух короткими горячими вдохами, обжигающими горло, отдающимися в легких шипящей болью.

Он встал и потянулся, хрустнув костями. Заложив руки на лысую бородавчатую голову, с прилипшей к выступающей нижней губе самокруткой, он наблюдал, как тает последний кровоподтек дня на истыканном звездами горизонте. Не то что другие жалкие мусорщики, копошившиеся над плоскими мелями и ожидающие, пока придут господа и направят их, — он сам когда-то обладал властью. Он знал, что значит быть запуганным. И с тех самых пор очень старался не забывать, старался помнить, что когда-то он был таким, как эти, остальные, и мечтать бы не смели.

— Ромат! — позвал голос ниоткуда. Гномочеловек сделал глубокую затяжку и мрачно огляделся.

— Кто зовет? — буркнул он.

В свете звезд соткалось широкое лицо, плывущее в таинственном тумане над обрывом. Ромат в страхе выронил самокрутку и отшатнулся на негнущихся ногах. Лицо болотного гиганта словно восстало из нижних топей — огромное, распухшее, мшистое. Но лицо без тела — видение, сотканное из бледно-зеленого болотного газа. Расплывчатые черты в голубом свете звезд дышали злом.

— Что тебе нужно от меня, фантом? — спросил Ромат. — И кто послал тебя?

— Тот, кого ты знаешь и все же не знаешь, — ответил призрак и скользнул ближе.

— Кто ты?

— Тот, кто ты скажешь.

— Ты тень, — объявил Ромат, уверенный, что ночное зрение его не обманывает. — Чей Чарм посылает тебя сюда?

— Того, кто отзывает меня теперь, когда я тебя нашел. — Лицо расплылось, растаяло и обратилось в пар.

— Что это может означать? — От страха Ромат заговорил вслух. — Это не работа огров — у этих скотов Чарма и близко нет. Кто же тогда? Кто тот, кого я знаю и все же не знаю?

Ответа не было, только скользили в небе летучие мыши. Ромат со злостью затоптал окурок, стараясь убедить себя, что стал жертвой галлюцинаций.

— Готовься — ибо скоро тебя возьмут! — возник призрачный голос, и коротышка в испуге присел и оглянулся.

— Кто это? — крикнул он звездным облакам. Всепоглощающая тишина; только далекое громыхание прибоя и неслышное порхание летучих мышей.

— Так попробуй возьми! — рявкнул Ромат и зашагал вниз, кипя от страха и гнева. Такое явление, как было сейчас, требует Чарма куда больше, чем мог собрать любой известный ему смертный… «А что, если это герцог?» — вдруг ужаснулся он. Лорд Дрив поклялся отомстить за смерть своей сестры леди Мивеи каждому из поверженных Храбрецов. «Неужели он меня нашел?»

Ромат спешил сквозь болотный туман, не глядя под ноги, то и дело оступаясь с тропы в разливы грязи. Когда он добрался до зыбучего песка приливных мелей, грязь облепила его штаны и повисла сосульками на огромном уродливом лице.

Остальные рабочие — все как один люди — посмотрели на него с любопытством, но спросить не осмелился никто. Хотя он был им ростом всего до пояса, его сторонились из-за вспыльчивого характера и гномьей силы. Ромат запугал остальных мусорщиков, и никто не жалел его, когда огры пороли его жгутами медуз или вешали над гнездом гадючьих ос, потревоженных огнем.

Приближение огров спугнуло горькие воспоминания. Ромат стоял в шеренге, склонив голову, ожидая приказов.

Огры — мощные, с маленькими черными головами — пошли по рядам мусорщиков, выкрикивая команды. За ними тянулся запах — вонь паленой блевотины. Тряслись от мощного крика мохнатые гривы. Ноги, толстые как древесные стволы, уходили в мокрый песок по щиколотку, но двигались огры с пугающей легкостью. Массивные плечи сутулились, будто под тяжестью невидимых мощных крыльев.

Голые, если не считать темных от запекшейся крови килтов, огры с виду казались примитивными, хотя на самом деле обладали живым, быстрым умом. По всему Ирту они слыли великолепными тактиками, и любая армия ценила бы их совет, но огры держались особняком от всех. Чармом они пренебрегали и предпочитали жить по древним заветам предков. Умея ловить каждую возможность, они захватили Рифовые Острова Нхэта тысячу дней назад, когда герцог лорд Дрив разгромил Храбрецов — исконных жителей этих холмистых земель. Захватив болотистый берег с бесчисленными островками, огры поработили оставшихся людей и заставили их служить мусорщиками, а все добытые ценности меняли на то, что ценили выше всего: ежевичное вино из долин Чарн-Бамбара.

— На раскопку дюн! — крикнул огр и показал на троих мусорщиков, которые немедленно бросились с лопатами и щупами на нанесенные приливом песчаные холмы.

— Обшаривать пляж! — крикнул другой и послал еще троих тащить сети по скользким наносам водорослей у края прилива.

— Тралить мели!

Этот приказ обрушился на троих, стоящих рядом с Роматом, и они зашлепали по лужам, балансируя поднятыми над головой граблями.

— Эй ты, гном! — Огр осклабился. — Тралить волны! Пошел!

Ромат не осмелился возразить, хотя его задание было самым опасным. Схватив свернутую сеть, он поволок ее к мелям. Огры любили ставить самых низкорослых в глубокую воду, где могли напасть угри-убийцы и унести течения.

Выругав про себя вонючих господ, гномочеловек зашагал к дальним волнорезам. Здесь, на Рифовых Островах Нхэта, океан подходил к берегу не круто, как всюду на Ирте, а постепенно: много веков три великие реки выглаживали литораль. Но Ромат все равно оказался по грудь в воде.

Впереди разбивался мерцающими волнами уходящий отлив, и воздух был заполнен пеной. Горизонт пестрел бесчисленными островками. На многих из них огры гоняли других мусорщиков, и Ромат время от времени видел блеск грабель и отсвет на мокрых сетях.

В лагуне самого большого острова валялся дракон, его крылья блестели под черным небом. Чешуйчатое тело каталось в прибое, посверкивая молниями. Он сгибал и расправлял когти, из-под гранитных надбровий сверкали хрустальные глаза. Вдруг дракон развернулся и взмыл в пустоту, мелькнув резким силуэтом на фоне звезд в почти недвижном парении.

Что-то его спугнуло. Ромат оглядел пенные воды, высматривая все то же огромное лицо из зеленого газа, но ничего не увидел — только мусорщики ворочают мокрый песок граблями и тралят мели, а огры раскладывают костры из плавника. Конечно, привычное зрелище уверенности не добавило. Чувства у дракона куда острее, чем у прочих живых созданий, и он учуял что-то опасное.

«Лорд Дрив… — Страх перед местью герцога вернулся. — Но как? Как он мог меня найти? Ни он, ни кто другой на этой стороне Залива не знает моей истинной формы. Они ищут иллюзию, а не меня».

Он снова посмотрел в небо — дракона не было.

Ромат вернулся к работе. Не надо давать ограм повод для наказания — они наслаждаются его страданиями. Только его полезность как работника еще спасает Ромата от их издевательств. Гномья сила позволяет ему работать за двоих, и огры этим пользуются.

Ромат работал один на краю отлива, упираясь мощными ногами в дно, чтобы не унесло течением, и надеясь на судьбу, которая только и может спасти от укуса угря-убийцы.

Судьба была для Ромата спасением и проклятием. Она дала ему прожить двенадцать тысяч дней на Ирте, родиться в презренной нищете, вырваться из нее и вернуться снова. Он появился на свет неподалеку от болотистого берега, в топях, куда изгнали его мать, изнасилованную гномом. Мать умерла в родах, разорванная его огромной головой, и не было ни повитухи, ни Чарма, чтобы ее спасти. Таким проклятием была поначалу его судьба. Но она чуть повернулась — и его, почти задушенного пуповиной, нашел какой-то мусорщик и вырастил для работы на мелях. Такой была его судьба в первые десять тысяч дней его жизни. Такой она стала снова под властью огров. А между этими днями она привела его к Врэту, мусорщику, нашедшему меч Таран, и на краткий блистательный миг судьба одарила Ромата силой и властью.

Сражаясь с отливным течением, согнув мощный корпус, чтобы выволочь груз сетей, он снова мысленно вернулся в те дни, когда носил кожу из света и правил Чармом. Вспомнил наслаждение женщинами, которых брал, вспомнил, как их сопротивление разжигало желание и волю. Вспомнил радость от наказания мужчин, бросавших вызов его могуществу, увидел вновь, как захлебывался каждый собственной кровью, а он, Ромат, наслаждался их медленной, неумолимой смертью. И эти воспоминания давали ему силу, пусть даже поворот судьбы лишил его кожи из света, лишил Чарма и вернул в рабство.

Зеленую маску тумана он забыл совсем и вспугнутого дракона тоже, когда на берегу раздался первый испуганный вопль. Этот вопль наполнил ужасом всех, кто его слышал, потому что это был крик огра.

Над дюной, над кострами огров нависла зловещая тень. Ромату не было видно отчетливо, что происходит, но по возбуждению огров, по переполоху среди мусорщиков было ясно, что это нечто ужасное.

Испуганный чужим страхом Ромат присел в волнах и смотрел, как огры бегут к берегу. Внезапно они застыли как вкопанные — на дюнах появились новые силуэты, огромные и зловещие, как первый.

Пораженный Ромат видел, как огры упали на колени, демонстрируя полное подчинение.

Охваченный внезапным ужасом гномочеловек отступил глубже в море, и тут течение стало отрывать его ноги от песчаного дна. Если поддаться морю, он либо утонет, либо его сожрут угри, либо унесет в Бездну, как прочих Храбрецов, — разве что судьба улыбнется вновь и поможет выплыть на какой-нибудь островок.

Ромат решил пока не ставить жизнь на карту и вырвался из хватки отлива. Он хотел видеть, что за создания укротили огров одним своим видом.

Мимо него прошлепали два мусорщика, устремляясь в океан.

— Змеедемоны! — истерически выкрикнул один, будто предупреждая.

«Змеедемоны?» — озадаченно подумал Ромат. В детстве он слышал страшные сказки, но теперь, когда вырос, знал, что змеедемонов не бывает. Он всегда старался держаться от остальных мусорщиков как можно дальше и не слышал известий о нападении змеедемонов на долины Чарн-Бамбара.

На глазах Ромата двое мусорщиков бросились в волны отлива и отчаянно замахали руками, уплывая к горизонту.

Поглядев на них, Ромат отказался от мысли плыть на другой остров. Он лег и поплыл в потоках пены к берегу. Подплыв поближе, он лучше разглядел змеедемонов.

Высокие, как огры, скользкие, как рептилии. Из кривых челюстей торчат страшные клыки, а самое страшное — из брюх просвечивают другие лица со зверскими ухмылками и полными ярости смоляными глазами.

При виде этой мерзости Ромат сразу поверил, что у него хватит сил преодолеть легендарное течение и найти спасение на далеком острове. Он быстро повернулся и бросился в волны, но змеедемоны его уже заметили.

Хныча и повизгивая, Ромат набрал полную грудь воздуху и нырнул, держась поближе к песчаному дну. Он оставался под водой, пока легкие не стали гореть и шум в голове не сделался невыносимым. Когда же он наконец вынырнул, то увидел, что проплыл под волнорезом и теперь его уносит неумолимым отливным течением.

Перевернувшись на спину, Ромат бросил взгляд на берег. От увиденного кровь застыла в жилах. Змеедемоны поднялись в небо и летели стаей, черной и непроницаемой как сажа, и неслись они точно над ним.

С приглушенным визгом он попытался нырнуть, но воздуха в легких не было. Когда он вынырнул, змеедемоны уже спустились ниже, и в черных шкурах подбрюший стали видны головы, лица, бисерины крысиных зубов…

Ромат попытался снова уйти под воду, но когти вцепились ему в куртку и подняли в воздух. Куртка порвалась, он плюхнулся вниз, и тут же когти подцепили его за голое тело, за ключицы, он вскрикнул, и голодным писком ответили ему морды на брюхе змеедемона, щелкая на него зубами.

Когти держали его почти рядом с голодными мордами, и он стонал со страхом и болью.

Вися в воздухе, словно выловленная форель, он таращился в ночь, вниз на землю, уходящую назад. Пропали болота с рваными туманами, исчез за облаками берег, где он родился в рабстве и куда вернулся в рабство. Змеедемоны несли его в глубь страны, в горы. Он понял, что там, в усыпанном костями орлином гнезде, его и сожрут.

Рядом с бескрылым демоном раздался холодный смех, и Ромат, болезненно застонав, снова увидел зеленое лицо из тумана, оставляющее рядом с ним светящийся кометный след. Лысая морда улыбнулась злобно и насмешливо.

— Тебя взяли, Ромат! Теперь готовься встретить Властелина Тьмы! Готовься быть поверженным в прах перед Худр'Вра!

Ромат истерически взвыл, забился в судорогах, и его тело оказалось совсем рядом с лицами на брюхе несшего его змеедемона. Крысиные зубы впились ему в живот, и он дернулся назад, оставив куски мяса в жующих пастях.

Ромат истекал кровью, зажатый в стальных когтях змеедемона. Призрачное лицо расплылось с жестоким смехом, приблизилось и прохрипело с ядовитой злобой:

— Теперь, Ромат, ты наденешь тень смерти!

Когти подтащили его к голодным мордам, челюсти впились в тело. Он изогнулся в смертной муке, кровь брызнула и заклокотала в горле, оборвав безумный крик, и Ромат погрузился в бездну страдания.

Когти разжались, он упал. Разбрызгивая в темном воздухе кровь, он летел вниз сухим листом. От удара сломался позвоночник, брызнули пластинки черепа, и Ромат рухнул в озеро муки, беспомощно глядя вверх на закрывшего звезды змеедемона.

Тьма подобралась ближе, боль сковала сильнее, смерть наступала.

И на самом краю сознания Ромат увидел, как над ним нависла огромная тень.

— Ромат! — ударил голос, и снова все тело обожгла горячая боль. — Ромат, исцелись!

Страдание исчезло, и все пролитые соки тела, раздробленный фарфор костей, порванные ткани плоти собрало вместе, целыми и невредимыми. Ромат без усилий сел, ровно дыша, с ясным взором, с незамутненным разумом, будто предсмертные судороги были всего лишь наваждением.

Нависшая над ним фигура была одета в зазубренную броню. Остроконечный шлем расходился как капюшон кобры в стороны от зловещей змеиной усмешки. Глубоко в затененных орбитах щурились жарко горящие глаза.

— Ромат! — раздался голос пустоты и тьмы. — Я — своеволие смерти. Я — безразличие жизни. Худр'Вра мне имя.

— О великий властелин! — захныкал Ромат.

— Молчание! — проревел Худр'Вра, и воздух вокруг него взорвался молниями. — Я здесь повелитель, и никто не смеет говорить передо мной безнаказанно. Умри!

Торс Ромата лопнул, как распоротая подушка, хлынула кровь, окрашивая красным вопль, чернота ударила между глаз, и Ромат свалился в змеиные кольца смерти.

— Встань, Ромат! — заговорил тот же голос. — Встань и исцелись, тебе повелевает Властелин Тьмы!

Закружилась водоворотом кровь, вливаясь обратно в тело. Зажужжали молнии, сшивая плоть, закрывая раны. Ромат снова сидел на земле невредимый, в ужасе глядя на сияющую черноту.

Закрыв дрожащими руками лицо, Ромат рухнул перед великаном ниц.

— Теперь ты видишь, ничтожный, — заговорил громовой голос Худр'Вра, — что вся жизнь Ирта в моих руках. И мой каприз — здесь закон.

Ромат лежал молча, трясясь всем телом.

— Я могу тебя уничтожить и воссоздать еще тысячу раз, — прогремел голос. — Худр'Вра найдет тебя, где бы ты ни был. Нет места, скрытого от Властелина Тьмы. Как, ты думаешь, я тебя нашел? Я знаю тебя, Ромат, и моим волшебством могу найти тебя на Ирте повсюду.

Зеленый газ проник меж крепко стиснутых пальцев Ромата и обжег ему глаза страшным видением маски, которая нашла его и сопровождала сюда.

— Ты понял? — сказала зеленая маска голосом хозяина. Ромат захныкал и энергично закивал. — Говори!

— Да, властелин! Да, я понял! Понял, властелин!

— Боль — мой слуга, — произнес Худр'Вра. — Погляди на меня, человечек.

Ромат в благоговении поднял лицо.

Маска зеленого газа развеялась в воздухе — гигантская черная фигура ступила ближе.

— Мука повинуется мне. Смерть повинуется мне. Любую жизнь я леплю и переделываю, как желается мне. Ты мне веришь, Ромат?

— Да, властелин.

— Будешь ли ты повиноваться мне во всем?

— Да, властелин, да!

Змеиная улыбка черной маски стала шире. Худр'Вра вытащил из зубчатой брони черный клинок и вогнал его глубоко в землю между коленями Ромата.

— Возьми это.

Ромат дрожащими руками охватил холодный металл и с шорохом вытащил из земли.

— Теперь, Ромат, вонзи его себе в сердце. Ромат в страхе уставился на колосса тьмы.

— Вонзай!

Зажмурившись и оскалясь так, что стали видны коренные зубы, Ромат взмахнул клинком, направляя его себе в грудь. Но остановился, когда острие коснулось кожи. Воздух наполнило электричество, сухо шелестящее, как змеиные кольца, и Ромат нашел в себе силы вогнать острие в грудь.

Полыхнула боль. От ее силы мышцы свело судорогой, а от каждого невольного движения тела боль становилась сильнее. Ромат хотел только смерти, но смерть не шла. Чудовищный Властелин Тьмы заставлял его жить и страдать.

Пытка длилась невыносимую вечность. Сознанием овладевало безумие, мысль металась, мелькая, как чешуйки слюды.

— Исцелись! — велел Властелин Тьмы.

Тут же боль прекратилась. Даже следа не осталось.

— Ты промедлил пронзить себе сердце, — сказал Худр'Вра, — и я дал тебе страдать. — Когда я приказываю, повинуйся сразу. Ты меня понял, Ромат?

— Да, мой повелитель! Я понял тебя, господин! — Гномочеловек припал к земле и произнес: — Я буду повиноваться тебе во всем без колебаний и промедления.

— Хорошо. Теперь поднимись. Ромат вскочил на ноги.

— Поднимись! — велел Худр'Вра, и они поднялись в ночное небо.

Над головой безмолвно заклубился звездный туман — двое летели по ветру к сияющим прибрежным мелям, насыпанным приливами. Легче пены приземлились они на косу. Вокруг колыхались в прибое плавник и спутанные водоросли.

Властелин Тьмы оглядел пустую косу. Огры и мусорщики давно скрылись в дюнах.

— Ты хорошо знаешь эти места, Ромат? Ромат почтительно опустил голову:

— Да, мой господин. Я здесь прожил всю жизнь.

— Всю жизнь целиком? — Худр'Вра недоверчиво склонил набок голову в остроконечном шлеме.

— Почти всю, мой господин. — Ромат лихорадочно задумался, решая, чего может хотеть от него это существо с такой неимоверной властью. «Сказать правду? А как ее утаить? Он наверняка все про меня знает — или узнает, если захочет. Он подвластен герцогу? Тогда моей судьбе не позавидуешь. Он и без того убил меня уже три раза». Все мысли парализовал ужас, и Ромат механически ответил: — Я уходил из этих мест ради чар — с Храбрецами.

— Я знаю о Храбрецах, — сказал Худр'Вра, и Ромат не услышал злости в мощном голосе. — Ты служил их вождю?

— Да, мой господин. — Ромат не поднимал головы. — Я не стану этого отрицать. Я служил ему, как и другие.

— Расскажи мне о нем.

— О Врэте? — Ромат поднял глаза, увидел направленный на него горящий взгляд и заговорил поспешно, опасаясь утаить хоть что-нибудь. — Мы с Врэтом знали друг друга еще сопляками, мой господин. Мы вместе собирали мусор — он и я. Остальные меня презирали, потому что я урод. Полугном, как видите. — Он жестом показал на свое приземистое узловатое тело. — Но он — то есть Врэт, — он тоже меня презирал, но видел, что сила моя ему полезна. Я, видите ли, вдвое сильнее обыкновенного человека. И он меня терпел, Врэт то есть, даже защищал иногда. А я ему помогал тащить крюки и сети куда быстрее, чем другие могут. Именно я и никто другой вытралил коралловый грот, где был меч Таран. Это был я! Но он взял меч, чтобы объединить Храбрецов.

— И ты затаил злобу на то, что он захватил меч для себя? — спросил голос, будто из пещеры.

Ромат мысленно пожал плечами — лгать бесполезно — и сказал, как сам думал:

— Поначалу да. Ведь нашел его я. Но Врэт лучше знал, что с ним делать. По крайней мере тогда я так думал.

— Объясни.

Ромат переплел короткие пальцы.

— Я — конечно, я бы сохранил этот меч для себя. Я бы его Чармом воспользовался, чтобы сделать лучше свою жизнь. Таков я. Чего мне было им делиться? Я отверженный с рождения. Урод. Я бы сохранил его для себя и сделал бы чего мог для себя лично. Но Врэт… — полугном испустил резкий смешок, — у Врэта было воображение! Он решил использовать меч Таран, чтобы объединить всех мусорщиков Рифовых Островов Нхэта. «Почему? — спросил я у него со злостью. Ведь это я перевернул утес, ни у кого другого сил бы не хватило. — Зачем им делиться?» И умный Врэт мне объяснил, что если мы оставим меч себе, кое-какие удовольствия мы за его Чарм купим. Но если мы с его помощью поднимем многих — на штурм неба, как сказал Врэт, — мы найдем величайшие удовольствия, радости пэров. Мы сами станем пэрами! Да, у Врэта было воображение. Жадный и самодовольный человек, но с воображением. Он хотел поднять нас всех — униженных, самых презираемых обитателей Ирта. К высотам! Он обещал нам славу. Он обещал нам, что мы займем свое место среди пэров. Он использовал меч Таран ради нас всех, но никогда не выпускал его из руки. Ни разу. А мы все служили ему с гордостью. До конца.

— Конец я знаю, — ядовито бросил Властелин Тьмы. — Герцог лорд Дрив победил Врэта и вверг его и Храбрецов в Бездну. Как избежал ты этой страшной судьбы, Ромат?

— Мой господин… — сжался от стыда Ромат. Он знал, что бесполезно лгать перед Властелином Тьмы, но не мог не пытаться утаить правду. — Я спрятался. Я замаскировался под свой настоящий вид. Герцог искал человека, потому что под этой маской я был среди Храбрецов. Когда остальные пали, я увидел возможность бегства. Я испугался. Я струсил, я бежал и бросил свою кожу из света. Остальные были ввергнуты в Залив, а я сбежал сюда, на эти проклятые отмели, откуда и вышел, потому что здесь герцог стал бы искать в последнюю очередь.

— А Врэт? — спросил громоподобный голос Худр'Вра. — Что думаешь ты о нем? Осудил ли ты его за то, что он привел вас к позорному поражению?

— Осудил? Его? — Ромат поднял лицо с каменно выпяченной челюстью. Он сознался в трусости, он не станет скрывать гордости. — Мой повелитель, все, что у меня было в жизни, было его даром. В своей коже из света я брал женщин и убивал мужчин. Я знал власть. Жалею только, что мой самоуверенный хозяин не действовал тоньше. Мы были слишком смелы.

Острые глаза Властелина Тьмы сверкнули звездным огнем.

— Но если бы ты оставил меч Таран себе, Ромат, ты бы узнал довольство.

— Быть может. — «Чего хочет от меня это чудище? Почему играет со мной, как кошка с мышью?» — Мой повелитель, люди презирают меня за то, что я гном. Гномы — за то, что я человек. Ценили бы они только мой меч. Много ли довольства мог я испытать? Нет, мой господин, Врэт при всей его самоуверенности был прав, обратив меч на то, чтобы поднять нижайших. Мы штурмовали небо и потерпели поражение. — Ромат поднял руки вверх, сдаваясь. — Если вы — союзник герцога и взяли меня, чтобы предать его мести, я обречен. Но при той силе, которую вы показали мне, что мог я отвечать, кроме правды?

— Правда, сказанная тобой, не обрекла тебя, Ромат. — Голос Худр'Вра прозвучал с доверительными раскатами. — Я не союзник герцога. Я его самый заклятый враг, и я вернулся, чтобы свершить месть над ним. Ты меня хорошо знаешь. Назовешь мое имя?

— Знаю вас, господин? — Ромат сжался от непонимания и испуга. — Вы — Худр'Вра…

— Это моя маска, Ромат. Но ведь ты не мог забыть меня, самонадеянного, который увел тебя когда-то отсюда.

Изумление, неверие, ощущение совершенно невероятной возможности, оказавшейся единственно верной, — у Ромата голова пошла кругом.

— Врэт?

— Он самый! — проревел голос Худр'Вра. — Гляди!

Черные плиты брони улетели, и там, где стоял гигантский Властелин Тьмы, остался низкорослый человек с редкими волосами и с лицом, похожим на мордочку хорька.

Ромат рухнул на колени:

— Ты… ты дьявольская иллюзия моего старого друга?

— Значит, старого друга? — презрительно фыркнул Врэт и сощурился. Бледные тонкие руки вцепились в пеньковую рубаху мусорщика и встряхнули. — Я жадный и самонадеянный человечишка, как ты меня назвал.

Ромата закружил холодный ветер, в голове воцарилась странная ясность.

— Убей меня, Властелин Тьмы. Молю тебя, не пытай меня больше.

— Я уже убил тебя трижды, — скучающе отозвался Врэт и оглянулся на далекий океан. На горизонте горели костры мусорщиков, поблизости среди соленой травы блестели оставленные приливом лужи, отражая звезды. — Здесь мы начинали, дружище. То самое проклятое место. Совсем не переменилось. Вонь гнили и рокот волн. Он меня больше всего доставал. Помнишь, он никогда не прекращался? Волны никогда не бросали своей работы. Я думал, что сойду от них с ума. Может, так и вышло. Я стал жаден — а жадность эта была лишь к одному: вырваться отсюда любой ценой. И я стал самонадеян настолько, что думал, будто могу вас всех с собой увести. Черт, помнишь, когда удачной ночью считалось найти побитую балку или ржавые листы обшивки? Металлолом был сокровищем! Ха! Я копался в гнилом барахле, от которого с души воротило. Восемь глаз тритона нам давали за десять сеток драконьих костей. Ф-фух! Эта скользкая смолистая дрянь воняла так, что нос приходилось затыкать сухими водорослями. Но именно она нужна была алхимикам и аптекарям — любая вонь из этого вонючего моря. Двенадцать глаз тритона нам давали за каждый зловонный пузырь василиска — единственная часть этой твари, которую даже камбала брезгует жрать. Проколи эту штуку, и ослепнешь от паров. Помнишь Черепа? Так с ним и было. В черных глазах Ромата стояли слезы:

— Врэт, это ты? Как же…

— А вот так. — Врэт обернулся, острое лицо растянулось в злобной ухмылке. — Мочиловка, друг. Я их всех перебил. Гроздь, Мрачного Пса, Гнилушку, Черепа, Малыша Льюка, Четто и Дудочника. Да, и доброго Дудочника тоже замочил. Всех. Из Храбрецов остался ты один, Ромат. Один.

Ромат всплеснул руками, будто пытаясь схватить пустой воздух.

— Не понимаю.

— Потому ты и жив, дружище, — ухмыльнулся Врэт. — Если бы ты упал в Бездну вместе с остальными, ты бы тоже попал на безымянную планету, в холодный мир, где мы нашли змеедемонов. Если бы, конечно, не сломал шею при падении, как Борона, Щипок и Тупица. Они демонов так и не увидели. Не увидели, что в этом мире мы стали богами. Богами! Мы там могли творить все что угодно! Змеедемоны нам подчинялись. Они показали нам в своем мире место власти, построенное давно исчезнувшими магами. Они думали, что мы и есть те волшебники и что мы вернулись. И они открыли нам источник власти и показали первую ступень энергетической лестницы, которая ведет из Бездны сюда. А мы узнали, как по ней подняться. И поняли, что со змеедемонами, монстрами холода, можем стать богами и здесь, на Ирте. Чарм не может коснуться нас, а демоны сделают все, что мы пожелаем. Они не думают — или думают не как мы. Они просто повинуются. Но я тогда же понял, что на Ирте нужен только один бог. И потому перебил остальных. Я вернулся один.

Ромат моргнул, неуверенно провел руками по лысой бородавчатой голове.

Врэт медленно произнес:

— Гнилушка, Щипок, Гроздь, Череп, Тупица, Малыш Льюк, Нетто, Пес, Борона и Дудочник. Все Храбрецы — кроме нас с тобой. Все — кроме нас с тобой — мертвы.

Океан бормотал вдали за сияющими отмелями, где отступал прилив, и Ромат снова замигал. Перед ним стоял Врэт. улыбаясь зловещей полуулыбкой.

— Встань, Ромат! — бухнул Врэт голосом, который не мог поместиться в этом тщедушном теле. С лежащих в темноте дюн поднялись ужасающие силуэты людей-ящеров — крупнее людей. Зашипело хриплое дыхание, на всех соседних дюнах и на седловинах между ними восстали змеедемоны, ожидая команды хозяина.

Ромат выпрямился, стараясь не делать резких движений, чтобы не раздражать ящеров.

— Посмотрим же, что сотворили мы! — прогремел Врэт, и его тщедушное тело покрылось панцирем, черным, как у жука, а на закраинах и крючьях пластин сверкал свет звезд. — Летим!

Ромат вскрикнул, подхваченный магнетическим ветром, уносимый вверх в бездонную черную ночь. Со всех сторон парили змеедемоны, а рядом с ним обсидиановым воплощением смерти — Властелин Тьмы.

— Держись поближе, — предупредила черная фигура. — Только мое волшебство держит тебя в воздухе.

Гномочеловек отвернулся, не в силах выдержать огненного взгляда из-под клобука Худр'Вра. Внизу лежали Рифовые Острова Нхэта в кольцах прибоя. Клочья облаков частично застилали болотистые долины рек, а в их разрывах черными артериями блестели нити соединяющих болота ручьев. Это было Озеро Гоблинов, и Ромат был рад, что не видит демонических вспышек прудов, озер, ручьев, болот и разливов, куда прилетают умирать драконы — их огромные трупы озаряются фосфоресцирующим светом гигантских многоножек и огненных змей.

Земля ушла назад, и они понеслись над равниной моря к ладони зари. Ромат расставил руки и ноги, будто ловя ветер, глаза слезились от потоков воздуха и яркого рассвета, и он смотрел, пораженный, на Властелина Тьмы и его свиту змеедемонов. Они висели между розовыми облаками черным кошмаром, летящим в лицо нового дня.

Наконец из океана поднялись известковые берега и сплетения джунглей Илвра. Утреннее солнце ярко сияло сквозь облачные гряды, внизу пролетал огромный мир зелени. Серебряные нити водопадов очерчивали нефритовые утесы и питали раскидистые ветвящиеся реки. В середине этого буйства зелени возвышалась обугленная гора. Из-под нее рвались струи пара и расходились от удара черные полосы.

Это был Арвар Одол. Руины сожженного города врезались глубоко в землю, из них сочился сернистый дым и нимбом висел над местом катастрофы. В обугленных развалинах шарили собаки-падальщики и летали черными мыслями вороны, пируя на мертвецах, которых не унес ночной прилив.

Летящая кавалькада приземлилась на скошенной вершине, где плясали и вертелись в желтом дыму мотыльки сажи. Ромат задохнулся от горелой вони, и Властелин Тьмы рассмеялся громовым смехом.

— Запах мести, Ромат! Вонь мертвых врагов!

Худр'Вра озирал опустошения, расставив руки в крючковатой броне, будто хотел обхватить в железных объятиях весь дымящийся погребальный костер.

Ромат прихлопнул горсть мух и нервно оглянулся на армию змеедемонов, усевшихся на обожженных и покоробленных трубах и блоках. В крошечных глазках не было и намека на разум, но текучие движения были точны, собранные позы выдавали разумность хищников.

— Я раздавлю весь Ирт, — объявил Худр'Вра, — и построю его заново, как мне мыслится. Каждого из пэров постигнет наказание, ибо все они восставали против нас. Все или не все, Ромат?

— Все, — ответил Ромат, подавляя тошноту. — Все, и вел их Наместник, герцог лорд Дрив.

— Он будет наказан сильнее всех, — пообещал Властелин Тьмы. — Он много раз будет умирать, пока я отпущу его в небытие. В этом я клянусь!

Ромат вздрогнул, вспомнив свои смертные муки под тенью Худр'Вра.

Но гигант не обратил на него внимания и подозвал двух змеедемонов. Они были отмечены пятнами — плеском краски, один над правым глазом, другой над левым, помечены как ожогами кислоты от омерзительного волшебства, которым Властелин Тьмы дал им человеческие голоса.

— Ис-о, — назвал свое имя змеедемон с отмеченным правым глазом и встал ниже своего господина на обломок трубы. В когтях он держал пояс славы, карманы которого складывались в Печать Сокола — эмблему Наместника Ирта.

— Сс-о, — назвался другой, поднимая в когтях отрезанную голову с невидящими голубыми глазами. Губы застыли в смертном оскале.

— А, лорд Кеон, — узнал Худр'Вра. — Маркграф Арвар Одола. Какой же у вас мертвый вид! — рассмеялся он гордо и ядовито. — Итак, моя месть началась с полного уничтожения старейшего рода Ирта.

— Не полного, — сказал Ис-о.

— Дети маркграфа живы, — добавил Сс-о.

— Нет!

— Да, — подтвердил Ис-о.

Худр'Вра зашипел и злобно пнул отрезанную голову. Она покатилась, подпрыгивая, вниз по рухнувшему городу в туман.

— Кто избег моей мести? И где? Где они?

Ис-о собрал горькие дымы, и между его когтями сгустился текучий образ молодой рыжеволосой женщины, худощавой, с резкими чертами лица.

— Джиоти, — назвал змеедемон ее имя. Рядом с ней появился ее брат, худенький рыжеволосый юноша.

— Поч.

— Где они? — вопросил Властелин Тьмы с разгорающейся досадой.

— Не здесь, — ответили в унисон змеедемоны.

— Не здесь! — Глаза Худр'Вра загорелись жарче потоков лавы. — Найти их немедленно! Доставить мне их головы! Выполнять!

Змеедемоны взмыли в небо.

— Идиоты! — Худр'Вра скрипнул зубами. — Никто не похвастается тем, что избежал мщения Властелина Тьмы! Никто!

Магнетическая воронка вознесла Ромата вверх, и вслед за ним взмыл в воздух Худр'Вра. Сделав еще круг над останками Арвар Одола, Властелин Тьмы повел за собой клином стаю змеедемонов и Ромата, устремляясь в синее небо быстрее Извечной Звезды.

Оглушенный ветром Ромат свернулся клубком и закрыл голову руками. У него под локтями пролетал весь Ирт, дикие джунгли Илвра, буйные и необъятные. За синим полуденным меридианом их плотный ковер сменился сперва чапарралем, потом спутанной паутиной лесов Паучьих Земель под башнями серебряных облаков. Эта красота скрывала таившиеся под ней ужасы.

Дальше тянулся день через огромные призматические тракты Радужных Лесов Бриса. Бриллиантовые брызги ветвей стекали с играющих сполохами верхушек деревьев, мерцающий горизонт опоясывал небо цветной короной.

Дальше на дневной стороне хроматическая поросль уступила место топазовому морю, рябящему в длинных лучах Извечной Звезды, а за ним лежал речной край доминиона Укс. Его столица Дорзен парила в пене кучевых облаков над пальцами долин облачных лесов и скалистых ущелий.

Высокие бастионы города с хрустальными куполами бельведеров и изгибами висячих тротуаров темнели на фоне неба в розоватых сумерках. Когда Властелин Тьмы подлетал к столице со своей свитой змеедемонов, сопротивления не оказал никто. Ни один выстрел не прозвучал с многоярусных балконов или с крыш в садах магнолий.

Два представителя Совета Семи и Одного ждали под нависающими небесными вратами города, под парящими шаровыми лампами. Ни одной живой души больше не было в парке под гигантской аркой серпентинитового мрамора, если не считать стайки белых павлинов, сбежавших при появлении змеедемонов, которые приземлились между вязами и травяными террасами.

Эти два представителя, баронет Факел и леди Вон, низко поклонились выросшему перед ними на лужайке Худр'Вра. Огромная фигура в шипастой броне и шлеме с клобуком махнула одному из своих змеедемонов, и чешуйчатая тварь полетела к городу. Потом пылающие глаза Властелина Тьмы повернулись к стоящим перед ним двоим, признавая их присутствие.

— От имени Совета Семи и Одного, — спокойно проговорил баронет Факел голосом, усиленным магическим жезлом под алым одеянием, — мы просим вас пожаловать в Дорзен.

Леди Вон, его субтильная жена, раздвинула серую вуаль ведьмы-танцовщицы, открыв привлекательные черты, омраченные скрытой угрюмостью, и добавила:

— Весь Укс склоняется перед вами.

— Тогда Укс будет избавлен от судьбы Арвар Одола! — прокатился голос Властелина Тьмы меж сверкающими шпилями города, и на лицах стоящих перед ним людей выразилось видимое облегчение. — А сам Совет Семи и Одного? А Ирт? Склоняется ли Ирт передо мной?

— Весь Ирт склоняется перед вами, — тут же ответил баронет Факел и покорно склонил голову.

— Покажи! — велел Властелин Тьмы и указал на гигантские небесные врата, на которых уже расселись змеедемоны. — Вот один из самых больших в мире амулетов. Используй его, чтобы вызвать передо мной Совет Семи и Одного.

Баронет Факел удивленно глянул на жену, но она тут же кивнула.

— Разумеется, мой господин, — согласился он и стал шарить под одеждой, вытаскивая один из привязанных к телу жезлов силы. Баронет направил его на цоколь, покрытый извитым абстрактным узором, — и ничего не произошло.

Леди Вон кивнула на другой цоколь, и баронет направил жезл на него — на столб жемчужного света, спадающего с вершины арки и медленно тающего в пространстве между завоевателем и его подданными.

— Простите меня, господин, — с раскаянием произнес Факел. — Я еще никогда не пользовался небесными вратами.

— Конечно, — сказал Худр'Вра. — Это привилегия герцога. Итак, где же лорд Дрив?

— Он сбежал, господин, — признался Фекел. — Убоялся вашего гнева.

Резкий смех прорезал ночь.

— Убоялся моего гнева! А ты не боишься, баронет?

— Я боюсь вас, мой господин, — промямлил Факел, не поднимая глаз от собственных ботинок. — Весь Ирт боится вас.

— И ты боишься меня больше, чем ненавидишь?

— Я не ненавижу вас.

— Ты лжешь! — Выкрик повелителя тьмы спугнул ночных птиц с далеких деревьев. — Я убил твою первую жену, Мивею, сестру герцога. Я изрубил ее мечом Таран! Кровь жизни матери твоих детей пролилась под моей рукой. И ты не ненавидишь меня?

Губы баронета Факела беззвучно шевелились, глаза вращались в орбитах, как колеса.

— Невозможно ненавидеть то, что больше нас, — произнесла за мужа леди Вон. — Страх пересиливает все прочие чувства.

Новый выстрел смеха раздался из-за игольчатых зубов маски.

— У тебя хорошо подвешен язык, леди Вон. Скоро я тебя за это вознагражу. — Свирепое обличье повернулось к Факелу: — Дай ей жезл.

Факел повиновался, с отчаянием глядя на Властелина Тьмы.

— Ох ты! Баронет, ты только посмотри! — Худр'Вра поднял к небесам руку в листах брони. На фоне сверкающих звезд кружил змеедемон, который был ранее послан в город. В его когтях болтались двое детей, размахивая руками и ногами, их отчаянные крики замирали вдали. — Это мальчишки, которых родила тебе Мивея. Я думаю, тебе следует пойти с ними вместе по темному пути в ад, верно? Ты же отец, в конце концов. Прощай, баронет.

Факел попятился, в ужасе вскинул руки. Из стаи позади Властелина Тьмы вынырнул змеедемон и полетел к баронету. Визжа от страха, Факел успел повернуться и пробежать два шага, но демон схватил его за одежду и поднял, воющего, в воздух.

— Так, дорогая, — обратился Худр'Вра к леди Вон. — Вызови мне Совет Семи и Одного, чтобы я собственными ушами услышал их капитуляцию.

Леди Вон мельком глянула на мужа, отчаянно извивающегося в когтях змеедемона, махнула жезлом силы в сторону светового столба:

— Собрать Совет!

Влажный жемчужный луч расширился и превратился в стеклянный стол, за которым сидели два мага и стояли шесть пустых синих кресел.

Худр'Вра протянул руку, и подошедший змеедемон подал ему тяжелый пояс из тисненой белой кожи. Властелин Тьмы сложил его так, что получился талисман Печати Сокола. Эту эмблему Худр'Вра поднял на вытянутых руках.

— Вот самый мощный амулет Ирта, — объявил он. — Пояс славы, носимый Наместником Совета Семи и Одного. Его я снял с трупа маркграфа Кеона в развалинах Арвар Одола. Вот почему он не присутствует сегодня на нашем историческом собрании.

Властелин Тьмы пошел вдоль стола, показывая пояс славы каждому креслу.

— Ярл Мак из Чарн-Бамбара, блестящий маг, — объявил он первому из пустых кресел. — Он отказался подчиниться моему правлению. Его нашли в убежище Янтарных Мхов, куда он забился, как червь, и не спасло его святое место от моего гнева. Сейчас он переживает четвертую смерть в моем Дворце Мерзостей. И много раз он еще умрет, прежде чем я отпущу его в небытие.

— Леди Рика, — произнес Худр'Вра перед следующим креслом и мотнул поясом славы в жемчужном свете. — Волшебница с Рифовых Островов Нхэта — моего родного доминиона. Отсутствует! — Он встряхнул талисман в кулаке и закачался из стороны в сторону, как бык, обуянный гневом. — Найти и доставить ко мне — ибо никто не может бросить мне вызов и остаться жить, разве что в муках.

Стая змеедемонов взвилась из-за спины Властелина Тьмы и растаяла в звездной ночи.

Худр'Вра поднял лицо к небу и потряс поясом славы.

— Вот сильнейший амулет Ирта — и он бессилен передо мной и моими силами! Ибо он есть собранный свет Извечной Звезды — а я обрел силу вдали от света Чарма, в холодных мирах, обращающихся в пустоте. Я отвергаю свет и его Чарм, ибо я — Властелин Тьмы, и я собираю тьму!

Выкрикнув последнее слово, Властелин Тьмы разорвал Печать Сокола, и его окатил дождь зеленого света. Жилы молний рванулись из его рук ввысь, к арке небесных врат. С раздирающим ревом сияние самоцветов и стеклянный стол исчезли в пылающем вулканическом пламени. Алмазной пылью рассыпался догорающий пояс славы из стиснутых рук Властелина Тьмы.

Леди Вон лежала ниц, прижавшись лицом к траве, и трепетала.

— Встань, леди Вон! — эхом раскатился приказ Властелина Тьмы. — Встань и прими награду, обещанную мною.

Женщина испуганно вскочила.

Мановением пальца Худр'Вра вызвал из толпы змеедемонов гномьего карлика Ромата.

— Вот твой новый муж, леди Вон. Исполняй каждый его каприз. А за это пребудет с тобой мое благоволение. Рядом с Роматом ты по-прежнему будешь править Дорзеном и всем Уксом.

Леди Вон задрожала, не в силах отвести расширенных глаз от приземистой бородавчатой фигуры. Потом заставила себя присесть так глубоко, что чуть снова не упала на землю.

— Ромат, — объявил Властелин Тьмы с какой-то дикой радостью, — возьми в свое владение все, что принадлежало когда-то герцогу. И здесь ты с леди Вон будешь править от имени моего. Правь и будь счастлив — счастлив в отмщение за поражение Храбрецов, счастлив нашим возвращением, счастлив тем, что уничтожишь то, что уничтожало нас!

 

4

ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ ОЧЕЙ

 

Прилив звездного пламени заполнил высокие окна большого зала Святилища. Прямые, не тревожимые ветром струйки дыма из курильницы благовоний на широких подоконниках поднимались в пылающую ночь. Мудрые, завершив ночную медитацию у алтарей под гигантскими окнами, выходили из зала цепочкой, шуршащей линией серебряных одежд.

Чародей Кавал глядел с высоты балкона, господствующего над великим залом, как цепь мудрых истекает сквозь огромный портал и исчезает струйкой дыма в темной колоннаде. Чародей вздохнул. В молодости ему хотелось быть священнослужителем в этих коридорах величия, быть мудрым. Но право рождения преградило путь его честолюбию, и от стремлений всей его жизни остался только этот вздох.

Кавал, высокий и крепкий, стриг рыжие волосы очень коротко, подчеркивая угловатость черепа, а оранжевые бакенбарды резко очерчивали мощную челюсть и жестокий абрис губ. Одетый в яркую мишуру и кисейный саван, словно для похоронного вознесения, он в последний раз озирал великий зал, держась за балконную балюстраду призматического стекла. Вскоре Ирт повернется лицом к Извечной Звезде, и Кавал покинет этот мир форм и видимости. Неудовлетворенное честолюбие юности, долгий путь по общественной лестнице, цепь жизненных неудач, яростные битвы прошлого — все исчезнет. Навсегда.

— Печалишься, Кавал? — донесся еле слышный голос из темной галереи, и на балкон вышел крошечный человек в ореоле иссиня-черных волос и с густой бородой. — Еще не поздно вступить в ряды мудрых. Извечная Звезда терпит вечно.

— Мастер Аг! — Кавал отвернулся от перил и поклонился адепту святилища так низко, что показал остриженный затылок. У адепта не было и признаков старости, но все отлично знали, что это самый старый из жителей Ирта. — Я лишь остановился почтить тех, кто почитает тайны небесные, — произнес он.

— Тогда оставайся, Кавал. — Адепт был одет, как обычный работяга-служитель, в неброский серый комбинезон и черные матерчатые туфли. Он небрежно облокотился на перила балкона, которые были ему до плеча, и с восхищением поглядел на гиганта. — Оставайся и почитай с нами эти тайны небесные. Ты здесь был очень недолго, мы только-только успели узнать тебя. Оставайся.

— Нет. — Кавал коротко тряхнул головой. — Это было бы безнравственно с моей стороны.

— Верно, — согласился адепт, приподняв густые брови. — Ты накопил достаточно Чарма, чтобы подняться на Календарь Очей. И другие наверняка решат, что нежелание сделать это безнравственно. Но ведь никто из них не пошел на такой риск, как ты, чтобы овладеть сокровищами Чарма. — Брови мастера опустились, глаза смотрели пронзительно, повелевающе. — Останься, Кавал, и дай им повод восхищаться.

— Восхищаться, мастер, или завидовать? Суровое лицо адепта смягчила улыбка, и он ответил обычным тихим голосом:

— Разве это не одно и то же? Что вызывает в нас восхищение, как не желание понять то, чего не можем достичь? Если подумать, восхищение — та же зависть, но на октаву выше.

— Мастер, перед вашей мудростью я чувствую себя ничтожным.

— То, что человек с таким невероятным Чармом, как у тебя, может быть так скромен, наполняет восхищением меня! — чуть слышно рассмеялся адепт, прислоняясь спиной к балюстраде. — Вот почему мне хотелось бы, чтобы ты еще побыл среди нас.

— Я добыл свой Чарм не мудростью, мастер, как вы знаете. И было бы бесчестно с моей стороны притворяться.

— И это тоже правда, Кавал. Ты чародей — но чародей, знающий скромность и почитающий мудрость. Ты редкость. И мне будет грустно, если ты уйдешь из нашего общества.

— Если бы я был всего лишь чародеем, мастер, у меня был бы соблазн остаться и пытаться овладеть мудростью вместе с вами. Но я — чародей из Дома Убийц — и бывший мастер оружия. Свой Чарм я заработал деяниями войн и интриг. Вы, конечно, это знаете. Но я сейчас говорю это ради себя самого, ибо не смею об этом забыть. Чарм слишком легко потерять. И чем больше Чарма, тем легче он ускользает. Если я утрачу Чарм, которым владею, Чарм, добытый мною с помощью чужих страданий, я знаю, что у меня не хватит мудрости остаться скромным. Я знаю, что обезумел бы, вспоминая всю пролитую кровь, которая позволила мне так далеко пройти. И потому лучше всего будет, если я возьму весь Чарм, что у меня есть, и использую его сейчас — пока он еще есть, — чтобы подняться на Календарь Очей, войти в транс и соединиться с Извечной Звездой.

Адепт оттолкнулся от перил и поглядел на чародея внимательно и серьезно.

— То, что ты говоришь, Кавал, — достойно. В этом мире форм Чарм трудно добыть, но легко потерять. Все мы, я в том числе, застываем в восхищении перед твоей силой. У тебя хватит Чарма для подъема на Календарь Очей, куда мало кто из нас мог уйти. И не важно, как ты добыл свой Чарм. То, что у тебя хватает мудрости использовать его, чтобы вернуться к Извечной Звезде, доказывает, что ты его достоин. Любой другой использовал бы такое богатство, чтобы устроиться получше на Ирте. Ты же, истинный человек духа, желаешь Начала, истока всего творения. Я не стану более разубеждать тебя. — Адепт поклонился и отступил. — Ступай. Ирт поворачивается, и портал в Начало вскоре откроется.

Кавал ответил поклоном на поклон:

— Прощай, мастер Аг.

— Прощай, чародей Кавал.

Тонкий голос адепта не отозвался эхом от сводов галереи. Когда чародей поднял глаза, юркого коротышки уже не было.

Кавал задумался над словами адепта и снова отвернулся к громадным окнам вдоль всего зала. Небо посветлело, сеть звезд висела в голубеющей тьме. «Может, надо было дождаться другого дня, чтобы быть уверенным, что я покончил с этим миром».

Эта мысль не казалась глубокой — Кавал отлично знал, что у него больше нет дел на Ирте. Уже больше сорока пяти тысяч дней он изнашивал свое тело. За это время он овладел всеми дисциплинами, тайными искусствами, боевыми секретами Дома Убийц, изучил чародейство и достиг опасного ранга мастера оружия самой почитаемой семьи Ирта. Каждый враг, восстававший против него и его господ, был сражен. И теперь Кавалу уже ничего этого не хотелось. А хотелось ему только изучать мудрость с мудрыми и на путях этой мудрости приобрести достаточно Чарма, чтобы взойти на Календарь Очей и пройти сквозь сияющий портал Извечной Звезды к Началу.

Кавал удовлетворенно кивнул. Он знал, что адепт прав. Не важно, как он добыл свой Чарм, но силу он приобрел. Он выполнил все свои обязательства. Чарм принадлежал ему по закону, и Кавал мог поступать с ним, как ему захочется. А хотелось ему повернуться спиной к жестокому миру и вернуться в бесформие, в источник формы, в свет, который сиял из Начала.

Укрепившись в своем решении, Кавал оттолкнулся от перил и ушел с балкона. По каменному коридору он прошел к массивным бронзовым дверям, покрытым патиной времени. Десять тысяч дней прошло с тех пор, как открывал этот пилон некто, имеющий достаточно Чарма.

Простым движением руки Кавал распахнул металлические двери; они заскрипели, открываясь, раскаты эха покатились по каменным коридорам, лабиринту гротов и ярусам галерей великого зала. По всему святилищу в сердцах всех мудрых зажегся огонь интереса и удивления.

За дверями ждала пахнущая плесенью тьма. Кавал щелкнул пальцами, и воздух вокруг него загорелся голубым светом, озарившим покрытые селитрой стены — и люк. Он снова сделал жест рукой, истратив еще крошечную долю Чарма, чтобы закрыть за собой массивные двери. Их лязг наполнил тяжелые порталы и потряс каменные стены; с далеких потолков посыпались струйки каменной пыли.

Чародей навалился всей тяжестью на колесо люка, оно повернулось, с резким шипением открылось уплотнение клапана, рванулся наружу затхлый воздух. Резко ударил холод, но Кавал уже окутал себя теплом Чарма. Распахнув люк, он шагнул наружу.

Он оказался на склоне Календаря Очей. В лиловой тьме свет звезд вырезал на небе зазубренный скалистый горизонт. Стены красного камня — коричневые в предрассветной мгле — вздымались над лазом, выпустившим Кавала в почти безвоздушные пространства на высшей точке Ирта.

Под звездными дымами и знаменами стратосферных облаков поднимались парапеты стен, но никого на них не было. Кавал, не наблюдаемый никем, покинул древнее святилище и полез вверх по гравийной осыпи, покрытой пятнами светящегося инея.

Защищенный Чармом, чародей поднялся по склону к подножию снежного пика, пылавшего в утреннем свете, как горящий уголь. Это была вершина Календаря Очей. На этой террасистой высоте зрение охватывало все времена, и можно было видеть до самых поздних пределов творения — или до самого его истока, до Начала.

И даже на этой высоте время уже было слоистым. Оглянувшись назад, Кавал увидел темпоральную мозаику святилища: пустое каменное поле, на котором призрачными складками вырастали леса строящихся стен, само уже построенное святилище, развалины, осыпающиеся струпьями, за ними — груды камней на пустом поле.

Кавал вернулся мыслью к восхождению. Голый щебень скрипел под сапогами, мишура с кисеей вымпелами трепались в порывах ветра, срывавшегося с высот. Гребень горел красным под лучами солнца.

Боясь опоздать, чародей прибавил Чарма и пошел по крутому склону так быстро, что галька вылетала из-под ног, словно от выстрелов, и успевала сверкнуть огоньком на солнце перед тем, как нырнуть за край тьмы. В один миг он преодолел безлесный склон и вошел в сугробы синего снега, окружавшие мощную скалу вершины.

На снежном валу над ледяным карнизом Кавал выбрался на открытую площадку, окруженную мощной скальной формацией. Это и была платформа, где он будет приветствовать Извечную Звезду и станет чистым светом. Кавал остановился и повернулся оглядеть пройденный путь.

Его след тянулся цепочкой черных дыр на снегу, а дальше терялся на сером щебне. Святилище казалось далеким темным мазком, почти незаметным на холодном лике скал, еле видимым среди теней гор. Насколько хватал глаз, ни одна форма жизни не рискнула показаться снаружи.

На голубом небе виднелась лишь горсть острых серебряных звезд. Ниже, у горизонта снежных вершин, плавали два мира — Хеллгейт и Немора, бледнеющие в свете наступающей зари. Свет румянил нависшие над Кавалом скалы; скоро появится и сама Извечная Звезда.

Зачарованный сиянием льда на пике, Кавал стоял неподвижно. Шли последние моменты его смертного существования. Скоро он оставит форму навеки. Что его ждет — он не мог даже себе представить, но знал, что станет наполненным, цельным, каким не может никогда быть в этом мире физических ограничений и неопределенности.

— Вот я! — выкрикнул он. — Вот я — на Календаре Очей!

Чарм, который он неимоверными трудами собирал всю жизнь, служил ему как надо. Ни холодный ветер, ни разреженный воздух не причиняли ему ни малейших неудобств. Никогда еще тело Кавала не было таким сильным и здоровым, как в эти последние моменты перед тем, как он навсегда покинет его.

Металлическим блеском тянулись по небу перистые облака, и чародей распахнул объятия и повернулся медленно к плитам горного хрусталя, подняв лицо к пустоте. Так сильно было это мгновение, что Кавал решил оглядеть все миги своей жизни, которые собрались воедино, чтобы принести его сюда, к исполнению мечты.

С блаженной улыбкой он прошел по площадке к расщелине между двумя огромными камнями. Отсюда можно было поглядеть на юго-восток, туда, где провел он все свои дни на Ирте. Где в пустынных безмолвных просторах собирал он свой Чарм, зарабатывая его той силой, которую развил в своей груди за тысячи дней дисциплины. И этот Чарм сейчас уходил от него, словно дым.

Как и прежде, когда он глядел на святилище, время расслоилось. Парящие камни склонов зашевелились под вихрем времен года — вьюги прошлых зим сменялись в хороводе ясными летними днями. Но Кавала не интересовала игра стихий меж высоких пиков, он хотел пронзить взглядом неподвижную вселенную льда и сланца до дальних низин, где жил когда-то.

В сияющем вихре открылось отверстие. Кавал вгляделся и увидел лохматые кипарисы и вязкие болота Илвра, доминиона джунглей, где он служил когда-то Дому Одола как мастер оружия. Переплетение мха и лиан расступилось и открыло дымящуюся гору.

Кавал ахнул. Не гора была перед его глазами — город! Медленно, не веря своим глазам, он узнавал искореженные контуры домов, опустившихся в расплавленный металл и камень. Неразберихой бьющих вверх струй огня крутились оборванные улицы и проспекты, дым окутывал вставшие дыбом мостовые. И повсюду горели в огромном погребальном костре разорванные тела, руки, ноги, головы…

Чародей попытался вернуться зрением назад, думая, что случайно залез в будущее. Он решил, что видит какой-то грядущий апокалипсис, как видел руины святилища в далеком времени. Но огненные обломки не исчезали.

— Арвар Одол! — вскрикнул чародей, уже без сомнений узнав опрокинутые фасады хорошо знакомых домов.

Грудь пронзила боль, прихватившая сердце. Арвар Одол был самый старый и красивый из всех летающих городов Ирта. Там Кавал прожил почти всю жизнь, и безмолвный мираж ужаса обжег ему душу.

Все его существо прорезал неудержимый крик. Непостижимые глубины павшего города скрывали от взора тысячи погребенных в пламени и грудах камней. Кавал не мог больше выдержать — он отвернулся, прижимая ладони к глазам.

Как это может быть, спрашивал он свою память. Когда он ушел из Арвар Одола 843 дня назад, город был в порядке, его преемники знали свое дело. Что же случилось?

Кавал выбрался на плиты и сел, скрестив ноги, опустив голову в глубокой задумчивости. Чарм заполоскался, Кавал вздрогнул от прикосновения ледяного горного хрусталя. Он смотрел пылающими, невидящими серыми глазами прямо перед собой, вспоминая всю свою жизнь в этом прекрасном городе.

Маркграф Кеон взял Кавала на службу из Дома Убийц, когда Кавал еще не прошел испытания, был желторотым чародеем менее десяти тысяч дней от роду. Усердный работник, он оказался способным и следующие тридцать пять тысяч дней служил верой и правдой как Мастер Клинка и так умело расправлялся с врагами маркграфа, что старый пэр и горя не знал за время службы Канала.

Непрошеные слезы потекли по лицу, и Кавал, прижав руки к глазам, стал вспоминать врагов, которые могли бы такое сделать.

Потом, разозлившись, вскочил и смахнул с лица слезы. Какая разница, кто из соперников-пэров мог сразить его бывшего господина и людей, которых Кавал поклялся защищать?

Арвар Одол пал.

Свет покинул его тело, силы иссякли. Даже Чарм стал менее противиться свирепому холоду. Кавал знал, что если поддастся горю, потеряет слишком много Чарма и не сможет войти в транс и слиться вновь с Извечной Звездой.

Арвар Одол пал… Кавал затрясся всем телом, пытаясь оправиться от этого страшного потрясения. Еще одна форма вернулась в бесформие.

Но жизни людей — людей, которых он знал… Неизбывный ужас отвергал любые попытки освободиться от горя и гнева.

Кавал снова осмелился открыть зрительный тоннель к Илвру. Надо проверить, что он не обманулся. Ведь ни слова не слышно было в святилище о таком катаклизме. Да, но это ничего не значит. Мудрые узнают обо всем последними в своих далеких горах; они культивируют безразличие к истории во всех ее формах.

При виде изуродованного города снова заколотилось сердце. Лучи поднимающегося позади солнца разогнали последние ночные тени, и Кавал снова зарыдал в голос. Он не хотел этого видеть.

Убрав зрительный туннель, он тяжело отвернулся. Белое сияние Извечной Звезды звало в Начало. Но как мог он теперь уйти после того, что видел? Он нужен Арвар Одолу…

Арвар Одола больше нет…

В ослепительном новом дне расцвели голоса. Молодые голоса.

— Кавал!

Над сверкающими пиками нависали облака. Только следы Кавала нарушали белизну снежного склона, ведущего к площадке хрустальных плит и нависших скал, между которыми он нервно расхаживал, пораженный горем. Струйки ледников блестели в гравийных руслах далеко внизу. Но никого не было видно.

— Кавал, где ты? Ты нам нужен!

Окружавшее величественную перспективу гор небо было огромной пещерой ветров. Казалось, громоздящиеся облака несут к нему голоса со всех сторон.

— Кавал!

Далекие снежные поля отразили эхом его имя.

— Кто вторгся сюда? — спросил Кавал, уже зная ответ. Ему были знакомы эти голоса. Он так часто слышал их в прошлой жизни, когда Арвар Одол свободно парил над туманными джунглями Илвра.

Как только он их узнал, голоса замолкли. В темных безмолвиях внутри они все еще звали — мольба наследников его бывшего господина, двух любимых детей маркграфа Кеона.

— Джиоти! Поч! — громко позвал чародей, хотя и знал, что они его не слышат. Он их услышал лишь потому, что с помощью Чарма открыл астральный канал в Илвр. А позвал их, потому что раз он услышал их, значит, они живы.

Может ли это быть? Вспыхнула надежда, что сейчас раздастся голос господина. Может ли быть, чтобы пэры уцелели?

Сосредоточившись, он вгляделся в хрустальные плиты, где под яркостью дня исчезали снежные следы его подошв.

— Маркграф! — позвал он и зажмурил глаза, желая услышать ответ.

Когда он снова решился призвать себе на помощь Чарм, то опять услышал зовущих его детей.

— Кавал, ты нам нужен! Арвар Одол пал! Уцелели только мы двое…

Глаза Кавала распахнулись, жаркий огонь дня обжег сетчатку и опалил лицо.

Кеон мертв, понял Кавал. Дети как-то избежали его судьбы.

Он вспомнил их яркие зеленые глаза с голубыми ободками, похожие веснушчатые лица, бледную кожу под оранжевыми волосами.

Жар начинающегося дня поднял слабую энергию от плит и принес еле слышный аромат теплой земли. Это был сигнал, что пора начинать каудальный транс. Если он захочет, еще не поздно…

Но он выпрямился и медленно подставил лицо холодному дыханию гор. Хотя никакого желания возвращаться в опасную и трудную жизнь внизу у него не было, его позвали те, кому он не мог отказать. Он был нужен детям своего бывшего господина.

Постой!

Жар нового дня восстановил полную силу Чарма и дал Кавалу новое желание. Он использует преимущество положения на Календаре Очей, чтобы увидеть будущее. Может быть, он им все же не нужен. Может быть, в будущем откроется что-то получше того, чего он боится.

Он глядел на радостные облака, переполненные дневным светом и свободой, и с помощью Чарма проецировал в них свое сознание с силой знамения.

Подобно сну, охватила его бессознательность, стирая все следы ярости и горя. Чарм открывал завесы времени и повиновался его приказам.

Бесформенный свет облаков обретал очертания, и он некоторые узнавал, а некоторые нет. Потом он увидел детей маркграфа.

Джиоти. Ей было шесть тысяч дней, когда он оставил службу, — взрослая молодая женщина. Но уже тогда она показывала выдающиеся успехи в боевых искусствах. Ее дед, прославленный воин Фаз, с детства обучал ее древним приемам боя, акробатическим трюкам, восходящим к незапамятным временам до Чарма, когда выживал тот, кто мог превратить свое тело в оружие.

И в недалеком будущем ее гибкое тело лежало, искалеченное, рядом с телом ее брата — Поча. Он во времена Кавала был слабеньким ребенком. Большие глаза, хрупкое сложение и неуклюжесть — та самая причина, по которой Фаз предпочел его старшую сестру. И он тоже на ближайшей излучине времени лежал мертвым, с грудной клеткой, распоротой… чем?

Кавал прищурился во тьму, не веря своим глазам. Змеедемон?

Все еще не веря, он опознал тварь, склонившуюся над трупами детей маркграфа, по угреобразному лбу, смоляным точечкам глаз и ящерообразной форме со страшными мордами на брюхе, клацающими клыками. Чудовище из легенд, которым пугают детей на Ирте. Как это может быть?

От потрясения образы будущего расплылись, и пришлось усилием воли снова их прояснить. Кавал, будучи чародеем, знал то, во что мало кто верил, — что можно достичь Темного Берега и вернуться. Он знал, что эти мифические создания существуют в холодных мирах. Но знал он и то, что не так-то просто пересечь Бездну. Со все нарастающим страхом пришла недоуменная мысль: «Как могли эти твари найти путь в Ирт?»

Распоротые тела Джиоти и Поча лежали безжизненно под бритвенными когтями змеедемона. Глядя в его паучьи бисерины глаз, чародей воспринимал и других — стада змеедемонов, топчущих будущее. Он видел, как они падают с ночного неба, затеняя отвратительными силуэтами звезды. Они падали с неба сотнями и кишели на земле.

Как?

Будущее сгорало под предначертанными действиями змеедемонов. Грозовыми тучами они налетали на парящие города, пламя вырывалось из хранилищ Чарма, который удерживал города в небе, и города шли штопором к земле, оставляя дымные следы. Дорзен, Брис, Мирдат, Чарн, Кери — все падали на Ирт, и к небу взметались облака дыма.

Нет!

Впалые щеки чародея блестели слезами. Он знал неизбежность виденного.

Если только…

Он вернулся волшебным зрением к поверженным телам Джиоти и Поча под окровавленными когтями змеедемона. Его поразила разумность чудовища, и он понял, что происхождение этой когтистой твари с распахнутыми челюстями, со злобными мордами среди морщин брюха — человеческое.

Это не порождение Ирта. Оно выпало из Бездны, с какого-то дальнего холодного мира. Но чародей знал, что тела никогда не падают на Ирт — они падают с Ирта. Извечная Звезда сталкивает все формы в Бездну и ничего не извлекает оттуда. И потому Кавал понял, что эту тварь, измазанную кровью детей маркграфа, кто-то призвал.

Кто? — вопросил он у своего Чарма. — Покажи мне, кто осмелился на такую мерзость?

Облако знания будущего зашевелилось и приняло форму человека с мордочкой хорька с пронзительными глазами и жидкими бледными волосами.

Врэт! — сразу всплыло имя вождя небольшого, но опасного мятежа мусорщиков, которое подавил герцог лорд Дрив.

А ниже, на небе, где облака кипели над краем льдов, прояснилось будущее. Врэт, узурпатор меча Таран, таинственным волшебством вернулся из Бездны, что поглощает всех мертвых и армии живых, — и вернулся с ордой бешеных змеедемонов, повинующихся его безжалостным приказам.

Груды облаков открыли будущее как монумент всех мерзостей. Врэт разрушит все до одного летающие города и истребит всех пэров, насыщая жажду мести, пробужденную герцогом, который его разбил и унизил. Цивилизация будет раздавлена, все, кто уцелеет, будут влачить животную жизнь в первобытных условиях — тех, что были, пока люди не научились изготавливать амулеты и не поставили себе на службу Чарм.

— Джиоти и Поч еще не мертвы, — заставил он себя вспомнить и повернулся спиной к облаку будущего. — Будущее — сон, который еще должен дорасти до яви. Его еще можно формировать и направлять. Ничто не обязательно, возможно все.

Все? — усомнился рассудок.

— Почти все, — поправился он, гадая, не поздно ли еще спасать тех, кто звал его.

Чародей стоял спиной к скальному выходу и глядел навстречу разгорающейся Извечной Звезде. Он хотел бесформия. Начала. Источника всех форм. Но судьба низвергла его желание. Бесформие, что должно было стать его наградой, ушло навеки в бессмысленную пустоту.

И Извечная Звезда, пылающая огнем, не станет его возвратом к бесформию. Нет, ему придется использовать ее нарастающую силу, чтобы выковать себе новую форму, в которую он скопирует себя. Ему надо найти тех, кто ищет его, но в нынешнем облике он сделать этого не может. Пока не может. Пока не будет уверен, что у детей маркграфа есть надежда избежать страшной судьбы, которую он видел для них в облаках.

Из каприза и Чарма чародей изготовил себе самое яркое тело света, маленькое, резкое и изящное — птицу. Он сделал ей зеленые перья и дал достаточно силы, чтобы нести глаза своего разума. Потом он сел на холодные плиты склона Календаря Очей, в напряженном хлопанье крыльев, в сияющем резком крике выпустил птицу — и улетел.

 

Джиоти шла по каменному ручью с неутомимостью пантеры. Птичий пересвист доносился из темных терновых кустов, где свернулся, наблюдая за ней, Поч. На его веснушчатом мальчишеском лице застыла тревога. Он несколько раз звал ее спрятаться, но она не обращала внимания. Наконец он замолчал и сжался в комок, терзаемый страхом, крепко прижимая к себе амулет.

Они были на вылазке среди песчаных рек Казу, когда начался этот ужас. Вылазка была не запланированная — импульсивное решение Джиоти как-нибудь развлечь младшего брата. Она просто хотела провести побольше времени с парнишкой, пока он еще настолько юн, что получает удовольствие от лагерной жизни и рассказов у костра. С ними должны были быть еще двое его приятелей, но тех внезапно позвали на клановое торжество в Колонны Первоцвета — на свадьбу.

Кто же может осудить двух подростков, что они не смогли упустить шанс побывать в Колоннах Первоцвета — самом шикарном храме Арвар Одола, где проходили коронацию пэры? Так что Поч и Джиоти отправились в Казу в одиночестве. Они даже не позаботились попросить эскорт. Зачем нужна охрана в открытых песках, когда на горизонте виден Арвар Одол, дрейфующий на зиму к югу?

Джиоти и Поч играли в песчаных реках Казу, прохладный утренний воздух пробирал до костей, когда они бегали среди дюн, скатываясь по песчаным осыпям, виляя среди зарослей кактусов, смеясь и балуясь с ящерицами, струйками ускользающими в расщелины камней.

Вдали плавал Арвар Одол. Старейший из летающих городов, воздвигнутый в античные времена, когда заклинания парения были еще новы и городу требовались рулевые лопасти, чтобы направлять его в воздухе. Эти лопасти до сих пор висели внизу длинными металлическими зарослями. Хотя при новой технологии Чарма они уже не были нужны — Чарм дал возможность управлять погодой, — город сохранил эти отростки и щупальца и был похож на металлическую медузу.

После полудня дети сидели на гранитном уступе над высокой сухой травой и терновником, наслаждаясь пирогами со смородиной и яблоками, которые прислали из кухни в летающем ящике, и тут началась атака на город. Сначала Поч решил, что черный клуб на горизонте — это грозовая туча. Джиоти сразу поняла, что этого быть не может, потому что туча шла против ветра. Глазом Чарма они поглядели на Арвар Одол с увеличением и ахнули от ужаса, увидев свирепую стаю змеедемонов.

Не успели они предупредить отца по кристаллу связи, как из города рванулись струи зеленого пламени. Зеленый огонь! Дети маркграфа знали, что этот смертельный огонь появляется, лишь когда разрушается Чарм. Змеедемоны разбили камеры Чарма парения!

На глазах пораженных ужасом детей Арвар Одол болезненно накренился, из шатровых пирамид рванулись языки пламени. Закричав в один голос, они смотрели на город, уходящий штопором за горизонт, и видели, как распустилось над джунглями огромное огненное облако. Их оглушил громовой рев, опрокинула на спину горячая ударная волна.

Весь день они провели на гранитном утесе, в оцепенении глядя на столб клубящегося дыма над местом катастрофы. Серебряные глаза не могли заглянуть за горизонт, но по оглохшим аппаратам-искателям было ясно, что не выжил никто.

Поч всхлипывал, Джиоти молчала. Только амулеты с Чармом удерживали ее от истерики. Ночью, когда за ними должен был явиться эскорт, не прилетел никто. Там, где свалился город, горизонт полыхал огнем, и в его алом сиянии видно было, как восходят мертвые.

Их было столько, что небо было исчерчено ночным приливом, поднимавшим трупы в воздух и несущим их в океан, где отливные течения Бездны унесут их туда, куда уносится все умершее.

Над песчаными реками поплыла тошнотворная вонь горелого и вулканических миазмов, и брат с сестрой включили наговорные камни для фильтрации воздуха. На фоне звезд все так же восходили мертвые и кишели змеедемоны.

Дети маркграфа побежали прочь, и утро застало их далеко к югу от черной скалы, откуда они смотрели на гибель своего дома. Джиоти казалось, что все ее 7048 дней до этого утра были счастливым сном, тихой прелюдией к временам ужаса. Она расхаживала по каменному руслу, гадая, что теперь делать.

С бессильной яростью вспоминала она всесожжение, которому вчера была свидетельницей. «Змеедемонов не бывает!» — повторяла она про себя, желая понять, что же она видела в действительности. Но Чарм серебряного глаза не лжет, и ей пришлось признать, что Арвар Одол разрушили чудовища из легенд.

От этой истины стало резко и странно больно. Всю жизнь ее учили подражать предкам, древним воинам дочармовых времен. Любимый дед, лорд Фаз, внушил ей веру в то, что доблесть первых людей может только усилить мощь поколений Чарма. Но ни дух древних воинов, ни современная магия не подготовили ее к встрече со змеедемонами, чудовищами, которые существовали лишь в детских сказках… до этой ночи.

Джиоти повысила до максимума интенсивность двух жезлов, которые у нее висели на шее у основания нагрудника. Их сила успокоила гнев бессилия и вернула ясность мысли. Этот ужас был только началом. Родители погибли — маркграф Кеон и маркграфиня Эрна, и дедушка Фаз, и все из ее клана, все ее друзья, весь ее народ. Погибли все.

Траур таился за спокойной силой Чарма. Глубже, чем первое потрясение, лежало горе, обвивая ее сердце и выделяя свой яд. Настанет время, и оно придет за ней. Но в этот суровый день ей нужна ясность мыслей и чувств, и она не уменьшит силу жезлов или наговорной ткани. Ей нужно придумать план, а для этого надо знать, что случилось.

Откуда взялись эмеедемоны? Может быть, это просто маска известного врага?

С берега, где меж узлами кактусов расхаживала зеленая птичка с серебристыми концами перышек, донеслось унылое жужжание пчел. Джиоти смотрела на птичку, но не видела ее, потому что ее мысль блуждала между ужасными возможностями. Глаза ее зловеще вспыхивали, когда она вспоминала старых соперников семьи, которые, быть может, найдя новую магию…

— Тебя там увидят, — в который раз предупредил Поч. — Спрячься же!

Джиоти грустно поглядела на брата. Это был приятный юноша, но избалованный родителями до такой степени, что даже не умел читать сигналы, принимаемые его нагрудником амулетов. Он всегда надеялся, что его защитят другие — родители, охрана, сестра.

— Нет нужды прятаться, Поч, — ответила она ему в который раз. — Глаза Чарма не видят угрозы.

— А может, Глаза Чарма слепы к змеедемонам, — захныкал Поч. — А то как они попали в город?

— Мы видели змеедемонов нашими серебряными Глазами Чарма, Поч. Перестань ты вжиматься в кусты и начни думать. Поч сел, но из-под куста не вылез.

— Попробуй снова коммуникатор.

Джиоти нашла черный кристаллик в нагрудном кармане и потерла, пробуждая. Внутри граней заплясала голубая искра, но ни звука не дошло из Арвар Одола, даже помех не было слышно. Джиоти направила коммуникатор в другую сторону, и утро наполнилось резким скрипом. Девушка повернула регулятор громкости, и в русле ручья зазвучал захлебывающийся словами голос:

— …невозможно подойти. Они повсюду — в кронах, в облаках. Джунгли ими кишат. Никто не пробился.

Повсюду!

Джиоти вздрогнула и снова приникла к серебряному глазу на плече. Заросли терновника, каменное русло ручья, широкие просторы растрескавшейся глины угрозы не содержали. А над ними в голубой глубине неба облаков не было.

— Это змеедемоны, — сообщил голос. — И не говорите мне, что их не бывает. Сведения подтверждены много раз — змеедемоны! И нам их не остановить. Как ни странно это звучит, на них не действует Чарм. Постой, у нас еще одно наблюдение. Поблизости. Кажется, один из них в речной траве. Гляди, он нас увидел! Все назад! Быстро!

Суматоха, прерывистое частое дыхание и треск сминаемой растительности. Потом характерный треск чармострельного оружия быстрыми очередями. Помехи от разряда заглушают голоса.

Вернулся запыхавшийся голос.

— Мы в них бьем… прямые попадания из пушек и аркебуз! В упор! И ничего… Им ничего… Эй, гляди! Назад… назад!

Из коммуникатора донесся рев.

— Эта тварь схватила пушку зубами! Взорвалась зарядная камера, двое пушкарей сгорели! А ей ничего! Она идет на нас!

Еще очереди. Крик, заглушивший грохот автоматического огня аркебузы, и тишина.

— Дай мне. — Поч протянул руку к коммуникатору.

Джиоти бросила ему прибор, не в силах поверить тому, что услышала. Эти твари идут сквозь зеленый огонь! И даже успокаивающее излучение Чарма из жезлов не могло унять ужас.

Чего ей действительно хотелось — снять с себя нагрудник амулетов. Ей хотелось предаться горю. Оплакиванию. Но она не смела. Не сейчас. Может быть, никогда. Глаза внимательно оглядывали узор теней терновых кустов, гудящих над цветами пчел, ярко-зеленую птичку и фронт грозовых туч, накапливающийся на севере и обещающий закрыть приближающийся кошмар. В любой момент могут появиться змеедемоны. Амулеты ей сейчас нужны, как никогда. Но никогда они не были так тяжелы.

— Слушай! — Поч повернул регулятор громкости.

— …только смерть! Ибо я — Худр'Вра, Властелин Тьмы. Дабы был всем пример, я послал сегодня моих змеедемонов на Арвар Одол, и сейчас этот древнейший и прекраснейший город догорает в джунглях Илвра. И так будет со всяким, кто осмелится выступить против меня. Не противьтесь моей силе. Сложите оружие и преклоните колени, тогда я пощажу вас. Тех же, кто осмелится восстать против меня, ждет только смерть! Ибо я — Худр'Вра, Властелин Тьмы. Дабы был всем пример, я послал сегодня моих змеедемонов на Арвар О дол, и сейчас этот древнейший и прекраснейший город догорает…

Поч отключил аппарат.

— Это кольцевой ролик по местной сети. Наверняка это слышит весь доминион.

— Кто он? — Джиоти подняла глаза к пустому небу и почувствовала, как в ней схлестнулись жар и холод гнева и страха. — Мы не знаем этого имени.

— Решимся выяснить? — спросил Поч. — Можно связаться с местным вещателем.

— И призвать на свою голову чудовищ?

— Он сказал, что пощадит тех, кто преклонит колени. Джиоти поглядела на брата тяжелым взглядом.

— Этот Властелин Тьмы разрушил все, что нам дорого. Погибли наши отец и мать! Поч скривился и застонал:

— Так что нам, тоже погибать?

Джиоти, скрипнув зубами, бросилась вперед и яростно схватила младшего брата. Вытащив его из-под куста, она двумя резкими рывками сорвала с него нагрудник с амулетами и отбросила прочь.

— Эй! — завизжал он, когда амулеты застучали по каменному руслу. — Что ты делаешь?

— Тебя ослепил Чарм. — Джиоти преградила ему дорогу, не давая подобрать связку. — Встань здесь, без Чарма, и повтори, что ты хочешь сдаться тому, кто уничтожил все, что мы любили.

Поч задрожал — от страха перед гневом сестры и от того, что так резко лишился Чарма.

— Джиоти! Отдай мой Чарм!

— И как это ощущается? — спросила она, отстегнула свою связку амулетов и бросила себе под ноги. Ее тут же окатила волна эмоций — водоворот дикого страха, ярости, потрясения, а в неподвижном центре водоворота — зеленая боль невозместимой утраты.

Поч попытался проползти мимо, но она не пустила его, резко обрывая каждую отчаянную попытку. Она отбивала в сторону его руки и в конце концов так толкнула брата, что он просто упал и сел.

— Зачем ты так со мной? — завопил он в мучительном бессилии. С ним не было Чарма, чтобы унять истерику, и ужас стал непереносим. Он был как мотылек в свирепой буре. Разрушительные ветры унесли все, что было ему знакомо — родителей, дом, наставников, друзей, все его будущее, — все исчезло в бездне. И остался только он сам, маленький и дрожащий, да его сумасшедшая сестра.

Джиоти смотрела тяжелым взглядом на омерзительный страх брата. Ее обуревало то же отчаяние, но у него не было ее тренировки. Отец и мать готовили его править с помощью Чарма, как делали их благородные предки — кроме эксцентричного дедушки Фаза, отголоска диких времен. Поч не хотел ничего общего иметь ни со стариком, ни с его суровой дисциплиной. И никто не хотел. Джиоти тоже сначала проявила интерес лишь из сочувствия к дедушкиному седому одиночеству. А потом, к ее радостному удивлению и к огорчению всей семьи, она обнаружила, что действительно приятно стряхнуть в сторону Чарм и настроить разум на острейшее восприятие, а тело — на преодоление физических ограничений. Но Поч этого не умел. И сейчас тем более не мог. При виде страха на его юном лице у Джиоти сжалось сердце, тем более остро, что брат единственный остался от всей ее семьи. В рубашечке, из-под которой торчали ребра и лопатки, он казался совершенно беспомощным, просто ребенком. Джиоти подняла нагрудник и протянула ему.

— Прости, — сказала она, подбирая свой нагрудник с амулетами. — Этот Властелин Тьмы, кто бы он ни был, наш враг. Мы никогда не склонимся перед ним.

Поч влез в нагрудник, не глядя на нее и тихо всхлипывая.

Она отвернулась, держа свой нагрудник на вытянутой руке. «Это вот, — подумала она, — это вот делает нас сильными и делает нас слабыми». В приступе жалости ей подумалось, что дедушка Фаз тоже погиб, и она глядела холодными глазами на нагрудник с амулетами.

Он был сделан в виде передника из белой замши, изготовленной из мягчайшей кожи антилопы. Воротник замыкали два жезла. Связывающая их золотая нить служила также проводником Чарма; она вилась по краям и образовывала спирально-сетчатый узор на ткани. Поверх этой схемы в каменные гнездышки были вставлены амулеты, направляющие энергию на жизненно важные органы тела: наговорные талисманы прозрачных рубинов, выложенные ромбом над левой грудью, черные зеркала вдоль позвоночника и по контурам грудной клетки, переливчатые изумруды на почках и платиновые печатки, защищающие алхимию печени и живота.

Джиоти вглядывалась в эполеты черных призм, пытаясь с помощью серебряных глаз определить, не затаилась ли где опасность. Единственным ее оружием был перочинный ножик. Ничто по сравнению с огнестрельным оружием, выстрелы которого по змеедемонам она недавно слышала.

«Мы беззащитны — в пути, у которого нет цели».

Она мрачно натянула на себя нагрудник и застегнула золотые пряжки. По крайней мере, когда они появятся, она не будет слепа.

— Что нам теперь делать? — спросил Поч сквозь слезы. — Все погибли.

Джиоти села рядом с братом и обняла его за плечи.

— Не все. Мы живы. У меня есть ты, у тебя есть я.

— От меня тебе никакой пользы. — Мальчик шмыгнул носом. — Тебе без меня лучше было бы.

— Зачем ты так говоришь? — Она обняла его крепче. — Ты так боишься, что готов сдаться врагу?

Поч не ответил, только пялился мокрыми глазами в землю. Наконец он еле слышно промямлил:

— Куда же нам теперь идти?

«И правда, куда?» — подумала она и сняла руку с его плеч. Медленно встав, она снова стала ходить вдоль каменного русла. Низкое электрическое жужжание пчел все так же стояло над кустами, будто ничего в мире не изменилось. Куда? Ответа не было, и сердце заколотилось сильнее, когда Джиоти поняла, что у них ничего в жизни не осталось, кроме собственных тел и бывшего при них Чарма.

— Нет! — вдруг почти выкрикнула она, когда сердце расправилось и дало новую надежду. Она поглядела на брата ясно и целеустремленно. — Есть один человек. Конечно же! Его не было в городе. Он ушел почти тысячу дней назад. Ты его помнишь. Старый чародей…

— Мастер оружия нашего отца… — шепнул Поч и поднял лицо. От испуга у него ввалились щеки, как у голодающего, глаза ввалились, челюсть отвисла, но на миг вернулось что-то от его прежней жизненной силы.

— Кавал, — произнесла Джиоти. — Мы должны найти Кавала. Он нам поможет.

— Да, он поможет! — вскочил на ноги мальчик. — Отец всегда говорил, что Кавал — лучший мастер оружия на Ирте. Он скажет нам, как воевать со змеедемонами. — Поч схватил сестру за руку. — Но где он? Отец уже давно отпустил его со службы.

— Мы должны его найти. — Джиоти сняла искатель из-под нагрудника. Его звездообразную форму переплетали золотые нити, окружавшие поисковый пузырек, содержащий локон их отца.

— Это нам не поможет, — мрачно сказал Поч. — Он мертв.

Джиоти посмотрела на него сурово.

— Кавал — чародей. Он долго — всю жизнь — работал на нашего отца. Между ними все еще может быть связь, и по ней мы сможем его найти. Если мы позовем, он может услышать.

Поч был настроен скептически.

— С тем же успехом можно молиться Извечной Звезде.

— Послушай, Поч, если Кавал все еще на Ирте, он наверняка знает, что случилось с Арвар Одолом. И может прийти нам на помощь.

— А зачем бы ему это? — уставился на нее Поч. — Он не из нашего клана.

— Нет, — ответила она, спокойно выдержав его взгляд. — Но он из Дома Убийц, наемник, которого отец взял на службу еще молодым. Кавал никогда не служил другому хозяину. Я думаю, мы можем положиться на его верность.

— Верность кому? — скривился Поч. — Маркграфа, которому он служил, больше нет.

Джиоти склонилась к мрачному мальчишке.

— Да, Поч, наш отец мертв. И мать тоже. Это значит, что сейчас я — маркграфиня нашего Дома.

— Нет больше Дома! — крикнул он. — Они все мертвы! Мертвы! Все! Разве ты не понимаешь? Никакая ты не маркграфиня! Тебе нечем править.

— Остался доминион, — спокойно ответила она и настроила жезлы власти у него на воротнике, чтобы унять гнев. — Есть Илвр. Мы построим новый город.

Он оттолкнул ее руки.

— Молчала бы ты лучше. Мы обречены. Змеедемоны нас убьют, как убили всех.

— Вот зачем нам нужен Кавал. — Она протянула искатель. — Положи свою руку на мою. Зови со мной. Чародей услышит нас, и он придет.

Поч угрюмо поглядел на нее, потом положил свою руку на руку Джиоти. Искатель оказался у них между ладонями.

— Теперь вместе со мной зови Кавала, — велела она. — У нас есть Чарм. Он нас услышит.

Они закрыли глаза, и вознеслась их молитва.

Кавал! Ты нам нужен! Где ты?

Их ментальный крик блеснул в воздухе рассыпанным сахаром на ветру, и временная петля резко захлестнула Кавала.

Птичка с зелеными перьями, серебристыми на концах, рванулась в полет, незамеченная двумя людьми, пригнувшимися в русле пересохшего ручья. Птица взлетела прямо в раскаленный добела свет Извечной Звезды и исчезла.

 

На той стороне мира Кавал очнулся в зелено-красных сумерках. День миновал.

Глазированная поверхность хрустальных плит жгла холодом. Кавал собрал рассеянный Чарм и согрелся.

Выброшенный из транса, он не мог сориентироваться.

Разреженный воздух, догадался он.

Но когда Чарм зарядил его кровь кислородом, он начал гадать, как вышло, что он лежит здесь под красным бархатом вечера. Еще за миг до того он был сверкающей птицей в лучах утреннего солнца.

Время вывернулось наизнанку. Дождики звездного света моросили сквозь сумерки.

Календарь Очей, напомнил себе Кавал, возвышается над ясными границами времени.

Он сел и начал осознавать, что видел в полете на Чарме.

Худр'Вра…

Это имя было нетрудно постичь. Дешевая маска мусорщика Врэта.

Худр'Вра, повторял он снова и снова, Худр'Вра!

На том берегу озера сумерек его заклинание создало образ будущего Худр'Вра: дымящиеся руины вдоль горизонтов Ирта.

«Это же псих! — сообразил чародей. Кратеры, истыкавшие землю на местах падений летающих городов, эмеедемоны, чертящие звездное небо над оставленными богом пустынями. — Псих!»

Кавал встал, передернувшись от отвращения. Он перенес Чарм на край ночи и начало звезд, а потом заставил память припомнить двух уцелевших, которые звали его.

Джиоти! — позвал он в густеющие сумерки. — Поч!

И снова увидел их тела, вспоротые клыками змеедемона, выплеснутые внутренности — как темные блестящие плоды.

Глубже! — велел чародей.

Чарм глубже вгрызся внутрь случайности. И все еще лежали разорванные тела на земле, вспоротые, красные от свежей крови, выставив луне белые кости.

Глубже!

Чарм дошел почти до вероятности ноль.

У чародея закружилась голова. Колени ослабли, но он не отвел глаза. И увидел из-за бесконечного моря фатальных случаев глядящие на него зелено-синие глаза Джиоти и Поча.

Кавал вцепился в это дальнее видение и бросил в него свой Чарм.

Пространство вокруг них поглотило свет, их окружила тьма. И потому Кавал знал, что осталась лишь ускользающая надежда.

И все же надежда! То, что видно в Календаре Очей, все еще может случиться!

Он выпрямился, взмахнув руками, чтобы удержать равновесие, одновременно крепко держась за две фигуры в темной орбите дальнего видения.

В окружающей их ночи, на краю времени, вероятности сдвинулись: змеедемоны, извивающиеся тенями черноты — клыки и когти блеском черненого серебра, — а в пустотах между ними очерченный, как бумажные фигурки, его собственный силуэт, повторенный многократно.

Тут он увидел, что лишь его присутствие давало ускользающий шанс отделить Джиоти и Поча от змеедемонов. Но что это даст? — подумал он и пристальнее всмотрелся в калейдоскоп черных силуэтов, окруживших двух почти детей. Напряженно вглядываясь в алые нити заката на черном фоне его собственного тела, он велел своему Чарму: Покажи!

Открылась глубокая изумрудная дверь окончания дня. Внутри в чистейшем свете, в сиянии пустоты, сидели Джиоти и Поч. И он тоже там был, но лишь смутно, и его тело стерлось до неясного мерцания пустоты. Это он наконец ушел в Начало внутри Извечной Звезды? Или его контур размыт смертью? Кавал не знал. Но это было не важно, потому что перед ними плыли летающие города — Дорзен, Брис, Мирдат, Чарн, Кери — снова плыли в аквамариновом небе нового рассвета, и горизонты Ирта были чисты от змеедемонов.

Видение погасло. Звездный туман залил тьму, через которую Кавал смотрел на ту сторону времени и вероятности в ускользающее будущее.

Какая слабая надежда, подумал он с отчаянием.

Под дымкой созвездий гасли последние остатки вечерней зари.

Слабая надежда для Ирта — а для меня?

Суровое лицо не дрогнуло, яркие глаза не моргнули. Кавал не мог бросить Ирт, пусть даже для него это значило небытие. Как бы ни была мала нерожденная надежда, она держала его. Он не смел ее предать.

Не колеблясь, он подошел к дальнему от святилища краю площадки и начал спуск с Календаря Очей. Всю жизнь он хотел стать мудрецом, служить духу, истине, которые выше реальности и выше формы. Эта жажда служить наивысшему заставила его здесь и сейчас отдать весь свой Чарм и самую свою жизнь ради перековки железной ткани реальности.

Великую благодарность он ощущал за то, что смог хоть краем глаза увидеть бессмертное. Выбить Врэта и его змеедемонов из железа реальности будет работой тяжелой, такой тяжелой, какой он никогда себе не задавал.

Горестная тяга к Началу, к прорыву в свободу, сжимала изгоняемое сердце. Но Кавал не смел оглянуться, ибо он был единственной исчезающей надеждой Ирта, и это было выше всех его желаний.

В фиолетовых сумерках он спускался с высот края времени в коварный мир жизни и смерти. Ноги оставляли на снегу глубокие синие следы. Кавал шел, и его сильное тело становилось все меньше, все дряхлее. Когда он достиг осыпей, годы, сброшенные с плеч за время жизни в святилище у края времен, снова нашли его, и под их бременем он побрел по камням медленнее.

Ввалившиеся щеки покрыла кустистая белая борода, волосы поредели и казались кисеей, пронизанной звездами. Плечк сгорбились, согнулись, и постаревший чародей, переставляя неуклюжие ноги, нащупывал путь вниз, сквозь тьму.

 

Мечи дневного света пробили густой смог Заксара, осветив потеки на кирпичных стенах мрачных фабрик, узкие улочки, забитые мусором. В таком сернисто-желтом луче сидела на корточках Тиви посреди раскиданного мусора и рассматривала коротенькую стружку чармопровода. Радужный виток намотался на палец, и Тиви помахивала рукой, пытаясь оценить вес стружки. Усталая горестная гримаса свела ее четкие брови вместе, когда стало ясно, что за этот хлам много, если глаз тритона дадут. А она уже два дня не ела. На это можно будет купить хлеба, но не свободу от сна.

— Эй, чего нашла? — спросил голос из переулка. Тиви встала и показала трем молодым мусорщикам кусочек колдовского металла.

— А вы чего нашли?

Двое тощих постарше — парень с девкой — открыли ладони и показали осколки ведьминого стекла и крошки колдовского металла. Третий — совсем еще пацан — не нашел ничего и стоял, глядя пустыми усталыми глазами и грызя ноготь.

— Давай быстрее, — сказал один из тех, что были постарше, — парнишка с кривым носом и злыми ледяными глазами. — День кончается. Надо успеть в лавки, пока чармоделы не закрылись. Пошли.

— Сложимся, — предложила Тиви, надевая стружку на палец как кольцо. — Может, за все квойн получим.

— Фиг, — сказали оба мусорщика одновременно. Кривоносый поднял кусочек обсидианового ведьминого стекла. — За это одно я уже огребу два глаза тритона и сегодня набью брюхо черным хлебом с изюмом.

— И я, — сказала его напарница, зажимая в ладони крошки чармоносного мусора. — Только надо быстрее. День кончается.

— А пацан? — спросила Тиви, дернув перемазанным подбородком в сторону младшего. Тот сел, прислонясь спиной к кирпичам стены, — стоять у него уже не было сил. — Сложимся, чтобы и ему досталось.

— Умничаешь, Тиви? — ядовито спросил кривоносый. — На каждое «да» свое «нет».

— Это проклятие из «Висельных Свитков», — возразила Тиви. — Это не правила жизни.

— Это единственные правила, по которым мы можем жить. Здесь на нас на всех не хватит. Тиви выдержала ледяной взгляд.

— Давайте сложимся и быстро мотаем отсюда, из Заксара.

— Чего ты лепечешь, подруга? — спросила девица с впалыми щеками.

— Арвар Одол пал, — с напором объяснила Тиви. — По всем трущобам гул идет.

— И что?

— А то, что сюда идут чудовища — змеедемоны. Разнесут этот город по кирпичику.

— Вот лафа! Будет где порыться, — сказал парень со сломанным носом.

— Ты не понял. Говорят, что они сносят все.

— Говорят, что если не жрать, с голоду подохнешь. — Впалощекая девица потянула напарника за рукав. — Есть хочу.

Тиви подошла ближе:

— Послушай, я слыхала, что лорд Хазар организует поход через Каф…

— Поход мертвецов, — мрачно заметила девица.

— А может, и нет, — уверенно возразила Тиви. — Хазар идет в Горы Мальпаиса — создать что-то вроде правительства в изгнании. И у него все нужное будет, чтобы пройти пустыни, тут уж не сомневайся. Это лучшая возможность для нас отсюда смыться.

— Хазар не ищет себе армию среди уличных оборванцев, — отмахнулась девица.

Тиви с энтузиазмом возразила и на это:

— Можем купить себе место в колонне за пару квойнов и выбраться отсюда, пока демоны не налетели. Давайте сложимся и еще пороемся.

Кривоносый нахмурился:

— Раз уж тебе так приспичило отсюда убраться, Тиви, чего ты тогда не забрала Искатель у того старого пердуна? Мы бы сейчас не голодали — и хватило бы, чтобы купить себе место в тени Хазара.

Тиви пожала плечами:

— У стариков и детей воровать нехорошо.

— И голодать тоже нехорошо, — бросила тощая, уходя прочь. — Пошли, пока лавки не закрылись. Я сегодня жрать хочу.

— А пацан? — снова спросила Тиви.

— Пускай его ведьмы кормят, — ответил парень с ледяными глазами.

— Эй! — крикнула им вслед Тиви. — Так отведите его к ведьмам! Я хочу еще порыться.

Мальчик с усилием встал на ноги и побрел мимо куч отбросов.

— Ты куда?

— Не пойду я к ведьмам, — ответил он. — Они сказали, что если я еще приду за едой, то должен буду остаться.

— Зато они за тобой присмотрят.

— Я на них работать не буду, — сказал мальчик. — Там хреново. И они всю дорогу заставляют тебя петь и читать. Я лучше останусь в трущобах.

— Ладно, тогда поищем, чего еще найдем.

Тиви пнула ногой кучу размокших картонок с бесчармо-выми отходами фабрик. Отходы растеклись лужей глубиной до щиколотки — обрезки костей, серые комки чего-то непонятного, блестки алхимических шлаков. Тиви стала расковыривать кучу веревочной сандалией.

Пока она рылась, парнишка сидел на корточках, сосал палец и пялился на пятно краснеющего света, будто читал прилепленную к стене газету. Еще день-два — и ночной прилив его унесет.

Тиви видала умиравших голодной смертью детей, свернувшихся в клубок от голода. Ей не хотелось снова кидать детский труп в ночной ветер, и она тщательно осматривала переулок в поисках крупинок чармоносного материала. Когда густой свет уходящего дня расплылся на бледном небе, она еще ничего не нашла.

Держа мальчика за руку, Тиви зашагала по мощеному переулку, похожему в сумерках на пеструю змеиную кожу. По скользким каменным ступеням они подошли к покосившемуся навесу среди кое-как уложенных шлакоблоков. Из-под навеса шел дым. Старый чармодел, засидевшийся за работой, не стал слушать мольбы о милосердии и дал ей за виток металла всего один глаз тритона.

Над окраиной города черной с золотом маской повис закат, а дальше высыпали сахарной пудрой звезды на ночном небе. Тиви повела мальчишку в маленькую пекаренку на улице Иноходцев и купила ковригу орехового хлеба. Отломив себе краюху, она остальное отдала ему. Над обрывами города уже повисли Немора и Хеллгейт, впитывая в себя сумерки. Тиви и мальчик сели на парапет и стали есть.

Мальчишка поглощал хлеб молча. Тиви пыталась говорить с ним о жизни в трущобах, но ему было нечего сказать. Такая же жизнь, как у всех. Доев, он поблагодарил Тиви быстрым поцелуем в щеку и побежал искать своих друзей.

Тиви, голодная и усталая, занялась поисками ночлега. По небу хлестнула молния жара. Скоро сюда прилетят змеедемоны, и тогда ни голод, ни усталость уже не будут важны.

От этой болезненной мысли Тиви вздрогнула. Она хотела жить. Она хотела, чтобы все жили. Хотя ее жизнь была ничем не лучше жизни любой другой трущобной беспризорницы, она не испытывала горечи. Когда-то ведьмы научили ее, что любовь сама себя оправдывает, и если любить, найдешь много помощников. Она все еще в это верила. И пусть многие из тех, о ком она заботилась и кому помогала в меру своих слабых сил, ушли с ночным приливом, зато они более не страдают.

Похожие на черепа Немора и Хеллгейт плавали над замусоренным горизонтом и заливали склизкие улицы водянистым светом. Тиви медленно направилась в другую сторону, в темные переулки, уходящие в темноту.

 

Джиоти и Поч шли сквозь джунгли Илвра по замшелой кирпичной дороге, называемой Тропа Пряностей — торговому пути, соединявшему плантации городов доминиона. Джиоти сложила из компонентов нагрудников примитивный искатель. У нее не было с собой ничего, принадлежащего Кавалу, и Поч предложил рубиновый наговорный камешек из охранного кольца, который дал ему отец, маркграф.

— Это кольцо никогда не принадлежало Кавалу, — сказал Поч, — но раз отец погиб, это лучшая связь с его мастером оружия, которую мы можем найти.

На самом деле Джиоти было все равно, сработает эта штука или нет. Она всего лишь хотела уйти подальше из Илвра, подальше от дымящихся руин Арвар Одола и гибели своего дома. По слабым импульсам самодельного искателя они шли к торговой столице джунглей — Моодруну.

Древесный город, построенный в кронах джунглей, был охвачен паникой. Жители не сомневались, что змеедемоны вот-вот ударят с небес, и каждый рвался бежать — но никто не знал, куда.

В этой горячке никто не заметил двух одиноких беженцев из Арвар Одола. Джиоти и Поч слились с бурлящими толпами на древесных улицах и дорогах, расходящихся по верхним этажам леса.

Дворец губернатора, вырезанный в центральном стволе колонообразного дерева, стоял брошенный, в висячих балконных садах не было ни маклеров, ни торговцев, обычно вертящих колесо коммерции Илвра вокруг этой ступицы. Сам губернатор, Яард Джи, верный друг маркграфа Кеона, сбежал и спрятался, и вряд ли брат с сестрой могли ждать от него помощи.

За три квойна и две призмы Джиоти и Поч купили себе места на дирижабле, уходящем на север — это направление показывал их примитивный искатель.

Медленно летя к побережью, они не видели с воздуха никаких признаков разрушения или змеедемонов. Рыбацкие деревушки и фермерские хутора казались идиллически безмятежными. Но на борту все время передавались сплетни об ужасной судьбе пэров Дорзена. Шепотом говорили о строительстве где-то на юге Дворца Мерзостей, где, как ходили слухи, Худр'Вра держит своих пленников в камерах пыток, заряженных черной магией, которая не дает жертвам умереть.

Брат с сестрой во время путешествия старались избегать любопытных вопросов экипажа, держась в своей каютке — пустой картофельной кладовой между глинистыми штабелями грязной свеклы. На каждой остановке они надеялись, что здесь искатель покажет дорогу к Кавалу, но лишь на последней остановке в Зуле, на самом краю доминионов Ирта у промышленного города на обрывах Заксара, искатель показал им на выход.

В Заксаре только-только начали узнавать о Властелине Тьмы. Все еще дымили трубы фабрик, вертикальный город был занят обычными делами. Брата с сестрой поразил неповторимый вид города с его бесчисленными мостами, фуникулерами и причудливыми эскалаторами. Роскошные виллы и замки, особняки и хижины, все с черепичными крышами и нависающими карнизами, загибавшимися кверху — для защиты жителей и прохожих от падающих предметов.

Импульсы искателя становились все сильнее. Джиоти и Поч шли по дымной аллее Всех Земель в глубь очистных фабрик Заксара. Здесь город менялся в худшую сторону. Путь лежал по сужающимся улицам и переулкам среди бесформенных теней прорывающегося пара.

За массивной фабрикой из почерневшего кирпича, в переплетении стеблей бурьяна, среди выброшенных железных бочек искатель сообщил, что они на месте. Молодая женщина в лохмотьях, чем-то похожая на кролика, с колтунами в волосах и вымазанным сажей лицом, подняла глаза от кучи отбросов, в которой копалась, стоя на коленях. Она даже не пыталась скрыть удивления.

— Вы бы, детки, мотали туда, где вам место, — предупредила помоечница. — А то эти амулеты и шмотки с вас сорвут — моргнуть не успеете.

Джиоти и Поч удивленно переглянулись, и мальчик попятился, вцепившись в рукав сестры.

— Эй, постойте! Раз уж вы здесь, может, дадите мне глаз-другой тритона? — Помоечница встала и шагнула к ним. — А то три дня маковой росинки во рту не было.

Джиоти кивнула Почу, и он протянул ей искатель. Джиоти отдала его побирушке.

Тиви радостно схватила подаяние. Она удивленно ощупала самодельный амулет, заметив высокое качество черных зеркальных панелей и наговорного рубина.

— Драконий хвост! Отличная штука. Но зачем это так сляпано? Что это такое должно быть?

— Искатель, — ответил Поч из-за спины сестры. — Он нас привел к тебе.

— Ко мне? — Бродяжка рассмеялась кашляющим смехом. — А кого вы ищете и кто вы такие, что разгуливаете здесь, одетые шикарнее фабрикантов?

Джиоти, приглядевшись Глазами, перевела взгляд на брата.

— У нее Глаз Защиты.

Поч прищурился на измазанную бабу в лохмотьях, потом уставился на эполеты своей связки амулетов. И тогда заметил водянистую ауру вокруг нищенки.

— Наговорный рубин взят из отцовского кольца защиты, — предположила Джиоти, — и потому он привел нас к самому сильному защитному Чарму, который мог найти, — к Глазу Защиты.

— О чем вы бормочете? — спросила помоечница нетерпеливо. — Кто вы такие?

— Меня зовут Джиоти. Это мой брат Поч. Мы из Арвар Одола.

— Это город, который рухнул?

— Нашим отцом был Кеон, маркграф Одола, правитель всего Илвра.

— Драконий хвост! Так вы даже не дети фабрикантов, вы пэры! — Оборванка уставилась на них, раскрыв рот, поняв наконец, откуда такая роскошная одежда. — И что таким, как вы, тут надо?

— Мы ищем мастера оружия нашего отца, чародея Кавала, — объяснила Джиоти. — Но наш искатель вместо того привел нас к тебе, потому что у тебя Глаз Защиты.

— Погляди сюда. — Женщина развела руками, показывая заплатанные штаны и рваную куртку. — Меня зовут Тиви. Я три дня ничего не ела. Я сплю в мусорных ящиках, чтобы меня не унес ночной прилив. И нет у меня никакого Глаза Защиты, чем бы он ни был.

— Это такие чары, — объяснила ей Джиоти, — защитные чары. Только очень умелый чародей с огромным запасом Чарма может наложить такое заклятие, чтобы ты носила его с собой повсюду без чармоносных амулетов.

— Нет у меня ничего чармоносного — если не считать того, что вы мне дали. — Тиви снова поглядела на рубин в тонком обрамлении черных зеркал. — За это спасибо. Поддержит жизнь в моей коже на костях. Вы же его не будете забирать?

Джиоти покачала головой:

— Нет, Тиви, он твой. Нам искатель уже бесполезен.

— Думаешь, это Кавал навесил на нее Глаз Защиты? — спросил Поч.

— Может быть.

— А зачем? — спросила Тиви. — Я про этого Кавала никогда ничего не слыхала даже.

— Значит, мы ошиблись, — признала Джиоти. — Будь Кавал в Заксаре, искатель бы нас на него вывел.

— И что мы теперь будем делать? — спросил Поч, нервно оглядываясь на черные кирпичные стены и переулки, шахтами уходившие вверх среди строений утеса.

— Надо уходить из этого города, — решила Джиоти. — По пути мы слышали рассказы о том, как поступает с пэрами Властелин Тьмы. Надо найти Кавала раньше, чем змеедемо-ны найдут нас.

— И где вы собираетесь искать? — поинтересовалась Тиви. При всем ее неприглядном виде манеры помоечницы нельзя было назвать неприятными, и у нее в лице были заметны проблески ума и любопытства.

— Может быть, на Календаре Очей, — задумчиво предположила Джиоти. — Это святилище мудрецов в Горах Мальпаиса. Кавал всегда мечтал стать мудрецом и временами упоминал об этой обители. Думаю, он удалился туда после отставки.

— Горы Мальпаиса, — нахмурилась Тиви. — Через всю пустыню Каф отсюда. Из Заксара туда ничего не летает. Наша леди Альта никак не дружит с королевой ведьм с гор, и торговых путей между нашими доминионами тоже нет. Вам придется лететь на юг до Мирдата и искать что-нибудь попутное оттуда.

— Рискованно, — сказала Джиоти. — Змеедемоны летят на север. Нас сметут вместе с другими, если мы направимся им навстречу. Придется идти через Каф.

— Ага, с половиной Заксара, — добавила Тиви. — Ходят в трущобах слухи, что Хазар собирает к северу от города армию, чтобы пересечь Каф. Хочет отсидеться в чащах и ударить оттуда на Властелина Тьмы. Удачи ему — все, что я могу сказать. Удачи, потому что он — наша единственная надежда выбраться.

— Не можем мы идти с Хазаром, — сварливо заметил Поч.

— Ты прав, — согласилась сестра. — Змеедемоны будут высматривать пэров. Чтобы пройти пустыню, придется надеяться на амулеты и на самих себя.

Тиви скривилась и пожала плечами:

— Если у вас, детки, нет оружия, то вы всего лишь мясо для троллей.

— Придется рискнуть, — решила Джиоти. — Можешь показать нам, как лучше выбраться из Заксара в сторону Кафа? Тиви покачала головой:

— Вам повезло, что вас до сих пор не ограбили. — Она минуту подумала и добавила: — Вам нужна защита, чтобы пройти по этому городу без оружия. А у вас, я вижу, ничего нет, кроме ваших классных шмоток. — Тиви глянула на амулет у себя в руке, потом с решительным видом подняла голову. — Я вас отведу к одному вору, своему знакомому. Он вас по этому городу проведет куда угодно — если вы ему заплатите.

— Вору? — озабоченно спросил Поч. — Разве вор сможет нас защитить?

— Этот сможет, — кивнула Тиви с мрачной уверенностью. — Это зверечеловек из трущоб. На него вряд ли кто полезет. Но важнее, что он знает город как никто. Он вас выведет. И тогда вам останется только пройти Каф.

— Отведи нас к нему, Тиви, — попросила Джиоти, беря за руку брата.

Тиви повернулась и повела их в темный проулок. По выбитым в скале ступеням они поднялись на следующий уровень — заляпанную нефтью эспланаду, откуда открывался вид на буровые скважины и подмости грузового двора.

По булыжникам двора расхаживал крупный мужчина с явными звериными метками, сцепив руки за спиной. На груди у него был завязан пояс с жезлами силы, и вид у него был довольно грозный.

— Эй, Бульдог, глянь сюда! Это я, Тиви! У меня для тебя есть работа.

— Не нужна мне работа, — ответил полузверь рокочущим голосом. — У меня всего хватает.

Тиви жестом руки остановила пэров на скользких ступенях и приблизилась к мускулистому вору.

— Что ты несешь? Со мной тут двое пэров, беженцы из Арвар Одола.

— Все мы беженцы из этого упавшего города, Тиви, — буркнул Бульдог. — И вообще я сейчас занят работой, которая мне даст столько Чарма, что я смогу навеки смыться из этого вонючего города.

— А с виду ты ничем сейчас не занят.

Бульдог оглядел бродяжку с видом оскорбленного достоинства.

— Если хочешь знать, мышь любопытная, работа эта уже делается. И сейчас я думаю, куда отсюда податься. Предвидение, подруга моя жалкая, ценнее даже Чарма. Если слухи верны, то скоро здесь будет Властелин Тьмы и Чарм станет дешевле дерьма.

— Слухи верны, храбрый пес. — Тиви кивнула в сторону Джиоти и Поча, глядевших со ступеней. — Это дети маркграфа Кеона — если верить их словам. Единственные, кто уцелел в Арвар Одоле.

Бульдог мрачно на них глянул. Он сейчас думал только о грезоткани, которую напарник Котяра возьмет через несколько часов в парке Миражей.

— Чего им от меня надо?

— Чтобы ты их вывел в Каф. Бульдог расхохотался:

— То есть вывести их прямо в гроб?

— Они платят амулетами, — по секрету шепнула Тиви. — Вот почему я думаю, что они правду говорят про себя.

— Не нужны мне амулеты. Особенно если придут змеедемоны.

Тиви пожала плечами:

— Ты же все равно будешь в парке Миражей? Бульдог, что случилось с твоим благородным сердцем? Возьми их с собой. Из парка недалеко до границ города и до Кафа. Сделай это для меня и отдай мне амулеты. Я тебя раньше ни о чем всерьез не просила, а ты у меня в долгу.

— В долгу, — признал Бульдог, склонив мощную башку. — Из всех бродяг, что были у меня наводчиками, ты лучшая. Когда ты стояла на стреме, меня ни разу не засекли. Ни разу. Так что для тебя, девочка, я это сделаю. Тащи сюда этих деток в смешных штанишках. Я уже отправляюсь.

Тиви поманила брата с сестрой.

— Бульдог. А это — Джиоти и Поч.

Бульдог внимательно осмотрел их сверху донизу, оценив стоимость амулетов. Потом протянул руку и сорвал с нагрудников несколько наговорных камней.

— Плата вперед, — объявил он и протянул камешки Тиви. — Потрать сейчас, пока они еще чего-то стоят.

— Уже потрачены, — сообщила ему Тиви. — Я завтра ухожу с армией Хазара. За эти побрякушки можно купить место в охраняемом караване. Я ухожу.

Тиви кивнула пэрам, быстренько поблагодарила Бульдога и ускакала по узкому переулку.

— И у солдат не воруй! — крикнул Бульдог ей вслед.

— Я никогда не ворую, Пес! — донесся ее голос. — Я и без того не пропаду.

Бульдог посмотрел ей вслед обеспокоенно, потом повернулся всей тушей к своим новым подопечным. Его твердый взгляд оценивал их.

— Значит, вы пэры, — произнес он холодно, наблюдая за игрой эмоций на их лицах.

Мальчишку парализовал страх, а молодая женщина смотрела на него пристально, чуть переместив свою тяжесть, будто и в самом деле готовая на него броситься.

Робость и храбрость, понял вор, и сменил враждебную позу на нейтральную, чувствуя, что теперь лучше знает тех, кого будет эскортировать.

Он мотнул головой, приглашая их следовать за собой.

— Тяжелые для вас времена, — сказал он, пропуская детей вперед в стальном желобе, усыпанном сломанными контейнерами и металлической стружкой.

— Для всех тяжелые, — согласилась Джиоти и потянула за рукав упирающегося брата, со страхом глядящего на человека со звериными метками.

Они вышли за складами, где шайка бесчармовых устроилась возле огня в стальной бочке и поджаривала освежеванного кота. От жадных взглядов, направленных на его связки амулетов, Поч вздрогнул, как от холодного ветра, и теснее прижался к Бульдогу.

— Этих не бойся, парнишка, — шепнул крепко сбитый вор. — Это бесчармовые. С твоими амулетами тебе их должно быть только жалко.

Поч и Джиоти шли за ним молча, устало вглядываясь в навесы между фабриками и мастерскими, отовсюду видя угрозу: бродячие собаки, бездомные люди, охраняющие с дубинами в руках свои углы в сточных канавах, блуждающие банды бесчармовых, дерущиеся над баками с мусором и глядящие хищным взглядом вслед, но настолько боящиеся Бульдога, что не только подойти — даже окликнуть не решались.

По дороге вор приобщал своих подопечных к собственной философии.

— Речь есть свет. Она делает нас людьми. Слова, слова и еще слова. Те частицы, из которых строится кровь наших душ! Вот почему я всегда намеренно разговариваю сам с собой. Всегда. Это лучший способ узнать свой разум и излить свое сердце. Иначе как увидеть это важное, а часто и ключевое различие между тем, что истинно, и тем, что всего лишь полезно? А без этого можно просто заблудиться в самом себе. У пэров это тоже так? Как же огромно сердце человека!

Они миновали ржавый пролет над плещущим каскадом водяных колес, и словоохотливый вор повернулся, чтобы помочь Почу сойти. Тут он увидел, что дети отвлеклись. Они рассматривали мир, которого никогда не видели, архитектуру лебедок, пролетов и эстакад, громоздившихся на башнях утесов.

— Кровь дракона! — обругал себя вор и улыбнулся. — Слишком много говорю. Особенно с незнакомыми, когда можно говорить свободно, не боясь, что уже это рассказывал. Понимаешь, слова в моей жизни одновременно и яд, и лекарство. Философ полез по винтовой лестнице к современным каменным домам, омытым светом дня и восставшим из дымящихся туманов как барьер к более высокому миру, забытому обитателями низа.

— Опасная это сила — слова, — бормотал Бульдог. — Понимаете, слова, хоть они символичны и нереальны, требуют истинной любви к действительности. Они хотят стать реальностью. Они хотят войти в круг необходимого, что определяет нашу жизнь. Они рвутся, даже против нашей воли, войти в наши мечты и слиться с ними, с видениями, что расцветают на почве нашей Иртовой плоти. Жить со словами — как должны жить мы все — это требует постоянно уравновешивать энергии тел и искусства действия. Вы меня понимаете?

Джиоти и Поч энергично закивали, хотя ни один из них не слушал. Когда они выбрались из района фабрик на террасу городских домов и лавок, перед ними открылся городской ландшафт. Внизу пелена дымов закрывала угольную черноту провалов, откуда они только что поднялись. Огни кузниц вспыхивали в дымящихся гротах, багровые и внезапные, как инфернальное подобие молний небесных.

Бульдог повел их прочь от площадки на залитый дневным светом бульвар. На остановке на углу они сели в трамвай и проехали остаток пути до парка Миражей и его мозаичных деревьев.

— По парку идите только по дорожке, — показал вор мощной рукой. Между лиловатыми и желтыми деревьями вилась тропинка. — Она здесь начинается, очень узкая, вьется по этой ложбине и сразу выходит в пустыню. Доброй удачи вам обоим в этих заклятых просторах. Вода у вас, конечно, есть.

Джиоти показала фляги.

— У нас есть вода и водоискатель. И амулеты полностью заряжены. — Это она сказала уверенным тоном, чтобы подбодрить Поча. — И от полета у нас еще осталась еда. Все будет хорошо. Доброй удачи тебе, Бульдог, за то, что довел нас сюда.

— Вы хорошо заплатили Тиви, — ответил он, улыбнувшись. — Доброй удачи всем!

Когда Бульдог наконец ушел, они испытали облегчение.

— Ну и трепач! — буркнул про себя Поч.

— Но очень полезный трепач, — возразила Джиоти. — Без него нас бы точно ограбили. Если бы мы появились в городе в ранние часы, когда народ еще не завалился спать, нас бы точно обобрали раньше, чем мы нашли эту Тиви. У меня с собой только перочинный ножик.

— Чего я не могу понять, так кто мог повесить на Тиви этот Глаз, если не Кавал?

Джиоти ткнула пальцем через плечо назад, где резаной раной чернел в скале город Заксар.

— Это город чармоделов, Поч. В нем то и дело появляются мастера-чародеи. Это мог быть кто угодно из них.

— Смотри, Джиоти!

Над горизонтом заструилась тонкая волнистая линия. Чайки? Нет, слишком уж для такого расстояния большие и черные.

— Смотри, демоны! — завизжал Поч, цепляясь за руку сестры. — Они прилетели!

Джиоти схватила его за руку и потащила по тропе. Мозаичные деревья расступились, как и говорил болтливый вор, и брат с сестрой оказались на зубчатой гряде, за которой начинался Каф. До самого горизонта тянулись полосы шлака и глины.

Пэры оглядели уходящие вдаль земли беды и нерешительно посмотрели друг на друга.

— У нас есть Чарм, — снова подбодрила брата Джиоти. — Фляги полны, а по дороге мы найдем воду. Если останемся…

Они оглянулись на убийственный город. Тонкая линия демонов отсюда не была видна, но они оба знали об угрозе, нависшей над дымными утесами. Взявшись за руки, брат и сестра вступили в мертвые земли.

 

5

ВЛАСТЕЛИН ДНА

 

Лорд Дрив сделал привал у чистого озерца среди северных отрогов Мальпаисских Гор. Он поднялся высоко, и вокруг в бездонной синеве маячили снежные пики. Извилинами гигантского мозга раскинулся далеко внизу лабиринт темных хребтов и долин, дна которых никогда не достигал свет Извечной Звезды. Беззвучно кружился в вышине гриф с белым оперением ярче звездного света.

По склонам окрестных гор стояли гигантские деревья, покрытые желтой и бронзовой листвой. Каждый порыв ветра доносил густой аромат с оттенком снега и льда. Дрив сделал глубокий вдох и подумал с долей иронии, что никогда не узнал бы этой красоты, если бы возвращение Врэта не выгнало его из Дорзена.

Но вместе с ощущением прекрасного пришло и щемящее чувство одиночества, и скорбь о своем доме и доминионах, беззащитных перед змеедемонами Властелина Тьмы. Страшно подумать, что сотворит с Иртом такой безумец, как Врэт, если он не подвластен Чарму.

Лорда Дрива грызла мысль, что все это — его вина, что ничего бы такого не случилось, будь он более безжалостен и казни Врэта на месте. Ладно, он поводит за собой этого так называемого Властелина Тьмы, сколько сможет. Не приходилось сомневаться, что лапонька-мусорщик захочет отомстить и весь Ирт перевернет в поисках Дрива.

А то, что удалось найти Тиви, придавало надежды стать сильнее — не в Чарме, но в способности понять природу этой тьмы.

«А если я ее снова найду, обрадуется ли она? Или сочтет меня бесполезным — дезертир без доминиона, только с Чармом? Что она обо мне подумает?»

Склонившись у озера с чернильно-темной водой, он всмотрелся в свое отражение, гадая, понравится ли он Тиви без чуда Чарма, облагораживающего лицо. В темно-синем плаще, коричневом мундире, увешанном чармосодержащими сплетениями бирюзы и серебра, в низких сапогах из кожи и меха он был похож на любого солдата. Хуже того, он был похож на дурака — на недостойного дурака, прячущегося вот таким образом.

Склонившись между розовым кварцем и бурым папоротником, он убрал с лица черные волосы, спадающие на плечи, и вгляделся в озеро, в темно-бронзовую кожу и раскосые ледяные голубые глаза своего отражения.

Он производил впечатление, пусть даже его нельзя назвать красавцем, и утешала мысль, что судьба связала его с Тиви. В детстве, когда Дрив только научился провидеть, она была первой, кого он ощутил, — женщина низшего класса и очень далекая, в те времена еще не рожденная, но уже связанная с ним, как никто.

«Почему? — часто задумывался он. — Почему она?»

С тем же успехом можно было спрашивать, почему магия, почему радость, почему невинность, сладость, насилие, смерть?

Судьба связывает импульс и инстинкт — так его учили верить в детстве лучшие чародеи Ирта. Учась провидеть, он заглядывал в ледяные бездны вероятности, судьбы, неизбежного будущего. Он понял, что провидеть — значит не знать, но догадываться.

Никто никогда не провидел ни намека на возможное возвращение Врэта — насколько было известно герцогу. Сила заглядывать в будущее время иногда наблюдалась среди светлых миров под Извечной Звездой и никогда — за Бездной на Темном Берегу.

Теперь же началось Завоевание, и Врэт обрушил на Ирт хаос. Может быть, Дриву не удастся больше никогда найти Тиви. Будущее переменилось, и все же она где-то есть, на случайном конце нити событий, которые впервые довели до него принадлежавший ей глаз тритона. Она есть. Но может статься, что он больше не найдет к ней путь, хоть они и связаны судьбою, и река времени бьет в барабаны их сердец.

Дрив знал, что если ему суждено найти возлюбленную, предназначенную судьбой, это надо делать быстро. Глазами Чарма он видел стаи змеедемонов, шныряющие по лабиринту горных долин в поисках его. Неподвластные Чарму, змеедемоны были заодно и слепы к нему, и потому не чувствовали, что он за ними наблюдает. Благодаря этому он мог скрываться — пока что.

Адвар Одол рухнул, как и грозился Врэт. Магические Глаза показывали ему с высот страшное место катастрофы, и Дрив, видя громоздящиеся угли, заплакал. В дымящемся аду ничего не было похожего на стройные башни и купола, знаменитые по всему Ирту, или прославленные настенные сады, где праздновали свадьбу его родители и которые он часто посещал как Наместник. От полного жизни города не осталось ничего. Никого живого не было среди клубов пара и безобразных обломков. И на сердце становилось темно от полубессознательных, блуждающих мыслей об отмщении.

«Я как-нибудь уйду от рыщущих змеедемонов и узнаю, как их убивать. Я найду способ снова встать с Врэтом лицом к лицу, и он мне ответит за Арвар Одол. Я отомщу за это. Найду способ…»

Положив руку на меч Таран в черных ножнах, Дрив встал и снова осмотрелся. Золотистые потоки исходили от снежных туманов верхнего мира, мира горных пиков и бездонной синевы. Ближе, под огромными стволами мощных деревьев, тянулись скальные сады от гребня до гребня, перемежаемые папоротником, молодыми побегами и луговыми цветами всех оттенков огня. Мелькали белки, яркие зяблики сверкали на мшистых валунах.

Ни Глазами Чарма, ни собственными глазами Дрив не видел врага, и потому решился достать оружие и дать ему набраться света и силы от Извечной Звезды. Рукоять удобно легла в руку, и оружие жарко засверкало в танце. С каждым взмахом руки оно меняло форму, чтобы как можно быстрее резать воздух.

Направив меч на дальний гребень с высочайшей вершиной — Календарем Очей, Дрив подумал о походе туда. Святилище лежало у его склона, и меч Таран, конечно, мог бы туда отвести. Может быть, мудрые в своих кельях хранят знание о том, как сражаться со змеедемонами, и он стал слушать, что скажет меч об этом стратегическом замысле.

Ответ пришел быстро и, минуя слова, как свойственно высочайшей магии, прозвучал прямо в мыслях. Глубже в горах лежит разбитый мир — мир, сокрушенный Врэтом. И Дрив сразу понял, что святилище для него не надежда, что там он лишь станет добычей для змеедемонов. Он понял, что продолжит свой путь — через горы в Каф. Путь, который приведет к целостности, к женщине, которую он будет любить, пока не умрет.

Дрив повернулся и направил меч сквозь унылые ландшафты каскадов и лесистых террас к далекой кремневой ауре — он знал, что это сияет из-под горизонта пустыня. Меч в руке согласно зажужжал.

Серебристо-золотой клинок вернулся в ножны, Дрив поправил перевязь, накинул темный дорожный плащ и направился вниз по узкой мшистой тропе. Чарм дарил ему легкость и не давал оступиться, сорваться в ждущую бездну.

Он шел и днем, и ночью — Чарм приносил ему силы. В воротник и в подол плаща были вделаны с дюжину жезлов силы. Чтобы не встретиться с драконами и грифами, Дрив поглядывал в Глаза. Наговорные талисманы позволяли видеть в темноте, и Дрив храбро держал путь сквозь горы к высохшим лугам на границах страшного Кафа.

В пустыне будет мало еды, а воды еще меньше, и потому Дрив потратил время на пополнение запасов. Наполнив фляги под каплющей струйкой на тающем леднике, он собрал орехов и хлебных ягод, сколько мог унести. И вот он остановился перед обугленной пустыней.

Выжженная трава осталась позади, впереди легла потрескавшаяся равнина, блестящая, как поваленная трава. Дрив, чтобы не попадаться на глаза змеедемонам, запетлял по эскерам [Эскеры — холмы и гряды, сложенные внизу озерными, вверху — ледниково-речными породами. Собирательный термин для обозначения форм рельефа водно-ледникового происхождения. — Примеч. ред.], вдоль длинных гряд холмов, вдоль песчаных наносов давно исчезнувших ледников.

Более реальной опасностью в этой пустыне пепла были тролли. С пронзительными глазами акул, блестящими, как металл, телами, спутанными зелеными волосами, с когтями на руках и ногах, хищные, длинномордые твари — их нелегко было свалить. Оторванные конечности продолжали жить, подкрадываться и убивать. Только чармострельное оружие могло их сжечь начисто, но такого оружия у Дрива с собой не было.

В первую же ночь в Кафе тролли его обнаружили. Они вылезли из пещер в гипсовых отложениях под вулканическими щелями, откуда поднимался в ночное небо алый дым. Дрив услышал клацанье когтей по гравию, а потом появились глаза, горящие как металлические диски, послышался запах серной вони, зазвучали голодные вопли троллей.

Меч Таран свистнул над головой, предупреждая троллей. Но голод одолел в них страх, и они вылетели из пронизанной звездами тьмы клубами пепельного дыма, самцы и самки.

Дрив отступил к скалистой вершине эскера, тролли бросились к нему. Он плечами сбивал валуны и сбрасывал ногами камни, чтобы замедлить их продвижение. Но тролли рвались вперед, рыча и стеная, перекатываясь через упавших.

Меч Таран отсек на первом взмахе три головы, и обезглавленные тела все еще тянулись к Дриву, а другие стаскивали их вниз, расчищая дорогу. Насыщенная Чармом сталь вспарывала накатывающие волны троллей, и хлестала черная кровь, летели отрезанные клешни, голодные стоны сменялись воплями ярости и боли.

Тролли не давали передышки. Не обращая внимания на потери, они накатывали со всех сторон, и герцог полностью погрузился в битву, ведомый Чармом. Он был готов рубить их всю ночь, сколько бы сил на это ни ушло. Лучше истощить весь Чарм и умереть под крушащим молотом Извечной Звезды, чем стать добычей троллей, которые сожрут его заживо.

Орущие тролли смыкались вокруг лорда Дрива. Защищенные коваными панцирями, они напирали, стараясь массой задавить разящий меч. Оскаленные морды и сверкающие черные глаза были уже со всех сторон, и герцог, сражаясь, выкрикивал смертную песнь Извечной Звезде, Началу, которое видит все концы.

Зрение поразил слепящий белый свет. В наступившей мгновенной тьме Дрив услышал визг — высокий крик пораженных ужасом троллей. Потом зрение стало возвращаться, и он увидел, что чудовища убегают прочь, оскользаясь на крутом склоне.

Еще одна яркая вспышка затмила свет звезд и выхватила из тьмы пустынный ландшафт ярчайшими контрастами света и тени.

«Чармострелы!» — пришла смутная догадка, принося одновременно облегчение и тревогу.

Он стиснул опаловые целительные амулеты, прижав к глазам горсть пузырьков. Зрение вернулось немедленно. Тролли исчезли, брызнув в темноту, оставив на поле боя груды извивающихся, дергающихся оторванных конечностей. Вместо них стоял маленький отряд Гвардии Сокола — с десяток солдат в сером штурмовом снаряжении: защитные шлемы, бронежилеты и патронташи.

Один из солдат приподнял маску шлема, открыв широкие рыжие бакенбарды, расходящиеся от покрытого шрамами лица с желтыми глазами и приплюснутым носом, свирепого лица летучей мыши.

— Лебок! — удивленно вскрикнул Дрив. Стряхнув с ног петли троллевских кишок, он шагнул навстречу маршалу Гвардии Сокола. — Как ты меня нашел?

— Мы не теряли вас, мой герцог. — Старый воин поклонился, и остальные повторили его жест с напряженной военной точностью. — Когда Арвар Одол пал под ударами змеедемонов Врэта, я призвал добровольцев для службы вам. Мы шли за вами с тех пор, как вы покинули Укс.

— Но как? Я никого не обнаружил… Лебок приподнял изогнутую кустистую бровь.

— Мой герцог, вы слишком много раз вели в бой Гвардию Сокола, чтобы задавать такой вопрос. Мы видим все, нас не видит никто.

Герцог рассеянно кивнул, оглядывая звездный дым — не видно ли в нем движения. Один взгляд в Глаз Чарма под плащом подтвердил его опасения. Над южным горизонтом кишели тени пресмыкающихся.

— Они приближаются, — предупредил герцог.

— Мы знаем, — ответил Лебок. — Их привлекают чармострелы. Вы поэтому и отказались брать с собой в изгнание подобное оружие?

Дрив коротко кивнул и оглядел местность, выискивая расщелины в эскере, где можно спрятаться по одному. Далее шли гипсовые холмы, где обитали тролли. Еще дальше пылали инфернально-красным вулканические выходы.

— Надо прятаться, Лебок.

— Они все равно нас найдут, — ответил Лебок со спокойной уверенностью. — Есть только один способ.

Он поднял руку и подал сигнал пальцами. Двое солдат быстро отделились от других, сорвали с плеч ружья и бросились к известняковым холмам.

— Останови их, Лебок! — велел Дрив. — Змеедемоны их схватят раньше, чем они добегут до холмов!

Лебок жестом попросил герцога подождать, потом дал знак оставшимся солдатам, и они рассеялись, растворившись в ночных тенях расщелин эскера. Потом маршал взял Дрива за локоть и быстро провел к расщелине между двумя валунами.

Герцог и маршал видели, как бегущие солдаты дали несколько выстрелов в сторону известняковых холмов. Огонь расцветил ночь яркими цветами и бросил длинные дуги теней на изломанные плиты пустыни.

Герцог знал, что это значит — двое вызвались добровольцами-смертниками, — и его сердце сжалось от желания позвать их обратно. Но было уже поздно.

Из ночи вылетели угловатые силуэты, резко очерченные на фоне звездных дымов. Двое солдат остановились и стали быстрыми очередями стрелять в пикирующих хищников.

В дрожащем сиянии змеедемоны показались полностью. Они приближались со змеиной быстротой и ловкостью, балансируя зазубренными хвостами. Взмахи когтей сливались в размытые полосы. Горячие удары убийственной энергии расплескивались на их бронированных телах радугой рассеянного Чарма.

Змеедемон обрушился на солдата, небрежным движением отбив ружье в сторону. Подцепив человека когтями за ключицы, тварь подтянула его поближе к мордам на брюхе.

Второй солдат успел застрелить первого в спину, прекратив его мучения. И когда второй демон уже схватил его сзади, он разрядил свое оружие точно в ружье погибшего товарища. Удар разнес зарядную камеру, и обоих поглотил взрыв зеленого огня.

Змеедемоны заплясали в пламени, среди молний, реющих над растрескавшейся пустыней. Ударная волна покатила по склонам рокочущие камни, пылающие осколки винтом взвились в небо, светясь ярче звезд.

Спустилась тьма. Демоны победно взревели и полетели прочь.

Потрясенный герцог ждал, лежа между камнями, пока последняя тварь не скрылась из пределов видимости Глаза. Потом он всхлипнул и произнес:

— Клянусь Извечной Звездой, я убью Врэта собственными руками!

В ярости он обрушился на лежащего рядом маршала, колотя кулаками по гравию. Изрытое шрамами лицо маршала не дрогнуло.

— Лучше бы ты дал мне умереть, — выдавил сквозь зубы герцог. — Двое храбрецов погибли в зеленом огне! Без вознесения. Только пепел остался от них, только пепел!

— Они погибли за своего герцога. Дрив снова ударил кулаком по камню.

— Никакой я не герцог! Я всего лишь тот, кто бросил Дорзен и сбежал из Укса. Ты это знаешь, Лебок. Знать меня — проклятие. Не надо было тебе идти за мной сюда.

Жестокое лицо Лебока сделалось еще более суровым, и он заговорил стальным голосом:

— Мы все добровольно пошли за вами, мой герцог. И вы всегда будете нашим герцогом. Не забудьте, двое, которые погибли за вас сегодня, вызвались добровольно. И вы не будете чернить их память, отрицая, что вы наш герцог. Вы обязаны согласиться со мной.

Герцог различил в голосе маршала тяжелую укоризну. Он слышал уже этот голос — на поле брани, когда герцог уставал от войны. Холодный сердитый взгляд Лебока устыжал и заставлял вернуться в битву, как теперь устыдил и заставил вернуться к командованию и укорил за отказ от наследной роли.

Дрив понял, и увлажнившимися глазами встретил решительный взгляд маршала. Принесена кровавая жертва. Если бы он сейчас погиб в пустыне, с ним умерли бы совесть и долг. Но те, кто умер сейчас вместо него, поглотили его полнее, чем могли бы поглотить тролли.

Лебок ощутил глубину, до которой проникли его суровые слова, и знал, что слезы герцога — плач не по погибшим солдатам, но по собственной свободе, по собственной судьбе И он постарался осторожнее выбрать слова, которые должны были скрепить договор.

— Нет свободы от нашей свободы, мой герцог. Два солдата свободно выбрали смерть. Еще десять свободно ждут наших приказов. Весь Ирт может свободно подняться против зверств змеедемонов. А как распорядитесь своей свободой вы?

У Дрива высохли слезы, и он сглотнул слюну. Себялюбиво было думать, что он может просто уйти от своего наследия. Гибель двух хороших людей разрушила иллюзию, что остаток своей жизни он сможет посвятить только себе. Он принадлежит своему народу, как было всегда.

— Когда мы расстались, Лебок, я сказал тебе, что я в руках судьбы. — Слыша свой голос, герцог понял, что полностью вернулся в изломанный мир. Но он никогда не забудет, что на краткий миг у него перед глазами мелькнула целостность. Чтобы напомнить себе, он положил руку на грубую наплечную защиту под плащом, куда встроил принадлежавший Тиви глаз тритона, и услышал снова тихую ноту далекой любви. — Судьба сделала меня герцогом. Судьба  вложила в мое сердце надежду спасти наш народ. Но мы не знаем как. И потому я пойду туда, куда ведет меня судьба. Может быть, я узнаю способ, как сражаться со змеедемонами. Если ты и твои солдаты решите следовать со мной, я буду рад вас вести.

— А мы будем рады следовать, — заверил его Лебок, — пока вы не забудете, что вы — наш герцог.

— Я не забуду, — твердо обещал Дрив. — Больше никогда.

— Очень хорошо, мой герцог. — Лебок встал и протянул квадратную руку. Когда герцог ее принял и тоже встал, маршал крепко сжал плечо Дрива. — Мы будем жить — и мы умрем — как единый народ.

Герцог кивнул и стал спокойно смотреть, как маршал созывает бойцов из укрытий. «Воин до кончиков ногтей», — восхитился он про себя. Дрив вспомнил, что Лебок пришел служить Дому Дорзена еще мальчишкой, встав под знамена Одноглазого Герцога, прадеда Дрива, объединившего доминионы. Конечно, объединение было хилым. Доминионы интриговали друг против друга, постоянно велись партизанские войны, но почти все время Наместнику удавалось поддерживать подобие порядка, в котором процветала экономика Ирта.

Порядок, завоеванный для Ирта Одноглазым Герцогом, как бы ни был он непрочен, обеспечивал подобие стабильности для народа, который сейчас терроризировали змеедемоны Врэта. Опасность, стоящая перед ними, заключалась в потере любого порядка. Какую надежду может предложить любовь, если сам мир превратится в хаос? Эту мысль осознал Дрив, занимая место во главе Гвардии Сокола.

Лебок глянул на него, ожидая обращения к отряду, но Дрив не мог найти слов. Любая речь казалась ему блестящей побрякушкой перед лицом неумолимой тьмы. И только молчание соответствовало глубине этой тьмы.

Лорд Дрив повел Гвардию Сокола к дымящимся кальдерам [Кальдера — овальное или круглое углубление в верхнем конце жерла вулкана, образующееся обычно в результате взрыва газов. — Примеч. ред.]. К рассвету они оказались между конусами пепла, скрытыми серным туманом. Они шли, и Извечная Звезда над головами светила тусклым металлом. Отряд был как стайка мотыльков перед огнем алчущей пустыни.

Никто не спросил, куда ведет их герцог. Он решил перейти Каф и следовал своей стратегии передвижения по эскерам, дюнам и вулканическим грядам, держась поближе к укрытиям на случай нового появления змеедемонов. Они не появились.

Глазами Чарма Дрив видел троллей. Они таращились с гребней дюн, но не решались приближаться к хорошо вооруженным людям. На горизонте уныло маячили пыльные смерчи.

Вдали появился мираж. От него защемило сердце, потому что стали видны зеленые верхушки деревьев, остроконечные крыши, а на фоне полуденного отражения вязкого болота — дымящаяся гора обломков: перекрученные балки, горячие груды щебня, искореженные башни и оплывшие от невыносимого жара фасады.

— Арвар Одол, — определил развалины Лебок, и горестный ропот пролетел по отряду. — Свалился в джунгли Илвра. Герцог поглядел в Глаза Чарма и не увидел ничего.

— Как вышло, что мы его видим?

— Атмосферное преломление… — предположил маршал и отхлебнул воды из фляги.

При их приближении мираж растаял. На закате, под нависшими ивами звезд и влажными лугами зеленых облаков сумерек, они прошли выветренную площадку, где качалось видение. Пыльную поверхность прорезали следы.

— Двое, идущие налегке, — прочел по следам Лебок. — Женщина и низкорослый мужчина или ребенок.

— Здесь? — недоверчиво спросил Дрив. Поглядев в Глаза Чарма, он их не увидел.

— Наверное, скрыты, — предположил Лебок.

— Тогда это пэры, — уверенно сказал Дрив, потому что амулеты скрытия были запрещены всем, кроме пэров.

— Пэры или умные воры, знающие, как соорудить плащ скрытия из скальпа или черепа, — возразил маршал. — Мне привести их?

— Нет. Если это пэры, они ответят только мне.

— А если это умные воры? — сдвинул брови маршал.

— Тогда они ответят моему мечу.

Герцог пошел по следам, ведущим через плоскую пустыню, усеянную чешуйками камня, как битой глиняной посудой. Лебок и Гвардия Сокола глядели вслед, пока он не исчез между выветренными столбами песчаника. Тогда маршал подал сигнал рукой и послал за герцогом троих солдат.

Когда Дрив заметил две фигуры, темнота уже скрыла последние мазки заката. Двое шли вдоль горизонта, наклонившись к серебристому лицу Неморы, — двое путников в далеком и странном ночном сиянии.

Дрив нарочно не стал включать собственный амулет скрытия и пошел к ним поверху каменной гряды, видимый в перламутровом свете. Когда эти двое его заметили, они скрылись.

Из мешка для провизии герцог вытащил амулет связи, потер темный кристалл, и в кристалле заплясала синяя искра.

— Говорит герцог Дрив Дорзенский, — тихо сказал он в амулет. — Если вы меня слышите, пожалуйста, ответьте.

Но ничего не было слышно, только треск пустого эфира.

Оглядев расположение оплавленных глыб лавы, Дрив понял, где должны пройти путешественники, и побежал по долине алебастрового песка, чтобы их перехватить. Вынырнув из-за края выветренного кратера, он чуть не столкнулся с ними в бледном свете Неморы.

Одна из теней, та, что поменьше, шмыгнула назад. Другая бросилась к герцогу. Он успел заметить только выставленную челюсть и край разлетевшихся волос. Рефлекторно повернувшись боком, чтобы уменьшить площадь поражения, Дрив пригнулся. Но тень скользнула, будто в падении, повернулась с поразительной ловкостью, и от удара по затылку цветная молния сверкнула в глазах.

Дрив рухнул в песок, а она навалилась сверху, умело упираясь коленом ему в лопатку, а в основание шеи уткнулось холодное острие клинка.

— Кто ты такой? — прошипела она.

Дрив понял, что если бы она не сдержала удар в затылок, он уже был бы мертв. Это не был ловкий вор, это был пэр, обученный боевым искусствам.

— Я Дрив Дорзенский, — простонал он.

— Наместник? — выдохнула она ошеломленно. Острие клинка отодвинулось, но захват, от которого грозил треснуть позвоночник, не ослаб. — Как вы сюда попали?

— Я бегу от змеедемонов, посланных меня уничтожить, — ответил он откровенно, выдавливая слова из сдавленных легких. — Было бы неглупо с вашей стороны отпустить захват. За мной идет Гвардия Сокола, и они вас наверняка убьют, если это увидят.

Давление ослабло, и женщина легко, как тень, скользнула в темноту.

— Кто вы? — спросил он ей вслед удивленным голосом. Она показала искусство, о котором он только читал в анналах прошедших войн, но никогда не встречал. Она атаковала без Чарма! И с полным самообладанием. Дрив хотел ее найти, но она исчезла. Он всмотрелся в неверные тени валунов в свете звезд и увидел маленькую фигурку в скрытой трещине.

— Эй, выходи!

Тень встала и шагнула вперед с поднятыми руками. Лунное сияние Неморы осветило юношу-подростка с расширенными от страха глазами. На нем был спортивного стиля нагрудник с амулетами, широкие штаны и сапоги со шнуровкой, модные у золотой молодежи. Нагрудник амулетов с искусным шитьем и вставками дорогих синих камней мог принадлежать только пэру. Краденый? Нет. У мальчика был вид человека, привыкшего к привилегиям: модная стрижка, тонко очерченные глаза, изящные руки и вольная поза — для него в этом дорогом наряде не было ничего необычного.

— Как тебя зовут, парнишка? — спросил Дрив, пытаясь успокоить взволнованного мальчишку легкой командной уверенностью.

— Сир, я Поч, сын маркграфа Кеона из Дома Одола.

— Сын Кеона? — воскликнул изумленный Дрив. — Вольно, мальчик. Мы союзники. Твой отец был моим другом…

Звук шагов заставил его обернуться, и он увидел бегущую к нему Гвардию Сокола, готовую помочь справиться с пленником. Из узкой анфилады между высокими скалами метнулась тень, нарушив обет молчания, данный голому камню, ее породившему, и прыгнула на солдата.

Гвардеец Сокола уклонился, но опоздал. От удара он покатился по земле вместе с нападавшим. Взметнулся песок.

В мерцающем свете звезд Дрив явственно увидел женщину, которая его скрутила. С ловкостью пантеры она воспользовалась инерцией падения, чтобы перекатиться вместе с солдатом и оказаться наверху. Неуловимым движением она перевернула его и вспрыгнула ему на спину.

С гребня кратера на помощь товарищу бросился другой Гвардеец Сокола, но схватка уже закончилась. Женщина резко метнулась прочь, выхватив аркебузу солдата из кобуры у него на спине.

— Брось оружие! — приказала она.

Дрив заметил, что она даже не запыхалась. У нее тоже были амулеты, подбитые штаны и ботинки со шнуровкой. Эта девчонка, одетая для пикника, победила бронированного солдата Гвардии Сокола!

— Делай, как она говорит, — приказал солдату лорд Дрив.

Но тот не успел шевельнуться, как показался третий гвардеец, вынырнув из темноты из-за спины у Поча. Его аркебуза была направлена на мальчика.

— Нет!

Она выстрелила тускло-красной вспышкой, попав солдату точно в грудь.

Гвардеец свалился на спину, громко ухнув, уронив оружие, но почти сразу пришел в себя.

— Стоять! — крикнул Дрив и спокойно повернулся к женщине, направлявшей на него аркебузу. Она снова проявила точность и самообладание, сделав выстрел слабой энергии, чтобы только защитить Поча. У солдата в бронежилете всего лишь перехватило дыхание. И низкая энергия не могла привлечь змеедемонов.

— Я восхищаюсь вашим самообладанием, женщина. Теперь скажите мне, кто вы.

Она положила аркебузу и шагнула вперед — молодая стройная женщина спортивного сложения, с широким веснушчатым лицом, с завязанными в пучок волосами, ярко-рыжими даже в свете звезд.

— Лорд Наместник, простите мне, что я вас ударила. Вы напугали нас.

— Не намеренно. Вы прощены, юная дама. Она отдала оружие солдату, у которого только что его отобрала.

— Я позволила себе действовать против вашей гвардии, поскольку боялась, что они на нас нападут. В темноте, в этом глухом месте, они могли не понять, кто мы. Особенно когда мы свалили вас. Вы сами это сказали.

— Сказал, — улыбнулся Дрив. — Уверяю вас, что вам более не грозит опасность от моей охраны. — Он показал на Поча, который тревожно отодвинулся от гвардейца, отряхивающего песок со штанов. — Я знаком с Почем, сыном маркграфа Кеона. Вы, очевидно, его сестра. Я вижу сходство.

— Да, — подтвердила она, становясь рядом с братом. — Я Джиоти, маркграфиня Одола.

— Весь Ирт оплакивает трагедию вашего Дома и негодует из-за судьбы Арвар Одола. — Дрив вгляделся пристальнее в лица мальчика и молодой женщины, ища признаки страха и горя. — Все доминионы объединяются, чтобы сокрушить Врэта и его змеедемонов.

Поч склонил голову, а Джиоти скептически хмыкнула.

— Извините, лорд Наместник, за прямоту, но все доминионы объединяются, чтобы ползать на брюхе перед Худр'-Вра, — холодно отрезала она — Мы сбежали из Илвра на дирижабле, идущем в Заксар, и слышали много новостей о победах Властелина Тьмы. Ваш родной город Дорзен капитулировал без боя Там теперь правит Ромат, правая рука Врэта, еще из Храбрецов Говорят, вашего зятя баронета Факела он сделал своим лакеем, а жену Факела, ведьму-танцовщицу леди Вон, взял себе в наложницы. А дети вашей покойной сестры Мивеи…

— Стой, — Дрив закрыл глаза рукой. — Я не вынесу вести о страданиях детей моей сестры!

— Они более не страдают, лорд Наместник, — жестко закончила Джиоти. — Очевидцы говорят, что они мертвы. Ромат отдал их на публичную казнь змеедемонам, чтобы насытить свою ненависть к вам и туже затянуть петлю страха на горле Дорзена. Никто не смеет выступить против него. Арвар Одол отомщен не будет.

Дрив сердито задышал и был вынужден отвернуться. Он знал, что Джиоти говорит правду, но ее насмешливый и злобный тон вывел его из себя. Пришлось напомнить себе, что она пострадала гораздо сильнее его.

— Мы найдем способ разбить Врэта.

— Ради этого вы и прячетесь в Кафе? Дрив медленно повернулся к ней лицом:

— Маркграфиня, я бегу от змеедемонов, потому что не могу с ними сражаться. Но я твердо намерен найти способ нанести ответный удар

Она с вызовом подняла подбородок.

— Как?

— Пока не знаю. — Он нахмурил брови. — Но я знаю, что все существа под Извечной Звездой смертны. Этих чудовищ Врэт привел из холодных миров с той стороны Бездны, вот почему Чарм против них бесполезен. Но наверняка у чародеев, чернокнижников, ведьм-танцовщиц и мудрецов Ирта должно храниться знание о слабом месте змеедемонов.

Джиоти вгляделась в герцога, перевела взгляд на брата, на Гвардию Сокола, снова на герцога. В ее глазах вспыхнула искра

— На то же надеемся и мы, мой господин. Вот почему вы видите нас здесь, в Кафе. Мы ищем чародея Кавала, мастера оружия нашего отца. И мы полагаем, что можем найти его среди мудрых в святилище Календаря Очей, неподалеку отсюда. Мы надеемся, что он поможет нам обрести знание, нужное, чтобы биться со змеедемонами.

— Надеюсь, что так оно и будет, — сказал герцог. — Я бы предложил вам эскорт, но он только скорее выдаст вас нашему врагу.

— Мы и сами смогли пройти почти весь путь, — ответила Джиоти. — До Календаря Очей осталось всего три дня.

Дрив жестом велел ближайшему солдату подать ему аркебузу.

— Возьмите это с собой. — Он передал ей оружие в кобуре. — Дальше к югу в известняковых холмах живут тролли. Один вид оружия удержит их на расстоянии. Стреляйте только в случае крайней необходимости.

— Знаю, — закончила за него Джиоти. — Огонь Чарма привлекает змеедемонов. Они рыщут по всему Ирту в поисках пэров. Врэт хочет истребить нас всех.

— Провизия вам нужна? — спросил Дрив. Он поглядел на родовые черты — широкие скулы, веснушки, бледную кожу, светящуюся в сиянии Неморы, и сердце его сжалось предчувствием. На краткий миг он увидел их мертвыми, а над ними нависла туша змеедемона, и с челюстей чудовища свисала путаница кишок.

Образ растаял и исчез в мерцающих линиях времени. Мелькнули потоки случайных событий, которые поведут брата и сестру к их судьбе; трудное путешествие по реке времени с безымянными просторами пустынь, джунглей, топей, которые предстоит пересечь этим двоим — и повсюду, куда бы они ни попадали, эхом от отвесных стен каньона реки дрожали змеедемоны.

— На дирижабле до Заксара мы выменяли талисманы на продукты, — ответила она и тут заметила его отсутствующий взгляд. — Что с вами, мой господин?

— Ничего, — ответил он, усилием воли возвращаясь к обычному зрению. — Иногда я заглядываю сквозь время. И сейчас видел небольшой кусок вашего пути. Будьте осторожны. Конечно, это излишнее предупреждение — даже со всем вашим боевым искусством вы знаете, что идете по опасному пути.

— Как и все мы. — Она охватила руками запястья и поклонилась придворным поклоном. Брат последовал ее примеру. — Прощайте, мой господин.

Джиоти закинула аркебузу за спину и повела брата в ночную тьму. Они пошли краем скал вдоль гребней кратеров, держась темной стороны.

Когда Дрив и его Гвардия Сокола скрылись из виду, Поч жалобно произнес:

— Он наблюдал нашу судьбу, и ты это знаешь. Она, не отрывая глаз от дороги, рукой сделала жест, призывающий молчать.

— Ты не слушаешь, Джио! — заныл Поч. — Он видел сквозь время!

— Будущее неверно даже для тех, кто умеет заглядывать, — ответила Джиоти. — И не думаешь ли ты, что он обречен меньше нас? Хочешь вернуться и идти с ним? Он идет на север. Через несколько дней он станет пометом змеедемонов.

— Он нашу судьбу видел, — сказал мальчик уныло. — Я это знаю.

— А чего там видеть? — едко заметила Джиоти. — Не надо быть колдуном, чтобы видеть: мы обречены. Но если заглянуть еще глубже, можно найти выход из этой обреченности.

— Этого он не видел.

— Значит, плохо смотрел, — раздраженно бросила Джиоти. — Кавал посмотрит лучше. Он увидит путь, который ведет не к гибели, а к победе. Мы уничтожим змеедемонов. Мы убьем Врэта. И отстроим Арвар Одол.

— Почему ты так уверена?

— Мы уже об этом говорили, Поч, — сказала она, пытаясь подавить раздражение в голосе. — И не раз.

— Джио, ты на меня не злись. Сейчас темно, а мне в темноте легче, когда я слышу твой голос.

Смазанные тени звездного света показывали путь к наветренной стороне дюн, а дальше снова поднимались голые вулканические кратеры. Джиоти вздохнула и попыталась говорить спокойнее:

— Тогда слушай меня, маленький братец. Я знаю, как тебе тяжело. Если мы согласимся, что обречены, то сегодня самое время пальнуть в себя из этой аркебузы и пустить свои души и тела на ветер Бездны, подняться в ночном приливе. Ты это предпочитаешь?

— Нет! — сразу ответил он. — Джиоти, я не хочу умирать. Не хочу быть обреченным.

— Тогда будем жить, — твердо сказала она, улыбнувшись. — Найдем Кавала. Мы выбрали к нему самый короткий путь. Если бы мы пошли с юга, пришлось бы пройти Паучьи Земли и карабкаться через Горы Мальпаиса. Полет на дирижабле на север к Кафу сэкономил нам много дней пути.

— Но ты посмотри вокруг! — крикнул Поч. Он с отчаянием глядел на пустыню — кремень, дюны, голые скалы. — Неужто в Паучьих Землях было бы хуже?

Джиоти бросила на него обжигающий взгляд и не удостоила брата ответом.

— Наместник сказал, что здесь есть тролли. — Поч вгляделся в эполеты Глаз: проверить, что сейчас троллей поблизости нет. — Ты видела когда-нибудь тролля?

— Нет.

— Я думаю, придется увидеть. — Он снова оглядел просторы дикого камня, серебристого и с пятнами непроницаемой тьмы. — Очень долго нам идти, так что их не избежать, если они тут есть.

— Слишком ты дрейфишь, маленький брат. У нас есть аркебуза.

— А как мы вообще собирались тут пройти без оружия? — спросил он тоном обвинителя. Она пожала плечами:

— Я пыталась купить ружье на дирижабле и в каждом торговом порту по дороге, но никто не продал.

— Конечно! Там знали, кто мы. И никто не хочет отвечать перед Властелином Тьмы за помощь его врагам. Нам повезло, что мы смогли вообще попасть на дирижабль.

— Потому что мы ехали контрабандным грузом, вот почему. А ружье можно проследить.

— Ладно, а что бы мы тут делали без ружья? — напирал Поч.

— Какого ты хочешь ответа? — раздраженно спросила Джиоти. — Что я все заранее продумала? Все, что я знаю, ты тоже знаешь.

Поч какое-то время шел молча, потом тусклым голосом попросил:

— Джио, расскажи мне еще раз.

— Мы найдем Кавала.

— А потом?

— Вернемся к Арвар Одолу. — Она говорила машинально, утомленная хныканьем брата. — С Кавалом исследуем архивы. Они в подвалах города. С ними ничего не случилось, они построены так, что их не разрушить. На случай такой трагедии, как эта.

— И найдем волшебство, способное уничтожить змеедемонов, — саркастически сказал Поч. — Это — если такое волшебство вообще можно найти.

— У нас самые древние архивы на Ирте, — ответила сестра. — Старше самых почтенных святилищ и даже древнего храма на Ткани Небесной.

— Ага, ага! — Поч злобно пнул камень, покатившийся с искорками. — А мы — самая старая семья на Ирте. Старше Чарма. И теперь мы не только старые, но и мертвые.

— Пока мы живы, мы не мертвы, — с напором сказала сестра. — Вот почему мы не имеем права на неудачу. Для всего Ирта мы — эмблема традиции. Вот почему Врэт рвется уничтожить нас.

— Не называй его Врэт.

— Это его имя.

— Было, может быть, — возразил мрачно Поч, — а теперь он Худр'Вра. И мы не знаем точно, что он хочет нас убить.

Джиоти остановилась и уставилась на брата, не в силах поверить.

— Ах ты дурак! Да он же убил нашу семью, разрушил наш город, уничтожил все!

— Чтобы внушить покорность остальным, — объяснил Поч. — Он выбрал из всех городов самый маленький.

— А террор в Дорзене, о котором говорили на дирижабле? А зверства Ромата? Это как?

— Властелин Тьмы жаждет отомстить герцогу за поражение Храбрецов. — Поч подался вперед. — А кто тебе сказал, что Храбрецы — это было зло? Всего лишь мусорщики, которые рвались к чему-то более великому. Лорд Дрив сокрушил их, чтобы сохранить свою власть — власть всех пэров.

Джиоти выпрямилась и подбоченилась.

— И мы, значит, должны покориться бандиту, который убил наших родителей, истребил наш народ, разрушил наш город?

— Если не покоримся, погибнем. Это видел герцог, и ты это знаешь. Он наблюдал нашу судьбу.

— Если мы сдадимся, Врэт нас убьет.

— Я так не думаю. — Поч скрестил руки на груди и заговорил рассудительно: — Мы последние из старейшего Дома. Я думаю, Худр'Вра сохранит нам жизнь ради преемственности. Завоевателям нужна легитимность. Нашей покорностью она ему будет дана. Он нас не убьет, а сделает нас примером. И мы останемся жить и продолжим наш род в следующую эру истории Ирта. Не впервые нашему клану приспосабливаться, чтобы выжить.

— Не верю, что ты можешь так говорить. — Она опустила руки и пошла дальше. Потом бросила вопрос через плечо: — У тебя совсем нет любви к отцу и матери? Ко всему нашему Дому?

— Они все мертвы. — Поч пошел рядом с ней, твердо и убежденно глядя ей в лицо. — Мы не обязаны умирать только потому, что погибли они. Можем жить.

Джиоти покачала головой:

— Маленький братик, не делай этого.

— Чего не делать? — пренебрежительно бросил он. — Тебя не слушаться? Хватит тебе за меня думать. Я уже пять тысяч дней прожил, так что хватит строить из себя всезнающую сестру.

И снова она резко остановилась и повернулась:

— Я тебе уже не просто сестра, Поч. Я твоя маркграфиня. Я возглавляю Дом.

— Дом? — выплюнул он это слово. — Мы уже не Дом. От него остались сплошные трупы, да еще ты да я, сестрица. Ты да я.

— И даже так, я все равно маркграфиня, — властно произнесла она, — и ты будешь мне повиноваться.

— А то что? — Он придвинул к ней искаженное гримасой лицо. — Как ты меня заставишь?

Джиоти от гнева потеряла дар речи. Потом она отвернулась от брата и быстро, решительно пошла вперед.

Поч побежал и поравнялся с ней.

— Когда мы отсюда выберемся, — пообещал он, — я пойду своей дорогой.

— А чего ждать? — бросила она в ответ. — Возьми коммуникатор и вызови своего любимого Властелина Тьмы. Его змеедемоны будут только рады тебя подобрать.

Он молча потрусил за ней и после долгой паузы признался:

— Я не хочу идти к нему один. Джиоти рассмеялась шипящим смехом:

— А почему? Не хочешь быть выставочным экземпляром завоевателя?

— Должна пойти ты, — настаивал Поч. — Ты — маркграфиня.

— Вот как, значит? — оскалилась она. — Я — маркграфиня? Да, так оно и есть. Я — маркграфиня, которая собирается уничтожить Врэта и никогда не покорится ему. Если хочешь предаться нашему врагу, братик, иди один.

И они пошли молча через ночь звездного огня и причудливые силуэты скал. И вошли в молчании в сияющий день пылающих песков и термальных каменных ложбин, направляясь к бледным горам, плавающим, казалось, над дрожащим озером пустоты. И когда они наконец заговорили, то разговор пошел о житейских мелочах — о воде, Чарме и далекой дороге до вырисовывающихся на юге снежных контуров гор.

С плоских вершин синих останцов на севере герцог следил за ними, пока они не стали так малы в Глазах Чарма, что исчезли на фоне рябин кратеров у края мира. Дрив поднял глаза и посмотрел в одинокую пустоту. Предчувствие о маркграфине и ее младшем брате было ясным. Скоро они станут пометом змеедемонов. С их смертью исчезнет Дом Одола — трагическая прелюдия к судьбе всех пэров, если никто не встанет на пути Врэта.

Но как бороться с неуязвимым врагом? Только убегать?

Гвардия Сокола не задавала вопросов повелителю. Они шли с ним мимо высоких гор с плоскими вершинами, молчаливые и готовые к битве, будто патрулировать эти забытые земли до конца дней своих было привилегией судьбы. Только Лебок вслух поинтересовался, куда они направляются. Когда отряд спустился по узким дефиле, между слоями лиловых и сиреневых скал, маршал обратился к своему герцогу:

— Когда мы придем в Зул, там уже будет полно змеедемонов.

— Мы не идем в Зул. — Герцог простер руку в сторону наковален обступивших отряд плоских гор. — Вот мой доминион, Лебок. Здесь я лорд, властелин. Властелин дна.

Лебок замолчал, услышав нотки безумия в голосе своего военачальника. И как может быть иначе? Кто может притворяться нормальным, когда над Иртом бушует хаос?

Дрив вслушивался в окружающую тишину. Управляя дыханием для входа в транс в ритме марша отряда, он глядел вперед сквозь время. Тени наблюдения появлялись внизу в лавовом русле. Призраки бездомных беженцев Зула блуждали по плато растресканного вулканического стекла. Среди них будут чармоделы, ведьмы, наставники, мудрецы, чернокнижники. Трудная это была задача — отфильтровать их предчувствием и выбрать тех, кто владеет знанием о змеедемонах, о том, как с ними драться.

Герцог не мог согласиться, что в мире есть что-то бессмертное. И хотя мир велик и в нем много тайн, любые тайны могут быть раскрыты настойчивым изучением. И здесь, в Кафе, куда сбегут от захватчиков обладатели Чарма, можно будет найти тех, кто знает, как пробить силу змеедемонов. «Но как их узнать?» — спрашивал себя Дрив, глядя на голые мысы, громоздившиеся над низкими площадками гравия, на белесые дюны, на обожженные поля шлака. Призраки, тени изгнанников, которым еще только предстоит скрыться в эти гиблые земли.

Обладателей самого яркого Чарма он отмел сразу. Они сильны, они богаты, но ему они не помогут. Дрив сосредоточился на тех, у кого Чарм был тускл, но радужно переливался. Приглушенное сияние говорило, что у этих людей меньше жезлов силы и ментальных усилителей, наговорных звезд или Острых Глаз. Радужные переливы были фирменной меткой осколков зеркал, наводителей транса, популярных у чармоделов и часто используемых в волшебстве.

Оставаясь еще высоко в горах, герцог выбрал несколько перспективных кандидатов среди теней времени и тщательно отметил в памяти направления, по которым блуждали в пустыне эти синие и темно-розовые призраки. С каждым из них надо будет встретиться и соответственно изменить направление своего пути в этой лишенной направлений земле.

Туманность его видений говорила, что от первой встречи его отделяют еще целые дни. Отряд шел молча. Условия требовали жесткой дисциплины, а Гвардия Сокола была к ней более чем готова. Если Лебок или кто-то из отряда и сомневался в здравом рассудке герцога, никто этого не выказывал.

Времена были тугие. Тролли, которых полно было в графитовых холмах, часто бросались в атаку со склонов, но тут же разбегались, стоило солдатам расчехлить оружие. Ни одного поспешного выстрела сделано не было — все понимали страшные последствия такого поступка.

Но как бы осторожно ни шел отряд, как бы ни была тверда почва скальных гряд и провалов, люди оставляли перемежающуюся цепочку рассеянных следов. И однажды в красном, как вино, рассвете Глаза Чарма предупредили герцога о приближении змеедемонов. Двое чудовищ летели над пустыней, читая следы отряда, неотступно следуя по пятам. Остальные лениво кружились наверху.

— Надо разойтись, — решил Лебок и приподнял маску защитного шлема, чтобы принюхаться к воздуху. Едкая струйка серы сочилась с запада из инфернальных вулканических щелей за плотными грудами песка. — Вы, мой повелитель, укроетесь здесь с половиной отряда. Остальные пойдут со мной и уведут змеедемонов туда. — Он показал на далекий горизонт, где стояли скальные стены, иглоподобные пики и перекрученные каменные арки.

Тени времени размылись на этом стыке судьбы и смерти, и герцог не видел альтернативы. Он и пятеро из Гвардии Сокола, как перепуганные зверьки, зарылись в груды песка. Лебок и остальные четверо солдат замели плащами следы герцога и его эскорта и направились по зернам гравия и скальной крошке на восток к лабиринту скал. Герцог, защищенный от удушения жезлами силы и маской целительных опалов, лежал абсолютно неподвижно, а змеедемоны пролетели мимо. Дыхание их шипело, и слышно было, как клацают челюстями морды на брюхе, мечтающие вцепиться в добычу. Глазам Чарма герцог следил, как они скребут кремнистую землю когтями, видел, как бусинки черных глаз под дольчатыми лбами пронизывают землю, разбирая следы Лебока и его солдат. Потом они повернулись рогатой чешуйчатой спиной к месту, где закопались Дрив и его люди, взвыли и бросились к монументальным скалам.

Диким эхом отдался в каменных лабиринтах вой змеедемонов. Верткие, как угри, они заглядывали в каждую нишу и переворачивали валуны. Вскрикнул солдат, извлеченный из щели и подброшенный в воздух когтями ликующего змеедемона.

Его аркебуза выстрелила ярко-голубым пламенем максимальной мощности, даже не пощекотав зверя. Остальные змеедемоны сбились ближе, размахивая когтями и разрывая человека заживо, дерясь над кусками его мяса. В мгновение ока он был сожран.

Нашли еще двоих, вытащили из-под камней и сожрали заживо. Еще несколько часов змеедемоны кружили над скалами, высматривая, не спасся ли кто от их жадности. Потом, повинуясь неизвестному инстинкту, они полетели прочь в потоках дрожащего воздуха и скрылись в сиянии пустого дня.

 

6

КТО ОСТАЕТСЯ ЖИТЬ

 

Котяра бежал в ровном темпе, петляя среди бесконечных старых кирпичных улочек, вьющихся между фабриками и складами. Под каждой рукой он тащил сверток материи — грезоткани, которую Вороний Хлыст и Бульдог послали его украсть. Наконец он вылез на остановку трамвая на высокой террасе над промышленным адом города. Уронив украденные свертки, Котяра обхватил руками тяжело вздымающиеся ребра над горящими легкими. Вглядываясь в чернильный поток ночных теней и забитые фабричные дворы под собой, он радовался, что сумел сбежать незамеченным.

Не видно было никого из охраны, и Котяра благодарно поднял лицо к набитой звездами темноте, потом огляделся, чтобы сориентироваться. Он стоял на Верховой улице — узкой дыре с рыбными и зеленными лавками, закрытыми на ночь. Подобрав свертки, Котяра прошел несколько длинных кварталов, мимо пустых аукционных площадок и рядов рыночных кладовок.

Его манил путь по глиняной расселине между мясной лавкой и будкой зеленщика — обе были закрыты на ночь. Нырнув во тьму и прижимаясь спиной к увитой лианами стене, он в изнеможении соскользнул на землю и довольно оглядел добычу. Агатовая ткань даже в темноте переливалась лимонными извивами и коричного цвета глубиной, как призматическая золотая жидкость. Чарм был заперт внутри нее, пока оставался на месте алый шнур, связывающий каждую штуку.

Вор это знал, и все равно ему казалось, что он чувствует химерические образы — призрачные отзвуки его собственных опасных грез: юная женщина с соболиными волосами, с томными глазами среди играющих живым серебром блесток осеннего леса, пронизанного столбами света и эльфийскими тенями.

Прижав к груди свертки грезоткани, чтобы не уплыть с ночным приливом, он стал клевать носом и снова грезить о ней.

Он увидел ее на фоне темно-фиолетового тумана осенних лесов, окруженную желтыми пятнами опавших листьев и золотарника. Она стояла в ведьмином круге грибов, как в заколдованном кольце костяных талисманов, смеялась с детской радостью, и полуденный ветер трепал волосы вокруг ее лица.

Котяра проснулся с соленым вкусом скорби во рту. Горячий свет утра лился в переулок, слышался оживленный шум пробуждающегося рынка. Из груды старых контейнеров Котяра извлек старую мешковину и обернул свертки. За глаз тритона он купил себе медовый персик и пару синих бананов и позавтракал на ходу, медленно пробираясь вдоль улицы и слушая оживленные сплетни о падении Арвар Одола и терроре Властелина Тьмы. Население с ужасом ждало событий, и деловая активность упала почти до нуля.

На углу Верховой и Темной Петли он вышел на остановку, где стоял пустой трамвай. Как только Котяра сел, вагон поехал дальше, и он стал смотреть на проплывающий мимо город. Влезла стайка студентов по дороге в лицей, живо разговаривая о змеедемонах, и притихла, заметив его. Вошла чармоделка с двумя ученицами, мрачно на него посмотрела и продолжала что-то бормотать о беззащитности Заксара, зависшего между Кафом и Бездной.

На аллее Всех Земель Котяра вышел и влез в вагон, идущий в жилую часть города. Вагон был так набит, что пришлось стоять на подножке, свесившись набок. Потом он снова пересел возле площади Скорбящей и доехал до бульвара Снорожденных, где в рощице мозаичных деревьев ждали Бульдог и Вороний Хлыст.

— Оно? — буркнул Вороний Хлыст, когда Котяра вынул из мешковины два рулона грезоткани. Откинув капюшон плаща и обнажив колючие черные волосы, он заворчал: — Всего две штуки? Там их на складе должно было быть не меньше двух дюжин!

— Охрана повсюду, — объяснил Котяра. — Я взял то, что мог унести.

Узкое темное лицо Вороньего Хлыста исказилось недоверчивой гримасой.

— А остальное придержал, да? Не очень-то это умно. У нас уговор.

Котяра сердито нахмурился, отдавая рулоны Бульдогу.

— Эх, Вороний Хлыст! — потряс гривастой головой Бульдог. — Будь у тебя хоть капля ума, ты бы тут же извинился перед моим напарником. Тут же.

Вороний Хлыст пристально вгляделся в звериные щелки глаз Котяры, увидел в них напряженное обещание и отступил на шаг, слегка ощерившись.

— Все равно вам меня не надуть. Я узнаю из доклада, что украли.

Котяра с отвращением отвернулся и оставил Бульдога разбираться с наводчиком. Пройдя рощицу, он вышел на травянистый склон, откуда открывался вид на цветущие изгороди. Он медленно перевел взгляд за верхушки цветущих кустов, за поля, окружавшие голубую жилку ручья, журчащего морозными струйками среди позеленевших камней. Это были Мельничные Ворота. Там у камышовых краев каскада стояла толпа, поднявшая головы к городской ограде, откуда к ним обращалась Сто Колес.

Вор посмотрел выше Мельничных Ворот и окружающих шикарных вилл и остановил взгляд на стае черных дирижаблей у горизонта. Торговые суда сюда прибывали часто, но никогда — в таких количествах. Он догадался, что дирижабли полны беженцев. Властелин Тьмы нагнал ужаса на юг, и жители всех городов бросились в далекий Заксар, ища спасения от змеедемонов.

Рычание Бульдога заставило Котяру повернуться. Он увидел, что напарник и Вороний Хлыст злобно переглядываются и рвут друг у друга мешок, где лежит грезоткань. Он бросился к ним.

— Эта прилизанная Ворона говорит, что отнесет грезоткань к чармоделу, чтобы ее поделили на три части, — объяснил Бульдог. — А я говорю, что мы пойдем вместе.

— Тогда пошли, — потребовал Вороний Хлыст и дернул мешок, разрывая его еще дальше.

— А я думал, мы здесь встретились, чтобы поглядеть на праздник, — сказал недовольный Бульдог. — Пойдем позже.

— Нет, сейчас! — огрызнулся Вороний Хлыст. — Надо попасть к чармоделу, пока он еще у себя в мастерской.

— Не зли меня! — зарычал Бульдог. — Я хочу посмотреть, как хирурги работают кочергой. Пойдем потом.

— Я иду сейчас, — отрезал Вороний Хлыст. — А ваши доли доставлю сюда завтра утром.

— Многое может случиться за день. — Бульдог крепко взялся за рулоны. — Или все пойдем, или никто.

— Ты мне не доверяешь, Бульдог? — Топорообразная морда Вороньего Хлыста подалась вперед. — А нам бы нечего было делить, если бы я тебе не сказал, где это взять.

— И что? — Бульдог притянул рулоны к широкой груди, закрыв перевязь с амулетами. — Самое рискованное было их взять.

— А ты тут при чем? — Вороний Хлыст презрительно передернулся. — Ты ничего не сделал. Вообще надо поделить все между мной и Котом.

— Да ты бы и не знал ничего про Кота, если бы не я! — оскалился Бульдог.

— Хватит! — Котяра вырвал у Бульдога грезоткань в грязной мешковине. — Мне ничего не надо. Делите пополам. — Он швырнул один рулон пораженному надсмотрщику, а второй плюхнул в руки своему напарнику. — Здесь все, — сказал он Вороньему Хлысту, фиксируя его зеленым взглядом, темным, как наступающая ночь. — Я ничего не припрятал.

— Если припрятал, я узнаю, — хрипло пообещал Вороний Хлыст, пряча грезоткань под плащ и скользя прочь. — Узнаю. И ты об этом пожалеешь.

Тощий силуэт скрылся среди причудливых теней мозаичных деревьев.

— Ты этому паразиту целое состояние отдал, — буркнул Бульдог. И тут же на его тяжелом лице появилась хитрая улыбка, язык мелькнул из стороны в сторону. — Ты, что ли, пару штук отложил?

Котяра полыхнул на него взглядом и повернулся спиной. Подойдя к склону, он сел на большой камень, выходящий на Мельничные Ворота.

Бульдог подошел к нему и прислонился к скале.

— Я с тобой поделюсь. Но все равно, я думаю, что давать этой хитрой Вороне половину было глупо. Котяра покачал головой:

— Мне не надо.

Его большой напарник недоверчиво нахмурился:

— Ты свою долю заработал.

Котяра жестом попросил его помолчать и сказал:

— Включи свои Чармовые Глаза, чтобы послушать, что там говорит Сто Колес. — Он мотнул головой в сторону Мельничных Ворот, где яркая платиновая фигура с естественной скальной сцены обращалась к внимательной толпе.

Бульдог услужливо отцепил от перевязи жезл силы из черного янтаря и снял с плеча Глаз. Но перед тем как сесть, еще раз попытался понять напарника.

— Слушай, Кот, перестань вилять и объясни, почему ты не хочешь взять свою долю грезоткани? Она что, сморщенная или грязная?

Котяра посмотрел на него холодным взглядом:

— Она заставляет меня грезить.

Бульдог шумно выдохнул, озадаченный таким ответом.

— Конечно. Мы все это знаем. Но ты же не обязан ею пользоваться, дурак ты звериный. Продай ее. За такую штуку можно получить кучу самых невероятных амулетов.

— У меня в заначке есть все амулеты, которые мне нужны, — равнодушно ответил Котяра. — Есть мешок наговорных камней, звезд и острых глаз. А жезлы силы я в свое время воровал ящиками. Столько добычи, что мне ее никогда не использовать. Больше мне не надо.

— Тогда зачем ты танцевал с визгунами? — не отставал Бульдог. — Звездный хвост, Кот, они же могли тебя на части разорвать!

— Это был последний танец. Я это сделал для тебя.

— Для меня? В каком смысле?

— Не понимаешь? Прошлой ночью праздника не было. Там стоит Сто Колес и вербует фабричных и воров. И все говорят только о Властелине Тьмы. Вон, погляди. — Он махнул рукой в сторону солнечных башен города и длинной очереди черных дирижаблей, обступивших горизонт. — Перегонные фабрики закрылись. Когда такое было последний раз?

— Чуют судьбу, — вздохнул Бульдог. — Грядет Властелин Тьмы. А я все еще надеюсь, что это дурной сон.

— Размечтался, — бросил Котяра. — Так что я хотел последний раз с тобой сквитаться. Я у тебя в долгу за то, что ты мне нашел место в Заксаре.

Бульдог отмахнулся:

— На самом деле я тебе был не нужен. Ты бы и сам отлично справился.

— Может быть. — Котяра тряхнул головой, смутно припоминая. — Но когда ты меня нашел в Кафе, я ничего не помнил. И сейчас не помню. И ты мне хотя бы показал, как заработать на жизнь. Как красть то, что мне нужно, у тех, у кого оно лишнее.

— Ага! — подтвердил Бульдог, подняв толстый мозолистый палец с кривым желтым ногтем. — И самое главное: я тебе показал, насколько глупо раздавать добычу обездоленным, помнишь? Ты думал, что можешь им помочь. Ха! Думал изменить их жизнь своими анонимными дарами. Сколько амулетов, призм и квойнов оставил ты как дурак у порогов нищих? Ты в те дни был совсем темный, как ребенок малый. Ты тогда не понимал, что если жизнь не удалась, то это не из-за нехватки, а только из-за того, что праведное путают с существующим. И такую путаницу не исправишь никаким количеством амулетов.

— Ты меня многому научил, — согласился немногословный Котяра. — Этой грезотканью я хотел отблагодарить тебя. Жаль, что ее не было больше.

— Это щедрая плата. — Бульдог похлопал по рулону. — Я очень благодарен. И все же я не пропустил мимо ушей то, что ты еще хотел этим сказать. Ты думаешь, что больше не будет возможности воровать. Я прав? Хуже того, ты веришь, что сам Чарм потеряет свое значение в ближайшие дни. Да?

— Тс-с! Послушай, Сто Колес начала говорить. — Котяра вгляделся вниз, в Мельничные Ворота.

Из поясной сумки Бульдог вытащил два металлических зажима и закрепил ими серебряные глаза на каждом конце жезла силы.

— Не коммуникатор, конечно, но сойдет, — сказал он жизнерадостно и стал настраивать соединение, пока не исчезло шипение помех.

Забравшись на утес рядом с Котярой, он направил устройство на собравшуюся внизу толпу. Раздался гул многих голосов. Хмыкнув про себя, Бульдог направил бинокль из Глаз Чарма на сланцевую площадку, где рядом со Сто Колес возник Крабошляп. Перед толпой расхаживали двое охранников, помахивая оружием.

— …из улиц и переулков! — донесся голос Ста Колес так близко, что у вора зашевелились волосы на шее. — Если мы не можем использовать Чарм, то можем использовать увертки! Мы будем сопротивляться закрытием всех фабрик, перегонных мастерских и магазинов!

Толпа восторженно заревела.

— Ничего от нас Властелин Тьмы не получит! — заорал Крабошляп, подпрыгивая всем своим приземистым телом, и его знаменитый шипастый шлем рассыпал радужные блики. — И ему придется отступить! Только мы заставляем работать Заксар, и мы ему нужны! Не забывайте!

Приветственные клики.

— Вот до чего дошло, — сказал Бульдог, опуская свой самодельный звукоприемник. — Хирургов, которых презирали и боялись все, теперь принимают на ура!

Котяра лег спиной на камень и стал изучать промельки света в облаках, а Бульдог направился искать разносчика мясных палочек на улице вблизи парка. Потом они слушали волынщиков и певцов, нанятых фабриками для успокоения толпы.

Когда Сто Колес и Крабошляп снова взошли на каменную сцену, послеполуденный свет рассыпал бриллианты в струях воды над Мельничными Воротами. Котяра уже устал от их выкриков и собрался уходить, но тут вдруг увидел темную черту на юге. Сначала он подумал, что это еще дирижабли летят в Заксар. Но вой сирен с фабричных обрывов заставил его всмотреться пристальнее.

— Чертово знамя! — воскликнул Бульдог, вскакивая на ноги. — Это змеедемоны!

В Глазах Чарма он увидел их — черную пунктирную линию, разделившуюся при приближении на отдельных летунов. От вида змеедемонов бронзовая шерсть у него на теле встала дыбом, а челюсть отвисла. С отдаленным ужасом он смотрел на молотообразные головы с паучьими глазками под кустистыми бровями, на неровные ряды крючковатых клыков, пылавших огненными кольцами в черных пастях, на рептильные морды, покрытые блестящей слюной.

Он тяжело сел, лицо его застыло от потрясения. Долгими уговорами Котяра смог его расшевелить, и они бросились прятаться под перевитыми корнями деревьев на мшистой окраине парка Миражей. Оттуда они видели, как строй демонов распался. Часть стай обрушилась на фабричный район, другие спустились штопором на жилые террасы. С десяток спланировали на Мельничные Ворота, привлеченные видом толпы.

Снизу взлетели крики ужаса — змеедемоны начали бойню. С мерзкой четкостью чудовища начали с краев сборища, срывая головы с плеч бегущих и распарывая спины тем, кто пытался припасть к земле.

Запылали чармострелы со сцены, где охранники решили проверить неуязвимость захватчиков. К ним по дуге метнулся змеедемон, рассеивая пламя от бесчисленных прямых попаданий. Одним движением зазубренного хвоста он перерезал Крабошляпа, и голова краба отлетела в воздух, расплескивая радужную кровь с шипов шлема.

Сто Колес решила положиться на свою баснословную быстроту. Серебряным бликом она метнулась со сцены на дорожку, но змеедемон уже навис над ней и подхватил с земли. Над вопящей толпой злобная тварь разорвала ее на части — вместе с серебряной броней, разлетевшейся, как лопнувшая звезда.

Люди заметались в поисках выхода, но выхода не было. Страшные твари кружили над толпой и крушили всех, кто шевелился, поднимали когтями за ребра в воздух живых и мертвых. Ныряя в кровавое болото, змеедемоны взлетали вверх, а с мерзких морд у них на брюхах свисали человеческие внутренности.

Испуганные тем, что они видели, воры, спрятавшись под корнями наверху парка Миражей, боялись шелохнуться. Бульдог прижался лицом к глине и стонал. Котяра внимательно смотрел, выискивая какую-нибудь слабость врага, и, не найдя ничего, похлопал по плечу друга и шепнул:

— Надо уходить.

— Куда? — спросил Бульдог с искаженным от страха лицом.

— Из Заксара. — Котяра выскользнул из-под мозаичных деревьев.

— В Каф? — Бульдог выбрался вслед за ним. — Там тролли.

— Троллей можно убить Чармом. — Котяра быстро зашагал через рощу, и его тяжелый напарник затрусил за ним, чтобы не отстать.

— Но Каф губит все живое.

— Предпочитаешь погибнуть здесь? — Котяра бросил взгляд сквозь деревья в сторону Мельничных Ворот, где пировали на мертвецах змеедемоны. — Заксар нынче во власти Властелина Тьмы.

Они шли, избегая главных троп, через парк Миражей, сквозь огражденные кустами аллеи и темные туннели переплетенных деревьев, потом ползли по каменной крошке ложбин и по мусорным свалкам, усыпанным обломками механизмов, пробитыми стальными бочками и горами металлолома с фабрик — все без капли Чарма, ржавеющее в бурьяне.

Взобравшись по отвесной стене, покрытой пятнами окислов, они оказались на широкой площади, изрытой выветренными кратерами и усыпанной засоленными холмами, истыканными змеиными гнездами и хрусткими пещерами. Это был Край Неба, пустынная жуткая окраина города на обрыве, где воры хранили украденные сокровища.

Котяра подошел к песчаному колодцу, ничем на вид не отличающемуся от других, сунул в него руку и вытащил старую кожаную сумку. Привязав ее к поясу, он пошел помочь напарнику.

Бульдог — в отличие от Котяры, который раздавал почти все украденное — складывал свою добычу на черный день, хотя столь мрачных времен не предвидел. В полумраке он разобрал кирпичи и камни и вытащил из тесной пещеры на свет два окованных медью сундука, оба со смертельными замками. Достав из-под пегой бороды звезду, он провел ею по улыбке черепа одного замка и открыл сундук. Внутри лежали, рассыпая радугу, аккуратные ряды наговорных камней, целительных опалов, ведьминых стекол, колдовского металла, жезлов силы, призм, квойнов и глаз тритона. Поверх всей этой роскоши Бульдог положил рулон грезоткани, который прижимал к себе во все время бегства из парка Миражей, торжественно закрыл крышку и еще раз провел звездой.

— Труд всей жизни, — горько сказал он, — и все это бесполезно в мире змеедемонов.

— Не бесполезно, — возразил Котяра. — Целительные опалы все так же лечат раны, а звезды обостряют ум.

— Ах, друг мой, ты снова уступаешь пользе и не ищешь истины, — проворчал Бульдог. — Как ты не понимаешь? Я бы мог уйти на покой много лет назад, если бы хотел только накопить себе клад полезных амулетов. Я всю жизнь стремился к чему-то иному, к чему-то куда более драгоценному.

— Да, я слышал, — сказал Котяра, улыбаясь насмешливо. — Ты ищешь истины.

— Да, истины! — Человекозверь запальчиво ударил себя в грудь, и пылинки заплясали насмешливо в легком ветерке. — Чтобы не прятаться больше в темноте. Не обманывать и не воровать. Не лгать для защиты от охранников и других воров. Я хочу истины, а она, когда все уже сказано и сделано, не что иное, как простота. Я хочу истины хотя бы для себя. Я хочу простой жизни человека со своим домом в городе, где цивилизованные удобства доступны тому, кто может их себе позволить. Простая жизнь истины. И на это сокровище я мог бы себе такое купить. Мог — горше нет слова в этой жизни.

Котяра ответил на причитания напарника холодным раскосым взглядом.

— Этот Чарм поможет нам пройти через Каф.

— Нет, мой друг. — Бульдог провел звездой по челюстям черепа второго замка. — Те наговорные камешки купят нам удобную жизнь на той стороне. А наш пропуск на проход через Каф — вот в этом сундуке.

Он открыл сундук. Там лежали две тупоносые винтовки с хромированными стволами, покрытыми цветами побежалости от жара, завернутые в металлические змеиные кожи. С черного металла корпусов и полосатого дерева прикладов были аккуратно резцом и абразивом стерты военные эмблемы. Золотистые патроны, заполнявшие сундук, тоже были подвергнуты этой операции.

— Чармострельные ружья, — хладнокровно удивился Котяра. — Дозволены только пэрам. Где ты их раздобыл?

— Где мы вообще все добываем? — ответил Бульдог с хитрой улыбкой.

— Если мы встретим в Кафе или где-нибудь войска короны и они нас с этим поймают, расстрел нам обеспечен. Оружие во владении подданных — тягчайшее преступление.

— Подданных? — саркастически повторил Бульдог. — Чтобы быть подданными, дорогой коллега, нужно иметь государство. А сейчас я вижу единственное государство — хаос. Царит Властелин Тьмы. Ты что думаешь, что ее светлость леди Альта и этот ее альфонс Хазар еще правят? А я уверен, что змеедемоны их обслужат, если еще не обслужили, не хуже, чем Крабошляпа и Сто Колес.

Большой вор бросил Котяре винтовку. Тот поймал ее и стал с любопытством вертеть в руках.

— Ты знаешь, как с ней обращаться? — спросил Бульдог. Котяра покачал головой.

— Этот вот курок бесполезен, — объяснил напарник, — если нет патрона в зарядной камере и не взведен боек. — Он бросил напарнику патрон. — Черный конец — внешний, а контакты заходят в зарядную камеру вот так. — Он задвинул патрон в гнездо и с щелчком вогнал на место. Потом оттянул ползун за высверленным отверстием. — Вот это боек. Этот ползун определяет, с какой силой будет стрелять ружье. Как только его выставишь, так наводи и стреляй.

Он заметил соляной купол с кобальтовыми прожилками и выпалил желтой молнией, полыхнувшей как луч дневного света. Она была почти невидима на фоне пылающего плато, пока не поразила цель. Предсмертный вопль взорванной скалы отдался среди щелочных конусов и серных извилин Края Небес.

Котяра устремил пристальный взгляд в сторону обрывов Заксара, скрытых синей дымкой.

— Пошли, Бульдог, пока змеедемоны сюда не добрались.

Бульдог выгреб патроны из ящика и запихнул их, сколько вошло, в сундук. Остальные рассовал в амулетную перевязь Котяра засунул несколько штук в свои вельветовые штаны, а остальные пришлось бросить.

Со дна ящика с патронами Бульдог вытащил кое-какое военное снаряжение: бронежилет, защитный шлем и камуфляжный плащ, а еще пояса с боевыми ножами, бухту веревки, фляги, компасы и подзорную трубу. Они надели пояса, а потом Бульдог несколькими точными ударами ножа сделал из защитного шлема капюшон для напарника.

— У меня есть грива, а тебе нужна защита от лучей в пустыне. В Кафе даже амулеты Чарма имеют свой предел.

Откопав в куче мусора забытый и сломанный поддон, они соорудили из него волокушу и поставили на нее сундук с сокровищами. Из выпотрошенного городского экипажа вытащили кусок троса, Бульдог привязал его к своей перевязи и потянул за собой сокровища, оставляя лиловый след.

Закинув за плечо ружье, прикрыв глаза капюшоном, Котяра шел впереди по козьей тропе, сквозь адскую жару, в Каф. Интересное возвращение, подумал про себя Бульдог, тащась за ним. Всего пятьсот дней назад он нашел Котяру, слепо блуждавшего по адской местности после теплового удара. Слишком часто называемый дворнягой белогривый вор ушел в Каф, чтобы познать себя и понять, действительно ли он человек.

Он беззвучно рассмеялся, вспомнив, как блуждал среди гипсовых обрывов и арок песчаника, вопрошая джиннов жары о своей истинной природе. «Все решится тем, как ты умрешь!» — сказала ему сивилла Умной Рыбки, и он знал, что это правда.

Да, но тогда у него не хватало ума принять себя таким, как он есть. Человек или дворняга, судьба его определялась только его поведением. Всего лишь пятьсот дней назад он еще этого не понимал. Он хотел какого-то экзистенциального свидетельства о своей внутренней сущности, своего ядра. Свидетельства этого он не нашел, но зато наткнулся на Котяру.

Будто читая мысли напарника, Котяра сказал:

— Не бери в голову, Пес. Если бы ты тогда в себе не сомневался, ты не бормотал бы сам с собой — а я бы тогда погиб.

— Ты меня благодаришь или укоряешь за вмешательство? — язвительно спросил Бульдог.

— Это ты у нас философ, Бульдог, а не я. — Котяра, говоря, не отводил взгляд от пылающей местности. Он высматривал песчаных гадюк, засасывающие провалы и следы троллей. — У меня не хватает глубины сожалеть, что я жив. Ты это знаешь, ты мне это сам сказал, помнишь? Я предпочитаю жить своими поверхностными инстинктами.

Бульдог громко рассмеялся, и его низкий лай медленно растаял на пепельной равнине, исчез в обугленных скалах.

— Знаешь, Кот, ты еще никогда за все пятьсот дней нашего знакомства не говорил так много сразу. — Он снова засмеялся лающим смехом, и снова отдалось и затихло далекое эхо. — Цикл нашего единения завершен. И возврат к началу наводит на пугающие мысли, я прав?

Котяра не ответил. Он прикидывал время до заката, когда ему снова придется спать — и видеть сны. Он знал, что его напарник не спал никогда в жизни и получал представление о снах только по грезогенераторам вроде синего пива или свертка у него в сундуке. Бульдог будет охранять тело Котяры, пока тот будет спать, и амулеты в красной кожаной сумке тоже помогут. Но нужна будет вода, и Котяра был настроен найти ее до темноты.

Он вытащил из сумки искатель, у которого в вышитой золотом звезде внутри пузырька была чистая вода. Почти каждый день он пользовался этим искателем, чтобы найти воду на Краю Небес или на пустынных окраинах аллеи Всех Земель — убежищах, где он любил спать, потому что мало кто приходил в эти заброшенные места. Искатель вывел его к монолиту голого песчаника с желтовато-коричневыми и розовыми слоями. Когда прохладный ветерок искателя вошел в столб, Котяра штык-ножом ударил в камень, откалывая мягкую породу, пока не закапала вода настолько прозрачная, что лишь движение песчинок в каменной чаше на уровне колен выдавало ее присутствие.

Когда они наполнили фляги, Бульдог вдруг напрягся и шепнул:

— Погоди, кто-то идет.

Он вперился в Глаза Чарма и увидел худощавую фигуру, плавающую в мираже подобно облаку. Ему пришлось прищуриться, чтобы узнать, кто это.

— Проклятие! Вороний Хлыст. Он нас нашел искателем.

Бульдог вылез на гребень, где фабричный управляющий мог его легко заметить. Этот человек, одетый, как всегда, в угольно-черный плащ с капюшоном, нес огромный рюкзак и тяжело опирался на посох янтарного стекла длиной почти в свой рост — огромный жезл силы.

— Я отрезал завиток твоих волос, — приветствовал Вороний Хлыст большого вора, — когда мы встречались на Ветру Дьявола, и сунул его в свой искатель. Это на случай, если бы ты посмел меня обмануть и попытался удрать.

— Потому ты за нами и увязался? — недобро спросил Бульдог. — Думаешь, мы тебя обманули?

— О нет, — сразу согласился тощий. — Этот грациозный Кот правду сказал в парке Миражей. Я узнал, что визгуны его и в самом деле чуть не схватили. Ему дико повезло унести оттуда два рулона грезоткани — и собственную шею тоже.

— Так зачем ты здесь?

— Каф — место трудное, — признал наводчик. — Не лучше ли нам было бы идти вместе?

— Ни за что. Чем больше нас, тем легче нас засекут змеедемоны, — сказал Бульдог, и Котяра встал рядом с ним. — Лучше будет для нас для всех, если ты пойдешь своей дорогой, Вороний Хлыст.

— Может быть. — Острый подбородок наводчика взметнулся, указывая на них. — Только сначала послушайте: я видел у вас чармострельное оружие. И не хотел бы я быть в вашей компании, если вас встретит военный отряд. Наказание за ношение такого оружия — смерть, и вы это знаете. Может, действительно мне лучше идти своим путем. Я точно знаю, что лорд Хазар бросил вызов ее светлости чародейке Альте, которая хочет сдаться Властелину Тьмы. Он ведет большой военный отряд из Зула в Каф. Я попробую к ним примкнуть — и если нам случится встретиться в этих песках, я за вас замолвлю словечко. Хотя, как я уже сказал, наказание за такое оружие — смерть на месте.

— Ты нам грозишься, Вороний Хлыст! — зарычал Бульдог.

— Разве? — Наводчик приподнял кустистую бровь. — Я не хотел угрожать, хотел только предупредить. Конечно, если вы позволите мне идти с вами, я постараюсь помочь вам избежать встреч с войсками.

— А у нас есть Глаза Чарма, — сказал Бульдог. — Мы отлично видим все, что вокруг нас.

— Да, но тот, кто видит, сам тоже видим, — возразил Вороний Хлыст. — И у Хазара с его людьми тоже есть Глаза Чарма, можно не сомневаться. Правда, если у вас есть коммуникатор, вы можете следить за их передвижениями с куда большего расстояния, чем позволяют Глаза Чарма.

— И у тебя есть коммуникатор? — спросил пораженный Бульдог.

— Конечно. — Вороний Хлыст достал из кармана плаща серый кристалл, потер его пальцем, и кристалл осветился изнутри голубым язычком.

В треске помех раздался слабый далекий голос: «…ноль семьсот. Видимость неограниченная. Держаться теневой стороны. Переходить по низменностям профиля. На той стороне бассейна взводы ноль четыреста и ноль шестьсот разворачиваются на север, азимут два восемь один. Взводы ноль семьсот и ноль девятьсот отходят на подветренную сторону массива дюн…» Вороний Хлыст заглушил аппарат.

— Сможете пользоваться этим прибором, сколько хотите. Все, чего я прошу взамен, — разрешения идти с вами, под защитой вашего оружия. Воду и провизию я себе обеспечу сам, и у меня в этом жезле столько Чарма, что хватит и мне, и вам. Буду держать ваши амулеты полностью заряженными. Договорились?

Бульдог повернулся к Котяре:

— Вороний Хлыст — ответ на твою тревогу насчет чармострелов. Мне будет спокойнее с этим коммуникатором под рукой.

Котяра кивнул:

— Я не возражаю. Но ты без нас шел бы быстрее, Вороний Хлыст. Я ночью сплю.

— Спишь? — Острое лицо Вороньего Хлыста сморщилось. — У вас полно Чарма. Зачем спать?

— Чтобы видеть сны.

Вороний Хлыст прищурился, глядя на человекозверя.

— Ты псих? Сны — это роскошь, мало подходящая для Кафа.

— Тогда чтобы вспоминать.

Наводчик подозрительно покрутил головой, соображая. Псих он, конечно. Чего бы ему связываться с визгунами без всякой прибыли? Вороний Хлыст начал уже подумывать, что искать их защиты против опасностей Кафа было не так уж мудро.

— А что вспоминать, Кот? — спросил он.

— Кем я был раньше.

— Раньше? — Вороний Хлыст вопросительно посмотрел на Бульдога, потом снова на Котяру. — То есть ты хочешь сказать, что не всегда был таким?

— Я не знаю.

— Я нашел его в Кафе пятьсот дней назад, — сообщил Бульдог. — Он не помнит ни как сюда попал, ни кем он был раньше.

Вороний Хлыст задумчиво поскреб подбородок.

— Если ты хочешь вспомнить, загадочный Кот, почему ты не обратился к чародеям? Любой из них мог бы заклинаниями вернуть тебя к тому, чем ты был раньше.

— Лучше видеть сны.

Темное лицо недоуменно скривилось.

— Как ты не понимаешь, Вороний Хлыст? — Бульдог присел на гребне поближе к наводчику. — Если мой напарник был полностью животным, которого какой-то сумасшедший маг сделал Котярой, то волшебство превратит его снова в зверя. Чары будут разбиты. И он навеки утратит все, что есть в нем от человека.

— А значит, тебе лучше видеть сны, боясь и желая одновременно, собирая обрывки памяти, чтобы сложить свою прошлую жизнь. — На остром лице Вороньего Хлыста отразилось понимание. — И что ты видел за эти пятьсот дней, Кот-сновидец?

— Недостаточно.

Бульдог нетерпеливо поднялся:

— Ладно, люди. Надо идти, особенно если будем двигаться только днем.

— Но зачем останавливаться по ночам? — спросил Вороний Хлыст. — У меня хватит Чарма, Котяра. Я могу зарядить амулеты острого зрения и держать тебя бодрым и сильным без сна до самого конца этого проклятого перехода. А на той стороне можешь продолжить поиски своих снов.

Бульдог с надеждой посмотрел на своего напарника:

— Здесь спать опасно, и ты это сам знаешь.

Котяра оглядел селитряные равнины, зазубренный горизонт и, прикинув трудности тяжелого перехода, неохотно кивнул.

— Отлично! — Вороний Хлыст стукнул жезлом по земле пустыни. — Я привяжу тебе связку острых глаз на следующем привале у воды. А теперь — в путь.

Они пошли в молчании. Бульдог тянул за собой волокушу с сокровищами. К концу дня они прошли песчаниковый город, созданный ветром, с причудливыми башнями и величественными бульварами. На дальнем его конце, где песчаник затвердел, как терракота, под обломками капала струйка воды, и путники пополнили запасы во флягах. Вороний Хлыст сдержал обещание и украсил Котяру ожерельем из амулетов острых глаз, связанных ниткой чармопровода.

Вор надел эту нитку, и сон не отяготил его усталостью после мелькающих огней сумерек, которые сменились холодящей тьмой. Амулеты защищали всех троих от мороза и усталости, и они все так же мерно шагали через усыпанную звездами ночь. Весь следующий день Котяра тоже не испытывал усталости, идя по черным застывшим лавовым руслам. И в морозную ночь сила амулетов не давала ослабнуть его силе. Холод и усталость казались давними симптомами пережитой болезни, и Котяра полностью сосредоточился на поиске лучшего пути сквозь химерический ночной пейзаж под размытыми звездами.

Прислушиваясь к потрескивающим разговорам в коммуникаторе, трое кочевников избегали встреч с войском лорда Хазара. Но встречались другие беженцы из Заксара, гораздо хуже снаряженные для перехода через Каф. Группа фабричных рабочих растянулась на изломе утеса, плоть их высохла, осталась только кожа, обтягивающая кости, изъеденная пересыпаемыми ветром песками. Они погибли от усталости и жажды, сбежав из Заксара в панике без запаса воды и провизии.

Один мертвец все еще сжимал в кулаке дешевый искатель из ведьминого стекла — так он пытался найти воду, но крохотная канавка, которую людям удалось из последних сил прокопать, воняла серной кислотой.

Дальше попались размазанные остатки группы чармоделов — их кости были раскиданы и разгрызены троллями в поисках костного мозга. Только разбитые и брошенные амулеты и разорванные рюкзаки говорили о том, кто это был, потому что от всех остались только обглоданные скелеты.

Следы троллей вели к шлаковым конусам и выветренным плоскогорьям. Трое путешественников не выбирали такой путь, разве что когда из треска помех коммуникатора доносились рапорты и становилось ясно, что надо уходить от армии Хазара. И так они целый жаркий день и еще одну морозную ночь шли к неровному горизонту.

Ближе к полуночи из коммуникатора донеслись панические голоса:

— Змеедемоны! Рассыпаться! Всем в укрытия! Взвод, рассеяться!

Взрывами помех послышались выстрелы аркебуз, бьющих полными зарядами Чарма. Они заглушали частый огонь, крики, вопли, пробивающиеся через рев змеедемонов — и потом тишина, резкая и окончательная.

В рассветном дыму, угрюмо карабкаясь по ложбинам гранитных плит, волоча сундук с сокровищами, путешественники увидели гнездовья троллей в пещерах под скалами. Армия Хазара пошла коротким путем вокруг плато и вышла к этому серому пространству лавовой пыли и кремневых полей в полночь, и здесь ее нашли и истребили змеедемоны.

Между пыльными камнями валялись сотни тел. Все они были выпотрошены, многие обезглавлены, почти все с оторванными конечностями. Напитавший воздух смрад поднимался вместе с дневным жаром из почерневших луж крови и внутренностей, застывших от ночного холода и теперь тающих. Тролли сновали десятками, перемазываясь кровью и разбивая кости о камни, чтобы достать мозг. Дюжины их рылись в расползающихся внутренностях, бешено тараторя, слишком нажравшиеся, чтобы есть еще, и все же не в силах оставить кровавый пир.

Вороний Хлыст и Бульдог в ужасе отвернулись, но Котяра не отвел глаз. В овраге застывшей лавы он заметил живого среди трупов. Это была женщина, измазанная запекшейся кровью и присыпанная пеплом. Она скрывалась под разорванными телами, но через миг-другой ползущий рассвет выдаст ее троллям. Котяра понимал, что она это чует и отчаянно ищет иного убежища, но в нарождающемся дне не было спасения от бойни.

К изумлению своих спутников, Котяра направился вниз по тропе, крича, чтобы привлечь к себе внимание. Озадаченные тролли оторвались от жора и бросились к нему. Не замедляя шага, Котяра снял с плеча ружье и погрозил троллям. С воем и улюлюканьем они попятились, уставясь на него провалами глаз.

— Женщина! — крикнул он той, что скорчилась, окровавленная, в лавовом русле. — Иди сюда!

Она замерла в нерешительности, испуганная появлением зверовидного человека с голубой шерстью на плечах, торчащими ушами и щелками зеленых глаз. Она сжалась в страхе. Котяра пошел к ней, раскидывая разорванные тела, направляя ружье на троллей, которые, щелкая остриями зубов в обугленных пастях, дыбили зеленую шерсть на спинах. Потом снова поманил ее рукой — человеческой рукой.

Она вылезла из ложбины и побежала к нему. Тролли бросились вперед, но вновь Котяра остановил их взмахом ружья, и они попятились, щелкая клыками и размахивая когтистыми клешнями.

Котяра поспешно повел женщину на уступ, где ждали Бульдог и Вороний Хлыст. Когда они оглянулись, тролли вернулись к своему пиру, и ни один не попытался преследовать.

— Тиви! — заорал Бульдог, увидев ее, но она только тупо смотрела, слишком потрясенная, чтобы узнать его в этом блеклом наряде.

— Ты знаешь это жалкое создание? — спросил Вороний Хлыст, отступая от измазанной кровью женщины.

— Да, — ответил Бульдог с жалостью, помогая ей подняться на уступ. — Она из уличных детишек, что стояли у меня на стреме во время работы. Лучшая из них.

Они направились прочь по гранитным выходам и остановились только тогда, когда ушли достаточно далеко от места бойни. Бульдог посадил Тиви на свой сундук, дал ей попить воды из фляги и приложил к ее ранам целительные опалы. Порезы были поверхностные, они зажили сразу.

Вороний Хлыст закрепил на своем посохе связку опалов и выдал достаточно Чарма, чтобы очистить новую знакомую от покрывающей ее слизи и крови. Когда грязь стекла коричневыми струйками и растворилась в воздухе, Вороний Хлыст увидел молодую женщину с запавшими от голода щеками, с каштановыми коротко стриженными волосами и светло-голубыми глазами, расширенными с перепугу. Одета она была в серый фабричный комбинезон и поношенные матерчатые сандалии, и никого не удивило, когда она сказала: «Мне холодно». Изможденное лицо было перекошено страхом, и только постоянный поток Чарма из посоха Вороньего Хлыста не давал ей потерять сознание от потрясения.

— Я купила защиту в войсках Хазара, и они… они пытались нас защитить. Пытались. Но нас нашли змеедемоны… вы сами видели!

Чтобы успокоить Тиви, Бульдог сунул ей в руки амулет в виде золотой пластины, усаженной наговорными камнями и целительными опалами. Она озадаченно уставилась на амулет, тут же захваченная его силой, и благоговейно взяла его тонкими пальцами, будто никогда раньше не трогала Чарм в таких концентрациях. Изголодавшееся, худое лицо разгладилось.

— Тиви, — спросил Бульдог, — теперь ты меня вспомнила?

Она прижала амулет к груди.

— Бульдог! Я думала, что сплю. Ты, ты здесь… — Она оглядела унылый пейзаж.

— Пойдем, Тиви, — позвал Бульдог. — Надо скорее отсюда уходить. Здесь тебе не место, потому что ты — та, кто остается жить. Пойдем быстрее. Завтра в это время мы должны уже выбраться из Кафа.

Тиви оглядела своих спасителей с ясностью сновидца, и ее зрение затуманилось слезами.

— Спасибо, — шепнула она, сильнее прижимая к груди амулет, выдавливая Чарм на свои душевные раны. Она подняла глаза, всматриваясь в раскосое лицо Котяры. — Спасибо тебе, друг, что спас меня.

Они пошли дальше. Весь день, пока группа спускалась по каменным желобам на растрескавшуюся глину, шла через пустыню среди столбов выветренных скал, Бульдог изливал на Тиви свою философскую болтовню, пытаясь наполнить зияющую пустоту, которая образовалась у нее в душе от пережитых страданий. Вороний Хлыст состряпал из жезлов силы, найденных в сундуке Бульдога, что-то вроде бронежилета и приладил их Тиви проволокой из чармопровода.

Черпая силы в Чарме и доброте своих спасителей, Тиви бодро шагала под ослепляющей жарой дня, под багрянцем сумерек и хрустальной прозрачностью ночи. Она слышала все, что говорит Бульдог, но не слушала ничего. Амулеты Бульдога придали ей жизненную силу, победившую все перенесенные скорби, даже ужас, который отделил ее от судьбы спутников, дал единственной выжить.

Такого потока Чарма она не испытывала никогда в жизни, и ей хотелось больше узнать о спутниках Бульдога, которые несли на себе столь явные метки зверя и все же позаботились о встреченной в пустыне нищенке. Но спрашивать она не решалась — боялась, что у нее все тут же отберут, исчезнет целительная сила Чарма и она останется наедине со своей жалкой сущностью, снова станет добычей ужаса.

На рассвете за бесконечной равниной замаячили снежные горы на юге, туманные и синие. Котяра отделился от группы, сказав, что поищет воду и обследует окно в красных скалах, которые были видны на дальнем берегу потрескавшегося дымящегося русла. Там он и подождет группу.

Но он не стал искать воду, а немедленно со всей своей быстротой и ловкостью устремился к скальному окну. Там он снял с себя нитку амулетов острых глаз и оставил ее на скальной полке вместе с ружьем, капюшоном и поясом — здесь это все и найдут его спутники.

Серебряные корочки Неморы и Хеллгейта висели в дневном небе, и под ними шла к снежным горам одинокая фигура. Он заплатил за доброту Бульдога, рискнув жизнью ради грезоткани, и он сдержал слово, данное напарнику и Вороньему Хлысту, — проводил их через Каф. Ничего принадлежащего им он себе не взял. Теперь он шел, свободный от всех обязательств, к синим горам и к будущему, которое в его снах содержало его прошлое.

 

7

ТКАНЬ НЕБЕС

 

Глазами Чарма Бульдог смотрел, как Котяра уходит меж выветренных скал, его перевернутое изображение плывет в отражении воздушных линз у горячей почвы пустыни, и кажется, будто он идет по небу, и голова задевает растресканные камни. Большой вор ничего не сказал спутникам, пока они не дошли до скального окна, где нашли ружье, ожерелье амулетов и снаряжение, которое оставил Котяра.

— Он с ума сошел, — убежденно заявил Вороний Хлыст. — Без Чарма ему не выжить.

— Он человек из другого теста, — сказал Бульдог и сунул ружье в сундук.

— Я думаю, он вообще не человек, — раздраженно возразил Вороний Хлыст. — Разве человек пойдет в пустыню без чармострела или амулетов? Он просто кот из джунглей, кое-как замаскированный под человека спятившим волшебником.

— Он храбрый человек, — тихо сказала Тиви.

— Для тебя — да, — согласился Вороний Хлыст. — А для нас он просто ушедший псих.

— Он нас покинул, чтобы видеть сны, — догадался Бульдог. — Он знал, что отяготит нас на пути к нашей судьбе, если придется каждую ночь останавливаться для сна.

— Ну и ладно. — Вороний Хлыст бросил нитку амулетов острых глаз себе в рюкзак. — Теперь мы от него свободны, а впереди — Горы Мальпаиса. В их бесчисленных долинах и ущельях можно спрятаться от змеедемонов.

Трое оставшихся пошли по обугленной и ржавой земле, и к полудню меж выветренных валунов стали появляться высушенная трава и бурьян. Снежные гребни плавали в воздухе миражом, будто став на якоре над горизонтом. Закат, полный ярких красок и облачных замков, застал их на лугу под темными талисманами высоких деревьев. Группа остановилась подзарядить амулеты от массивного посоха Вороньего Хлыста и теперь сидела в колышущейся траве под бледными звездами, оглядывая пройденный путь.

— Каф, — произнес Вороний Хлыст с заметной гордостью. — Мы прошли Каф. Теперь нам на все наплевать.

— И на змеедемонов? — спросил Бульдог, приподняв белесую бровь.

— У них нет Чарма, — сказал Вороний Хлыст. — Они не видят нас издали. Значит, все, что мы должны делать, — это быть там, где их нет.

— И как это сделать? — Бульдог вытащил из сумки на поясе пакет медовых ягод и раздал спутникам.

— Ясно, что надо держаться подальше от городов, — ответил Вороний Хлыст, жадно прожевывая горсть ягод. — Устроить свою жизнь в глухих местах. По крайней мере здесь есть еда. Мы уже черт знает сколько дней живем на Чарме и этих проклятых ягодах. Я изголодался по настоящей еде. Может, найдем здесь деревушку с трактиром. Хотя скорее всего придется обойтись подножным кормом.

Бульдог застонал:

— Всю свою жизнь я знал только Заксар. Я трудился целые дни, чтобы заработать себе путь к какой-нибудь истине в этом городе. А теперь… теперь успех — это найти вкусный корешок! Вся моя работа в Заксаре пошла прахом.

— Да нет, большая Собака. — Вороний Хлыст раздал спутникам ореховые палочки и сам взял одну. — У тебя есть твое сокровище. Держи почаще жезлы силы под взглядом Извечной Звезды, и они будут всегда заряжены и на твою жизнь этого заряда хватит для всех твоих амулетов.

— Я годами бедствовал, не мог позволить себе ни на один жезл силы больше, чем было нужно для зарядки перевязи, — горестно причитал Бульдог. — И теперь, когда у меня хватает жезлов, чтобы все амулеты работали, когда кончились дни моего воровства, я изгнан из Заксара — из всех городов! Что у меня будет тут за жизнь? — Он показал жестом на сияющую пыль заката, мрачные деревья и камни пустыни.

— У тебя хотя бы есть Чарм, которым можно жить, — ответил Вороний Хлыст с набитым ртом. — А посмотри на этого ребенка. У тебя же нет Чарма, кроме того, что мы тебе дали, так? И я прав буду, если скажу, что у тебя за всю жизнь Чарма не было?

— Не было. — Тиви сосредоточенно грызла ореховую палочку, заедая ягодами, и не смотрела на своих спутников. Лицо ее было скрыто рассыпавшимися волосами.

— Ты работала на фабрике за глаза тритона и на них покупала себе грубую пищу и призму, чтобы отогнать сон, — уверенно сказал Вороний Хлыст и сам себе кивнул.

— Мне случалось спать, — призналась она, не поднимая глаз. — Мне не стыдно об этом рассказывать.

— Да, — продолжал Вороний Хлыст, снова кивнув, измеряя ее пристальным взглядом темных глаз. — Я знаю, что было много ночей, когда тебе приходилось выбирать между хлебом и призмой. Лучше спать сытым, чем бодрствовать на голодный желудок.

— Как со мной было в детстве, — перебил Бульдог. — Я заползал под мусорные ящики и закладывался кирпичами, чтобы не унесло во сне.

— Там до тебя ночные ползуны могут добраться, — сказала Тиви.

— Верно. — Бульдог показал размытые серебристые шрамы на внутренней поверхности рук. — Вот следы, как они пытались влезть в мои жилы. А ты где спала?

— На фабрике, когда работала, — ответила она, — пока меня не поймали и не уволили. А потом — в мусорных ящиках.

— Фу! — Вороний Хлыст с отвращением дернул бородой. — У меня для этого слишком чувствительный нос. Даже под ними — и то сильно воняет. — А здесь придется привязываться к кронам деревьев, как первые люди. — Он отвернул капюшон, открыв узкое, как лезвие топора, лицо, сморщенное, словно кожаная сумка, с очерченными синим губами и глазами, с черными вихрами, завернувшимися в колючие перья. — Если ты не хочешь оставаться с нами.

Тиви порывисто подняла голову.

— Я не знаю, что мне делать. Не знаю, зачем бежала из Заксара. Куда мне было идти? Я нигде больше никогда не была. Мне только хотелось удрать подальше от змеедемонов.

— Вот мы и удрали, — спокойно сказал Вороний Хлыст и положил тощую руку на потертую ткань, покрывавшую ее бедро. — Ты симпатичная женщина, Тиви. Я бы тебе дал столько Чарма, сколько тебе нужно, если бы ты согласилась быть моей спутницей.

— Спасибо, но я этого не стою. Я всего лишь уличная сирота. — Она снова опустила голову, и волосы упали ей на лицо. — Я благодарна за то, что вы для меня сделали — спасли от троллей, исцелили от страха Чармом, очистили меня и провели через Каф, делясь водой, и вот теперь едой — вы столько для меня сделали. Но я — я никто. У меня для вас ничего нет.

Бульдог обратился к ней ироническим тоном, жестко глядя на Вороньего Хлыста.

— Мне кажется, что эта любвеобильная Ворона интересуется тобой как таковой.

Тиви решительно покачала головой:

— Я не могу быть твоей, Вороний Хлыст. Ты — человек Чарма, а я — бесчармовая.

— Правда? — Вороний Хлыст убрал руку. — Ты бесчармовая. А я? У меня есть для тебя Чарм. Но дело не в этом, да? Я не просто человек Чарма, я человек со звериными метками. В этом дело?

— Звериные метки меня не волнуют, — ответила она тише. — Мне ты не нравишься.

— Ба! — Вороний Хлыст встал и положил руку на янтарный посох, качнув амулеты, свисавшие с него на колдовской проволоке. — Если я для тебя недостаточно хорош, можешь вернуть мои амулеты.

— Вороний Хлыст! — Бульдог встал с места. — Она на нашем попечении.

— А сама она о нас не печется, — ощерился Вороний Хлыст. — Если бы она дала то, что у нее есть, у меня хватило бы щедрости дать то, что есть у меня.

— Грубо, Вороний Хлыст. — Бульдог глядел на наводчика пылающим взором. — Ты ведешь себя как последний хам.

— Времена хамские, Бульдог. Времена.

Тиви встала и сняла с шеи ленту целительных опалов, которую дал ей Вороний Хлыст на время, пока заряжал ее амулеты. Она протянула ему ленту, и он сердито выхватил ее.

— У тебя будет Чарм, Тиви, — пообещал вор. — Я тебе дам амулеты.

Тиви покачала головой:

— Я не могу их взять, Бульдог. Как я тебе за них заплачу? Разве здесь есть работа?

— Ты долго на меня работала. Теперь нам надо работать вместе, чтобы выжить.

Тиви вопросительно поглядела на зверечеловека. Его грива отливала медью в последних лучах дня.

— Почему ты это делаешь, Пес?

— Да, благородный Пес, — поинтересовался Вороний Хлыст, — ты что, собираешься оделять чармом каждого беспризорника, который нам попадется?

— За весь Ирт я не отвечаю, — сказал Бульдог, — а за эту молодую женщину отвечаю.

— Почему? — с вызовом спросил Вороний Хлыст. — Потому что у Котяры хватило дури отобрать ее у троллей? Бульдог расправил плечи:

— Истина в том, что мы с ней не чужие, пусть и не близкие. Она на моем попечении. Это простая истина, а я служу истине.

— Истина! Ха! — Вороний Хлыст снял с посоха амулеты и потряс ими в воздухе. — Истина в том, что мы здесь одни в глуши. Сегодняшний день может оказаться для нас последним. В любой момент могут прилететь змеедемоны. Вот тебе истина! И почему нам не получить удовольствие, когда оно плывет в руки?

— Ты нехороший человек, Вороний Хлыст. — Бульдог с негодованием отвернулся и стал открывать сундук.

— Мир не хорош, Бульдог. — Наводчик снова потряс амулетами. — Я тебе дам ленту звезд и еще ленту целительных опалов за эту женщину.

Бульдог медленно поднял лицо от раскрытого сундука:

— Я не торгую людьми.

— Тогда считай это щедрой платой за то, что ты просто уйдешь. — Синие губы Вороньего Хлыста загнулись вверх, маленькие глазки прищурились. — Никого другого, кто мог бы меня остановить, я здесь не вижу.

— Ты прав, мерзкая Ворона. — Бульдог поднял глаза и увидел на изголодавшемся лице Тиви страх. Когда он повернулся к Вороньему Хлысту, у него раздувались ноздри. — Я тебя остановлю так, что ты не встанешь, если только попробуешь ее тронуть. Теперь убирайся. — Бульдог вытянул руку к темным полосам леса. — И чтобы больше я тебя не видел. Уходи — пока я не забыл, что я философ, и не разорвал тебя на части, как тролль.

Вороний Хлыст задрожал от ярости.

— Ты что, прогнать меня решил, дворняга? — Он схватил с земли ружье и направил его на вора.

Бульдог с рычанием обнажил клыки и бросился вперед. Он успел схватиться за ствол как раз перед выстрелом, и синий импульс Чарма ударил мимо его головы, опалив гриву и взорвавшись в ветвях. Посыпались опилки и листья. С яростным ревом Бульдог выхватил у Вороньего Хлыста оружие и ударил наводчика прикладом в лоб.

Вороний Хлыст упал на спину, закатив глаза и раскрыв рот.

Тиви бросилась к Бульдогу и приложила руку к его дымящейся гриве.

— Ты ранен?

Голову обжигала пылающая боль, и шахта, ведущая в мир нижних инстинктов, еще была открыта в душе Бульдога. Боевой клич еще гремел, отдаваясь в ней, следуя за ощущением близкой миновавшей опасности.

— Я жив, Тиви. Боль вылечат амулеты. Тиви посмотрела на Вороньего Хлыста, растянувшегося в густой траве. Глаза его закатились.

— Он убит?

— Нет. — Бульдог поднял янтарный посох и рюкзак наводчика. — Он только без сознания. Но мне придется его убить, если мы еще будем здесь, когда он очнется. Этого человека опасно злить. Он ничего не знает об истине — и потому способен на любую мерзость в сумасшедшей погоне за пользой.

Она отступила от лежащего человека.

— Он пытался тебя убить.

— Да. — Бульдог закрыл сундук и начал завязывать лямки. — Ружье было настроено так, что у меня голова бы испарилась.

— И ты его не убьешь?

Он подал ей ленту острых глаз из рюкзака Вороньего Хлыста.

— Я вор, Тиви, а не убийца. И потому я отберу у него все ценное — а если это приведет к его гибели, меня совесть мучить не будет.

— Он может тебя преследовать, — сказала она, принимая амулеты.

— Если хочет получше узнать, что такое боль, пусть приходит учиться. — Бульдог привязал к волокуше второе ружье и рюкзак управляющего. — Я преподаю истину — а для таких, как Вороний Хлыст, истина всегда болезненна.

Вор вынул из плаща Вороньего Хлыста все амулеты, не оставив ему ничего. Полоса последнего дневного света протянулась через горизонт оставшейся позади пустыни. Бульдог впрягся в волокушу и, с посохом Вороньего Хлыста в руке, потащил ее в лес.

Прикладывание целительных опалов излечило обожженную голову вора, и к полуночи он был исцелен. Они с Тиви пробирались под плотной парчой свисающего мха гигантских бородатых деревьев, собирая по дороге съедобные грибы и побеги спаржи. Пар звездного огня струился меж ленивых ветвей и освещал поляны похожих на водоросли трав в кафедральной темноте леса.

— Ты здесь в глуши так же благороден, как был в Заксаре, — сказала Тивн и поглядела на него большими ввалившимися глазами. — Я думала — то есть мы в трущобах все так думали, — что, понимаешь, те, у которых звериные метки, они опасны.

— Так оно и есть, — охотно подтвердил Бульдог, вглядываясь в темноту из-под тяжелых бровей.

— Нет. Ты не опасен. То есть в Заксаре я думала, что ты опасен. Вот почему я никогда не ошибалась у тебя на работе — боялась ошибиться. Тебя боялась. Мы все боялись. Потому что ты такой — свирепый. Но ты совсем не такой, как Вороний Хлыст.

— Я философ. — Он наклонился сорвать очередной побег спаржи и бросил на сундук, на уже собранную кучу.

— А как? — Она заглянула ему в глаза. — Как ты стал философом?

— Как все философы. — Он поглядел в Глаз Чарма на плече, выискивая, нет ли кого в лесу. Во мраке даже Глазам Чарма не хватало точности, которая радовала его в пустыне. — У меня была учительница. Ее звали Умная Рыбка. Она меня спасла из трущоб. И научила меня истине.

— Истина. Ты столько о ней говоришь. Что такое истина? Бульдог подобрал еще несколько грибов.

— Истина есть то, что есть. Она не всегда полезна. Не всегда добра. Не всегда красива. Не всегда — что бы то ни было. Она изменяется и все равно всегда одна и та же.

— Как это может быть?

— Все меняет все. Всегда. Изменение — это истина, которая не меняется никогда.

— То есть ничто не остается одним и тем же?

— Ничто.

— Даже Извечная Звезда?

— А! — Большие зубы Бульдога сверкнули в широкой улыбке. — У тебя задатки настоящего философа, Тиви. Это проницательный вопрос. — Он на ходу раздвинул посохом мох на пути. — Ты знаешь, что такое Извечная Звезда?

— Начала. Так говорят уличные ведьмы. Это такая книга у них — «Начала».

— Да. — Он поднял глаза к ветвям, где истекал звездный пар, и процитировал: — «Пылает над Иртом Извечная Звезда. Ее лучи слепят первичную тьму, как открытая в небеса дверь. И они суть Начала». «Начала», глава вторая, стих девятнадцатый. — Он посмотрел на Тиви, вопросительно подняв брови. — Ты читала «Начала»?

— Нет. — Тиви проводила взглядом ночную птицу, бесшумно перелетевшую им дорогу в верхнем нефе леса. — Мать-ведьма, которая управляет домом сирот на Холодной Ниобе, читала из них перед каждой едой. Я иногда там жила. Но долго там жить нельзя, если не согласна стать ведьмой. Я не хотела.

Бульдог услышал шорох, всмотрелся в Глаз Чарма и заговорил снова.

— Это благородная жизнь. Праздновать времена года, делать амулеты для бедных и больных. Ты знаешь, каждая ведьма — умелый чармодел. Если бы было достаточно ведьм, на Ирте бы не было бедных.

— Но ведьмы не выходят замуж, — сказала Тиви. — Они занимаются ритуальной любовью с мудрецами. Это не для меня, Пес. Я… я чувствую, что для меня есть только один.

Бульдог заметил Глазом Чарма белого оленя, бросившегося прочь. Это объяснило услышанный шорох. «Успокойся, храброе сердце, — сказал он себе. — Страх сам по себе тоже враг».

— И кто этот один, кто предназначен тебе?

— Не знаю. Чувствую только, что он есть. Я всегда это чувствовала.

— Отлично! — улыбнулся ей Бульдог. — Такое чувство подразумевает будущее — а в это неверное время наших странствий, юная Тиви, такое чувство надо только приветствовать. — Он ухнул, перетаскивая волокушу через корень, и заговорил дальше: — А что до Извечной Звезды… постой! — Он показал посохом на полянку среди больших деревьев, где дрожали в звездном сиянии папоротниковые стебли. — Это сахарные стебли. Отличная будет добавка к еде. Срежешь несколько штук?

Достав из-за пояса нож, он протянул его Тиви, и она пошла срезать папоротник. Когда она наклонилась срезать сладкий корень пониже, из стеблей высунулась здоровенная рука, схватила ее за шиворот и потащила в темноту.

Вор вскрикнул, сбросил с себя упряжь и бросился к деревьям, топча сахарные стебли.

Тиви исчезла.

— Бульдог!

Ее крик донесся из темного далека, наполнив его пугающей болью.

— Тиви! — откликнулся он.

Ответа не было. Бульдогу пришлось долго вглядываться в Глаза Чарма, пока он обнаружил ее уже почти на пределе досягаемости. Она была тюком переброшена через плечо огра. Здоровенный антропоид ломился через подлесок в ложбине, почти полностью скрытый от Глаз Чарма мхами и плющом.

Бульдог бросился в погоню, побежал сквозь тьму, не обращая внимания на хлещущие колючие лианы и переплетение трав. Он ориентировался по Глазу Чарма, пока не услышал впереди, как огр отмеряет огромные быстрые шаги по лиственной подстилке.

Вор включил все жезлы силы, рискуя разрывом сердца. Ноги гудели, массивный посох отбивал в стороны лианы и стебли трав. Единственный крик Тиви зацепил его за самое сердце и потянул за ней с неисчерпаемой выносливостью. Бульдог перепрыгивал валуны, бегом перебредал полные гадюк ручьи, невидимой нитью привязанный к силуэту бегущего огра, а сердце громом стучало прямо в ушах.

Похититель был гигантом. Огромные голые бугры мышцы блестели от пота в свете звезд. Мелькая среди лесных теней, он то и дело оборачивал к преследователю маленькую курносую морду, вставленную в огромную голову из черного руна.

Не сбиваясь с шага, Бульдог сорвал с плеча ружье, но боялся стрелять в огра, чтобы не попасть в Тиви. Он только дал быструю очередь впереди бегущего великана, надеясь замедлить его бег. Зеленые трассеры осветили торжественный мрак леса и взорвались над склоном ложбины, свалив два дерева скрещенной баррикадой.

Огр обернулся, присев, мордочка под горбами мышц исказилась яростью, и на краткий миг вору показалось, что воющий голиаф сейчас бросится. Бульдог прицелился, но огр бросил мешок, метнулся вверх и исчез за поваленными деревьями. Судя по треску, он побежал дальше.

Отстегнув жезлы силы от перевязи, Бульдог свалился рядом с мешком, тяжело дыша, слушая гулкие удары крови в ушах. Его острые пальцы разорвали грубую ткань, и дико танцующее сердце замерло в холодном спазме, когда он увидел спрессованные листья. Рев отчаяния вырвался из измученных легких, и Бульдог рухнул, всхлипывая, ловя ртом воздух, на этот отвлекающий объект.

Когда он вернулся к волокуше, огр, который похитил Тиви, уже успел ограбить сундук. Его огромные следы истоптали всю землю вокруг, но он ничего не взял, кроме пояса с инструментами и еды. Огры ненавидят Чарм — так ему всегда говорили, хотя он никогда до этой ночи не видел огра. Еще ему говорили, что огры — прекрасные тактики, и сегодняшний случай его в этом убедил.

Он взял два рулона грезоткани из перевернутого сундука и наклонился, чтобы собрать рассыпанные амулеты. Только тут до него дошло, что наговорные камни и талисманы не были рассыпаны как попало. Огр расположил их так, чтобы они выглядели рассыпанными, а на самом деле прикрывали лежащие под ними патроны. Патроны были соединены попарно контактными концами. В каждую пару патронов была вставлена звезда, поблескивающая живым током. Если любую из них шевельнуть, проскочит искра и взорвется вся куча.

Эти огры настолько ненавидят Чарм, что научились его разрушать, подумал Бульдог, пытаясь успокоить трясущееся тело, пораженный злобным разумом таких примитивных тварей.

Шорох листьев заставил его глянуть вверх, и он увидел среди ветвей падающий камень. Огр наблюдал за ним откуда-то, и когда увидел, как Бульдог избежал ловушки, решил с ним покончить.

Бульдог дернулся назад, подняв грезоткань, чтобы защитить лицо, но было поздно. Огры снова перехитрили его, понял он, когда брошенный камень упал среди сокровища.

Взрыв подхватил его и швырнул в абсолютную тьму.

Зеленый огонь рванулся вверх, окрасив ночь. Пленники в телегах для рабов на той стороне леса увидели, как он взвихрился в небе и развернулся изумрудными сполохами, жуткой туманностью, окутавшей Ирт. Ветер донес раскат грома, и пленники поняли, что огры учинили новое зло и захватили новых пленников. Обменявшись горестными взглядами в зарешеченных телегах, они не посмели сказать ни слова, потому что василиски, запряженные в телеги, были обучены ограми реагировать на человеческий голос. Стоило кому-то заговорить, как они просовывали в клетки чешуйчатые хвосты и избивали всех до крови.

Когда на небе расцвели орхидеи зари, пленники услышали, как возвращаются огры, и сели в своих устланных соломой клетках. Гнол — орк с темным руном, который заманил Бульдога в ночь, прибыл первым, неся мешки захваченной еды — мятную траву, медовые ягоды, побеги спаржи, райские ягоды на сложенных лозах и сахарные стебли, — и крупными горстями раздал этот корм в зарешеченные телеги.

Грин — рыжие кочки грубой шерсти, покрывшей пятнами лысый череп — вернулся, неся под мышкой нищенку. Рот ее был заткнут оторванной от ее же комбинезона тряпкой. Огр бросил ее в ближайшую телегу и пошел сразу к василискам — дать им награду за то, что сторожили пленников. Из другой телеги он вытащил самого старого — седую женщину в разорванном и перемазанном балахоне ведьмы. Она не кричала, не отбивалась, только не отрывала взгляд от Извечной Звезды, сиявшей сквозь кроны.

Огр бросил ее на землю посреди зверей, и василиски накинулись на нее с голодной яростью, погрузив морды в тело до самых глаз. Женщина издала единственный предсмертный вопль, и тут же клацающие челюсти разорвали ее на куски.

Новая пленница смотрела выпученными глазами, пока женщина в кожаной куртке чармодела не отвернула ее голову прочь.

— Не смотри. — Она вытащила кляп изо рта нищенки и развязала ей руки. — Как тебя зовут?

— Тиви, — ответила перепуганная пленница.

— Слушай меня, — сказала чармоделка. — Когда кормят василисков, только тогда можно говорить. Иначе они нас избивают до смерти. Мы все — пленники огров. Они тут бродят в лесах и хватают путешественников. Но василискам скармливают лишь старых и больных. Мы думаем, нас везут в какой-то трудовой лагерь, может, на побережье, чтобы тралить по ночам приливные отмели для наших хозяев.

Тиви всмотрелась в карие глаза женщины с перемазанным лицом и седоватыми волосами, увязанными куском лианы. Она смотрела изо всех сил, стараясь не слушать хруст костей в жующих челюстях.

— У тебя были спутники? — спросила чармоделка. Тиви энергично закивала:

— Да. Бульдог. Мой друг.

— Его убили огры?

— Не знаю. Я слышала взрыв…

— Зеленый огонь, — шепнула чармоделка. — Взрыв Чарма. Мы его видели. У Бульдога, значит, были чармострелы.

— Ага. И амулеты. Много амулетов.

— Понятно. Огры уничтожают амулеты, где только найдут. Может, твой друг Бульдог удрал. Может, поднимет других нас искать. Нам нужно что-то, поддерживающее надежду.

Звуки жора стали тише, и чармоделка глянула через плечо. Тиви увидела между двумя алыми рептилиями пену крови и мозговую кашу, и ее замутило.

— Тихо теперь, — предупредила чармоделка. — Они почти закончили и не потерпят от нас ни слова. Потом еще поговорим.

Грин и Гнол совещались между огромными пилонами деревьев; их голоса гудели, как далекая буря. Потом они свистнули и пошли в лес. Василиски пошли следом, волоча за собой две зарешеченные телеги. Тиви вцепилась в деревянную решетку и уставилась в утреннее небо над головой, где все еще висело зарево зеленого огня.

Вороний Хлыст тоже его видел. Очнувшись после удара Бульдога, он сел и обеими руками вцепился в раскалывающуюся голову. Дальний звук взрыва Чарма мог быть отзвуком импульса его собственной боли, но сполох зеленого огня в лесу привлек его внимание.

Он встал, шатаясь, и зашагал по траве как пьяный, разыскивая посох и рюкзак. Когда он понял, что их нет, что их унесли вор и нищенка, он злобно каркнул и толстые пряди его волос встали дыбом.

— Ах ты дворняга! — завопил он. — Я ж тебя найду! Я тебя раздавлю!

Но ярость Вороньего Хлыста быстро остыла перед лицом горькой правды. Без Чарма у него нет защиты от лесных тварей, нет укрепления физических сил или остроты ума, а хуже всего — нет способа отогнать сон. Когда его свалит усталость, он будет легкой добычей хищников, а ночью — прилива, что уносит бесчармовых в пустоту. Только остаток Чарма в одежде не дал ему сегодня ночью уплыть в Бездну — и этот остаток уже выдохся.

Решительно шагая по следу волокуши Бульдога, он ломал голову, вспоминая все, что знал о Чарме, пытаясь придумать способ, как выжить без него. Люди стали жертвой неудачной мутации. Это он узнал, еще будучи чармоделом, до того как стал управляющим фабрики. Первые люди, аборигены Ирта, жили без Чарма сотни лет. Раз они выжили, то и он сможет. Ночью надо будет бодрствовать. Сознание само по себе кажется некоторым аспектом Чарма, и его достаточно, чтобы удержаться на якоре. Днем, когда приливы уходят, он будет спать. Хотя это будет трудно, признался он сам себе. Хищные твари здесь повсюду. А днем его будет лучше видно.

Месть Бульдога казалась тем страшнее, чем больше Вороний Хлыст о ней думал. Только ярость не позволяла ему впасть в парализующее отчаяние. «Дворняга, я тебя раздавлю!» — повторял он про себя, стремясь за вором.

Вскоре после полудня он дошел до места взрыва. Образовавшийся кратер был глубже обгорелых концов корневых тросов, пронизавших гранитную глубину, где все еще держались клочья зеленого тумана. Деревья наклонились прочь от кратера, будто отпугнутые едкой вонью сожженной земли.

Не осталось ни следа от амулетов, но Вороний Хлыст знал, что здесь случилось. Взрыв Чарма. «Этот кабысдох взорвал его нарочно, чтобы мне насолить. Разбил камеру Чарма второго ружья и уничтожил все амулеты, чтобы они мне не достались!»

Думая, что вор с нищенкой сейчас идут налегке, он стал осматривать местность в поисках их следов. И тогда, на ковре лишайника и листьев, он заметил резко выделяющиеся следы, каждый с отодвинутым большим пальцем.

«Огры!» — ахнул наводчик, присел и огляделся в испуге. Листья блестели в свете дня, словно зубы, шевелились какие-то тени. Вороний Хлыст завернулся в плащ и не поднимался, пока не понял, что он один и что его ввели в заблуждение дневной свет и тени облаков.

Следы на суглинке были отчетливо различимы, и наводчик бросился бежать в обратном направлении. Но сделав два шага, обернулся. Без Чарма лес его сожрет. Как ни опасны огры, Вороний Хлыст понял, что его единственный шанс на спасение — следовать за ними. Они живут без Чарма, как первые люди, и знают самые безопасные тропы в лесу. И хотя они славятся жестокостью к людям, это может послужить ему на пользу, если они выведут его к какому-нибудь селению людей в своих поисках рабов.

Он шел по следам через ручейки, остерегаясь гадюк. Дважды он заметил мохнатых зеленых медведей, но они не обратили на него внимания, когда он крался мимо — его шаги заглушал мох и лесная подстилка. К концу дня следы огров слились со следами колесных телег, и на дороге появились длинные, похожие на кварц экскременты василисков.

Вороньего Хлыста одолевала усталость — странное чувство после прожитой под Чармом жизни — и он решил поспать до темноты. Он забрался на дерево, привязал себя подолом плаща к ветви и устроился в развилке. Разбудил его кошмарный сон — большеголовые огры с чернозубыми ухмылками.

Он думал, что проспал только минуты, но небо на западе уже задрапировали складки заката. А под ним шевельнулась какая-то фигура. Моргнув, чтобы лучше видеть, он разглядел в туманной полутьме Бульдога, опирающегося на янтарный посох и пытающегося разобрать колеи на земле.

Взрыв забросил вора на верхушку дерева. Перевязь с жезлами спасла его от удара, хотя сознания он все же лишился. Очнувшись, он нашел ружье, посох и рулоны грезоткани, заброшенные с ним на крышу леса.

Увидев врага, Вороний Хлыст сразу понял, что случилось. Огры похитили Тиви — и дворняга идет ее выручать!

Вороний Хлыст подождал, пока вор скроется среди деревьев, и только потом спрыгнул со своего насеста. Надо быть осторожным. У Бульдога есть Глаза Чарма. Но фабричный управляющий знал, как избегать их, сохраняя дистанцию. Вор будет идти по следам, а Вороний Хлыст будет держаться сзади неподалеку, прячась за завесами плюща и мха.

Сумерки перешли в ночь, облака закрыли звезды, и лес погрузился в непроницаемую тьму. Биолюминесцентные щупальца, свесившиеся с черных крон, и фосфоресцирующие грибы осветили неверные ночные пути. Хотя надсмотрщик шел теперь медленнее и еще больше, чем прежде, тревожился из-за воя ночных тварей и близких лесных шорохов, он был рад, что не зарядил дождь и не смыл следы огров.

Беззвучно вспыхнула молния, выхватив контуры лесных коридоров. Вороний Хлыст все так же брел вперед, сражаясь с усталостью и роковым сном, который пыталась навеять на него ночь.

Сияя желтой серой, поднялся рассвет, озарив снизу уходящие к востоку грозовые тучи и уносимые за ними сорванные ветром листья. Вороний Хлыст натянул на себя одеяло из скользкого плюща и немедленно провалился в сон. И снова его разбудила чернозубая ухмылка огров.

Потоки полуденного света били сквозь листву и погружали весь мир в переливы зеленого. Мелькнули эльфы в шелковых мантиях и в сиянии ауры, пробежали по лианам и траве, веселые и быстрые.

Вспомнив о мести, Вороний Хлыст заставил себя встать и пойти, шатаясь, вперед. Ему надо было поесть. Он никогда прежде не испытывал голодных болей и принял их за усталость, которую может вылечить сон. Высунувшись из русла ручья, он нашарил несколько висячих лиан с райскими орехами. Оторвал пару петель, втянул их в русло и стал разбивать орехи камнем.

Утолив голод, Вороний Хлыст снова пустился в погоню. По пути он срывал сахарные стебли и грыз сладкие корни, впитывая жизненную силу, которой ему не хватало, чтобы идти вперед. Дневной свет стал слабеть за несколько часов до наступления ночи, и серый туман заклубился, выливаясь из русел ручьев, окутывая корни деревьев и гниющие бревна. Холод пробирал до костей, и наводчик трясся так, что стучащие зубы болели до самых корней.

В сумерках, когда небо обрело цвет камня и только на западе еще оставалась холодная зелень, он прибрел к опушке, пробираясь через бурые листья и стелющийся туман. Соленый ветер шевелил воздух и обжигал кончики ветвей, сворачивая их пепельными кольцами. Вороний Хлыст оказался над обрывом, от которого уходили вниз склоны, покрытые сумахом и вереском, тянущиеся к песчаным дюнам внизу, а дальше виднелся черный морской горизонт.

У песчаной косы стояла вытащенная на мель грубо сколоченная деревянная баржа, сильно накренившаяся, и прилив за ней разбивался пеной ощупывающих волн. Даже с такого расстояния и через туманную дымку были видны массивные косматые тела огров, разводящих на берегу огонь из плавника. В песчаной седловине между дюнами стояли две зарешеченные телеги. С десяток человек тянулись по песку и приливным лужам к барже, а там стоял огр и направлял их в трюм.

Дальше по берегу стояли два василиска, что-то хищно раздирая, хлеща черными бичами хвостов. На чешуйчатых красных спинах торчали культи на месте обрубленных ограми крыльев. Вороний Хлыст так внимательно рассматривал этих изувеченных тварей с шипастыми суставами, змеиными шеями и головами со спиральным рогом, что чуть не проглядел фигурку человека в дюнах. Человек стоял на коленях на песке и что-то закапывал.

Сощурившись, Вороний Хлыст разглядел Бульдога. Вор энергично работал, раскапывая руками песок и расшвыривая его ногами.

Уверенный, что занятый своей работой Бульдог не будет заглядывать в Глаз Чарма, Вороний Хлыст не стал прятаться, а открыто двинулся по опушке леса, чтобы оказаться точно над дюной, где копал его враг. Там он лег и пополз по подстилке обломанных ветвей, гумуса и грибов и стал смотреть, как Бульдог закапывает посох и два рулона грезоткани.

Когда вор закончил работу, он закрыл яму кучкой водорослей и грудой плавника, а потом побежал, согнувшись, чтобы его не видели кормящиеся василиски. Вороний Хлыст сдержался и не побежал сразу раскапывать клад, потому что со своего нового наблюдательного пункта разглядел, что пожирают василиски. Они шумно дрались над остатками человека — раздавленным черепом и раздробленными костями.

Пока они доедали, Вороний Хлыст следил за вором.

Бульдог перешагнул через гребень дюны, выйдя прямо в пределы видимости огров. Он уже решил не нападать на них с ружьем, рискуя проиграть битву тактически превосходящему его противнику. Вместо этого он надумал пойти на переговоры и воззвать к их корыстолюбию.

Как сильно ни ненавидели огры Чарм, они отлично знали цену амулетам, которые можно продать торговцам в обмен на то, что ценили и не умели делать сами огры — экзотическое вино, редчайшее и ароматнейшее вино травянистых деревьев Чарн-Бамбара. Вот почему такой пугающей хитростью было намеренное уничтожение амулетов в сундуке вора: огры проявили себя превосходными тактиками, пожертвовав своей жадностью ради уничтожения потенциального врага.

У Бульдога все внутри похолодело, когда огры завыли, увидев его. «Захотят ли они променять Тиви на то, что пытались уничтожить? — усомнился он. — Нет, должны захотеть! Я не воин, я философ. Я не могу надеяться сразить их всех в бою».

Он поднял ружье обеими руками над головой, стараясь показать, что идет с миром — но все же готовый применить оружие, если они нападут.

Гнол выступил из группы сидевших на корточках у костра огров. Он немедленно узнал человекопса, который гнался за ним в лесу несколько дней назад.

— Бульдог! — позвал голос Тиви с баржи, и он увидел ее лицо, прижатое к решетке иллюминатора. — Бульдог!

Он отнял руку от дула ружья и помахал ей. Василиски на берегу взревели от человеческого голоса и бросились с дюн к берегу. Гнол выкрикнул гортанную команду, и несколько огров вскочили укрощать тварей.

— Женщина! — Гнол вытянул гигантскую лапу в сторону Тиви и оскалил зубы в издевательской ухмылке. — Твоя! — Мелкая морда в гигантском черепе сморщилась в резкой маске веселья. Огр посмотрел на ружье и фыркнул. — Убей меня — умри! — Глазки метнулись в сторону, где его товарищи уже вынимали из чехлов луки длиной с молодое деревцо и накладывали стрелы с кварцевыми наконечниками.

— Я пришел не убивать тебя, — сказал Бульдог. — Я предлагаю обмен. Огры — почтенный народ. Вы торгуете без вероломства. Так?

— Обмен! — рявкнул Гнол. — Что?

— Эту женщину, Тиви, на грезоткань. Столько грезоткани, что хватит на много бочек вина. Двадцать бочек!

— Взорван! — Огр скорчил злобную рожу, маленькие глазки исчезли в морщинах. — Ты взорван!

— Нет, я не взорван. — Бульдог похлопал себя по перевязи. — Амулеты меня защитили. И грезоткань. Я ее достал, когда еще заряды не взорвались. И спрятал. Два рулона. Хватит на двадцать бочек вина. И ты все это можешь получить за Тиви. Отдай ее мне, отпусти нас, и я отдам тебе грезоткань.

Грин подошел и встал позади Гнола, что-то зловеще бормоча и кидая злобные взгляды на ружье, которое держал вор.

— Слушайте, вы двое, — говорил Бульдог, — я слыхал, что огры — мастера тактики. Лучшие на Ирте. А раз так, то вы сами понимаете, какой большой смысл променять одну пленницу из двадцати за целый клад вина. Отличная сделка, я в ней ставлю жизнь на карту. Вот как решим: оставьте себе мое оружие, пока не совершим сделку. Честь огров известна. И мне не нужно оружие, чтобы вам угрожать, раз вы поняли, что я предлагаю.

Вор протянул ружье. Гнол мгновенным движением его выхватил.

— Тащи бабу! — рявкнул он. — Тащи ткань! Грин повернулся к барже и заорал что-то огру на носу. Тот скрылся под палубой.

— Тащи ткань! — скомандовал Гнол.

— Тиви… — возразил Бульдог.

— Она идет! — Огр склонил перевитую жилами голову. — Тащи ткань!

Бульдог направился в темноту дюн, оставляя между собой и василисками приливной нанос плавника, мусора и водорослей. Сзади бежал Грин, перекинув Тиви через голое плечо.

Туман и обрывки облаков затеняли сияние звезд, и Бульдог дважды прошел мимо места, где спрятал грезоткань. Он не узнал его сразу, потому что там зияла яма. Когда он остановился перед ней, а Грин поставил Тиви на землю рядом с ним, Бульдог только пялился, не понимая.

— Я и не думала, что ты придешь за мной, — возбужденно выдохнула Тиви, вцепляясь в его руку.

Ее голос донесся издалека, через пропасть уныния, какого он никогда не ведал.

— Ткань давай! — крикнул Гнол.

Бульдог поднял глаза на Тиви, грустно сведя густые брови.

— Тиви, прости меня. У меня здесь была грезоткань… но теперь ее нет.

Мощная рука схватила Бульдога за гриву, отбросив от Тиви. Он беспомощно болтался в воздухе, а Грин сорвал с него перевязь с амулетами. Гнол отломал от ружья приклад, потом дуло и злобно бросил зарядную камеру в море. Крепко держа Бульдога за гриву, а Тиви — за обе руки, Грин поволок их по песку, сердито бубня.

В затуманенном свете звезд появился тощий силуэт человека, держащего длинный посох. Сухо треснув, посох засветился янтарным светом и открыл Вороньего Хлыста, с откинутым капюшоном, с расходящимися от топорообразного лица волосами-перьями.

— У меня есть грезоткань, которую вы хотели, — объявил он ограм. — Она была моя, но этот вор украл ее с моей фабрики. Можете взять ее себе в обмен на мой безопасный проезд до первого селения людей. Договорились?

— Ты лжец, Вороний Хлыст! — крикнул Бульдог, но Грин так его встряхнул, что в голове помутилось и искры замелькали перед глазами.

— Договорились! — объявил Гнол, а Грин довольно кивнул и злобно ухмыльнулся, волоча пленников дальше.

В эту ночь Бульдог и Тиви сидели в темноте и вони трюма среди других несчастных пленников. Многие стукались о низкий потолок, лишенные веса во сне. Другие прижимались к переборкам, глядя сквозь щелки на недоступные звезды, благодарные свежему соленому бризу, что проникал внутрь.

— Здесь можно безопасно спать, — шепнул Бульдог без надежды и закрыл глаза.

— Я рада, что ты пришел за мной, — ответила Тиви, устраиваясь на его шерсти.

— Я тебя подвел. Я подвел нас обоих.

— Тебя снова предал Вороний Хлыст. Надо было тебе его убить, когда он пытался убить тебя.

— Я не убийца и не солдат…

— Да-да. Я знаю, ты философ.

— И потому должен принять судьбу философа, — сказал он тихо. — Жаль только, что ты должна страдать вместе со мной. Судьба отдала тебя на мое попечение, а я тебя подвел.

— Не подвел, — тихо шепнула она. — Ты разделил мою судьбу.

Слабая улыбка сверкнула в бороде пса.

— Ты тоже философ, я вижу. Это хорошо. Вместе мы разделим между собой истину. Вместе мы откроем, что значит иметь величие сердца. Потому что если я что-то в этой жизни и узнал, так это то, что чем теснее тюрьма, тем сильнее мечты о бегстве.

Тиви стала легче, засыпая, и он обнял ее за плечи, чтобы она не отлетела от него.

Утренний прилив качнул баржу, и Бульдог с Тиви проснулись, прижатые к потолку. С громким стуком они упали вниз, и от удара о палубу проснулись окончательно. Трюм огласился громким стуком множества падающих тел, приходящих в сознание, и бледно-розовые лучи нарождающегося дня пробились сквозь щели, осветив верхнюю часть трюма.

Многих пленников, набитых в тесный душный трюм, одолела морская болезнь, и от заблеванных тел поднялась едкая вонь. Тиви и Бульдог тоже поддались болезни. Днем и ночью они лежали, свернувшись клубком, слабые от тошноты, спя урывками. Склизкая баланда, которую спускали в трюм в ржавых судках, только усиливала тошноту своей кислой вонью.

Вороний Хлыст расхаживал наверху по палубе, прямой, как моряк, и его черная пелерина развевалась на морском ветру. Ухмылка синим разрезом рассекала клин его темного лица, когда он представлял себе, как мучаются внизу Бульдог и Тиви. И это только прелюдия к предстоящей муке.

Огры, верные своему слову, предоставили бывшему управляющему безопасный проезд на своей барже. Они высадили бы его на следующий вечер, когда южнее подойдут к галечному берегу в виду Старой Чешуи — колоссального гранитного порта на мысах Мирдата, но он отказался выходить. Над знаменитыми спиральными башнями порта в оранжевых вечерних тенях парили змеедемоны.

Грин и Гнол, очень довольные отданной Вороньим Хлыстом грезотканью, посвятили его в цель своей миссии. Они направлялись к пустынным болотам Рифовых Островов Нхэ-та, где пойманные ими беженцы попадут в трудовые лагеря, основанные для служения Властелину Тьмы. В память о былых днях Худр'Вра пощадил Нхэт и избавил его от разрушения, которое принес остальным доминионам. Царство, где он когда-то был рабом, тралящим приливные мели в поисках ценного мусора, будет теперь служить огромным трудовым лагерем для многочисленных врагов Властелина Тьмы. А ограм он велел править этим местом отмщения со всей их прославленной жестокостью.

Вороний Хлыст обдумал это и решил лучше попытать счастья с ограми, которые ему благоволят, чем бесцельно странствовать среди змеедемонов. И потому он остался на борту до конца плавания, забавляя огров жестокими играми, которые он придумывал, выдергивая слабейших пленников на ежедневный корм василискам. Пленников заставляли танцевать над люком в трюм василисков, и первого, кто падал от усталости, сжирали заживо. В другом варианте игры над каждым люком подвешивали блок так, чтобы люк открывался от тяжести тела, и первый, у кого уставали руки, падал в жадные челюсти.

Каждый день у бывшего управляющего возникали новые идеи. Но окончательно его положение среди огров укрепил подвиг, совершенный им в прибрежном городе Сухих Болот на литоральных равнинах Чарн-Бамбара. Сопровождаемый Грином и Гнолом, Вороний Хлыст вошел в этот метрополис пастельных дамб, травяных газонов, песчаных дорог, ярко-желтых домиков, белых изгородей и засаженных цветами палисадников и стал говорить с мэром — коренастой румяной женщиной.

Она боялась прилета змеедемонов и потому жадно слушала рассказ Вороньего Хлыста о союзе огров с Властелином Тьмы и, в надежде, что это поможет спасти от разрушения ее красивый город, организовала погрузку на баржу сотни бочек вина. Огры отнесли Вороньего Хлыста на баржу как триумфатора.

На следующее утро с баржи заметили клин змеедемонов, летящий к Сухим Болотам. Вскоре над городом поднялись клубы черного дыма, и огры пристали к берегу, чтобы подобрать беженцев, бредущих через соленые болота. Среди новых пленников оказалась и мэр города — с пустыми глазами и бледным от шока лицом.

Весь остальной путь Вороний Хлыст уже не должен был расхаживать по палубе или цепляться в свежую погоду за крюйсы; он наслаждался комфортом каюты на шканцах, лежа в гамаке. Каюта была уставлена книгами из разграбленных библиотек, иллюминаторы были из призматического стекла. Огры подарили Вороньему Хлысту амулетную перевязь, отобранную у Бульдога, и отклонились от пути, зайдя в ближайший порт, чтобы запастись для него деликатесами и напитками — жареные мясистые цветы, абелоновый суп, салат из осьминога и синее пиво. Они также с удовольствием вернули ему два рулона грезоткани, поскольку больше не надо было менять их на вино.

Когда наконец показались Рифовые Острова Нхэта, Вороний Хлыст уже отлично отдохнул и отъелся. С посохом в руке и в амулетной перевязи, перекроенной под его тощее тело, он стоял на носу с Грином и Гнолом, когда баржа проплывала мимо Ткани Небес, самых древних руин Ирта.

Сфинксовые колонны стояли, увязнув в источающих миазмы болотах, змеевидные винтовые лестницы никуда не вели, и лианы с ползучими растениями удушали купола портиков и черепичные мансарды. Поднятые над слоистыми туманами порфировые башни с мшистыми пятнами и позолоченными шпилями отбрасывали полосы света на бурьян и согнувшиеся под бурями деревья со сломанными кронами.

Баржа встала у причала, грубо сколоченного из неотесанных бревен, приткнувшегося среди гигантских медузовых деревьев у непроходимых болот. С одной его стороны, за простором воды с вонючими нефтяными радугами, нависли сломанные коралловые колонны и разбитые стены древних развалин. В другую сторону, за стенами бурной болотной растительности, сотканной из причудливых паразитических лиан, петель и щупальцев, за могильной глубиной поваленных деревьев и чудовищных корней, среди которых блестела гнилая вода, капая в клубящихся туманах, нависло место страха.

Безумные нагромождения лесов вздымались над темными галереями мрачных болот, составленные из мостков, рамп и лестниц, перекошенных под немыслимыми углами, и в этой конструкции кишели бесчисленные змеедемоны, ползая и паря, затмевая небо своей массой. Они что-то строили, прилаживая алебастровые листы в виде огромной пирамиды. Вокруг и позади, вдоль мощеных дорог, ведущих к причалам, куда приставали баржи со строительными материалами, с безлистных деревьев свисали трупы. Стервятники обглодали их до костей, но еще можно было по перевязям с амулетами и шелковому шитью узнать пэров.

Огры погнали пленников прочь от этого ужаса в мрачную просеку среди болота, окружавшего трудовой лагерь — примитивную тюрьму, огороженную высоким частоколом призрачно-белых кольев, увитых поверху путаницей жгучих ядовитых колючек. Вороний Хлыст не стал околачиваться на причале, чтобы поглазеть на Бульдога. Он немедленно направился по изъеденному настилу туда, где змеедемоны воздвигали свою странную конструкцию.

Сердце у него бешено колотилось, и ему пришлось огромными дозами черпать Чарм из посоха и амулетов, чтобы дать себе силы идти. Но Вороний Хлыст знал, что предназначение ждет его там, в том месте, которое огры назвали Дворец Мерзостей.

За поворотом деревянной дороги, которая вела его среди высоких стен сочащегося компоста и странного вида растений, место страха открылось его взгляду полностью. Змеедемоны кишели на сумасшедшей высоте наклонной конструкции так плотно, что свет пробивался через нее пыльными блестящими стволами, пересекающимися под углом. На нижних этажах десятки людей висели в колючих клетках, и кровь из их ран плавала вокруг красными спиралями. Стоны и крики терзаемых отдавались далеким эхом на фоне жуткого безмолвия змеедемонов.

На уровне земли, отделенная от конструкции высокими терновыми стенами, раскинулась роскошь. Хрустальные шары, расставленные через правильные интервалы, излучали какой-то вид Чарма, испуская струйки прохладного ветра и легкий аромат. Ничто не заграждало путь, и Вороний Хлыст с опаской вошел туда.

За алебастровым порталом над августовским садом с ухоженной изгородью, подрезанными цветущими деревьями и шпалерами кустов открылись стены зеленого и синего стекла. В центре этой безмятежности, в окружении великолепных кристаллов хризопразов, халцедона и агата, выкованных в катаклизме и отполированных временем и ветром, стоял серый шест, а на нем висела сморщенная коричневая кожа, содранная с человеческого тела. Ясно можно было различить конечности и пальцы, и посеревшее лицо, покрытое плесенью, глядящее пустыми глазницами, с щелками ноздрей, с разинутым ртом, лишенным зубов и неба, но в этом рту был язык синего пламени.

Этот язык зашевелился и прошипел:

— Ближе, Вороний Хлыс-ст.

Несмотря на успокоительное действие Чарма, бывший управляющий вздрогнул:

— Кто ты?

— Я — колдун Ралли-Фадж.

— Я пришел с прошением к Властелину Тьмы, — промямлил Вороний Хлыст этому страшному существу. — В моем владении имеются два рулона грезоткани, которые я осмелюсь смиренно поднести великому Худр'Вра.

Из тряпки-мумии послышался шипящий смех.

— Глупец! Влас-стелин Тьмы владеет вс-сем Иртом!

— Несомненно! Несомненно! — Вороний Хлыст низко склонил голову. — Я пришел почтить его и предложить мою службу.

— Я знаю, зачем ты приш-шел. — Синее пламя колыхнулось внутри шкуры. — Я знаю, кто ты. Я ждал тебя, Вороний Хлыс-ст. Ты пришел с-служить мне.

Вороний Хлыст поднял озадаченные глаза.

— Но Властелин Тьмы…

— Ни с-слова! — Голубой язык вспыхнул с ацетиленовой яркостью.

Вороний Хлыст отшатнулся, черные волосы-перья встали дыбом от страха.

Ралли-Фадж висел мертвой тряпкой и все же говорил.

— Влас-стелин Тьмы облетает с-свой мир. Он ос-ставил меня здес-сь, чтобы пытать врагов его как можно более муч-чительно. А я пос-слал за тобой, ч-чтобы ты помогал мне. Нет, я не знал, какую форму ты примеш-шь, мой лакей. Но я позвал с-срочно, Вороний Хлыс-ст, с-срочно! Ибо у нас-с здес-сь очень много работы.

 

8

УХОДИТ ВО ТЬМУ СЕМЯ

 

Джиоти и Поч пробирались в островках дневного света в роще, где кивали ветви, усыпанные цветами. Маркграфиня несла на спине ружье, которое дал ей герцог, а у брата с каждого плеча свисала булькающая фляга. Оба они надели капюшоны своих нагрудников, чтобы закрыться от прямых лучей дня.

Хотя Джиоти дала брату разрешение покинуть ее и сдаться Властелину Тьмы, он остался с нею — один он быть боялся. Кроме его сестры, все, кого он знал, упали в источник ночи. Терять еще и сестру он не хотел. Он не хотел идти путем одиночества.

После Кафа поиск воды и пищи был нетруден, а нагрудники с амулетами защищали от стихий. Превосходные жезлы силы на воротниках нагрудников впитывали Чарм прямо от Извечной Звезды и заряжали амулеты на много дней. Это значит, что можно было продолжать поиск чародея Кавала — пока удавалось избегать злобных змеедемонов.

Брат и сестра все время следили за небом, высматривая этих чудовищ в той стороне, куда они шли, а шли они к Террасам Кери. Оттуда они направятся в Горы Мальпаис, неровные пики которых висели неясной синевой над далекими горизонтами.

— А что, если его там нет? — спросил Поч, еще раз всматриваясь в Глаз Чарма на эполете нагрудника.

— Мудрецы будут знать, куда он ушел.

Поч не увидел Глазом Чарма ничего угрожающего; только змеиные гарпии кружились в лучах Извечной Звезды, сверкая оперением крыльев и хвостов.

— А если его там и не было?

— Он уходил на Календарь Очей, — терпеливо ответила Джиоти. — Это единственное место на Ирте, где тело может вернуться в свет, в Начало. Туда он и ушел.

Брат поднял лицо в капюшоне к зениту, затенив глаза рукой, и попытался оценить расстояние до Террас Кери. Где-то ночью они начнут это трудное восхождение.

— А далеко еще до Календаря Очей?

— Очень далеко. Это на краю времени. С вершины оттуда видно через века. Но надо иметь много Чарма в теле, чтобы туда только дойти. Там нет воздуха и страшно холодно.

— Ладно, а как мы туда попадем?

— Мы не пойдем на вершину. — Джиоти прищурилась на яркую пыльцу, кружащуюся в лучезарных столбах света. — Мы дойдем только до верхних склонов, до святилища. Туда наши амулеты нам позволят дойти. А если его там нет, там может что-то от него остаться, что пригодится для нашего искателя.

— Но если он уже поднялся на Календарь Очей? Если он уже вернулся в Начало?

— Тогда будем искать другого чародея, чтобы нам помог.

— Нет другого чародея, который знал бы архивы Арвар Одола.

Они вышли из цветущей рощи на луг, где пели птицы и летали бабочки.

— Архивы знаем мы.

— Я не знаю, — возразил Поч. — И ты тоже там не бывала.

— Это в памяти крови. Достаточно сильный чармист сможет вызвать у нас эту память.

— И что тогда? — не отступал брат. — Что, если мы ее вызовем и узнаем, что нет магии, способной остановить змеедемонов?

— Слушай, братик, — устало улыбнулась Джиоти, — ты задаешь вопросы, на которые могут ответить только время и дела.

— Я боюсь, Джио. — Он снова приник к Глазу Чарма. Рубиновые змеи уползали по высокой траве, и он смотрел, как они спешат прочь, подобные ручьям красной энергии. — Даже со всеми нашими амулетами я боюсь. И все думаю о маме и папе, о том, что они погибли. И весь наш Дом. Никого нет. У меня такое чувство, что мы тоже должны погибнуть. Я слышу, как наш Дом зовет нас присоединиться к умершим.

— Это говорит твой страх, — наставительно сказала Джиоти. — А теперь дай говорить храбрости.

— Моя храбрость говорит, что мы должны мужественно принять поражение нашего Дома. Нам должно хватить мужества прийти к Властелину Тьмы и покориться ему. Если он нас убьет, наша смерть будет завершением.

Джиоти поглядела в его глаза, скрытые тенью капюшона.

— Я никогда не покорюсь злу.

— А чем он большее зло, чем любой завоеватель в нашей истории? — Поч поднял встревоженное лицо навстречу пристальному взгляду сестры. — Наши предки покорялись другим завоевателям. Так только и выжил наш Дом из всех древних родов. Дедушка Фаз вырос в Доме, который покорился Одноглазому Герцогу Укса. Разве его отец и мать были трусами?

Джиоти пожала плечами:

— Вот почему дед и воспользовался Чармом, чтобы вызвать память крови о временах до Чарма. С теми врагами Чармом сражаться было невозможно — они были слишком сильны. Он вернулся к старым путям и узнал, как сражаться без Чарма, только собственным телом.

— Так уступим, как уступил его отец!

— Нет! — отрезала Джиоти. — Это другое. Совсем другое.

— А в чем разница?

— Одноглазый Герцог сражался за объединение семи доминионов, — объяснила она с легким оттенком нетерпения. — Он уничтожал лишь тех, кто сопротивлялся. Этот так называемый Властелин Тьмы уничтожил Арвар Одол без всякого повода. Он не дал нам выбора, уступить или сопротивляться. Это есть зло.

— У меня не хватает духу биться со злом.

— У кого хватает? — Она взяла одну из фляг на поясе брата и отпила. — Только у зла хватает духу биться со злом. Хватит и того, чтобы добро было сильным и не покорялось злу. Придет время — и зло пожрет само себя.

— Не понимаю.

Джиоти хлебнула еще немного холодной, подслащенной Чармом воды.

— Как ты думаешь, зачем дедушка Фаз изучал древние способы битвы? Он ведь не надеялся сражаться с Чармом голыми руками. В наши времена эти боевые искусства бесполезны. Какой шанс даст это умение против чармострельного оружия? А он все равно посвятил свою жизнь овладению древней борьбой. Зачем?

— Отец говорил, что дед был чудаком, который спрятался от мира внутрь себя. — Поч взял флягу, протянутую сестрой, и тоже отпил.

— Отец был сыном деда, и его огорчало, что его отец не такой, как все. Дед не прятался в себе, он там обитал. В своем сердце. Место, где живут ангелы и демоны — так он это называл. Искусством битвы голыми руками он овладел не для того, чтобы победить других, но чтобы завоевать самого себя.

— Для того ты и училась у него — чтобы завоевать себя?

— Сначала — нет. Я просто думала, что дедушка — человек странный, и хотела понять, почему он столько времени проводит, кувыркаясь и вертясь, как придворный шут. Он предложил мне попробовать, и я сочла это неплохим развлечением. И долгое время считала только развлечением. Спортом. Мне нравилось, и у меня получалось.

— Ты на это тратила много времени, Джио. — Голос брата стал нежнее при этом воспоминании. — Мама с папой за тебя волновались. Мама думала, что дед наложил на тебя чары. Но отец говорил, что дедушка — бесчармовый. Он тревожился, что ты тратишь свое время на дурацкий спорт, и боялся, что люди подумают, будто ты такая же сумасшедшая, как дед. Он тебя готовил на свое место, в маркграфини, а не в придворные паяцы.

— Я свои уроки выполняла. — Джиоти явно была задета.

— Но ты много времени проводила за дурацкими дедовыми упражнениями.

— Мне сейчас его больше всех не хватает.

— А мне — мамы с папой.

Маркграфиня устремила взгляд вдаль, к сине-стальным горизонтам за темно-красными Террасами Кери.

— Мы отомстим за них за всех.

Весь день они шли по равнинным лугам, и в столбы раннего вечернего горячего света вошли, опустив головы, скрывая капюшонами лица. В ночь за ними вошла и стая мускулистых волков, сверкая в сумерках желтыми глазами, как углями. Тонкая аура Чарма вокруг путешественников удерживала крупных зверей на расстоянии, и, когда настала ночь, стая унеслась прочь, нюхая длинными носами землю и размахивая хвостами, как флагами.

Рассвет застал путников на горной пустоши, утыканной голыми гранитными валунами и моренами, оставленными исчезнувшими ледниками. Ниже лежали пройденные равнины, утро пылало румяным светом на снежных пиках, и гарпиевые змеи кружились в синей глубине.

— Джио! — крикнул Поч, поворачивая голову сначала к одному Глазу Чарма, потом к другому и убеждаясь, что его страх оправдан. — Они летят!

Джиоти, глубоко вдыхавшая горный воздух и любовавшаяся сиянием снежных хребтов, заглянула в Глаз Чарма и увидела двух змеедемонов, вынырнувших из темной пустоты и летящих вдоль пути, который они с Почем прошли ночью.

— Наверное, случайный патруль — и они нас заметили! Поч захныкал и побежал было к лесистым холмам за пустошью.

— Не сюда! — позвала его Джиоти. — На открытом месте они нас перехватят! Вот сюда, за мной.

Она показала на высокий тур из валунов, где надеялась спрятаться в трещинах. Туда они и бросились и успели как раз тогда, когда змеедемоны выплыли из ночной темноты в утреннее сияние. Заползя в сужающуюся щель, брат и сестра стали выглядывать, проверяя, не обнаружили ли их.

Змеедемоны принялись разбирать следы, оставленные на пустоши. Один держался возле земли, другой парил над ним сверху. Они были так близко, что виднелись радужные отблески чешуек и алый отсвет десен, откуда торчали кинжалы клыков.

Чудовища приближались, и Поч захныкал:

— Джио, застрели меня! Убей меня быстро, не отдавай меня им!

— Замолчи! — Джиоти затолкнула Поча поглубже. Но для них обоих в щели места не хватало. — Сиди здесь и не шевелись.

— Джио, куда ты?

Джиоти рывком выбралась наружу и метнулась туда, где змеедемоны должны были заметить ее первой. Быстро оглядывая теневую сторону груды камней, она выискивала щель, куда можно укрыться. Она не решалась потратить даже миг, чтобы оглянуться на чудовищ, но все равно знала, что ее уже обнаружили. Послышался победный вопль парящего змееде-мона, входящего в пике, и треск вереска за спиной, когда второй тоже бросился к ней.

Джиоти втиснулась в расщелину, куда едва пролезли плечи. Когти клацнули по камню, и Джиоти в тот же миг выстрелила вверх. Мощная молния ударила в адское видение, загородившее вход, и узкое пространство наполнилось терпкой вонью оплавленного камня и озона.

Посыпались каменная крошка и пыль — змеедемон стал растаскивать заклиненные камни. По рычанию и лихорадочному стуку было ясно, что оба змеедемона пытаются до нее добраться. Поча они пока не нашли, и она была этому рада — может быть, они удовлетворятся, когда схватят ее, и не поймут, что рядом еще один беглец.

Облачные стволы дневного света замигали, когда мощные лапы змеедемона стали расширять вход. Еще мгновение — и он сможет ее вытащить из укрытия. Джиоти извернулась и вытащила нож из ножен в сапоге, готовясь к смертному бою.

«Дед! — позвала она дух своего учителя, пытаясь перековать страх в храбрость. — Смерть застала меня с ножом в руке! Я умру, как умер ты, и последним моим дыханием будет боевой клич!»

Свирепый рык потряс ее до костей, и если бы Джиоти не исполнилась решимости умереть, нападая на врага, кошмарные челюсти, ревущие над головой, лишили бы ее остатка сил и парализовали бы ужасом. Но она испустила боевой клич прямо в эту болотную морду и заставила себя видеть каждую деталь: дольчатый лоб, черные разрезы ноздрей, черные глазки без век — крошечные, пылающие злобой, левый окружен бордовым пятном, как от кислотного ожога. Она не отвела взгляда, даже когда когти схватили ее за нагрудник и вытащили из укрытия.

Джиоти ударила змеедемона ружьем точно в щель рыла, и когда он рефлекторно отвернул голову, всадила клинок чудовищу в левый глаз. Бордовое пятно тут же заблестело стеклянистой жидкостью.

С душераздирающим визгом змеедемон выпустил жертву и опрокинулся, катаясь посреди вереска и камней от невыносимой боли.

Джиоти с болезненным ударом приземлилась среди камней; рука и нож были покрыты клейкой жижей из пробитого глаза. Она тут же вскочила, высматривая второго змеедемона. Он бросился на помощь товарищу, и оба сейчас были внизу. Повинуясь инстинкту, Джиоти выбралась на гребень кучи камней, легла на живот и дала очередь по валунам. Валуны покатились лавиной, и змеедемоны исчезли в клубах пыли.

Сползая вниз, Джиоти позвала:

— Поч, быстро вылезай!

Поч высунул голову из укрытия и увидел бегущую сестру. Небо, казалось, дрожит от бешеного рева змеедемонов. Он выскочил из расщелины и, размахивая руками, бросился за сестрой.

Они мчались к лесистым холмам, испуганно оглядываясь через плечо. За ними змеедемоны отчаянно пытались выбраться из камнепада. Раненый вылез первым и заковылял вокруг, зажимая пробитый глаз и вопя.

Пустошь круто поднималась к деревьям, пришлось карабкаться среди переплетения трав и корней. Джиоти и Поч вбежали в лес и бросились наутек, разбрызгивая воду, вдоль ложбины, прорезавшей темный и мрачный коридор среди деревьев.

Они бежали, пока не выдохся поддерживающий силы Чарм амулетов. Усталость швырнула их наземь среди поляны синих цветов, таких ярких, будто кусочки неба упали на Ирт. Ловя ртом воздух, прижимаясь лицом к земле, брат с сестрой увидели разбитые бутылки, искореженные тележные колеса, порыжелые от ржавчины, расщепленные доски с облупленной краской, железную бочку, дырявую и покрытую ржавчиной.

— Мусор! — удивился Поч.

— Сваленный с Гордой Вершины, — пояснила Джиоти. — Они вываливают мусор на Террасы Кери. О чем сообщалось в докладах доминионов. — Она села, вгляделась в Глаз Чарма и, не увидев в лесу змеедемонов, испустила глубокий вздох облегчения. — Мы в нескольких днях пути от Гор Мальпаиса.

Поч перекатился на спину, внимательно вглядываясь в Глаз Чарма.

— Как? — спросил он. — Как тебе удалось нас вытащить?

Джиоти показала нож, все еще зажатый у нее в руке.

— Я пырнула одного из них. В глаз.

— Правда? — Поч приподнялся на локтях и увидел покрытое слизью лезвие. — Ты его убила?

— Не знаю. — Она обтерла клинок о землю. — Не думаю. Но ранила. А это значит — с ними можно драться.

— Не Чармом, — восхитился Поч, — а клинком!

— Возможно. — Джиоти вложила нож в ножны и встала, опираясь на ружье. — Мы не знаем, как у них заживают раны. Насколько быстро. Может быть, убить их мы не можем. Но можем нанести рану.

— А они пойдут за нами? — спросил Поч, снова вглядываясь в Глаз Чарма.

— В этом я не сомневаюсь. — Жезлы силы уже сняли усталость, и Джиоти огляделась в поисках чего-нибудь съедобного. — Надо двигаться дальше.

Лес плавно поднимался по холмам, переходя в альпийские луга, открывавшиеся в холодных синих сумерках. Дождь зарядил на всю ночь, и пришлось шлепать по мокрой земле, подняв капюшоны. Серый рассвет вел их вверх по террасам, к обширным равнинам выметенных ветром трав выше человеческого роста. Эти земли шорохов принадлежали зеленым медведям, грифам и стадам белых антилоп, и надо было внимательно смотреть в Глаза Чарма, чтобы избежать опасных встреч.

Они шли на запад, к снежным горам, и через два дня и две ночи вышли с равнин на травянистые склоны. В низинах росли красный терн и карликовые сосны, и брат с сестрой набрали ягод и сосновых шишек по дороге к высокогорной тундре. Несколько раз с горных троп были видны кружащиеся в лиловом зените змеедемоны, и приходилось прятаться в кустах и лежать тихо, пока небо не становилось вновь чистым.

Змеедемоны стаями обсели недоступные обрывы вокруг столицы Гор Мальпаис, Гордой Вершины. Проползая подобно ящерицам по козьим тропам на уступах скалистого перевала, Джиоти и Поч издали смотрели на обсидиановый город с бесчисленными шпилями и ульевыми башнями, похожими на пирамиды черного коралла. В город и из города, как ни в чем не бывало, летели дирижабли, на горных дорогах шло оживленное движение. Из этого путники заключили, что горная столица и ее пэр, королева ведьм Тилия, сдались Властелину Тьмы.

Поняв это, Джиоти и Поч, избегая пастушьих хуторов, стали держаться диких троп в узких ущельях. Они проходили полянами с огненными цветами, где гудели пчелы, забредали в облачные леса замшелых деревьев и горных туманов. Ночью здесь была лишь туманная тьма, и приходилось ступать по замшелым карнизам лишь при голубом сиянии амулетов. На этот свет слетались мотыльки всех видов и размеров, и когда путники вышли из мокрого леса в оранжевый свет зари, вокруг них кружились клубами дыма крошечные бледные насекомые.

Мотыльки рассеялись под дневной жарой, и над серебристым дыханием перистых облаков и скалистой местностью горной тундры поднялась Извечная Звезда. Впереди парила стеклистая стена огромных гор, а позади и внизу тянулись обширные полосы облачного леса, крутые ложбины рваных туманов и террасы земледельцев, соединенные деревянными мостами на цветочных лианах.

День пути по камням привел в холодную и ясную ночь, и повисли в ореоле инея Хеллгейт и Немора. К утру путники достигли края снегов и пошли вверх вдоль ледниковых потоков по обледенелым скалам. Быстрые и легкие облака летели наверху по синему, темному почти до черноты небу. И далеко-далеко внизу зеленели в дневном свете луга, как рассыпанные драгоценности.

Долгие алые сумерки вели их по заснеженному куполу, где оскользались ноги, грозя вывихом лодыжки или колена, и привели в еще одну хрустальную ночь. Они шли под светом звездного огня, переходя по ледовым мостам, преодолевая наст ледников, петляя между берегами каньонов высоко над ревущими потоками и широкими водопадами, подобными серебряным великанским каскадам в ярком звездном пару.

Календарь Очей, самая высокая вершина хребта, отмечала их продвижение. Она становилась все больше, когда брат и сестра, преодолевая лабиринты крутых склонов, камнепадов и ледников, подходили все ближе. После полуночи показалось святилище — поселок с каменными стенами, купола и минареты рядом с лентами водопада.

К святилищу они подошли рано утром и обнаружили там разгром. Змеедемоны налетели несколько дней назад, и от мудрецов остались обглоданные кости да обрывки одежды, рассеянные по каменистым полям, куда они пытались бежать.

Наружные стены святилища были проломлены в нескольких местах, на мощеных дворах намело сугробы. Здесь тоже лежали разорванные трупы — кости, обтянутые кожей, высушенной ветром и холодом. Высокие окна были разбиты, большой зал стонал и вздыхал, как пещера ветров.

Джиоти и Поч ушли, не говоря ни слова. Говорить было нечего. Они не знали, остался ли чародей Канал среди безымянных мертвецов, или сбежал, или поднялся к безвременным высотам Календаря Очей, но задерживаться в этом негостеприимном месте они не могли. Оставалось только надеяться, что жезлы накопили достаточно энергии, чтобы хватило на спуск с холодных высот.

Зная, что Властелин Тьмы захватил Горы Мальпаис, они пошли на юг, прочь от снежных гор, держа путь на исчерченные реками долины водопадов Мирдата. Чарм они экономили, используя только по одному жезлу за раз. У берега лесистой реки им попался каяк, привалившийся к поваленному дереву и застрявший в его ветвях.

Вытащив каяк, брат и сестра сели в него и поплыли вниз по течению, избегая широкой реки с ее селениями и держась мелких рукавов, протекавших под изумрудными туннелями лесных крон, увитых мхом, эпифитами, орхидеями и бромелиями. Через несколько дней такого пути, прерываемого, когда надо было обходить пенные водопады и быстрые пороги, они вынырнули из горной страны к мелям. Протоки журчали среди песчаных наносов и исчезали в галечных отмелях на травянистых берегах у призматических стен гигантских деревьев — дождевых лесов Бриса.

На песчаной почве с лесной подстилкой, зернистой, как битое стекло, стояли толстые стволы с хрустальной корой стеклистых чешуек. Сияющие стволы расходились наверху разноцветными ветвями, и каждое дерево сверкало спектральными листьями всех оттенков. Лесной коридор преломлял отфильтрованный свет лучами всех цветов радуги. Обманчивый свет лесной чащи подавлял и сбивал с толку.

Бредя переливающимися бульварами леса, путники не разобрались в дрожащих цветных тенях, пляшущих вокруг них и в Глазах Чарма, и забрели в паутину паука-дракона. Красный арахнид с черными пятнами, размером с человека, беззвучно бросился на них из укрытия, вытянув восемь остроконечных ног, чтобы пронзить добычу.

Поч вскрикнул, когда, пытаясь вырваться, лишь сильнее запутался, и вскрикнула Джиоти, когда ее ружье застряло за спиной в клейких нитях. Она сумела вывернуть руку за спину и достать зарядный боек и курок. Первый выстрел разрезал опорные струны паутины и вырвал сверкающие осколки радужного сука.

Паук рухнул на Поча, мальчик истошно завопил.

Джиоти сорвала с плеча ружье, и второй выстрел разнес паука в коричневую кашу с дергающимися обломками ног. Она бросилась к брату, зажала рукой булькающую рану у основания шеи, а другой выхватила целительные опалы из внутреннего кармана нагрудника. От их прикосновения кровь остановилась, и рана стала заживать. Она была глубокой — Поч не сможет идти еще несколько часов.

Лицо мальчика исказила гримаса панического ужаса.

— Они заметят! Они не могут не заметить! Джиоти включила жезл власти, чтобы его успокоить.

— Мы глубоко в лесу, Поч. Нас не могло быть видно.

Но она сама этому не верила. Два удара света Чарма ярко вспыхнули в миллионах призм — листьев леса. Бдительные змеедемоны никак не могли бы этого пропустить.

Как только Поч чуть-чуть набрал сил, она оттащила его в естественное укрытие между двумя выступающими корнями под сверкающее шипение жутких в своей красоте деревьев, и они стали молча ждать. Целительные опалы закончили свою работу, и у Поча остались шрамы только в потревоженной памяти.

В тесных сияющих дебрях леса послышались шаги.

Поч весь съежился под аркой корня.

— Они идут!

— Нет, только один. Слушай.

Джиоти явственно слышала тяжелую походку большого зверя. Глазом Чарма она увидела его, почти полностью замаскированного цветными тенями леса. Под переплетением сучьев пробиралась чешуйчатая тварь, чернильными капельками глаз ощупывая путь беглецов на кремневой палой листве.

По бордовому пятну вокруг правого глаза она узнала второго змеедемона из тех, что напали на них на террасах Кери, не того, которого ударила ножом. Он был один. «А второй подох? — мелькнула надежда. — Может, и этого я тоже смогу свалить».

Тут послышались странные поющие выкрики. Они неслись, несформированные, будто их произносило плохо сделанное существо — изувеченные фразы, полубессмысленные. «Слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые, слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые…»

Говорили несколько голосов, но в кривых тенях видно было только одно чудовище. А потом Джиоти их увидела: морды горгон на туловище змеедемона кривили рты, выпевая странные слова.

Изображение в Глазу Чарма расплылось и пропало. Джиоти поглядела в Глаз на другом плече, но он тоже помутнел.

— Ничего не вижу! — отчаянно шепнул Поч. — Глаза Чарма опустели!

На брата с сестрой навалилась внезапная усталость, мышцы налились тяжестью, кости застыли, зато сердца заколотились от дикого страха. Джиоти тронула жезлы силы у ворота, чтобы их подстроить, но они отключились намертво. Все амулеты нагрудника потеряли Чарм.

Джиоти рефлекторно проверила ружье. Оно было полностью заряженным, и она поняла, что ослепляющая песнь змеедемона высосала только Чарм, подключенный к их телам. Гипнотизирующая песнь открыла их влиянию демона, но ружье он загипнотизировать не мог. Джиоти передвинула указатель мощности до отказа.

— Джио! — шепнул хрипло Поч. — Что происходит?

— Тише. — Она вытащила нож. — Змеедемон произносит заклинание.

Распластавшись по земле и выглянув из-за корня, она смотрела, как выползает из укрытия змеедемон. Бешеные морды на брюхе перестали бормотать, и их глаза сверкали, как звезды.

Тут заговорила большая дольчатая голова, и голос ее вился, как дым.

— Джиоти, Поч — вы близко. Я вас чую. Запах красного. Кровь бежит по жилам. Побежит наружу. Джиоти подалась назад.

— Оставайся здесь, — шепнула она. — Я его уведу. Когда он пойдет за мной, беги в другую сторону. Старайся бежать по корням. Не оставляй следов.

Поч не успел возразить, как Джиоти уже выкатилась наружу и, низко пригнувшись, побежала вокруг гигантского дерева.

— Я украл ваш Чарм, — произнес голос из дыма. — Я, Ис-о. Теперь не можете бежать. Можете только умереть.

Джиоти выскочила на открытое место, и рев потряс ветви деревьев — Ис-о увидел ее и бросился. Она нырнула под поваленные стволы, демон отбросил их в сторону двумя взмахами когтистых лап. Она скрылась, пробираясь и перекатываясь, среди подлеска. Змеедемон гнался за ней, снося задними лапами кусты и гневно ревя.

Без Чарма Джиоти устала почти сразу, и только страх придавал ей силы перескакивать тросы корней и нырять под колючие стволы. Петляя из последних сил среди деревьев, она смогла замедлить приближение змеедемона и выиграть драгоценное расстояние. Но скоро легкие стали гореть, а ноги подкашиваться. Когда не осталось больше сил бежать, Джиоти прислонилась спиной к стволу и дала несколько быстрых очередей в лесную крону.

Змеедемон прыгнул, чтобы раздавить ее о ствол, и тяжелый сук стукнул его по затылку. Когда он свалился, Джиоти бросилась вперед и вогнала нож в морду зверя, располосовав до ноздри. Дикий рев боли отбросил ее назад, и она нырнула в кусты и покатилась по земле.

И снова дала очередь, на этот раз по стволу, под которым змеедемон, отряхиваясь, пытался подняться. Огненная молния осыпала зверя осколками стеклистой коры и пылающими ветками. Он закрыл глаза и задергался с диким визгом, а морды у него на туловище в ужасе завопили.

Завывая на разные голоса, демон бросился прочь, слепо ломясь через подлесок. Джиоти прицелилась в ствол, и очереди голубого чармового огня разнесли смолистую кору огненными снарядами, разорвавшими соседние кусты и опалившими чудовище, снося куски чешуи. Брызнула черная кровь.

Зверь подпрыгнул в воздух и рухнул от ран. Потом завопил, взвился вверх и унесся прочь.

Джиоти хотела его преследовать, потому что теперь знала, как с ним драться, но она слишком устала. Теперь, когда Ис-о был серьезно ранен, она надеялась, что Чарм вернется в жезлы силы, и встала в луче дневного света, ожидая, что амулеты зарядятся снова. Но этого не случилось. Джиоти устало побрела в другую сторону и нашла брата, который прятался в дупле поваленного ствола.

Змеедемон улетел к северу, и потому они направились на юг, куда медленнее и осторожнее, лишенные помощи своих амулетов. Почти весь день им помогал идти адреналин, но к ночи усталость заявила о себе. Путники привязались лианами к корням и спали по очереди, и даже во сне Джиоти не выпускала из руки нож.

Ночью в алюминиевом свете леса бродили хищники. Огненные глаза смотрели из тьмы, но их голодный блеск тускнел, когда часовой бросал камень или взмахивал ружьем. Тьму наполняли крики и завывания, и сны сочились опасностью и страхом.

Днем путники осторожно двигались вперед, остерегаясь драконьих пауков и прячущихся гадюк. Воду они брали только из ключей, бивших в скалах, кисловатую от каменистого привкуса, но не содержащую животных загрязнений. Их верной, хотя и неопределенной целью было найти путь через Радужные Леса, подальше от цветных и смертельных обманов, к одному из городов Бриса — Озеру Апокалипсиса, Горе Сзо или Мягкой Наковальне, — а там рассказать пэрам об уязвимости змеедемонов.

Но путь оказался трудным и мучительно медленным. К счастью, в лесах было полно съедобных плодов и орехов. Джиоти и Поч не голодали. С верхушек деревьев, где шумел ветер, из-под пролетающих облаков, они высматривали селение, но видели только необъятные переливчатые просторы леса.

Однажды тихой ночью, когда сквозь кроны капал дождь и ручейки шумно журчали по руслам, под корнями, где укрылись брат и сестра, стала искать убежище сивилла. Поч спал, глубоко погрузившись в забытье, и его не разбудило, когда сестра изумленно ахнула.

Сивилла, не больше маленького ребенка, стояла, мокрая, под навесом корней, с алого и зеленого оперения ее крыльев капала вода, мраморная нагота тела переливалась радугой Когтистая трехпалая лапка стряхивала темные струйки с живого нечеловеческого лица. Удлиненные глаза, мерцающие кварцевым блеском, оглядывали брата и сестру.

— Мне холодно, — произнесла она далеким шелковистым голосом, сверкнув синим пламенем языка в круглых губах.

Джиоти поставила указатель мощности стрельбы на минимум и направила ружье на гостью. Теплое дыхание ружья согрело сивиллу, и она благодарно подняла крылья, обнажив гладкое тело в радужных струйках дождевой воды.

Просохнув, она сложила крылья и свернулась возле корня дерева. В отверстии рта снова сверкнул язычок голубого пламени.

— Спроси меня, что будешь знать.

— Сивилла, где ближайшее селение? — сразу спросила Джиоти, желая узнать дорогу из этого опасного леса.

— Мягкая Наковальня к востоку, — ответила своим нежным голосом сивилла. — Двенадцать или больше идти будешь. Но ждет там тебя опасность.

— Какая? В Мягкой Наковальне змеедемоны?

— Еще нет. — Сивилла встряхнула скрещенными крыльями и придвинулась ближе. — Но твое предназначение не там.

— В чем мое предназначение?

Сивилла закрыла глаза, подняла серповидное лицо к небу и запела хриплым голосом, уходящим в пустоту:

— Ты дичь, и ты охотник. Кто охотится за тобой, найдет тебя трижды. И каждый раз ты будешь стоять в тени смерти. Если ты умрешь, твое предназначение умрет с тобой. И больше нет ничего. Ничего. Уходит во тьму семя, умирающее в земле. Но если ты выживешь, то пройдешь весь путь — силой костей своих и быстротой мышц своих. Только этой силой ты пробьешься к свету и выживешь — если ты выживешь. Трижды упадет на тебя тень смерти. И трижды Чарм будет бесчармовым. Помни на пути твоем, что Ирт — плоский, и ты стоишь на краю его. Вкопай корни свои, ибо если ты падешь, то падешь навсегда.

«Трижды!» Джиоти вздрогнула, поняв слова сивиллы.

— Змеедемоны нашли нас уже дважды.

— И дважды ты выжила силой и быстротой. — Сивилла опустила голову и открыла светящиеся глаза. — Кто охотится за тобой, найдет тебя снова.

— Когда?

— Когда ты спишь.

— Скоро?

— «Скоро» — не мое слово.

— Где он нас найдет?

— На юге, — отрешенно проговорила сивилла. — На лугах Чарн-Бамбара. Если уклонишься от него, никогда не найдешь то, что ищешь.

— Кавал! — вспомнила Джиоти свою цель из прошлой жизни. — Где найти чародея Кавала?

— На Ткани Небес. Он пошел туда набраться сил для работы, что ждет его.

Джиоти была уверена, что сивилла сказала правду. Она знала это сердцем.

— Теперь отдыхай, — сказала сивилла и закрыла самоцветы глаз. Из провала ее рта полился звездный свет и полилась музыка пустоты, такой пустой, что все могло в ней содержаться, как зеркало содержит отражение всего, что стоит перед ним, а само неизменно и бесстрастно. Гипнотическая музыка убаюкала Джиоти. Когда она проснулась и спустилась на землю из гамака лиан, вокруг сияли цветные конусы утра, а сивиллы не было.

Поч выслушал историю о сивилле с неудовольствием.

— А если она солгала? — спросил он, когда они тронулись в путь по радужному лесу. — Ткань Небес — это же руины. Что там может делать Кавал?

— А где лучше можно спрятаться от Властелина Тьмы?

— Но это Нхэт — доминион Властелина Тьмы. — У Поча задрожали губы. — Нам туда нельзя. А как же наш план — найти ближайший город и рассказать, как убивать змеедемонов?

— Сивилла сказала, что если мы так поступим, мы никогда не найдем Кавала.

— А если она солгала?

— Сивиллы не умеют лгать.

— Ты могла ее не так понять.

— Нет, — сказала Джиоти, внимательно вглядываясь в глубину лесных дорог и многоярусные переплетения ветвей. — Она говорила очень ясно. Мы должны идти на юг. В Чарн-Бамбар. Мы должны пережить еще одну встречу со змеедемонами. Она будет во время твоей вахты.

Поч застонал:

— Пророчество говорит, что если мы упадем с Ирта, это будет навсегда. Они бросят нас в Бездну?

Джиоти толкнула брата ладонью в грудь, остановив на середине шага. Под его поднятым ботинком свернулась скорпионовая змея, почти невидимая в красных тенях, только алмазными точками блестели жало и клыки.

— Если не будешь смотреть под ноги, — остерегла его Джиоти, — сам себя бросишь в Бездну.

Они пошли дальше, храня молчание. Ветерок с ароматом фруктовой пыльцы привел их в рощицу синих бананов. Попировав, брат с сестрой пошли дальше. В тот же день они прошли через широкую известняковую низину — остатки древнего озера. Провалы, замаскированные плющом, попадались через неравные промежутки, предоставляя широкие возможности преждевременно окончить путь. Выбравшись к концу дня на другой край низины, путники устали так, что нога заплеталась за ногу.

Этой ночью они забаррикадировались сваями фигового дерева и заснули одновременно. Поч проснулся в полночь и обнаружил крошечных бородатых сухопутных крабов, которые похрустывали у него на руках и на лице, объедая соленые пластинки кожи. Он вскрикнул и стал их стряхивать, и снова вскрикнул, увидев, что сестру тоже обсели колючие паразиты. Крабы скрылись в лесной подстилке, и Поч с готовностью согласился нести первую вахту.

Радужные Леса Бриса держали их в плену еще дюжину пугающих дней и бессонных ночей, превратив нагрудники в лохмотья. Даже ботинки снашивались, и их приходилось латать кусками коры и лиан. В яркий полдень, когда путники вышли из леса на обрыв с грибными кольцами над шелестящими лугами Чарн-Бамбара, они были похожи на призраки.

Зрение за долгие дни среди холодных огней леса ослабело, и раскинувшиеся внизу луга казались бледными, выцветшими, словно мираж. Густая травянистая грива горизонта качалась на ветру, несшем запах осоки и дождя. Усталые, полные судьбоносных предвидений, брат и сестра спустились к бесцветной земле и бегущим теням облаков.

При их приближении вспорхнули стаи птиц, устремляясь прочь из камышей.

— Сколько еще до Нхэта? — спросил Поч.

— Дни и дни, братец, — ответила Джиоти, приподнимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть поверх высокой сухой травы. Завесы дождя размыли далекое небо, и мелькали зарницы бесшумных молний. — Чарн-Бамбар еще больше Бриса.

— А если Кавала не будет в Ткани Небес, когда мы туда доберемся?

— Он чародей. — Джиоти посмотрела на Поча, и от вида его длинных спутанных волос, исхудавшего тела и перепуганных глубоко запавших глаз у нее сжалось сердце. — Наверное, он тогда сам нас найдет.

Больше ничего мальчик спрашивать не стал Между ними и Тканью Небес, между ними и надеждой встретить Кавала лежала еще третья встреча со змеедемонами, которая, как обещала сивилла, предстоит именно ему. Он пытался об этом забыть и думать только о дороге. Волны и рябь травяного океана расходились по свету, взметая в воздух сверкающую пыльцу и воздушные облака бабочек.

Лиан, чтобы привязываться на ночь, здесь не было, и путники выкапывали ножами ямы в мягкой глине. Нагрузив тело глиной и теми камнями, которые удавалось найти, брат с сестрой оставляли лица и руки свободными. Но это было не так хорошо, как привязь, которой они пользовались в лесу, и не раз спящий выпадал из-под земли, и часовому приходилось будить его, чтобы ночные приливы не унесли его в Бездну.

Они пытались спать днем и идти ночью при свете звезд. Но слишком недалеко было при этом видно, и за одну ночь они дважды влезли в логова животных, которые днем бы без труда обошли Один раз это были гнездовья гадючих ос — земляные башни в рост человека и хрупкие, как яичная скорлупа. Разъяренные осы тут же вылетели из ульев и разлетелись на фоне звезд чернильным облаком.

К счастью, было холодно, осы двигались медленно, и нарушители успели удрать, не ужаленные. Но в спешке они влетели в лагерь спящих гиппогрифов Бешено захлопали крылья, с клекотом замахали в воздухе когтистые лапы, копыта застучали по земле.

Чтобы их не растоптали, Джиоти дала несколько очередей красного пламени, отогнавших прочь клекочущих тварей. Крики и топот стада затихли вдали, но от грома проснулась степь и заголосила ревом и воем пробужденных собачьих стай Всю ночь брат с сестрой просидели спина к спине, ожидая появления на небе угловатых силуэтов змеедемонов.

В утреннем приземном тумане спал Поч. Очередь спать Джиоти наступила в полдень. И тогда появились Ис-о и Сс-о, по-змеиному ползя по высокой блестящей от росы траве.

Поч услышал шипение, обернулся и увидел змееобразные ухмылки и паучьи глазки, глядящие на него из тени камыша. Он хотел крикнуть и разбудить сестру, но змеедемоны начали напевать сонный мотив, и эта музыка лишила его воли и он застыл с отвисшей челюстью, глядя на ящерные маски пустыми глазами.

— Слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые, слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые..

Черная бездна смотрела на мальчика из точечных глазок змеедемона, и Поч не шевелился. Чудовища тоже не двигались. Мальчик держал ружье, и ствол смотрел в землю перед ними. Любой выстрел обрушит на них расплавленные камни и режущие осколки кварца.

— Положи ружье, Поч, — свистящим шепотом произнес Ис-о.

— Мы пришли отвести вас к Властелину Тьмы, — тихо добавил Сс-о.

Поч покачал головой. Слова открывались и закрывались, как крылья бабочки.

— Вы… хотели… нас… убить…

— Нет, — перебил Ис-о.

— Слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые, слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые…

— Властелин Тьмы послал нас за детьми маркграфа, — убаюкивающей мелодией стал объяснять Сс-о. — Но твоя сестра напала на нас. Она нас ранила.

Змеедемоны подползли поближе, и их раны осветились светом дня. Сс-о наклонил голову, показывая пустую глазницу, покрытую коростой; Ис-о тоже был изуродован, морду пересекал отвратительный шрам, складчатая шея и мускулистые плечи пестрели черными корками.

— Мы прощаем вам боль, — проговорил Ис-о.

— Мы лишь слуги Властелина Тьмы, — вкрадчиво добавил Сс-о. — Пойдемте с нами.

Они встали в полный рост, и Поч вздрогнул при виде вжатых в чешуйчатые подбрюшья искаженных морд. Он ахнул, палец напрягся на спусковом крючке.

— Слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые, слепые, ничто, ничто не так, как есть, слепые, слепые…

Поч опустил ружье и уставился недвижными глазами на клацающие когти и расходящиеся клыки.

Джиоти, разбуженная возгласом брата, осталась лежать неподвижно, выглядывая из травы, оценивая дистанцию. Дикая песня набрюшных морд успокоила сердцебиение и помогла сдержать страх, оставив место расчету. В этот критический момент она была рада, что приобрела привычку спать с ножом в руке.

Еще шаг, и змеедемоны приблизятся на расстояние прыжка. Джиоти не стала ждать. Она метнула нож в Ис-о, и лезвие пробило брюхо, разрезав поющему лицу лоб. Используя инерцию броска, Джиоти перекатилась вперед, выхватив у брата ружье, и бросилась на землю, стреляя очередями.

Первые выстрелы прошли выше, попав по ногам змеедемона и не причинив вреда. Ис-о, дико ревя от боли, выхватил нож из раны, развернулся и взмахнул зазубренным хвостом. Хвост срезал стебли и пролетел со свистом в дюйме от головы Поча. Мальчик нырнул в траву и пополз прочь.

Сс-о бросился за ним, но второй выстрел Джиоти ударил в землю под летящим змеедемоном. Взрыв земли и камней подбросил демона в воздух и бросил на спину.

Джиоти стала очередями поливать землю, пуская поток пылающих камней и дымящейся земли в воющих тварей. Она двинулась вперед, чтобы уничтожить убийц, и они побежали от нее, истекая черной кровью и испуская жалобные крики. Кончился заряд, Джиоти отбросила его в сторону, сорвала с пояса другой и зарядила ружье, только на миг прервав поток огня.

Змеедемоны взмыли в небо и развернулись к ней. Когда они спикировали, Джиоти выстрелила в их тени на земле. Ударили смертоносные струи расплавленной земли, и змеедемоны резко сдали назад и стали бессильно наблюдать издали.

Джиоти нырнула в траву и в мгновение ока скрылась из виду. Змеедемоны покружились и улетели, ослабев от ран. Но долго еще слышались с неба яростные крики.

Поч сидел на земле, весь покрытый холодным потом, его страх не был смягчен Чармом. Джиоти попыталась его успокоить, но он оттолкнул ее.

— Они прилетели проводить нас к Властелину Тьмы! — злобно сказал он.

— Ты этому поверил? — Джиоти опустилась на землю рядом с ним, недоверчиво нахмурившись.

— Они сто раз могли на меня напасть! — выплюнул он слова ей в лицо.

— Они боялись ружья. Если бы ты его отложил, они бы тебя разорвали на месте. — Она помахала оружием, над дулом которого все еще дрожал горячий воздух. — Вот что нас спасло.

Мальчик ничего не сказал. Он только пристально всматривался в тени колышущейся травы. Когда Джиоти сердито отвернулась и стала искать нож, он скривился и заплакал.

 

9

ДЕВА В ЦИТАДЕЛИ ОГРОВ

 

Ралли-Фадж висел на палке среди душистых шелков сада у Дворца Мерзостей. Вокруг стояли стены синего и зеленого стекла, окружившие цветущие деревья, винные кусты, изгороди, подстриженные в виде животных, цирки валунов, инкрустированных необработанными самоцветами. Это был его уголок небес.

Властелин Тьмы благословил его безмятежным раем и сделал господином раскинувшегося вокруг ада. Пока он хорошо организует ужасы тюрьмы Худр'Вра, все удовольствия этого приятного мира к его услугам. Нежно-пряный воздух поднимал колдуна к высотам несказанного восторга.

Почти весь день он проводил глубоко в эйфорическом трансе, как серафим света, поющий в бездонных глубинах неба среди семилучевых звезд. Онемев от радости, внутренний рассказчик в нем затихал, и он плавал свободно и победно в таинствах огня и удовольствия. Это было достижение куда выше того, чего он мог бы добиться сам с помощью Чарма.

Он был колдуном, а потому без труда научился плавать в этом маленьком заливе блаженства, и предался своему занятию с таким энтузиазмом, что дал самой своей плоти высохнуть до пустой оболочки. Но это наслаждение было жалким и бледным бликом того сияния, что дал ему Властелин Тьмы. Магией Худр'Вра он взлетал под самые крылья звезд, намного выше голубых стен дня.

С закатом кончался этот счастливый сон, и Ралли-Фадж возвращался на Ирт, казавшийся его пораженным светом глазами скопищем теней. Все формы были грубым скоплением атомов, повисших в пустоте неизмеримой черноты, вся жизнь — алмазным пеплом, отлитым в непрочные неуклюжие формы. Чтобы это вынести, он глубоко вдыхал снотворные ароматы сада, пока сияние дрожащей грезы не ослабевало, и тогда он снова ясно видел плотный и мутный мир материи.

А потом он совершал свои обходы. Тысячу дней назад Ралли-Фадж утратил способность физического передвижения и научился проецировать свое сознание из обвисшей кожи тела в окружающий мир. Далеко уходить он не мог. Чарм нес его, как мотылька на ветру, мотая в стороны от генерального курса. Но этого хватало в катакомбах цитадели, из которой он правил своим доминионом

Однако после прибытия во Дворец Мерзостей он получил от Властелина Тьмы магическую власть ходить среди теней мира, становясь тоже тенью. По своему капризу он мог становиться видимым или невидимым для тех, кто его окружал. И мог уходить так далеко, как может уйти человек к полночи, чтобы вернуться к рассвету. На самом деле он никогда этого не делал, потому что на Рифовых Островах Нхэта идти было некуда. Поэтому он ограничил свои маршруты ночным обходом Дворца Мерзостей, трудового лагеря и приливных мелей, где иногда бродил среди мусорщиков, глядя, как отливное течение отступает блестящей черной стеной к Бездне.

В эту ночь Ралли-Фадж начал обход, как обычно, с дворца. Когда усыпляющие ароматы сада снова вернули его к физическим ощущениям, он вышел из обвисшей кожи. Невидимый и неощущаемый никем, он прошел по ухоженному саду, не отбрасывая тени под голубым сиянием висящих хрустальных сфер.

Алебастровый портал в хрустальной стене вел к винтовой лестнице, спускающейся на леса, подмостки и переходы — необъятное переплетение, наискось взметающееся в небо в световых лентах дня. Орды змеедемонов сновали в скелете сплетений лесов, взметавшихся к зениту, где зажигались первые звезды.

Демоны были заняты строительством белого каменного фасада дворца. Когда его закончат, это будет огромная пирамида. Колдун лелеял мрачные планы о лабиринтах камер, шахт и ям, скрытых треугольными стенами.

На вершине, из покоев самого Властелина Тьмы, откроется вид на лабиринт камер пыток, где пэры Ирта, пойманные живыми черной магией, будут вечно страдать в гробницах боли. Энергия их муки будет двигать подъемник, который в воображении колдуна уже тащил цепь камер пыток по кругу — кругу, который волшебство Худр'Вра поставит вертикально на фасаде пирамиды, под вершиной у портала его святилища. И по этой цепи мучений будут двигаться самые мерзкие враги Властелина Тьмы — лорд Дрив, самодовольный герцог, и его надменный род, ввергнутый в страдания грузом нескончаемого путешествия в никуда по дороге пыток.

Ралли-Фадж радовался, видя, как эти темные фантазии становятся явью по его капризу. Он брел меж ярусами пыток, по наклонным коридорам, где вскоре встанут каменные своды, навеки заключившие в себя проклятых. Пока что живые тела врагов Властелина Тьмы висели в овальных янтарных клетках.

В одной такой клетке сидел баронет Факел, в соседней — два его сына, племянники герцога. Они были похожи на зародышей, заключенных в кровавый желток. Голые, скрюченные, блестящие мокрыми красными перьями — разорванными тканями, драными кусками мяса, — они плавали в маслянистом дыму красной жидкости. Они были живы — и страдали.

Колдун восхитился мощью Властелина Тьмы. Его враги дергались от ударов боли, глаза вылезали от муки из кровавых орбит, тела казались полностью разложившимися, много дней мертвыми. «Как он сохраняет им жизнь? — спрашивал себя колдун и пожимал плечами. — А как он вообще все делает?»

Проходя мимо других терзаемых пыткой тел — сплошь пэры и бывшие союзники лорда Дрива, — Ралли-Фадж думал о сидящей наверху стае змеедемонов. Огромные, свирепые, одушевленные злобным разумом, они тем не менее казались колдуну видениями, невероятно жизнеподобными призраками. Им не надо было поддерживать силы, они ели только для удовольствия. Они пили только человеческую кровь. Они просто выпали из ночи вместе с Властелином Тьмы и неустанно ему служили.

Такой магии Ралли-Фадж никогда не видел и даже не слышал, чтобы она могла быть. Она отрицала все законы Чарма. Он бы не поверил, что такая мерзость вообще возможна, если бы не убедился в их ощутимой реальности. Много раз для удовлетворения любопытства он поднимался к ним и касался чешуйчатых шкур, обводил руками скользкие морды, встроенные в брюхо, ощущал бритвенную остроту обращенных вверх бивней.

На этом обходе он почти не обратил на них внимания. Они подчинялись злой силе, которую он не постигал, и, убедившись наконец в их опасной реальности, Ралли-Фадж оставил их в их жадном бодрствовании. Властелин Тьмы дал ему задание следить за мучениями своих врагов, а не гадать о природе силы Худр'Вра.

Перед каждой клеткой колдун останавливался и включал свои чувства, чтобы удостовериться, что пленник жив и страдает. У него был строгий приказ следить, чтобы никто из заключенных не умер. Конечно, почти все жертвы Властелина Тьмы обладали властью прервать свою жизнь. Они были мастера чародейства, потому что были пэрами. И хотя их Чарм не имел силы их освободить, он вполне мог угасить в них искру жизни. Единственное, что мешало им лишить себя жизни и избавить от мук, это надзор колдуна.

Когда заключенный пэр подходил слишком близко к смерти, колдун был обязан поднести к нему одну из хрустальных сфер. Эти сферы передавали волшебство Властелина Тьмы. Обычно Ралли-Фадж держал их в саду, чтобы усилить свой дневной счастливый транс. И когда приходилось использовать их более трех, чтобы разбить Чарм пэров, его блаженство уменьшалось. Но это случалось только в первые дни, когда воля пэров еще была сильна.

Последнее время у пленников не осталось Чарма, чтобы уйти от жестокости своих страданий, но Ралли-Шадж все равно продолжал за ними тщательно следить: он не хотел навлечь на себя гнев Худр'Вра и сам оказаться в такой клетке для испытания новых видов пыток.

И потому он обрадовался помощи Вороньего Хлыста — союзника, которого призвал Ралли-Фадж своим собственным Чармом. Поставив его наблюдать за трудовым лагерем, Ралли-Фадж мог больше уделять внимания пленным пэрам — и наслаждаться своими вознесениями.

Худр'Вра назначил огров командовать трудовыми лагерями и позволил брать им долю добычи, но Ралли-Фадж должен был за ними наблюдать и следить, чтобы заключенные служили Властелину Тьмы, а не своим надсмотрщикам. Кроме того, работать должны были только городские жители и привилегированные классы. Те, кто был мусорщиком, или те, кто жил на дне общества Ирта, аборигены и кочевники, должны были получать долю сокровищ, вытраленных с приливных мелей.

Эти задачи Ралли-Фадж возложил на Вороньего Хлыста, хотя и отметил, что трудовой лагерь и приливные мели остаются в его обходе — он не хотел рисковать немилостью Властелина Тьмы.

Иногда он заставлял себя обходить лагерь в своей физической форме, чтобы его видели и знали его власть. Чтобы выполнить это со своим теперешним бескостным телом из одной только кожи, он приказывал змеедемонам привязывать себя к перекладине между двух крепких столбов. На твердом железном дереве были закреплены амулеты — жезлы силы в выдолбленных верхушках столбов, талисманы на концах, соединенные с перекладиной и кожей колдуна проволокой чармопровода, амулеты из мелких костей и тыкв. Двигаемые Чармом, столбы шли как ходули, заостренные концы отбивали ритм на каменных полах дворца.

На грунтовых тропах трудового лагеря и на песчаном берегу Чарм приподнимал его на волос от земли, и он мог идти по любой поверхности, даже по воде. Но это пугало всех — и пленников, и огров, и снижало производительность.

И потому в эту ночь, удостоверившись, что пэры в своих камерах терпят смертную муку, он не велел привязывать свою кожу к столбам. В бестелесной форме он спустился по пандусам, где сидели, как на насесте, змеедемоны, на болотистую Дорогу. Она вилась между вывернутыми тушами деревьев, задирающих к небу разлапистые корни размером с холм, и разбитые стволы светились гнилушками и лишайником. Болотный туман стелился под арками леса и клубился вдоль пути.

На закате трудовой лагерь пустел. Два дежурных огра надзирали за горсткой заключенных, оставленных вычищать уборные и работать на кухне. Измазанные экскрементами золотари блестели как саламандры. Огры расхаживали перед бревенчатым складом, где хранили свои сокровища, и их мускулистые тела двигались с неожиданной легкостью, а мелкие лица внимательно следили за заключенными.

Ралли-Фадж вошел в передние ворота, связанные из бамбука, открытые, чтобы рабочие могли вывезти отходы и выгрузить их в болото. Убедившись, что в лагере все в порядке, колдун вышел через задние ворота, где разбитая колесами дорога вела к фургонам, которые тащили вдоль берега рабочие, собирая выловленные из прилива сокровища.

Более тысячи мусорщиков шлепали к морю под нависшими лианами и занавесами мха. Огры подгоняли их длинными узловатыми дубинами и грубыми окриками, и летали биолюминесцентные мотыльки, привлеченные светом факелов в фургонах.

Вороний Хлыст, темный, как кусок ночи из-за своих черных волос-перьев и топорообразного лица, стоял в одном из фургонов, понукал запряжку рабочих идти быстрее, обещая блатные места на отмелях. С его появлением производительность труда в лагере увеличилась. Он в отличие от огров не терроризировал мусорщиков, а заинтересовывал рабочих — этому он научился, управляя фабрикой. Он давал премии в виде еды и отдыха тем, кто работал хорошо, и тщательно подбирал и переставлял бригады, чтобы не было соперничества и споров.

Ралли-Фадж ценил опыт Вороньего Хлыста, но все равно постоянно показывался ему на обходах, чтобы тот знал, что за ним наблюдают. Колдун залез на трясущийся фургон и открыл маскообразное лицо с пустыми глазницами и круглым ртом с ярким синим огнем языка.

— Кто эти новые пленники? — спросил он голосом более звучным и менее шепелявым, чем его физический голос. Повернув пустые глаза к здоровенному мужчине с мохнатой светлой гривой — меткой зверя, впряженному рядом с маленькой, похожей на мышь женщиной, он добавил: — На тебя не похоже подобрать такую неудачную пару.

Вороний Хлыст склонился в приступе страха и почтения. Неожиданное появление колдуна всегда вызывало у него потрясение. Это был человек-призрак, живой мертвец.

— Хозяин, у меня есть на это причины, — произнес он, понизив голос, чтобы услышал его только призрак. — Это двое, которых я знаю по Заксару и по переходу через Каф.

— Которых ты ненавидишь, как это явственно видно.

Вороний Хлыст преданно смотрел на колдуна из-под синих бровей. От этого существа ничего нельзя было скрыть, и он заговорил начистоту:

— Они меня предали. Из тысячи семидесяти четырех рабочих, которые служат вам, я прошу власти пытать только этих двух.

— Рабочие служат не мне, Вороний Хлыст, — сердито сказала плавающая маска. — Они принадлежат только нашему властелину, Худр'Вра. В просьбе о пытке отказано.

Вороний Хлыст поклонился пониже, чтобы скрыть злобную досаду.

— Пытка исключается, — твердо повторил колдун. — Но не придирки. Пока эти двое работают так же производительно, как другие, можешь мстить им, как тебе вздумается.

— Спасибо, хозяин! — ответил Вороний Хлыст от всей души, но когда он поднял глаза, колдун уже исчез. Управляющий не сомневался, что Ралли-Фадж где-то поблизости, и потому продолжал благодарно кивать. — Спасибо! Я устрою этим двоим невозможную жизнь с крайней тонкостью.

Чуткие уши Бульдога слышали этот разговор за скрипом колес фургона, и он поглядел на Тиви с тревогой. Но она ничего не слышала. Хотя это и не имело значения. С прибытия в лагерь она вела себя так, будто только смерть может ее освободить. Бульдог покрепче налег на постромки, пытаясь как можно больше тяжести снять с хрупких плеч Тиви.

Вороний Хлыст хлопнул в ладоши, показал рукой, и несколько рабочих подбежали к бокам фургона, помогая толкать. Колонны бригад шли сквозь кипарисовые заросли, где щелкали и порхали ночные птицы. В темном туннеле соленый запах моря усилился, и стал слышаться шум прибоя. Потом открылась мокрая болотная дорога среди дюн, поросших просоленным камышом и покрытых сухими водорослями.

Огры стали расставлять бригады на работу: разгребать приливный мусор, просеивать песок, прочесывать драгами мели и — самое опасное — тралить сетями глубокие воды, где разбивались и пенились валы. Вороний Хлыст показал на фосфоресцирующее сияние пены и приказал:

— Берите сети.

— Меня пошли, — сказал Бульдог, глядя на ухмыляющегося наводчика, стоящего в пустом фургоне. — Оставь Тиви разгребать песок. Она не стоит твоего гнева.

Вороний Хлыст наклонил острое лицо туда, где топали по песку огры, грубыми голосами покрикивая на рабочих.

Тиви взяла свернутую сеть из телеги, и Бульдог зарычал на управляющего:

— Не забудь, что сказал твой хозяин, Вороний Хлыст. Если с ней что-нибудь случится, он будет недоволен.

— Иди!

На фоне пылающего звездами неба силуэт Вороньего Хлыста смотрелся как черное пламя.

Бульдог еще мгновение продержал наводчика под своим тяжелым взглядом, потом повернулся и взял у Тиви сеть.

Они пошли по воде мимо бригад, разгребающих мели граблями, и вошли в воду, где огромные валы презрительно нависали над берегом и падали дымящимися грудами пены и брызг. Их подхватило отливное течение, и когда пена миновала их и понеслась назад, Тиви схватилась за руку Бульдога.

— Стань за мной, — посоветовал он и бросил тяжелую сеть на бурлящую воду.

Тиви заякорила конец невода, а Бульдог зашел глубже и стал выбирать тяжелую сеть, вытаскивая водоросли и кожистые яйца морских тварей. Отчистив сеть, они сдвинулись на несколько шагов вдоль берега и закинули снова. На этот раз сеть принесла большую грудную клетку, увитую водорослями, скелет химеры. Бульдог махнул доставочной бригаде, и те толкнули им сквозь бурлящую воду плавающие носилки, на которые Тиви и Бульдог погрузили кости, выпростанные из сети.

Несколько следующих забросов принесли остальные части скелета — тупой череп химеры со знаменитыми алыми зубами, толстые бедренные кости и кольца позвоночника хвоста змеи с отточенным кончиком. Доставочная бригада смеялась от радости и предложила довезти на носилках до берега. Такая находка гарантировала перерыв на еду и более легкое назначение, но Вороний Хлыст снова махнул рукой в сторону волн.

— Он хочет нас убить, — безнадежно сказала Тиви. — Будет рад, когда мы утонем.

— Не плачь, — ответил Бульдог и встал перед ней, принимая на себя удар волн. — Именно этого ему надо. Не дай ему этого — и скоро эта жестокая игра ему надоест. Давай, Тиви. Ночь прекрасна, мы превратим работу в игру.

Но бьющие в лицо волны и отливное течение мало давали наслаждаться жизнью. Сеть приносила только морскую траву и плавник, да еще редко какие-нибудь потрескавшиеся зубы. И хотя Бульдог самоотверженно защищал маленькую женщину от тяжелых волн, к полуночи ноги у нее подкосились и отлив понес ее в море. Бульдог нырнул за ней и вытащил из бурной воды.

Она упала на прибрежный песок, дрожа всем телом. Огр сошел с дюны, посмотрел и сказал одно только слово:

— Василискам.

Тиви вскрикнула и вскочила. Бульдог загородил ее собой.

— Нет! — прорычал он прямо в сморщенное лицо огра. — Она может разгребать у берега или работать на мелях!

Появился Вороний Хлыст с синей ухмылкой на беззубом лице.

— Мое предложение остается в силе, Тиви. Предпочитаешь отдаться мне или василискам?

Бульдог схватил Вороньего Хлыста за горло и вздернул в воздух.

— Только тронь ее, и я тебе все кости переломаю!

Здоровенная клешня схватила Бульдога за гриву, подняла в воздух и стала трясти, пока он не отпустил Вороньего Хлыста. Управляющий, кашляя, упал на песок и выдохнул помятым горлом:

— Наказать!

Огр, держащий Бульдога за волосы, понес его на вытянутой руке. Вор дернул ногами, пытаясь вывернуться, но только усилил боль. Он вздрогнул, но заставил себя повернуться к Тиви и сказать:

— Не бойся!

«Не бойся!» — Другие слова не пришли на ум, и от этого он почувствовал себя еще беспомощнее. Чтобы подбодрить в такой момент, надо сказать куда больше. Но кожу на голове сводило болью, и для смелых мыслей не осталось места, а без талисманных звезд ум чувствовал себя, как птица с выдранными перьями.

Огр протащил его по дюнам до края болота и бросил там среди нитей ползучей плесени и гнили. Он не успел и попытаться встать, как огр схватил его мощной рукой за обе лодыжки и вздернул вниз головой. Так же вниз головой он ткнул его в покрытое засохшей глиной гнездо гадючьих ос и подождал, пока взовьется рой. Тут он воткнул Бульдога головой в гнездо, пробив стену, и бросился наутек.

Бульдог вырвал голову из гнезда и завозился, увязая в лианах и гниющих растительных остатках под гудящей красной тучей гадючьих ос. С воем вскочив на ноги, он бросился к дюнам, хлопая руками. Среди наносов морских трав он свалился, когда мышцы свело судорогой от яда.

Тиви оттолкнула Вороньего Хлыста в сторону. Запуганная его угрозой, она позволила ему отвести себя от края берега к дюнам. Но, увидев простертого под ядовитым роем Бульдога, побежала к нему, бросая горстями песок, чтобы отогнать жалящих насекомых.

Вороний Хлыст попятился от разъяренных ос и с мрачным удовольствием стал смотреть, как Тиви тащит вора и дергается от уколов ядовитых жал. С ее помощью человеко-пес смог подняться на ноги и доковылять до моря. Там они плюхнулись в приливную лужу и стали кататься в воде.

Когда рой рассосался, огры подобрали обоих и бросили в фургон, нагруженный ночной добычей. Там они и лежали в горячечной боли среди гниющих костей и листов ржавого металла. Укусы распухли и пульсировали болью. Тошнота выворачивала наизнанку. В какой-то момент у Бульдога остановилось сердце, диафрагма превратилась в горячий металл и застыла, и лишь с невероятным трудом он смог набрать воздуху в легкие.

Тиви слышала, как он борется за жизнь, и хотела умереть, но в ее теле было для этого недостаточно яда. От каждого укуса расходилось пламя, пожирающее плоть, и некротический дымок расходился по жилам, вызывая тошноту.

Над головой задрожал рассвет, и фургон покатился обратно в лагерь по туннелю среди болот. Огры запели свои тяжеловесные песни, а мусорщики тащились молча, спя на ходу.

В плетение камышовых хижин бил дневной свет, и они пылали изнутри, подобно печам. Остальные свалились в пятнистую тьму и заснули, а Тиви с Бульдогом лежали без сна на грязном сене, и их грызли крысы боли, невидимые, но слышимые при каждом ударе отравленной крови в ушах.

Бульдог еле слышно пробормотал:

— В сердце человека много места. Я не пес, я человек. И в моем сердце места много, о да.

Тиви приподнялась на локте, пытаясь расслышать, что говорит ее защитник.

— Он цитирует Висельные Свитки, — произнес измученный голос из пятнистой темноты. Из глубины хижины выплыла женщина в куртке чармодела и села возле Тиви. Это была та самая, которая помогла ей, когда Грин бросил ее в зарешеченную телегу к другим пленникам. Седеющие волосы были увязаны в пучок лианой, а большие и живые карие глаза придавали лицу выражение мудрости. — Зверелюди часто их цитируют. Они хотят быть людьми и верят, что если сердце у них будет достаточно сильным, чтобы выдержать все страдания, они станут людьми. Это печально.

Чармоделка нагнулась ниже и всмотрелась в распухшие черты, в почерневшие закрытые веки.

— Это Бульдог, тот, чьи амулеты вызвали взрыв Чарма в лесу, тот, который, как ты надеялась, тебя спасет. — Старая женщина печально покачала головой. — Надежда — горькое желание. Это тоже из Висельных Свитков. — Она положила руку на сердце вора. — Он сильный, выживет.

— Кто ты? — спросила Тиви, всматриваясь в женщину пристальнее. Впалые щеки казались удлиненными и пустыми, как колеи, размытые дождем.

— Кто я, не важно, — ответила та. — Уже не важно. Властелин Тьмы все переменил.

— Как мне тебя звать?

— Старая Сова, — ответила она с еле заметной улыбкой. — Теперь ложись и отдыхай.

— Не могу я отдыхать, — огрызнулась Тиви, все же поддаваясь мягкому нажиму рук, которые положили ее на солому.

— Я знаю, тебе больно. — Рука Старой Совы изогнулась в воздухе, будто срывая невидимый плод. Когда она открыла ладонь, там лежал целительный опал, сияя изнутри, как сиреневое молоко. — Это исцелит тебя и Бульдога.

Тиви пораженно уставилась на чармоделку:

— Ты это спрятала от огров?

— От всех. — Старуха коснулась опалом каждого из ужаленных мест на теле Тиви, и воспаленная плоть тут же затихла под гладкой и невредимой кожей.

— У тебя еще есть? — спросила Тиви, думая о Бульдоге.

— Нет. — Старая Сова положила опал меж распухших глаз вора. — Здесь хватит Чарма, чтобы начать его лечить.

— Зачем? — спросил Тиви, глядя с изумлением, как распухшее лицо Бульдога начинает приобретать нормальные очертания. — Зачем тратить амулет на нас?

— Бульдог из нас самый сильный, — сказала Старая Сова, — а ты — его страж. Если есть надежда для нас всех отсюда освободиться, то она заключается в нем. У меня есть вкус к этому самому горькому из желаний.

Целительный опал погас и стал обыкновенным камнем, отдав весь свой Чарм. Старая Сова сунула его в карман своего кожаного передника так быстро, что он будто исчез из ее пальцев.

— Он не полностью исцелен, — сказала она, разглядывая волдыри на рыжеватой шерсти Бульдога. Она погладила больного по лбу, и он заснул. — Но это и к лучшему, он не будет поправляться слишком быстро. Не надо возбуждать подозрений.

— Огры умны, — согласилась Тиви. — А Вороний Хлыст — смертельный враг Бульдога.

— Куда опаснее Вороньего Хлыста и огров тот колдун, который надзирает за Рифовыми Островами, — предупредила Старая Сова. — Ралли-Фадж регулярно обходит лагерь.

— Я его видела на ходулях, — вспомнила Тиви, вздрогнув.

— Чаще он приходит в виде тени. Он думает, что невидим. Но обладатели правильного Чарма видят его отлично.

— И у тебя он есть — «правильный Чарм»? — спросила Тиви, всматриваясь в морщинистое лицо в поисках признаков силы и не видя их.

— Чарм не только в наговорных камнях, ведьмином стекле и колдовском металле, — шепнула старая женщина. — Тело тоже может его хранить — если ум в этом теле знает как.

— Ты чародейка!

— Я этого не говорила. — Старуха повернула руки ладонями вверх. — Моя профессия не имеет значения, как и мое имя. Сейчас времена Властелина Тьмы, и прежние названия не имеют силы.

— Да, но ты не такая, как мы. — Тиви обвела взглядом остальных пленников, лежащих на полу хижины, свернувшихся в клубок или сидящих спиной к стене, пустых от усталости. — Что ты видишь?

— Кто-то за тобой наблюдает, — сказала Старая Сова. — Вон там. — Она показала в угол, испещренный пятнами света.

Сначала Тиви ничего не увидела. Потом, когда старшая положила ей руку на плечо, она различила в тени сверкающую энергию, поблескивающую и вертящуюся, как нити дождя.

— Что это? — ахнула она в изумлении.

— Не что, Тиви. — Старая Сова убрала руку, и видение размылось, но не исчезло. — Кто.

— Тогда кто?

— На сегодня бесед хватит, — ответила чармоделка и уползла прочь. Она устроилась среди лежащих, повернувшись к Тиви спиной, и затихла.

Тиви снова посмотрела туда, где была энергия. Свет размылся, но был еще видим и колыхался, как пшеница под ветром. Тиви приподнялась, сощурилась и увидела, как в убывающей силе соткались контуры человека. Чем пристальнее она вглядывалась, тем больше выцветали контуры, пока не исчезли совсем.

Она легла, не переставая ломать голову. Подавленность, от которой жизнь казалась невыносимой, слегка прошла, и Тиви уплыла в сон с надеждой, которой у нее уже не было со времен Заксара.

От сна без сновидений ее пробудил колокол побудки огров, и она села в алой дымке сумерек, сочившейся сквозь плетение камыша. Остальные обитатели хижины уже проснулись, и, когда Тиви поискала взглядом Старую Сову, той нигде не было.

Бульдог сел на земляном полу, протирая глаза. Остатки жуткого сна покинули его, и он ощущал изнеможение и пустоту и даже обрадовался боли в изжаленном теле, потому что она пробудила его. Еще он был рад увидеть Тиви выздоровевшей и ожившей.

На пути к лагерному плацу, где огры раздавали дневной паек и разбивали людей на бригады, она рассказала ему о Старой Сове и спросила:

— Что она заставила меня увидеть?

— Колдуна, о котором тебя предупреждала? — предположил Бульдог.

Они заметили Старую Сову среди сотни рабочих, собравшихся у телег с фургонами, — они шли собирать еду на болотах для следующей ночи. Женщина не ответила на приветственный взмах Тиви и ушла в алые сумерки, не показав, что узнала ее.

— И у этой старухи есть Чарм? — спросил Бульдог, не в силах поверить, что кто-то, имеющий силу, может быть так с виду стар. — Огры скоро скормят ее василискам.

— Тише! — прошипела Тиви. — Она последний свой талисман потратила, чтобы нас исцелить.

— Лучше бы она его потратила, чтобы нас отсюда вытащить.

Бульдог застонал, увидев Вороньего Хлыста, глядящего на них с фургона.

Резким жестом надсмотрщик снова направил их в бригаду мусорщиков, и они мрачно встали в строй и приняли из рук огра пайку клубней и ягод. Потом они молчали, пока не вышли вместе с другими в сторону океана. Тогда Тиви спросила:

— А как ты получил звериные метки?

— Ни один колдун их на меня не накладывал, если ты об этом. — Он гордо выпрямился. — Мои родители были зверелюди, хотя я и мало их помню. Как и у всей нашей породы, Чарма у нас было мало, и когда они погибли при пожаре, у меня ничего не осталось, кроме того, что удавалось украсть. Но я тебе скажу: если бы у меня был даже такой огромный Чарм, как у волшебников, я бы не стал подражать богачам. Те, у которых есть Чарм, удаляют метки зверя и притворяются полностью людьми. А я всегда буду таким, как я есть.

— Значит, Старая Сова ошиблась, что ты хочешь быть человеком?

— А я человек или зверь? — Бульдог задумчиво поднял бородатое лицо. — Для таких, как я, это всегда главный вопрос. Но мне на него ответила одна сивилла. Все зависит от того, как я умру! И я тебе скажу, что умру человеком, потому что во мне зверь служит человеку.

— Вот почему ты в бреду цитировал Висельные Свитки?

— Конечно! — Он ударил себя кулаком в грудь и сморщился от боли. — Внутри сердца человека много места. Там есть место для любого благородства и любой низости. Чтобы быть зверем, хватит инстинкта. Но чтобы быть человеком, нужно быть философом.

На берегу, под дымящимися звездами, надсмотрщик их разлучил. Бульдога он послал тралить волны с другим крепко сбитым мужчиной, а Тиви поставил разгребать песок.

— В эту ночь я к тебе добрее, — шепнул ей сзади Вороний Хлыст, и она вздрогнула от неожиданности. — И могу быть еще добрее, если будешь покладистее. И Бульдог тогда тоже избежит трудностей, которые его ждут.

Тиви сердито на него поглядела, но ничего не сказала.

Вороний Хлыст хотел бы поволочь ее прямо на месте, но не смел следовать порыву, боясь невидимого присутствия колдуна. Вместо этого он пришел в эту ночь еще раз, угрожая и уговаривая. Но она ни разу ничего ему не ответила, и он стал обдумывать более коварные способы добиться, чего хотел.

На рассвете он направил их с Бульдогом в разные хижины и стал думать, как заманить Тиви одну в свою комнату в саду при Дворце Мерзостей. «Там, между цветущими деревьями и стенами синего и зеленого стекла», — думал он. Он знал, что днем колдун витает в трансе. Он притащит сюда Тиви без всякого риска быть пойманным. Хотя среди пленниц было полно женщин и можно было брать любую, он хотел Тиви, потому что она была дорога Бульдогу, а он хотел отомстить вору, который унизил его.

К полудню Вороний Хлыст решил, что просто отнесет ее туда. Кто может его остановить? И он направился решительными шагами к лагерю. Но возле хижины, где спала Тиви, остановился, схваченный ледяным страхом. В ярком дневном свете двигалась тонкая жемчужная тень человеческих пропорций, лишенная тела и расплывчатая, как блеск воды.

Ралли-Фадж! Вороний Хлыст побледнел от страха и быстро побежал из лагеря, летя вдоль мшистой тропы, хлопая развевающимся плащом, как птица крыльями, и исчез в тени поваленных лесных гигантов. Он не оглянулся ни разу, даже когда на дереве в своем гамаке проснулся какой-то огр и окликнул его.

Во дворце, среди цветущих деревьев и изгородей, он вцепился в свой посох — огромный жезл силы, и успокоил Чармом трепещущее сердце. Никакая женщина, никакая месть не стоят риска навлечь на себя пламенный гнев колдуна, решил он, радуясь, что дрожащая тень не стала его преследовать. Отныне, решил он, он ограничит приставания к Тиви ночным временем. С этим решением он прошагал мимо клумбы черных роз в садовую нишу, где парила хрустальная сфера. Там Вороний Хлыст постоял, наслаждаясь ароматным бризом, готовясь войти в успокоительный транс.

Если бы он посмел встретиться с тенью, увиденной в лагере, он бы сразу понял, что это не Ралли-Фадж. Еще несколько шагов, и он бы различил неясные черты лица — решительные черты герцога, лорда Дрива.

Ветер выглаживал контуры тела герцога из света, но они все же были различимы. Его лицо не встревожилось, когда появился Вороний Хлыст, не разгладилось, когда он сбежал. Закаленный потерей своего доминиона и бесконечными странствиями в проклятых землях Кафа, герцог был наполнен молчанием камней, которые поглотили кровь его погибших солдат. Ни страха, ни радости не вызывала у него его собственная судьба, только неумолимое и гордое ожидание в поиске пути к единственной на Ирте женщине, связанной с ним слепым предназначением.

«Более не слепым», — выдохнул он, входя в хижину, где она спала. Подвергая себя смертельной опасности, он оставил свою физическую форму в глубоком трансе на другом конце мира, в вулканической пещере среди полей лавы в Кафе. В любой момент его тело могут найти тролли, и Лебок с оставшимися солдатами вынужден будет стрелять. А тогда снова появятся змеедемоны.

Это был страшный риск, но герцог даже толком не знал, чего он надеется достичь, следуя линиям Чарма, соединяющим защитный глаз тритона у него на плече с этой хижиной. За многие дни блужданий в пустыне он постепенно создал эту связь, медленно усиливая неясное провидение, которое он ощущал в этом глазу тритона, пока оно не окрепло до ощутимой нити, по которой можно идти с помощью Чарма.

Эта нить судьбы ввела его через косой дверной проем из сухого мха в темноту, пронизанную осколками дневного света. Внутри валялись двадцать охваченных забытьем тел. Вчера он смог подойти настолько же близко, но не мог сфокусировать зрение, чтобы ясно видеть. Ночь работы над Чармом, настройка фокусировки силы позволили вернуться в этот омерзительный лагерь с обостренным зрением, и теперь он смотрел на жалкую лачугу с тяжелым чувством.

Он надеялся найти женщину, предназначенную ему судьбой, в лучших обстоятельствах, и теперь желал только одного: чтобы она была здорова, потому что в этой жалкой бедности не было ни малейшего шанса на использование Чарма и его благодетельных свойств. У спящих был изможденный вид, одежда их превратилась в лохмотья. Мужчины, почти безликие, все с бородами и спутанными волосами, женщины, измазанные грязью и покрытые струпьями и порезами… Все они казались обитателями дочеловеческой эпохи.

Нить Чарма провела его мимо бессознательных тел к молодой женщине, грязной не меньше других, с сухими волосами цвета засохшего тростника. Легкое тело, запавшие глаза и щеки выдавали в ней уроженку низших классов, и герцог подумал, каково ей было всю жизнь прожить в самых мрачных регионах Ирта, всю жизнь без Чарма.

Глаза Защиты, который он на нее поместил, уже не было. Он выдохся где-то в ее странствиях, и герцог был уверен, что если бы не Чарм, отданный Глазом, ее бы сейчас уже не было в живых.

Он глядел на нее не отрываясь, снова впечатывая в память подбородок с ямочкой, фигурную полноту верхней губы, еле прикрывающей кроличий прикус, миниатюрный нос с широкими крыльями, черные брови, длинные ресницы и закругленный детский лоб.

Никакое желание не тянуло его к этой нищенке, но в груди сразу разлилось тепло — нежность, порожденная узнаванием души. Он хотел протянуть руку и коснуться ее, разбудить, рассказать ей о себе, узнать, какой разум живет в этой душе, едва ли не слишком бедной, чтобы быть человеческой.

Лорд Дрив ощутил давление чьего-то внимательного присутствия и поднял глаза от своей невесты. Перед ним сидела и смотрела на него старая женщина с седеющими волосами, зачесанными назад с обветренного темного лица. С хитрой улыбкой она шепнула:

— У тебя нет силы ее разбудить.

Герцог проплыл через хижину поближе к тому месту, где сидела старуха, прислонясь спиной к плетеной стене. Полоса дневного света красила ее карие глаза в красный цвет.

— Кто ты? — спросил герцог, проверяя, может ли она не только видеть, но и слышать его.

— Кто я, не важно, — ответила она и улыбнулась чуть шире, различив удивление на его лице.

— Ты меня видишь и слышишь, — ответил он, оглядев ее и заметив порванный и измятый передник чармоделки. — Поэтому мне это важно.

Она просунула палец в его стеклистую тень и ощутила астральную прохладу.

— Вы лорд Дрив из Укса, герцог Ховернесский. Вот это только и важно. Два дня назад я видела вас в этом лагере, вы высматривали юную Тиви. Зачем?

— Тиви. — Лорд Дрив обернулся на спящую. — Ты ее знаешь?

— Да.

— Где мы? — озабоченно спросил он. — Почему она вынуждена спать в грязи и без Чарма?

— Вы не знаете?

— Я — беглец от Врэта-Мусорщика и его змеедемонов. — Мерцающий силуэт потемнел при мысли о враге и чуть не исчез совсем. — В этой форме мне не хватает Чарма, чтобы видеть ясно.

— Да, вы всего лишь тело из света. — Старуха прищурилась. — И, кстати, довольно худое. Откуда вы пришли?

— Я спрятан далеко отсюда.

— Вам не следует меня бояться, мой господин. — Она развела руками, показывая свое очевидное бедственное положение. — Вы можете говорить свободно, я не ваш враг и не его союзник. Я сама здесь узница.

— Это тюрьма?

— Разумеется! — Она чуть наклонила голову, пораженная его неведением. — Вы в трудовом лагере Врэта на Рифовых Островах Нхэта.

— Так далеко?

— Вы не знаете, где странствуете?

— Я странствую в трансе, незнакомка. — Он внимательно оглядел обстановку. — Я не имел понятия, куда перенесет меня Чарм.

— А значит, вы перекинули нить Чарма к Извечной Звезде и она привела вас сюда. Но зачем? Герцог испытующе посмотрел на старуху.

— Я вижу, ты кое-что знаешь о работе с Чармом. Ты не просто чармоделка с хорошим зрением. — Он поискал в ней признаки Чарма, но не обнаружил ни одного. Но он уже знал. — Ты владеешь развитой техникой колдовства.

— Вы не ответили мне, мой господин. Дрив нахмурился, и его теневые черты размылись, как дым на ветру.

— Как я могу тебе доверять? Я даже не знаю твоего имени.

— Можете звать меня Старая Сова.

— Ты чародейка?

— Я, как видите, узница. Та малость Чарма, что у меня есть, хранится в моем теле. — Она развела руками. — Ее не хватит, чтобы освободить меня от этой беды.

— Храните Чарм в теле? Да, действительно развитая техника. Вы наверняка пэр. Откройтесь мне.

— Нет. — Глаза ее сверкнули. — Вы уже подвергли меня огромной опасности. Я открыла слишком многое.

— Я для вас не опасен. Мы союзники в войне с Врэтом.

— Да. Но есть пэры, союзные ему. — Голос ее упал почти до неслышимого. — И среди них — колдун Паучьих Земель. Он охраняет этот лагерь.

— Ралли-Фадж!

Молния тревоги заставила его повернуться к Тиви. Если колдун узнает о ней, ей придется пережить такие ужасы Чарма, что смерть будет казаться блаженством.

— Днем он парит в трансе блаженства, — сказала Старая Сова. — Вероятно, он нас не видит. Но иногда он нарушает свой распорядок и обходит лагерь, когда мы спим. Если он сейчас придет, он вас увидит, как вижу вас я.

Дрив мгновенно удалился. Теневой контур сложился и исчез вспышкой горячих мошек, мерцающих звезд, оставив такую совершенную пустоту, что Старая Сова не могла не тронуть ее рукой. Она не ощутила ничего, потому что ничего там не было.

Лорд Дрив проснулся на дне лавовой щели, где было укрыто его тело. В синем небе пустыни парили крылатые змеи, как ноты улетевшей песни. Лебок и Гвардия Сокола ожидали его, прячась под валунами вокруг ямы, глядя в Глаза Чарма, не появятся ли тролли или змеедемоны.

Очень долго герцог не шевелился, поглощенный успехом своих исканий: он вновь нашел свою пару, избранную для него безымянными силами вне времени и Чарма. Он воздвиг ее образ перед мысленным взором, разглядывая ее вновь, свою одинокую женщину.

Он хотел говорить с ней. Образа было мало. Он должен заглянуть ей в глаза и увидеть, что она видит его. Пока она не заговорит с ним, пока он не узнает ее душу, до тех пор он не будет по-настоящему знать самого себя.

Он решил, что совершит еще более опасное путешествие к ней, рискуя в коварных водоворотах ночного прилива, цепко затягивающих любую астральную форму. Если линии его Чарма перепутаются и он потеряет фокусировку, прилив смоет его в Бездну, и он исчезнет в межзвездном Ничто. Тело его перестанет дышать, и никакие количества Чарма не спасут его от превращения в иссохшую кожу.

И еще опаснее прилива — угроза встречи с Ралли-Фаджем. Колдун, обретя мощь в черной магии змеедемонов, стал мастером перемещений вне тела. Если они встретятся, герцогу придется спасаться бегством, если удастся. А Тиви — ей придется узнать смерть заживо.

Но все равно он не мог не отправиться к ней. Их связала судьба, и не было в его жизни теперь другого ориентира. Он лишился доминиона, семьи и любой надежды, кроме Тиви.

— Лебок!

Герцог поднялся, и пыль, осевшая на него светло-коричневым слоем за время странствия, тут же была удалена амулетами, заодно забравшими из тела всю усталость. Подвижный как паук, он вылез из расщелины в адскую жару Кафа.

Аебок и Гвардия Сокола ждали, надвинув шлемы, защищающие от раскалывающей камни жары.

— Я иду на юг, — заговорил лорд Дрив, — к Рифовым Островам Нхэта.

— Мой господин! — Черная маска фильтра не смогла скрыть изумления маршала. — Это же на другом краю Ирта!

— Позволь мне совершить этот путь одному, — сказал герцог. — Вы уже достаточно со мной прошли дорог. Лебок неколебимо качнул шлемом.

— Слишком многие из нас погибли, чтобы мы теперь могли вас оставить. — Он повернулся к своим солдатам, проверяя, нет ли несогласных. Все стояли недвижно, молчаливые в своей решимости. Маршал повернулся к своему повелителю и твердо заявил: — Мы пойдем туда, куда вы поведете нас. Только скажите нам, зачем мы идем на Рифовые Острова. Врэт там устроил свою резиденцию. Мы собираемся нанести ему удар?

— Если сможем. — Дрив надвинул шлем, но не опустил забрало, чтобы солдаты видели его лицо. — Я еще не знаю, как биться с этим врагом. Но судьба ведет меня в Нхэт. Моя единственная надежда в том, что, следуя своей судьбе, я узнаю, как победить Врэта и его змеедемонов. Не могу предложить других заверений, кроме того, что я останусь верен той силе, что вела меня всегда.

— Среди многих ваших титулов, мой господин, вы герцог Дорзенский и последний живущий Наместник Совета Семи и Одного. — Лебок твердо говорил от имени всех. — Мы — ваша Гвардия Сокола, поклявшиеся служить вам и защищать вас, не щадя своей жизни. Ведите нас туда, куда желаете.

Отряд направился на юг по перламутровым просторам, петляя среди пепельных дюн и выветренных выходов серого шлака. После заката герцог объявил остановку на каменистой осыпи под башнями обнаженных скал и сообщил, что проведет темные часы в трансе. Он расположился на сланцевой полке под скальным выступом, и гвардия заняла позиции вокруг, спрятанная в каменной складке, высматривая на фоне блуждающих звезд тени зла.

Дрив закрыл глаза и начал дыхательные упражнения, вводящие в транс. Наедине с самим собой, он собрал воздушные силы своего Чарма, медитативные крылья, которые поднимут его над засасывающими глубинами сна, и вырвался из тела на свободу.

В темноте ревели электрические тучи, магнитные ауры высоких скал, силовые поля, зелеными и желтыми знаменами плещущие на фоне неподвижных звезд. Гвардия Сокола в темноте представилась астральным глазам герцога как кусок сумерек, отломанный от конца дня и разбросанный среди трещин.

Дрив нащупал линии Чарма, исходившие из сторожевого глаза тритона у него на плече. То, что было когда-то всего лишь ощущением судьбы, а после подключения Чарма стало тонкой нитью, превратилось в толстый трос в его эфирной хватке. Этот трос питался силой, накопленной за предыдущие два путешествия, и был достаточно крепок, чтобы уверенно привести герцога к Тиви. Но без Извечной Звезды в небе, обновляющей Чарм, он немедленно начал истончаться, его сила уплывала в звездные бездны, притянутая ночным приливом, уносящим бесчармовые тела и жару дня в Бездну. Дрив очень мало времени сможет пробыть с Тиви — до тех пор, пока надо будет возвращаться к физической форме, потому что если линия Чарма полностью исчезнет, его тело света будет сметено с Ирта.

Положив обе призрачные руки на линию Чарма, Дрив потянулся вперед. Его пронизал порыв холодного ветра, зрение смазалось в огненную полосу, и он вдруг оказался среди висячих лиан и мшистых занавесов. Линия Чарма в его руках уводила в туннель разросшихся болотных деревьев к призрачному сиянию океанских волн и звездным спиралям.

Дрив медленно шел вдоль нити, отмечая дышащие красные тени других сущностей. Старая Сова, хотя была без амулетов, видела его вчера без применения какого бы то ни было Чарма, а может, в Нхэте есть и другие, обладающие этой способностью, которых Врэт поставил часовыми. Может быть, Старая Сова тоже одна из них. Если так, он уже предал Тиви, и это сильнее всего звало его вернуться к ней сегодня ночью. Он должен знать, что она из-за него не пострадала.

В конце аркады болотных деревьев оказались дюны, опушенные соленой травой с наветренной стороны, их скользкие склоны выдавались и блестели под светом звезд. Отсюда он стал смотреть на мусорщиков, работающих на косе, и сразу заметил Тиви. Она разгребала песок у верхней черты прилива, собирая в одну корзину раковины, а в другую — всякую мелочь. Водоросли и плавник раскладывались по отдельным кучам.

На соседних дюнах затаились несколько огров, хотя они герцога не волновали. Полностью бесчармовые, они не могли его заметить. Но Тиви сопровождал теневой эскорт — тощий мужчина в мантии до щиколоток, и у него в руке был здоровенный жезл силы ростом с него самого. Дрив по перьям волос узнал человека, который убежал от него возле хижины Тиви.

Целью внетелесного путешествия герцога было увидеть, что Тиви невредима, и он собирался сразу же вернуться в Каф. Линия Чарма, привязывавшая его к его физической форме, уже истончилась, превратившись из троса в веревку, и он чувствовал тягу прилива и холодящие просторы ночи. Но дерзкая возможность заставила его остаться.

Он смело выступил из-за дюн и зашагал к морю. Мужчина с огромным жезлом поспешно отступил от Тиви в явной тревоге и направился дальше по берегу, с деловым видом раздавая приказания.

Дрив быстро приблизился к Тиви. Она его не видела и продолжала бесцельно разгребать песок. Теперь, не во сне, она была меньше похожа на ребенка, почти старуха, с тонкими, но крепкими руками, привычными к труду, и хмурым лицом, мало привыкшим к радости и редко улыбающимся. Коротко стриженные волосы развевались при ее движениях, и гибкая длина ее тела, склонившаяся в ночи, несла всю тяжесть человеческой тьмы.

Глядя на нее, Дрив испытал чувство, которое сперва не узнал. Это было как огромная неожиданность, будто он вдруг проник в тайну, спрятанную в сердце мира.

Любовь!

Он встал неподвижно и попытался усомниться в этом огромном и неожиданном чувстве. «Как я могу любить эту женщину? Я ведь ее даже не знаю».

Но каким-то уголком сердца он ее знал. Глядя на ее движения, он ощутил, что знал ее всегда. Это была женщина из провидений его детства. Его душа узнала ее. И он знал, что любил ее раньше, в месте, лежащем вне времени, в Начале, пока судьба их не разлучила.

Как только он признался себе в этом, им завладела органическая страсть. Он хотел держать ее, вдохнуть ее аромат, ощутить, как прижимается к нему ее тело.

Он протянул светящуюся руку и коснулся ее, она выпрямилась от успокоительного прикосновения Чарма и выронила грабли. Энергия, которую он передал ей этим прикосновением, истончила линию Чарма еще больше, до проволоки. Это была энергия, которую он перелил ей с силой радостной, как чистый снег.

Она ахнула и обернулась взглянуть на человека с гигантским жезлом власти. Увидев, что он не направляет на нее магию, она быстро огляделась. Огры на вершине дюн ели испеченные на кострах клубни и болтали. На нее никто не обращал внимания.

— Это я, — шепнул Дрив. Она вздрогнула, и он добавил. — Не бойся, Тиви. Я… я твой друг.

Он передал ей необходимую долю Чарма, чтобы она его увидела, и ее светлые глаза расширились. Вливание Чарма угасило страх, и она изумленно глядела на высокого человека с широким темным лицом и сверкающими синими глазами.

— Кто ты? — Она оглядела его с головы до ног, обнаженное тело, переливающееся перистой иллюминацией, освещенное изнутри и мерцающее, как бумажный фонарь в ветреную ночь.

— Я Дрив. Волшебник из Укса, где был когда-то герцогом. Врэт — Властелин Тьмы — мой враг, и я прячусь от него и его змеедемонов. Я пришел к тебе в теле из света, потому что… — он задумался, подбирая слова, — потому что моя магия сказала мне, что ты и я — мы созданы друг для друга.

Тиви отступила на шаг и снова огляделась, выискивая источник иллюзии. Это трюк Вороньего Хлыста — в этом она была уверена. Но надсмотрщик вроде бы не обращал на нее внимания и ушел далеко вперед, надзирать за прочесыванием мелей. Огры были заняты едой.

— Откуда ты знаешь мое имя? — спросила она, отступая еще на шаг.

— Я приходил к тебе вчера, когда ты спала, — сказал ей Дрив. Он снял энергию, которую сначала использовал на ее успокоение, чтобы не перезарядить ее Чармом и не вызвать угнетающего шока, когда он исчезнет. — Чармоделка Старая Сова сказала мне твое имя. Ты ее знаешь?

Тиви не ответила. Она глядела на него с подозрением и, хитрая как животное, оглядывала берег. Ближайшие соседи заметили, что она перестала работать, и нервно поглядывали в сторону огров.

— Подбери грабли, — попросил Дрив. — Я не хочу, чтобы тебя из-за меня наказали.

Она подобрала грабли, не сводя с него взгляда.

— Я волшебник, как я тебе и говорил, — пояснил он. — В детстве, когда я только научился провидеть, я ощутил тебя. Я еще не знал, что это ты. Я тебя не видел. Ты еще даже не родилась. Я знал, что ты — мой полярный двойник: женщина — а я мужчина, бесчармовая — а я пэр, сирота — а я наследник своего рода, одинокая — а я глава Дома Дорзена. Ее взгляд опустился с черных локонов, рассыпавшихся по широким плечам, к плавным изгибам торса до фаллоса и мошонки, слабо светящихся в поросли волос.

— Если ты герцог, почему ты голый?

— Я изгнанник, — ответил он прямо. — У меня нет одежды с Чармом, только моя рабочая форма, которая не содержит Чарма и потому не может принять мое тело из света. — Он чуть наклонил голову. — Прости меня. Я голый, потому что потерял все, кроме горстки амулетов. Доминион, дом, сокровища — все отобрал у меня Врэт.

Тиви увидела душевную муку в его чертах.

— Чего же ты хочешь от меня, лорд Дрив?

— Не называй меня лордом, — попросил он, подняв бровь. — Для тебя я не лорд, а твоя судьба — твоя пара, если ты меня выберешь.

— Моя пара! — Этот громкий возглас заставил соседей-мусорщиков поднять головы. Она заговорила тише, но не менее горячо. — Ты же меня даже не знаешь!

— О нет, я тебя знаю. — Он улыбнулся в ответ на ее безмолвное недоумение. — Не историю твоей жизни, но твое существо. И ты в глубине своей души знаешь меня. Мы оба люди, и река инстинктов несет нас по этой жизни.

— Я узница! — Она хлопнула граблями по песку. — А ты — призрак. Это глупость.

— Нет, я реален. — Проводник Чарма в его руке истончился до одной нитки, и больше он не мог тратить времени на объяснения. — Я вернусь. Сейчас я должен исчезнуть. — Он открыл правую ладонь и показал проводок, красный как золото, конец которого уходил в небо как привязь воздушного змея, затерянного среди далеких звезд. Второй конец кончался на ней и расцветал тончайшими нитями там, где касался ее сердца. — Никому не говори, что видела меня. Наши враги жестоки!

Он шагнул назад, и тонкое волокно, касавшееся Тиви, с треском исчезло. Видение Дрива растаяло, и Тиви почувствовала себя выжатой, как повисшие на ее граблях водоросли.

С гребня дюны ей что-то угрожающе крикнули, и она, подняв глаза, увидела, что огр жестом приказывает ей вернуться к работе.

Она снова стала разгребать песок, а в голове кружились мысли. Смеет ли она поверить в то, что говорил этот красивый призрак? Может ли быть, чтобы судьба выбрала ее, нищенку из фабричной трущобы, сироту, для самого герцога? Нет. Нельзя доверяться безумным надеждам, которые внушает эта встреча. Это фокус. Фокус Вороньего Хлыста. Иначе быть не может.

Ей вспомнились слова Старой Совы: «Куда опаснее Вороньего Хлыста и огров тот колдун, который надзирает за Рифовыми Островами. Ралли-Фадж регулярно обходит лагерь». Может быть, это он устроил?

И все же среди потрясения пряталось любопытство. Два дня назад, когда она впервые встретила Старую Сову, чармоделка дала ей увидеть тень, призрак в хижине. Это был Дрив? Ей хотелось спросить Старую Сову, но вспомнились слова герцога, чтобы она никому не рассказывала об их встрече.

А Бульдогу? Может ли она не рассказать своему защитнику?

Донесся еще один хриплый окрик от огров с дюны, и она усерднее склонилась над работой. Воздушные потоки заметали темные плечи моря и завивались вокруг лица Тиви. И на нем мелькнула мимолетная улыбка. Безнадежность будущего разбилась, и появилась надежда — и опасность.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ИЗВЕЧНАЯ ЗВЕЗДА

 

19. Пылает над Иртом Извечная Звезда. Ее лучи слепят первичную тьму, как открытая в небеса дверь. И они суть Начала.

20. Под Иртом и вокруг него зияет Бездна — вечная ночь, необъятная хищная тьма, поглощающая светоносное Начало и смалывающая его радостный огонь в тусклые звезды и замерзшие планеты. Эти холодные миры висят в безмолвии, плывут в пустоте, где теряется свет, и они протянулись Темным Берегом.

— Начала, 2: 19 — 20

 

Все наблюдает.

— Висельные Свитки

 

1

ВОР ТЕНЕЙ

 

Ночью Котяра привязывался к верхним ветвям самых высоких деревьев и спал. Во сне он попадал в странный мир без Чарма. Хотя небо там было синим, и облака бродили стадами по путям странствий ветра, как было на Ирте, он не видел в воздухе ни плавающих городов, ни драконов, ни грифонов, ни василисков.

Города его снов росли прямо из земли башнями стали и стекла, и дома тянулись вокруг на много миль сетками улиц и переулков. Он чувствовал, что жил в таком городе, на такой обсаженной деревьями улице, в розовом доме с белой отделкой и наклонной лужайкой с изгородями и кустарником. Отчетливо видный знак с каллиграфической надписью на кованом железном фонарном столбе рядом с тротуаром приглашал жильцов.

Казалось, что здешние люди его знают, но он не мог припомнить их имена. Он видел их только мельком по пути домой или из дома. И всегда, когда он поднимался по закрученной налево лестнице, звук его шагов заглушал бордовый ковер, он подходил к площадке, где в конце коридора, освещенного маленьким стенными лампочками, с оклеенными цветочными обоями и обшитыми дубовым брусом стенами, виднелась темная деревянная дверь, сон менялся. Он знал, что эта тяжелая дверь со стеклянной ручкой и медной отделкой открывается в его комнату, но никогда за нее не попадал.

В этом странном мире он не знал названий вещей, например синего экипажа с четырьмя резиновыми колесами и железным дыханием, на котором он ездил, выходя из дома. Эти экипажи загромождали улицы, и многие сны он проводил, просто сидя в машине, поворачивая тонкое колесо перед собой, чтобы объезжать других. Этим нереальным эпизодам он уделял мало внимания.

Яснее всего он помнил сны, где была одна и та же женщина с черными прядями волос. Обычно он встречал ее в городе посреди шумных улиц, забитых дымящими машинами. Он хотел узнать ее имя и иногда случайно произносил его, но просыпаясь, не мог вспомнить.

Она не была особенно красива, но он всегда, когда ее видел, ощущал, как она несказанно прекрасна. Вид ее темных, томных, сверкающих глаз, черные волосы на изящной шее, легкая улыбка заставляли его грудь сжиматься болью желания. Она была ангелом, который вел его по светлым местам через черноту памяти, где сны чеканили радость из тайных хранилищ сердца.

Но хорошей стороной этого другого мира было то, что пределы его были темны. Он ехал с этой женщиной прочь из города стеклянных башен, мимо долгих просторов построенных впритык домов, мимо пустых и застроенных площадок к синему шву гор под небом, отороченных облачными грядами и прочерченных линиями водопадов. Они ехали через густые тени лесов и останавливались на какой-нибудь лужайке в тумане золотарника, и там делили между собой содержимое корзинки для пикников.

Они гуляли по багрянцу осенних лесов, говорили и смеялись, и она бросилась вперед, чтобы переступить ведьмин круг грибов, и опавшие листья взлетали вокруг нее золотым вихрем фантазма в прохладном ветре.

— Дай я потанцую с тобой ведьмин танец, — сказала она ему из ведьминого круга.

Вдали раздался резкий вскрик, будто плевок молнии. Время и пространство взорвались. Лес взметнулся в ночь, и его прекрасная женщина лежала, обнаженная, на спине в подсвеченной луной траве, бледная плоть покрылась таинственными знаками — и резаными ранами. Кровь текла по лицу.

Его пронизал ужас, когда впервые этот кошмар отравил его сновидение. Потом он повторялся через неправильные интервалы, каждый раз с пробуждением в ужасе, и все более тяжелая боль откладывалась в душе серыми рудами горя. И он просыпался из этих снов, словно уходил из утраченного мира.

Однажды на рассвете, пробуждаясь в скорби, Котяра оказался там, где и привязал себя к дереву, чтобы не уплыть в ночной прилив, но он был не один. Остальные суетились внизу на лесной подстилке. Семеро человек в защитных шлемах и бронежилетах рванулись сквозь кусты шиповника, спасаясь от жадного василиска.

Котяра видел этих копьекрылых тварей, парящих в красных галереях сумерек, и принял меры, чтобы спрятаться от их голодных глаз под кроной дерева. Оказавшихся внизу солдат, очевидно, тварь заметила, когда они шли через поляну, где с его высоты были видны следы их прохода.

Ало-черная тварь скользила среди деревьев с хриплым воем. Люди, очевидно, надеялись уйти от нападения крылатого хищника в чащах леса, но недооценили проворство его движений. Один из них внезапно обернулся и выхватил серебристо-золотой меч. И хотя лезвие явно светилось Чармом, Котяра сомневался, что оно сильно поможет от быстрого удара когтей василиска.

Воин закрывал мечом глаза от гипнотизирующего взгляда василиска и приплясывал, готовясь нанести единственный удар, от которого зависело, жить ему или умереть. Обладающий быстрой реакцией василиск отпрянул и подобрался, готовясь к прыжку.

Синяя молния Чармового огня полыхнула над головой мечника и ударила зверя в грудь, развалив туловище на сверкающие искры и груды горелого мяса. Василиск дико завопил и рухнул на спину, неистово дергаясь. Вся его грудная клетка горела лазурными огоньками.

— Лебок! — крикнул мечник. — Я же его ударил бы в сердце!

— Слишком рискованно, мой господин.

— А не рискованно теперь, когда налетят змеедемоны? Услышав это страшное слово, Котяра поднял глаза к небу, укрытому конфетти низких облаков.

— Эй, ты, на дереве, слезай! — скомандовал мечник. — Не думай спрятаться. Мы тебя Глазами Чарма видели еще за лигу отсюда.

Сквозь ветви поднималась вонь выпотрошенного огнем василиска, и Котяра спрыгнул вниз легко и ловко. Он бесшумно приземлился у ствола вне досягаемости мечей и поглядел на людей в шлемах и в масках холодными зелеными глазами.

— Кто ты? — властно спросил мечник.

— Вор.

— Откуда ты здесь взялся, вор? — спросил солдат, застреливший василиска, тот, которого звали Лебок.

— Из Заксара.

— Из Заксара? — с недоверием спросил Лебок. — Ты перешел Каф? И без Чарма?

— Ваш выстрел привлек змеедемонов, — напомнил он. — Надо прятаться.

— Может быть, уже поздно, — произнес мечник, глядя в темную призму на плече. — Над нами кружатся три змеедемона.

Он отстегнул маску, и она повисла на черном шнуре, открыв широкое суровое лицо с темными равнинами и костистыми впадинами — угрюмое лицо, но в нем мягко сияли глаза эфирной синевы.

— Если нам суждено умереть вместе, ты имеешь право знать, с кем встретил свою судьбу. Я — Дрив, а остальные — маршал Лебок и пятеро оставшихся Гвардейцев Сокола.

— Ты лорд Дрив, — удивленно сказал Котяра, узнавая суровые черты и добрые глаза из бесчисленных газетных портретов. — Наместник семи доминионов.

— Это больше ничего не значит. Как зовут тебя, вор?

— Котяра.

— Значит, мы вместе встретим смерть, Котяра. — Он сунул меч в ножны и повернулся к своим людям. — Быстро ищем укрытие!

Когда он обернулся, вор уже исчез.

Котяра взлетел вверх по дереву и побежал по переплетенным сучьям. Он не отставал от бежавшего внизу лорда Дрива. Меч Наместника, как понял Котяра, был тот самый, с которым мусорщики совершили свой памятный жестокостью мятеж за сто дней до начала его воспоминаний.

«А я — жертва этого бунта? — спросил он себя. — Или я один из бунтовщиков? Этот человек — волшебник. Не он ли превратил меня в зверя? И его Чарм снова привел меня к нему, теперь уже для уплаты долга крови?»

Очнувшись от отчаянного и убийственного кошмара повторяющегося сна, чтобы оказаться в гуще смертельного присутствия змеедемонов, Котяра был готов поверить в мистические сплетения случая. Он прыгал с дерева на дерево быстро и ловко, отталкиваясь беззвучно от толстых сучьев, только слегка колыхнув листья на своем пути.

Он следовал за герцогом так бесшумно, что змеедемоны не заметили его, бросившись когтями вперед на деревья. Они пробили кроны всего в нескольких шагах от него, со свистом распоров воздух и взметнув вверх вихрь сломанных ветвей и сорванных листьев. Котяра прижался к стволу под градом обломков и ошметков коры, метнулся в сторону, чуть не потеряв равновесие от удара ветра.

Сквозь пробитую в кроне дыру он заглянул вниз и увидел двух солдат, раздавленных в кровавую пульпу лапами змеедемонов. Лорд Дрив стоял спиной к огромному дереву, обнажив меч, и сброшенная маска открывала перекошенное яростью лицо.

Эта смелость вдохновила Котяру. Это был момент смерти. Мертвая женщина в снах… Это была его душа, предзнаменование несчастья, в котором прольется его кровь. Он ее и видел все время в образе черноволосой женщины, которую любил, которая была самой его жизнью. И он проснулся из одного кошмара в другой и знал теперь, что кончится этот кошмар последней тьмой без сновидений.

С визгом выхватив из-за голенища нож, вор нырнул вниз. Змеедемон, стоявший напротив герцога, поднял на звук длинную морду, и вор рухнул прямо на нее. С маниакальной быстротой он вогнал лезвие в обращенный к нему глаз по самую рукоять. От инерции дернувшего головой чудовища клинок вырвался, Котяру подбросило вверх, но он лишь перевернулся в воздухе и вогнал нож во второй глаз. Снова отброшенный рывком раненого зверя, он обернулся еще раз, загнал клинок зверю за челюсть, повис на нем и прорезал огромную рану до самого плеча, успев выдернуть клинок и приземлиться на ноги.

Судорожный взмах зубчатого хвоста заставил его пригнуться, а потом перепрыгнуть через хвост на его обратном рывке. Раненый змеедемон свалился, подняв столб пыли и опавших листьев, и застыл неподвижно.

Лорд Дрив приветствовал победу Котяры громким воплем, но его заглушил рев двух других атакующих змеедемонов. Наместник вспрыгнул на мертвое чудовище и взмахнул мечом в сторону ревущих зверей. Лебок и трое солдат выхватили штык-ножи и закрепили на дулах ружей. С боевым кличем они бросились вперед, окружив двух разъяренных зверей.

Котяра с залитыми кровью руками нырнул среди змеящихся хвостов и вспрыгнул чудовищу на спину. Демон ударил задом, пытаясь его сбросить, но клинок уже пробил зверю шкуру, и Котяра повис на рукояти, болтая ногами. Лорд Дрив воспользовался моментом, смело бросился вперед и всадил меч в пасть набрюшной морды.

К нему метнулись когти, но он отпрыгнул, выхватив клинок из раны. Когда зверь рухнул, герцог подскочил и поразил его в глаз.

Лебок и солдаты окружили оставшегося последнего змеедемона, атакуя его штыками, и тот подпрыгнул и полетел к дыре в кроне. Лебок ударом ладони отомкнул замок штыка, прицелился и выстрелил.

Удар Чарма подхватил нож и вогнал его глубоко в череп змеедемона, пронзив мозг. Зверь закувыркался среди деревьев, морды на брюхе завизжали, потом тварь рухнула на землю, подергалась и затихла.

— Хай-й-йя-я-я! — завопил победно Лебок в наступившей тишине, и трое Гвардейцев Сокола закричали вместе с ним.

Лорд Дрив, тяжело дыша, стоял около мертвых солдат. Кожаной перчаткой он стер с лица кровь и плоть змеедемона, а когда смог заговорить, произнес траурную речь.

— Столько людей погибло, погибло из-за нашего страха. От нашей привычки надеяться на чармострелы. Мы забыли, как надо биться мечами!

— Надо сообщить всем! — взволнованно произнес Лебок и наклонился снять амулеты с трупов. — Надо по коммуникатору дать знать всем!

— Нет, — покачал головой герцог. — Змеедемоны слетятся роями. Они пощадили наши города — пока что, — потому что Ирт капитулировал. Но если начать драться, война будет страшной. Слишком многие погибнут.

— Но мы должны рассказать! — сказал Лебок, наклоняясь ко второму телу. — Змеедемонов можно уничтожать руками!

— Теперь мы это знаем, — согласился лорд Дрив и медленно обвел взглядом своих людей и вора, оценивая, есть ли у них та решимость, что созревает сейчас у него. — Мы знаем уязвимое место армии Врэта. Теперь мы можем ударить прямо на него.

— Отрезать гидре голову! — Лебок вскочил, говоря с энтузиазмом, подхваченным у своего повелителя. — Малой силой мы сможем двигаться быстро и незаметно, прийти прямо в лагерь Врэта и уничтожить его!

— А по дороге мы соберем достаточно бойцов из доминиона, чтобы пройти через оборону, — сказал герцог и поглядел на вора, прямо в его овальные зеленые глаза. — Бойцов вроде тебя. Зверелюди обладают физической мощью, которая позволяет держать древнее оружие. Ты поможешь нам, незнакомец? — Дрив протянул руку, блестящую от демоновой крови. — Без тебя мы бы остались валяться здесь трупами. Будешь ты сражаться вместе с нами?

Котяра посмотрел на протянутую руку, перекрещенную амулетом из кожи и покрытую сукровицей демона.

— Раньше, чем я приму твою руку, — сказал он, — я должен знать одну вещь.

Лорд Дрив откинул шлем, поднял голову и скрестил руки на рукояти меча, воткнутого в землю.

— Спрашивай.

Вор неуверенно переступил с ноги на ногу.

— Ты позвал меня сюда Чармом?

— Нет, — тут же ответил лорд Дрив. — Мы увидели тебя ночью Глазами Чарма. Но мы не звали тебя. Сама судьба свела нас в это страшное время.

— Тогда, — заговорил Котяра неуверенно, желая знать правду, но почти страшась спросить, — не ты тот колдун, который… который наложил на меня эти метки зверя?

Темные брови герцога приподнялись:

— Ты не из народа зверей?

— Я не знаю. — Голубая шерсть на бровях нахмурилась. — Я… у меня людские сны. Мне снится мир людей без звериного народа и даже без Чарма. Но я не знаю, как я стал таким, как вы меня видите.

— Я никогда ни на кого не накладывал меток зверя. Моих врагов я убивал или бросал в Залив. — Он с сожалением покачал головой. — Лучше бы я убивал их всех. Врэта бы теперь не было среди нас. — Он достал из-под плаща свиток золотой сети, усаженной целительными опалами. — Этим амулетом я могу снять с тебя любое сотворенное над тобой чародейство.

От вида золота с вплетенными наговорными камнями Котяру охватил невероятный страх.

— А если я зверь, превращенный в человека другим волшебником или чародеем?

— Ты снова станешь зверем, — подтвердил герцог. — Я не смогу снова сделать тебя Котярой.

— Уберите ваш амулет, мой господин. — Котяра протянул руку. — Я смогу служить вам лучше таким, как я есть, чем таким, каким могу оказаться.

— Отлично сказано, Котяра! —Лорд Дрив стиснул его запястье, и его суровое лицо осветилось широкой улыбкой. — Ты смертельный боец. Имея тебя на своей стороне, мы понесем смерть Врэту и его змеедемонам.

Лебок снял маску и отбросил шлем, открыв резкое лицо, исполосованное шрамами и обрамленное жесткими бакенбардами. Хлопнув вора по спине, он улыбнулся с мрачной радостью:

— Ты — истребитель демонов, Котяра! Мы горды, что ты в наших рядах!

Дрив прочел удивление на звериных чертах лица Котяры при виде шрамов Лебока и рассмеялся.

— Наш маршал носит шрамы как ордена.

— Зачем стирать Чармом добытое в бою? — объяснил Лебок. — Пусть мир видит, а враги боятся.

Гвардейцы Сокола откинули шлемы и предложили новому товарищу амулеты и оружие.

Котяра взял штык-нож. Его собственный нож был из рыбной лавки — с зазубренным лезвием и деревянной рукоятью, украденный в Заксаре для защиты от уличных собак. И Котяра с радостью заменил его зеленой сталью штыка, отточенного Чармом до бритвенной остроты лезвия и фасонной рукояткой, удобно ложащейся в руку.

Над трупами погибших солдат лорд Дрив произнес траурное обращение к Извечной Звезде. Трупы пришлось оставить диким зверям, и остатки их унесет ночной прилив, а герцог повел своих бойцов через лес.

По пути бойцы очистили себя от грязи наговорными камнями. Котяра, измазанный вонючей кровью, не возражал. С момента выхода из Кафа он постоянно купался в ручьях, рискуя укусом водяных змей, и был рад снова ощутить прохладную электрическую вибрацию Чарма, когда талисман снимал накопленную за день грязь.

На закате Лебок дал Котяре жезл силы, чтобы отогнать усталость, и вор закрепил его у себя на поясе. Он уже устал от снов. От них он ожидал возвращения памяти и знания о своем прошлом, а получил только загадку и скорбь.

Если умершая женщина, возлюбленная в его сновидениях, не была его душой, как он надеялся, когда встретил лорда Дрива на перекрестке жизни и смерти, значит, она — воспоминание? Но как можно кого-то любить так горячо, как он эту сумеречную женщину, и не знать имени? И если на то пошло, как он может помнить целый иной мир, набитый неповторимыми городами и машинами, дом, где он жил, и при этом не помнить своего имени?

Этими вопросами он поделился с герцогом по пути через ночной лес. Темнокожий человек поглядел на него искрами глаз и ответил:

— Первый урок чародейства — каждое проявление красоты несет в себе эквивалентную дозу боли. Котяру это озадачило:

— Вы говорите, как один мой друг, философ.

— Я только хочу сказать, что, кем бы ни была эта женщина, плотью или сном, твоя глубокая любовь к ней уравновешена ценой смерти. — Дрив говорил тихо, чтобы слышал только Котяра. — Понимаешь, только глубочайшее предназначение достойно такой любви — потому что это предназначение уже полностью оплачено истиной нашего рождения, которое не что иное, как гарантия нашей смерти. Ты понимаешь? А все прочее — сантименты. Только судьба может предложить истинную любовь.

— И эта женщина может быть моей судьбой?

— Ты сказал, что она убита. И убита в мире, не похожем на Ирт. Свою судьбу ты несешь с собой, Котяра. Если бы она была жива и была бы в одном из этих доминионов, она вполне могла бы быть твоей судьбой. Я сам привязан к одной женщине подобным предназначением. — Герцог рассказал ему о Тиви, и человек-зверь остановился на ходу.

— Тиви? — Глаза Котяры расширились в темноте, и он поднял ладонь к плечу. — Она вот такого роста, и у нее волосы каштановые с оттенком горячей меди, неровные передние зубы и ямочка на подбородке…

— Ты ее знаешь? — отшатнулся в удивлении лорд Дрив.

— Она фабричная нищенка из Заксара.

— Да!

— Мой напарник, Бульдог, философ, работал с ней в Заксаре. Мы ее нашли потом в Кафе — она только одна выжила.

Лебок и солдаты шли за ними, рассыпавшись по лесу и вглядываясь в тени. Котяра рассказал, как Тиви чудом спаслась в бойне, устроенной змеедемонами армии Хазара и троллями, и как они все трое прошли выжженную территорию Кафа с коварным фабричным управляющим Вороньим Хлыстом.

— Это многое объясняет, — задумчиво сказал Дрив, поняв, что только его Глаз Защиты сохранил ей жизнь. — В трансе я видел этого Вороньего Хлыста рядом с Тиви. Он теперь работает на огров, а она — мусорщик в трудовом лагере где-то в Нхэте.

— А Бульдог?

— Его я не видел. Но лагерь большой. Он недалеко от того места, где Врэт построил свой Дворец Мерзостей. Туда мы и направляемся.

Котяра оглядел лесные кроны и пыльные столбы звездного света. Он чувствовал, что лишен своей воли, подчинен более обширной, поглощающей силе.

— Это твой Чарм свел нас вместе?

Герцог покачал головой. Он тоже размышлял, как глубоко переплелись намерения и обстоятельства, чтобы служить ему.

— Судьба.

Вкус этого слова показался ему странным, и он вгляделся в пространство, будто мог увидеть это странное понятие, его непредсказуемые контуры в точной, полной, формальной симметрии.

— У нее бывает два вкуса, — сказал Котяра досадливо. — Нам пока что попадается больше горького.

— Знаю, — сказал Дрив, глядя в пустоту, все еще пытаясь постичь непредвидимую сущность. — Я почувствовал горький. вкус злой судьбы, когда Врэт вернулся с Темного Берега. Может быть, это теперь противовес к нашему невезению.

— Если так, надо ловить шанс, как только он представится, — ответил Котяра и шагнул вперед, под взгляд герцога. — Есть ли для нас более быстрый путь попасть на Рифовые Острова?

— Если сесть на корабль или на дирижабль в каком-нибудь городе, — вслух подумал Дрив, — змеедемоны собьют нас в воздухе.

— Только если будут знать, что мы на нем, — возразил вор. — Если полететь зайцами…

— Слишком многим придется довериться, — сказал герцог. — Слишком рискованно. Есть лучший путь, который мало кто знает. В пещере среди Водопадов Мирдата есть путь Чарма — проход, соединяющий дальние края Ирта. Путь Чарма из Мирдата ведет в Паучьи Земли. А там я знаю другой путь Чарма, который приведет нас в Нхэт.

— Паучьи Земли… — Вор беззвучно присвистнул. — Я слыхал, что эти пауки жируют на Чарме. Лорд Дрив покорно вздохнул:

— Пока не появились змеедемоны, пауки этого доминиона были единственными созданиями, неуязвимыми для чармострела. Мы сможем рассчитывать только на обыкновенный огонь и свои клинки — и еще на удачу, конечно.

 

Они шли в ночь, направляясь на юг по узким лесным дорогам. Питаясь на ходу, они быстро шли через эту холмистую землю. На рассвете они сквозь узкую прогалину леса увидели ледяные пики Гор Мальпаиса, изрезавших синим кружевом небо на севере. Доносящийся оттуда ветер холодил путников резким ароматом арктических кустов и тундровых смол.

Лебок, откинув шлем, с опущенным на бронежилет забралом, подошел к вору. Он протянул руки, и Котяра увидел, что они горят еле заметным бледным огнем. Поглядев на себя, он увидел слой светящегося воздуха без цвета, но с различимой яркостью.

— Это ветер Чарма, — сказал Лебок. — Тилия, королева ведьм этих гор, послала его нас найти. Он нас нашел.

— До Врэта уже должны были дойти вести о гибели змеедемонов, — предположил лорд Дрив и сердитым жестом сорвал с себя оболочку ветра. Она чуть повисела в воздухе, обмякшая, как медуза, и уплыла между деревьями. — Теперь уже точно, что Тилия ему служит.

— А кто в этом сомневался? — с омерзением скривился Лебок. — Она не была дружественна ни к вашему регентству, ни к нашему Дому.

— Что это значит? — спросил Котяра и попытался стряхнуть липкий тягучий ветер. Но тот лишь обвивался вокруг желатиновыми ножнами и не отлипал.

— Мы в доминионе королевы-ведьмы, — сказал герцог. Он резким, рвущим движением опустил руки перед Котярой, сорвал мерзкий эфир и зажал в руках. — У нее есть власть посылать ветры Чарма бродить среди Гор Мальпаиса, высматривая нарушителей. Они невидимы для наших Глаз Чарма, и теперь, найдя нас, они передадут по ветру, где мы.

— Скоро Тилия точно будет знать, где мы находимся. — Лебок отрывал тягучую эктоплазму лоскутами, она съеживалась у земли и уносилась прочь. — Когда змеедемоны явятся на этот раз, их будет целая стая. Надо спешить.

Он сорвал с себя последние лоскуты пленки и помог своим солдатам, пытавшимся поддеть скользкую субстанцию.

Путники устремились прочь среди огромных деревьев, прочь от горных пиков, исчерченных туманом и льдом. Они бежали быстро, перепрыгивая через сплетения корней, наступая на мшистые выступы деревьев и пней. Их силуэты становились все меньше под сводами гигантских деревьев и наконец совсем исчезли в сумраке леса.

Но далеко на север, в горной цитадели Гордой Вершины, королева ведьм Тилия, стоя обнаженной возле хрустального обелиска, глядела на их бегство черными алмазными глазами.

— Мой ветер Чарма нашел их, повелитель. Врэт сел на цветных шелковых подушках, где уже несколько дней забавлялся с королевой ведьм.

— Дрива, что ли? — угрюмо спросил он. — Ты вылезла из моей постели, чтобы говорить со мной о Дриве?

— Да, о герцоге, — подтвердила Тилия.

Она отвернулась от изображаемого обелиском леса и поглядела на маленького человечка, лежащего в куче шелков. Сутулые плечи, выпирающие ребра, натянутые жилы, кожа бледная, как брюхо слизняка, — все это вызывало у нее физическое отвращение. Острое лицо с косыми бровями, узкие глазки, заостренный нос, длинные ноздри, ввалившиеся щеки и выпирающий подбородок — более нечестивой физиономии невозможно было себе представить. Нужен был весь ее Чарм, чтобы переносить его присутствие, особенно когда он лапал ее своими костистыми руками, залезал на нее и прижимался кожистым телом, воняя маслянистым потом.

Им владела рептильная похоть, зов к постоянному и медленному соединению, скользкие быстрые глазки вперивались в нее, находя сладость в ее горе. Целыми днями он владел ею, действуя со звериным бесстыдством, от которого мутило ее душу и которое подорвало бы ее здоровье, если бы не Чарм. В это утро в ней загорелась радость, когда она увидела, что обелиск зажегся новостями от ветров Чарма, которых она послала искать герцога.

— Он не будет долго ждать в моем доминионе, повелитель. — Тилия взяла серые вуали одеяния ведьмы с ониксового кресла, куда бросил их Врэт, и завернулась. — Вы должны теперь поспешить и выполнить свою месть, пока он еще в нашей досягаемости!

Врэт приподнялся на софе, чтобы лучше видеть, как вожделенная женщина заворачивает свою наготу в многие манящие слои ведьминой одежды. Он находил глубокое и неослабное удовольствие в том, чтобы утолять свой плотский жар женщиной, предназначенной для мудрецов — да еще и королевой. Интересно, надоест ли ему когда-нибудь такое счастье?

— Да пусть с ним змеедемоны разберутся, — бросил он вяло. — Его смерть — мелочь по сравнению с тем, что я уже с ним сделал. Мне вполне хватает, что он теперь должен шнырять в лесах, как мышь, не знающая, когда ее схватит сова.

— Вы можете заставить его страдать. — Ее черные глаза блеснули. — Можете заставить его ощутить истинное страдание, такое, которое молит о небытии.

Врэт отмахнулся. Когда она оделась и стала завязывать платиновые пряди сеткой, он снова захотел, чтобы она была голая. Повалившись на спину, он рукой приподнял свое украшение.

— Лучшая месть — не страдание Дрива, а мое удовольствие. Иди, садись верхом.

Тилия скрестила руки на груди, но с места не сдвинулась.

— Как вы можете быть так равнодушны к человеку, который вас бросил в Бездну?

— Не сделай он этого, разве ты была бы сейчас моей игрушкой? — Он ухмыльнулся и помахал ей фаллосом. — Надо бы мне сказать ему спасибо за то, что он сделал. Но он слишком опасен.

— Разумеется, повелитель. — Королева озабоченно нахмурилась. — Вы сильно недооцениваете лорда Дрива. Он замечательный волшебник, может быть, лучший из живущих мастеров Ирта в школе практической магии Лазора. Он мог бы сделать амулет из камешка и соломинки.

— Хватит! — Врэт сел прямо, сощурив узкие глаза. — Его амулеты меня не пугают. Я — Властелин Тьмы! Чарм — всего лишь свет Извечной Звезды, а любой свет отбрасывает тень. Я собираю эту тьму — и сокрушаю Чарм!

Тилия уронила руки вдоль тела и покаянно склонила голову.

— Я не собиралась оскорблять ваше величие, мой повелитель. Но моя любовь к вам требует, чтобы я предупредила вас: с герцогом нельзя не считаться. Его необходимо убить тотчас же.

— Мои змеедемоны его уничтожат, — сказал он и снова лег на спину, показывая свое вернувшееся желание. — Теперь иди и садись сверху.

Тилия неохотно приблизилась.

— Он уже убил трех из ваших змеедемонов.

— Я пошлю двадцать. Сто.

— Но он теперь знает, как их убивать. — Она встала на колени среди взбитых подушек. — Вчера он нанес вам первое поражение. А если он сегодня уйдет? Сколько демонов придется вам потерять завтра? И что вы будете делать, если он в конце концов явится к вам — если вы сначала его не найдете?

— Твой страх мне надоел, Тилия. — Он перекатился набок и уставился на нее исподлобья. — Если бы ты не доставляла мне такого исключительного удовольствия, я бы мог захотеть тебе сделать больно.

Она положила руку ему на колено.

— Неужели вы не боитесь потерять все, что приобрели победой?

— Боюсь? — Он сбросил ее руку и поднялся на колени. — Я? — Заостренное лицо задергалось. — Ведьма, я был брошен в Бездну. Я стоял на Темном Берегу. Ты представляешь себе, что это такое? Нет. Ты долгую жизнь прожила в Чарме. Так вот, в холодных мирах Чарма нет. Темный Берег — клоака вселенной. Все, что изгоняет Извечная Звезда, плывет в это проклятое место — все болезни, все уродства. И я там жил. Я выжил! Погруженный в болезни и слабости, окруженный искаженными и изуродованными, я выжил! В этих чужих краях, где люди так отуплены страданием, что треть жизни проводят без сознания, спящими, не рожденными, я выжил! Я ушел в темный мир и вернулся сильным. Я не боюсь ничего на Ирте!

Тилия не отступила под этим яростным взрывом, благородные черты ее лица не дрогнули, не выдали отвращения, которое она испытывала к этому сгустку уродства, случайно обретшему власть.

— Очень хорошо, мой повелитель. Я говорила из любви. Теперь я буду хранить молчание.

— Из любви! — Он тряхнул головой, и жидкие рыжеватые волосы упали ему на глаза. — Ты дважды сказала мне это слово, ведьма. Ты и в самом деле веришь, будто то, что я тебе навязываю, и есть любовь? Я вижу омерзение в твоих глазах. Ты не любишь меня, ты выносишь меня, как болезнь, потому что иначе ты бы страдала куда сильнее.

Безмятежное лицо Тилии не выдало тошноты, которая скрутила ей живот от усилий сдержать отвращение и проклятия, рвущиеся наружу.

— Мой повелитель, я уважаю вас за то, какой вы есть — победитель, единственный, кто смог вернуться с Темного Берега. Когда я говорю, что люблю вас, что я могу выражать, кроме уважения, благоговения и покорности? “Любовь — это вопрос”. Вы — мой ответ.

— Не цитируй мне Висельные Свитки! — Он оттолкнул ее с такой силой, что она упала спиной на окаменевший деревянный пол. — Когда я был презренным мусорщиком, Свитки утешали меня, но теперь я — владыка Ирта.

Она поднялась и поглядела ему в глаза без злобы и страха, хотя оба эти чувства переполняли ее.

— Я никогда в этом не сомневалась, мой повелитель.

— Уж конечно. — Он сел среди ярких подушек, скрестив руки на груди, и верхняя губа вздернулась, обнажив мокрые коричневые зубы. — Так покажи мне твою любовь, королева ведьм. Иди и принеси мне голову лорда Дрива. Я воткну ее на шесте возле нашего ложа, и когда я залезу на тебя в следующий раз, буду смотреть в его безжизненные глаза и наслаждаться величайшим соединением — страсти и смерти.

— Мой повелитель! — У Тилии вытянулось лицо, и она отступила на шаг. — Мой Чарм не сравнится с Чармом герцога!

— Возьми сколько захочешь змеедемонов. Но иди! — У него на впалой щеке ящерицей задергался тик. — Принеси мне его голову. И быстрее. Мне придется забавляться тем временем с твоими фрейлинами, а они с истинной королевой не сравнятся.

Тилия выбежала из спальни, испытывая облегчение, что освободилась на время от этого развратника, но беспокоясь из-за смертельно опасного задания, которое он ей дал.

“Могу ли я убить герцога?” — спросила она себя, гадая, хватит ли у нее хитрости, чтобы одолеть Чарм врага.

Древние коридоры тесаного камня с мрачными статуями предков мало успокаивали. Предки были врагами Дома Дорзена со времен Одноглазого Герцога, прадеда Дрива. Он сразил их вождей и заставил Горы Мальпаиса покориться своему владычеству.

Она шла мимо многочисленных ниш и альковов, где стояли курильницы, кадила и грезоточители для ведьмовских церемоний, которые были главной функцией Гордой Вершины с тех пор, как этот дворец вырезали в склоне горы почти миллион дней назад. Во многих помещениях были молящиеся, занятые общением с Богиней Жизни, которой служили все ведьмы.

Спальня королевы занимала верхний ярус спиральной башни, уходящей извивами штопора в гроты расположенной ниже столицы. Здесь ждали змеедемоны Властелина Тьмы. Когда он опустился на город, с ним было несколько сотен этих тварей, и он расставил их среди сводчатых площадей и на рынках, соединявших лабиринты подземных улиц.

Худр'Вра дал ей разрешение привлечь столько змеедемонов, сколько ей хочется, и она решила, что возьмет с собой всех до единого. Она была уверена, что он сможет призвать еще, если нужно, а пока что ее народ, обитатели вечной ночи, испытывающий естественный страх перед таящимися в темноте тварями, насладится передышкой.

Вдоль спирального пандуса, по которому она спускалась, открывался широкий вид на горы из створных окон, пробитых во внешней стене среди колоннад крылатых сфинксов. Чарм не впускал ледяные ветры внутрь, но в доталисманические времена морозные трещины избороздили лица сфинксов.

Служанки в традиционных ведьминских серых шалях ждали ее на широком балконе, выложенном клеткой плиток и уставленном колоннами в виде горгон, где она обычно собирала свой высший совет. При ее приближении они засуетились, снимая замшевые чехлы с линз Чарма, где Тилия очищалась и освежалась после своих церемониальных обязанностей или, в последнее время, после мерзких сеансов с Властелином Тьмы. Но сейчас она им махнула рукой, чтобы прекратили.

— Пришлите ко мне сирдара Властелина Тьмы, — приказала она, — и оставьте нас одних.

Служанки удалились, шурша одеждами, и Тилия быстрым шагом подошла к черному трону с красными прожилками. Прикосновение бериллового кольца открыло в подножии трона ящик Чарма, и перед Тилией раскинулись сверкающие груды амулетов.

Она выбрала тиару наговорных рубинов, достаточно мощную, чтобы отвратить любой нежелательный физический контакт, и надела ее на ленту, держащую длинные волосы. Браслеты в форме свастики из колдовского серебра охватили запястья — они были сделаны для призывания и направления молний. Вокруг шеи она завязала магический шнур, с которого свисал изумрудный Глаз Чарма. Потом она вынула из ящика связку жезлов силы и привязала к поясу, застегнув пряжкой заговоренного металла в виде драконова когтя.

Снарядившись на битву, она ногой задвинула ящик и повернулась к порталу, где ждал ее черный змеедемон с красными пятнами.

— Позови всех остальных, — велела она. — Мы немедленно вылетаем на юг, чтобы найти и уничтожить герцога, лорда Дрива.

— Всех? — переспросил сирдар скрежещущим голосом.

— Всех до единого — по приказу Худр'Вра.

— Нас тут больше пятисот, — проскрежетал демон.

— Значит, больше пятисот и будут меня сопровождать, — твердо ответила она. — Они должны немедленно вылететь через ближайшие выходы и собраться на восточных террасах для подъема вон туда. — Она показала на перспективу снежных скал, плавающих в тумане хрустальными парусами на фоне зенита. — Теперь повинуйся.

Сирдар попятился и молча исчез на пандусе.

Тилия села на трон и стала обдумывать ситуацию. Не нужно было ни Чармового прозрения, ни умения ведьмы, чтобы понять, что Врэт — психопат. Сумасшествие угнездилось в нем с тяжелых дней, когда он еще был мусорщиком.

В забытье его покоя, когда он лежал, отдаваясь посткоитальной расслабленности, она видела мерзости, как коричневые сточные воды текущие по перекошенным коридорам его мозга. Разгоряченный злобой, он хотел убить их всех, всех людей Ирта, которые когда-то жили лучше, чем он. От пэров до фабричных рабочих, всех надо было убить, умертвить, миллионами, чтобы они уплыли, размолотые и сгнившие, распухшие досиня в смерти. Перед его мысленным взором медленно плыли, покачиваясь, горы трупов, уносясь к морю, превращающему их фекальную массу в угрюмый ток прилива.

“Убить всех, — поняла она с ужасом. — Он хочет убить нас всех!”

Ее приводила в ужас мысль, что этот злодейский мозг обладает такой мощью, которой ничто на Ирте противостоять не может. Она вынуждена повиноваться ему. И хотя ее предки были бы очень рады, что ее рука вынуждена убить лорда Дрива, потомка их смертельного врага, она от этого задания ежилась. И все же — либо она убьет герцога, либо ее труп смоет ночным приливом раньше, чем она раскроет секрет магии Врэта и узнает, как убить его и вернуть его гнилое тело в грязь, откуда он вышел.

Снаружи раздались шипящие призывы, и чернота покрыла балкон. За резной мраморной балюстрадой с опорами-горгульями появились настоящие демоны. Их рой закрыл лучистое небо, и Тилия встала на перила балкона под грозовой тенью скопившихся чудовищ.

Она подняла руки, призывая, и невидимая демоническая сила подхватила ее с холодящей ясностью и вознесла в воздух. Королева ведьм взлетела, окруженная со всех сторон тенями ночи, боками ящеров, клацающими челюстями, бусинками смоляных глаз, черными чешуйчатыми шкурами, переходящими в пепельные подбрюшья с выпирающими клыкастыми пастями. Ее подняло над гребнем роя.

Чарм успокоил ее волнение и уменьшил невыносимую вонь демонов. Держа в руке изумрудный Глаз, она пропела имя лорда Дрива, и появился его образ, небольшой, бегущий в обширных лесных пещерах. С ним бежали четыре Гвардейца Сокола в защитных шлемах и бронежилетах и какой-то зверечеловек с синеватой шерстью, небольшими торчащими ушами, продолговатыми зелеными глазами и тягучей походкой пантеры. Они бежали по воде угрюмого ручья среди древесных теней, пронизанных горячим светом дня.

Тилия поводила рукой, держащей Глаз, и определила направление. Туда она и показала рукой и понеслась мимо скошенных расплывающихся вершин в холодном потоке черной магии, и сотни змеедемонов бросились вслед за ней, перетекая облачные бездны, туда, к югу, к зеленым склонам леса.

Полет над горами занял куда больше времени, чем думала королева-ведьма, и когда изумруд у нее в руке показал, что герцог наконец-то точно под ней, Извечная Звезда уже дрожала в кронах деревьев тусклым красным диском.

Опушка леса бежала по сланцевой полке. Истыканный скальными выходами луг обрывался крутыми камнепадами и утесами к туманному горизонту, где переливалось живое серебро света, вспыхивали протуберанцами сумерки и красные лучи — бурные воды расходящихся Водопадов Мирдата.

Герцог и пятеро его бойцов прыгали и скатывались вниз по склону, виляя среди камней, отбрасывая длинные тени. Змеедемонов они увидели Глазами Чарма еще до того, как армада нависла над горизонтом грозовой тучей, и рассыпались по каменистой местности, размахивая руками.

Водопады реяли на недоступном расстоянии, и герцог раздумал туда направляться, оставаясь между деревьями. Вместо этого он стал разыскивать на склоне нужную ему расщелину. Амулет дальнего зрения у него в руке учуял тонкую струйку запаха Паучьих Земель из пути Чарма, скрытого среди водопадов. Отчетливый запах шел из какой-то впадины впереди. Герцог знал, что эта расщелина соединяется с подземным лабиринтом, выводящим к пути Чарма. Но он видел, что стая чудовищ настигнет их раньше, чем они успеют найти впадину.

— Примкнуть штыки! — скомандовал Лебок, когда на них обрушился громом рев приближающегося легиона.

— Отставить! — тут же отдал приказ герцог. — Слишком их много, чтобы драться. — Он остановился, и остальные подбежали к нему. — Надо использовать валуны.

— Устроить обвал? — спросил Лебок, качнув шлемом в знак несогласия. — Мы же себя похороним.

— Не обвал. — Дрив сорвал с плеча ружье, прицелился в нагромождение камней и ударил в его край раскаленным добела огнем Чарма. Внезапная струя лавы взметнулась дугой в небо. — Отрыв.

Лебок глянул на фронт приближающейся орды и груды валунов вокруг, быстро расставил троих солдат и выбрал огневую позицию для себя.

Дрив схватил руку Котяры и всунул в нее хрустальный ромб амулета дальнего зрения.

— Ищи впадину, куда ведет этот амулет, — сказал он. — Когда найдешь, прижми амулет ко лбу и позови меня. Я услышу. Давай!

Котяра унесся прочь, сперва ничего не чувствуя, просто желая помочь. Потом он ее ощутил — тонкую дрожь внутри амулета, которая менялась, когда он поводил кристаллом. Она повела его через алое сияние и раскинувшиеся тени сумерек, среди каменных столбов и травянистых склонов. Снизу поднимался ветер от потоков и каскадов Водопадов Мирдата, он подхватывал брызги, разбивал свет на красные искры и горячие пары, выбрасывая их в атмосферу.

Вор услышал голос Лебока:

— Прекратить огонь! Прекратить!

Оглянувшись через плечо, он увидел пятерых человек в шлемах, стоящих на коленях в редкой траве и целящихся из чармострелов. Над ними снижалась черная волна змеедемонов. Со змеедемонами летела женщина под вуалью, ведьма, ее серые одежды развевались как дым, амулеты ярко блестели, как изломанные грани сумерек.

Оглушительный рев армии демонов заглушил команду Лебока, и он поднял высоко левую руку, приказывая прекратить стрельбу, пока всю группу не накрыла страшная тень. Выставив когти и раскрыв клыкастые пасти, смертоносная орда бросилась вниз, в атаку, и Лебок махнул рукой, открывая огонь.

Ослепляющие очереди Чарма вспыхнули в широкой анфиладе, ударили в края камней и утесов, рассыпав огненные траектории горящей лавы и багрового света. Первые ряды змеедемонов разлетелись под огненным ударом. Взмыли в ночь оторванные конечности, петли кишок и осколки черепов. На разорванные тела налетела следующая волна атакующих, и новые змеедемоны закувыркались в смертельном огне разлетающихся камней.

Королева-ведьма взмыла вверх, каменные пули срикошетировали от невидимой мантии Чармовой защиты, испускаемой рубиновой тиарой. Лебок заметил Тилию и дал несколько очередей прямо по ней. Они ярко сверкнули под иероглифами вечерних звезд, но одна ударила в нее вспышкой, от которой затмились созвездия. Защитная тиара развалилась, и ведьма штопором пошла к Ирту.

Ее подхватили два змеедемона, по одному за каждую руку, и опустили на устланную трупами землю. Вокруг же стая змеедемонов продолжала атаку, виляя из стороны в сторону, прикрываясь трупами и стараясь обойти стрелявших с фланга. Но Лебок расставил людей так, что они разбивали скалы со всех сторон, и новые дюжины змеедемонов падали под ударами пылающих осколков.

Тилия отняла от лба дрожащую руку, липкую от крови. Следующее прямое попадание ее убьет. Но при такой бойне она знала, что в узких глазах Властелина Тьмы она уже мертва. Она пробралась среди нагромождения тел, вылезла на линию огня, и змеедемоны сомкнули ряды, прикрывая ее.

Они погибали вокруг нее с визгом под испепеляющими ударами камней, а она подняла руки к небу и ночи, усыпанной звездами. Глаза заливала и жгла кровь. Произнося самые страшные свои заклинания, Тилия пустила в ход серебряные браслеты со свастикой и ощутила огромный прилив энергии, ударивший сквозь нее из земли к дышащим звездам.

Серые одежды раздулись морозным восходящим потоком, вспыхнули серебром, и что-то магнитное сократилось в груди, болезненно сжав сердце. Она согнулась пополам, как от удара, и в тот же миг с ясного неба ударила молния. Дыбом встало над ней дерево электрического огня, ветви его переплелись по меридиану в побледневшей темноте, извивающиеся корни зашипели над головой.

Превозмогая невероятную тяжесть, Тилия выпрямилась. Залитое кровью лицо скривилось от боли, и ведьма вгляделась в оглушительное сияние, высматривая врагов. Яркие трассеры их чармострелов, разбивая окружающие утесы, искали ее, и она яростно показала на один из них. Из лучистого дерева вырвался хлыст молнии и на месте испепелил солдата, оставив от него пылающую груду, извивающуюся червячками огня.

Королева-ведьма стиснула кулаки, сопротивляясь конвульсивной мощи, корежащей тело, и осталась стоять, выискивая очередную цель. Пролетали мимо тела змеедемонов, убитые на лету смертоносными камнями, и она показала рукой в ту сторону. Еще одна ветвь дерева метнулась вниз и поразила второго солдата. Его ружье взорвалось, и зеленый огонь поглотил тело, оставив только искрящийся пепел, взметнувшийся вверх в зеленом погребальном пламени.

Котяра передвигался мелкими перебежками, оборачиваясь на каждый удар грома. Внезапно он ощутил, как ромбический кристалл загудел в руке. Он резко остановился и глянул вниз, в водянистые тени пылающих молний и звездный дым. Перед ним была впадина, заросшая по краям травой, а в ней — непроницаемая тьма.

Прижав амулет ко лбу, он крикнул, стараясь перекрыть какофонию взрывающихся скал, ревущих змеедемонов и шипящих молний:

— Нашел!

Герцог услышал его, ощутил направление и отчаянно замахал Лебоку и оставшемуся солдату, чтобы они отходили. Они бросились в стреляющую тьму, змеедемоны кинулись в погоню.

— Назад! — крикнула королева ведьм и отчаянно дернулась вокруг извивающейся боли, которая связывала сердцевину ее тела с голубизной небесных огней.

Но змеедемоны рвались вперед, ослепленные жаждой крови.

С криком боли королева выпрямилась и вгляделась в каменистый склон, разыскивая герцога. Его нельзя было различить среди трех бегущих фигур в шлемах. Быстро, пока снова не скрутил приступ боли, она прицелилась, и упавшая с неба стрела молнии ударила среди налетающих змеедемонов.

Отлетели головы, разбрызгивая мозги и осколки черепов.

Почти ослепленная страданием и злостью, ведьма снова и снова целилась и била, целилась и била. Три быстрые молнии ударили в склон, закачались скалы, и змеедемоны отступили. Герцог и его свита были на виду. Тилия подавила головокружение и грызущую боль, успела навести руку и показать точно на них.

Следующая молния испепелила последнего Гвардейца Сокола, и он свалился на землю грудой углей. Дрожь от удара сотрясла герцога и маршала до костей. Глаза закатились, колени подкосились. Они упали наземь и покатились, ударяясь о кремнистую почву.

Когда они вскочили на ноги, Лебок выругался. Он не будет погибать, убегая от страха. Остановившись и обернувшись, он с криком сорвал с себя маску, чтобы лучше целиться. Стреляя со всей возможной быстротой, он разрядил свои чармострел в основание массивного дерева молнии.

Огонь Чарма бессильно расплескался по фаланге змеедемонов, закрывающих королеву ведьм, и взметнулся опасно высоко. Обжигающий близкий выстрел помог Тилии собраться с силами, чтобы превозмочь боль и снова поднять руку. Стиснув зубы, она показала вдоль линии огня.

Котяра скрылся, прячась от убийственных молний, но герцог почувствовал его близкое присутствие и побежал к нему. Он так целеустремленно следовал своим физическим ощущениям, что не заметил, что Лебока за ним уже нет, пока не услышал далекий кашель ружья.

Он успел только обернуться и крикнуть:

— Лебок! Прекратить…

И тут воздух вспыхнул белым, и громовой удар свалил герцога с ног.

Когда глаза снова стали видеть, в круге оплавленной почвы дымились обугленные останки Лебока. Герцог яростно вскрикнул, сорвал с плеча ружье, прицелился. Он успел дать только два выстрела, как чьи-то руки схватили его сзади и поволокли в темноту.

Вырвавшись, герцог увидел в темноте силой своих амулетов, что находится на каменистой полке, окруженной земляными стенами, усыпанными камешками. Рядом с ним стоял, пригнувшись, вор, и герцог понял, что его затянули в трещину, которую они искали.

Наверху в то место, где он только что стоял, ударил зигзаг молнии, и пламя электрической вспышки осветило глубину впадины, на миг выхватив из темноты соты туннелей и шахт.

— Остались только мы, — устало сказал Дрив. — Они все погибли.

— Они погибли, спасая вас, — ответил Котяра, блестя глазами в темноте. — Пусть их смерть не будет напрасной. Выводите нас, пока не появились демоны.

Дрив кивнул и спустился по камину на дно впадины.

— Мы многих положили, — пробормотал он, поводя амулетом в поисках пути через лабиринт. — Пятеро против пятисот.

— Столько их было?

— Если не больше. — Дрив выбрал туннель достаточно высокий, чтобы войти, не сгибаясь. — Стемнело раньше, чем я успел сосчитать.

Котяра ощупал стены пальцами и ощутил гладкие контуры, проточенные когда-то бежавшей здесь водой.

— Куда мы идем?

— Туда, куда собирались.

— Путем Чарма? На Рифовые Острова?

— Да, в Паучьи Земли и потом в Нхэт.

— Но нас только двое, — возразил Котяра в непроглядной тьме, в которой даже его глаза ничего не видели. — У Врэта есть армия змеедемонов.

Герцог ответил решительно:

— Мы наберем других по дороге.

— Может быть, вам следует пройти по доминионам и рассказать пэрам, как биться со змеедемонами, — предложил Котяра, полагая, что это разумнее, чем лезть в логово врага. — А я пойду вперед в Нхэт искать Бульдога, моего друга.

— Забываешь, — сказал герцог, — что у меня там больше чем друг в трудовом лагере.

— Тиви?

— Да. Она — моя судьба.

— А она знает, что вы — ее судьба?

— Конечно, — ответил лорд Дрив, не задумываясь, и потом тихо добавил: — В сердце своем — если я найду туда путь.

 

2

ТРИ СЛЕПЫХ БОГА

 

Худр'Вра узнал боль. Среди шелковых подушек в королевской спальне спиральной башни Гордой Вершины он вдруг дернулся в судороге. Три голые ведьмы, танцевавшие вокруг него с цветными лентами грезоткани, испуганно вскочили и попятились, услышав эти нечеловеческие звуки. Схватившись друг за друга, они потрясенно смотрели, как вдруг из-под морщинистой кожи похожего на хорька коротышки засветились бело-голубые кости скелета.

По узлам позвоночника побежали импульсы вспышек и затемнений, сияющий череп замигал сквозь прозрачное лицо, искаженное болью. Испуская жуткие воющие вопли, Худр'Вра дернулся вверх. Как раскрывающийся бутон, разошлись кости ребер, разрывая плоть в мумифицированные лоскуты, рубиново-черное сердце толкнулось наружу, кровь разлилась трепещущей паутиной.

Рычащее лицо вытолкнулось сквозь липко-багровую стенку дрожащего сердца, высунув злобный оскал и пронзительные глаза в комнату, и испустило леденящий душу вопль. Тварь мучительно трясла складками зловещего вида, похожей на плесень плоти, и ведьмы, заорав от ужаса, побежали прочь.

Мерзкая кукла в драпировке из разорванной сердечной мышцы и оторванных артерий стояла в живом теле Врэта, испуская крики. Умирающие змеедемоны причиняли ей муку. Два-три элемента этого страшного роя она могла бы потерять без особой боли, но сейчас рой погибал десятками. Страдание вырвало дьявола из его укрытия, и он извивался в открытом воздухе, облитый кровью, глаза бешено вращались в кожистых веках, зубастый оскал выкрикивал неразборчивые проклятия сумасшедшему миру, в который перенесли это существо.

Гибель прекратилась. Боль стихла, оставив ноющий след. Проклятия паразитического демона стали тише, щучья челюсть закачалась из стороны в сторону, раздвоенный язык замелькал вперед-назад между покрытыми зеленой слизью резцами.

Врэт все глазел на себя остановившимся взглядом. Адская тварь уныло закачалась среди острых концов развернутых ребер. Врэт простонал заклинание, которое узнал от черных магов Темного Берега, на холодном мире, куда его забросила судьба. Обрывки вен и алой ткани стали сходиться, срастаясь в дымке крови, пролитой из тела, и в серебристо-синем свете, сочащемся из воздуха.

Силой этого мира был свет, излучение Извечной Звезды, которое народ Ирта называл Чармом. Для паразита-гремлина внутри Врэта это была чистейшая магия. На Темном Берегу такую магию приходилось тщательно дистиллировать из пустоты, в которой она рассеивалась за много световых лет пути от Извечной Звезды, и мельчайшие ее крупицы добывались ценой огромного труда и времени. Но здесь, на Ирте, как Врэт и обещал демону из холодного мира, она просто заполняла воздух.

Заклинание Темного Берега подействовало немедленно. Вырванное сердце втянулось внутрь, обернув мерзкого и мрачного демона блестящим коконом. Сверкающие ребра закрылись, кости утратили блеск, безволосая грудь стала снова непрозрачной и застыла, как охлажденный воск.

Врэт сел на кровати, моргая и удивляясь, что еще жив, и, повернув голову к широкому окну, посмотрел на сияющие шпили снежных пиков и пылающие ледники. Его змеедемоны были неуязвимы для Чарма. Вот в чем была прелесть его возвращения с Темного Берега. В холодном мире, где они родились, они были всего лишь призраками, живыми паразитами, питающимися эманациями своих жертв, а здесь они стали как боги, прекрасные в своей свободе. Но эта красота омрачилась истиной, которую Врэт не предусмотрел: грубая сила материи может сразить его армию, прорезать плоть змеедемонов, сломать их кости и выплеснуть жизнь из тварей, которые в этом мире яркой магии не нуждались для жизни ни в пище, ни в воде, ни даже в воздухе.

Изнутри доносилось неясное гудение твари зла, которая жила в нем. Тварь чувствовала, что ее предали. Здесь не должно быть боли. Ни один элемент ее роя не должен погибнуть. Они пришли пировать и грабить в этих сияющих небесных полях. Избиение жителей Ирта доставляло рою пароксизмы удовольствия, радость, превосходящую все, что было известно на Темном Берегу. Но ни один змеедемон не должен был страдать. А теперь сорок демонов лежали мертвыми. Боль была так невыносима, что дьявольское создание чуть не вырвалось из хозяина, бросившись, рыча, в океан света.

Безумие, подумал Врэт. Без него гремлин и весь его рой змеедемонов растворятся в излучении Извечной Звезды. Черная магия, объединившая его с ними, воздвиглась из пролитой крови жителей Ирта, которую они впитали: из крови Грозди, Мрачного Пса, Гнилушки, Черепа, Малыша Льюка, Четто и Перчинки. Всех Храбрецов, которые пережили вместе с ним падение в Залив, всех его бывших товарищей — всех их убили в мучительном ритуале, чтобы привязать демонов Темного Берега к его Иртовой форме и защитить их от разрушительного действия этого жаркого мира на их холодные тела. Он был их талисманом. Без него они на Ирте жить не могут.

С трудом встав, Врэт заковылял к окну и тяжело оперся на подоконник. Он поглядел вниз, в гигантскую снежную чашу, наполовину вычерпанную пурпурными тенями света от пушистых мантий окружающих пиков, горящих оранжевым сиянием.

“Тилия заплатит! — пообещал он возбужденному гремлину, сидящему в его плоти. — Она предала меня, и она заплатит за это”.

Осознание собственной уязвимости ударило страхом, от которого похожий на хорька человечек съежился. Погибни еще несколько змеедемонов, и он бы лежал сейчас среди подушек, разделанный, как выпотрошенная рыба. В головокружительном приливе силы он недооценил своих врагов.

Это не повторится, мысленно поклялся он и отошел от окна. Врэт лег на пол из окаменевшего дерева, дрожа от жара и с приятностью ощущая холод гладкой поверхности. Как только Ирт отвернется от Извечной Звезды, его нужда призовет новых змеедемонов из залива. Они поднимутся к нему с Темного Берега как холодная эманация — ею они и являются. Они упадут к нему с ночного неба, притянутые злом его сердца и магической силой его плоти, которая привязывает их к этой реальности.

Рой опьянел от крови Ирта. Они привязаны к нему кровью, и они придут в ночи с бешеными мордами, оскаленными на подбрюшьях.

Лежа беспомощным и голым в алом потоке закатного света, он вздрогнул от мысли о том, что мог погибнуть, а враги остались бы жить. Изнутри грудной клетки заговорил голос, неразборчивый от ярости. Гнев гремлина станет его собственным, как только у него хватит сил его вынести.

Из ночи, заполнившей дальние углы комнаты, вышли семь теней. Семеро оборванных, небритых мужчин, одетых в джутовые лохмотья.

Храбрецы.

— Мертвецы, — злобно квакнул один из них, с мордой черепахи.

Нетто. Врэт его, как и остальных, заживо скормил рою — но личинки змеедемонов уже насытились тогда кровью остальных и этого переваривали медленнее всех. Он в этой куче личинок бултыхался несколько дней — вопящий скелет и изъеденные сухожилия.

— Брошенные на съедение, — обвинил его лысый крючконосый призрак, и груда полипов на его лице затряслась от возмущения.

Гроздь. Врэт мрачно захохотал:

— А вы что, в самом деле надеялись, что я с вами всем этим поделюсь?

— Ты нам врал, — проворчал приземистый человек со звериными метками пса.

Он еще громче засмеялся в лицо Мрачному Псу.

— Я врал? Разве я врал, когда обещал вам освободить вас от работы мусорщиков? Я врал, когда говорил, что мы будем штурмовать небо?

Черный человек с лицом, рассеченным шрамом от уха до рта, потряс головой.

— Врэт, ты маньяк-убийца. Мы могли бы отлично жить на Темном Берегу. Ты нас предал, всех до одного, чтобы вернуться и отомстить. Ты жаждал крови. Ты убил нас ради нашей крови.

— Было, Пакля. — Узкое лицо Врэта озарилось безумной ухмылкой. — Я всех вас убил ради вашей крови. И вот вы теперь здесь, снова на Ирте, как я и обещал. На Ирте.

Призраками. А Мрачный Пес говорит, будто я лгал! — Он так захохотал, что у него потемнело в глазах.

Когда зрение снова прояснилось, на него глядел человек без носа и верхней губы, с обнаженными коричневыми зубами и сиреневыми деснами.

— Мы — призраки, и демоны снова приходят вытаскивать нас из воздуха! Скажи нам, зачем, Врэт. Скажи, зачем надо было нам погибать, чтобы с тобой воевали демоны, а не люди.

— Люди! — Врэт попытался сесть, но только стукнулся головой об пол, потому что сил у него не было совсем. — Был у вас шанс как у людей, Череп. Я вас повел из Нхэта, как людей. Как люди, вы лезли по лестнице в небо во владения пэров. Но вы проиграли. У вас был ваш шанс — и вы проиграли его!

— Мы проиграли вместе, — произнес невысокий взъерошенный юноша. — Надо было оставаться на Темном Берегу. Мы были Храбрецы, Врэт. Мы могли бы править этим миром.

— Править на Темном Берегу? В сточной канаве вселенной? И сколько бы мы правили, Малыш Льюк? Пока не свалилась бы на нас болезнь или старость не высушила до костей? Ха! Когда мы нашли этих жалких царьков гремлинов, которые думали, что мы — их легендарные маги, вернувшиеся из ада, вы в их волшебстве увидели шанс править малым мирком. Я же увидел путь назад на Ирт, к свободе от болезней и старости. Это я увидел путь к возврату! Я!

Шесть призраков, сказавших свои слова, отступили в ночную тьму, истощив свою слабую энергию. Остался только один, высокий, бледный, с ярко-рыжими волосами и царственной осанкой.

— Давай, Дудочник, — едко сказал Врэт. — Выплюнь свой яд, как вот эти.. ,

Дудочник ничего не сказал, только глядел из сонной глубины.

— Давай, — понукал его Врэт. — Ты всегда умел говорить хорошие слова. Ты всегда умел дать нам почувствовать себя хорошими, когда в нас не было ничего, кроме плохого. Давай послушаем, как твои сладкие уста извергнут горькую желчь.

Дудочник не сказал ни слова, а лишь молча отступил в тень и смотрел оттуда со скорбным видом молчаливой жалости на благородном лице.

— Ты такой же дурак, как все они! — выкрикнул Врэт, захлебываясь от гнева. Его одолел приступ кашля, и он захаркал кровью. — И не смотри на меня так! Это не я жалок, а вы! Вы — призраки, а я жив. Я — Властелин Тьмы! Худр'Вра! Весь Ирт передо мной на коленях!

Фантом поднял к губам тростниковую дудочку и заиграл грустный легкий мотив. Это была мелодия с тех времен, когда все они были мусорщиками на приливных отмелях Нхэта. Тот же мотив, иногда более веселый, сопровождал их на пути к славе, а иногда утешал потом в отчаянии.

— Дуди, дуди свою песенку, дурак! — крикнул Врэт, и злость придала ему силы сесть. — Ты меня этим не тронешь! Я смеюсь над вами! Все вы дураки! Вы проглотили поражение из рук Дрива и его пэров. Вы проглотили его и жили бы себе жалкой жизнью на Темном Берегу, цари помойки! Но я не смирился с поражением! Я заставлю Дрива его проглотить! И весь Ирт вместе с ним!

Мелодия растаяла в темноте ночи.

— Вы все дураки! — снова выхаркнул Врэт и встал на подкашивающихся ногах. Грудь болела там, где вырвался гремлин, и Врэт прижал руку к грудине.

— Никогда больше так не делай, — предупредил он живущую в нем тварь. — Нам надо разрушить целый мир. И если при этом придется вытерпеть боль, значит, так тому и быть. И если нам придется погибнуть — слышишь, ты, кровосос? — это будет не от боли или страха. Ты меня слышишь? Пусть смерть сама к нам придет, мы не побежим ей в когти.

Он встал у окна и поглядел на лучистые снега под звездным дымом. Из тьмы к нему летели змеедемоны. Он чувствовал их. Приближение змеедемонов гудело в его крови, накачивая силу в тело.

Скоро их стало видно — черная спираль на фоне звездного сияния. Они спускались к нему. Кусочки тьмы, выпадающие из пространства среди паутины звезд, они пришли на его молчаливый зов.

Он встал на подоконник и поднял руки. Тощая нагота его раздулась, и он почувствовал, как злобная кукла в пещере его сердца дернулась, стала выше, рванулась вверх на натянутых струях крови. Тень вытекла из его пор и заблестела темнотой на коже как мех, а бледная плоть исчезла под шерстью тьмы.

Из сверкающих вихрей неба спустились змеедемоны и повисли перед ним в темном воздухе, огромные и безмолвные, как тотемы, глядя на него бусинками глаз и чудовищными набрюшными мордами. Никакая воля на Ирте или на небе не могла бы противостоять гневу, сжатому в их мощных извилистых телах.

Врэт втянул в себя их мощь, и охвативший его полумрак расширился, раздулся в блестящие кривые плиты колючей брони. Капюшон черного зеркала покрыл его крысиный профиль, и Врэт увеличился до размеров змеедемона. Он шагнул сквозь панель Чарма и сошел с подоконника.

Во главе стаи чудовищ Худр'Вра летел через ночь. Кошмары жестокости мелькали в его мозгу в течение всего полета — пытки, которые он придумывал и совершенствовал для королевы ведьм, предавшей его. Но когда они после полуночи долетели до неровной опушки горного леса и опустились на скалистые склоны, где лежали разорванные смердящие трупы демонов, слабость сменила гнев.

Убитые демоны не поднялись в ночной прилив, но остались валяться в мерзких позах смерти, быстро разлагаясь. Над каждым трупом стоял туман распада, и вязкие контуры все время менялись в воздухе. В густом тумане над изувеченными телами роились свернувшиеся клубком гномы и адские куколки. Это были мерзкие душонки только что погибших, светящиеся зеленым и удивляющиеся, увидев себя живыми и лишенными тел в пропитанном Чармом свете.

Тошнотворное зрелище вязкого дыма этих призраков оказало угнетающее действие на беса в сердце Врэта и забрало его силы. Колени Врэта подкосились, швы брони треснули.

С криком вызова Худр'Вра поднял руки к небу. Молния вспыхнула, извиваясь, над деревьями, близкий грозовой фронт вспугнул птиц и развеял листья. Прошумел ветер, рассыпая как пыль шлаки эманации, и силуэты химерических душонок унесло прочь в клубах тумана.

Но все же Властелин Тьмы был недоволен. Он поднял над шлемом сжатые кулаки, будто хотел стащить звездные цепи с небесного ложа. По лесу прошумела буря, и согласно склонили головы деревья. Покатился по склону щебень, туши мертвых змеедемонов зашевелились, перевернулись и всплыли почти вверх. Отрезанные конечности полетели прочь, превращаясь на лету в пепел и дым.

Худр'Вра яростно вскрикнул, и ураган свалился с небес вертикально, размолотив трупы в пыль. Превращенные в гумус змеедемоны унеслись в вихрях бури.

На очищенное место боя опустилась тишина. Властелин Тьмы оглядел камни, изгрызенные огнем Чарма, с оплавленными краями, со сквозными дырами, окрашенные цветами побежалости. Положив руку на оплавленный камень, он покачал головой. Это была опасность, которой он не предвидел.

Сотни уцелевших в этой ужасной битве ждали выше на лугах возле леса. Врэт подал сигнал, и они приблизились, неся Тилию. Она была без сознания, и он понял, что она ранена в бою. Остатки гнева испарились при виде ее окровавленного лица, и он ощутил гордость за ее боевую ярость.

Змеедемоны положили ведьму на жесткую траву и отступили.

— Встань, Тилия! — приказал он, положив руку ей на голову, на рану над лбом. Чарм амулетов повиновался давлению его руки, рана на голове тут же закрылась и исчезла. Веки затрепетали и раздвинулись, открыв черный хрусталь глаз.

— Я подвела вас, — сказала она с дрожью в голосе и не шевельнулась.

— Поднимись. — Он махнул рукой. — Пусть Дрив сейчас и скрылся, но ты дала мне новое понимание моей уязвимости.

Она медленно поднялась, удивляясь, что цела. Опаляющее усилие ради призыва молнии лишило ее сознания, и весь ее Чарм не мог ее исцелить. Она робко посмотрела на Властелина Тьмы.

— Вы не сердитесь?

— Я зол как черт! — огрызнулся Худр'Вра. — Но не на тебя. Ирт потерпит наказание за то, что сотворил здесь Дрив. — Он величественно повернулся к своим фаворитам. — Ирт потерпит наказание!

Они поднялись в вихре и понеслись в ночи на юг, прочь от Гордой Вершины. Тилия держалась в небесной кавалькаде поближе к своему Властелину Тьмы, чувствуя облегчение, что избежала ярости Врэта, и ломая себе голову, куда они летят. Она не решалась спрашивать, чтобы не нарушить хрупкое благоволение сумасшедшего.

Она вытянулась в полете, в теплом и ласковом потоке магии Властелина Тьмы. Под слепыми звездами в равнодушной темноте и она, и сотни змеедемонов были так же прикованы к своей траектории, как сферы над ними — к своим орбитам. Тилия оглядела своих спутников. Конечности прижаты назад, змеиные челюсти выставлены вперед, кавалькада скользит на фоне расплесканных звезд.

Рассвет набросил зеленую мантию на восточный край мира, когда показались стеклянные шпили Дорзена. Летающий город возник из громоздящихся янтарных облаков над нефритовыми обрывами и грохочущим прибоем Укса. Над хрустальными куполами бельведеров реяли чайки, пикируя иногда серебряными дугами.

Подлетев ближе, Тилия увидела причину переполоха чаек: над знаменитыми висячими тротуарами города висели трупы. И с небесного серпантина тоже свисали мертвые тела. Движения над улицами не было.

Худр'Вра дал демонам знак занять посты на вершинах города, и они с Тилией направились прямо к роскошному хрустальному дворцу и вошли в аркаду огромных сардониксовых колонн. В предвидении их прибытия золотые пилоны уже стояли открытыми над сводчатым мраморным двором, где правил когда-то Наместник.

Леди Вон в серо-коричневом одеянии танцовщицы-ведьмы ждала рядом с высоким светловолосым мужчиной, обладателем красивого орлиного прищура, одетого в костюм с золотым шитьем. Они стояли перед мраморным алтарем зала под многоярусными галереями, где кишели змеедемоны. При появлении Худр'Вра они низко поклонились и громко приветствовали его, но Властелин Тьмы не удостоил их вниманием.

Он подошел к столу в центральном дворе лорда Дрива, откуда можно было включить звезду Чарма, установленную здесь мастерицей чародейства Люси Укс, бабкой Дрива. Пользуясь ее светом Чарма, можно было обращаться ко всем дворцам в остальных доминионах.

Светловолосый отошел от миниатюрной леди Вон и направился к Худр'Вра, склонив голову.

— Мой повелитель, я должен к вам обратиться.

— В чем дело, Ромат? — спросил Властелин Тьмы, оглядывая своды над головой и видя, к своему удовольствию, что проекторы звезды не повреждены.

— Повелитель… — Карие глаза под светлыми бровями с подозрением глянули на Тилию поверх колючих плит брони Худр'Вра. — Вы привели сюда ее? Королеву ведьм? Разумно ли это, повелитель?

Худр'Вра наконец заметил стоящую рядом с ним мускулистую фигуру.

— Ромат, чего это ты на себя напялил? Ромат провел ладонями по широкой груди.

— Это кожа из света, мой повелитель.

— Я знаю, что это такое, дурак. Зачем ты ее на себя нацепил?

— Привычка, мой повелитель, — застенчиво улыбнулся Ромат, подняв лицо к своему хозяину. — Я так уродлив, что не могу выносить свой собственный вид.

— Предпочитаю видеть тебя как есть. О твоей бывшей маскировке у меня не осталось хороших воспоминаний. Ромат поднял обе руки и энергично закивал:

— Конечно, конечно! Но эта кожа спасла мне жизнь, и я могу теперь служить вам, господин. Иначе… ну, вы сами говорили, мой повелитель… вы бы… то есть…

Сердитый голос Властелина Тьмы отдался под сводами.

— Я бы убил и тебя.

— Да, именно так. — Ромат напряженно улыбнулся и посмотрел в сторону двух ведьм, глядевших с холодной отстраненностью из-под прозрачных вуалей. — Прошу вас, мой повелитель. — Он униженно ссутулился и просительно поглядел в черную непроницаемую маску. — Могу ли я говорить с вами минутку наедине?

— У меня много работы.

— Это очень важно.

— Ну смотри, если ты с пустяками… — Они отошли в нишу между двумя близко стоящими колоннами. — В чем дело?

Благородная бровь Ромата озабоченно приподнялась.

— Мой повелитель, я видел их снова — это было сегодня ночью.

— Кого ты видел? — спросил нетерпеливо Властелин Тьмы. — О чем ты бормочешь?

— Храбрецов, — выпалил Ромат и в испуге прикрыл рот. — Я их видел. То есть видел их призраки.

— В самом деле?

— Да, повелитель. — Он закивал так энергично, что светлые локоны упали на глаза и Ромату пришлось отбросить их рукой. — Их было семеро — те, кого вы убили. Я их видел. Они говорили со мной!

— Да?

Ромат отступил на шаг.

— Мой повелитель, вы надо мной смеетесь.

— Я смеюсь над твоим страхом. Уж не тебе бы бояться призраков, Ромат.

— Они говорили страшные вещи, мой повелитель.

— Да? — Голос Властелина Тьмы зарокотал, как приглушенные толчки в тектонических глубинах Ирта. — Они тебе сообщили, что я убил их всех, до одного, медленно и мучительно, чтобы снова подняться из Залива по лестнице энергии и вернуться сюда?

Ромат потряс головой и снова отбросил золотой локон.

— Хуже, мой повелитель.

— Да? И что же они тебе сказали?

— Они сказали… они осмелились сказать… что вы безумны, что вы сошли с ума.

— Ты в этом сомневаешься?

— Что вы сошли с ума? — У Ромата задергалась губа, он заморгал. — Я — я так не должен думать. Вы — Властелин Тьмы!

— Я действительно сумасшедший, Ромат. Карие глаза Ромата полезли на лоб.

— Вы…

— А как может быть иначе? — Непроницаемая маска приблизилась. — Я упал в Бездну. Я стоял на Темном Берегу. В сердце моем я храню средоточие зла того мира. И этим злом я принесу смерть всему Ирту.

— Всему Ирту? — Ромат отступил еще на шаг, заламывая руки. — Мой повелитель, когда пэры будут уничтожены…

— Пэры! — Худр'Вра выпрямился, подняв кулаки над головой. — Это была моя личная месть. А остального требует зло, живущее во мне. Но сначала — пэры. — Он повернулся к большому залу. — Пойдем. Дрив осмелился напасть на моих змеедемонов. За это Ирт будет наказан.

— Погодите, мой повелитель! — забежал вперед Ромат. — Королева ведьм. Стоило ли приводить ее сюда?

— Она доставляет мне удовольствие, Ромат. — Из черных зубьев эбеновой маски донесся тихий смешок. — Ты знаешь, их обучают особым способам доставлять удовольствие мудрым. А, ты ведь это должен знать на опыте от леди Вон. Разве она тебя не ублажает?

— О да! — Ромат подтвердил это ударом кулака в грудь. — Ее ведьминские способы дают мне такое наслаждение, которого я представить себе не мог. Но в этом и дело, мой повелитель. Она ведьма. Ведьмы практикуют волшебство, которое старше Чарма. Какая-то сила, которую они получают от своей Богини. Опасно было сводить ее с королевой ведьм. Они знаете как говорят о своей Богине? “Когда сходятся две ведьмы, Она с ними третьей”.

— Это Сестричество меня не касается. — Худр'Вра вышел из ниши. — Их интересует только помощь бесчармовым, утешение бедных и почитание старых богов вместе с мудрецами.

— Трех Слепых Богов, — сказал Ромат испуганным шепотом, труся рядом с Худр'Вра. — Три Ее консорта — Смерть, Случай и Справедливость. Она ведет их на их слепых путях. И к Ней обращаются ведьмы. Мой повелитель, умоляю вас, не надо недооценивать их силу.

— Их сила не была нам препятствием, когда мы восстали под именем Храбрецов, — бросил на ходу Властелин Тьмы.

— Разве вы не помните, мой повелитель? — Ромат забежал вперед, заглядывая в змеиные глаза. — Я от вашего имени заключил с ними мир. Я обещал им, что Храбрецы никогда не нарушат мир их ковенов или святилищ мудрецов. И, как вы сказали, они живут для помощи беспомощным и обездоленным — и мы, Храбрецы, тоже сражались за униженных, как они.

Властелин Тьмы резко остановился и застыл в величественной позе.

— Но теперь, Ромат, старый мой друг, я сражаюсь только за себя, правда?

Ромат взметнул руки в почтительном отрицании.

— Вы Властелин Тьмы, мой повелитель. Вы — новый и более великий порядок.

— А, да. И мой новый порядок под угрозой. И мне надо кое-что сделать для поддержания моего закона и моего порядка. Идем, Ромат.

— Но ведьмы… — взмолился Ромат, семеня рядом с гигантом.

— Они мне не угрожают, — уверенно произнес Худр'Вра. — Я — Властелин Тьмы, хозяин всего Ирта.

И в самом деле сумасшедший, подумал Ромат, встревоженно следуя за ним.

Стоя в центре спиральной мозаики двора, Худр'Вра поднял руку к потолку, и его облил влажный свет. Ромат быстро подошел к алтарю и встал между леди Вон и королевой ведьм. Они смотрели, как картины дворов по всему Ирту появились миражом на широкой стене. Кроме висячей кожи колдуна Ралли-Фаджа в окружении изящных деревьев, другие пэры не показались.

Прохожие во дворах застыли, разинув рот, перед внезапно появившимся голографическим изображением Худр'Вра. Он величественно повернулся, демонстрируя свою мрачную фигуру.

— Слушайте меня, жители Ирта! — сурово произнес он. — Продолжайте повиноваться мне, и ничто не причинит вреда вашим городам. Но ослушайтесь меня — и смерть обрушится на вас так же быстро и верно, как было с Арвар Одолом.

Он глядел в изумленные лица, высматривая страх, и нашел его в больших количествах. Почти все величественные когда-то дворы были переделаны в рынки, и где раньше гуляли только пэры, простолюдины кишели среди прилавков и ярмарочных балаганчиков.

— Тех, кто осмеливается нападать на змеедемонов, поставленных мною над вами, ждет мучительная смерть, — продолжал Властелин Тьмы. — Я не потерплю актов насилия против ваших господ. В доминионе Мирдат предатель Дрив осмелился напасть на мои легионы. За это оскорбление я уничтожу Мир-дат и жителей Водопадов. Глядите на это страшное возмездие и знайте, что ждет тех, кто идет против меня.

По взмаху его руки свет исчез. Он возвысил голос, обращаясь к усаженным демонами галереям:

— Отправляйтесь и уничтожьте Мирдат. Все деревни, хутора и поселки должны быть разрушены. Камня на камне не должно остаться. И разбейте колонны столицы Мирдата, Города Водопадов. Убейте всех пэров и любого, кто будет сопротивляться. Идите — и несите в Мирдат смерть!

Галереи опустели с ревом, эхом отдавшимся под сводами, и змеедемоны вылетели из хрустального дворца. Сквозь прозрачные плиты крыши было видно, как они летят на фоне абрикосовых облаков утра — черная молния, устремленная в голубой зенит.

— Ромат! — позвал Властелин Тьмы, и высокий человек шагнул от алтаря и предстал перед ним, воздев лицо. — Тела, которые ты там повесил на тротуарах и на арке. Это кто?

— Пэры, мой повелитель, — ответил Ромат, сверкнув глазами из-под длинных ресниц. — Я собрал их несколько сотен в складах, превращенных в тюрьмы. Казню я их случайно, играя в игры, где правила все время меняются. Я думаю, вас бы позабавило их отчаяние.

— Ну, покажи, что ты придумал, жестокий Ромат. — В голосе Худр'Вра звучал сдерживаемый смех. Не поворачиваясь к королеве ведьм, он отпустил ее небрежным взмахом руки и насмешливыми словами: — Жди меня здесь, Тилия. Не хочу оскорблять твои тонкие чувства ужасами, которых требует аппетит моей мести.

По двору пронесся раскат его смеха, и эхо отразилось от стен несколько раз, пока не затихло.

Властелин Тьмы удалился с Роматом и со свитой змеедемонов, а Тилия и леди Вон оказались одни в центральном зале, робко переглядываясь.

— Королева… — начала леди Вон. Тилия подняла руку, приказывая молчать.

— Ничего не говори недоброго. Я — наложница Властелина Тьмы, и все, что ты говоришь мне, ты говоришь ему. Помни, сестра, что мы избранные среди пэров, и потому должны чтить Худр'Вра в каждом слове и в каждом деянии.

Леди Вон поняла сразу.

— Тогда, моя королева, мы будем танцевать.

— Да. — Тилия отпустила складки одежды, и вуаль упала, окружив ее. — Две ведьмы в зале столь величественном могут исполнить самый чудесный танец.

Леди Вон подняла жезл власти с алтаря, взмахнула им, и раздались мелодичные напевы религиозной музыки, медленный двухчастный ритм, под который она начала четкие повороты архаичной паванны во имя Богини. Этот старый и традиционный танец, хорошо известный каждой ведьме, позволял исполнительницам вставлять знаки и условные движения, обмениваясь сообщениями. Таким образом леди Вон сообщила своей королеве о зверствах, которым гном Ромат подверг ее и Укс.

Она танцевала перечень массовых убийств, когда целые деревни насаживали на шесты — деревни, через которые когда-то вели Храбрецов в оковах на пути к ночным утесам, с которых бросили их в залив после поражения от руки лорда

Дрива. Она танцевала ужас пэров. Она танцевала пожары и вопли и бритвенные когти змеедемонов, жалкую медленную смерть пэров, лишенных амулетов. Она танцевала их боль и жестокий смех Ромата. И наконец, она танцевала перед солевыми воротами горя, сообщая о мерзостях, которые сотворил с ее телом этот получеловек.

Ответный танец Тилии сплетал ткань сочувствия из теней воздуха и лент развевающейся вуали. Она танцевала свирепую похоть Властелина Тьмы, разрывавшую ее тело и делающую это каждый раз, когда Чарм ее исцелял. И наконец, она показала битву на каменных кручах над Мирдатом, и как герцог и горсточка его людей стояли против пятисот змеедемонов и убили сорок из них.

— Разве это возможно? — вдруг спросила леди Вон, остановившись в танце.

Королева-ведьма танцевала дальше, молча описывая уязвимость демонов при физическом нападении.

— Чарм! — восхитилась леди Вон. — Столько поколений он был нашей силой. Мы не были готовы считать его своей слабостью.

Тилия снова призвала ее знаком к молчанию, и они затанцевали в более радостном темпе, рассматривая различные последствия открытия королевы ведьм. Они танцевали войну. Они танцевали виды убийства. Взмахи меча, удары копий, полеты стрел оживляли их шаги. И вдруг они замедлили движения, танцуя ужас, который ждет Мирдат.

Леди Вон повернулась, спрашивая, не может ли Тилия как-то убедить Властелина Тьмы отозвать свой смертельный приказ уничтожить Город Водопадов, пока еще не поздно.

Королева ведьм прекратила печальный танец и покачала головой.

Леди Вон грациозно показала понимание и сделала цепочку быстрых шагов с поворотом, означавших страх Худр'Вра перед уязвимостью своих демонов. И тоже остановилась. Мирдат был обречен.

Из длинной колоннады донесся безумный смех. Врэт и Ромат вернулись с осмотра пыток пэров Дорзена. Сопровождаемые с флангов змеедемонами, они вошли в центральный зал и с удовольствием стали смотреть на полет штурмового отряда демонов к Мирдату. По приказу Худр'Вра изображение передавалось во все крупные города, чтобы весь Ирт был свидетелем его гнева.

Ромат приказал устроить пир, и из ниш поплыли банкетные столы, уставленные серебряными подносами с изысканной едой и росным вином. Змеедемоны рассыпались двумя мрачными дугами. Вошли танцовщики Чарма в ярких одеждах, взметнулась грезоткань. Заиграла тихая музыка и поплыли ароматы.

Броня Худр'Вра закружилась пухом чертополоха, и он появился из воронки в виде Врэта, одетого в желтую кольчугу и пурпурную тунику.

— Сними эту дурацкую кожу, — велел он Ромату.

Гном тут же повиновался, сбросив иллюзию одним мановением жезла силы, и появился в истинном виде, приземистый, с длинным черепом, с хмурым лицом, он сжался в ожидании оскорбления, не дождался, ухмыльнулся половиной рта — толстые губы разъехались на черных зубах.

Врэт пригласил его к столу, и они сели вдвоем, похохатывая и ухмыляясь. Ведьмы скованно сели напротив, ели мало и оглушали себя снотворным дымом Чарма. Никто из мужчин не обращал на них внимания.

В этот день Властелин Тьмы и его товарищ праздновали триумф, глядя в свете купола на демонов, летящих к Мирдату. Когда вскоре после обеда демоны долетели до места назначения, Врэт криком приветствовал их пикирующую атаку на фермерские поселки, а Ромат радостно присвистывал.

Деревни горели, витали темные тени змеедемонов в дыму. Налетающий ветер относил дым, открывая хаос бойни — толпы, топчущие сами себя, когда демоны отрывали руки и головы и потрошили людей на бегу, — а потом снова все заволакивал дым, оставляя только мельтешение острых силуэтов.

К концу дня бешеная армия добралась до Водопадов Мир-дата. Горизонты грохочущих каскадов и бурных потоков ловили свет Извечной Звезды в золотом всесожжении тумана, брызг и клокочущих туч пены.

Врэт подстроил купол, чтобы лучше видеть Город Водопадов. Дневной свет струился среди полотен падающей воды лимонными занавесями и освещал резной коралловый город меловых башен, раковин-куполов, зданий с морозными узорами. Меж флейт колонн клубились тонкие туманы, блестели слюдой карнизы и цоколи, резные фризы сплетались из бледных костей Ирта.

Змеедемоны бросились через падающие стены воды и ударили в опорные колонны столицы. Сталактитовые стены обрушились, испуская горький дым. Треснули опоры, контрфорсы лопнули, и кварталы жилых домов рухнули лавиной пыли и щебня. Застонали и обвалились целые утесы, переворачиваясь на фоне неба и башен, превращаясь в кучу обломков под ливнем пыли и извести.

Врэт оперся на стол, хохоча от злобной радости. Они с Роматом смотрели, гордясь собой, как древний готический город превратился в туманную дыру обломков.

— Более никто не посмеет напасть на моих демонов! — воскликнул Врэт, отпрыгивая от стола.

— И никто не посмеет дать убежище скрывающемуся Дриву, — добавил Ромат.

— Да, его судьба для меня слаще всего — потому что он знает, что сейчас я господствую над Иртом. Все, что принадлежало когда-то ему — и больше того, — теперь мое. — Врэт заходил бешеными счастливыми кругами. — Весь мир у меня в кулаке. Весь мир!

— А сам Дрив прячется от вас, как презренный зверь. — Ромат с наслаждением качнул бородавчатой головой.

— И все же он прячется, — выдохнул злобно Врэт. — Он уходит от меня. Этого я не потерплю. Он убил моих змеедемонов и должен за это ответить!

— Тогда давайте сделаем его дичью, — предложил Ромат. — Мы играем со смертью других пэров. Почему не поиграть с ним?

Врэт скосил глаза на гнома и оттянул нижнюю губу.

— Что ты говоришь?

— Давайте поохотимся за ним ради удовольствия! — хрипло каркнул Ромат. — Оглянитесь, мой повелитель! Все, что окружает нас, когда-то принадлежало самому Дриву.

Счастливая улыбка озарила крысиную мордочку Властелина Тьмы.

— Ну конечно! Искатель!

— Это можно сделать, — заверил его Ромат. — Сделаем искатели для змеедемонов.

— И для нас, — с энтузиазмом подхватил Врэт. — И с их помощью найдем его в норе, в которую он зарылся. Найдем — а тогда уже поразвлечемся по-настоящему. — Он скривился в злобной радости. — Проследи, чтобы это было сделано, Ромат.

— Немедленно, мой повелитель. — Ромат хлопнул в ладоши, подзывая мастеров Чарма.

Врэт оперся на стол костяшками пальцев и наклонился в сторону двух ведьм.

— Вы за весь день ни одна не сказали ни слова.

— Мы разделяем вашу радость, мой повелитель, — проговорила Тилия с подчеркнутой искренностью, — и не хотели мешать удовольствию, которое по праву принадлежит только вам.

— Это точно. — Кожа Врэта между темными глазками зловеще сморщилась. — Приготовься, моя королева. Мы едем на охоту!

Он отвернулся от банкетного стола, и черная броня с громким щелчком встала на место, оставив открытым только заостренное лицо.

Леди Вон вздрогнула и дрожащей рукой взяла Тилию за руку.

— Ты должна сделать то, что мы танцевали, — сказала Тилия, сжимая ее руку.

— Если даже мне придется умереть, — пообещала леди Вон с расширенными от страха глазами, — весь Ирт будет знать, что мы танцевали.

— И что это такое? — донесся громовой голос Худр'Вра с другого конца зала.

— Паванна Богини, мой повелитель, — тут же ответила Тилия.

— Богини? — спросил Властелин Тьмы из темного проема. — Что еще за чушь? Или предательство?

— Ни то, ни другое, мой повелитель. — Тилия встала и обошла стол, подходя к нему. — Я убедила леди Вон сделать так, чтобы все ведьмы Ирта вспомнили древнее почитание Матери Жизни, Той, Кто Порождает Все. Не приходится сомневаться, как мы сегодня видели, что многие страдания необходимо вынести ради Властелина Тьмы.

— И при чем тут Богиня?

— Она учит нас смирению, мой повелитель. — Тилия подошла ближе, говоря с покорной искренностью. — Как все люди Ирта смирятся перед вами, так и она учит нас принимать все, что дает Ирт, доброе и злое. Это и есть значение знаменитой цитаты из Висельных Свитков: “Богиня дает. Жизнь отнимает”.

— Точно сказано. — Он отвернулся. — Ромат!

Бородавчатый полугном снова натянул на себя кожу из света и стоял, высокий и красивый, среди одетых арлекинами мастеров Чарма. Он немедленно отошел от красочной группы и подошел к Врэту, склонив голову.

— Мой повелитель, искатели сейчас уже делают.

— Подойди, — сказал Врэт, выступая из своей брони. — Хочу поговорить с тобой откровенно.

Тилия шагнула прочь, но Врэт жестом вернул ее.

— Идем, Тилия, — холодно улыбнулся он. — Ты мне дороже всего. Мне бы хотелось, чтобы ты это видела.

Они прошли через широкий зал в мраморный альков, выложенный узором из чередующихся горгулий и херувимов. Тилия встала возле крылатого пилястра, вырезанного в виде каменного ангела, и смотрела, как Врэт и Ромат подошли к высокому завешенному окну, испускавшему морозный свет.

— Смерть стольких моих змеедемонов ослабила меня, — признался Врэт и повернул Ромата к себе лицом.

— Воспользуйтесь Дорзеном для отдыха, мой повелитель, — предложил Ромат с щедрой улыбкой.

— О, я воспользуюсь чем захочу, — заверил его Врэт. Губы Ромата нервно задрожали.

— Вы недовольны мной, мой повелитель?

— Доволен, недоволен. — Длинные ноздри Врэта раздулись. — Какая разница для сумасшедшего?

Ромат задрожал и даже не сделал попытки скрыть свой страх.

— Мой повелитель, я никогда не говорил, что я хоть на миг в это поверил, никогда! Это говорили призраки!

— Да, призраки. — Врэт выпятил нижнюю губу, и близко посаженные глазки забегали, рассматривая красивое лицо Ромата. — И они правы. Но я тебе это говорил, и ты знаешь, что это правда.

— Вы много перестрадали на Темном Берегу.

— О да. — Линии бровей Врэта приподнялись. — А вот тебя там не было.

— Но я теперь здесь, чтобы служить вам, мой повелитель, — ответил Ромат дрожащим от страха голосом.

— И ты мне теперь нужен. — Бегающий взгляд Врэта стал тяжел, на висках выступила испарина.

— Вам больно, — заметил Ромат.

Врэт ничего не сказал. Глаза его смотрели из-под нахмуренных бровей, закаменелые в ужасной значительности. В каждой из капелек испарины на переносице ухмылялся крошечный отполированный череп.

— Вы снова хотите меня убить! — захныкал Ромат.

— Нет, Ромат. — Врэт говорил спокойно, хотя на шее и на висках у него бился пульс. — Я не хочу брать твою жизнь.

Дрожащими руками он расстегнул желтую кольчугу и отодвинул пурпурную тунику, обнажив бледный костлявый торс.

Ромат заскулил, увидев пульсирующую плоть между ребрами Врэта.

Врэт застонал сквозь стиснутые зубы:

— Я хочу взять твою душу!

Грудина его вздыбилась и кожа разошлась, брызнув кровью.

Ромат взвизгнул и бросился бежать. Но Врэт схватил его за плечи железной хваткой, и красивое лицо Ромата стало Уродливым от ужаса.

С мокрым рвущимся звуком грудь Врэта раскрылась, обнажив плетение сосудов. Ребра разошлись, как пальцы скелета, разжимающие кулак, и из кровавого нутра выставила лаковую головку адская кукла, оскалив клацающие зубы.

Ромат истерически взвыл. Скрюченные ручки рванули его шитый золотом комбинезон, и злобное лицо куклы вцепилось зубами в обнаженную плоть.

Тилия отшатнулась. Гремлин! Такие чудовища существуют на холодных мирах далеко в Бездне, и она слышала о них и их бешеной кровожадности — но зрелище вызвало у нее отвращение. За дикими криками Ромата, полными ужаса и боли, она слышала хруст костей в челюстях. Она хотела убежать, но ноги не слушались, подкашивались. Тилия осела на пол, прижимая руку ко рту, будто пытаясь вырвать из горла застрявший беззвучный вопль.

Зажатый стальной хваткой Врэта, Ромат извивался, его вой захлебывался кровью, переходил в бульканье. Голова бессильно свесилась набок, но глаза остались открытыми, полными сознания и боли.

Угловатый череп дьявола исчез в груди Ромата, сотрясая его тело, вгрызаясь в спинной мозг. Кожа из света замерцала, тело гнома замелькало, появляясь и исчезая, потом иллюзия пропала полностью, и осталось только карликовое тело Ромата, дергающееся в руках Врэта.

Боль прекратилась, хотя чавкающие звуки продолжались. Полные ужаса глаза Ромата потускнели, в их черных зеркалах отразилось лицо Врэта, вдруг принявшее скорбное выражение.

Происходило что-то исключительное. Ромат почувствовал, что не умирает, а живет сильнее. Бес, зарывшийся в тело его мозга, не убивал его. Он каким-то образом справился с его жизненной силой. Его пронизал поток энергии, и Ромат запульсировал вместе с ним.

А Врэт, казалось, ослабел, челюсть его отвисла, глаза закатились. Мощь Темного входила в Ромата. Страх и боль съежились, исчезли, и он наполнился животной силой.

Цвета стали ярче, альков засиял, заиграл живыми красками. Звуки стали глубже, послышалось отрывистое испуганное дыхание Тилии и хрустящее спадение тканей в теле Врэта, когда энергия вытекла из него и плоть съежилась.

Когда Ромат понял, что он крепчает, а Врэт слабеет, процесс пошел быстрее. Тощее тело Врэта ссохлось до костей и повисло на Ромате, высохшее как мумия. Ромат раздался, дыра, порванная в его теле, засветилась, через нее заливался эротический заряд жизнерадостности. Гремлин, устроившийся внутри, возился с жужжанием магнетического пыла, заряжая электричеством позвоночник и посылая в мозг волны холодной дрожи.

Вихрящиеся импульсы энергии усилили для Ромата ощущение реальности. Он огляделся с царственной ясностью. Он ощутил скрытые очертания потайной двери рядом с пилястром, увидел каждую неровность в каменных швах пола вплоть до радужных лучей в дефектах кристаллической решетки.

Мраморное гнездо, невинно вписанное в затененный угол огромного центрального зала, было точным центром космоса. Стоя там, Ромат чувствовал, будто невидимые нити связывают его с каждым атомом этой комнаты, а через них — с каждым атомом необъятных просторов вокруг, до самых дальних краев вселенной.

Он поглядел на королеву ведьм, стоящую на коленях, а она на него, потрясенная до потери дара речи, и он чувствовал, как внутри ее грызет страх. В тени он увидел мертвых вне смерти. Призраки стояли в сводчатом портале и смотрели с болью — семеро призраков Храбрецов, скормленных змееличинкам на Темном Берегу. Суровое выражение их лиц не давало надежды на жалость или прощение.

Голова закружилась в ликующей радости. Сила Властелина Тьмы была теперь в нем. Врэт был мертв, тело его сморщилось до сухой оболочки. Теперь хозяин змеедемонов — Ромат! Он такой террор устроит на Ирте, который Врэту и не снился. Вот почему гремлин выбрал его. У него душа больше; его извращенное воображение более стоит подчинения змеедемонов.

Он презрительно фыркнул на высушенный труп Врэта и удивился, как такое жалкое создание могло когда-либо внушать страх. Он отпихнул мертвеца прочь — и что-то в нем сломалось.

Отвратительный бес не отпустил труп Врэта, а вместо этого его кривая голова, покрытая кровью и лимфой, высунулась из Ромата. Она вылезла, держа в зубах призрачный шнур — астральную пуповину, которая черпала Чарм от Извечной Звезды, душу Ромата.

В одно страшное мгновение гномочеловек понял, что случилось. Худр'Вра дал ему возможность отведать своей славы, ощутить вкус его силы, и теперь отнять это будет невыносимым ударом по психике.

Щелкнув, как ножницы, гремлин отрезал пуповину Чарма Ромата. Эктоплазменная трубка брызнула молочным туманом, той эманацией, что привязывала Ромата к его телу. Фосфоресцирующий дымок растаял, растворился в пустоте воздуха, и сознание Ромата отделилось от тела.

Поглядев вниз, он увидел себя далеко-далеко, с откинувшейся назад головой, с бессмысленными невидящими глазами. Кукла с пленками тряпок и кружевом кровеносных сосудов закачалась, присасываясь к отрезанному концу пуповины. Высосанная эманация вошла в спавшееся тело Врэта, и оно стало раздуваться.

Отлетая все дальше, Ромат уже не так отчетливо видел, как шевельнулась его собственная оболочка, нашаривая руками рану на груди и не находя ничего. Он прищурился, глядя, как будет действовать эта оболочка без его руководства, но был уже слишком далеко, чтобы различать движения маленьких фигурок на дне шахты ровного света.

В ужасе он осмотрелся и увидел только тьму. Под ним, далеко-далеко внизу, лежал мир света. Скоро он станет всего лишь далекой звездой. Со всех остальных сторон тянулась непроницаемая тьма.

— Повелитель! Повелитель! — в ужасе завопил Ромат. — Вы меня снова убили! Верните меня! Верните!

Но Властелин Тьмы уже не мог его слышать, потому что он выбросил Ромата с Ирта и послал хрупкую волну его разума плавать в Бездне. От него в мраморном алькове большого зала хрустального дворца осталось только тело и животные потребности.

Врэт подошел к порталу, и Ромат медленно пошел за ним, бессмысленно глядя угрюмыми глазами. Властелин Тьмы подошел к оглушенной королеве ведьм и протянул ей руку.

Она поглядела на него холодно и твердо.

— Ты не мужчина. Не человек. Он улыбнулся:

— Я — Властелин Тьмы.

— Ты кукла гремлина. Его улыбка застыла.

— Не раздражай меня, Тилия. Иначе мы посмотрим, кто из нас кукла.

Его близко посаженные глаза зловеще прищурились, и она перевела взгляд на Ромата, тупо стоявшего за спиной Врэта.

— Что ты с ним сделал?

— Он так ненавидел свое тело, что я его выпустил наружу. — Врэт ласково похлопал по огромной гномьей голове. —

Я выпустил его разум. Он теперь летит в Бездне и будет лететь до самого Темного Берега. — Врэт снова протянул руку. — Пойдем. Я тебе кое-что покажу. Она встала, не касаясь его.

— Я уже достаточно видела, гремлин.

Его лицо изогнулось, будто прижавшись к черепу.

— Назови меня так еще раз, и ты отправишься вслед за Роматом.

Тилия пошла за ним по винтовой лестнице на галерею. Там они встали у эркера, глядя на роскошный город Дорзен. Он был показан на экране Чарма в шатровой нише, обрамленной ониксовыми ветвями и крылатыми тритонами. Врэт изменил настройку, положив руки на пульт, и изображение города расплылось.

Когда стекло прояснилось, перед ними был вид склада изнутри. Там десятки пэров лежали на соломенной подстилке или сидели, прислонясь спиной к облупленной стене, безжизненно глядя на грязные деревянные панели и растресканные потолки. Многие сжимали в руках амулеты. Тилия заметила жемчужную ауру Чарма, пропитывающую помещение, и поняла, что только амулеты поддерживают в людях жизнь. Хотя каждый был безукоризненно одет в элегантный колдовской атлас и шитые грезошелка, обвисшие лица выдавали страдание.

— Им нужны вода и пища, — сказала Тилия тусклым от безнадежности голосом.

Кожа между глаз Врэта задергалась.

— Получат только огонь и дым!

Языки пламени выпрыгнули яркими лягушками из-под пола, и пленники вскочили, зажимая амулеты. Но Чарм от такого пламени спасти не мог. В считанные мгновения огонь охватил всех. Загорелись одежда и волосы, беззвучно завопили покрывающиеся волдырями лица, и горящие извивающиеся тела исчезли в клубах дыма.

Тилия вцепилась во Врэта ногтями, расцарапав щеку и шею и пытаясь добраться до сонной артерии. В ту же минуту она об этом пожалела. Раны тут же затянулись, как поверхность воды, и он обернулся к ней с примерзшей улыбкой.

— Смотри! — приказал он.

Дым рассеялся, и она увидела шевелящиеся обугленные трупы. Мертвые поднимались. Пепел осыпался прочь, жертвы огня стояли и тупо оглядывались. С шипением исчезали угли, и вскоре пэры ощупывали себя, поражаясь, что целы и невредимы.

Кожа задергалась между глазами Врэта, и снова лягушками запрыгали языки пламени. Снова заметались узники с искаженными страхом и болью лицами, снова их жадно пожирал огонь.

— Сколько еще раз мне их убивать? — спросил Врэт, когда сцену скрыл клубящийся дым.

Тилия ничего не сказала. Она уже не смотрела в окно, а погрузила взгляд в нечеловеческое существо, стоящее рядом с ней. Она применила Чарм, как много раз до того, чтобы рассмотреть этого урода, заглянуть ему внутрь, в то, что жило в нем. Раньше всегда он оставался непроницаемым. Но на этот раз гремлин позволил ей увидеть.

Открылась немая и бесконечная дорога, через него к Бездне, где кончались все границы. Он был сама Тьма. Он был пустота, что поглощает весь свет, тепло и Чарм Извечной Звезды. Его пустота была океаном, более обширным, чем планеты, обширным, как сама пропасть времени.

Королева ведьм отвернулась, ощущая холод и одиночество, вакуум космоса, текущий через нее. В окне снова рассеялся дым. Пэры поднялись в саванах пепла. Обожженные лица зажили, и они с ужасом смотрели на вновь вырвавшееся из-под пола пламя.

Тилия видела окружающий мир и не видела его. Глубокая тьма отчаяния захватила ее полностью, и она не сопротивлялась, когда Врэт взял ее за локоть и повел прочь из галереи по спиральной лестнице туда, где ждал Ромат.

Они все вместе вышли в центральный зал. Леди Вон сидела одна у банкетного стола и встала при появлении Врэта. Безжизненность лица королевы ведьм и животный вид Ромата ее встревожили, но она подавила эмоции под испытующим взглядом Врэта.

— Чармоделы приготовили искатели, которые вы заказали, мой повелитель, — сказала она, опустив глаза.

— Отлично. — Он издал фыркающий смешок. — Тогда мы с моей королевой отправляемся на охоту за предателем Дривом. А вы, моя дорогая, — он взял ее ледяной рукой за подбородок и поднял ее лицо навстречу своему томному взгляду, — будете править Уксом в мое отсутствие. Я доверяю вам поддерживать строжайшие стандарты, которых я требую. Вам ясно?

Она почти незаметно кивнула и бросила тревожный взгляд на недвижного Ромата с обвисшим лицом.

— Не особенно ищите руководства у вашего консорта, — посоветовал Врэт. — Как видите, он сильно переменился. Животные потребности — вот все, что теперь его волнует. Вы, разумеется, будете их удовлетворять. Я ожидаю от вас исключительной добросовестности, леди Вон. В противном случае — что ж, придется вас заменить.

Врэт резко повернулся, взял под руку королеву ведьм и направился вместе с ней к нишам, где ждали чармоделы.

Леди Вон обошла вокруг стола и встала перед Роматом. Поискала в его глазах то, чего там уже не было. В черных обсидиановых стеклах было только ее беспомощное отражение. Используя Чарм, она заглянула глубже, опасаясь ощутить животную похоть гномочеловека. Но ощутила только тьму, такую черную, что чувствовались лишь мерное биение сердца да простые телесные нужды, тыкающиеся в нее, как косяк слепой рыбы.

Глубоко в ядре сущности Ромата она нашла дыру, где раньше была душа. Здесь начинался падающий сон, и она не решилась подходить слишком близко. Не осталось ни ран ожидания, ни настроений — только пустота.

Она отступила и ощутила, что ее собственная душа вернулась, измазанная тьмой.

 

3

ЛЕСТНИЦА ВЕТРА

 

На Ткани Небес обитали призраки. И волшебники, и огры избегали этих развалин, потому что местные призраки были самыми старыми на Ирте, ускользающими от Чарма и жадными до жара крови. Когда чародей Кавал вошел в призрачный город среди болот, он не рассчитывал найти никого живого, и не разочаровался.

Старый, согбенный за многие тысячи дней тяжелой службы Дому Одол, утомленный долгим путешествием с севера, Кавал шел медленно. Яркая мишура одежды трепыхалась на чармовом ветру, отфильтровывавшем воздух для его старых легких.

Он ненадолго остановился у разбитого куска каменной кладки, истыканного ракушками, и поглядел на колонны со сфинксами, которые сторожили вход в руины.

За спиной чавкала и булькала топь — там тонуло бревно, которое перенесло его через туманные воды Рифовых Островов в эти мрачные места. Путешествие от Календаря Очей до Ткани Небес не оставило за собой следа.

Чародей с соколиным профилем, словно вырезанным из холодного желтого воска, оглядел порфировые башни, одетые мхом, увитые винтовыми лестницами, ввинчивающимися в лазурную пустоту.

Из руин слышались отдаленные гулкие голоса. Кавал удовлетворенно кивнул и медленно двинулся по вывороченной местами мостовой в тень сфинксов. Потом прошел через увитый лианами портик с куполом. Искаженные голоса доносились оттуда.

Чародей побрел вдоль обвалившихся стен, так сильно заросших лишайниками, что они казались расплавленными, и раздвинул костлявыми руками свисавшие сверху лианы. Зрение Чарма позволяло видеть в темноте, и там, среди поваленных антаблементов и разбитых колонн, он увидел зеленый эфир древних мертвецов.

Вертясь в мутной вони, невесомые, как дым, поднялись тлеющие фигуры. Подобные щупальцам руки протянулись к нему. Горестные голоса, усиленные пустотой, загудели гипнотизирующую песнь. Кавал ощутил, как напрягаются и без того окоченевшие мышцы, парализуя его, чтобы лепрозные тени могли слететься на его теплую кровь и устроить пир.

В послежизни, которая есть клевета на жизнь, созданная смертью, все духи превращаются в один ненасытный голод. Нет разума среди этих бывших жизней, нет мудрости, которая могла бы проснуться и заговорить, нет ничего, кроме голода. Сотни тысяч дней призраки безымянных магов уходят от забвения и ночного полета в Бездну, паразитируя на теплой ауре жизни. Их магия сохраняет их — пока они питают ее.

В отсутствие людей, на которых можно кормиться, фантомы опустились до копания в слизи и ловли болотных тварей. Выжигая горькие зеленые и ржавые пятна в воздухе, тени проклятых ничего человеческого не могли предложить чародею, и он прикрикнул на них — решительно, без гнева.

Сила насыщенного Чармом крика очистила не только портик, но и оболочку окружающих шпилей. Призраки бросились в зияющие дыры в каменных башнях и блеснули, исчезая, как дождевой дым в болотном лесу.

Сам как призрак, Кавал пошел напрямик через грибные заросли к порталу, окруженному обломками стен и обвалившейся черепицей. Он помахал руками над головой, проводя небольшие круги, и в воздухе закачались два шара желтого огня. Когда он послал шары вперед через портал, они озарили огромную пустую оболочку разбитой башни — пещеру тлена: окаменевшие балки торчали из-под груд черных булыжников, поваленный лес обломанных колонн, наваленный под просевшими сводами, оброс толстыми корнями.

Войдя в разрушенный зал, Кавал стал неспешно пробираться среди причудливых нагромождений битого камня, направляясь вглубь, к освещенному изнутри углублению. В этом дальнем углу храмового комплекса сквозь дыры в крыше пробивались случайные лучи дня. Они освещали небольшой цветущий сад эпифитов и плавающих в воздухе огнецветов, заставляя их издавать сладкий пряный аромат.

Чародей поравнялся с двумя шарами огня и опустил их на землю, под ярко-красные цветы. Шары закружились в порыве ветра, описали круг среди почерневшего мусора и исчезли вспышкой рубиновой пыли.

Кавал сел в центр круга и поднял морщинистое лицо к синему лучу дневного света. Душистый ветерок шевелил его длинную бороду, легкая улыбка осветила суровые, потрескавшиеся губы.

Это была первая ступень Лестницы Ветра. Отсюда его душа сможет подняться в небо, к Извечной Звезде и дальше, к Началу. Он не мог взять с собой свое тело, как на Календаре Очей. Тело останется позади и будет гнить среди болотной мертвечины. Но душа — она может улететь выше, чем время, к источнику всего времени.

Таково было его желание. Но — всего лишь желание. Чародей знал, что через несколько дней маркграфиня Одола найдет его укрытие. Он следил за ней дальним зрением с тех пор еще, как спустился с Календаря Очей, всю долгую дорогу до этих развалин.

Вот почему он вынес тяготы тайного путешествия к руинам храма. Время и судьба приведут ее сюда. А долг привел сюда его.

Обученный как мастер оружия в Доме Убийц, Кавал не мог отвернуться от судьбы Арвар Одола, крохотного королевства, которому он прослужил всю свою сознательную жизнь. Если бы не осталось уцелевших среди правящих пэров, он был бы свободен взойти к Извечной Звезде. Но уцелевшие были, дети его бывшего хозяина, им принадлежала его верность, которой его учили и которая была у него в крови.

Вот почему он все время после ухода с Календаря Очей пел заклинания. А сейчас, когда нашел подходящее место, чтобы сесть и погрузиться в себя, он ощутил более мощные силы, которые сговорились его сюда вести. Слепые силы. Случай. Смерть. И, конечно, третий из слепых богов, на самом деле дитя первых двух: Справедливость.

Случай привел его к порогу неба в минуту, когда началось Завоевание. Казалось, будто катастрофу вызвал его уход с Ирта. Смерть заставила его вернуться — смерть тысяч людей, погибших от появления змеедемонов.

Но почему этот ужас требовал его? Что было той Справедливостью, которая заставила его спуститься с горы и сесть в этих заплесневелых руинах, в этой засасывающей воронке, где все отдано темноте Ирта?

Он говорил себе, что вернулся ради Джиоти и Поча, ради призрака их отца — ради всех призраков злодейски перебитого Дома Одола. Но это звучало неубедительно. Он — всего лишь человек. Он знал, что не стоит уверять себя в том, будто он может хоть кого-то спасти, не говоря о целом мире.

И тогда Кавал стал искать глубже в слепом прошлом — искать, к чему именно в нем взывает Справедливость. Несколько дней сидел старый чародей в своем угольном кругу среди заросших поваленных стен, собирая Чарм Извечной Звезды и все глубже погружаясь в себя.

Вокруг плавали цветы на свисающих усиках, отходящих от растений, живущих на более высоких и солнечных уровнях. Порхали бабочки. Крики зверей доносились из гудящего леса за разрушенными парапетами, и Кавал уходил в себя. Из легендарных глубин, глубже самого Ирта, он призывал к себе мощь небес, Чарм Извечной Звезды.

 

На Ниниксе, одном из больших Рифовых Островов Нхэта, Джиоти и Поч брели вдоль опушки леса, шагая по темно-бурым следам осени. Оба натянули капюшоны потрепанных нагрудников для защиты от резкого ветра, у Джиоти на бедре было привязано ружье.

На мшистые террасы холмов опустился вечер. Лесные коридоры наполнились красными тенями и алыми глубинами, индиговые предвестники ночи взбирались на пастбища и луга, поднимаясь от темного моря. На берегу мерцала деревушка у переправы, огни ее фонарей дрожали на воде бухты. Туда путники и направлялись.

Зазвенели колокольчики, пастух гнал стадо красных пони по проселочной дороге к каменному мосту. В рощице мозаичных деревьев охотник в зеленом камзоле свежевал антилопу. По его рукам стекала кровь, и серая тень животного мелькнула мимо идущих, со вздохом улетая обратно в лес.

На пути ее панического бегства взлетели вороны, рассыпавшись на фоне золотых облаков заката, и Поч вздрогнул от их внезапного карканья. Это был первый за много дней выход брата с сестрой в цивилизованный мир, с тех пор как они покинули Летающий Камень, и оба тревожились. Чтобы добраться до Ткани Небес, нужна была переправа. Все другие пути без Чарма несли смерть.

— Может быть, сможем выменять ружье, — предположил Поч.

— Это против законов доминиона, — хмуро напомнила Джиоти. — И к тому же — как нам без него защитить себя в болотах возле Ткани Небес?

Около мельницы играли у костра мальчишки, прыгая через огонь. При виде путников в капюшонах они остановились и стали глазеть.

Ягоды и почти все орехи уже сошли, и Поч хотел остановиться на мельнице, отдохнуть и подзаработать на еду, но Джиоти решила этого не делать. Она была намерена как можно быстрее добраться до Кавала.

Ночь пролила звездный свет на холмы, и путники сошли вниз по крутым тропам, минуя приливные лужи. Рыбаки вытащили из пруда огромную рыбу-саблю, ее свирепая усатая морда, утыканная зубами, грозно щелкала челюстями. На пруду, перекрывая шелест камышей, спорили люди, деля добычу, вытащенную из отлива. Красные лодки покачивались под тяжестью.

Джиоти и Поч обошли хутор, ступая по береговой тропе среди дикого лука и щавеля. По пути они миновали мусорщиков в сетчатых рубахах, волочивших сети и крючья к поблескивающим мелям. Рабочие хмуро глянули на промокших странников, но не сказали ничего, занятые ночными трудами.

У причалов стоял флот, моряки уже разбежались по тавернам, харчевням и домикам на дюнах.

Ночной паром уже отходил, когда Джиоти и Поч взошли на настил пирса. Они взбежали по опущенным для них сходням и вскочили на борт, тяжело дыша.

Отливное течение быстро пронесло их мимо направленных в ночь обрывов к далеким силуэтам других рифовых островов, когда из рубки вышел помощник капитана, чтобы собрать плату.

Этот жилистый проворный человек в веревочных сандалиях и заляпанных маслом кителе и штанах быстро шел среди пассажиров — спокойных низкорослых людей со звериными метками в виде гладкой выдровой шерсти и сливообразных глаз, докеров и рыбаков, возвращающихся к себе домой на внешние острова.

Дойдя до Джиоти и Поча, помощник остановился и тревожно посмотрел на ружье. Потом ткнул пальцем в сторону рубки, где в иллюминатор выглядывал капитан.

Помощник повел их по палубе под откровенно любопытными взглядами пассажиров, потом по винтовому трапу на мостик. Капитан — крепкая женщина в тюрбане, в корсаже с глазами тритона и серьгами со звездами в ушах, приподняла густую рыжую бровь, когда брат и сестра сообщили, что направляются на Ткань Небес.

Она не стала задавать вопросов. По ружью и нагрудникам она поняла, что это пэры, а все пэры считались предателями.

— Ни один корабль не может подойти к Ткани Небес, — твердо сказала она. — Только суда Властелина Тьмы имеют право заходить в эти воды.

— Отвезите нас так близко, как сможете подойти, — сказала Джиоти и подала ей золотую сеть, усаженную целительными опалами. — Это лечебная ткань, но она без Чарма, и зарядить ее уже нельзя. Узор нарушен заклинанием змеедемона. Но она сделана для пэров, и этот материал — самородное золото и серебро, достаточно ценный даже как лом, чтобы купить несколько призм настоящего Чарма.

Капитан посмотрела на серьезное лицо Джиоти и приняла плату без комментариев. Пэры вернулись на палубу и сели поодаль от всех на грузовой люк. Там они и сидели, пока паром не прибыл в первый порт и на палубе не освободились скамьи. После еще трех остановок они остались единственными пассажирами на борту. Помощник принес им по миске супа из морских трав и по куску жареной рыбы — любезность капитана, — и они жадно принялись за еду.

Рассвет стер последние звезды, когда паром повернул и пристал к угрюмому берегу, поросшему деревьями с переплетенными корнями, висячими лианами и зарослями ежевики. Высокий прилив позволил парому подойти вплотную к мели. Помощник перебросил сходни на мшистый карниз черного коралла.

Как только пассажиры сошли, паром тут же отвалил, взмучивая грязную воду. Джиоти подняла руку, капитан ударила в колокол. Густой слой опавших листьев и морской травы пригасил волны отходившего парома. Помощник стоял, опираясь на леер, глядя на розовых береговых птичек, порхавших как клочки рассвета, занимающие свое место на небе.

Завернувшись в нагрудники, вздрагивая от укусов насекомых, Джиоти и Поч тревожно спали до полудня. Потом они пошли через болото, петляя среди упавших деревьев и переплетения корней, но держали общий курс на восток, к месту назначения, которое целую жизнь назад указала им сивилла.

Ночью они привязывались лианами к деревьям и спали по очереди под зловещие крики хищников. Синие бананы и сочная сладкая трава росли в изобилии, а для питья брат с сестрой собирали росу. На третий день пути по болотам их стала бить лихорадка.

В глазах все плыло и рябило, кости сочились сырым жаром и казалось, будто они истаивают. Двое суток путешественники пролежали на плоском суку, глядя на скользящий в ветвях маслянистый прилив. Они сжимали в руках целительные опалы, хотя в камнях уже не было силы излечивать, и слушали биение горячей крови в висках.

На третий день Джиоти поняла, что они погибнут, если останутся на месте. Она вырезала посохи, достаточно прочные, чтобы выдержать вес тела, и они побрели дальше. Их сопровождали огненные тени. Трудно было сказать, что это — болотные призраки или иллюзии горячечного мозга. Когда брат с сестрой останавливались на отдых, прозрачные огни танцевали ближе и поглощали их силу. Джиоти заставляла Поча идти вперед — скорчившись, волоча ноги, они тащились сквозь ядовитые тени, все время на восток.

Сны тревожили забытыми воспоминаниями детства, тихий голос матери звал их к себе, тень отца возникала в дверях спальни, разрушенной вместе со всем Арвар Одолом. Вслед за ними по джунглям брела невероятная печаль. Горе мертвых ползло в тумане, каждую ночь поднимающемся из топи. Призраки со знакомыми лицами приходили и вновь уходили в дымку, погибшие родственники звали их обратно, но путники шли вперед по извилистым болотным тропам к краю всего сущего.

 

В какой-то момент у Джиоти кожа приобрела цвет стекла. Она повернулась показать это Почу, но его не было. Бегая по кустам, зовя его, она заблудилась.

Покрытая проказой кровоточащих порезов, волдырями от укусов пауков и грибковой плесенью, она побрела в ночь и свалилась во сне, так и не прервав поисков. Проснулась она в кроне дерева и чуть не сломала себе шею, спускаясь.

К концу дня, в зарослях папоротника, покрытых висячим мхом, она потеряла сознание, свалилась и погрузилась в смертельный сон под удаляющийся крик обезьяны-стервятника.

Поч слышал тот же хищный крик обезьяны и решил, что она охотится за ним. Он поискал глазами сестру, проверяя, что она не свалилась, и она махнула ему рукой, показывая, чтобы шел вперед. Он захромал за ней по ярким квадратам освещенных джунглей, по лучам, острым, как стекло. Вздохи ветра и дрожь деревьев напугали его больше, чем ледяная оцепенелость конечностей.

Он поискал глазами Джиоти, и та поманила его вперед. Но он слишком ослабел и больше идти не мог. Сестра поползла на коленях, и он вслед за ней. Они вместе взобрались на осыпающийся скальный карниз в кружеве лишайников и легли снова отдохнуть или умереть наконец.

Поч вцепился в плечо сестры и хотел крикнуть, но пересохшие губы издавали одно лишь шипение. Плечо оказалось камнем. Он был один. Он лег на живот и стал рыдать, пока лихорадка не затемнила его взор.

— Проснись, Поч! — позвал голос Джиоти.

Дрожащий мальчик открыл глаза и увидел склонившуюся над ним сестру, ее обожженное лицо нагнулось к нему поближе, ободряя шепотом.

— Вставай! Смотри!

Джиоти помогла ему подняться на колени и показала на скальный карниз, где они лежали. На заросшей лишайником скале было вырезано полустертое изображение змееженщины. Это была не скала, а огромный разбитый идол.

С радостью поняв, что означает это каменное лицо, Поч заставил себя встать, пошатываясь, и, глянув сквозь пылающие кроны деревьев, увидел скелеты башен и огромные разбитые тела крылатых сфинксов. Он изо всех оставшихся сил подтянул сестру вверх, она увидела руины и рухнула на колени.

И снова Поч помог ей подняться, и они стали протискиваться в дыру среди стены корней, окружавших Ткань Небес. Поддерживая друг друга, они шли под тенью огромных сфинксов, сквозь переплетения лиан и вошли внутрь, где не было света. Только тонкие струйки лучиков освещали им путь среди путаницы гниющих обломков.

Поч протестовал, стонал, пытаясь сказать, что они даже не знают, здесь ли Кавал. Но у него не было сил. И они все равно уже далеко зашли.

В темноте они разлучились, и когда Поч протянул руку, сестры не оказалось. Ее шепот донесся с другой стороны, и Поч, поспешно повернувшись, нащупал ее руку.

Сестра взяла его за руку крепче и потащила за собой мимо черных твердых обломков. Земля задрожала, потрескивая и шипя под их тяжестью. Они вскрикнули в один голос и подались вперед.

Пол затрещал и наклонился. Поч вцепился в Джиоти, оба соскользнули среди стучащих кирпичей вниз и вдруг резко остановились. Тогда они поглядели в темноте друг на друга, видя только белки глаз.

Оглушительный грохот смел их во тьму. Их вопли, пронзительные, как крик летучей мыши, внезапно оборвались от глухого удара оземь среди камней. На них рухнули обломки.

В наступившей свистящей тишине Джиоти лежала неподвижно.

Поч оттолкнул обугленную балку, изъеденную гнилью. Она треснула в его руках как хрусткая бумага.

Он стал на ощупь искать сестру в темноте, торопливыми руками кроша истлевший камень, пока не отыскал ее неподвижное тело совсем рядом с собой. Прижавшись к ней лицом почти вплотную, он стал прислушиваться к ее дыханию, одновременно пальцами нашаривая пульс на горле.

Ужас охватил юношу, сидящего в этой стигийской камере, кишащей болотными крысами, с трупом сестры в руках. Страх сковал его, как удар тока. Он трясся в параличе и не мог ее отпустить.

На них упал слабый голубой свет, и Поч вдруг очень ясно разглядел лицо сестры, спокойное, как у спящего. Он обернулся и вздрогнул, увидев высокого мужчину с широкой челюстью, с рыжими волосами, подстриженными коротко, почти до самого черепа, так что грубое лицо с резкими чертами казалось почти квадратным.

Джиоти всхрапнула.

Поч уставился на нее в ровном голубом свете. Ноздри ее шевельнулись, и он ощутил удар пульса.

— Пусть отдыхает, — гулко сказал человек. Из его пор исходило лазурное излучение. — Лечение еще не подействовало. Подожди.

— Вы…

— т- Да, Поч. — Сильное квадратное лицо осветилось улыбкой. — Ты меня помнишь?

— Вы — чародей Кавал, — неуверенно сказал мальчик. — Я так полагаю. Я видел вас очень редко — и всегда издали.

Кавал сочувственно поднял ярко-рыжие брови.

— С Убийцами всегда так. Нас знают только наши доверители. Твой отец был моим доверителем.

Чародей поднял Джиоти сильными руками и понес в темноту. Поч побежал за ним, черпая силы в синем целительном свете, исходящем от Кавала. Но он был недостаточно быстр. Чародей скрылся в мгновение ока, поглощенный тьмой. Вместе с ним исчез и Чарм, и мальчик покачнулся, еле держась на ногах.

Поч заставил себя идти вперед вслепую. Вскоре появилось тусклое сияние, яснее стали контуры вывороченных плит пола и покосившихся колонн. Поч хотел позвать на помощь, но смог лишь прохрипеть что-то сквозь стучащие зубы.

Волоча собственное тело, как мертвый груз, он медленно пробрался через загроможденную темноту к дрожащему свету среди обломков.

Вытянув руки, Поч нащупывал путь между каменными глыбами, под погнутыми балками, покрытыми кружевами ржавчины. Обогнув груду щебня, он вновь увидел Кавала.

Чародей сидел в ровном круге пепла, скрестив ноги, ветви и огнецветы свешивались к нему в лучах дня, трепещущие от множества порхающих бабочек.

Поч ахнул. Кавал в яркой мишуре и лазурном газе, с длинными клочьями седой бороды и усохшим телом казался высушенным, как насекомое. Вокруг него дрожало голубое сияние. Оно пылало ярче дневного света на папоротниковой прогалине, где сидел чародей в сердце разрушенной башни.

Глядя поверх заплесневелых глыб, Поч хотел спросить: “Это он?”, — но голосовые связки не слушались. “А где Джиоти? Где моя сестра?”

Вглядываясь долго и пристально, мальчик в конце концов понял, что этот высохший бродяга, сидящий неподвижно как идол, и есть Кавал, только сильно постаревший.

Поч проглотил свои испуганные вопросы и осторожно приблизился, пробираясь меж обломками камня, страшась оступиться и полететь в бездну.

Канал не отреагировал на его приход, но аура вокруг чародея стала ярче.

Поч вышел из тени в сияющий день среди цветов и прищурился. Губы его шевелились, но он не произносил ни слова. Долгий и опасный путь был окончен, и он стоял, дрожа, в пряном тумане доисторических растений, щурясь на иссохшего и сияющего человека.

“Джиоти — где она?”

Голос его не слушался.

Из-под морщинистых век показались слезящиеся глаза, и чародей взглянул в реальное время, на брата маркграфини, ради которой долг чародея не пустил его на небо. Мальчик стоял перед ним, покрытый язвами, с изможденным лицом, с глубоко запавшими горящими глазами. И все равно можно было узнать его отца, лорда Кеона, по смелому разлету бровей.

Чародей кивнул и поманил мальчика к себе.

Они переглянулись с радостью и ожиданием, и мальчик благодарно подошел. Когда он вступил в пепельный круг, аура чародея обняла его, и раны исчезли, сползли, как змеиная кожа, остались позади в темноте. За этим периметром тени ран ждали, пока он вернется.

Боль отпустила, ум обострился, и Поч будто проснулся от долгого и подробного кошмара.

Старик улыбнулся и кивнул.

— Мастер Кавал! — с облегчением вскрикнул Поч. — Мастер Кавал! Какой же вы старый!

— Я и на самом деле старый, — ответил чародей скрипучим голосом. — Подъем на Календарь Очей отнял почти всю мою силу.

Поч положил руки на грудь, пораженный, что сила возвращается в изможденные мышцы. Потом ахнул, увидев, что нагрудник, штаны и ботинки сияют как новые. Чарм исцелял неживую материю!

Он тронул амулеты. Они были полностью заряжены и гудели Чармом.

Кавал вздохнул и расцепил скрещенные ноги. Голубая аура исчезла. Ее мощь снова ушла в глубь Кавала, и он без ее помощи с трудом встал.

— Да, я старый, — снова признал чародей. — Мне больше сорока пяти тысяч дней, и почти все эти дни я защищал твоего отца, лорда Кеона.

Старый чародей поклонился. Поч было испугался, что он опрокинется, и бросился его подхватить. Когда чародей выпрямился, Поч оказался так близко, что видел сетку жил на его носу и посеревшие белки глаз.

— А моя сестра? — жалобно спросил Поч. — Куда вы ее отнесли?

Чародей развел руками:

— Ее у меня нет.

— Я видел, как вы ее уносили. Улыбка шевельнула паутину морщин.

— Это было мое тело из света. Я послал его привести тебя сюда. Твоя сестра была иллюзией.

— Так где же она теперь? — Поч огляделся. Вокруг висели в ярком свете ветви папоротников и пылали огнецветы. — Она мертва?

— Возможно.

— Разве вы не знаете? — встревоженно спросил Поч.

— Я не все знаю, молодой хозяин. — Усталый старик уныло повесил голову. — Хорошо хоть одного из вас я смог сюда доставить. То, что здесь оказался ты, а не твоя сестра, было давно предрешено слепыми богами. Нам ли оспаривать их решение?

— Значит, вы знаете, зачем я здесь? — спросил мальчик, оглядывая беспокойными глазами изрытое морщинами лицо чародея, пытаясь найти проявление каких-то эмоций, но видя только усталость и разрушительную работу времени.

— Мы здесь с одной и той же целью, — ответил Кавал. — Ирт в опасности.

— Вы можете нам помочь? — быстро заговорил Поч. — Можете найти мою сестру? Она ведь теперь ваша маркграфиня. Вы должны ее найти. Она не выживет долго в этом зловонном болоте. Вы разве не понимаете? Она же утратила весь Чарм!

Вялый старик вздохнул:

— Чтобы победить наших врагов, надо куда больше, чем Чарм.

Он положил бледную ладонь на лоб мальчика. Его прикосновение сняло всю усталость, и безмолвный поток мира и здоровья протек между ушами Поча, объединяя весь Чарм, который он уже впитал из ауры волшебника.

Кавал подманил путника поближе, и Поч робко шагнул вперед. Чародей снова коснулся его рукой.

— Не страшись, мышонок! — улыбнулся Кавал и показал из-под бороды безупречные зубы. — Мое прикосновение дает, но не отбирает. Отдохни в моем Чарме.

Он положил обе руки на голову мальчика, и Поч ощутил, как ноги становятся легче. Он понял, что впервые за много дней не чувствует усталости. Тело не болело. Страх не таился в груди.

Он улыбнулся в ответ и прижался лицом к впалой груди старика. От бороды пахло горными травами, лучики звезд сверкнули в закрытых глазах Поча.

— Ты прошел весь мир, чтобы найти меня, дитя моего мертвого повелителя. — Он говорил ласково, поглаживая волосы мальчика. — И теперь я твой слуга.

Поч отодвинулся от чародея и с надеждой посмотрел ему в лицо:

— Ты можешь убить Властелина Тьмы? Кавал покачал головой:

— Ты слишком долго пробыл без Чарма. Его прикосновение заставило тебя думать, будто у меня силы больше, чем может быть у чародея.

Поч нахмурился и отступил. Тут же свет его тела потускнел. Тени ран придвинулись ближе.

Он обернулся и благодарно улыбнулся Кавалу, радуясь, что избавлен от груза изнеможения.

— Я боялся, что мы не найдем тебя.

— Судьба была неясна, — согласился Кавал. — Смерть кралась за вами по пятам.

— И до сих пор крадется, Кавал. Нас преследуют змеедемоны. Они обещают нам защиту Властелина Тьмы.

— Ты прав, когда боишься, чтобы тебя увидели, — согласился Кавал. — Но я не чувствую поблизости врагов. Взгляд Поча стал тверже:

— Джиоти узнала, что змеедемоны уязвимы для физической силы. Но их так много! Нам нужно заклинание, которое может уйти в Бездну и принести оттуда силу, чтобы поразить самого Врэта.

— Вот зачем слепые боги свели нас вместе, молодой хозяин. — Кавал жестом пригласил его сесть. — Время использовать их слепоту, чтобы увидеть.

Поч присел рядом с чародеем, и на лице его в струящемся свете дня заиграла надежда.

— Что увидеть, Кавал?

— Эхо прошедших времен, молодой хозяин. — Кавал выпрямился, встал, неподвижный и высокий, как цапля, синие веки затрепетали и закрылись. — Транс. Уход в умирание, молодой хозяин. Уход в умирание, но так, чтобы тебя не поймала смерть.

 

В густой синей тени Водопадов Мирдата лорд Дрив и Котяра поглядели друг на друга. Рев каскадов сотрясал воздух и заглушал крик до шепота.

— Путь в Паучьи Земли лежит через эту пещеру! — проорал Дрив, показывая на вертикальную трещину в стене за спиной.

— А как же пауки? — крикнул Котяра.

— Никакой Чарм нас не защитит! — услышал он в ответ.

Вор покачал головой и повернулся к стенам падающей воды в конце скального коридора. Он готов был предложить пойти вниз по течению в речные земли и незаметно пробраться на юг, к рифовым островам, где ждали их Бульдог и назначенная Дриву судьбой подруга, Тиви.

Они с герцогом добрались сюда под землей, дойдя по нитям Чарма от Гор Мальпаиса до этой пещеры. Никакие змеедемоны их не преследовали. Ни одна королева ведьм не преградила им путь.

“Зачем рисковать в Паучьих Землях?” — спросил себя Котяра, вспоминая кошмарные рассказы об этих проклятых местах, где кишат арахниды.

Но не успел он поделиться этими мыслями с Дривом, как полотно падающей воды разорвалось всплеском, и в пещеру вылетела дюжина змеедемонов. За ними вышла фигура Худр'Вра в черной броне, и мощный голос загремел из-под решетки колючей маски.

— Я нашел тебя, Дрив! — Властелин Тьмы вышел вперед с золотым искателем в руке, согнув другую руку, как кривой тесак. — А ты теперь найдешь смерть — снова, и снова, и снова!

Дрив толкнул Котяру себе за спину и выстрелил оранжевой очередью из ружья. С потолка пещеры обрушилась глыба, змеедемоны в страхе отпрыгнули назад.

Худр'Вра пробил себе дорогу сквозь свалившуюся скалу легко — как через кучу гнилых дров. Черная магия, усиленная броней, давала ему неуязвимость от физического нападения, а острые края брони высекали искры из упавшей стены, когда он шел вперед.

Котяра прыгнул в путь Чарма первым, и Дрив ужом вполз вслед за ним. Гром водопадов стих. Их окружило звенящее безмолвие, и тут же они вылезли на четвереньках в шлаковую пустыню. Облака пепла застилали взор, и оба, кашляя и задыхаясь, вскочили на ноги, ожидая преследования.

Зольная пыль улеглась, двое путников, встав спина к спине, настороженно оглядели лежащую перед ними местность. Повсюду были только колючие деревья терна и высокие кусты осота, распускающие серебристые перья.

Когда глаза привыкли к яркому свету дня, стало видно, что эти перья — разорванная паутина. В ней болтались оболочки животных, больших и малых: сморщенные птичьи шкурки, высохшие мыши и мумия тролля, завернутые в шелковые коконы.

Ослепительный день освещал бесконечную протяженность песчаных дюн и колючих деревьев. Дрив и Котяра готовы были бежать из расщепленной скалы, но боялись влететь в паутинную сеть. Они медленно повернулись и стали пробираться среди волокнистых деревьев с орнаментом из погибших зверей, разыскивая тропу.

Тропы не нашлось, и в следующий момент из пути Чарма донесся шум прибоя.

— Они идут! — догадался Дрив. — Надо прятаться.

У него даже не было времени глянуть в Глаз Чарма, он просто бросился в колючие кусты.

Котяра метнулся за ним, и они тут же напоролись в сухой траве на гнездо паучьих клещей. Тут же стала гореть кожа, сбрызнутая ядом. Крошечные красные клещи осыпали их как пыльца. Как и предупреждал Дрив, Чарм был клещам не помеха, и беглецы, пригнувшись в колышущейся траве, стали посыпать себя песком и пеплом.

Из укрытия была видна скальная пелерина, закрывающая вход в путь Чарма. Шум прибоя усилился, появилась королева ведьм Тилия — высокая, царственная. Ветер Чарма развевал серые одежды, скрывающие все, кроме черных алмазов глаз.

За ней вылезли змеедемоны с ящеричной кожей, блестящей от воды, которая тут же задымилась, испаряясь в горячем сухом воздухе.

— Они видят наши следы на песке, — шепнул Котяра, в буквальном смысле посыпая мохнатую голову пеплом. — Давай убираться отсюда.

— Погоди.

Дрив снял с плаща жезл силы и потер обеими руками его янтарь. Потом воткнул жезл в песок, а когда он поднял руки, они сияли золотом. Быстро и умело он провел руками по телу Котяры, потом отбросил золотой свет в сторону.

Свет Чарма придавил высокую траву аморфным, но все же различимым теневым силуэтом Котяры.

— Беги! — скомандовал герцог сверкающей тени, показав в траву. Двойник Котяры брызнул прочь, трава сгибалась перед ним и выпрямлялась там, где он прошел.

Дрив повторил ту же процедуру с собой и послал своего теневого двойника бежать в другом направлении. Потом махнул рукой Котяре, давая знак сидеть тихо.

Вору этот приказ показался трудновыполнимым, поскольку пепел и колючий песок мало успокаивали укусы клещей, но вид разгуливающих змеедемонов заставил его застыть на месте от страха.

Изумрудным Глазом Чарма Тилия обнаружила Дрива и Котяру, разбегающихся в разные стороны. Она послала половину змеедемонов за вором, а с другими вместе бросилась за герцогом.

Когда погоня пролетала мимо ложбинки, где затаились истинные беглецы, мучаясь от укусов клещей, Глаз Чарма мигнул, но королева-ведьма решила, что это Дрив пытается экранировать себя, и направила змеедемонов вперед, догнать его и обрушиться сверху.

Дрив выждал несколько мгновений, потом вскочил и стал отчаянно осыпать себя пеплом, чтобы унять жжение.

— Здесь есть путь Чарма к Озеру Гоблинов, но туда день пути. Надо спешить.

Дрив по искателю определил направление, а когда они вышли из ложбины в терновый лес, Дрив с помощью Чарма уничтожил оставленные ими на песке следы. Сверху их прикрывал навес паутины и коконов, и они прошли приличный кусок пути, пока пауки не начали за ними охотиться.

С шипением масла на раскаленной сковороде арахниды лезли с ломких ветвей, из сухой травы и с запекшегося пепла лесной почвы. Черные прыгуны размером с мужскую растопыренную ладонь прыгали с деревьев и больно кусались, пока их не удавалось сбить прикладом ружья или рукояткой ножа и раздавить сапогом.

От орд ползучих пауков, которые выползали из-под затянутых паутиной корней, как зеленая магма, надо было уходить. Их было слишком много.

Скоро беглецам пришлось далеко отклониться от курса, чтобы обходить пустеющие гнезда ползучих пауков. Покрытые кровью, с распухшими от укусов руками и лицами, Дрив и Котяра знали, что погибнут в Паучьих Землях, если ночь застанет их в этом лесу. Герцог придумал смелый стратегический план — слишком смелый, чтобы сообщать его своему спутнику.

При первой возможности Дрив примкнул штык к стволу и выскочил из тернового леса в болотистую низину с колючей травой. Котяра остановился среди развевающихся нитей паутины на краю леса и позвал голосом, скованным от боли:

— Тебя же змеедемоны увидят!

Дрив махнул ему рукой и побежал дальше. Пришпоренный шипящим шумом приближающихся ползунов Котяра метнулся за ним. Он увидел, куда направляется герцог: через поляну и снова в терновый лес, но под углом, который приведет их ближе к месту назначения — если их не заметят змеедемоны сверху.

Дикий вопль с неба развеял эту надежду, и беглецы изо всех сил припустили по заросшей травой поляне, пока на них сверху не упала тень. Дрив ткнул вверх ружьем с примкнутым штыком, и снижающийся змеедемон, вильнув в сторону, приземлился среди деревьев. Ледяная синева выстрела погребла его под вывороченной землей.

Когда он отряхнулся от земли и поднялся продолжать погоню, появились и остальные. И снова Дрив свернул к линии деревьев и выстрелил в землю. Змеедемон метнулся в сторону, и беглецы устремились дальше. Ящер взлетел в воздух и бросился на них, выставив когти — и тогда они повернулись и встретили его поднятыми ножами.

Удар когтя распорол Котяре левую руку, но нож Дрива уже пробил туловище зверя, прорезав визжащую пасть на брюхе. Чудовище попятилось, а люди бросились вперед.

Дрив выстрелил перед собой. Ослепительно-синие молнии чармового огня ударили в терновые деревья, разбив их как стекло.

Котяра не догадывался, что задумал герцог, пока не увидел струйки дыма, поднимающиеся от горящих деревьев. И все равно он еще не понял, зачем герцог создает дополнительную опасность. Он вел к группе деревьев, густо окутанных паутиной. Стая диких собак свисала с этих ветвей, высосанных до приставшей к скелету шкуры.

Дрив продолжал стрелять, уже войдя в лес. Огонь Чарма паукам был безразличен — но не огонь лесного пожара. Опустели гнезда и норы, лес загудел шумами, ударами и треском пожара, поглощающего сухую кору и разрывающего мокрую древесину.

Только два змеедемона успели войти в лес раньше, чем стая поняла стратегический замысел герцога. Из падающей паутины вываливались разозленные арахниды, нападающие на преследующих змеедемонов. Чудовища прекратили погоню и прыгнули в воздух, спасаясь бегством. Один вырвался из дыма и мотающейся паутины. Другой оказался притянут в гнездо пауков-скорпионов и тщетно пытался разорвать плотные нити.

Дрив и Котяра неслись вперед сквозь клубящийся дым. Пауки сыпались вокруг дождем и карабкались по ногам, нанося жгучие раны. Когда беглецы выбежали из горящего леса, токсины пауков свели мышцы судорогой и свалили их на землю.

Герцог приложил сетку целительных опалов сперва к Котяре, потом к себе. Они не стали ждать, пока Чарм подействует полностью. От пауков он мог и не помочь, и он исцелял только открытые раны, не действуя против яда. На ходу беглецов стали одолевать болезненные галлюцинации.

Перед ними опустились на землю два змеедемона. В искаженном зрении их тела казались составлены из сегментов и плоскостей.

Дрив выстрелил в лесные кроны. Упали горящие ветки и листья, рассыпав новые рои пауков. Дрив и Котяра метнулись прочь от огненного потока и бросились сквозь стену змеиной травы.

На той стороне они вынырнули, покрытые с головы до ног зелеными и коричневыми клещами. Дрив поставил оружие на беглый огонь и с дрожащими от яда руками обернулся, выжигая в кустах пламенный круг. Окружив себя огнем, он сдернул с дула штык-нож и стал очищать себя от клещей. Котяра последовал его примеру.

Огненный круг жарко вспыхнул и погас, дойдя до земли, которую Дрив уже выжег. Когда стена пламени исчезла, змеедемонов не было видно, и беглецы зашагали среди обугленных деревьев, избегая дымящегося подлеска.

Тилия наблюдала за ними Глазом Чарма. Она оставалась подле входа в чармовый туннель, не желая подвергать себя опасности укуса в лесу. Выругавшись сквозь зубы, она ударила ногой кусок шлака, разлетевшийся в пыль.

На той стороне туннеля Худр'Вра ждет ее в Мидрате. Возвращаться без трупа Дрива ей не хотелось. Если она это сделает, то наверняка ее ждут те же пытки, что и пэров Дорзена.

Свесившийся со скального козырька на паутинке мелкий паук укусил ее в шею, и Тилия прихлопнула его, снова выругавшись. На миг она подумала было о призвании молнии, но, вспомнив о боли, отказалась от этого и решила воспользоваться Чармом. Герцог ослабел от паучьих укусов, и она была уверена, что ее поддержанная Чармом сила сможет его одолеть.

Ведьма расстегнула драконовые когти пряжек из заговоренного металла, державшие связку жезлов силы. В запекшуюся пыль она воткнула четыре жезла на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Потом отступила на шаг и потерла друг о друга еще два жезла. Полетели зеленые искры, и Тилия, выкрикнув заклинание, послала их в полет к стоящим жезлам.

Из жезлов потек свет Чарма и возникли человеческие фигуры — призрачные убийцы с ржавыми когтями, с заостренными лицами, вырезанными из разбитых черепов, с крыльями буревестников и сухими обрывками плоти.

К их хромовым глазам, блестящим, как ртуть, Тилия поднесла Глаз Чарма и показала хромающие фигуры Дрива и Котяры.

— Убейте их!

Четыре призрака унеслись вихрем, развевая паутинные волосы.

Герцог заметил их приближение Глазом Чарма и предупредил Котяру:

— Здесь королева ведьм. Она послала за нами четыре призрака Чарма.

Котяра не ответил. Он высматривал змеедемонов и увидел кипящий ветер и плавающую в воздухе воду.

— Они быстрые, — сказал герцог. — И ловкие. Вряд ли я смогу остановить всех четырех.

Он поднял глаза, но вора уже не было. Ландшафт из колючих деревьев и кустов куманики колебался и менял цвет — это действовали паучьи токсины, мешающие видеть. Герцог не успел заметить, куда исчез Котяра среди кустов, затянутых паучьим шелком, как призраки-убийцы обрушились с деревьев.

Дрив выстрелил — и сине-белая молния испарила призрака в ослепительной вспышке. Но тут же второй вырвал у него из рук ружье ржавыми когтями. Третий и четвертый бросились с разных сторон.

Герцог выхватил меч Таран и ударил по стоящим перед ним изображениям. Еще один призрак развалился пополам и исчез в дыму. Когти вцепились герцогу в плечо, и меч выпал из его руки. Он ощутил удар когтя в ключицу и с мрачным хладнокровием ждал смертельного удара, который перервет горло.

Сверху донесся звериный крик, и Котяра, закутанный в паучий шелк, упал с дерева на призрака, напавшего на Дрива. Штык-нож вора ударил меж согнутых крыльев убийцы, и тот рассыпался туманом, издав крик боли.

Последний из призраков бешено кружился, размахивая зажатым в когтях ружьем. Дрив нагнулся за мечом, а Котяра бросился вперед, прикрывая его от выстрела. Призрак выстрелил, и зеленый огонь ударил Котяру в грудь, опрокинув без чувств на землю.

Дрив взмахнул мечом и пригвоздил призрака к терновому дереву. Вскрикнув, как разорванный ветер, призрак выпустил ружье и растворился в воздухе.

Тилия у входа в туннель ощутила смерть своих призраков как физические удары. Первый сбил ее с ног, а от остальных она чуть не потеряла сознание. Она лежала, прислонясь спиной к скальному козырьку, полузакрыв черные алмазные глаза, и клещи заползали под ее вуали.

Дрив нагнулся над Котярой, ощупал переплетение жизненной силы человека и меток зверя, наложенных на него. Еще миг — и метки пропадут, и тогда вор умрет таким, как был, человеком или зверем.

Герцог набросил на прожженную грудь вора золотую сеть целительных опалов. Тут же тело зашевелилось, веки затрепетали и открылись.

Котяра взялся обеими руками за виски, но не мог найти в себе силы сесть.

Дрив вложил меч в ножны, закинул ружье за плечо и подрегулировал жезлы, придавая себе сил для дополнительной ноши.

Перед глазами плыло, когда он шел через поле, где сидели коричневые и белые пауки величиной с корову.

День расплывался сиреневыми полосами, и пауки сидели неподвижно. Один двинулся поближе, блестя гроздями глаз в свете заката. Не опуская с плеча Котяру, Дрив обнажил меч. Огонь сумерек полыхнул на лезвии, и огромный паук направился прочь по перистой траве.

Кольца звездного дыма покрыли небо, когда Дрив нашел туннель Чарма, который искал. Это была всего лишь дыра в выгоревшей земле среди терновых деревьев и лент паутины. Но когда он положил Котяру и вошел вслед за ним, все переменилось.

Туннель открывался в Чарн-Бамбар у кремнистого ручья. Колыхались под ветром травы, издавая аромат пыльцы.

При свете звезд Дрив осмотрел Котяру. Тот был цел, но, как и герцог, покрыт струпьями паучьих укусов. Дрив придержал его, прикладывая к ранам целительные опалы.

Рассвет застал обоих с уже залеченными ранами, порезами и укусами. Действие токсинов ослабло, хотя цвета все еще казались слишком яркими и мышцы еле шевелились. Весь этот день они шли медленно, держа направление на юг вдоль ручья. Чтобы ускользнуть от искателей Властелина Тьмы, Дрив периодически создавал чармовых манекенов и посылал их в разные стороны.

Ночь привела их на реку, куда впадал ручей. Ее ровная ширина отражала яркие ночные хоры, и на мшистом берегу путники остановились.

— Я должен навестить Тиви, — объявил герцог. Он глубоко дышал, наполняя легкие ветром с темнотою и ароматами реки. — Ты последишь за моим телом, пока меня не будет?

— Можно вас разбудить, если что-нибудь случится?

Дрив покачал головой:

— Ты будешь один, пока я не вернусь. Посматривай в мой Глаз Чарма.

— А если появятся змеедемоны?

Дрив метнул голыш в реку, и тот подпрыгнул несколько раз, пуская круги, пока не исчез из виду.

— Давайте останемся вместе, — попросил Котяра. Страх коснулся его сердца. — Я вор, я не воин, как вы. Как мне вас защитить?

— Ты сохранил мне жизнь дольше, чем смог мой собственный маршал, — грустно заметил Дрив. — А Лебок был лучший из лучших.

— Тогда послушайтесь меня и не делайте этого.

— Я должен удостовериться, что Тиви еще жива, — ответил герцог. Он шагнул в тростники, тихо постукивавшие друг о друга на илистом берегу, исчерченном следами мышей. — Я спрячусь здесь. Весь свой Чарм я возьму с собой, не останется ничего, что дало бы искателям меня выследить. Если они вообще меня увидят, решат, что я в Нхэте.

Котяра вздрогнул. Паучий яд все еще действовал.

— А не поищете там моего напарника?

— Бульдога? — кивнул Дрив. — Я его найду. Хотя это может быть опасно. Там есть колдун, который обходит лагерь, и если он меня увидит, я могу не вернуться.

— И что тогда? — спросил Котяра, сияя во мгле зелеными глазами.

— Возьмешь мой меч и ружье, — будничным голосом ответил Дрив. — Воюй. Если сможешь — освободи Тиви.

— Как я ее найду?

— Меч Таран, — ответил Дрив. — Я заколдовал в нем образ Тиви. Он покажет, куда идти, если я не вернусь.

— Вы действительно любите, если идете на такой риск.

— Любовь ли это? — Герцог ушел глубже в тростник и слился с тенями ночи. — Или что-то большее?

Котяра соскользнул по обрыву к берегу и встал рядом с ним:

— Опять будем говорить о предназначении?

— Наши дни проходят, как лихорадка. — Дрив нагнулся и поднялся с пучком речных трав в руках. — Помоги мне привязаться.

— А как же гадюки?

— Буду очень благодарен, если ты станешь их отгонять. Котяра взял водоросли и начал их связывать.

— Вы слишком много просите от незнакомца.

— Ты для меня не незнакомец, Котяра, — уверенно сказал Дрив, обнажая меч.

— Как вы можете так говорить? — нахмурился вор. — Я даже для себя незнакомец. Кто я?

— Ты мой союзник. Ты спас мне жизнь, а я спас жизнь тебе. — Дрив хлопнул ладонью по мохнатому плечу вора. — Мы друзья.

Котяра принял меч и ружье.

— Вы вернетесь к утру?

— Если не вернусь, тебе придется бросить мое тело здесь. — Он обвязался связанной травой и лег на подстилку вытоптанного тростника. — Помоги мне это привязать.

Вор помог, и когда Дрив был привязан, он схватил его за руку и заглянул в его спокойные глаза:

— Будьте осторожны. Дрив сжал его руку:

— Я вернусь с новостями от Тиви и Бульдога.

Рука его разжалась, глаза закрылись, и тело поднялось, натянув привязь. Герцога здесь уже не было.

Котяра сел и почувствовал, что у него из души рвется крик.

 

* * *

 

День врывался в проломы стен заброшенного храма, и Поч смотрел, как Кавал погружается в транс. Казалось, что старый чародей умирает. Плоть его сжалась, будто внезапно сдулась, и похожий на мумию человек сидел прямо в ветреном свете дня.

От воскового тела изошел пряный смолистый аромат. В этом благоухании разворачивались давние воспоминания. Поч вдыхал их и входил в забытое прошлое Кавала, будто заглядывая в собственные закупоренные отростки времени.

Под заиндевелым деревом стоял обнаженный Кавал без бороды, не старше шести с половиной тысяч дней, чуть больше, чем сейчас было Почу. И даже в этом времени жизни, едва оперившись, он обладал уже Чармовой осанкой.

В Доме Убийц Кавал был воспитан как миротворец и проявлял спокойствие и хладнокровную рассудительность, ценимые дипломатическим корпусом. Родственники считали, что его судьбой будет служба при дворе, и Дом уже наводил справки в доминионах, предлагая его на работу как эксперта по договорам и даже как управляющего двора. Но интересы молодого Кавала были далеко от этого.

Вундеркинд в работе с Чармом, он проявил редкий дар — накапливать Чарм в собственном теле без помощи амулетов. В его детских руках колдовской металл и ведьмино стекло двигались как живые, складываясь в стихийно разумные амулеты — яйцеварку, спиночесалку, закрывалку для бутылок. Волшебники приезжали издалека, чтобы получить его совет.

Сестричество предложило Дому втрое больше, чем самый щедрый из доминионов, и Убийцы неохотно отпустили Кавала — на время: он был слишком ценен, чтобы отдавать его ведьмам насовсем за разовую плату, если с воспитанным в нем искусством управленца он мог бы приносить Дому постоянный доход из доминионов.

В конце концов через несколько тысяч дней после начала его службы Сестричеству Дом выкупил Кавала и поставил за приличную плату на службу Арвар Одолу в качестве мастера оружия — неслыханно высокий пост в таком возрасте. Но тогда он был юношей только по виду.

Голый под покрытым инеем деревом — к этому воспоминанию Кавал не возвращался много тысяч дней, и он задумался, какое отношение может иметь столь далекое время к постигшей Ирт беде.

Он начал свой транс с фиксации внимания на внутреннем образе Врэта и поразился, когда это клинообразное лицо расплылось в образ его самого, стоящего столь давно под замерзшим деревом.

Ведьмы ангельской наготы кружили его под свинцовым небом. Голая равнина тусклого стекла кружила их, и все это было невидимо привязано к белому дереву. Они танцевали, заплетая косы безмолвия.

Кавал вспомнил это время своего раннего обучения. Когда исполнялся этот ритуал, называемый Восхождением по Лестнице Ветра, он был в Сестричестве уже полторы тысячи дней. Он к тому времени поразил и себя, и своих наставниц умением обращаться с Чармом, но никто не ожидал того, что случилось потом.

Юноша поднялся на Лестницу Ветра над стеклянной равниной, выше ледяных узоров атмосферы, в холод вакуума между мирами. Обычно неофиты вроде него посещали Немору. Смелые доходили даже до Хеллгейта. Мало кто мог выйти за пределы этих двух миров и вернуться.

Он вспомнил, как висел в мерцающей тьме, где над ним плавали Чармовые миры, блестящие, как морские раковины.

Он задействовал Чарм в сумасшедшем сплетении амулетов, которые смастерил для этого случая, — и исчез с верхней ступени лестницы.

Все, в том числе и он, сразу поняли, что случилось. Он упал в Бездну. Упал навсегда. Он упал, как тень, из Империи Света в вечную тьму. Когда зрение приспособилось, Кавал заметил холодные миры, мерцающие среди клочьев звездного дыма, из которого они образовались. Его тень прошла по их дымной поверхности.

“Темный Берег”, — понял он и остался безмятежно спокойным, каким воспитал его Дом.

Он упал в мир лесов и туземных жителей. Среди них он носил кожу из света, которая скрывала его мальчишескую фигуру под звериной оболочкой косматого меха, предназначенной для отпугивания аборигенов. Он посещал племена и говорил мудрые вещи на их языках. Он делал для них что мог хорошего, пока не набрался сил и мудрости смастерить амулеты, содержащие Чарм, которые должны были помочь ему снова взобраться на Лестницу Ветра, возвращаясь из Бездны на Ирт.

Такое раньше бывало, хотя знание об этом было священно. Непосвященные не знали, что можно ступить на Темный Берег, иначе много глупых жизней было бы загублено.

Только те, кого учили в Сестричестве и в Святилище Мудрецов, знали, что Чарм можно найти повсюду в Бездне и на холодных мирах за ее пределами. Но сделать амулеты, способные отбирать эту редкую субстанцию, было невероятно трудно и требовало огромного искусства. Туземцам он говорил, что это алхимия, потому что технология требовала хитроумного оборудования и производила субстанцию концентрированного Чарма в виде золотого сияния в количестве нескольких пылинок.

Чтобы вновь подняться на Ирт, ему нужно было алхимическое золото в количестве, равном весу его тела.

Он стал искать помощника. Из людей, которые жили в городах за лесом, он выбрал молодого бродягу, который был достаточно умен, чтобы понять его цель. Звали этого бродягу Риис, и он охотно посещал лес, где работал Кавал, и впитывал поручения молодого чародея.

Со временем они подружились, и Кавал пригласил Рииса в свою лабораторию, а потом и в свое обиталище. Он рассказал ему об Ирте и об Извечной Звезде. Он научил его законам Чарма.

Владея этим знанием, Риис стал в своем мире могучим чародеем, практикуя волшебство и в глуши, и в городе. Он мог доставить Кавалу все, что было нужно для алхимической лаборатории, и у Кавала освобождалось время мастерить амулеты, которые должны были вернуть его домой.

Для финальной фазы работы Кавалу нужна была ведьма. Поскольку на Темном Берегу не было ни одной, он прибег к помощи Рииса, чтобы ее создать. Они начали работать с маленькой девочкой, спасенной от наводнения. Ее они назвали Лара и вместе учили ее в лесах в манере Сестричества — двое мужчин, пародирующих пути Богини. Очень рано они научили ее танцам силы, и скоро она окрепла настолько, что могла помогать им в сложнейших ритуалах алхимии.

Семнадцать весен она танцевала для них. Они отлично ее обучили, и ее танцы приносили им силу из всех отводов этого мира. Работа процветала — до тех пор, пока в последнее лето аборигены ее не убили.

Кавал был сражен. Он вспомнил, почему не хотел помнить. Боль схватила его клещами, когда появилось лицо Лары, измазанное ее собственной кровью.

Она была мертва — а юный Кавал наработал достаточно алхимического золота, чтобы вновь подняться на Лестницу Ветра. Он поднялся на Ирт и скорбь свою оставил на Темном Берегу.

Или так ему казалось?..

Глядя теперь с Ткани Небес через 38 500 дней, он увидел нечто, от чего ледяная молния ударила в позвоночник. Когда он поднялся по Лестнице Ветра, закрыл Дверь в Воздухе и вернулся на Ирт к изумлению всего Сестричества — Риис последовал за ним!

Потрясение чуть не вывело Кавала из транса, и только его прославленная невозмутимость позволила сохранить глубину погружения, необходимую, чтобы досмотреть, как случилась эта страшная вещь. Очевидно, Риис использовал способы, которым научил его Кавал, чтобы создать собственную алхимию и подняться вслед за ним по Лестнице Ветра. Но обитатели Темного Берега не знают ничего о Двери в Воздухе. Кавал ему никогда этого не говорил. Магия, которой научил его Кавал, позволила ему открыть дверь своими силами. И Риис оставил ее открытой.

Вот как смог Врэт привести на Ирт змеедемонов!

Кавал очнулся от транса. Голова еще шла кругом. Глаза его бессмысленно заметались, руки вскинулись в стороны, но потом он овладел собой, взор прояснился.

У него было такое лицо, будто на него упала скала, и он смотрел на Поча взглядом человека, загипнотизированного василиском. Из самой глубины своего существа он тихо произнес:

— Это я создал Властелина Тьмы.

 

4

ЗВЕЗДА УПАВШАЯ

 

Звезда пела, падая в море. Ее огненная дуга подожгла ночное небо, затмив созвездия и озарив складки облаков над Рифовыми Островами Нхэта. Над точкой горизонта, где исчез аэролит, темнота отступила перед аметистовым пламенем. Бледная роза ярко вспыхнула, когда расплескались по отмелям музыкальные ветры звезды.

Бульдог и Тиви переглянулись издали при внезапном пастельном рассвете. Они уже много дней работали порознь — вор на отмелях в волнах, нищенка разгребала песок на линии прилива. Выматывающие ночи и сонные дни отбирали все время и оставляли мало возможностей поговорить.

Песнь звезды заставила их забыть о расстоянии. Они оба услышали эту мечтательную красоту. У Тиви музыка вызвала радость надежды, похожую на тихий восторг, испытанный в Кафе, когда зверелюди спасли ее от троллей и вылечили амулетами. Никогда раньше она не испытывала прикосновение такого количества Чарма, почти до транса…

И Бульдог испытал точно ту же надежду, как тогда в пустыне, когда он вез в окованном сундуке свое будущее. Он вспомнил то богатство возможностей, которым обладал, имея целое состояние Чарма, и каким сильным чувствовал он себя, когда впервые дал Тиви целительный амулет и видел ее исцеление от боли к радости. Он вспомнил сказанные ей слова, чтобы утешить ее: “Ты — та, кто остается жить”.

Столько дней без Чарма, и вдруг они снова купаются в нем! Бульдог и Тиви испытали то же мгновенное счастье среди теперешних страданий. Они видели друг друга через озаренный воздух. Бульдог махнул рукой, и Тиви бросила грабли и пошла в нежную музыку.

Остальные тоже слышали песнь звезды, каждый по-своему. Огров она обожгла, как вопль. Они побежали прочь от берега и залегли в болоте на долгие минуты, пока темнота не задушила песню.

Вороний Хлыст слышал ту же безмятежность, что и Бульдог с Тиви, но его она перенесла в благословенное спокойствие сада колдуна. Музыка убаюкивала, как гипнотизирующие ветры в лабиринте синего и зеленого стекла возле Дворца Мерзостей, где не давали заснуть мертвым. Он подумал о Ралли-Фадже, висящем на своем шесте, все видящем пустыми глазами. Он решил, что достанет эту редкость для своего хозяина.

Появился туман — мягкий, теплый и ароматный пар оттуда, где сгорела в море звезда. Бульдог и Тиви встретились на песке и мрачные облака окружили их среди вони моря и запутанной темноты водорослей.

— Иди за волнами к берегу, — посоветовал Бульдог. Он отстегнул от трала трезубую кошку и фал, и сеть поплыла прочь в дымной воде. — Ничего не вижу в этом проклятом дыму. Пошли туда.

— Погоди. — Она остановила его, поймав за массивную руку, и его сила подняла ее в воздух. — Мне надо с тобой поговорить. Кажется, можно удрать.

Он опустил ее на мокрый песок и напряженно прислушался. Кто мог сейчас ее услышать? Удрать.

Прислушиваясь к бархатной тьме, слыша дальние крики других людей и чей-то дикий смех еще дальше за гремящим прибоем, он подумал, не иллюзия ли сама Тиви.

Амулетов при нем не было, и потому он повернулся лицом к ветру, чтобы поймать ее запах и избавиться от своих страхов. Она была реальной. Но она оставалась сильной, закаленная днями выживания в фабричных трущобах.

Бульдог успокоился. Никто ее не слышал. Он ощутил, что они совсем одни на песчаной косе, два силуэта — звериный и тонкий, хрупкий.

— У тебя закружилась голова от песни звезды, — предупредил он и поднял бухту каната, привязанного к трехлапой кошке. Он поднял голову, прислушиваясь, принюхиваясь и заглядывая так далеко, как мог в этой слепящей тьме. Воздух пах сладко и терпко, без намека на угрозу. — Я тоже это ощущаю — радость, чувство возможности. Слишком долго мы были без Чарма. Вспышка падающей звезды наполнила наши сердца надеждой.

— Нет, тут дело не только в Чарме. — Тиви шагнула ближе, и голос ее упал до шепота. — Старая Сова велела мне тебе не говорить.

— Старая Сова! — Бульдог грустно засмеялся. — Старуха, которая верит, что надежда — горькое желание!

— Ага. И еще она говорила, что ты из нас самый сильный, — мягко напомнила Тиви. — Ты можешь помочь освободиться нам всем. Вот почему она потратила опал, чтобы тебя вылечить.

— Ты ее с тех пор видала? — спросил Бульдог, отвлеченный траурным воплем где-то далеко.

— Только издали. Иногда на утренней поверке. Она работает с фуражной командой на болоте. — Тиви наклонилась к его руке ближе. — Та энергия, которую Старая Сова дала мне увидеть, — помнишь? Я знаю, кто это.

— Она тебе показала разгуливающую тень Ралли-Фаджа, — тоже шепотом ответил Бульдог, подавляя боязливую дрожь.

— Она меня предупредила о нем. Вот почему я раньше не пыталась тебе сказать. Но сейчас…

— Это глоток Чарма после долгого его отсутствия, — заключил Бульдог и взял ее за руку. — Говори поосторожнее, Тиви. “Тишина слушает”, а мы — чармоносные, но без амулетов! Давай вернемся на берег.

И снова она не шевельнулась.

— Это один пэр приходил и смотрел. — Она говорила с возбужденным придыханием. — Он однажды приблизился ко мне, и мы разговаривали.

— Пэр. — Бульдог слышал грубые окрики огров, ползущих среди дюн, и ухающий смех пополам с горестными стонами слепых мусорщиков. — Ралли-Фадж — пэр.

— Не колдун. — Она встала на цыпочки, чтобы шепнуть ему на ухо: — Один беглец от Властелина Тьмы. Один из его врагов.

— Больше ничего не говори. — Он отпустил ее руку и шагнул назад. — Без амулетов мы не знаем, что настоящее, а что иллюзия.

— Ага, и он меня тоже предупреждал никому не говорить. — Она пошла за Бульдогом к берегу, в глубокие воды приливной полосы. — Он сказал, что наши враги жестоки.

— Этот фантом прав. — Он грустно побрел к берегу.

— Только одно, Пес. — Она остановилась. Холодноватая вода доходила ей до пояса, рябь светилась. — Мы должны быть готовы бежать.

— Куда? — Он снова потянул воздух, вынюхивая опасность. — Огры отлично умеют выслеживать.

— У нас есть предназначение! — крикнула она ему вслед. Он остановился, повернулся к ее небольшой тени.

— Я не люблю этого слова. — Он прищурился, увидел безмятежность ее лица. — Предназначение. Это штука неуклюжая. Трудно удержать в руках. Я предпочитаю волю. Там все в руках.

— Значит, у нас должна быть воля, Бульдог. — Голос ее звучал твердо, и даже без крысиных звезд он понял, что она говорит с убеждением. — Здесь зло. Мы должны его прекратить.

Он подошел к ней:

— Давай убежим сейчас.

— А другие? — Они стояли в вакуоли тумана, видя друг друга явственно. Бульдог, обтрепанный, с запавшими щеками, сильно похудел, но он стоял высоко и гордо, широкий в кости, и она сказала ему: — Старая Сова говорила, что ты самый сильный. Ты должен помочь нам всем.

— Я? Я вор. Я не воин — и я не служу пэрам. — Он грустно посмотрел на Тиви. Сам по себе он бежать не пытался, потому что чувствовал свою ответственность за нее. — Слушай, это наш единственный шанс, если ты хочешь сбежать. В тумане можно уплыть на другой остров. Мы сами устроим свою судьбу.

Она покачала головой, коротко стриженные волосы прилипли ко лбу и щекам.

— Моя судьба здесь.

— С фантомом, который к тебе приходит? — Он бросил на нее предупреждающий взгляд. — Откуда ты знаешь, что это не Ралли-Фадж? Мы в его лагере. Это лишь жестокая шутка, которую он шутит с тобой, Тиви.

— Нет, Пес. — Она обеими руками взяла его ладонь. — Эта тень — не тень зла. Я это чувствую сердцем.

— Хм-м. Сердцем? — Он потрепал ее руку. — Ты влюблена в этого красивого и сильного призрака.

Она нахмурилась в ответ на его насмешку и от страха, что он может быть прав и что герцог, пришедший ее спасти, всего лишь иллюзия.

— А он красивый и сильный, правда? — проворчал Бульдог. — Тиви, он просто кожа из света — обман, посланный какой-нибудь извращенной тварью с голодной душой. Если не Ралли-Фаджем, то каким-нибудь злобным слугой Врэта.

Мокрый сосущий вскрик донесся из волн и послужил дрожжами для многих вскриков, несущихся с приливом к берегу.

Тиви и Бульдог схватились друг за друга и в один голос крикнули:

— Морские черви!

Они бросились к берегу, расплескивая воду, Бульдог бежал рядом с Тиви, схватив ее рукой за плечи. Пенная вода со всех сторон бурлила извивающимися хлыстами. От удара упавшей звезды разбилось гнездо морских червей, и разъяренные твари метались в воде и прибрежном песке.

Извивающаяся петля захлестнула ноги Тиви, и она упала лицом вперед во влажную темноту, не успев даже крикнуть. Бульдог дернулся, но у него в руках осталась лишь пустая рубашка.

Он тут же обернулся, схватил кошку и с силой погрузил в песок. Тяжелые крючья зацепили что-то живое. Бульдог потянул изо всей силы, и песок лопнул, как кожа.

Высунулось окруженное щупальцами рыло — извивающаяся труба блестящего кольчатого тела толщиной с дерево — и Тиви, голая, залепленная мокрым песком, вырывающаяся из хватки сосущих щупальцев. На месте прикосновения присосок оставались волдыри ожогов. Червь уже начал ее переваривать, когда крюк подцепил его за головой, рядом с черным вылупленным глазом, как у спрута.

Бульдог подтянулся ближе и одной рукой вывернул крюк, другой одновременно отрывая щупальца. Тиви освободилась и побежала в туман, к берегу. Вор вырвал крюк из тела червя и бросился за ней.

Черви хватали его за лодыжки, но среди них не было достаточно большого, чтобы его остановить. Отпихивая их ногами, он догнал Тиви, которая пыталась вылезти из воды. Ухватив ее одной рукой, он вытащил ее на черный берег, завернул в разорванную тунику и потащил сквозь туман к сухому песку.

Костры огров сияли в тумане как самоцветы. Бульдог что-то промямлил насчет согреться, но Тиви сидела на песке, дрожа, и не пыталась встать. Токсины морского червя вызвали у нее слабость. Ноги и руки онемели, наваливалась усталость.

Вор успел ее поймать, когда она стала всплывать в воздухе, и понес к ближайшему костру, где два огра хмуро посмотрели на ее горячие раны и кликнули лекаря. Из мглы появилась согбенная фигура.

Старая Сова присела рядом с Тиви. Ее руки были покрыты мокрыми лентами морской травы.

— Я сейчас лечу ожоги по всему берегу, — сказала она ограм, начиная прикладывать желатиновые ленты к волдырям Тиви. — Целое гнездо этих гадов разворошило.

— Ты можешь ей помочь? — спросил Бульдог, озабоченно вглядываясь в усталое лицо старухи и пытаясь по нему понять, что она видит в обмякшем и распухшем теле Тиви.

— Дышит она нормально, — сказала Старая Сова, отбрасывая пряди волос с лица спящей Тиви. — Держи ее на Ирте, и она проспит всю ночь. На рассвете она будет лежать, свернувшись калачиком, от дикой головной боли.

Бульдог оглянулся, увидел, что огры заняты разговором, и наклонился к Старой Сове поближе, пристально глядя на нее из-под гривы.

— Ты ведьма.

Старуха показала пальцем на свою куртку:

— Чармоделка.

— Ты говоришь как ведьма, — тихо возразил вор, оглядываясь через плечо, не слышат ли огры. — Хозяева тебя называют лекарем. И ты оказалась здесь, чтобы помочь Тиви. Ты всегда на месте, когда ты ей нужна. Это отдает ведьмовством.

— Я приглядываю за этой молодой женщиной, — признала Старая Сова. В свете костра блеснули ее добрые бабушкины глаза. — У нее есть предназначение.

— Опять это слово! — Он наклонил голову, подозрительно глядя на старуху. — Значит, ты ведьма?

— Нет, я не ведьма. — Старая Сова отвела волосы с лица Тиви, потом с угрюмой откровенностью посмотрела в глаза Бульдогу. — Я враг Властелина Тьмы.

— Тс-с! — Бульдог нервно оглянулся и увидел, что огры ведут к костру других мусорщиков. — Молчание слушает.

— Верно, умный Пес, но оно не умеет говорить! — Она беззвучно засмеялась, закончив накладывать пластырь из водорослей. — Я не боюсь говорить, пока меня слушает только молчание. — Она развесила рубашку Тиви на сучьях коряги вблизи костра. — Ралли-Фадж далеко на песчаной косе вместе с Вороньим Хлыстом. Они думают, как достать упавшую звезду. И нас никто не видит — пока что.

— Колдун совершает обходы в виде тени. — Бульдог оглядел подошедших к костру мусорщиков, все были знакомы, угрозы не было. — Откуда ты знаешь, где он сейчас?

— Не важно, — небрежно бросила Старая Сова. — Упавшая звезда — это знамение.

— Знамение, предназначение! — Бульдог откинул голову назад. — Женщина, ты говоришь как ведьма.

— Чарм, Бульдог. — Она подобрала ветку и умело пошевелила костер, чтобы пламя грело Тиви, лежащую на руках Бульдога. — Ничего на Ирте без Чарма не происходит.

Упавшая звезда вернула Чарм доминиону, который слишком много его утратил, когда Властелин Тьмы построил свой Дворец Мерзостей.

Бульдог оглядел профили огров по периметру круга света от костра.

— Ты уверена, что о таких вещах можно говорить?

— Ты думаешь, я одна из них? — Она бросила презрительный взгляд на грубые силуэты. — Можешь мне доверять, Бульдог. Мы с тобой союзники.

Она щелкнула пальцами, и в воздухе мелькнула зеленая искра. На миг она закувыркалась, как большая снежинка, сверкая узором граней, настоящий драгоценный камень из света. Потом старуха подула, и искра, подлетев к удивленному лицу Бульдога, исчезла в бархате меж его глаз.

Свет вошел к нему внутрь. Невероятная радость переливалась цветами по всем уголкам тела. Это был поцелуй Чарма.

— Как ты это сделала? — выдохнул Бульдог, когда тело его снова стало тяжелым, темным, бесчармовым. — У тебя есть амулеты?

Безмятежная улыбка стала шире.

— Нет.

— Я чувствовал Чарм.

— Может быть, Ралли-Фадж тоже, — сказала Старая Сова. — Мне уже нельзя здесь задерживаться. Но я должна была убедить тебя, что мы союзники. У нас общее предназначение.

— Ив чем же оно?

— Убить Властелина Тьмы и его прихвостней.

— Убить? — Холодок пробежал по телу Бульдога в теплоте ночи, и он невесело засмеялся. — Если бы ты сказала “удрать”, я бы решил, что ты сумасшедшая. Но теперь я знаю, что ты не иначе как сильная чародейка. Единственное спасение от Властелина Тьмы — смерть. И наша более вероятна, чем его — разве что ты сильная чародейка. Это ты приходила к Тиви в коже из света?

— Это не кожа из света. — Старая Сова повернула корягу с распяленной рубашкой Тиви. — Это истинная тень. Тень лорда Дрива, герцога Укского.

— Дрива? Наместника? — Бульдог заморгал. — Вряд ли. Если самый ненавистный враг Врэта еще жив, он наверняка заполз в какую-нибудь нору, прячась от змеедемонов. И вообще, что ему за дело до фабричной нищенки?

Старая Сова положила благословляющую руку на лоб Тиви.

— Предназначение соединило их в этой жизни.

— Я философ, Старая Сова, — сухо сказал Бульдог. — Я верю, что каждое явление имеет свою причину.

— Значит, причина — любовь.

Бульдог скептически посмотрел на спящую у него на руках женщину. Он не считал ее привлекательной. У нее не только не было меток зверя, она к тому же была слишком обыкновенна, чтобы вызвать страсть в ком бы то ни было.

— Как может герцог Укский, самый когда-то могущественный человек на Ирте, любить фабричную девчонку, которую он даже никогда не видел?

Старая Сова пренебрежительно хмыкнула, будто тут вообще не о чем было спрашивать.

— Они знают друг друга с самого Начала.

— Нет, в самом деле? — Бульдог закатил глаза.

— Ты не веришь в Начало.

— Я же тебе сказал, что я философ. Я верю только в то, что знаю из опыта.

Она улыбнулась совершенно откровенно- — Творение, знаешь ли, куда больше, чем мы можем познать на опыте.

— У меня полно хлопот и без того, Старая Сова. — Бульдог поерзал, устраиваясь поудобнее. — И я не буду ломать себе голову спекуляциями о непознаваемом.

— Начало, быть может, незнаемое, но не непознаваемое. — Голова старухи дернулась, она покосилась в сторону. — Мне пора. Сюда идет колдун.

Тиви на руках Бульдога вздрогнула, когда старуха ушла, и затихла. Ее тень освободилась от тела. Тиви сразу поняла, что видит свое бесчувственное тело на руках у вора, и оно, лишенное Чарма, готово уплыть прочь.

Она отвернулась, чтобы не смотреть на себя, — это ее пугало, — и стала глядеть на красные руки огня, скребущие тьму. Отражающие огонь костра глаза мусорщиков глядели сквозь нее, когда она прошла перед ними, медленно ступая вокруг пламени.

Большой огр шагнул сквозь нее и стал греть руки у костра. Она быстро метнулась туда, откуда вышла. Бульдог сидел, упираясь ногами в песок, держа на больших руках ее недвижное тело. Звериное лицо с печатью человеческого внимательно смотрело в ночь, на людей и огров, собравшихся у огня.

Тиви почувствовала надежность его заботы и остановилась на миг, любуясь, как наблюдательный взгляд зверечеловека из-под нависшей гривы смотрит вниз и замечает все. Его широкие плечи и мускулистая спина защищали ее от ночи.

Но вид ее собственного тела, голого и худого, с пятнами водорослей и теней от костра, снова раздул в ней страх. Она приблизилась к своему телу, желая нащупать путь обратно. И тут она увидела его Он стоял недвижно, далеко за спиной Бульдога, у самого края светлого круга от костра.

Лорд Дрив сделал ей знак стоять тихо. Он повернулся, высматривая что-то в темноте, одну руку протянув в ее сторону останавливающим жестом. Она заставила себя пристально приглядеться к этому человеку, пытаясь понять, не иллюзия ли это, не скрывает ли эта поблескивающая мирная нагота какого-нибудь страшного существа. Но он казался настоящим — высокая и стройная фигура, сформированная долгой жизнью в Чарме, и когда он поманил ее к себе, она поспешила встать рядом с ним.

Он отвел ее за гребень дюны и показал вниз на берег. Небо прояснилось, и она увидела пути планет и звезд и туман, нащупывающий путь по земле. В низком тумане бродили безногие тела мусорщиков, выполняя команды, которые выкрикивал Вороний Хлыст. Рядом с ним мерцал прозрачный воздух, отражая безоблачное небо. Мерцание повернулось, и его отражения собрались и вспыхнули звездой.

— Пригнись! — Электрический холод пронизал руку от прикосновения Дрива, и она присела. — Это Ралли-Фадж.

Она поглядела на сияющую прозрачную тень, идущую среди рабочих.

— Он нас видел?

— Нет, — ответил Дрив, глядя вслед уходящей поблескивающей тени. — Он слишком занят попытками достать упавшую звезду. Это будет мощный амулет.

Тиви разглядывала профиль Дрива. Резкие линии скул, выступающий лоб, орлиный нос и волевой подбородок придавали ему суровый вид. Но Тиви, стоя так близко, ощущала его внутреннюю сущность, резонанс тепла и дружбы, и она поняла:

— Это ты вызвал меня сюда — из моего тела.

— Да. — Герцог нахмурился. — Тебе было больно. Я видел, что случилось. Я подумал, что тебе, быть может, захочется посмотреть эту ночь вместе со мной. — Он кивнул туда, где силуэт Бульдога виднелся на фоне пляшущего костра. — Кажется, твоему другу можно доверить удерживать тебя на Ирте. Его зовут Бульдог.

— Да, — удивленно кивнула она. — Откуда ты его знаешь?

— Я встретил его напарника, Котяру, в лесах Бриса. Мы стали союзниками.

— Котяру? — На лице Тиви отразился вопрос. — Это который спас меня от троллей в Кафе?

— Да, он мне об этом рассказывал. — Герцог сел, прислонясь спиной к склону дюны, успокоившись, когда колдун ушел прочь. — Он беспокоится о своем друге Бульдоге и будет рад слышать, что он жив.

— Это твой Чарм свел нас всех вместе? — спросила Тиви, садясь рядом с ним. Почва была на ощупь твердой, но гудела чуть заметной дрожью, и светоносная форма Тиви казалась сильной, живой, чистой.

— Нет, Тиви. — На миг суровые черты лица Дрива смягчились. — Здесь действует что-то большее, чем Чарм. Только судьба свела меня с Котярой.

— Бульдогу было бы неприятно это слышать. — Она улыбнулась, глянув туда, где сидел вор, похожий на гранитный валун. — Он не верит в судьбу.

— Она все равно действует.

— Ты пришел за ней ко мне. — Она подняла на герцога вопрошающий взгляд. — Я не совсем понимаю зачем.

— Мы с тобой — нечто другое, Тиви. — Он слегка улыбнулся. — К тебе меня привело предназначение.

Ей понравилось, как улыбка смягчила суровость его черт, и она решилась спросить:

— Это не судьба?

— Предназначение — это судьба, приход которой мы видим. Судьба — скрытое предназначение. — Светлые глаза герцога расширились, глядя, поняла ли она. — Я видел тебя с самых первых дней, как только научился провидеть.

Ты была в свете времени. Ты всегда там была, потому что мы были вместе от Начала. Она помрачнела:

— В фабричных кварталах мало говорят о Начале.

— Я думал, Сестричество разнесло вести о Начале по всем темным уголкам Ирта, даже на фабрики Заксара.

— Ведьмы? — Тиви пожала плечами. — Они с большим усердием рассказывали на фабриках о Началах. А мне хотелось есть и спать. Я слушала только потому, что они после проповедей раздавали бездомным еду и амулетики.

— Начало существует, — убежденно сказал Дрив. — Оно есть источник времени и любой формы. Все, что мы видим, исходит из него. — Он окинул взглядом ночь, будто понимал значение узора звезд. — Извечная Звезда — это портал, из которого изливается вся энергия небес. Она льется в холод пустоты, где остывает и замерзает в виде Чарма — и света, и материи.

— А судьба?

— Это узор энергии, который формирует все формы. И все время выплетается по этому узору.

— А воля, о которой столько говорит Бульдог? — Она серьезно поглядела на герцога. — Есть ли у нас свобода?

— Нет свободы от нашей свободы — так говорят нам Свитки. Каждый из нас свободен — в пределах нашей жизни. А здесь, между рождением и смертью, эти пределы очень узки. — Он придвинулся ближе. — Вот почему нам нужны другие, чтобы расширить свою свободу. Это и есть предназначение, которое свело нас вместе. Ты — путь моей свободы.

— Мы вместе можем сделать то, что не можем порознь. — Она откликнулась на его мудрость, но отодвинулась слегка, испуганная чувствами, которые он в ней всколыхнул. — Для меня это правда. Вот, смотри! Я говорю с тобой, — она вздрогнула, когда он положил ладонь поверх ее рук, — касаясь тебя — вне своего тела! Ты даешь мне свободу. Но что могу дать тебе я?

Он убрал руку, и воздух между ними тихо заискрился.

— Свобода — она есть и внутри. Я чувствовал твое присутствие с детства, но всегда отворачивался от тебя. Я думал, что у меня нет времени тебя искать. Моя молодость была постоянной подготовкой к жизни правителя, потому что я должен был быть готов занять трон на случай, если моя сестра, главная наследница, падет жертвой войны или коварства. И когда я вошел в возраст, а Мивея была убита Врэтом, я стал Наместником. Я был занят заботами семи доминионов — всего Ирта! И думать о себе было бы эгоизмом. У меня не было свободы внутри самого себя, чтобы тебя найти.

— Но ведь ты здесь.

— Сейчас. Я мог бы прийти к тебе много дней назад, еще в Заксаре. На самом деле я так и сделал — переодетый стариком, — но был отозван раньше, чем успел открыться. Появились змеедемоны, и я ушел, не сказав тебе, кто я.

— Это был ты? — прищурилась Тиви, вспоминая. — Старый бродяга с золотым амулетом!

— Да. — Он поднял виноватый взгляд. — Я не должен был тебя покидать. Должен был остаться с тобой.

— Разве ты мог это сделать при всех своих обязанностях, при всей твоей ответственности?

— Я был Наместником. — Он смело встретил ее вопрошающий взгляд. — Я мог найти тебя в Заксаре куда раньше. Я не сделал этого, потому что знал, что ты бедна, почти бесчармовая. Я это чувствовал раньше, чем увидел своими глазами. И я боялся, что если приду к тебе, пусть даже тайно, я унижу тебя. *

— Унизишь меня? — Взгляд ее застлали слезы. — Я жила в мусорном баке.

— Я боялся унизить твой дух, — пояснил он. — Я и это чувствовал. Ты — мое другое “я”, мой двойник. У нас общий дух, одинокий и гордый. Я боялся, что если приду к тебе, наши различия, которые так велики, сломят этот дух.

Тиви печально понизила голос:

— Ты хочешь сказать, что думал, будто я не могу тебя любить, потому что ты — пэр, а я — бесчармовая.

— Я был так же нищ внутренне, как ты внешне. — Он протянул правую руку, и она сверкнула морозным свечением. — Как только я перестал быть наместником, я пустился тебя искать. Теперь я могу предложить тебе тот Чарм, который я оставил, и внешнюю свободу — а если ты все еще хочешь, ты можешь дать мне свободу внутреннюю.

Он протянул сверкающую руку. Когда Тиви приняла ее, ток прошел по ней, и она вздрогнула с яркой ясностью, как горящая в вакууме нить. Несколько драгоценных мгновений она изучала твердые и знакомые линии своего сознания, пока не поняла, что она — уже не она. Она стала Дривом.

Она знала его мысли сказанные и не сказанные. Его сознание текло сквозь самые глубины ее души, где она ощущала, что он ощущает ее. Существа света, они переплелись и стали истинами друг друга.

Плоть и мысль все уменьшают, подумали они, выросшие в своем единстве, воспаряющие к звездным путям над водянистыми слоями океана эфира.

Далеко внизу Ралли-Фадж ощутил Чарм в дюнах и пошел по берегу. Огры пошли за ним к костру.

Дрив и Тиви распались. В тот же миг они оказались снова на Ирте в форме людей из света. Но они изменились. Тиви выглядела сильнее, суровый вид Дрива смягчился.

Их разумы все еще бурлили и кипели от единения, и они коснулись друг друга и быстро отступили от пылающей холодной чувственности, которая снова хотела притянуть их друг к другу.

— Тебе надо идти, и быстро, — шепнул Дрив и показал на дюны в сапфировом руне звездного тумана. Прозрачная тень Ралли-Фаджа дрожала текучими отражениями, взбираясь на обрыв. Еще миг — и он исчезнет за ближайшими дюнами и появится рядом.

— Я бы любила тебя ради тебя самого, если бы ты пришел ко мне в Заксаре, — сказала Тиви, поглядев на него смущенно, но твердо.

Дрив отступил назад. Печаль его прошла, исцеленная их прикосновением.

— Теперь я это знаю. Вот почему я рискнул всем, только бы повидаться с тобой вот так — чтобы знать. Теперь иди!

Тиви подавила импульс спешить — этот импульс был его тревогой за нее. Даже разделившись, она еще воспринимала все, что он видел и о чем думал. Она точно знала, сколько еще времени до появления колдуна на дюнах. Остановившись, она помахала рукой, и Дрив нетерпеливо дернул головой, показывая, что не двинется, пока она не будет в безопасности.

“Так что поторопись!”

Его мысль была ощутима, как часть ее самой, и эта мысль погнала ее обратно к костру среди корявых соляных отложений. Тело легко приняло ее, с легким вздрагиванием пробуждаясь от сна, и она открыла глаза и поискала ими Дрива. В ярком звездном тумане клубилась тьма.

— Значит, старая карга все-таки была права, — буркнул про себя Бульдог. — Ты выживешь. А я не был уверен. Ты еле-еле дышала.

Она высвободилась из его объятий, и он помог ей встать. Это было как ступить на твердую землю после долгих дней морской качки. Тиви пошатнулась, и вор поддержал ее, когда она взяла высушенную у костра рубаху и надела поверх пластыря из водорослей.

— У тебя голова не болит? — спросил Бульдог. — Старая Сова говорила, что будет болеть.

С головой было все в порядке, но когда Тиви попыталась это сказать, то смогла только пошевелить губами.

— Тебе надо отдохнуть, — заключил Бульдог. — Яд морского червя еще действует.

Не успел он помочь ей сесть, как в круг света влетел Вороний Хлыст, хлопая ладонями.

— На работу! Туман поднялся, всем вернуться к работе!

За ним в воздухе реяла маска, видение серебристо-зеленой эктоплазмы, как древняя маска из меди и олова. Оробевшие огры смотрели на нее издали.

Вороний Хлыст прищурился при виде обмякшей Тиви, оглядел многочисленные рубцы у нее на руках и на ногах.

— Она сильно покусана, — заметил он холодно. — Отправить ее в лагерь. — Он бы отвел ее сам, но не осмелился в присутствии Ралли-Фаджа. Вместо этого он мрачно напустился на Бульдога: — Возьми свою сеть и иди в волны. До рассвета считанные часы. Всем вернуться на работу!

Один из огров взял Тиви у Бульдога, и вор пошел к сети, а полая маска поплыла мимо, вынюхивая след Тиви. Потом вильнула в сторону и покружилась у костра, отгоняя всех. Вороний Хлыст переформировал бригады и, сопровождаемый призрачной маской, повел их мимо выпирающих дюн.

Бульдог вместе с остальными мусорщиками шел к морю. Вспышка Чарма от падающей звезды сотворила с ним небольшое, но важное чудо, и теперь он ощущал не отчаяние, а надежду. Тиви была права, говоря, что он должен спасти всех. Он не знал как, но огромность задачи не подавляла его. Теперь, когда он готов, ответ сам найдет его. Философ в его душе знал, что это правда. Убеждать надо было только вора.

С этой ночи он начал разговаривать с другими. Попав в лагерь, он держался сам по себе, опасаясь навлечь гнев Вороньего Хлыста на того, с кем подружится. И более того, он не считал себя достойным общества мусорщиков. Этих людей окружали огры, потому что они были лидерами и деятелями того самого общества, которое ненавидел Властелин Тьмы. Это были люди, имевшие свои дома, семьи, работавшие для собственного удовольствия. А он был вор.

Это те люди, которые вышвырнули бы его из Заксара, изгнали бы в Каф, если бы его поймали Сто Колес или Крабошляп. В обществе ему было бы не место среди них, но в этот лагерь судьба бросила его вместе с ними, и музыка падающей звезды напомнила, что у него тоже есть что предложить. Будучи вором, он овладел искусством обмана и насилия. А будучи философом, научился терпеливо ждать подходящего времени, чтобы применять это искусство.

Бульдог выискивал самых усталых и подавленных среди мусорщиков и говорил им о величине человеческого сердца. Он цитировал Висельные Свитки и добавлял к ним свою философию. “Жизнь стоит того, чтобы утратить ради нее сердце, — говорил он, — но лучше его сохранить”. Эти банальности он при каждом удобном случае подкреплял действием, ненавязчиво помогая в работе самым слабым, крадя для них еду и помогая лекарям врачевать больных.

Его вдохновляла на это Тиви. Падающая звезда изменила и ее, и эта метаморфоза была самой таинственной из всех, которые Бульдог повидал на своем веку. Робкая приниженная нищенка за одну ночь стала человеком, полным решимости и власти. Она уверенно ходила среди мусорщиков — уже не сирота из фабричных трущоб, а женщина с умом и целью. Направляемая изнутри частью своего существа, объединяющей ее с лордом Дривом, она будто интуитивно чувствовала, что сказать и как собрать разъединенных мусорщиков в группу, знающую, что у них общая цель — выжить, а в конце концов — бежать.

За несколько дней владевшее всеми ощущение поражения и обреченности сменилось спокойным сотрудничеством. Бригады стали работать более целеустремленно. У них был план. Ободряемые Бульдогом и Тиви, они решили победить поражение, стать сильнее и быть готовыми вернуть себе Ирт. В свое время, когда представится возможность, они будут готовы.

Вороний Хлыст не догадывался, что оживило мусорщиков. Изменения происходили медленно, день за днем и без Чарма, и потому Ралли-Фадж тоже ничего не уловил. Но колдун, управляющий и огры были довольны, поскольку бригады стали работать эффективнее, и увеличилось количество добра, которое вытаскивали из моря. Под впечатлением роста доходов от продажи Ралли-Фадж наградил Вороньего Хлыста дополнительным временем для грез в саду. Управляющий, в свою очередь, полностью присвоив себе заслугу повышения производительности труда бригад, увеличил им рацион.

Вороний Хлыст стал отсутствовать чаще, а огры уже не так ревностно свирепствовали, потому что заработали дополнительное вино, и невыносимая жизнь мусорщиков стала менее тяжелой. Тиви и Бульдог завоевали уважение всего лагеря. Дни шли в надежде, в ожидании, что ворота рабства распахнутся.

Когда этого не случилось, а к повышенным рационам все привыкли, стали возникать сомнения. Пошли споры, стычки. Производительность сбора снизилась, люди стали чаще тонуть. Ралли-Фадж заметил снижение экспорта, срезал время транса для Вороньего Хлыста и послал его тщательнее наблюдать за лагерем.

Протрезвевшие огры лютовали в лагере и на косе. Жизнь снова стала тяжелее. Тиви в отчаянии искала Дрива, но находила его только во снах и не реальным, а ускользающим силуэтом. У нее не было ответа на вечный лагерный вопрос: когда придет освобождение?

— Огонь пылает, надежда тлеет, — говорил за нее Бульдог. — Понимаешь? Надеждой жить нельзя. Иначе она истощится, и наша сила выгорит. Надо жить текущим днем и только им. Кто знает, что значит любовь? Что такое утоление желания? Это и есть вопросы, на которые мы здесь отвечаем. Для этого нам не нужно освобождение. А если и когда оно придет, мы будем сильными и готовыми к нему.

Эти слова философа, сказанные тихо одному-двоим, помогали. То, что было уже достигнуто, не пропадало. Многие лагерники поняли, как можно с выгодой использовать жадность своих тюремщиков, и старались убедить других, что Бульдог говорит правду, которая помогает выжить.

Шли ночи и ночи безжалостной работы в приливе, и снова бригады стали выдавать богатую добычу. Вороний Хлыст получил свою награду в садах колдуна, огры наливались вином на вершинах дюн, а бремя рабства стало для мусорщиков легче.

Бульдог был восхищен, что его слова, его философия, которую он узнал от Умной Рыбки на улицах Заксара, имеют вес для людей, которые когда-то им брезговали. Пришлось обратить свою мудрость на самого себя, чтобы не распухнуть от гордости.

“Чтобы выжить, смиряй противоток”, — цитировал он из Висельных Свитков, как только начинал чувствовать свою важность. Поток ободрения и философии, вливаемый в лагерь, был важен, а противоток восхищения и чувства необходимости от других влек опасности такие же реальные здесь, на косе, как реальны были опасности на улицах Заксара. Если огры возьмут его на заметку, если Вороний Хлыст хоть раз найдет повод для проявления своей вражды или если колдун хоть раз заметит, что он ведет себя как лидер, он уже труп.

Ночи тяжкого труда и дни бесчувственного сна мусорщики выдерживали. Хотя Вороний Хлыст и огры постоянно тасовали бригады и бараки, чтобы не допустить образования дружеских и любовных связей, постепенно в лагере возникала и укреплялась социальная структура: любовники объединялись в семьи, семьи — в кланы. Этот обновленный порядок приводил к увеличению производительности, потому что кланы находили способы улучшить оборудование и технологию. Меньше стало погибать людей от травм, и новые узники, которых доставляли огры в зарешеченных телегах, легче приспосабливались и реже становились жертвами несчастных случаев. Без Чарма и почти без надежды лагерь выживал.

А потом мусорщики нашли упавшую звезду.

Это был радужный камень не больше женской головы, но тяжелый, как гранитный валун. Зацепившая его сеть порвалась, и понадобились семеро человек, в том числе и Бульдог, чтобы вытащить звезду за привязанные к ней канаты. Пять обугленных отростков отмечали места, где сгорели ее лучи в полете через атмосферу, и почерневшая кожа покрылась радужными спиралями и мазками там, где вырывалось пламя.

Старая Сова неуклюжей походкой подобралась к мусорщикам, столпившимся возле звезды и заполненного водой следа, где ее вытаскивали из моря, и объявила:

— Я чармоделка. Я работала со звездами. Дайте резец, я выпущу ее песню. Быстрее, пока огры не пришли!

Пьяные огры шатались по дюнам, но еще не заметили, что вытащили из прилива мусорщики. Но когда Старая Сова использовала шило как импровизированный резец, резкие звенящие звуки их насторожили. Они посыпались, воя и спотыкаясь, вниз по склонам дюн и побежали по берегу, размахивая факелами.

Поверхность звезды разлетелась стеклянной крошкой и открылось лицо размером с кулак. Все отшатнулись от страшного зрелища, кроме чармоделки. Она пристально рассматривала дыры глаз, вдруг раскрывшихся и блеснувших розовым в серебристых зрачках.

Сквозь эти крошечные отверстия сердце звезды выпустило иглы лучей, обшаривающие небо, откуда звезда упала. Вид у нее был удивленный и жалкий. Тут она заметила чармоделку и столпившихся людей. Сморщенные черты расправились в ночном воздухе, стали прекрасными в своем безобразии.

Старая Сова встретила лучезарный взгляд с поднятыми под странным углом руками, кисти свело в подагрические узлы. На миг излучение звезды окутало ее и соткало зеленый силуэт женщины намного моложе, с ясным лицом и королевской осанкой.

Ближайшие к ней мусорщики поняли, что тело старухи — это кожа из света, маскирующая пэра. Женщина свалилась, и звезда закрыла глаза. Железистые щеки ее задрожали, и из лучистого рта вырвался колдовской вздох.

Над берегом вспыхнула музыка. Излучение желания отравило всех. Мусорщики запрыгали, затанцевали, покатились по мокрому песку, забегали по мелкой воде.

Бульдог нырнул в приливную лужу, и холодная вода сразу сняла горячку. Он вылез на песок, изумленно глядя на дергающуюся на берегу безумную толпу. Там он увидел Тиви.

Она не танцевала, а пробиралась среди людей туда, где лежала Старая Сова.

Подбежали огры, размахивая факелами, их крохотные морды перекосились яростью. Они налетели на поющую звезду и стали колотить ее горящими палками.

Бульдог бросился вперед, прыгая среди танцоров, и добрался до Тиви. Расчищая ей путь своей массой, он провел ее к Старой Сове, и вместе они вынесли бесчувственное тело подальше от разъяренных огров. Пока они не добрались до соленой травы, они даже не решались оглянуться.

Огры продолжали лупить по звезде и вскоре вырыли в песке воронку. Но звезда все пела. Ее музыка, волнистая, как тень воды, дрожала в воздухе, становясь ярче от ударов, разжигая бешенство огров.

С усыпанного звездами неба ударила молния и прожгла галечный пляж, осыпав толпу огров горячими камнями. Рев взрыва и обжигающая боль летящих камней рассеяли огромных гоминидов. Они взлетели вверх на дюны и со страхом смотрели на приближение Ралли-Фаджа.

Из черной полосы тени выплыла бестелесная маска. Отделанная гранями темного янтаря и красной смолы, она пялилась пустыми глазницами. Медленно, уверенно, двигаясь со скоростью человека на высоте человеческого роста над водой, она приблизилась к воронке, где лежала упавшая звезда.

Зеленоватый пар сгустился в пару рук невидимого тела, и колдун нагнулся и схватил звезду. Зеленые руки подняли поющий камень лицом наружу и повернули так, что стеклянный облик стал виден всем, кто был на берегу.

В руках колдуна музыка изменилась. Звезда запела тише, по-вечернему, будто погружаясь в узкие границы сна. Никто уже не танцевал. Энергия желания потускнела. С ритуальной медлительностью Ралли-Фадж понес поднятую звезду вверх по берегу, мимо съежившихся огров, мимо дюн, в болотный туннель, который вел к Дворцу Мерзостей.

Сила небесного камня наполнила колдуна голодным возбуждением. Такой чистой концентрации Чарма он не ощущал еще никогда. Но это был сырой Чарм, не очищенный механикой наговорных камней или колдовской проволоки. И колдун мог теперь формировать этот Чарм, переделывать его, и он нес его в свои сады, наполненный радостью.

По дороге он вслушался в звездную песнь. Звезда пела, как ветер, охватывая все, играя в воздухе, как аромат. Она не пела ни о чем близком, а только о дальних светильниках звезд, об искрах Чарма, улетающих от Извечной Звезды вниз, в темноту.

Когда показался Дворец Мерзостей с усаженными змеедемонами косыми галереями, снова изменилась песнь упавшей звезды. Музыка стала унылой. Она мрачно пела о воздушной двери, открытой в бесконечных просторах и безмолвиях, — о портале, через который змеедемоны попали на Ирт.

Ралли-Фадж наклонил звезду так, чтобы ее песня была направлена на змеедемонов, и засмеялся, увидев, как они заерзали и засуетились. Песня звезды напомнила им неведомые расстояния, пройденные ими, чтобы терзать этот мир под Извечной Звездой.

Колдун опустил звездный камень, когда запела вся стая, лучше его знающая мерзкие радости Темного Берега, вызывавшие ностальгию в этих свирепых сердцах. Звуки их плача поползли по его жилам, как пауки, ищущие сердце.

Он поспешно вошел в свой лабиринт садов, и снова изменила мелодию упавшая звезда. Среди синих и зеленых стеклянных стен и подстриженных кустов, освещенных хрустальными сферами, музыка полилась безмятежно. Зеленые руки опустили упавшую звезду на песок клумбы с кольцевыми следами грабель.

Руки исчезли, плавающая маска обратилась в дым и испарилась, разорванная ветром.

Ралли-Фадж очнулся внутри своей висячей кожи. Звезда лежала на клумбе, окруженная валунами хризопраза, агата и халцедона, точно перед его глазами. Ее спокойная музыка лилась в воздух, насыщенный ароматами, густая, как горячий тростник, она окружала колдуна сахарным жаром, обещая куда более глубокое погружение в транс.

Но Колдун хотел большего, чем транс. Голубой язык в дыре рта произнес команду:

— С-с-смотри на меня!

Пение прекратилось. Безмолвие пронизало сад как колокольный звон. Потом свирепое лицо открыло розовые глаза. Серебряные лучи чистого Чарма ударили из зрачков точно в пустые глазницы обвисшей кожи Ралли-Фаджа.

Колдун вскрикнул — и крик этот прозвучал так резко, что змеедемоны взлетели с насеста. Режущий визг разлетелся в стороны, пройдя болота и дюны внезапным порывом муки, и исчез за морем, и даже эхо не донеслось из тьмы, взявшей то, что принадлежало ей.

Огры ощетинились, мусорщики в страхе переглянулись.

— Что это было? — спросил Бульдог, все еще зажимая уши ладонями.

— Это был крик колдуна, — ответила Старая Сова. Она села среди соленой травы, прислонившись спиной к занесенной песком куче водорослей. На утомленном лице блестела красная полоса, где ударили лучи из глаз звезды. Даже при свете звезд ожоги пылали алым. — Он поглощает Чарм, и ему больно.

После пугающего появления Ралли-Фаджа многие мусорщики в панике разбежались, и теперь огры и Вороний Хлыст собирали их по всему берегу, возвращая на работу.

Тиви и Бульдога пока что никто не побеспокоил. Старая Сова только что очнулась от забытья.

— Как ты? — спросила Тиви, хмурясь, но с облегчением, что старуха пришла в себя. — Что с тобой было?

Голова старухи запрокинулась, и Бульдог протянул ей флягу с водой. Она отвела ее в сторону.

— Все хорошо, — сказала она, и голос был звонкий. — Я взяла Чарм от упавшей звезды. Мое тело еще не подстроилось. Но скоро подстроится, и я буду сильнее, чем раньше.

— Взяла Чарм? — недоуменно спросила Тиви.

— Это тело — кожа из света? — спросил Бульдог. — А мы видели тень твоего истинного облика. Ты — пэр.

— Да. — Она потерла виски и замигала, фокусируя зрение. — Я — заклинательница Рика.

— Рика… — Бульдог поражение посмотрел на Тиви, а она на него — с недоумением. — Она повелительница Рифовых Островов!

Тиви склонила голову:

— Благородная дама…

Рика остановила ее, твердо положив руку ей на плечо:

— Я должна оставаться Старой Совой или моя битва с Врэтом обречена.

— Вас видели и другие, — предупредил Бульдог. Рика вздохнула:

— Риск, на который пришлось пойти. Мне был нужен Чарм. Слишком многие здесь страдают и умирают без него.

— У вас есть амулеты, чтобы его хранить? — спросил Бульдог.

— Последний заговоренный камень я потратила много дней назад на твое лечение, — ответила она. — Нет. Мне не нужны амулеты, чтобы хранить Чарм. Я обучена тайным искусствам. Я храню Чарм в своем теле.

— Вам надо бежать, — сказала Тиви.

— И куда мне идти, дитя? — Рика решительно покачала головой. — Это мой доминион. Единственный достойный для меня путь бегства — смерть. А я намерена прожить достаточно долго, чтобы увидеть уничтожение Врэта и его чудовищ.

— Но Чарм против них бессилен, — сказала Тиви с очевидным страхом. — Вам надо бежать, благородная дама.

— Чарм — не единственное наше оружие. — Рика кивнула своим собеседникам. — У дьяволов Врэта течет кровь от укуса меча.

— Это правда? — спросил пораженный Бульдог.

— Я видела это в трансе, — проговорила Рика. — Лорд Дрив и другие узнали эту истину. Битва уже началась.

— Я боюсь за вас, — прошептала Тиви. — Если Ралли-Фадж узнает, что вы тут с нами…

— Бойся за нас всех, — ответила Рика с мрачной уверенностью. — Упавшая звезда в руках колдуна.

— И что это значит? — спросила Тиви. — Что такое эта звезда?

— Она не такая, как звезды Бездны, — сказал Бульдог. — Те — это гигантские шары горящего газа. Эта куда меньше. Она выросла в ореоле Извечной Звезды из Чарма и пустоты.

— Бульдог прав, — сказала Рика. — Это создание живет в эфире между Иртом и Извечной Звездой. Оно — концентрация сырого Чарма. В руках такого колдуна, как Ралли-Фадж, она может быть источником поразительной силы. Слушайте! Прислушайтесь к силе, которую она ему дает.

Бычий рев раздался вдали, низкий рев боли. Это Ралли-Фадж поглощал Чарм упавшей звезды. Пара лучей энергии заполнила провалы в его обвисшем лице, и он ревел от боли, которая ширилась в его сморщенной оболочке.

Человеческая кожа, висевшая на шесте, шевелилась как под сильным ветром. Словно у надуваемого шара, расправились пальцы, набухли конечности. Пустое тело колдуна медленно наполнялось Чармом. Зеленое, покрытое плесенью лицо расправилось и приняло контуры черепа. Разбухающая сила полыхала в туловище, вылепляя бугры мускулов и заполняя дыры между ребрами, придавая колдуну вид живого человека.

Глаза упавшей звезды закрылись — кончился Чарм и песня, а Ралли-Фадж стоял прямо, черная кожа стала почти синей, натянутой до предела. Обнаженная фигура шагнула вперед, и поддерживающая ее когда-то палка упала на землю. Стеклянные пузыри глаз вспыхнули под надбровными дугами, и в середине их завихрились чернильные пятна, вдруг застыв темными радужками, искрящимися злобным разумом.

Восстановленный до мельчайших подробностей, колдун поднял руки и испустил вопль восторга. Змеедемоны на галереях ответили диким визгом.

Ралли-Фадж стер зеленую плесень с лысины и поглядел на замолкшую звезду и ее остекленелые, нечеловеческие черты.

— Отдыхай, — сказал он громко. — Потом снова будешь мне петь. Когда кончится Чарм, который ты мне дала, и я снова стану пустой кожей.

Опьяненный обретенной свободой, колдун пошел по своим садам, простирая руки, касаясь кустов, цветов, проводя ладонями по прохладным стеклянным стенам. Он бросался в бег, смеясь от ликующей радости, когда его босые ноги прихватывали траву, и мышцы несли его по извилистым аллеям.

При таком количестве Чарма выносливость его не знала предела, и когда он добежал до винтовой лестницы, поднимавшейся к пыточным ярусам, он помчался по ней вприпрыжку. Пораженные вечной смертью безмолвно висели в своих янтарных камерах. Ралли-Фадж радостно прижимался лицом к каждой из них, с наслаждением впитывая страдания. Такое наложение двух противоположностей, звенящей радости бытия и отчаянных страданий, било его электрическим разрядом желания.

“Я живу!”

Более двухсот тысяч дней жизни радовались у него внутри. В его полных Чарма глазах каждый день, прожитый на Ирте, глядел на него как лицо из толпы, и он помнил каждый из них. Они согревались его пламенным здоровьем. Потом они будут петь хорал воспоминаний, поддерживавших его все эти дни, и среди них великим будет этот день, когда в руки ему попал кусок неба.

В упавшей звезде он получил достаточно Чарма, чтобы прожить еще двести тысяч дней. А если он решит рискнуть, то половину этой мощи можно будет вложить в свержение Врэта — если он найдет уязвимое место этого человека.

— Все, что сделано, может быть переделано, — пропел он, обнимая камеру боли баронета Факела. Тот глядел на него горестно, скорченный во внутриутробной позе, и черты благородного лица заливал кровавый дым. — А кое-что из переделанного — сделано снова!

С радостным смехом Ралли-Фадж оттолкнулся и ловко полез по звеньям лесов и лестниц. Он перепрыгивал с мостка на мосток, повисая на одной руке, как обезьяна, к наклонным пандусам, где с внимательностью рептилий следили за ним змеедемоны.

Легко и ловко он влез в самую их гущу. Он глубоко вдыхал кислую вонь их тел, восторженно танцуя среди чудовищ. Он касался руками тяжелых челюстей и когтей размером с косу и смеялся по-детски при мысли, как они будут отлично служить ему, если он найдет способ устранить Врэта.

Звездный свет сиял из узких зрачков колдуна и освещал дольчатые лбы змеедемонов, пытаясь высмотреть знание Властелина Тьмы. Но видел он только глядящие на него собственные пламенные глаза. Все демоны как один были непроницаемы, будто черные зеркала.

Но если посмотреть под непривычным углом, удавалось заглянуть за темный барьер, и тогда колдун видел тень лица, одного и того же лица, глядящего на него из черепа каждого демона из-за маски клыков. Используя свет Чарма, колдун осветил это лицо и узнал хорьковую мордочку Врэта.

Ралли-Фадж пригасил пронизывающий взор и отвернулся от насмешливого оскала Врэта. Он быстро выбрался из шуршащей стаи змеедемонов, не смеясь, не трогая их. На открытом пандусе он поспешил вниз, не оглядываясь.

Змеедемоны ухмылялись ему вслед с холодной уверенностью.

 

5

ЧУЖАЯ УМИРАЮЩАЯ ПЛАНЕТА

 

Окрыленный успешными посещениями Тиви, Дрив снова оставил свое тело среди речных камышей под надзором Котяры и поплыл, как облако, по чистому небу. Клочья звезд отражались в блестящих водах посреди темной суши, острова казались рассыпанными кусочками мозаики.

Он глянул вверх в невообразимую тьму среди звезд, откуда пришли змеедемоны. Они родились из забытого. Все, что упало в пустоту из света Ирта, слилось в вечный холод этих чудовищ. Они были ожившей пустотой.

Тревога герцога усилилась, когда из тумана выплыла Ткань Небес. Разбитые сфинксы и рассыпанные камни храмов вызвали в нем сильную скорбь, и далекой музыкой зазвучали мрачные предчувствия.

Дрив знал, что надо бы повернуть. В прозрачности времени он видел Дворец Мерзостей. Массивная пирамида поднималась белым призраком над анархией болот. На ее гребне висел спиральный спуск огромным медальоном под открытой в темноту дверью.

Зрение Дрива проникло внутрь. Там он увидел Ралли-Фаджа, пустую кожу, привязанную шнурами и талисманами к паре ходуль.

Цокот.

Ходули шагнули ближе, поднеся мумию настолько близко к Дриву, что можно было различить сморщенную кожу между пустыми глазницами и призрачный огонь в дыре рта.

Дрив отшатнулся от видения с дрожью, от которой чуть не вышел из транса и не вернулся в тело. Он присмотрелся к местности. Мангровые архипелаги сочились туманом, щупальца тумана тянулись над блестящей водой между островами, как нити паутины.

Мрачные предзнаменования висели повсюду над звездным паром пейзажа, и Дрив подумал было вернуться, но тут появился лагерь, где содержалась Тиви. Пирамида злобных змеедемонов казалась очень далекой. Она висела бледным клином в ядовитой тьме и казалась менее грозной, чем боялся герцог. Он спустился в лагерь, собираясь найти Тиви и философа, друга Котяры, Бульдога.

Хижины были пусты, в лагере остались только больные, двое лекарей и дежурный огр. Герцог проскользнул между ними незамеченный, следуя нити Чарма, привязывающей его к женщине, назначенной ему судьбой.

Скользя над разбитой дорогой по туннелю висячих мхов и тумана, он увидел освещенные звездами дюны, белую пену прибоя и крошечные фигурки рабочих, копающихся в принесенных водой обломках. Он двинулся быстрее и в тот же миг пространство перед ним заколебалось, как простыня на ветру, — из ничего вышел Ралли-Фадж на своих ходулях.

Колдун почуял Дрива, когда тот только появился над горизонтом. Только случай направил его взгляд в эту сторону, когда он обходил покои Властелина Тьмы. Камера на вершине пирамиды была только что закончена, и Ралли-Фадж перенес себя туда на своих чармовых ходулях, чтобы принять работу. Когда он выглянул в щель двери, любуясь видом на Ткань Небес, он увидел луч астрального нарушителя.

Кто это — Ралли-Фадж не знал, пока не спустился с пирамиды и не преградил ему путь среди болот. Легкий огонек Чарма попытался уйти от него, клубясь, как болотный туман.

Ралли-Фадж поднял ходулю. Черная магия, которую Худр'Вра в него встроил, сделала острие ходули неодолимым оружием, и оно выхватило из воздуха призрака, который посмел вторгнуться в его владения.

Лорд Дрив вильнул прочь от колдуна, но невидимая рука держала крепко. Медленно, неодолимо, несмотря на все усилия освободиться и вернуться в тело, Дрив приближался к шкуре, висящей на заостренных костылях.

Вдруг он оказался совсем рядом с морщинистым рептильным лицом. Его внимательно рассматривали пустые глазницы лица с проваленным носом и раскрытым ртом, где колыхался огонь языка. Потом колдуна озарило узнавание, и зеленый слой плесени, покрывавший складчатое тело, вспыхнул в изумлении.

— Волш-ш-шебник Ховернес-с-са! — прошипел колдун, будто плюясь горячим маслом.

— Ралли-Фадж! — приветствовал его Дрив с деланной бодростью. — Я искал тебя, чтобы привлечь на нашу сторону. Темный смех загрохотал ему в ответ.

— Я не прос-с-стак, Дрив. Ты приш-шел ш-шпионить во дворце Влас-стелина Тьмы. А я тебя поймал!

— Я пришел к тебе как пэр к пэру, — уговаривал его Дрив. — Ты наверняка уже знаешь, что змеедемоны уязвимы. Их режет меч. Их пробивает стрела. С ними можно драться. Ралли-Фадж, помоги нам обрубить когти захватчика!

— О, Влас-стелин Тьмы будет очень рад ус-слышать твое с-суждение о его с-слабос-стях. Пойдем, Дрив. Я должен посадить тебя в контейнер, пока ты не исчез с-совс-сем.

Колдун дернулся и зашагал по дороге, волоча за собой Дрива.

Герцог ничего не мог поделать, не в силах вырваться из мощного захвата чужой магии, и лишь беспомощно смотрел, как проплывают бледные шары болотных деревьев.

— С твоей помощью мы можем избавить Ирт от этих чудовищ, — снова заговорил он.

— Не трать зря с-с-силы, волш-шебник, — холодно посоветовал Ралли-Фадж. — Пос-сле того, что с-сделал нам твой прадед, я с-скорее с-с адом заключу с-союз, чем с тобой.

— Ты уже заключил союз с адом, Ралли-Фадж! Врэт — ожившая пустота. Он уничтожит все!

— И ты это увидиш-шь с-своими глазами, — пообещал колдун. — Я тебе придумал с-специально наказание, чтобы был доволен мой повелитель, Худр'Вра. Поезд Боли!

Ралли-Фадж бурлил радостью. Оправдывалось обещание упавшей звезды. Властелин Тьмы щедро наградит его за такого пленника. Будущее его обеспечено и невероятно. В этом глубоком сияющем озере времени он шел к огромной пирамиде с дверью у вершины — длинной, втянутой, свернутой, как цветок зла.

Оказавшись среди бледных стеклянных стен, колдун направился прямо в сад камней, где на ярком песке клумбы лежала упавшая звезда. Печальный дым ее песни витал в воздухе.

— С-смотри, волш-шебник! — прохрипел Ралли-Фадж и вдохнул Чарм упавшей звезды. Ссохшаяся кожа наполнилась ветром Чарма, таким мощным, что лопнули шнуры, привязывающие его к перекладине, и ходули отлетели прочь.

Колдун упал на ноги — живот, обнаженный, блестящая призрачная фигура, черная, как смоляной пузырь. Глазницы горели жаром, в них заклубились вихри, формирующие глаза.

Дрив стоял, обездвиженный магией колдуна, в мозгу лихорадочно мелькали способы бегства. Чарм упавшей звезды гудел, как вибрации ветра, и розовые свирепые глаза ее глядели точно на Дрива, полностью сознавая его присутствие.

— Помоги! — взмолился он упавшей звезде.

Ралли-Фадж разразился громовым хохотом. Обернув мускулистое тело красной мантией, он заговорил голосом уже не вялым.

— Эта звезда сама себе помочь не может. Как же она может помочь тебе, волшебник?

Снова раздался хохот, и колдун схватил туманную ткань эктоплазменного тела Дрива насыщенной Чармом рукой и потащил прочь из сада.

Ралли-Фадж шел вверх по каменному пандусу, размахивая Дривом, как знаменем победы.

Дрив видел камеры в стене, запечатанные янтарем. Размытые тени людей плавали в тумане крови и лимфы. Разорванные до черепов лица прижимались к желтому стеклу.

Пандус вился вверх к огромному зубцу, где висела ночь в цепях звезд. Они прошли через внешний портал к барьеру из неотделанного камня, вбитого прямо в поверхность пирамиды, к ржавому барабану и поезду скрипучих вагонов.

Ралли-Фадж переступил барьер и, не замечая гравитации, пошел вниз по вертикальному спуску.

— Жаль, что у нас мало времени на разговоры, кузен Дрив, но твое тело света тускнеет. А здесь магия Властелина Тьмы поддержит тебя, пока не прибудет твое тело — и сам Худр'Вра не придет сюда тебя забрать.

Заскрипела пузырчатая металлическая дверь вагона, и колдун закинул астральное тело Дрива в черную темноту. Боль началась сразу, не успела захлопнуться покоробленная дверь. Локомотив с визгом двинулся в трудный путь.

Сплошной огонь боли покрыл каждую точку сознания Дрива. Он поедал, как безмолвие, жадно и глубоко.

Лорд Дрив потерял разум, но не сознание. Он полностью осознавал и невероятно остро чувствовал мучения, которые им владели. Но исчезла любая способность к размышлению. Боль стала его существом, осознание боли — его тенью.

За иллюминаторами с грязными потеками вертелись по очереди неподвижные звезды и хаос болот — цепь щелкала по своему прерывистому кругу, сначала на пирамиду, потом вниз. На вершине, под входом в покои Худр'Вра, боль прекращалась. Несколько мгновений ее отсутствия, чтобы с ужасом ждать головокружительного падения обратно в невыносимую муку. Время от времени полярность страдания и облегчения менялась. Весь цикл был предназначен, чтобы оглушить, спутать все мысли, забрать все, кроме боли.

Дрив кричал. Кричал громко. Призрачная глотка исторгала стоны, окрашивая воздух двадцатью цветами страдания.

Колдун слышал и радостно плясал в покоях Худр'Вра, танцевал безостановочно ночь и весь следующий день, и следующую ночь. Остановился он только на минутку, чтобы поспешно отправить стаю змеедемонов. Они вскоре вернулись с тем, что, как и знал колдун, должны были найти, — с физическим телом лорда Дрива.

Оно летело, плывя в ночном приливе над Нхэтом в залив, и демоны узнали его и доставили танцующему колдуну. Он обхватил труп, как обретенного брата, и с криком снял с него посмертное окоченение.

Ралли-Фадж сопроводил лишенное души тело герцога сквозь колоссальную щель в стене пирамиды и по вертикальной поверхности нетесаного камня. По его жесту поезд пытки замедлил ход и остановился так, что первый вагон оказался перед ним.

Колдун распахнул дверь и увидел на полу душу Дрива, подобную сломанному крылу. Ралли-Фадж поспешно подхватил ее и вложил в принадлежащее ей тело.

Дрив очнулся, дико оглядываясь.

Цвета пульсировали. Звуки наплывали волнами.

— Властелин Тьмы… — Ралли-Фадж говорил отрывисто, резиновое лицо с чернильными глазами придвинулось, издавая запах горелого чеснока. — Прибудет сегодня видеть тебя… Пэры стали пылью тех дней, когда строили Ткань… теперь езжай на Поезде Боли… и исчезни!

Лязгнула ржавая дверь, железный корпус встряхнуло резким ударом, отбросившим Дрива к задней стене. Пронзительный свист перекрыл металлический скрип колес и лязг траков, и снова началась боль. Только теперь она резала глубже, потому что проникала в живое тело.

Растянутый на животе на вздыбленном полу трясущегося вагона, пронзенный черной магией, Дрив излил страдание в крике, изошедшем сразу и вечно.

 

* * *

 

Небо синело, и Котяра все сильнее беспокоился за Дрива. Тело герцога неподвижно лежало в камышах. Даже легчайшее дуновение не шевелило мех на тыльной стороне ладони человека-зверя, поднесенной к ноздрям спящего. Ни один удар пульса не нащупывался на шее герцога.

Лорд Дрив Укский, герцог Дорзенский, волшебник Ховернесский, был мертв.

Котяра просидел возле трупа весь день, скорбь туманила ему слух, неуверенность стягивала сердце. Он скорбел об умершем, который пожертвовал жизнью ради любви. Вор видел его храбрость, печаль, заботу — и ни капли надменности, которой люди трущоб ожидают от пэров. И еще Котяре импонировала страсть герцога уничтожить Врэта. А потому Кот стал думать, на что ему в этом смысле остается надеяться без опыта и ужасной ярости Дрива.

Мухи черными блестящими камнями пытались обсесть лицо герцога, и Котяра отгонял их прочь. В конце концов он решил продолжать путь к Нхэту, чтобы освободить Бульдога из лагеря — ас ним и Тиви.

Но как?

Он вынул из ножен меч Таран, который оставил ему в наследство герцог. Легкость его в руке внушала мало надежд.

Среди деревьев застыли стервятники, завернувшись в черные крылья, ожидая, пока Котяра оставит труп. Пара безволосых трупных собак с длинными головами и палеными мордами рыскали у берега, привлеченные стервятниками. Они петляли в тростниках, чуя запах мертвечины.

Котяра отгонял их блеском золотого меча. Он гибко кружился вокруг мертвеца, исполняя защитный танец, пока не опустились сумерки и не поднялся прилив.

Тело Дрива всплыло в ярком кружеве ночи. Котяра отсалютовал ему мечом. Молчание было его молитвой, когда труп уплыл прочь, в глубокие руки пространства.

Котяра вложил меч в ножны, привязал его к спине, закинул на плечо ружье и пошел своим одиноким путем.

Жезл, который дал ему Лебок, прогонял усталость и вливал в него силы, чтобы не спать. Он шел на юг среди Рифовых Островов. Питаясь Чармом и щедрыми дарами болот, он продвигался быстро. Днем он шагал по островам, избегая дорог и деревень, остерегаясь встреч. Ночью, когда уходил прилив и открывались коралловые мосты, он переходил вброд проливы между островами, не пользуясь ни фонарем, ни факелом, полагаясь только на свое ночное зрение.

Невидимый никем и ничем, он видел все. В болотах он крался в кроне джунглей, высоко над топями, внимательно оглядывая небо и землю. Когда он сомневался в выбранном направлении, он вынимал из ножен меч Таран.

— Покажи мне дорогу к Тиви, — говорил Кот, вызывая воспоминания о встрече с ней в Кафе.

Меч дрожал, тускло светясь в его руке, и по силе вибраций Котяра выбирал направление. Меч вывел его по бесчисленным островам в лихорадочные джунгли огромных деревьев, согбенных под тяжелыми гривами мха, бородатых, как учителя скорби.

В одной из темных ниш под деревом лежала бесчармовая женщина. Котяра ни за что не заметил бы ее в этом нагромождении теней и моховых занавесов, если бы меч не привел его прямо к ней.

На ней был нагрудник амулетов, истрепанный почти до нитки, к нему-то — к извилистому переплетению колдовских проводов и заговоренной ткани — тянуло меч. Это — и еще ружье, которое она крепко сжимала в руках, выдавало в ней пэра. Ее лицо, покрытое синяками, измазанное болотной грязью и распухшее от укусов насекомых, выражало только отчаяние.

Котяра похлопал ее мечом по завязанным лианами ботинкам, но она не шевельнулась. Он воткнул меч в торф и наклонился ниже, увидел, что женщина еще жива, снял с пояса жезл силы и вложил ей в руку.

Это ничего не дало. Она была слишком слаба — уже умирала.

Вор осмотрел грязную сетку ее нагрудника и нашел на воротнике контакты для жезла. Присоединил к ним янтарный стержень — и снова ничего не случилось.

Он налил в руку дождевой воды из фляги и стал отмывать ее лицо, ища раны, которые пропустил при беглом осмотре. Распухшее лицо дернулось, когда капля воды замкнула контакт с жезлом силы, и Чарм полился в изможденное лихорадкой тело.

Она вскочила и направила ружье на человека-зверя, склоненного над ней.

Котяра отступил за меч Таран, подняв руки.

— Я — друг, — произнес он индигово-синим голосом, и это помогло Чарму жезла успокоить испуганную женщину. — Я использовал жезл власти, чтобы вас вернуть. Вы умирали.

Женщина приложила руку к воротнику и опустила ружье. Опухшее лицо начало принимать нормальный вид.

— Вы спасли мне жизнь. — Она говорила тихо, рассеянно, будто слушая шорох сна. — Но мой брат, Поч, — его вы видели? Я потеряла его в джунглях. — Он покачал головой:

— Только вас.

Она вгляделась в черненый Глаз Чарма на плече, увидела, что он не работает, посмотрела в другой. Он тоже оставался темным, и возня с чармопроводом не помогла.

— Я должна его найти, — пробормотала она, ничего не соображая, потом когда Чарм стал сильнее, закончив восстановление жизненно важных органов, пришла в себя. Ее взгляд стал острее.

— Кто вы?

— Котяра, — ответил он, поднимаясь с земли. — Но это не я вас спас. Вас нашел меч герцога, а я — всего лишь его несчастный наследник.

Она села, поднялась на колени, глядя сразу на зверечеловека и на торчащий из земли меч.

— Это меч Таран.

— Да- — Наследник? — Она встала на ноги. К ней полностью вернулось сознание. — Если вы — наследник меча, значит, вы союзник лорда Дрива.

— Я был его союзником, — ответил Котяра. — Лорд Дрив мертв.

Женщина обмякла, но нарастающая сила Чарма в нагруднике подхватила ее. Отчаяние сменилось решимостью. Этому ужасу надо положить конец!

Она протянула Котяре руку.

— Я — Джиоти, маркграфиня Одола. Я обязана тебе жизнью, Котяра. И потому ты должен теперь мне сказать: мы оба — союзники против общего врага?

Он восхитился работой ее амулетного нагрудника, видя, как быстро разлился Чарм по ее телу, исцеляя и очищая женщину прямо у него на глазах. Он принял ее руку и взглянул в бледное веснушчатое лицо, выражающее гнев без жестокости. Она была — ярость, сила, управляемая более высокой целью. Ему она сразу же понравилась.

Она проявила к нему равное уважение, сильно пожав его руку, когда он заявил:

— Враги лорда Дрива — мои враги.

Сев под бородой гигантского леса, они рассказали друг другу историю своих бедствий.

Пока Кот говорил, Джиоти мысленно благодарила его за Чарм, который он ей дал, ибо с помощью этого Чарма она смогла скрыть свою первую реакцию на его внешний вид. Всю свою жизнь в Арвар Одоле она общалась со звериным народом, от товарищей детских игр и до дворцовых стражей, но никто и никогда не вызывал в ней столь всепоглощающий интерес, как этот человек с кошачьей внешностью. Когда Джиоти узнала о его амнезии, его резкие черты показались ей всплывшими из человеческих глубин, куда более глубоких, чем его звериные метки, и ей захотелось помочь ему вспомнить.

Он упомянул Бульдога, и Джиоти вспомнила велеречивого философа, глубокомысленного Пса, который вывел ее из Заксара — кажется, уже очень давно. Чарм сшил их судьбы вместе. И в этом она почерпнула надежду, жадную надежду выжить и положить конец этому кошмару.

“Я опьянела от Чарма, — поняла она и слегка протрезвела от мысли: — Я должна была погибнуть”.

Сильные чувства, которые пробудил в ней этот незнакомец, решила Джиоти, всего лишь прилив Чарма в изголодавшееся тело. Когда пришел ее черед рассказывать о страшных потерях, она изложила их будничным тоном.

Котяра слушал и размышлял, не вел ли его меч Таран именно к этой женщине. Может быть, разыскивая Тиви, возлюбленную погибшего герцога, магическое лезвие нашло двойника его души? Он хотел в это верить. Ее характер, ее горячность манили его к себе. Она совсем не была похожа на женщину с черными волосами из его сна, но пробуждала в нем то же всеохватывающее желание.

“Как это может быть?” — подумал он и стал искать сходство черт, а когда не нашел, решил, что у нее тот же дух, что у возлюбленной из его снов, и этого достаточно, потому что в своей реальности и смертности Джиоти была тенью его вечной души. Когда он узнал, что она прошла обучение воина, он понял, что меч нашел ее, чтобы заменить Дрива.

Он отстегнул перевязь с ножнами и положил ее рядом с мечом.

— Меч лорда Дрива принадлежит тебе.

Джиоти встала и подошла к мечу. В этот самый момент ее брат был где-то в Нхэте, живой или мертвый — неизвестно. Змеедемоны наводили ужас на Ирт. Все это было слишком реально, и она, не надеясь справиться с бедой, но благодарная за шанс попытаться, положила руку на рукоять и поклялась посвятить свою жизнь и смерть делу этого клинка.

Потом, подняв глаза от меча, посмотрела на Котяру.

— Я пойду с тобой, — сказал человек-зверь, — если будет на то твое позволение.

Радость, которую она ощутила, глядя на него — гибкого, с синей шерстью, лишенного Чарма, полного звериной божественности, — мешалась с невероятным удивлением от того, что она снова оказалась жива и полна Чарма. Она не откажет ни этому мечу, ни доброму вестнику, который его принес.

— Пойдем искать моего брата.

 

Ралли-Фадж стоял в горячем свете дня, ощущая, как истекает лучами из его пор Чарм. Медленно шла по небу Извечная Звезда, и его физическое тело опадало, а разум летел на порыве Чарма далеко над этим небом.

Высоко в бушующей атмосфере, в потоке Чарма от Извечной Звезды, колдун наслаждался трансом и пустотой. На сообщение Властелину Тьмы о поимке Дрива еще не пришел ответ, и колдун на время ожидания оторвался от Ирта.

Когда пришел вызов от Худр'Вра, внизу мало что изменилось: на ярком треугольном фасаде Дворца Мерзостей все так же клацал конвейер боли, волоча тяжелый по своему бесконечному пути груз страданий Дрива. Все так же спали в хижинах рабочие, отдыхая перед трудами грядущей ночи. Влетали и вылетали в окна пирамиды занятые строительством змеедемоны.

Изменилось только тело Ралли-Фаджа. Полностью опавшее, оно висело тряпкой на опорной палке. Он выглянул из пустых орбит насыщенными Чармом глазами и увидел перед собой видение Властелина Тьмы.

Броня Худр'Вра флюоресцировала на фоне песка и агатовых валунов. Его голос рокотал, как дрожь бури.

— Ты отлично сработал, Ралли-Фадж. Просто отлично. Я буду в Нхэте завтра с первыми лучами света, чтобы увидеть твоего пленника — а тебя наградить.

Образ качнулся в свете дня и исчез.

В приподнятом, насыщенном Чармом состоянии сознание Ралли-Фаджа проникало глубже призрачного голоса Властелина Тьмы. Колдун видел самого Властелина Тьмы в Мирдате. Его броня отпала мертвыми лепестками, открыв изможденную наготу Врэта.

Паутина тумана с водопадов залетала на балкон, где стоял Худр'Вра, отправляя свое послание в Нхэт. Вздрогнув, Врэт повернулся спиной к дрожащему прохладному воздуху открытого портика и панораме Водопадов Мирдата.

— Охота закончена, — сказал он Тилии, ожидавшей его среди шелковых пуфов и подушек. — Эта шкура без костей поймала его сегодня ночью, когда он шнырял возле лагеря огров.

— Теперь, когда он попался, — Тилия поманила Властелина телом, оглядев черными алмазными глазами свою сверкающую наготу, — побудь со мной. Я только начала тебя благодарить за мое спасение из Паучьих Земель — и за прощение, что я упустила твою дичь.

— Моя дичь сейчас в камере пыток, — оскалился Врэт. — И он будет страдать в тот самый момент, когда я вверюсь твоему необычайному искусству, ведьма.

Он спустился в комнату, увешанную прозрачными индиговыми занавесами. Это был алтарь удовольствий во дворце чародейки Лины, графини Мирдатской. Каждые 222 дня ее ведьмы соединялись с мудрецами в священном ритуале Чармового транса — тантрическом обряде, истоки которого терялись в предталисманных временах. Властелина Тьмы забавляла возможность именно здесь получать удовольствие, да еще не меньше, чем с самой королевой!

А дородная Лина — извращенный идеал красоты своего доминиона — пряталась где-то внизу в грязных деревушках рисовых полей. Змеедемоны сужали вокруг нее кольцо поисков. После бойни и полного разрушения Города Водопадов люди потеряли последнюю надежду, что пэры спасут их, и доносчиков хватало по всему Мирдату.

— Как ты думаешь, зачем Дрив там был? — спросил Врэт, забираясь к ней по роскошной горе подушек.

— Шпионить, — шепнула Тилия и притянула его ближе. — Он искал там, где ты наверняка был бы — если бы не я.

Телепатический вуайеризм Ралли-Фаджа моргнул и отвернулся, когда руки ведьмы обняли Врэта. Физические потребности были ему омерзительны. Вот почему он пожертвовал всеми своими внутренними органами, сжег их в трансе Чарма, выпотрошил себя до оболочки небесными наслаждениями.

Кому нужна темнота плоти, простонал он про себя, если он — кусок света, пылающая звезда, разум? Только слабому.

Он позвал змеедемона и велел прикрепить свою иссохшую плоть к ходулям. Щупальца работали ловчее любых людских рук, и колдун в мгновение ока уже стоял посреди сада.

Тук. Тук. Тук.

Он перешагнул клумбу, где лежала на цветном песке упавшая звезда. Она спала, и он решил не будить ее — не хотел привлекать к ней внимания. Может быть, Властелин Тьмы ее не заметит, и колдун оставит ее себе ради своих планов и целей.

Тук. Тук. Тук.

Он шел вверх по спиральному пандусу, проверяя по дороге янтарные клетки пленников. Розоватый неон кровавого дыма клубился вокруг заключенных в камень тел, свидетельствуя, что они еще живы, еще страдают.

Удовлетворенный колдун пошел вверх к широкой прорези возле вершины пирамиды. Тук. Тук. Тук. Он топал ходулями вниз по фасаду пирамиды, удерживаемый от падения той же черной магией, что двигала локомотив и вагоны по невероятному кругу.

Ралли-Фадж знал репутацию герцога, мастера Чарма из школы Аазора. Это была практическая школа волшебства, которую колдун вовсе не собирался недооценивать, поскольку сам когда-то ее прошел — более 150 000 дней назад, будучи одним из учеников самого Лазора. Следовало убедиться, что Дрив по-прежнему лишен возможности как бы то ни было организовать побег.

С галереи обзора он смотрел, как локомотив проползает мимо в своем демоническом движении в никуда. В первом за локомотивом вагоне стоял Дрив, распластанный вдоль высокого окна, с разлетевшимися, как лучи, волосами, с размазанным по стеклу лицом, с искривленным в сумасшедшем, невыносимом страдании ртом.

Колдун улыбнулся. Кожаное лицо не шелохнулось, но синее пламя во рту заиграло ярче. Он устроил этот вагон так, что жертвы вынуждены демонстрировать свою муку: единственная надежда уменьшить хаотическую неизбежность боли была только одна — прижаться к окну.

Тук. Тук. Тук.

Колдун заковылял прочь, покачиваясь от радости. Он вернулся к спящей звезде и подумал, не разбудить ли ее. Ему хотелось наполнить себя Чармом и устроить праздник, но холодок тенью прошел сквозь него. Кто-то приближался к нему.

Он ощутил вкрадчивую суетливость Вороньего Хлыста и произнес звук, открывший стеклянные стены. Мгновение спустя Вороний Хлыст уже пробирался среди подстриженных фруктовых деревьев и шпалер лоз, и колдун заглянул в его несложную душу.

Еще одна удача! Ралли-Фадж вздрогнул от радости, узнав о том, что несколько информаторов из заключенных видели лекарку Старую Сову без кожи из света. Заклинательница Рика, герцогиня Нхэтская, тоже была в его руках!

Вороний Хлыст скользнул в сад:

— Мой господин, у меня есть новости…

— Я уже послал змеедемона привести сюда Рику, — остановил надсмотрщика Ралли-Фадж. — Твой приход подтверждает твою верность нашему господину, Властелину Тьмы. Так что пойдем со мной, пойдем, Вороний Хлыст, посмотришь, как уходят в ничто наши враги; медленно, очень медленно…

Тук. Тук. Тук.

Колдун снова поднимался по широкой каменной спирали. Вороний Хлыст гордо сопровождал его, стараясь скрыть ужас при виде вплавленных в камень пэров, плавающих в собственной крови.

На середине пути они услышали крики. Почти сразу же мимо пролетел змеедемон, неся в когтях и щупальцах Рику. Морды на груди чудовища жевали ее, и слышался несмолкаемый вопль страдания.

Колдун прибавил шагу, и Вороньему Хлысту пришлось перейти на бег, чтобы не отстать. Рукава его темного плаща раздувались как крылья. Из-за поворота выплыл огромный портал, и пораженный надсмотрщик замедлил бег.

Рика лежала в путанице разорванной одежды, сила покинула ее, обмякшее лицо было прижато к полированному камню. Рядом с огромным пилоном она казалась мошкой, а нависший над ней змеедемон — мошкой чуть побольше.

Тук. Тук. Тук.

Ралли-Фадж на своих ходулях подошел к парапету и перешагнул его. Змеедемон подобрал Рику, и она задергалась, не в силах освободиться из крючковатых цепких когтей. С жалобным воем она исчезла, уносимая демоном в гигантский проем.

Вороний Хлыст пододвинулся к краю и стал смотреть вниз на Ралли-Фаджа на ходулях и змеедемона, который тащил Рику в цепь гравитации — конвейер боли, который он видел издали, выписывающий нули на вершине пирамиды.

Поезд притормозил с металлическим скрежетом. Когда первый вагон проехал мимо, Вороний Хлыст увидел человека, прижавшегося к стеклу лицом, полным беспощадного страха.

Надсмотрщик отшатнулся, пораженный силой боли и безмолвной мольбой во взгляде. В груди у него вспыхнул жар, сердце зажглось желанием при виде такой силы и такого бессилия.

Он перевел взгляд на другую сторону свода. У него кружилась голова. Лязгнула металлическая дверь, раздалось мрачное эхо.

Когда Вороний Хлыст смог посмотреть снова, два лица, размазанные по стеклу, глядели из первых двух вагонов. Опаляющее горе ударило надсмотрщика током безответного желания.

Локомотив заскрипел и двинулся в путь. Вороний Хлыст быстро поднялся на ноги и переступил порог, радуясь тому, что он пребывает в объятиях магии Властелина Тьмы и может глядеть на цепь, волочащую души из ада в ад.

 

Предрассветные облака громоздились на морском ветру, несущем дождь к побережью и разметывающем пламя огрских костров на вершинах дюн. Многие уже оставили свой пост и вернулись в лагерь, только два огра и Вороний Хлыст остались конвоировать мусорщиков обратно в хижины.

Вороний Хлыст жезлом-посохом создавал небольшие вихри из набегающего прилива, которые подхлестывали усталых рабочих, тащивших сети к берегу. Насмотревшись на пытки, которым подвергались Рика и герцог на Поезде Боли, он старался заставлять мусорщиков работать усерднее и добывать больше сокровищ из моря.

Повсюду таились доносчики. Это стало еще яснее, когда схватили Рику, и Вороний Хлыст старался показать им свое усердие. Он подталкивал жезлом изможденных рабочих, бил их молниями Чарма, чтобы быстрее вылезали из воды к нанесенному приливом мусору.

Бульдог, как всегда, вышел последним, помогая тянуть сети еще двум рабочим. Вихрь ветра, посланный Вороньим Хлыстом, сбил его с ног. Он вынырнул, отплевываясь от морской воды и потеряв сеть.

— Ищи ее, дворняга! — крикнул Вороний Хлыст, перекрывая шум прибоя.

Бульдог погрузился в воду, но вынырнул без сети и побрел к берегу, слишком изнуренный, чтобы искать дальше.

Посох Вороньего Хлыста встретил его при выходе на берег и ударил молнией так, что шерсть Бульдога вздыбилась мокрыми клочьями, и он завыл от невыносимой боли.

— Прекрати! — заорала Тиви и побежала к ним, бросив крюки и грабли, которые привязывала к фургону.

Вороний Хлыст увидел, что огры идут прочь от воды, гоня перед собой заключенных. Зная, что они на него не смотрят, он ткнул Тиви посохом, направив в нее разряд, который бросил ее на мокрый песок.

Бульдог зарычал, и Вороний Хлыст помахал перед ним сияющим янтарным жезлом.

— Давай, дворняга! — подзадорил его надсмотрщик. — Полезь на меня. Давай. Когда очнешься от удара, огры сунут тебя в осиное гнездо!

Не отводя ненавидящих желтых глаз от Вороньего Хлыста, Бульдог нагнулся над Тиви. Он помог ей встать, и она тяжело навалилась на него, переводя дыхание.

Они потащились по берегу к телеге с инструментами. Бульдог помог Тиви влезть между бухтами сетей и граблями, а потом впрягся в телегу.

— Ножками пойдет, — скомандовал Вороний Хлыст. — Или нет, лучше. Тащить будет!

Он выволок Тиви из телеги и толкнул вперед. Он знал, что Ралли-Фадж слишком занят своим Поездом Боли, чтобы следить за каждым заключенным, и потому собирался отыграться на этой тощей бабе, которая отказывалась его удовлетворить.

Хлынул дождь, и Бульдог с Тиви потащили телегу среди дюн. Вороний Хлыст шел следом, помахивая светящимся жезлом в беззвездной тьме, сигналя идущим впереди ограм, что позади все в порядке.

В туннеле болотных деревьев, который вел к лагерю, дождь размыл дорогу, и два фургона, набитые ломаными костями, завязли по ступицы.

— Бросай фургоны! — скомандовали огры и погнали заключенных вперед под хлещущим дождем.

Вспышка молнии осветила туннель так ярко, что из листвы ударили цвета: нефритовые листья, шафрановый мох и алые воздушные цветы вдруг вынырнули из мрака, и один из огров хлопнулся спиной в грязь. Крошечное лицо посреди огромной головы скривилось в напряженной гримасе, и второй огр не сразу сообразил, что его напарника застрелили.

Еще одна слепящая вспышка, и стоявший огр взлетел в воздух, свалился в кусты и остался лежать неподвижно.

— Чармострел! — тревожно вскрикнул Вороний Хлыст.

Бульдог зарычал, заглушая крик надсмотрщика, и сбросил лямку. Схватив упавшую ветку, он подскочил к Вороньему Хлысту, выбил у него из рук посох и ударил между глаз. От удара капюшон надсмотрщика откинулся, и копья волос разлетелись широким веером, а потом Вороний Хлыст свалился без сознания.

Тиви сбросила лямку и прищурилась, глядя в темноту, в ливень. Она давно ждала освобождения и уже потеряла последнюю надежду. Призрак Дрива не вернулся, и она сомневалась, что он вернется вообще. Не раз ей являлся сон, что он горящей и кричащей звездой растянут в огненной тьме.

Просыпаясь от этого кошмара, она глядела в просветы плетения хижины на лучезарную белую пирамиду возле болот. На ее вершине висело круглое устройство вроде огромных часов без стрелок. Потом Вороний Хлыст объявил всему лагерю, что это — Поезд Боли колдуна Ралли-Фаджа, построенный, чтобы терзать пэров, и что в этом поезде сидят Рика и сам герцог. Резкая пытка ее снов стала острее в яви.

“Кто же послал эти молнии, чтобы спасти нас?”

Тиви вгляделась в бешеные струи дождя, зная, что на помощь им пришел не Дрив.

Из темноты сверкнула пара зеленых глаз и полузвериное лицо вынырнуло из дождя. Это был напарник Бульдога, таинственный вор, тот, что спас ее в Кафе от троллей. За ним шла девушка-пэр, которой Тиви помогла убежать из Заксара — бледнокожая веснушчатая Джиоти. У обоих были ружья, а у Джиоти за спиной еще длинный меч.

После падения первого огра почти все мусорщики бросились к лагерю. Оставшиеся разбежались при виде вооруженной пары.

— Это друзья! — крикнула им Тиви. Но после того как змеедемоны схватили Рику, в сердцах заключенных поселился необоримый страх, и не вернулся никто.

При виде своего напарника Бульдог испустил глубокий ликующий вой.

— Тише, Пес! — прикрикнула на него Джиоти. — Мы еще не ушли.

Котяра обнял друга, и Джиоти зашипела на них, чтобы быстрее убегали. Приблизиться к лагерю было очень трудно: огры утыкали болота смертельными ловушками и сигналами тревоги. Лишь медленное и тщательное использование Чарма и невероятная острота чувств Котяры позволили им проникнуть сюда незамеченными.

Котяра повел группу по болотной тропе, петляющей среди нависших папоротников и мангровых деревьев. Джиоти была права, когда торопила их. Мгновение спустя с десяток огров перебежали затопленную тропу и скрылись в топи.

Погоню затрудняли темнота и дождь, беглецы переходили трясины по упавшим деревьям, а потом сбрасывали их за собой в топь. Когда прилетели змеедемоны, Котяра вывел друзей, шагами, легкими, как дыхание, в лабиринт полян, где их даже целая армия уже не найдет.

Гиацинтовой синевой пробивался сквозь облака рассвет, и путники остановились в зарослях папоротников под широкими кронами, такими плотными, что лишь несколько случайных капель дождя смогли проникнуть сюда. Поднявшись наверх, они осмотрелись, поглядели в лиловое небо, потом — вдоль болотных троп и протоков с лилиями, высматривая змеедемонов.

Их не преследовали, хотя вдали колыхались кроны — там огры ломились сквозь лес.

Джиоти достала из ножен меч Таран. В легком тумане дождя золотое лезвие осветило темную крону. Она протянула меч Тиви, падающей от усталости.

Прикосновение Чарма немедленно оживило ее.

Котяра передал Бульдогу жезл. В нем уже осталось немного заряда, но Бульдог благодарно просиял, ощутив снова теплое искристое прикосновение Чарма.

Оставшись без меча, Джиоти ощутила безмерное отчаяние. После таких тяжелых трудов они с Котярой освободили его друга и подругу лорда Дрива, но Поча так и не нашли. Он один остался от всей ее семьи, и она должна отыскать его — живого или мертвого.

Тиви прижала меч к груди и устремила взгляд на плавающие папоротники и эпифиты, дергающиеся как марионетки.

Поток Чарма создал у нее контакт с Джиоти, Тиви ощутила ее тревогу за брата. В сердцевине светящегося здоровья и благополучия, которые были Чармом, таилось телепатическое отражение призыва Джиоти. Для Тиви это было тем яснее, что она его не искала.

— Твой брат… — Она потянулась разумом туда, откуда почувствовала призыв мальчика, отвечающего сестре. И снова мелькнуло взволнованное лицо, которое она помнила по встрече на закопченных улицах Заксара. Она встала и показала мечом на перепутанную стену лиан. — Поч жив.

Она раздвинула мечом занавес висящих стеблей, и снова открылся вид на водный лабиринт — а за ним клочок упорядоченной земли посреди хаоса болот: несколько колонн, на них каменные сфинксы с обломанными крыльями указывали путь к Ткани Небес.

— Поч жив, — повторила Тиви, и в голосе ее звенела уверенность. — Он там.

 

Ралли-Фадж узнал о бегстве двух узников в тот момент, когда в Нхэт прибыл Властелин Тьмы. Змеедемоны во Дворце Мерзостей учуяли приближение своего хозяина и начали скрипеть в песенном ритме с насестов на галереях пирамиды.

Эта месмерическая музыка вплыла в сады колдуна и обожгла его страхом. Висячая плоть застыла неподвижно, пустые глазницы уставились на змеедемона, нарушившего его транс, чтобы принести тревожные вести. Оглушенный безмолвный разум колдуна отказывался работать.

Скользкий демон медленно извивался. Он танцевал под пение других чудовищ, шепчущее в серебряном воздухе. Подумав, что колдун не услышал с первого раза, демон повторил:

— Из лагеря сбежали двое заключенных.

Хриплый голос разорвал ошеломление колдуна, и оно сменилось чистейшим страхом.

— С-сбежали? — произнес огненный язык. — Кто? Как?

— Вор Бульдог, — ответил демон. Его набрюшные морды гудели в такт пению собратьев, улыбаясь в безумии блаженства. — И фабричная нищенка Тиви. Двое нарушителей с чармострельным оружием оглушили огров и Вороньего Хлыста.

— Наруш-шителей? — Ралли-Фадж боролся с паническим страхом. — Что за наруш-шители выс-ступили против Влас-стелина Тьмы? С-сколько их?

— Двое.

— Двое! — Крик колдуна вырвался изо рта клубом пламени. — Как могли двое победить огров?

— Дождь загнал почти всех огров в лагерь, — объяснил змеедемон и стал покачиваться под тихую песню набрюшных пастей. — Нарушители действовали быстро.

— Кто? — в страхе выкрикнул колдун. — Кто они такие?

— Огры и Вороний Хлыст до сих пор без сознания. Я прибыл сразу.

— Разбудить! — Колдун в отчаянии глянул на танцующего змеедемона. — Плевать, что огры не любят Чарма — применить к ним магию! Найти, кто пос-смел. Но не докладывать здес-сь. Я должен вс-стретить наш-шего влас-стели-на. Ждать меня в лагере. Лети немедленно!

Демон взмыл в воздух.

— Погоди! — крикнул ему вслед Ралли-Фадж. Он лихорадочно пытался сопоставить события и проклинал себя за то, что позволил себе уйти в транс после успешной поимки Дрива и Рики. — Найти с-сбежавш-ших!

— Погоди еще! — остановил себя Ралли-Фадж, сообразив, что Властелин Тьмы сразу заметит отсутствие многих змеедемонов. — Возьми тех, что с-сейчас-с в дозоре. Найти с-сбежавш-ших!

Демон улетел, а Ралли-Фадж еще глубже погрузился в отчаяние. Рано или поздно Властелин Тьмы об этом узнает.

Лучше поздно, чем рано. Когда сбежавшие будут пойманы — и наказаны.

Пение змеедемонов поднялось до визга, и колдун понял, что до прибытия Худр'Вра остались считанные мгновения. Он хотел принять своего повелителя на вершине пирамиды, в роскошных покоях, которые он создал для хозяина всего Ирта.

С помощью Чарма в ходулях Ралли-Фадж пролетел по садам и вознесся по каменной спирали. Он только коротко глянул по сторонам, проверяя, что пленники плавают в кровавом дыму. Обваренные лица слепо глядели из прозрачных гробов.

Он подлетел к вершине, глядя на змеедемонов, прорезающих дождливую дымку рассвета. Из этого гадючьего клубка спустились Властелин Тьмы в зубчатой броне и его наложница Тилия, летящая на своих ведьминых вуалях.

Они приземлились на изогнутый порог, и даже Худр'Вра казался маленьким на фоне гигантского портала с нависающими каменными складками. Величие архитектуры слило анатомию живого организма с чистой прямолинейной геометрией пирамиды, а на ее вершине создало просторный хрустальный зал.

Властелин Тьмы долгие мгновения стоял недвижно, оценивая то, что предстало его глазам. Святилище изнутри сияло звучным жидким светом, озаряющим темные контуры пустоты голых стен, загибающихся внутрь и скрывающих потайной источник ослепительного сияния. Оттуда лилась тихая гипнотизирующая музыка, перекрываемая цокотом змеедемонов.

— Внутреннее убранс-ство, мой повелитель, я оставил на ваше ус-смотрение, — обратился Ралли-Фадж к Худр'Вра. — Я надеюс-сь, что вы будете довольны.

— Я очень доволен, — благосклонно кивнул Худр'Вра, хотя на самом деле предпочитал человеческие размеры дворцов, в которых останавливался по пути. Но он не мог не признать, что этот впечатляющий и странно пугающий монумент был именно тем сооружением, откуда он хотел бы управлять разрушением Ирта.

— Что ты об этом скажешь, дорогая? — спросил он у Тилии.

Королева ведьм фыркнула:

— Мне не нравится.

Худр'Вра разразился громовым хохотом:

— Конечно, тебе не нравится! Женские органы, символ плодородия, символ жизни, насажены на безличное острие пирамиды, неодушевленного предмета. Самый подходящий символ для того, что я творю с этим миром. Отличная работа, Ралли-Фадж.

— Благодарю вас, мой повелитель.

— А теперь покажи мне наш трофей, — злорадно произнес Худр'Вра. — Покажи мне этого герцога, лорда Дрива.

Тук. Тук. Тук.

Колдун прошел на ходулях мимо Властелина Тьмы и королевы ведьм, мимо губообразного порога и вниз, к круговым рельсам, клоачной эмблеме всего того, что собирался устранить Властелин Тьмы.

При приближении Худр'Вра ржавая цепь со скрипом остановилась. Тилия осталась позади в гигантской закругленной раме дверного проема, с интересом глядя туда, где со скрежетом открылись двери вагона.

Она ненавидела лорда Дрива и весь его род за вражду, которую его предки зажгли в ее народе своим грубым требованием объединения доминионов. Но видя его вот так, как сейчас — с позеленевшим телом и бессмысленным взглядом безумных глаз, — она познала жалость.

Единственным ее утешением было то, что она хранила молчание. Как королева ведьм, она имела доступ ко всем тайнам мудрецов в их святилищах и ведьм в их ковенах. Она с самого начала знала, как змеедемоны попали на Ирт. Она знала тайну Темного Берега. И ни тенью намека не выдала это Врэту. Любовных забав, самого вульгарного и простого удовлетворения похоти, было достаточно, чтобы занять его мысли. Не однажды она вопрошала слепого бога Случая, который привел его обратно на Ирт, и думала, какую же роль сыграли два его товарища, Смерть и Справедливость.

Громовой смех раздался оттуда, где стоял Худр'Вра, — он увидел своего врага. На глазах Тилии он сбросил свою броню, чтобы предстать перед Дривом как Врэт.

— Как долго ждал я этой минуты, лорд Дрив, — с гордой радостью заговорил завоеватель. — И наконец мы поменялись ролями. Ты узнал горький вкус поражения, а я торжествую!

Дрив в изнеможении упал на колени, глядя невидящими глазами. Властелин Тьмы перелил в него дозу волшебства, чтобы излечить его разорванную душу. Снова на лице герцога отразилась мысль.

— Говори, Дрив, — попросил Врэт. — Расскажи, что ты чувствуешь.

Дрив с усилием встал и стал смотреть на противника сверху вниз, пока Врэт не сделал себя выше.

— Говори с-с хозяином, — прошипел Ралли-Фадж.

Дрив не сразу осознал отсутствие боли. Он поднял лицо к холодному дождю и попробовал небо на вкус. Световые столбы из разорванных облаков уперлись в болота и зажгли клочья тумана. Герцог вбирал в себя красоту земли — зеркальный блеск вод, приглушенные цвета и почвенные ароматы влажного утра.

Потом он поглядел в злобные, близко посаженные глаза Врэта и спокойно сказал:

— Ты изуродован. И все, что ты делаешь, изуродовано.

— Ха! — Врэт приблизил заостренное лицо. — И кто же это изуродовал меня? Пэры! Чтобы они могли жить с удобствами в своих летающих городах, я тянул лямку мусорщика на этих самых островах. Кто меня изуродовал? Ты и такие, как ты!

— Нет, Врэт. — Дрив улыбнулся. — Это всего лишь предлог для тебя, чтобы оправдать убийства, тешащие твое сердце. Будь ты даже пэром, ты был бы уродом. Погляди на твоего раба, Ралли-Фаджа, пэра столь же благородного рода, как и мой.

Врэт потряс головой и оскалился:

— Это куда лучше, чем я надеялся, высокочтимый лорд Дрив. Помнишь, когда я убил твою сестру, Мивею? — Он ухмыльнулся шире, когда герцог вздрогнул при его словах. — Вспомни, как я вспорол ей чрево мечом и как она умирала, выкрикивая мне проклятия? Мерзкая была смерть.

Дрив рванулся к Врэту, но щупальца схватили его за руки и за шею и затащили обратно в ржавую внутренность Поезда Боли. Схвативший его змеедемон свернулся на крыше и внимательно таращил глаза-бусинки.

— И что толку было от ее проклятий? — спросил Врэт, презрительно скалясь. — Они мне не помешали. Я здесь. А ты — вон там.

Врэт расхохотался. Дверь с лязгом закрылась и Дрив прижался к окну, ожидая удара боли.

— Пусть поезд прокрутится несколько раз, не трогая его, — приказал Властелин Тьмы. — Хочу с ним еще немного поиграть.

 

Ралли-Фадж оставил Худр'Вра возле Поезда Боли. Попросив разрешения удалиться, чтобы заняться делами во Дворце Мерзостей, он быстро направился в трудовой лагерь.

Выплыв на ходулях из болотного тумана, он обошел хижины. Пустыми глазами из обвисшей кожи лица оглядывал он перепуганных узников. Они пятились и глядели на него в ответ безумными от страха глазами.

Потом он проплыл к плацу для построений и остановился в центре раскисшей площадки.

В лагере висела такая тишина, что слышно было, как стучит дождь по верхним листьям крон и как вздыхают укрывшиеся на болоте огры. Боясь показаться на глаза, они притворялись, будто ищут следы на болотных тропах и в трясинах.

Только Вороний Хлыст решился выйти вперед, тяжело опираясь на янтарный посох. Он поспешно вынырнул из болотного туннеля, где произошло нападение. Там он с тревогой ждал возвращения нескольких змеедемонов, которых он разослал в разные стороны над болотом. В ужасе он даже молился Безымянному, чтобы демоны вернулись с беглецами в щупальцах до прибытия колдуна. Теперь, поспешая к болтающейся коже, растянутой между ходулями, он сквозь зубы цедил проклятия Безымянному.

Надсмотрщик откинул капюшон и обратил к Ралли-Фаджу два подбитых глаза.

— О мощный колдун, сжалься над этой несчастной Вороной!

— Кто с-сбежал?

— Дворняга-философ Бульдог! — с резким отвращением ответил Вороний Хлыст. — И его служанка Тиви.

— Рас-скажи мне о них.

Вороний Хлыст втянул голову в плечи и с жалким усердием пожирал глазами висящую над ним человеческую кожу.

— Он — вор из Заксара. Она — фабричная нищенка. Бродяги из сточной канавы. Никому не нужные.

— Они кому-то были дос-статочно нужны, чтобы ос-свобождать их с-с великим рис-ском. — Голубая искра вылетела из колдуна и коротко кувыркнулась в воздухе. Как-то это все связано с появлением Дрива, в этом Ралли-Фадж был уверен. Но как? — Кто их взял?

— Я не знаю, — испуганно выговорил надсмотрщик и заскулил. — Было темно. Бульдог ударил меня между глаз.

Растянутая кожа молчала, как неодушевленный предмет. Но внутри нее Ралли-Фадж дрожал от ярости и страха. Что-то происходило чудовищно опасное, в этом он был уверен. Но что? Неведение доводило его до бешенства, особенно когда он с холодным ужасом думал, какой на него обрушится гнев, когда о случившемся станет известно Врэту.

“Если мне предстоит погибнуть из-за идиотов огров и зверечеловека, — произнес про себя колдун, вперившись в скорчившегося Вороньего Хлыста, — то этот олух пойдет в ад раньше меня!”

Вороний Хлыст точно прочел мысль Ралли-Фаджа и поднял посох в дрожащей руке, проливая слезы.

— Молю тебя, великий колдун, сжалься над этой перепутанной Вороной!

— В мире змеедемонов ты молиш-шь о жалос-сти? — Зеленые пятна плесени на бескостном лице Ралли-Фаджа налились зловещей синевой. — Ты не стоиш-шь человечнос-сти, на которую претендуеш-шь, животное!

— Нет! — завопил Вороний Хлыст, предчувствуя, что сейчас произойдет. Он махнул посохом в сторону колдуна на ходулях, и большой жезл расплескался грязной водой, наткнувшись на черную магию, наполнявшую Ралли-Фаджа.

Надсмотрщик попятился, пораженный силой, которая превратила Чарм в воду. С жалким ужасом он пялился на стоящее перед ним существо, раскрывая рот, чтобы еще раз взмолиться о жизни. Но во рту у него был птичий язык, и раздалось только карканье вороны.

Вороний Хлыст повернулся бежать, и ноги под ним разошлись когтями на концах. Руки взмахнули крыльями. Туловище сжалось, голова ссохлась до птичьей.

Птица полетела к ограде лагеря и опустилась на сук резинового дерева. Голова ее была повернута боком, и черная бусина глаза внимательно смотрела на колдуна. Потом ворона победно каркнула и расправила крылья.

Не успела она взлететь, как блестящая листва резинового дерева с шумом разлетелась, и обезьяна-стервятник схватила птицу за крыло. Ворона шумно забила крыльями, пытаясь вырваться. С визгом обнажив клыки, обезьяна разорвала орущую птицу на части. Взлетел клубок перьев, плеснула клейкая жидкость.

Довольный Ралли-Фадж занялся ограми. Из его голой кожи выступил зеленый туман. Он собрался лужицей внизу, где воткнулись в грязь острые концы ходулей. На ее поверхности вздулись пузыри и застыли сукровистыми волдырями.

Колдун напитал свою ярость этой эманацией и вылепил из нее призраков. Они поднялись, согбенные, как обезьяны, вместо рук у них висели пучки парализующих щупалец. Прозрачные лица, бледные, покрытые рябью, как старая фата, обнажали шила клыков и мускулистые челюсти. Призраки бесновались, их лица расплывались как дым.

Когда призраки достигли размера огров, Ралли-Фадж отпустил их на свободу. Они бросились в болота на полупрозрачных ногах колышущегося пара. Казалось, в них слишком мало субстанции, чтобы они долго просуществовали, но листва перед ними рвалась в клочья.

Им придавал силу отчаянный гнев колдуна. Почти сразу послышались отчаянные вопли. Через миг из подлеска вылезли куски разорванного огра и поползли к центру плаца, будто их тащила армия муравьев. Окровавленный горб, две оторванные руки и массивная голова с меховой гривой и скукоженным лицом с вытаращенными в смертной муке глазами выползли на плац в клубах эктоплазмы. Голова растворилась в воздухе, оставив отрубленные куски шипеть под дождем.

Призраки убили троих огров среди болот и еще двух, которые были оглушены выстрелами. Те валялись в полусознании в древесных хижинах, когда на них налетели призраки, и предсмертные вопли разнеслись сиреной по всем болотам. Когда изрубленные куски упали с деревьев и выползли на плац в улитках зеленого дыма, колдун прекратил истребление. Гнев его улегся — к тому же огры были нужны, чтобы управлять лагерем.

Повернувшись спиной к следам бойни, он вышел сквозь бамбуковые ворота на болотную дорогу, где случился побег. Из густых вечнозеленых зарослей рядом с тропой поднялся змее демон.

— На воде не осталось следов, — сообщил он. — Суша слишком широка. Нужно позвать еще братьев.

— Нет, больше братьев звать нельзя, — твердо ответил Ралли-Фадж. — Ему нужно было время, чтобы оценить, что тут происходит, на этом болоте. Поскольку как-то это касалось герцога, он чувствовал необходимость информировать Худр'Вра немедленно, пока тот не узнал от своих змеедемонов. И все же колдун колебался.

Далеким зрением Ралли-Фадж видел Поезд Боли, дергающийся рывками. Он почти слышал вопли Рики и Дрива, отдающиеся эхом. Врэт был счастлив.

“И зачем сейчас беспокоить Властелина Тьмы? — подумал колдун. — Пока он получает удовольствие, я выслежу его врагов. Я найду Тиви и Бульдога и тех, кто их освободил. Угрозу я обращу себе во благо”.

Тех немногих змеедемонов, что заняты в поисках, надо держать на этом задании и дальше, решил колдун, возвращаясь в лагерь. А огры — эти не посмеют его выдать после сегодняшней казни.

Над изрубленными трупами гудели мухи. Колдун быстро вышел в грубо срубленные ворота и направился во дворец. Еще на топкой дороге он услышал металлический рев локомотива, все быстрее гонящегося за собственным хвостом. Поглядев на пирамиду, Ралли-Фадж почувствовал прилив гордости от грандиозности ее ужаса.

Тук. Тук. Тук.

Под шепчущим кипарисовым навесом ходули вышли на мощеную тропу, ведущую прямо к его садам. Тилия стояла возле цветных колец песчаной клумбы, разглядывая спящую звезду.

Ралли-Фадж остановился так резко, что бескостные руки взмахнули. Он никого здесь не учуял. И через миг понял почему. Ведьма поглядела на него сквозь скрещенную прозрачность серых вуалей и растаяла.

Колдуна пронизал холодный ветер. От Властелина Тьмы секретов не будет.

 

Ткань Небес дышала светом под облаками, бегущими под Извечной Звездой. Моросил дождь, поднимались туманы. Столбы сияющего света дня пронизывали глубины туманных развалин, как узкие пути в царство погибших душ.

Кавал сидел, парализованный потрясением, в одном из этих синих лучей дневного сияния. Чарм исходил из него эктоплазменным туманом и смешивался с поднимающимся паром дождя.

Сидящий перед ним Поч тоже не двигался. Вязкий Чарм переливался через него, поддерживая телепатическую связь с чародеем. Он ощущал жгучее раскаяние Кавала.

— Это я спустил с цепи смерть и страдание для многих тысяч! Я уничтожил Арвар Одол — твой дом, — твоего отца, который мне верил…

— Ты не знал.

— Я не знал — я ничего не знал… — Он прикрыл морщинистые веки, вглядываясь в собственную тьму. — Меня использовали слепые боги.

— Они используют нас всех, мастер Кавал, — сказал Поч, стараясь его утешить и испытывая благодарность за поток живительного Чарма, текущего к нему от чародея. — Разве не этому учат нас ведьмы и мудрецы?

Кавал вспомнил мечту своей жизни — стать мудрецом, и горькая насмешка над самим собой скривила в улыбке углы его губ.

— Случай забросил меня на Темный Берег. Смерть самым жестоким образом освободила меня из этого холодного мира. А теперь Справедливость — да, Справедливость — взяла меня в свои слепые руки. — Глаза его распахнулись и уставились вперед, не мигая, будто он и сам лишился зрения. — Разрушение! Страдание! Это все моя работа — все это привел в движение один только я. Только я. Один из всего Ирта…

Поч испугался, что чародей сходит с ума — единственный человек, который может их спасти. В страхе он протянул руку, схватил мишурную оболочку высохшего старика и встряхнул.

— Кавал, перестань!

— Тайна нашей жизни прядется в танце трех слепых богов, — бормотал чародей, все еще вглядываясь с безумным напряжением в истину невидимого мира.

— Перестань немедленно! — Поч тряс старика, рассыпая клочья Чарма, похожие на рваное руно. — Перестань! Перестань!

Старик вздрогнул, моргнул, увидел испуганного мальчика и успокоился. Твердо взяв Поча за запястья, он аккуратно высвободился.

— Спасибо. — Он говорил серьезно, отвечая на вопрошающий взгляд Поча улыбкой самообладания. — Прости. Я забылся. Сейчас уже лучше.

Чарм чародея перешел в ровное излучение, голубоватую пыль, закрутившуюся вихрем, в пыльцу небывалых растений. Поч понял, что самые кости Кавала стали носителями Чарма. Его тело — живой амулет.

Хотя телепатическая связь исчезла, Поч видел печать глубокой скорби на морщинистом лице Кавала и знал, что эту боль Чармом не исцелить.

— Ты можешь остановить Врэта? — спросил он со смесью надежды и отчаяния. — Теперь, когда ты вспомнил, можешь его остановить?

Кавал покачал седовласой головой:

— Я его остановить не могу. Магия его змеедемонов — это магия Темного Берега. — Он встал, аура Чарма потускнела, но большие глаза вспыхнули ярче. — Я не могу, но Риис может.

— А где он?

— Не знаю. — Старик поднес дрожащую руку ко лбу, оплетенному жилами, как стеблями травы. — Я должен узнать, на Ирте ли он еще. Если он вообще жив.

Поч вздрогнул. Сияние Чарма от старика пригасло, и Поч ощутил сырой холод дождливых болот. От его дыхания шел легкий пар, и он заметил, что дышит тяжело. Поч сделал над собой усилие, чтобы успокоить вновь нахлынувшие сомнения и воображаемые страхи, овладевающие им в отсутствии амулетов. Хотя чародей и восстановил его амулетный нагрудник, в заговоренных камнях по-прежнему не было Чарма.

— Если Риис жив, — спросил он, ища надежду, — что он может сделать против Худр'Вра?

— Для начала — убить его, — ответил Кавал и отошел к краю пепельного круга.

— Риис это может?

Чародей огладил воздух открытыми ладонями, распахнув свои чувства во внешний мир. Он оказался слишком слаб, чтобы ощутить что-то снаружи, и вздохнул с досадой. Весь его Чарм был сосредоточен внутри. Придется искать оттуда.

Чародей недовольно посмотрел на мальчика, сожалея, что не может держать его на телепатической связи, чтобы он перестал задавать вопросы и подумал о том, что только что узнал.

— Ты же вместе со мной вспоминал Темный Берег, — сказал Кавал. — Ты знаешь, что я выбрал Рииса для помощи в трудной работе. Я не выбирал слабого.

— А как же змеедемоны?

— Для него они фантомы, — объяснил чародей, возвращаясь в центр выжженного круга. — Он — обитатель Темного Берега, где змеедемоны — только психические явления, а не физические сущности. Он для них неуязвим.

Поч в возбуждении вскочил на ноги:

— Тогда надо узнать, жив ли он!

— Именно, молодой хозяин. — Кавал сел, опустив лицо, скрывшееся за завесой белых волос и седой бороды. — Теперь, если ты помолчишь немного, мой господин, я поищу его Глазом Чарма. Только, видишь ли, Чарм у меня ослабел. Я истощился в трансе. Мне понадобится время. Не выйдешь ли ты из круга и не посмотришь ли оттуда?

— Конечно, — согласился Поч и быстро шагнул за периметр. — Начинай сейчас же.

В отличие от того гордого и сильного чародея, который вел его сюда Чармом, Кавал казался поникшим и даже лишенным сознания, когда входил в транс. Будто мертвый. Но Поч знал, что это не так, и взволнованно расхаживал среди камней, высматривая гадюк, которые прятались среди разбитых булыжников мостовой и обломков стен.

Из-за поваленной каменной глыбы выплыл змеедемон. Он залетел к Ткани Небес в поисках беглецов из лагеря и услышал издалека шорох нервных шагов Поча по каменной крошке.

В тишине, пронизанной лишь шумом дождевых капель и приглушенным чириканьем птиц, он плыл, высматривая добычу. Старая человеческая развалина в круге казалась мертвой. Вокруг нее не колебалось тело света, ни одна струйка тепла не поднималась в утренний холод от неподвижного тела.

Мальчика он узнал из роевой памяти — Поч, тот самый

CJ подросток, чья сестра Джиоти изувечила Ис-о и Сс-о. Воспоминание заставило демона насторожиться: что, если маркграфиня тоже здесь? Только покружив над развалинами и убедившись, что никто поблизости не прячется, он спикировал, чтобы схватить мальчишку.

Крик вырвался у Поча при сосущем зловещем звуке нападения змеедемона. Он не видел чудовища, пока крючья щупалец не схватили его и не поволокли прочь. Потом его подтащило к клыкастым мордам на груди демона.

Пасти вцепились в его тело, омерзительные челюсти, щелкающие в сантиметрах от его глаз, скалились от радости при его истошных криках. Хохот обдал его хищным дыханием, и тут пасть вцепилась ему в лицо.

Отчаянные крики Поча выдернули Кавала из транса и рассыпали Чарм священной пылью, прогоняя тени. Он вскочил на ноги в вихре света.

Мальчика не было.

Кавал увидел его в разбитом куполе храма, извивающегося в когтях змеедемона. Угреподобное тело монстра скользнуло в дыру купола и стало быстро удаляться, набирая высоту.

Испустив дикий крик, чародей лишился чувств. Безумие накатило на него, обрушившись пустотой. Самоцветы дождевых капель рядом с глазами Кавала казались полированными кристаллами провидения — и будущее, которое он провидел в них, было пусто. Они отражали только его увеличенный глаз и разбитое убранство Ткани Небес. И эти развалины были пусты, если не считать его самого.

Он ощутил полную беспомощность перед обрушившимся проклятием. Он не хотел шевелиться. Пришло время лечь здесь и умереть. Зло, которое он выпустил на Ирт, сломало его самого.

Глухая дробь раздалась из глубины его сердца. Она гудела, как тот барабан, которым ведьмы вызывали божественное присутствие. Кавал вздрогнул, оторвал взгляд от ближайших капель дождя и посмотрел на окружающие каменные обломки, наполовину засыпанные землей.

Из дождевого тумана поднялись три монолитные тени. Три слепых бога.

Кавал заморгал.

Боги не исчезли. Шерстистые, как дым, они наклонились вперед, включая его в свою уверенную неизбежность.

 

Джиоти успокоила своих спутников гипнотизирующей песней, которую узнала в детстве от отца. Затихла вся поляна. Даже ящерицы перестали метаться, и, когда Джиоти допела песню, Тиви спала на руках у Бульдога.

Маркграфиня протянула руку и осторожно взяла из рук Тиви меч. Спящая пошевелилась и что-то пробормотала.

— Иногда она выходит из тела, — сообщил Бульдог. — Я думаю, она научилась этому от Старой Совы — то есть от леди Рики. — Звериные черты его лица напряглись. — Ее схватили змеедемоны — унесли прямо с берега.

Джиоти вложила меч в ножны и пристегнула перевязь.

— Мой брат где-то там. Я хочу его найти раньше, чем змеедемоны. И потому я направляюсь к Ткани Небес. Одна сивилла мне сказала, что там чародей Кавал. Может быть, он поможет мне найти Поча.

— Нам нельзя долго здесь оставаться, — предупредил Бульдог. — Мы должны покинуть Рифовые Острова, пока змеедемоны не стали прочесывать их как следует.

— Демоны могут появиться в любую минуту — а могут и через много дней, — ответила Джиоти. — Но Тиви еще не готова идти. Вам обоим нужен отдых.

Бульдог кивнул и откинулся на ложе из мха.

— Утро — отличное время для сна. Иди с ней, Котяра. Найдите чародея, о котором говорила сивилла, и приведите сюда, если сможете.

Котяра кивнул и оставил другу ружье. Без него он двигался легче и шел дозором по болотам впереди Джиоти. Легкой тенью скользил он среди трясин, время от времени останавливаясь и проверяя, идет ли Джиоти за ним. Выглядывая из-за стволов, он смотрел, нет ли впереди опасности, и легче находил коралловые мосты между островами. Еще до полудня они вышли к Ткани Небес.

Джиоти мечом Таран ощутила присутствие Кавала в руинах, и золотое лезвие повело их к разрушенной башне. Котяра проворно перелез через поваленные каменные глыбы и спустился в глубокий колодец, где на дне в клочьях тумана играл дневной свет. Там ничком лежал на земле старик с разметавшейся бородой, одним глазом глядя на землю.

Котяра перевернул старика на спину и ощутил в нем биение жизни. Пульс едва прощупывался, дыхание было слабым и редким. Старик глядел слепыми глазами вверх, пока не подошла Джиоти и не положила на изможденное тело меч Таран.

— Он был мастером оружия у моего отца, — тихо сказала Джиоти. — Но как он постарел!

Кавал сел, потрясенный, но в сознании. В глубине его души три слепых бога продолжали свой совет, но он их уже не слышал. Благодать Чарма заглушила их обновленной силой сердцебиения. Но он отлично помнил их общую цель, и сейчас остановил взгляд на веснушчатой женщине с широкими скулами лорда Кеона.

— Маркграфиня… — Истощенный скелет попытался встать.

— Возьми этот меч, Кавал, — подтолкнула к нему оружие Джиоти.

Кавал принял полный Чарма меч и прижался к нему лбом. Втягивая Чарм прямо в мозг, он очистился от безумия, которое владело им всего несколько минут назад. Черные переливы уныния просветлели до серой прозрачности, очень похожей на вуали ведьм. Он увидел сквозь них дрожащие глубины собственной души. Там стояли три монолитные тени, три глыбы стихийной тьмы, которая не хотела уходить.

— Я должен сразу тебе сказать, — прохрипел он и прижал меч к горлу, чтобы укрепить голос. — Поч схвачен. Змеедемоном. Только что. Его не убили на месте. Приходится думать, что его отнесли во Дворец Мерзостей — к Врэту.

Джиоти, не имея Чарма, чтобы смягчить удар, качнулась на подкосившихся ногах. Она рухнула рядом с Кавалом на колени, глядя на него напряженным взором.

— Что мы можем сделать?

— Не мы. — Он протянул руку Котяре, чтобы тот помог ему встать, и схватился за протянутую мохнатую лапу. — Он. Он может убить Врэта.

Котяра с удивлением смотрел в безумное лицо чародея.

— Ты помнишь меня, Риис? — Кавал коснулся мечом головы Котяры. — Помнишь ли ты Лару?

Едва услышав это имя, Котяра провалился в транс, и чародей подхватил его падающее тело. Держа обмякшего Кота одной рукой, другой рукой Кавал содрал с него кожу из света, которая была его формой в этом мире более пятисот дней.

Кожа из света разорвалась на туманные клочки, и на землю рухнул без сознания молодой мужчина со светлыми волосами и бело-розовой кожей. Он перекатился на спину, и его лицо задергалось в тревожном сне.

— Он так молод, — прошептала Джиоти. — Ему не больше десяти тысяч дней.

— Я много лет работал с ним, — задумчиво вспомнил Кавал. — Но это было в лаборатории на Темном Берегу, где годы — как дни.

— Что с ним случилось?

— Он вспоминает. Гляди. — Кавал провел мечом над распростертым телом, и дым Чарма соткался в образы.

Они видели, как Риис карабкается по Лестнице Ветра из бездны тьмы. Он возник в ясном воздухе среди блестящих сфер Неморы и Хеллгейта. Звезды заострили свои лучи, и Лара звала его.

Темная мелодия тени ее души шептала из вечности, наполненной излучением Извечной Звезды. И глупец с Темного Берега карабкался к ней.

Между Бездной и Извечной Звездой лежит Ирт. Риис так сильно столкнулся с этим миром, что упал без памяти. Его Чарм и тело из холодной материи спасли его от немедленного уничтожения, и он выжил, чтобы очнуться, ничего не помня, на диком планетарном берегу своего странствия.

Из солнца ему пела тень Лары. Только это не было то солнце, которое опалило наковальни скал и лица солончаков. Это было собранное в ком лицо Бога. Это было молчание, которое слушает. Это было все, что предсказал ему Кавал: шлюз потока вечности, горячий огонь времени, разливающийся по пустоте, и миры создания, катящиеся в его пылающий закат глубиной в миллиарды лет.

И пела тень Лары.

Ровно и без усилий ее темная песнь охладила его. Сначала он не мог найти Лару, хотя тень ее души покрыла все вокруг. Пока он не глянул вверх, он не видел, что ее песнь сходит к нему из первого солнца. Она плыла в Извечную Звезду, ослепительно сияя над ним, навсегда и бесконечно оставаясь вне его досягаемости.

Риис заметался в горячечном горе. Он бежал сквозь проклятые земли, желая подняться вверх и лететь к ней. Он бежал, пока не кончились силы. Тогда он упал и стал умирать на этой странной планете.

В своем безумии он завернулся в кожу из света, чтобы спасти себя, идти дальше и найти свой путь к Началу и к Ларе. Он защитил покрытые волдырями голову и плечи голубым мехом. В тотемическом стиле лесов тех мест, где учил его Кавал, он последнюю свою магию извел на то, чтобы придать себе кошачьи очертания, усилив человеческие возможности звериной мощью.

И поскольку он — обезумевший, отчаянно желающий выжить — извел всю свою магию на создание новой сущности, он вложил в это все, что у него было, в том числе силу своей памяти.

Дым Чарма Кавала поднялся и отлетел, и Джиоти обменялась с чародеем встревоженным взглядом.

— Он даже без меток зверя выглядит опасным, — сказала Джиоти, нервно глядя на гибкие, атлетические контуры юноши, сдержанно, но явственно отмеченного ритуальными шрамами и магическими татуировками на точках силы. — Он нам станет помогать, когда очнется?

— Нет, Джиоти, — спокойно поглядел на нее Кавал. — Это мы должны будем ему помочь.

 

6

ЗВЕЗДЫ У НАС ПОД НОГАМИ

 

Риис очнулся без Чарма, полный страшных воспоминаний Темного Берега. В колодец дневного света искристо падали капли дождя. Ткань Небес нависала неясными тенями, мелькали стрекозы, высились дождевые нити.

“Ирт!” — понял он с трепетом. Он поднялся к первому миру Творения, к истоку, откуда началась магия.

Он сел, прищурился на старика и веснушчатую женщину, полную красоты Чарма, склонившуюся над ним… — Джиоти, он — в виде Котяры — уже отдал ей свое сердце.

Она глядела на него пламенным взором, желая, чтобы он вспомнил узы судьбы, объединившие их над мечом Таран, объединившие, чтобы найти ее брата или погибнуть. На вопрос в ее глазах могла ответить только любовь.

На его лбу собрались морщины — он вспоминал свою жизнь в образе Котяры.

Но сейчас он был Риисом. И еще была Лара.

Лара. Где она?

Он больше не слышал темной песни тени ее души.

— Чтобы услышать ее снова, тебе придется подняться на Календарь Очей, — пояснил Кавал. Изборожденное морщинами лицо было скрыто дымным светом.

Риис вздрогнул, поняв, что старик и Джиоти слышат его мысли. Его разум плавал в дыме Чарма, отходящем от него. Когда же синий туман рассеялся, исчезла и телепатия. Сразу же пришло твердое знание, что эта высохшая мумия в витках мишуры и есть его бывший учитель, гость с магического Ирта, который пришел на Темный Берег очищать алхимическое золото. Он вгляделся в старика, пытаясь увидеть Кавала, которого когда-то знал.

Чародей помог ему, намотав на себя дым Чарма, как кожу из света, показавшую его без бороды, рыжеволосым юношей с повелительным лицом.

— Ты!

— Да, Риис. — Кавал глядел на него со столь презрительной усмешкой и высокомерной надменностью. — Мы снова вместе — после всех этих дней.

Риис нахмурился сильнее:

— Где Лара?

— Мертва, — ответил Кавал, презрительно шевельнув ноздрями. — Ты это знаешь. Ты сам утопил ее душу.

— Она деформировалась. — Риис чувствовал, что говорит из самой своей глубины, из глубины своей и прошедшего. — Она бы осталась страдать.

— Разумеется. — Молодой и сильный голос Кавала звучал невозмутимо. — Ты поступил правильно.

— Нет. — Риис уже был не хмур, а мрачен. — Нет. Вот почему я здесь. И ты тоже, я думаю. Мы поступили неправильно, Кавал. Нам не следовало делать ее ведьмой.

— Меч Справедливости обоюдоострый, старый мой друг, — напомнил Кавал с надменной улыбкой на красивом бесстрастном лице. — Разве лучше было бы для Лары утонуть в наводнении беспомощным младенцем? Или мы должны были бросить ее потом, когда она могла бы погибнуть, выбрав смерть по своему усмотрению?

— Хватит! — Риис прижал руки к глазам.

— Никогда не бывает “хватит”! — крикнул Кавал, его кожа из света рассыпалась туманом. Снова став высохшей оболочкой своей прежней сущности, чародей продолжал дрожащим голосом: — С мертвыми никогда не бывает “хватит”, я тебя этому учил. Ты должен был понимать, что искать нечего. Ты знал, что такое тень смерти. Ты знал, что, если заслушаешься, потеряешь собственную душу. Ты даже пытался напомнить это мне. И ты это помнишь, я знаю. Я там был.

Риис опустил руки и поднял на Кавала печальный взгляд.

— Аара — лишь эхо более высокой любви. — Чародей паучьей рукой показал на Джиоти. — Что ты чувствуешь в сердце своем к этой женщине, к Джиоти, чью жизнь ты вернул, чья душа коснулась твоей? Ведь ты понимаешь? Между вами узы Чарма. Для нее это тоже эхо более высокой любви, за порталом Извечной Звезды.

— Там, куда ушла Лара, — шепнул Риис, вглядываясь в себя открытыми глазами.

Кавал заботливо положил руку на плечо ученика:

— Если ты пожелаешь ее отпустить.

— Лара мертва, — нетерпеливо заговорила Джиоти. — А мой брат еще жив. И он страдает во Дворце Мерзостей, пока вы тут рассуждаете.

Риис встал, увлекая за собой Джиоти. С обнаженным торсом, в вельветовых штанах и поношенных сапогах, он стоял, точно как Котяра, но полностью в образе человека, и казался куда более уязвимым.

— Пойдем за твоим братом.

— Погоди! — Кавал с усилием встал, ухватившись за Рииса. — У тебя нет Чарма.

— И Чарм не может причинить мне вреда. — Риис поддержал шатающегося чародея и мягко проговорил: — Я помню все, чему ты меня учил, Кавал. И я знаю, где я. На Ирте я человек другой породы.

Кавал поспешил охладить его:

— И все же ты уязвим для физического нападения. Если не будешь осторожен, можешь стать мертвецом. Риис высвободился из сжатых пальцев старика.

— Я не дурак.

Кавал вздрогнул от холодного дуновения зловещего предчувствия, пронизавшего его до костей.

— Во Дворце Мерзостей есть и ужасы и кроме змее демонов.

Джиоти вскинула оружие.

— От этих ужасов отобьемся моим ружьем.

— Врэта защищает Ралли-Фадж. — Кавал нервно теребил бороду. — Он — беспощадный колдун и очень сильный. Я должен идти с вами.

— Нет, — решительно сказал Риис. — Мы вместе должны починить то, что вместе сломали. Я прекращу этот разгром Ирта. А ты закроешь Дверь в Воздухе. Да, я помню, как проходил в этот портал, — и точно помню, что не закрыл его за собой. Ты думал, что не рассказал мне об этой двери, но я все равно знал. Я был более внимательным учеником, чем тебе казалось, Кавал. Я знал, что дверь должна быть закрыта. Но я слишком быстро в нее упал. И теперь ты должен пойти и сделать то, чего не сделал я. Иди, чтобы этот ужас никогда не повторился.

— У меня нет силы подняться на Лестницу Ветра, — вяло сознался чародей.

— Найди в себе силу, Кавал, — потребовал Риис. — Пойди в Сестричество, если надо, и пусть они тебе помогут. Только ты и я можем найти эту дверь в пустоте. Один из нас должен пойти и закрыть ее, чтобы не было больше змеедемонов.

Кавал поднял руки, цепляясь за компромисс:

— После Врэта мы отправимся туда вместе.

— Нет, старик. — Суровые складки на молодом лице Рииса выступили тверже. — Я не буду более подчиняться твоим командам. После Лары — нет. Я поднялся сюда, чтобы все исправить. На этот раз ты будешь повиноваться мне.

Кавал слабо заморгал. Он знал, что юный волшебник с Темного Берега прав. Три слепых бога ему уже это объяснили. В том приступе безумного раскаяния в содеянном он сделал, он увидел наконец неизбежность Справедливости.

Случай, который принес его в мир Рииса и Лары, Смерть, которая освободила его, — все это должно быть теперь уравновешено Справедливостью. А для него это значит — принять все последствия своего посещения Темного Берега.

— Это и к лучшему, — произнес Риис, радуясь согласию, которое прочел в глазах бывшего наставника. — Подумай. Если ты не справишься, я поднимусь по Лестнице Ветра и сам закрою дверь. А если ты сможешь, а у меня не получится убить Врэта, то хотя бы дверь будет закрыта, и Худр'Вра не сможет призвать к себе новых монстров. В свое время объединенные доминионы свергнут его и истребят последних змеедемонов.

Кавал стоял бледный, недвижимый, почти невидимый среди пыльных лучей серого штормового света.

— А если не получится у нас обоих? Риис печально улыбнулся:

— Тогда мы полной мерой заплатим кровавый долг за Лару.

Джиоти уже взобралась на сломанную стену, огораживающую развалины, и Риис устремился за ней, ни разу не оглянувшись. Он не испытывал сострадания к Кавалу, так жестоко изъеденному временем. Он только надеялся, что старый чародей все же найдет способ закрыть дверь.

Без чармового тела карабкаться было тяжело. Риис с трудом влез по груде камней на высокий карниз, где ждала его Джиоти. Оскользаясь на разбитых камнях, он с тоской вспоминал свои кошачьи рефлексы.

Джиоти протянула ему руку, он с радостью за нее ухватился. Она вытащила его наверх, и они вместе встали на разрушенном парапете, откуда открывался вид на Нхэт.

Перед ними до самого горизонта, где нависал Дворец Мерзостей, тянулись туманные джунгли. Пирамида с мясистыми картушами и скрытыми камерами страданий бросала безмолвный вызов их решимости. И никакие слова не могли наполнить это безмолвие. Только дела.

Сцепив руки, они пошли искать путь сквозь развалины к будущему, недоступному памяти.

 

Худр'Вра пировал во Дворце Мерзостей. Гипнотическая музыка заполняла просторное святилище и стаи змеедемонов парили величественными кругами, развевая щупальца, свиваясь змеиными телами, сплетаясь в чудовищные косы и скользкие цепи.

Властелин Тьмы сидел на ониксовом троне в величественной колоннаде святилища. Отсюда открывался роскошный вид на Рифовые Острова, где он родился, на приливные мели, поработившие его, на Поезд Боли, поработивший его врагов.

Рядом с ним сидела Тилия, королева ведьм, отвратив черные алмазные глаза от копулирующих змеедемонов, глядя на далекие облака над болотами, на измятый край дня.

Буря кончается, подумала она, радуясь, как никогда раньше, кружевам света в грозовых облаках.

— Почему ты улыбаешься? — спросил Худр'Вра. Последнее время ее страсть к нему стала слабеть, и он ощущал в ней смертельную покорность. Он даже подумывал, что надо бы несколько раз ее убить — а теперь она улыбалась.

— Буря кончилась, — ответила она серьезно. — И свет разгоняет тьму.

— Если бы мы не были так близки, милая моя Тилия, я бы решил, что ты говоришь символами. — Врэт стер с лица маску и раздвинул вуали королевы, чтобы ничто не стояло между их лицами. — Вчера ты была вся занята мной. Сегодня мы говорим о погоде. Что за перемена?

— Все меняет все, — буркнула она уныло и вновь натянула вуали.

— Опять цитата из священного свитка, — раздраженно прошипел Врэт и притянул ее к себе. — Тебе не спрятаться от меня внутри себя, ведьма. Я верховный повелитель всего. Вспомни Ромата!

Ее черные глаза сверкнули страхом или злобой — Врэт не понял. Но не успел он заглянуть ей в душу с помощью магии и снова отвести вуали, чтобы прочесть намерения по лицу, как прибыл змеедемон, поймавший Поча.

— Видишь, Тилия! — Врэт встал с трона и показал на изжеванное тело Поча, висевшее розовым комом, как освежеванная туша. — Мои враги страдают и умирают — и потом страдают снова!

Он поднял правую руку, и кулак вспыхнул астральным пламенем. Когда он разжал руку, Поч очнулся с криком боли. Его раны исчезли.

— Зачем вообще становиться моим врагом? — спросил Врэт у Тилии, вопросительно склонив голову.

— Для некоторых невозможно стать вашим другом, — сухо ответила Тилия.

— Ах да, правда. — Он зловеще ухмыльнулся Почу. — Ты знаешь лорда Дрива Укского?

Поч с ужасом смотрел на стоящего перед ним коротышку.

— Говори, мальчик! — Врэт шагнул ближе. — Или будешь петь!

— Лорд Дрив… — У Поча дрожали губы, страх пульсировал в нем, не сдерживаемый Чармом. — Он ваш враг.

— О да. Мой враг. — Улыбка Врэта сделалась шире, открывая почерневшие зубы, и мертвые глаза стали еще мертвее. — Мой побежденный враг.

— Я вам не враг, — заявил Поч, вися в щупальцах парящего змеедемона. Бледное лицо пылало горячим страхом, и он повторил еще раз: — Я вам не враг.

— Правда? — Врэт повел головой из стороны в сторону, издевательски притворяясь, будто изучает мальчика. — Я убил твоего отца. Я перебил весь твой род!

Поч промолчал. Улыбка Врэта исчезла.

— А сейчас я убью тебя.

Он взял из воздуха черную косу и провел бритвенно-острым лезвием по шее Поча от уха до уха. Поч завопил. Врэт снова заулыбался:

— Первый наш голос — крик! Приветствие боли. Поч зажмурился, тяжело дыша.

— На Темном Берегу боль — это бог, — прошептал Врэт, и его шепот был почти неслышен на фоне гипнотизирующей музыки, заполняющей зал. — На Ирте мы ее едва замечаем, потому что Чарм исцеляет все наши болезни — для тех, кто может его достать. Но на Темном Берегу боль — первая и самая вездесущая правда жизни.

— Я вам ничего не сделал! — завыл Поч. — Зачем вы так со мной?

Врэт подбросил косу в воздух, и она не вернулась.

— А почему бы и нет?

Тилия наконец поднялась с ониксового трона и подошла к перепуганному мальчику.

— Не мучь его.

— Я? — Врэт хмыкнул, и его узкие глаза загорелись радостью. — Никогда! Он сам будет мучиться на Поезде Боли.

— Он всего лишь мальчик, — умоляюще проговорила Тилия.

Врэт скрестил руки и приподнял бровь:

— Мальчик с тайной.

Глаза Тилии бесстрастно смотрели из-под вуали.

— Ты знаешь, о чем я говорю, — вкрадчиво проговорил Врэт с кривой улыбкой. — Многие ведьмы это умеют видеть, а уж королева — наверняка. — Он дернул воздух возле головы Поча, и аура мальчика заметно задрожала: оранжевые вспышки, пронизанные зернисто-серыми лентами. — Что это, как не тайна? А? Как ты думаешь, Тилия? Погляди на это. Такая тайна, что он хотел бы спрятать ее от себя самого, если бы мог.

— Оставь ребенка, — потребовала королева ведьм. — Ты слишком подозрителен.

— Правда? — Врэт приблизил заостренное лицо к глазам Поча, и мальчик почувствовал его зловонное дыхание. — Когда ты будешь готов рассказать мне свою тайну целиком и полностью, мальчик, просто перестань орать. — Он ухмыльнулся бешеной ухмылкой и велел змеедемону: — Отнеси его к поезду.

Поч молчал всю дорогу до портала и по закопченной стене пирамиды. Даже скрип ржавой цепи в лебедке, расплевывающей горячий металлический дым, не заставил его говорить. Но когда вагоны остановились и открылись щербатые двери, вид ползающих в собственной блевотине лорда Дрива и леди Рики, орущих сорванными голосами почти беззвучно, его сломал.

— Я помогу вам, — сказал Поч и закричал громче: — Я помогу вам!

— Милости прошу, — обратился к нему Врэт и дал змеедемону знак отпустить пленника. Взяв мальчика за локоть, он помог ему удержаться на ногах. — Расскажи, что тебе известно, Поч.

— Только вы обещайте, что не причините вреда моей сестре, — попросил дрожащий мальчик.

Врэт поманил пальцем, и перед испуганным лицом Поча мелькнуло щупальце.

— Скажи сейчас — или покатайся на поезде и скажи потом.

— Моя сестра…

— Ей придется заключить со мной отдельное соглашение, милый мой Поч.

Безумный блеск в глазах Врэта решил за Поча, и мальчик стиснул зубы и крепко зажмурил глаза. Он поклялся про себя, что ничего не скажет. Он надеялся, что сможет принять столько боли, чтобы убить себя, и не крикнул, когда щупальца схватили его и поволокли прочь.

Не крикнул, когда поехала цепь. А потом пришла боль, сметая любое подобие рассуждений, смысла и разума. Через один оборот поезд остановился, двери со скрипом разошлись, щупальца выволокли Поча, который выкладывал, захлебываясь, все, что знал о приключениях Кавала на Темном Берегу, о трагической смерти ведьмы Лары, о ее горюющем возлюбленном Риисе, который отправился на Ирт ее искать — и оставил за собой открытой Дверь в Воздухе.

Когда Врэт вытащил из него все, что мальчик знал, он велел змеедемонам швырнуть его обратно в поезд. С визгом закрутилась цепь, и это был голос самого Властелина Тьмы.

Гремлин у него в сердце больно царапался, и Врэт ударил себя кулаком по груди.

— Нет, мы не покинем Ирт! Я не отпущу тебя на Темный Берег, пока мы не уничтожим всех моих врагов. Таков уговор! Ты радовался разгрому Ирта. Ты купался в силе, запрещенной тебе на Темном Берегу. Я сдержал слово! Ты попробовал вкус неба, так что теперь — тихо!

Жгучая боль в груди отступила, Врэт глубоко вздохнул и разжал кулак.

С порога святилища на него глядела Тилия, колеблясь всем телом, как пламя.

“И такая же опасная, как пламя, — подумал он. — Прав был Ромат, предупреждая меня насчет ведьм”.

Он почувствовал, что она знает не меньше, если не больше того, что он вытащил из перепуганного мальчишки, но тело ее оставалось таким же ясным и гладким, как вода. Что бы она ни прятала, если прятала, он никогда не заглядывал достаточно глубоко, чтобы это увидеть.

И уже одного этого было достаточно, чтобы убить ее на месте — не говоря уже о других ведьмовских умениях.

 

Врэт хлопнул в ладоши, и танцующие змеедемоны бросились прочь из святилища шелестящим ураганом. Они понеслись над кронами джунглей, набросив на землю тень, широкую, как завеса ночи.

Тилия следила за ними, пока они не уменьшились до размера черной тучи, скользящей над тусклой зеленью звезды. Она улыбнулась Врэту из-под вуалей, когда он подлетел, возвращаясь от цепи к святилищу и зажав рукой грудь.

Гремлин был неспокоен. И она знала почему.

Учуял перемену ветра.

Она поджала под себя ноги, сидя на троне; закрытое вуалями лицо было спокойным и отстраненным. Врэт приближался в горящем коричневом ветре, в его мерзком запахе слышалась паника. Несмотря на всю выучку, Тилии коснулся страх, когда она учуяла эти отвратительные миазмы.

— Ты знала? — спросил он угрюмо.

— Секрет мальчика не должен был вас удивить, мой повелитель. — Она откинула вуаль, глядя на него с безмятежным спокойствием. — Разве вы не знали, как вы вернулись на Ирт?

— По Лестнице Ветра, — тут же ответил Врэт. — Черные маги Темного Берега знают заклинания, вызывающие Лестницу Ветра. Я вырвал у них эти заклинания.

— Как ты был мусорщиком, Врэт, так ты им и остался. — Она позволила себе презрительно улыбнуться. — Заклинания вызова Лестницы Ветра известны всем. Каждый может подняться в небо, глупец. Но чтобы пройти Бездну, надо знать тайну открытия Двери в Воздухе.

— Я ее открыл!

— Нет. Она осталась открытой, когда ты еще и не думал к ней лезть. Сейчас ее закрывают. — Улыбка Тилии погасла. — Больше змеедемоны не будут прибывать с Темного Берега на твой зов.

Страх вскипел в нем смерчем, но Врэт не шевельнулся. Лицо его замкнулось в хмурой гримасе.

— Ты знала о двери?

Ведьма скучающе посмотрела на него.

— Ты использовала мое вожделение, чтобы это скрыть! — догадался Врэт. — Моя страсть была твоим оружием.

— Ты знаешь, что я исполняла твои желания, чтобы сделать тебе приятное.

— Конечно, знаю! — огрызнулся он, и черная струйка дыма пошла у него из носа. — Вот почему это было так хорошо. Ты должна была меня ублажать. Но я все время думал, что ты покорилась, чтобы спасти себя. Ты меня обманула!

— Чушь. — Тилия гордо вскинула голову. — Я королева всех ведьм. Я служу Сестричеству. И покорилась тебе, чтобы служить ему.

— Обманув меня! — От него пошел резкий запах смолы. Осязаемые страх и ярость поперли смолистым дымом из носа и ушей. — Ты знала, что дверь была открыта, когда я прошел, и открыл ее не я. Это сделал другой.

— А сейчас он идет тебя убивать, — откровенно сказала Тилия.

Врэт сдержался и не сорвал ее голову с шеи. Ему нужно было еще кое-что узнать, чтобы встретить неожиданную угрозу и успокоить страх бесившегося внутри гремлина.

— Кто такой Риис?

— Волхв с Темного Берега, — ответила она таким тоном, будто он ей смертельно надоел.

Еще мгновение, и она будет мертва. Если она захочет, то сможет вернуться на ясный мир за пределами ворот Извечной Звезды. Или может прожить еще одну жизнь в новом теле, снова радоваться жизни на Ирте без докуки от Врэта. Она в совершенстве владела искусствами, гарантирующими такой выбор. То, что она совершила ради Сестричества с помощью этих искусств, сделало ее королевой, и она с нетерпением ждала, когда последнее такое деяние освободит ее еще раз.

— Как мне остановить этого волхва? — спросил Врэт, дымясь как горящая смола.

— Ты умеешь убивать голыми руками?

— Оружие! Мне нужно оружие! — Врэт собрал смолистые дымы в контуры колючей черной брони. — Ралли-Фадж!

Колдун явился почти сразу — крошечная фигурка, поднимающаяся к гигантскому порталу и спешащая внутрь.

Тук. Тук. Тук.

Ралли-Фадж висел на ходулях, как увешанный амулетами горельеф. За его спиной летели возвращавшиеся змеедемоны, скользя в золотых лучах дня.

— Сюда идет человек, чтобы меня убить, — сообщил Худр'Вра. — Волхв с Темного Берега по имени Риис. Как мне защититься?

При этих неожиданных новостях голубой огонь во рту Ралли-Фаджа потускнел. Не успел он еще заговорить, как

Властелин Тьмы послал синюю искру в его пустой глаз, и в эту искру вложил все, что узнал от Поча.

— Мне нужно видеть мальчика! — сразу потребовал Раллиадж.

Худр'Вра сделал знак, и змеедемон рванулся доставить Поча из поезда боли.

— Зачем?

— Я должен видеть то, что видел он! — Плесневые пятна колдуна заколыхались светящимися волнами, выдавая его напряжение. — Это опас-сно, мой повелитель.

— Нет, коротышка, — передразнила его королева, — это более чем опас-сно. Это наша смерть.

Властелин Тьмы воздел над головой руки в крючьях и пластинах.

— Тебе не напугать меня, ведьма.

— Если ты еще не понял, что боишься, — проговорила Тилия холодно и размеренно, — значит, ты слишком боишься, чтобы думать. А вот гремлин знает.

Худр'Вра чувствовал гремлина, как камень в груди. Много внимания приходилось тратить, чтобы заставить эту тварь сидеть спокойно.

— Он чует волхва, который его может убить, — объяснила Тилия, сияя черными алмазами глаз. — Он учуял его, как только волхв сбросил кожу из света. И ты его тоже ощущаешь.

Тук. Тук. Тук.

— Зас-ставьте ее замолчать, мой повелитель!

— И сними этот шутовской наряд, — сказала Тилия насмешливо. — Для него это все равно иллюзия. Тебе придется встретиться с ним таким, какой ты есть.

В клейком дыме броня свалилась и исчезла, и Врэт шагнул к ней, потемнев от злости.

— Я могу убивать голыми руками! — заорал он и схватил ее за горло. Она не оказала сопротивления. С закрытыми глазами Тилия прижалась к нему в смертном объятии, будто отдаваясь желанию. Потом ее тело вздрогнуло в судороге, и она умерла.

Врэта охватило желание своей магией вернуть ей жизнь. Яростно бросив труп наземь, он шагнул прочь, сам себя презирая за слабость.

Появился змеедемон, неся Поча в кольцах щупалец. Мальчик выглядел безумным, волосы его слиплись, лицо покрылось синяками там, где он прижимался к окну вагона.

Ралли-Фадж омыл мальчика Чармом, очистил от ран и страха, успокоил сердечко радостной мощью Извечной Звезды. Потом заглянул внутрь и увидел Рииса.

— Волхв приближаетс-ся, — объявил Ралли-Фадж и отошел от мальчика. Увидев лицо Рииса, он установил связь, и больше Поч ему не был нужен. Он сам уже ощущал волхва среди болот.

— Я пошлю змеедемонов.

— Бес-сполезно.

— Они забьют его камнями.

— Он с-с Темного Берега, мой повелитель. Они в его бес-счармовом прис-сутс-ствии с-становятся фантомами, как в холодном мире, откуда они пришли. На Темном Берегу змеедемоны — призраки, и не воздейс-ствуют друг на друга, как он воздейс-ствует на них — потому что он реальный человек с-с той с-стороны Бездны. Рядом с-с ним они веточку не поднимут.

— А огры могут! — крикнул Врэт. — Пошли огров! И ты иди! Ты его можешь убить, Ралли-Фадж. Останови его, и мы поделим с тобой все сокровища Ирта!

— Я отвечу на этот обет его трупом, мой повелитель, — пообещал колдун и поплыл в золотом свете дня к гигантскому порталу.

Врэт в отчаянии поглядел на безжизненно лежащую возле ониксового трона Тилию. Потом махнул рукой, и змеедемон схватил труп, поднял на воздух и понес к выходу.

Пытаясь взглядом в упор заставить опасность отвести глаза, Врэт уставился на Поча, висящего в щупальцах змеедемонов, и не моргал, пока в чертах лица перепуганного мальчишки не увидел ясность и смысл.

— Ты думаешь, я уже побежден, да? — мрачно спросил Врэт, подходя ближе. — По лицу вижу. Именно так ты думаешь, я знаю. Ты — вестник моего уничтожения, ибо ты из Арвар Одола, города, уничтоженного мной.

— Я никакой не вестник, — честно ответил Поч, испугавшись безумного взгляда сощуренных в щели глаз Врэта.

— Кто ты на самом деле — это спрятано глубже, чем может увидеть твоя память, — наставительно сказал сумасшедший. — Но ты еще увидишь, вестник отмщения. Ты увидишь, я для этого сохраню тебе жизнь. Я не побежден. Меня нельзя победить. Потому что я более велик, чем прах, из которого мы сотворены!

 

Змеедемоны не могли увидеть Рииса издали. В стелющихся болотных туманах они обнаружили Джиоти. Марк-графиня бежала сквозь разрывы тумана, неся меч Таран, и его золотое лезвие пылало горячими сполохами отраженного неба.

На краю болота они спикировали на нее, и она затанцевала среди них, полосуя мечом. Только вблизи демоны оказались лицом к лицу с идущим за ней волхвом. Одного его присутствия было достаточно, чтобы их уничтожить, но он еще прочертил штыком в воздухе знак защиты, и десятки змеедемонов растаяли холодными дымами.

Джиоти и Поч шли по травянистым полянам в тени пирамиды. Они вступили в лабиринт терновых изгородей, ярких от наколотых бабочек, многие еще трепетали крыльями там, где ветер их бросил на колючки.

Используя Таран как искатель, Джиоти мысленно призвала образ брата и шла, следуя за вибрациями рукояти. Терновые ветви сменились цветущими кустами и шпалерами лоз.

Они вошли в тупик — стену синего стекла, — и Риис постучал ножом по стеклу, повторяя ключевые ритмы, которые еще волхвом слышал от Кавала в годы учения. Здесь, на Ирте, его магия Темного Берега имела силу пробивать Чарм. Стена расплылась туманом, и они пошли вперед.

Широкий амфитеатр был заполнен карликовыми плодовыми деревьями и валунами агата и халцедона. Террасы миниатюрных деревец и цветущих ветвей окружали центральную площадку цветного песка, уложенного широкими заговоренными кольцами. В середине лежала и спала упавшая звезда.

Охранная магия Рииса разбила чары стен и света. Хрустальные стены исчезли. Над головой нависли колоссальные внутренности Дворца Мерзостей с огромными перекошенными балками и шахтами, где эхом отдавались визгливые крики змеедемонов.

Меч Таран показал на спиральный пандус, который поднимался среди налезающих друг на друга верхних этажей с нишами, сводами и мостами. Но Джиоти не устремилась туда, а остановилась возле упавшей звезды.

— Освободи ее от страданий, Риис, — сказала она. — Властелин Тьмы узнал, где ее прячет Ралли-Фадж, и своей черной магией сохраняет бедняжке жизнь.

Риис не успел ответить, как с террас раздался резкий вопль. По газону бежали два огра — Грин и Гнол, размахивая дубинами.

Джиоти сдернула с плеча ружье — спустившееся сверху щупальце выдернуло оружие у нее из рук. Она пригнулась. Зазубренный хвост бичом свистнул над головой.

Риис подбежал к ней, острием ножа вырезав в воздухе знак. Превратив атакующего змеедемона в туман над садом, он повернулся к нападающим ограм.

Меч Джиоти, сверкая, держал их на расстоянии.

Грин и Гнол стали обходить их с флангов среди карликовых кустов и цветущих деревьев.

Брошенная дубина ударила Рииса в грудь и опрокинула на землю. Джиоти подскочила к нему и отогнала огра, готового его схватить.

Прилетевшая с другой стороны дубина ударила ее по руке, и меч вывернулся из пальцев.

Грин и Гнол бросились. Пока у жертв были ножи, огры не решались приблизиться, но это было мгновение. Грин подобрал меч Таран и рубанул воздух.

Джиоти знала, что бесчармовый огр понятия не имеет, как пользоваться оказавшимся у него в руке оружием, разве что только рубить. Чармовая связь между ней и Тараном была единственной надеждой на спасение, и Джиоти взмолилась, чтобы клинок отозвался на звук ее голоса. Она выкрикнула приказ, и Чарм меча обжег руки огра. Враг уронил клинок, и Джиоти бросилась вперед. Но не успела схватить меч — Гнол поймал ее за ногу.

Риис прыгнул на Гнола и всадил нож в мохнатую гриву.

С бешеным ревом огр сбросил его, и Риис растянулся на песке, беспомощно глядя, как два огра накинулись на Джиоти. Они двигались с пугающей быстротой, поймав ее за руку с ножом, схватив за плечи и загибая голову назад, чтобы сломать шею.

Риис отчаянно выкрикнул заклинание, которое превратило когда-то его, волхва с Темного Берега, в Котяру — жителя Ирта со звериными метками, то самое заклинание, которое спасло его, когда он лежал и умирал в пепле под Извечной Звездой. Из Ирта вырвалось голубое пламя и поставило его на ноги как Котяру.

Огры застыли от его рычания, а он бросился вперед, обнажив клыки и выставив когти.

Враги выпустили Джиоти, но их быстроты не хватило, чтобы избежать ран от мелькающего ножа Котяры. Завывая от боли, они бросились прочь, ища упавшее ружье.

Джиоти схватила Таран и рванулась к пандусу.

— Бежим, Кот!

— Нет! — Котяра показал на Грина, который нашел ружье. — Прячься!

Лучи синего огня разнесли камни и подожгли кустарник. Котяра покатился, вскочил, прыгнул и завилял среди языков пламени. Летящая шрапнель раскаленных камней заставила обоих огров пригнуться, потеряв из виду цель.

Из клубящегося дыма на неумелого стрелка обрушился Котяра и метнул нож ему в лицо. Зеленая сталь рассекла череп и застряла в позвоночнике.

Котяра выхватил ружье из мертвых рук Грина и повернул к налетавшему с воем Гнолу. Взрыв синего пламени оставил от огра обугленный скелет.

Джиоти увидела, что Котяра остался невредим, повернулась и побежала вверх по пандусу, подчиняясь настойчивому гудению Тарана. Она мчалась мимо каменных ниш с желточными окнами, где плавали разорванные тела.

Вниз по пандусу неслась стая змеедемонов. Джиоти нырнула в тесный коридор между нишами, и чудовища промчались мимо. Оставив поиски брата, она бросилась вслед за ними. Тело Котяры, превращенное магией Темного Берега в Иртовую форму со звериными метками, было уязвимо для их когтей — и если они его убьют, чародей тоже погибнет.

Впереди раздались усиленные эхом крики, Джиоти втянула в себя Чарм из меча и помчалась быстрее.

Вылетев за последний поворот, она увидела разлетающиеся от ударов Чарма скалы и валуны, убивающие демонов, которые ворвались в амфитеатр. Она упала и крикнула:

— Котяра!

Когда он прекратил огонь, она бросилась на оставшихся двух демонов. На расстоянии длины меча она завертелась, отсекая щупальца и горящие когти.

Раненые змеедемоны взвыли и исчезли наверху в раскатах гулкого эха.

Котяра подбежал к ней по сожженному саду.

— Тебе не надо было возвращаться.

— Ты снова Котяра. — Она вложила меч в ножны и схватилась за мех на его щеке. — Ты уязвим для змеедемонов — и для Властелина Тьмы.

— Я не мог сражаться с ограми в образе Рииса. — Он отдал ей дымящееся ружье, покаянно склонив голову. — Скорости не хватило бы.

— Но ты не можешь в таком виде идти на Врэта! — Она прижала руки к его кошачьим щекам. — Быстро снимай эту кожу из света!

— Не могу. — У него дернулись усы. — Снова став Котярой, я забыл всю магию. Я знаю, что я — Риис, ученик Кавала, волхв с Темного Берега. Это я помню — но я в виде Котяры совсем не помню, как колдовать!

— Значит, надо выбираться отсюда и искать Кавала. — Она потянула его за руку, но он не сдвинулся.

— Только с твоим братом. — Нефритовые глаза поднялись и оглядели ужасный интерьер дворца. — Здесь лорд Дрив и леди Рика. Если мы их освободим, их волшебство освободит меня, и мы положим конец власти Врэта над Иртом.

Тук. Тук. Тук.

— Больш-шие планы, — прошипел из сожженной изгороди Ралли-Фадж. — Малые с-средс-ства.

Джиоти сорвала с плеча ружье и — хотя знала, что это бесполезно — ударила очередью максимальной энергии.

Магия Властелина Тьмы защитила Ралли-Фаджа, и огонь Чарма расплескался холодной зеленой слизью. Раздался шипящий смех колдуна, и синее пламя затанцевало во всех отверстиях его головы.

Джиоти и Котяра стали стягивать густую эктоплазму с рук и лиц.

— Спасай брата, — шепнул Котяра и бросился неуловимым движением прямо на колдуна.

Ралли-Фадж легко перехватил его, хотя пришлось на миг отвлечься от второй цели, и в тот же миг Джиоти исчезла за поворотом пандуса во внутренних помещениях Дворца Мерзостей.

— Пус-стяки, — вздохнул Ралли-Фадж и пошел по выжженной земле туда, где трепыхался Котяра среди натянутых прядей Чарма. Бескостное лицо с пылающими отверстиями приблизилось к разъяренному полузверю. — Дейс-ствитель-но пус-стяки, потому что ты с-сейчас-с будеш-шь передан в руки Влас-стелина Тьмы.

 

Кавал пробирался по болоту, бормоча проклятия каждый раз, когда оступался среди кочек и увязал по пояс в трясине.

Чарм отгонял пиявок и кусачих насекомых, и делал Кавала невидимым для паучьих глаз змеедемонов. Но на это уходила вся магическая сила, и ее не оставалось, чтобы идти по болоту.

Топь поднималась мшистыми обрывами к газону, окружавшему Дворец Мерзостей. Кавал сел передохнуть в перистой тени папоротниковых лент и снова выругал себя. Только старый дурак мог сюда прийти!

На Ткани Небес, когда ушли Джиоти и Риис, он почти дал себе умереть. По крайней мере из этих развалин его душа могла бы подняться к Извечной Звезде и в небо. И даже три слепых бога ему бы в этом не помешали.

Но он оставил себе возможность вернуться к Началу не ради этих богов. По этим топям он тащился ради более высокой истины. Он вернулся служить не слепоте, но свету. Его собственная тьма привела с Темного Берега Врэта и его змеедемонов. И светом, который рассеет эти тени, тоже должен быть он.

А тем и боги будут удовлетворены…

Кавал встал и застонал, поглядев на измазанную пирамиду. Стены ее сочились коричневой жижей из стыков панелей, и вонь разложения висела сернистой пеленой над царством мучений.

В этом склепе его неминуемо ждала Смерть, и только Случай определит потом его судьбу. А Справедливость — этому богу он пожертвовал своей надеждой попасть на небо, чтобы исправить то, что он совершил, открыв аду дорогу на Ирт.

“А тем и боги будут удовлетворены, — повторил он про себя и потащился ко дворцу. — Но не в слепоте, в свете, Кавал. В свете”.

Он вошел в открытый цоколь парящей пирамиды с ее широким лабиринтом изгородей и пошел по обугленным остаткам кустов, выжженных чармовым огнем. Среди осколков камней и оплавленного песка лежали два огра, один с распоротой ножом мордой, другой обугленный до костей.

Посреди опустошенного сада спала упавшая звезда. Кавал склонился к ней. Эта жительница света напомнила ему о его прерванном подвиге, и он грустно посмотрел на нее — сестру Чарма, упавшую на Ирт, так похожую на него самого.

Если бы у него было больше Чарма, он бы убил ее. Этому созданию не место на Ирте. Корродирующий воздух жег ее, как кислота. Но возвращения в светлый воздушный эфир не было. Ее падение на Ирт было таким же трагичным, как и его. Этой звезде место в Бездне, где пустота разорвет ее на чармовую пыль и рассеет ее красоту по холодным мирам.

Положив узловатые руки на обломки лучей, он впитывал Чарм из звезды. Сначала осторожно, потом, когда энергия потекла свободнее, более жадно.

Глаза звезды чуть приоткрылись, испустив ослепительные лучи, и чародей быстро отдернул руки. Веки сразу сомкнулись, хотя цвета вокруг звезды все еще казались поблекшими.

Кавал не смог извлечь из звезды достаточно Чарма, чтобы положить конец ее страданиям, но теперь у него хватало силы заглянуть в тени времени, сжатые и все еще колеблющиеся в этой сцене недавнего насилия. Он увидел нападение огров и отчаянное возвращение Рииса в звериное тело Котяры.

И увидел Ралли-Фаджа, и в этой растянутой завесе человеческой ткани — окончательную завесу, тень смерти.

Один только звук раздавался у него в душе — отголосок звона его умирания, доносящийся эхом из близкого будущего. Он отведет его к Ралли-Фаджу.

Кавал поднялся с песчаной клумбы и поклонился упавшей звезде.

— Спасибо тебе, сестра. Ты дала мне силу, чтобы у меня было то, чего я не могу дать тебе.

И чародей, оживленный Чармом звезды, пошел туда, откуда он услышал свою смерть. Ее хрустальный тембр повел его по спиральному пандусу, мимо обугленных скелетов карликовых деревьев. Змеедемоны шныряли над пандусом, патрулируя дорожки между каменными склепами. Но демоны не видели его, как не видели пытаемые души, плавающие за высокими окнами гнойных ниш.

— От змеедемонов ты можеш-шь с-скрытьс-ся, Кавал, — донесся голос Ралли-Фаджа из-за поворота, — но я тебя вижу. Уходи, с-старый глупец, и я не с-стану с-спус-скать на тебя демонов. Иди!

Кавал сурово улыбнулся и не замедлил шага. С детства, проведенного в Доме Убийц, он помнил, что в рукопашном бою молчание есть сила. “Первым заговаривает слабейший”, — вспомнил он старую поговорку учителей.

Конечно, они цитировали бойцов доталисманных времен, которые понятия не имели о вложенном в слова Чарме. Ралли-Фадж сражался как колдун, противостоящий чародею. Но колдун Ралли-Фадж не был готов к встрече с убийцей Каналом.

“И зачем бы это ему? — заговорил сам с собой Кавал, чтобы ослабить цепенящее действие слов Ралли-Фаджа, полных Чарма. — Действительно, зачем? Ни один убийца не выстоит против колдуна”.

И он улыбнулся, потому что и не собирался выстоять.

Колдун появился на фоне поблескивающей стены змеедемонов. В их змеиной хватке висел порванный кровоточащий Котяра.

Кавал помчался вперед, борода его развевалась на бегу. Он накачивал силу в ноющие ноги и бежал, размахивая руками.

Ралли-Фадж выплюнул искру, полетевшую к ногам бегущего, и она размазалась как грязь.

Кавал поскользнулся, вскрикнул, ноги поехали вперед, и он неловко свалился на пол.

Ралли-Фадж засмеялся, а потом его булькающий смех заглушил крик Кавала — резкий крик, переходящий в рычание. Его режущая сила высосала из чародея весь Чарм и так ударила в Котяру, что сорвала его кожу из света.

Из-под разорванной маски вскрикнул светловолосый человек, и Риис бросился в жирный дым, который только что был стаей змеедемонов.

Ралли-Фадж шагнул в уходящий дым, пытаясь черной магией догнать убегающего. Некротический туман сгоревших демонов застилал путь его силе, и он привязанными к своим ходулям амулетами запустил вихрь чармового ветра.

Позади него Кавал, шатаясь, поднялся на ноги и рассмеялся:

— Твое время ушло, Ралли-Фадж! Все твои драгоценные надежды на будущее развеялись в этом дыму!

Чародей засмеялся еще громче, чтобы отвлечь Ралли-Фаджа, и нервные искры света вылетели из дыр маски колдуна, когда он тщетно попытался навести ветер Чарма, пока Риис еще не скрылся среди каменных склепов.

— Поздно! — захохотал Кавал. — Его тело темно. Оно не видимо глазам силы!

Чародей радостно смеялся.

Тук.

Смех прервался. Стальное острие ходули пронзило бороду Кавала и вышло, окровавленное, из шеи сзади.

Ралли-Фадж стряхнул с ходули мертвого чародея и отчаянно бросился бежать по загибающемуся пандусу, выискивая огненными глазами исчезнувшего волхва.

Тук — тук — тук — тук — тук — тук…

Кавал смеялся. Его призрак дрожал в реликтовой остывающей ауре и весело смотрел на свое мертвое тело.

“Небольшая цена за спасение Рииса, — думал он, хотя ледяная тяга Бездны уже влекла его. — Выживет он теперь или умрет, не важно. Я не бросил его в темноте — как тогда на Темном Берегу. Я принес свет трем слепым богам!”

И осознав, что теперь он наконец заплатил долги, он успокоился достаточно, чтобы услышать разорванную душу другого мертвеца, засасываемую в Бездну. Смех его растаял, и он оглянулся на свое ненужное тело с твердым чувством вечности.

Слушая будущее, он не услышал ничего. Должно ли быть эхо, если Риис достиг успеха и Властелин Тьмы пал? Почему не слышно эха?

Он хотел проследовать за Ралли-Фаджем и удостовериться, что Риису удалось уйти, но для этого не хватало Чарма. Только Извечная Звезда давала ему силы сохранять сознание в эманации, которой он стал, и держаться, хотя и очень слабо, за Ирт. А после заката ночной прилив унесет его прочь, и новая жизнь откроется перед ним — жизнь, начатая во тьме.

 

В телепатическом трансе, пробужденном в ней узами судьбы, которые связали ее с Дривом, Тиви ощутила, что Властелин Тьмы умирает. За ее закрытыми глазами, в абсолютной тьме, рычали и бесновались дикие звери.

— Проснись, малышка! — заворчал Бульдог и слегка ткнул ее стволом ружья. Они стояли среди перистых камышей, пощелкивающих на ветру. — Куда он девался? Ты его видишь?

Тиви открыла глаза. Видение Дрива плавало над туманами болот за ближайшим галечным пляжем.

Это был не герцог, только мираж, который Тиви создала для себя нараставшим в ней Чармом. Она интуитивно знала, что это новое умение — последний и отчаянный дар Дрива. Даже умирая, он передал ей то, что осталось от его ослабленной мощи, и она обнаружила у себя телепатическую силу, которой раньше не было. Сначала Тиви использовала ее для успокоения среди папоротников, где Джиоти и Котяра оставили ее с Бульдогом. Потом, когда она уже больше не могла ждать, Тиви с ее помощью убедила Бульдога идти с ней во Дворец Мерзостей — спасать Рику и лорда Дрива.

Бульдогу тоже все больше надоедало ждать, когда на них обрушатся змеедемоны, и он решил подыграть Тиви с ее видениями. Он спустился к берегу, где стоял, по ее словам, призрак, там остановился и поманил к себе свою забрызганную грязью спутницу.

— Гляди на эту башню вероломства! — рявкнул он. — Лорд Дрив нас точно привел.

Они смотрели из-под прикрытия вечнозеленых крон на гигантскую пирамиду, плавающую над сожженным парком.

— Здесь воняет! — выдохнула Тиви, обегая глазами небо в страхе увидеть змеедемонов.

— Тут была перестрелка, — сказал Бульдог, неправильно истолковав горелую растительность. — Большой бой здесь кипел.

— Котяра — Джиоти?

— Погоди здесь. Я разведаю.

Он вынырнул из листвы и побежал по газону, держа ружье наперевес.

Тиви побежала за ним.

— Подожди, я сказал! — яростно шепнул Бульдог. — Там же змеедемоны!

— Смотри, Пес! — Тиви показала сквозь дымный воздух над сгоревшей травой туда, где стоял призрак лорда Дрива. Обнаженное израненное тело было видно им обоим.

— Это герцог!

Бульдог прыгнул вперед, и призрак отступил.

Фантом мелькал среди сгоревших кустов, подстриженных в виде животных, и Тиви с Бульдогом побежали за ним. Над ними нависала массивная внутренность пирамиды, набитая камерами и кишками трубопроводов.

— Грин! — узнала Тиви мертвого огра с разорванной мордой.

Бульдог поставил ногу на грудь огра и выдернул штык-нож у него из спины.

— А это жаркое, наверное, Гнол.

Они поискали глазами призрак Дрива и увидели, что тот парит над упавшей звездой, колыхаясь, как пламя. Покрытый корками ран, он глядел на них дрожащими, безумными от боли глазами.

— Обойдем эту звезду сзади, — посоветовал Бульдог, ведя Тиви по разбитым агатам. Песок сплавился в длинные хроматические ленты стекла, и оно хрустело под подошвами. — Она еще жива. То ли счастье спасло ее от перестрелки, спалившей сад, то ли ее собственный Чарм. Но нам лучше держаться подальше от линии ее взгляда. Рика от него чуть не погибла.

Тиви пошла к израненной тени Дрива, и та унеслась прочь. Своим воображением Тиви позвала ее назад и увидела его мысленным взором без ран.

Тонкие струйки чармового дыма соткались в подобие изувеченного герцога.

— Я его чувствую, Пес! — радостно крикнула Тиви. — Он жив!

Бульдог поднял упавшую звезду, пододвинув руки сзади под два ее луча. Она была тяжелая, и он с трудом ее поднял.

— Она почти мертва, — заметил он. — Тяжелая от отсутствия Чарма.

Тиви пошла к призраку, тот исчез, и она снова позвала его назад. Так повторялось, пока он не привел ее к спиральному пандусу.

— Дрив хочет, чтобы мы шли сюда. Бульдог сделал к ней несколько тяжелых шагов, неся упавшую звезду.

— Не могу… взять ее… с нами.

Он со стоном уронил каменную звезду. Ее верхний луч пробил дыру в земле, и она осталась стоять вверх ногами.

Вдруг ее розовое лицо сжалось, как кулак.

Бульдог дернул Тиви за плечи и оттащил раньше, чем звезда открыла глаза. Их излучение смешало тени в сожженном парке, и воздух под этим взглядом стал переливаться как шелк.

Свет Чарма звезды упал на баобаб, осветив в его ветвях прозрачные сущности — желатиновую эктоплазму ушедших душ.

И Кавал тоже там был. Ни Бульдог, ни Тиви не узнали бородатый скелет. Им он казался тем, чем и был — мертвенным призраком. Его пронзенное тело нашел змеедемон и оттащил в сад, чтобы прожевать в укромном месте.

Сморщенный призрак махал им рукой, показывая на баобаб. Потом упавшая звезда закрыла глаза, и напоминание о Кавале исчезло.

— Он просил нас подойти к этому дереву, — сказал Бульдог и шагнул вперед.

— Нет, Пес! — Тиви замахала рукой, прося его вернуться. — Он нас предостерегал держаться подальше!

Из-за толстого дерева вынырнул змеедемон, волоча алые ребра и безглазую голову трупа, который был Кавалом.

Бульдог отпрыгнул, столкнулся с Тиви, она полетела на камни, и Бульдог извернулся в сторону, чтобы ее не раздавить.

Щупальце обвило его ногу и поволокло по каменистому песку. Бульдог выстрелил в упор в клыкастые челюсти на брюхе чудовища, оскаленные, чтобы его сожрать.

Огонь Чарма бессильно хлестнул по сетке красных зубов и паучьим глазам. Бульдог резко выдернул из-за пояса штык-нож и ударил с силой отчаяния. Он отбивался, вопил, кромсал штыком и бил прикладом, пока не вырвался.

Тиви ухватила его на бегу за руку, и он подхватил ее с земли. Цепляясь за его плечо, она оглянулась: змеедемон хлестал щупальцами по воздуху, и кровь его дымилась, как чернила каракатицы.

Бульдог бежал, пока земля не ушла из-под ног и он не рухнул в болотную трясину. На том берегу они вылезли, и вор скрипнул зубами — ружье залило водой.

— Он за нами не гонится, — сказала Тиви с надеждой, стоя на четвереньках и вглядываясь в пирамиду, готовая броситься наутек. — Не паникуй.

— Я не паникую, — тяжело дыша, огрызнулся Бульдог. Он отряхивал с ружья болотную тину. — Я просто поскользнулся.

— Конечно. — Тиви приподняла голову, проверяя, что из тени пирамиды никто не гонится за ними. — Все в порядке. За нами нет погони. Никого не видно.

— Дрива видишь?

— Нет.

Тиви снова села на корточки и оглядела болото. На песчаных берегах стояли журавли, ловя раков.

— Теперь хотя бы ты знаешь, что он жив. — Бульдог поставил ружье на минимальную интенсивность, и на контактах зашипели искры. — Давай лучше найдем место, где подсушить ружье, а ты поищешь лорда Дрива — пока не стемнело.

Они пошли по ручью, уводившему по красной подстилке в глубь болот. За ними сомкнулись жесткие травы, и они, шагая по хрустким стеблям, взобрались повыше.

Над стеной можжевельника, на покрытом синими лишайниками суку Бульдог разобрал ружье, а Тиви легла в окне изумрудного дневного света.

Она вышла из тела и полетела через лужайку, обратно в тенистый парк. На баобабе висели на ветвях, дрожа, прозрачные геометрические фигуры душ.

Дрива нигде не было видно.

Призрак иссохшего старика сидел на выступе корня возле того места, где катался его оскальпированный череп. Он показал вдоль сожженной изгороди в поле, где клубился черный туман — дым мертвых змеедемонов.

Оттуда доносились странные, искаженные крики.

Тиви услышала умирание Властелина Тьмы. В черном тумане ветер его воплей нес абсолютную тьму и бешеный рев диких зверей.

Она вздрогнула и очнулась на синем суку на болоте.

— Призраки? — спросил Бульдог, возясь с деталями ружья.

— Почти.

— Драконья кровь! — выругался с досадой вор. — Пропало ружье.

Тиви встала на суку и потянулась, чтобы глянуть на пирамиду.

— Нам надо вернуться, — сказала она тихо и осторожно.

— Ты что, женщина, не слышишь? — Он показал ей зарядную камеру, покрытую изумрудной слизью. — Ружье загнулось. Забилось болотной слизью.

— Брось ты это ружье, — шепнула она. — Нам надо немедленно возвращаться.

— Зачем?

— Ты на пирамиду смотрел? — Она схватила его за мохнатое плечо и подняла на ноги. — Вон туда смотри! Видишь дым?

Чернильные нити смога затянули воздух около пирамиды. Приглядевшись, Бульдог увидел, что дым идет из трубопроводов дворца.

— Это кровь змеедемонов! — воскликнула она. — Такая же кровь, как у того, которого ты пырнул ножом.

Посмотрев на Тиви, Бульдог увидел, что ее лицо светится радостью сквозь маску грязи.

— Они погибают сотнями!

 

Пакля, Мрачный Пес, Гроздь, Малыш Льюк, Череп, Четто и Дудочник. Все Храбрецы, которые упали с ним в Залив и выжили, все его бывшие товарищи по Темному Берегу, подвергнутые ритуальному убийству и скормленные гремлину с его роем, все они пришли призраками на Ирт.

Она стояли в пьяных тенях покоев Врэта под вершиной пирамиды. Врэт, сидящий на своем ониксовом троне, глядел на них исподлобья сквозь капающие пузыри пота.

Жертвенная кровь этих семерых дала Врэту его черную магию, силу привязать демонов Темного Берега к своему Иртовому телу. Его рука стянула красную ткань рубахи, прижимаясь к тому месту, где болела грудь.

Поч висел в извивающихся кольцах змеедемона, глядя на Врэта с напряжением пойманного зверя. Призраков он не видел.

— Не надо так за меня беспокоиться, — обратился к нему Врэт. — С твоей помощью… — Он вздрогнул и втянул воздух сквозь стиснутые от боли зубы, — с твоей помощью я это неудобство ликвидирую.

Семь призраков ближе придвинулись к предавшему их товарищу, стараясь не пропустить, как он будет умирать.

— Я не умираю, дураки вы бесчармовые! — вырвался голос Врэта сквозь сжатые зубы. — Не умираю! Это все идиот гремлин. Не может боль терпеть!

Смерть змеедемонов тяжело поразила гремлина. Он извивался, ощущая страдания своего роя.

— Эта тварь хочет вырваться! — Врэт визгливо захохотал. — А без меня выжить не может. — Он ухнул от боли — гремлин внутри заворочался. — Я себе вашей смертью это обеспечил. Так что проваливайте! Я не умираю. — У него конвульсивно щелкнули зубы, и он выжал из себя улыбку. — Я просто учу невежественных демонов, как надо жить!

Отнеси его обратно, — произнес Четто через холод комнаты. Изъязвленный призрак все еще дергался от ползающих под кожей личинок.

Верни гремлина на Темный Берег, — велел Гроздь, тряся полипами.

Верни! — гавкнул Мрачный Пес.

Воспользуйся своей магией и взберись по Лестнице Ветра, — посоветовал Пакля, мотнув кустистой бородой в сторону широкого входа в покои, где кипели золотые облака дня.

Прыгни в Бездну, — настаивал Малыш Льюк, трясясь от злости всем телом. — Это твоя последняя надежда уйти от верной смерти. Прыгай!

— И не подумаю! — крикнул Врэт. — Я — Властелин Тьмы! Я пришел выпустить на Ирт хаос!

Тогда не прыгай в Бездну, — сказал Череп, выступая из тени. На безносом и безгубом лице заиграли контрасты света и тьмы. — Хочу видеть, как. ты подохнешь здесь, на Светлом Берегу!

Дудочник — высокий и бледный, с блестящими рыжими волосами, рассыпавшимися по расправленным плечам, хранил молчание.

— Вы думаете, со мной покончено? — заговорил Врэт сквозь сжатые зубы. — Нет. Прыгать в Бездну — значит снова пережить поражение от рук Дрива. Нет! Мы остаемся на Ирте править всем, что есть над Бездной, и звезды лежат у нас под ногами!

Гремлин дернулся. Врэт с криком вскочил на ноги и медленно, тяжело сел обратно.

Призраки подошли ближе, глядя на его мучения, и вступили в жгучий свет дня. На миг тени мигнули в пронзительных лучах и исчезли.

— Я еще жив! — заорал Врэт и повернул к Почу затуманенное лицо.

Мальчик с ужасом смотрел, как дергается грудь Врэта под рубахой.

— Гремлин хочет убежать от боли, — объяснил Врэт мальчику, у которого глаза лезли из орбит. — Но если он вырвется, то долго ему без меня не прожить.

Поч зажмурился и прижал подбородок к груди, чтобы не видеть этого кошмара.

“Сиди тихо или сдохни!” — скомандовал Врэт бестиальному разуму, жившему в его теле. А себе вслух сказал:

— Успокойся, не паникуй. Успокойся и давай встретим нашего врага. Верь мне.

Врэт убрал руку от пульсирующей груди и сжал подлокотник ониксового трона, будто встал на якорь, чтобы не унесла боль, а потом сосредоточил магию гремлина на источнике их общей злобы.

Дальновидящий глаз показал ему Рииса. Волхв быстро бежал по закрученным коридорам среди пыточных камер. Неожиданно налетев на змеедемонов, он сделал движение рукой — и они разлетелись клубами дыма.

Гремлин впился в ребра Врэта, и Властелин Тьмы завизжал:

— Где Ралли-Фадж?

Дальновидящий глаз заглянул глубже в пирамиду и нашел колдуна в обугленных руинах его небесного дворца. Он висел на своей перекладине перед звездой, воткнутой верхним лучом в землю.

Глаза звезды были открыты в яростном гневе, и два луча бело-синего Чарма заливали сожженный парк. Ралли-Фадж впитывал Чарм прямо своей выдубленной кожей и разбухал на глазах.

Врэт смотрел на него с трепетом восхищения, весь под впечатлением, как искусно колдун управляется с такими дозами сырой силы. Свет Чарма был невероятно силен, он иссушал лиловую кожу хрустких пальцев и вливался в пустые глазницы, сливаясь в нечеловеческое подобие глаз.

Восхищение хозяина передалось гремлину, и узел в груди у Врэта ослабел.

— Да, именно так, — подбодрил его Врэт. — Успокойся. Ралли-Фадж сейчас видит нашим дальновидящим глазом. И у него хватит Чарма догнать Рииса.

Гремлин успокоился до раздраженной боли за грудиной.

— Теперь, когда ты стал успокаиваться, — рассудительно продолжал Врэт, — я могу тебе показать, почему ты всегда можешь мне доверять. Это мой мир. Я знаю, как использовать его — на пользу нам обоим.

Властелин Тьмы вернул дальновидящий глаз от Ралли-Фаджа в пирамиду. Он направил его на меньший источник боли и увидел Джиоти, бегущую сломя голову по его дворцу, пробивая стены, трубы и порталы из ружья, как только мелькнут змеедемоны, убивая нескольких и раня многих.

Врэт улыбнулся — ему это было все равно.

Гремлин внутри ощутил его самодовольство, но продолжал ерзать от страха.

— Прекратить бой с маркграфиней, — велел Врэт адъютанту-змеедемону. — Немедленно открыть ей дорогу. Привести ее сюда, прямо к нам.

Гремлин задрожал, но Врэт погладил себя по груди со спокойной уверенностью.

— Она уже побеждена, — сказал он и склонил голову, глядя на Поча.

Страх на лице мальчика порадовал гремлина, и тот успокоился окончательно.

Дальновидящим глазом Врэт увидел змеедемонов, улетающих в расселины между склепами, и улыбнулся.

Джиоти все равно продолжала стрелять, прожигая неприличные своды, выполненные в форме отверстий человеческого тела. Взрывы неслись впереди нее по пустым коридорам, разнося бесстыдные фасады и закругленные ниши, где могли прятаться змеедемоны.

Она старалась не задеть склепы. За их желтыми иллюминаторами плавали в жидкой агонии пэры. Джиоти ограничивала свою ярость берсерка демонскими сводами, щелями и отдушинами, соединяющими этажи. Едкий дым горящего металла жег ей горло, но она неслась вперед, ведомая мечом в левой руке.

Сокрушительный поток чармового огня разбил перед ней стену с трубопроводами. Трубы разлетелись, выплевывая пар, и каменные блоки рухнули, разлетаясь в пыль и клубящиеся обломки.

Она шагнула сквозь дым в верхний зал пирамиды — покои Властелина Тьмы.

За широким пространством полированного камня сидел на ониксовом троне Худр'Вра перед извилистым дверным проемом, высоким, как небо, и заполненным сияющими облаками. Массивная броня сияла, как ночь. В воздухе рядом с ним, зажатый колючими кольцами змеедемона, висел Поч, трепеща от страха.

— Положи свое ружье и мой меч, — приказал Властелин Тьмы. — Потом можешь составить брату компанию.

Джиоти глядела на Поча, который только шевелил губами, не в силах от страха заговорить.

В портале вышиной с небо, меж громоздящихся облаков стала разбухать грозовая туча змеедемонов, снижающихся на зов хозяина.

Джиоти бросила ружье и обеими руками положила меч Таран на обломки стены, через которую ворвалась. Она снова посмотрела на брата, и он не возразил.

Потом, высоко подняв голову, она пошла прочь от своего оружия прямо в силу Властелина Тьмы.

 

7

ПЛОТЬ СНА

 

Под баобабом в сожженных садах Дворца Мерзостей скопились души. Эти души, не обученные внутренним искусствам и не имеющие Чарма, были просто аморфными контурами и туманным восприятием окружающего мира.

Как их много!

Канал насчитал больше сотни и бросил. Это были почти все души из лагеря, убитые с перепугу змеедемонами. Пелена мрачности легла от них на дерево, под которым лежал разорванный в клочья труп чародея.

Он пошел вдоль длинной тени дерева. У ее конца стояла Тилия, стройная и лучистая, как клиновидное пламя.

— Почему ты здесь, брат? — спросила королева ведьм далеким голосом.

Старик показал на изорванные клочья своего тела.

— Жду ночного прилива, сестра.

— Направляешься к Темному Берегу? — Она приблизилась на три шага и раздвинула вуали, показывая опечаленное лицо. — Ты не в Братстве?

— Ассоциированный член. — Он это сказал небрежно, уже полностью сдавшись своей новой жизни за Заливом. — А ты? Властелину Тьмы наскучили твои любовные чары?

Она скромно опустила вуали, но глаза ее насмешливо сверкнули.

— Ты слишком хорошо знаешь голод сердца, чтобы так говорить, Кавал.

— Значит, если ты не надоела ему, — сказал он, подергивая растрепанную бороду, — ты его разозлила.

— Это важно?

Он поднял кустистую бровь.

— А почему ты здесь, королева ведьм?

— Я увидела тебя среди других погибших душ. — Она показала на сучья с аморфными пузырями. — И не понимаю. Почему ты в этой грязи, а не среди Братства?

— Я изучал их тайны… — уклончиво начал Кавал.

— А потом предпочел взять свою жизнь в собственные руки, да? — Она понимающе покачала головой. — У Сестричества тоже есть отступницы. Как и ты, они идут одинокой дорогой к Началу. Мало кто доходит. Большинство сворачивают, как и ты, бедняга Кавал, призрак на поле битвы, ждущий, пока его унесет ветер.

— Как тебе угодно. — Во взгляде Кавала не было и тени стыда, ничто его не пятнало. Он заботливо спросил: — А ты? Что будет с твоим призраком, Тилия?

— Мистерии, Кавал.

— Я слыхал об этом. — Он поджал губы, восхищенный истинным спасением, которое давали ковены и святилища своим самым ревностным служителям. — У тебя достаточно внутреннего Чарма, чтобы добраться до ближайшего хрустального убежища Сестричества. Там твою душу сохранят и напитают, дадут отдохнуть, и ты будешь готова к новой жизни на Ирте. Это так?

— Да. — Ее голос стал болезненно тих. — Я не пойду с тобой на Темный Берег.

— Сейчас еще нет, Тилия, — улыбнулся он и склонил голову. — Все светлое в конце концов падает во тьму. Все, что есть на Ирте, ждет Бездна.

— Все, чародей? — Хитринка в голосе показывала, что она оценила его амбиции мудреца, проколотые ходулей Ралли-Фаджа. — Среди нас есть немногие, которые находят свой путь к Началу.

— Святые, — согласился Кавал, скромно ссутулив плечи. — Только святые.

— Да. Это ведь твоя тень вернула тебя обратно с неба, так, старый маг? — Она глядела на него с жалостью. — Эта несущественная мелочь, недостаточно хорошая тень хорошего человека, сломала много жизней. Ты заработал себе место среди проклятых тем, что твое неведение навлекло на Ирт.

Но ты должен, уходя, знать, что твоя жертва не осталась незамеченной — и не была напрасной.

Кавал воспринял этот приговор со скептической гримасой:

— Откуда ты можешь это знать, ведьма?

— Ты послал мага с Темного Берега против Врэта, — ответила она со свободной уверенностью. — Гремлин знает, что обречен. И только Врэт настаивает, чтобы оставить его здесь и исполнить весь кровавый ритуал полностью.

— Но ты посмотри на это, Тилия. — Кавал показал туда, где Ралли-Фадж шел на своих ходулях к перевернутой звезде. Под нажимом яростной воли колдуна ее глаза открылись, и Чарм потек серебряным туманом в обвисшую кожу.

— Риису может понадобиться помощь, — согласилась Тилия, озабоченно щурясь. — Я буду молиться на пути к хрустальному убежищу сестер. Я буду молиться за волхза с Темного Берега.

— Нет! — настойчиво обратился к ней Кавал. — Мы можем сделать больше, чем просто молиться!

— Больше? — Ее смех растаял где-то вдали. — Кавал, мы призраки.

— Останься со мной, — попросил он, раскинув дрожащие руки. — Это может все решить.

— Как?

Чародей показал на упавшую звезду. Рядом с ней стояли пустые ходули колдуна. Ралли-Фадж, разбухший в человеческую форму, со сверкающим от Чарма черным телом, шел прочь, оставляя ауру алмазных капелек.

На пандусе его встретил змеедемон и поднес ему пояс с ножами. Колдун застегнул пояс вокруг талии, не сбавляя шага, устремляясь за своей добычей.

— Ралли-Фадж куда старше, чем думают многие, — сказал Кавал. — Его истоки не в чародействе, где он обрел долгожительство. Нет. Он, как и я, начал жизнь в Доме Убийц. Как и меня, его учили убивать. — Он простер увитые паутиной жил руки и просительно поглядел на Тилию. — Риис ему не соперник — ни в магии, ни в убийстве. Тилия ответила пристальным взглядом.

— Зачем ты мне это говоришь, чародей? Что можем сделать мы, тени, против живых? Очень мало.

— Да, очень мало, — откровенно согласился Кавал, ощущая, как с уходом дня крадется сквозь него пустота. — Но здесь, на самом краю, мелочи могут быть очень важны. Ты понимаешь?

Тилия стала отступать, решив, что он не в своем уме, что его разум распался, пережив ужас смерти.

— Погоди, сестра! Мне нужна твоя помощь!

— Нет помощи там, куда ты идешь, погибшая душа. Легкого тебе пути, Кавал.

— Тилия — гляди! — Он показал на зверечеловека и перемазанную женщину, вползающих в сожженный сад. Но королевы ведьм уже не было.

Ветреные ведьмы!

Кавал подошел к Бульдогу и Тиви как можно ближе, но слишком мало у него было Чарма, чтобы заставить их увидеть себя. И все равно он прыгал, махал руками, развевая длинной бородой.

— Ты действительно сошел с ума, Кавал, — сказала над ним королева ведьм. Она сидела на баобабе среди дрожащих душ, перетекающих как амебы.

— Иди сюда! — позвал он ее нетерпеливо. — Мне нужна твоя помощь, чтобы связаться с ними.

— Откуда ты знал, что они придут? — спросила Тилия. — И кто они такие?

— Не важно! — отмахнулся Кавал. — Тилия, танцуй со мной!

Королева ведьм подплыла к нему и затанцевала — с мертвецом по обугленному газону к усталым пришельцам.

Тиви остановила Бульдога испуганной рукой.

— Это опять тот старик! — крикнула она. — Труп, который жрал змеедемон! Призрак из моего транса…

— Я его тоже вижу! — взвизгнул Бульдог. — Страшный, невыносимый призрак. Пойдем быстрее.

— Нет-нет, Пес! Смотри, он нам машет. Он показывает на упавшую звезду. Просит подойти поближе.

— Тем больше смысла держаться подальше.

— Кажется, он просит нас ее подобрать.

Тиви шагнула ближе. Бульдог угрюмо пошел за ней, выискивая глазами змеедемонов среди труб, бункеров и сводов пирамиды.

— Слушай! — Тиви приложила ладонь к уху. — Он с нами говорит!

Вор прислушался, но даже его чуткие уши ничего не воспринимали.

Тиви наклонилась к иссохшему привидению, и Бульдог схватил ее за руку, готовый в любой момент отдернуть от опасности. Но фантом только шептал и улыбался. Потом он поклонился им, отступил и растворился в свете дня.

Тиви тихо повторила вору то, что услышала от чародея, и у полузверя шерсть на шее встала дыбом. Он немедленно наклонился, чтобы вытащить упавшую звезду из земли. Ухнув, он поднял ее и, переваливаясь, пошел за своей спутницей. Она махнула ему рукой и зашагала по спиральной мостовой.

— Ты грамотный убийца, Кавал, — сказала королева, глядя вслед уходящему Бульдогу. — Я рада, что ты служил на Ирте, а не правил. Очень жаль, что сейчас мы тебя теряем.

— Не сейчас, Тилия. Еще есть время. Давай воспользуемся твоим Чармом и пойдем за ними. Убедимся, что наше дело сделано.

— Наше дело давно сделано, старый ты дурак. — Она доброжелательно улыбнулась дрожащему от слабости чародею. — Ты проявил невероятную изобретательность, найдя путь связаться с живыми — и с таким смертельным эффектом. Я верю в события, цепь которых ты запустил, Кавал. Ты искуплен в глазах Сестричества. Богиня смотрит за тобой, даже когда она отправляет тебя во тьму своей утробы, в новую жизнь среди холодных миров.

— Но я хочу видеть вашу победу! — крикнул ей вслед Кавал. — Что если у них не выйдет? Если не выйдет у Рииса? Я должен знать, я без этого не могу умереть!

— Ты уже умер, старый глупец, — отозвалась она из кривых теней баобаба. — Уже умер.

— Я хочу видеть смерть Врэта! — взвыл Кавал, услышал сам себя и вздрогнул. Он говорил так же маниакально, как ненавидимый им монстр.

Высматривая Тилию, Кавал видел, как удлиняются тени. Она исчезла в оранжевом и сиреневом потолке света конца дня.

Опустив голову в тревоге и усталости, мертвый чародей побрел к широкому раскидистому дереву душ.

 

Ралли-Фадж подключился к глазу дальновидения Властелина Тьмы. Он поискал Рииса и увидел, как тот пробирается по коридору дымящихся стеклянных труб и шахматной мозаики. Колдун узнал оранжево-желтый коридор паропроводов из чармовых мастерских. Глазом дальновидения он открыл клапаны.

Риис исчез в сернистых выбросах и снова появился, быстро вращаясь и собирая пар в вихрь, созданный заклинанием черной магии. Он вскрикнул, широко расставил ноги, раскинул руки, задрал голову — человеческая звезда, излучающая черный свет. Шипя змеиную песню, пар втянулся обратно в клапаны, прихватив ультрафиолетовые оттенки ауры Рииса.

Глубоко в пирамиде прогремел гром. Пандус под Ралли-Фаджем сильно тряхнуло, колдуна сбило с ног, и каменная пыль шипящими потоками хлынула от скребущих друг по другу плит фасада пирамиды.

Колдун с тревогой сел. Волхв, с которым он дерется, способен разрушить весь дворец!

Ралли-Фадж снова призвал глаз дальновидения — и ощутил, что Худр'Вра весь обмяк: он отдал силу для противостояния магии Рииса. Сидя на ониксовом троне, не имея возможности двинуться, не потревожив чар, Властелин Тьмы связал свою магическую волю с волей противника. Их силы уравновесили друг друга. Врэт тяжело откинулся на троне, а Риис стал обычным человеком, лишенным магии.

Колдун бросился к отдушине, которая вела к Риису. Черная магия в пирамиде была уничтожена, глаз дальновидения замигал и погас, но он уже не был нужен.

Чармовая отдушина вывела Ралли-Фаджа на верхний этаж и выбросила в шахматно-клетчатый коридор, где шипел пар.

Риис ждал его, пригнувшись в темных парах, и ударил раньше, чем колдун успел встать на пол.

Ралли-Фадж ушел от удара в падении, увлекая за собой волхва. Они переплелись, и колдун оказался наверху, одной рукой сжимая горло Рииса, а другой доставая из-за пояса кинжал зеленой стали с зазубренным лезвием.

Удар двумя руками разорвал захват Ралли-Фаджа, и Риис высвободился — но бежать было некуда. Он стоял спиной к шахматной стене.

Неуловимым движением перебрасывая кинжал из руки в руку, Ралли-Фадж ухмылялся, видя страх противника. Без черной магии Риис был обыкновенной обезьяной, приматом. Он глядел на нож дикими глазами, пытаясь уследить за полетом лезвия, которое должно было вспороть ему живот от грудины до паха. У колдуна в груди вспыхнул горячий огонь, и он сделал движение, чтобы вогнать клинок, но тут его внимание отвлек глухой тяжелый удар. Из отдушины вывалился Бульдог и плюхнулся на собственный зад, держа на руках Тиви.

Осколки зубов колдуна обнажились в яростной гримасе, и нечеловеческий крик дал им понять, что следующими погибнут они. Нож колдуна плел хитрый узор смерти, гипнотизируя перепуганного волхва.

— Смерть тебе, Ралли-Фадж! — крикнула Тиви. — За то, что ты предался тьме, я убью тебя светом!

Она вскочила с колен Бульдога, и в руках полузверя открылась упавшая звезда.

— Нет! — завизжал Ралли-Фадж голосом лесной обезьяны.

Когда открылись глаза звезды, стерлись все цвета. В тело колдуна хлынул Чарм, оно раздулось, руки и ноги стали как воздушные шары, на лице отразился ужас.

Первыми вылетели его глаза, испустив два луча огненного Чарма. Потом лопнули все отверстия тела, и он застыл в кружеве света, распухший до неузнаваемости.

С глухим хлопком взорвалась холеная блестящая кожа, расплескались по коридору обрывки плоти, ударил зловонный дух.

Худр'Вра ощутил в груди гибель колдуна. Гремлин заворочался. Чтобы его успокоить, Властелин Тьмы стал глядеть на высокий дневной небосвод и заметил наклонившуюся в небе Немору, синюю и холодную.

Когти гремлина стиснули ребра, и боль заставила Врэта скинуть броню. Она обвалилась рваными клочьями и зашуршала на полу, как мусор.

Врэт поглядел на орды змеедемонов, собравшихся в пещере его покоев. Легионы вопящих тварей забили все пространство, их кислая вонь взывала к гремлину, царапающемуся за грудиной. Набрюшные морды с дьявольскими ухмылками пели гипнотическую песнь. Ее убаюкивающие тона заполнили забитую арену ползучим спокойствием.

Джиоти и Поч висели по сторонам трона Врэта, хорошо видные среди змеиных изгибов демонических тел. Врэт, прижав кулак к груди, сидел молча, лениво свесив из левой руки меч Таран.

Из дыры в стене, которую пробила Джиоти, появились призраки: Мрачный Пес, Малыш Льюк, Череп, Четто, Гроздь, Пакля. Дудочник встал на пороге из щебня, слабо улыбаясь.

Он поднес свирель к губам и выдул одинокую холодную ноту.

Риис прошел сквозь призрака и остановился у разбитых камней. Сотни змеедемонов глядели на него с ярусов, и от взгляда холодных паучьих глаз стыла кровь. Их переплетенные тела образовывали собор смертоносной черноты, уходящий к самому своду покоев.

В перекрученном центре его основания сидел Врэт, насмешливо улыбаясь. Он кивнул жертвам по обе стороны своего трона и жестом подозвал Рииса.

Не успел он шевельнуться, как сквозь разбитую стену вывалились Бульдог и Тиви. Щупальца рванули их в воздух к черным высотам, где кишели змеедемоны.

Риис быстро прокричал охранительное заклинание, но сила Властелина Тьмы равнялась его собственной, и эти две силы уничтожали друг друга. В этой ситуации Риису надо было бы убивать каждого демона руками.

— Я мог бы любого из твоих людей разорвать на части, — тусклым, почти скучающим голосом произнес Худр'Вра. — Но не хочу их убивать прямо сейчас. Хочу, чтобы они посмотрели, как я разрублю тебя на куски.

Врэт взмахнул мечом, пустив по полу зайчики.

Риис взглядом поискал какое-нибудь оружие.

— Мы очень похожи, ты и я, — сказал Врэт. — Нас пожирает себялюбивое желание. Мы жадны к тому, чего нам хочется. Ты — к Ларе, я — к власти. Но та, которую хочешь ты, — мертва. А то, чего хочу я, — вполне живо, и мы могли бы им поделиться.

— Была у меня власть в моем мире, — ответил Риис. — От нее остается горький вкус, и больше я ее не хочу. Врэт прикусил губу и помахал мечом.

— Власти ты не хочешь. А твоя Лара умерла. Так зачем ты здесь? Что ты хочешь делать? Убить меня? — Он громко захохотал. — Но как? Голыми руками? — Он попробовал пальцем острое лезвие и покачал головой. — Ты глупец. Я предлагаю тебе власть, а ты рвешься к смерти.

Риис выпрямился, подыскивая слова, чтобы выиграть время и найти решение.

— Ты говоришь, что мы одинаковы? Да — в нашей жадности. Вот почему я здесь. Я, как и ты, вожделел то, что мне не принадлежит. — Он позволил себе скупо усмехнуться, вспомнив желание, которое привело к этому роковому моменту. — Но я хотя бы любил женщину. Ты любишь себя.

Врэт подался вперед, уперев меч острием в пол и скрестив руки на рукояти.

— При всей твоей любви — где сейчас твоя женщина? Посмотри на себя, жалкого, не готового к этой роковой встрече! И посмотри на меня! Я — Властелин Тьмы!

Его глаза цвета грязи сощурились в напряжении воли. Без магии. Без насилия. Одной только волей он заставит этого так называемого волхва покориться ему.

— Поклонись мне! — заорал Врэт. — Поклонись! Или я убью маркграфиню и ее брата.

Риис тревожно посмотрел на Джиоти, она ответила беспомощным взглядом на него из хватки щупалец.

Волхв испустил тяжелый вздох и поклонился. Длинные светлые волосы упали на обломки разбитой стены, и убийственная мысль щелкнула, полностью оформившись. Когда он выпрямился, в обеих руках у него были камни.

Взмахнув правой рукой, он метнул первый камень сквозь призрачное мерцание змеедемонов, которые пытались заслонить хозяина, и попал Врэту между глаз. Удар второго камня в подставленное горло перебил трахею. Врэт взвизгнул, голова его дернулась вперед, и он свалился замертво. Меч Таран зазвенел, упав на каменный пол.

В тот же миг громоздящиеся ряды змеедемонов исчезли жирным дымом, развеянным ветром яркого дня, и свет ворвался в пустые покои.

Освобожденные из испарившихся щупальцев пленники упали на пол. Повалившись вокруг трона, они лежали, оглушенные, глядя пораженно на труп Врэта. Его избитое косоглазое лицо судорожно задергалось, и Поч вскрикнул, а Бульдог завыл, когда лиловая рубашка мертвеца вздулась и лопнула.

Гремлин, как жалкая кукла, окрашенная кровью, выбрался из разорванного трупа Врэта и побежал, пища и уже начиная гореть, в пылающий свет дня, где клубился дегтярный дым. С бешеной, безумной яростью он метался, бесцельно тыча скорпионьими лапками по сторонам, ища нового хозяина среди беспомощно лежащих людей.

Тиви закричала, бросилась прочь, и гремлин метнулся к ней.

Меч Таран лежал на полу рядом с Почем. С удивленным вскриком мальчик схватил меч и полоснул гремлина. Бритвенное лезвие рассекло пузырь головы как раз тогда, когда бес вспрыгнул на Тиви, и с визгом, от которого зазвенело в ушах, миниатюрное чудовище растворилось в клубе черного дыма.

 

Поезд Боли остановился с металлическим лязгом, застонав по-звериному ржавыми шарнирами. Первой из него вывалилась вонь смерти.

Бульдог выскочил на фасад пирамиды. Хотя черная магия, двигавшая локомотив, исчезла, Чарм из амулетов на плитах фасада держал цепь на месте и дал вору возможность пройти к ней по пандусу.

Он отодвинул скользящую дверь второго вагона, и зловонный смрад вывалился оттуда вместе с призраком Рики.

Тело заклинательницы лежало, растекаясь по собственным костям — вощеный скелет в кожаной куртке чармодела. Безумный призрак запульсировал в теплых янтарных лучах Извечной Звезды, а потом вспорхнул и исчез, как рваный лоскут в порыве ветра.

Тиви бросилась к первому вагону цепи и собственными руками сорвала ржавую рукоять. Руками она ощутила, что Дрив жив. И все же она была готова к тому, что увидит его труп.

Она отодвинула дверь, и герцог вышел на свет. Бульдог подхватил его, не дав упасть.

Ошеломленный внезапным освобождением от вечной агонии, Дрив воспарил разумом вдоль пространства, свободный от времени. Он парил за пределами вращающегося света горизонта.

Ночь накрывала континентальный Ирт, и он летел дальше, к океанскому краю планеты. Море полировало сапфиры под Извечной Звездой — и темно-синие грани зеленели до изумрудов там, где вода вдруг мелела.

В текущем океане пены и каскаде водорослей затонувший континент Габагалус поднимался навстречу новому дню под огнем Чарма и громоздящимися облаками.

Герцог парил высоко, он видел погодные спирали, связывающие облака в штормовые фронты над выветренными пиками и коралловыми вершинами древних железных гор. Морская вода бежала по широким руслам рек на скользких континентальных шельфах.

Герцог пристально всматривался в цветные пятна клейкой флоры, покрывающей Габагалус разноцветным узором бежевой, желтоватой и коричневой слизи. Среди горных цепей прятались морские города, часто за широкими дымящимися катарактами пены.

Орбита герцога несла его слишком высоко, чтобы разглядеть дороги, фермы и ракетные площадки, но он знал, что они там, внизу. С начала талисманных времен вестники из доминионов Ирта отправлялись в этот земноводный домен, но мало кто из них вернулся.

Те немногие, которым это удалось, сообщали о развитой цивилизации, о колониях, принадлежащих межпланетной утопии, которая охватывает светлые миры. Саламандроподобные обитатели Габагалуса неизменно относились к своим гостям с подчеркнутым уважением, однако по отношению к Сухим Землям — как называли они доминионы — проявляли полное и неизменное безразличие.

Дрив смотрел вслед уходящему назад континенту, уносясь в ночь. Он пролетел мимо берега Залива и свернул обратно к сумеречному краю темноты и мраморному сиянию дневного Ирта.

Шафрановые течения дня на Рифовых Островах раздвинулись, и он упал на дымящуюся пирамиду, в вонь пожара, в круг осунувшихся победных лиц, улыбающихся со всех сторон.

Бульдог отнес исхудавшего герцога подальше от невыносимой вони механизма боли. Тиви держалась рядом, узами судьбы не давая ускользнуть призраку. Касаясь его, она ощущала тяжкую каменность его тела и почти отделившуюся душу.

Тут подбежал Поч и вложил в обмякшие руки Дрива меч Таран. Чарм сразу начал исцелять. Риис и Джиоти бежали впереди, разыскивая целительные опалы в сокровищницах змеедемонов.

В покоях Дрив поднял голову и увидел разорванный труп Врэта, глядящий слепыми глазами из-под кривых век. Только тогда его отпустила тревога и он уронил голову, скользнув в сон мимо транса.

Даже призрак Казала у корней баобаба ощутил дугу судьбы, которая озарила это исполненное Чарма мгновение. Он посмотрел в пустоту небес между облаками и возблагодарил Неназываемого.

Смерть стала легкой.

Он повернулся к Извечной Звезде, к белому свету, которому еще предстояло остыть до материи, и отдался его теплу. Лучи медленно сняли с него тяжесть и понесли к ночи, и старый чародей растаял.

Когда Риис на закате пришел его разыскать, рассказать ему, что узнал о себе от Властелина Тьмы, что вспомнил из забытого более глубокого, чем его магия, души Кавала уже не было. Она уплыла на ночном приливе.

 

* * *

 

И волхв тоже ушел этой ночью. Он ускользнул, не прощаясь, пока остальные лихорадочно вызволяли пэров из склепов мучений. Он выполнил свою роль для слепых богов Светлого Берега и верил, что заработал право продолжать поиски первой женщины, которую любил. Его чувства к Джиоти подождут, пока он завершит свою миссию, которая привела его сюда с Темного Берега.

Душа Лары оставила на просторах Ирта ароматы своей мелодии. Они вели его прочь от Рифовых Островов. Он поплыл за ними на корабле к Сухим Болотам. Картель по изготовлению вина воздвиг небесный причал там, где змеедемоны сожгли старые доки.

Дирижабль привез его в Дорзен инкогнито, и из этого блестящего города он поплыл на ветровом корабле через море к радостной Кери. Там на глайдере он отправился далеко в северные горы, подальше от радостного ликования доминионов. И, наконец, пешком поднялся на заснеженные каменные высоты Календаря Очей.

Воздух обжигал холодом, но Рииса согревала магия. Со всех сторон пепельно сияли сумерки. Песня Лары заискрилась так ярко, как ни разу не было с тех пор, как он утопил ее душу в холодных водах Темного Берега.

На вершине выветренной скалы он сидел в темноте, слушая до рассвета пение души, а потом встал под изумрудными полосами неба, чтобы приветствовать Извечную Звезду.

Она поднялась со всех сторон. Белые лучи сияли из Начала и окружали его светлым куполом покоя, чистой радостью, которая открыла ворота тайного царства его сущности.

И теперь, услышав здесь песню Лары, он наконец понял.

Риис стал спускаться с Календаря Очей. По дороге он остановился закрыть Дверь в Воздухе. Звезды лежали на небе плотно, как песок, но найти дверь оказалось очень легко, поскольку он знал, что дверь здесь. Он подошел к ее тонкому порогу и встал на беззвездной границе всего, глядя через Бездну на Темный Берег.

— Кавал! — крикнул он. Очень нескоро донесся ответ:

— Я здесь, Риис. И вижу тебя… очень далеко… на краю звезды…

— Я нашел Лару! — крикнул Риис. — Она вернулась к Извечной Звезде! К Началу!

— Конечно, — протянулся голос Кавала через красные тени. — Она ведьма… она принадлежит Матери…

— Но как? — крикнул Риис в слепые глубины. — Она умерла на Темном Берегу!

— Я отнес ее погибшую душу, — ответил Кавал через долгое время, и слова его размывало эхо. — Я отнес ее душу по реке вниз… Я взял ее с собой на Ирт… отдал Сестричеству… Ее душа была крепкой… из холодного мира… сестрам трудно было ее спасти… Они нашли ей тело на Ирте… Она прожила тридцать пять тысяч дней… ведьмой в Кери… а потом поднялась по Лестнице Ветра… к Началу!

Риис глядел в туман звезд и зияющую тьму. За те немногие годы, что понадобились ему, чтобы собрать Чарм для путешествия на Ирт, Лара прожила десятилетия и осуществила разбитые мечты Кавала.

— Почему? Почему ты мне не сказал, что берешь ее душу с собой на Ирт?

Молчание. И только потом из самой глубины тьмы донесся тишайший шепот:

— Я думал только о себе… никогда не думал, что придется отвечать на твои вопросы…

— Кавал! — крикнул Риис в ночь, качнулся и чуть не свалился в Залив. — Пока ты там, в темноте, я не могу быть здесь, в свете. Учитель!

Ответа не было.

Риис закрыл Дверь в Воздухе и спустился с Календаря Очей.

 

Когда змеедемоны, парившие над улицами Дорзена, вдруг превратились в клубы черного дыма, леди Вон сразу поняла, что Властелин Тьмы мертв. Она сама была на улице, когда это случилось, занимаясь колдовством ради пэров, прячущихся в подполье и сидящих в тюрьмах.

С тех пор как Худр'Вра назначил ее правительницей Укса, леди Вон избегала дворца. Она бродила по улицам с несколькими служанками, тоже ведьмами, помогая тем, кто в этом нуждался. Таким образом ей не приходилось быть свидетельницей пыток, и она могла использовать свою власть на пользу жертвам Врэта.

Дым растаявших змеедемонов еще висел в воздухе, когда леди Вон спешила в своем экипаже во дворец. Она быстро вбежала в центральный сад, где песня воды и гальки поднималась к открытому ярко-голубому небу.

На мшистой скамейке сидел красивый мужчина в шелковой рубашке, бросая лепестки в струи ручья и тупо глядя, как они уплывают меж его босых ног.

— Ромат? — обратилась она к нему, и ее голос вспугнул — ярких птичек из зарослей черного плюща. Они разлетелись по излучинам, заросшим папоротником, и пролетели над бульваром, где танцевали люди, услышавшие о смерти Врэта.

Красивый мужчина с курчавыми соломенными волосами продолжал обрывать лепестки и бросать их в бегущую воду.

Леди Вон заглянула в него глазами темнее ночи и увидела, что его разум пуст. Убедившись, что крушение Властелина Тьмы не вернуло Ромату душу, она ушла, оставив его в его бездумных удовольствиях.

Возле палевого мраморного стола собралась группа старых ведьм. Когда вошла леди Вон, они раздвинули вуали, и она не узнала никого из них.

— Тилия мертва, — сказала старая ведьма с кожей, как полированное дерево. — Сестричество выбрало тебя нашей королевой.

Леди Вон безмолвно стояла перед посланницами и лихорадочно искала ответ.

— Я всего лишь танцовщица Сестричества…

— Королева ведьм — это не звание, которое дается за выслугу, как ты хорошо знаешь, леди Вон. — Ведьма-мать поглядела на ее озабоченное лицо. — Сестричество предлагает служение. Готова ли ты его принять?

Леди Вон скромно потупилась:

— Я не достойна такой ответственности.

— Напротив, моя милая. — Одна из ведьм выступила из группы, откинув шепчущие вуали. — Ты выносила святотатства Ромата над твоим телом, а когда он попал к тебе во власть, ты не отплатила ему жестокостью. Ты заботилась о нем.

— И ты не стала раболепствовать перед Врэтом, — снова заговорила темнолицая. — Но и не поступила глупо и не бросила ему открытый вызов.

— Ты адаптировалась к необходимости выживания, — твердо сказала ведьма рядом с ней, — не изменив своим обетам Сестричеству. Это та гибкость, которая нам нужна от нашей королевы. Будешь ли ты служить нам, юная Вон? Станешь ли ты нашей королевой?

— А мой муж, баронет Факел, и его дети…

Колодец ее сердца был полон всей любовью, которую Властелин Тьмы пытался из нее изгнать, и никакие слова не могли передать внезапно взметнувшиеся в ней чувства.

— Они будут с нами в Гордой Вершине, — заверила мать-ведьма. — Там хватит места для счастья всех! Так, сестры?

Ведьмы сомкнулись вокруг новой королевы, смеясь и оживленно беседуя. И пока они праздновали в Дорзене, далеко на юге, во Дворце Мерзостей Бульдог и освобожденные узники лагеря вынимали супруга королевы и ее приемных детей из склепов пытки вместе с другими пэрами. Их заворачивали в целительные покрывала и увозили на воздушных шарах прочь от зловонных болот в импровизированную лечебницу на верхних лугах.

Шары, целительные опалы и стройматериалы для лечебницы взяли из доков и верфей, которые построили у моря змеедемоны. Под руководством Бульдога, которого знал весь лагерь, жертв стали быстро эвакуировать из пирамиды.

Обилие чармоделов среди узников позволило быстро наладить производство амулетов для этой скрупулезной работы. Используя найденные в доках склады и работая ночь напролет, удалось к утру вывезти из дворца всех людей.

Огры завистливо глядели из болот. Теперь, когда не стало змеедемонов, вечная война людей с ограми могла продолжиться с новой силой, и огры уже обдумывали стратегические планы, как украсть запасы строительных материалов, брошенных бывшими хозяевами, и разрушить их наговорные камни. Но оперативность Бульдога в организации лечебницы для пэров сорвала планы огров. С помощью умелых чармоделов философ создал палаточный городок на высоких полях рифового острова, и он был построен за ночь.

На рассвете, когда последний пэр был вывезен из Дворца Мерзостей, чармоделы окружили огромную конструкцию амулетами якорей и балласта и утопили пирамиду в болоте.

Гнилая вода вскипела бурыми волнами, покрытыми проказой лиан, лоз и гниющих бревен, и наблюдавшие огры бросились прочь, дальше в болота. Когда они забрались в лесные кроны, чтобы оглянуться, Дворца Мерзостей не было. На его месте булькало черное окно.

Чармоделы назвали булькающую топь Гнилым Болотом и поставили над ней болотного ангела — грязного призрака с волосами-водорослями и мшистыми крыльями, чтобы остерегать любопытных. Это напугало огров. Даже потом они старались держаться подальше от этого угла Нхэта, где разрушенная Ткань Небес встречалась с просачивающимися черными водами над утопленной пирамидой.

В их отсутствие лечебница на тучных пастбищах над Гнилым Болотом процветала. Города всех доминионов присылали амулеты и чармоделов, чтобы помочь выздоровлению своих пэров, и за несколько дней почти все жертвы Врэта исцелились и снова могли смеяться.

Ночью, когда пэры спали в целительных гамаках, когда на кухнях завершалась уборка и ночные смены начинали готовить еду на следующий день, Бульдог отрывался от своих занятий, чтобы посидеть на травянистом обрыве с оставшимися мусорщиками.

В основном разговор шел о надеждах для Гнилого Болота и для всего Ирта. Вспоминались лагерные переживания, говорилось о том, как трудно было спасти разбитые души. Посетители, приходившие собственными глазами взглянуть на лагерь и на булькающую черную топь, иногда спрашивали у Бульдога, какой опыт он вынес из своего заключения.

— Пустой Отрывок прав, — тут же начинал проповедовать он. — Нет свободы от нашей свободы. И каждый день приходилось это понимать. Каждый безжалостный день. — Бульдог подходил к обрыву, выделяясь гривастой тенью на фоне звезд. Показав на дальний берег моря в отливе и на приливные мели, он добавлял: — В лагере нас заставили глядеть в зеркало тайн. Нас заставили увидеть самую трудную правду. Она в том, что мы лишь чуточку больше, чем призраки.

— Эта чуточка называется жизнь! — обычно вставлял кто-нибудь с почти неизбежным вздохом, цитируя “Талисманические оды”.

— И мы действительно лишь чуть больше, чем призраки, — соглашался Бульдог. — Призраки меряют историями расстояния до края мира. Какая разница, будет ли наша история историей Кавала или Врэта? Острый край срезает такие мелкие различия. Добро против зла? Что значат в пустоте свет или тьма? Бездна поглотила святого чародея так же легко, как приняла в себя чудовище Врэта.

— Отрава чертова! — обычно ругался кто-нибудь из публики в ответ на нигилизм, который казался им достойным разве что Властелина Тьмы.

Бульдог улыбался, сверкая клыками.

— И разве мы не чуть больше, чем иллюзии, все мы? — обвинял он мусорщиков, избавленных Чармом от шрамов, и гостей, защищенных талисманами. — Пусть мы вихри Чармового огня, стоящие на Ирте, и через мгновение мы просто беглецы внутрь своих тел. Паломники пустоты. Кочевники холодных миров.

 

Лорд Дрив пролежал весь день в Чармовом сне, завернутый в покрывало грезоткани и привязанный целительными опалами к гамаку, висящему в желтой палатке, фильтрующей лучи Извечной Звезды. Пока он набирался сил, Тиви помогала Бульдогу и его добровольцам в лечебнице. Она снимала опустелые наговорные камни с амулетных повязок раненых и приносила от чармоделов новые на замену.

Однажды, когда в работе наступило затишье, она встретилась с Бульдогом на склоне холма, покрытом выцветшей от соли травой. По одну сторону дымилось море среди торчащих из воды утесов, по другую стояли палатки и строения лечебницы, впитывая излучение Извечной Звезды колдовской тканью желтого и ослепительно-золотого цветов.

— Ты дал мне выжить в лагере, — сказала Тиви, присев с ним на выброшенный морем ствол, принесенный сюда, несомненно, ограми. — А Дрив говорит, что я спасла его от печальной судьбы Рики. Так что это ты спас его.

Бульдог смущенно отвернулся и поглядел на сверкающие палатки импровизированного поселка.

— Посмотри на нас, сидящих на Ирте на обламывающемся краю Бездны с ее вакуумом и тусклым холодным светом. Эта Бездна ждет, когда поглотит нас целиком. Рано или поздно все мы там будем…

— Да, Пес. Все, кроме святых. — Тиви положила руку на его мохнатую лапу. — Есть у меня вопрос. Не насчет святых или проклятых, просто насчет живых.

— Это хорошо! Я сам не святой и не проклятый, — сказал Бульдог и положил большие руки на перевязь жезлов власти, сооруженную им из запасов с верфей. — Как все, я живу на Светлом Берегу, пока не покину тело и свет не унесет меня во тьму Залива. Так предсказывают талисманические мудрецы, и я в их словах не сомневаюсь.

Тиви кивнула и потрогала ожерелье амулетов, радуясь их успокаивающей силе.

— Ты думаешь, что это жизнь, которую можно любить? — спросила она. — Я в том смысле, что мы видели столько смертей, и таких ужасных… “Амулеты исцеляют тело, Чарм исцеляет душу”. Так говорят ведьмы. Но мертвых все равно не вернуть. И это насмешка надо мной.

— Насмешка над тобой? — Бульдог рассмеялся от неожиданности. — Ты заговорила как ведьма.

— Насмешка — это то, что я ощущаю. — Ее взгляд осветился настойчивостью. — Пес, я люблю Дрива.

— Любовь! — Философ набрал воздуха, чтобы пуститься в рассуждения о пленительных истинах Отрывка о Любви, но сдержался, увидев напряженную тревогу на загорелом лице своей подопечной.

— А все, что я о нем знаю, — это только сон. И все равно я его люблю. Можно ли любить сны, Пес?

— Некоторые философы сказали бы, что все, что мы можем любить, — это наш сон.

Тень между ее глазами исчезла, напряжение спало.

— Так что все в порядке? Насчет меня и Дрива?

— Любовь есть вопрос, — процитировал Бульдог из Отрывка и вгляделся в ее лицо с теплым блеском янтарных глаз. — Ответ лежит не во мне, моя серьезная подруга, а в Дриве.

Оба перевели взгляды на плещущие пологи палаток, думая о том, сколько еще работы им предстоит. Бульдог попрощался и зашагал величественной походкой к лечебнице, гордый тем, что дал подопечной совет, достойный мудреца, и без многословных проповедей.

“Любовь, — подумал он, — и есть то, что исцеляет нас в этом творении разбитых миров. Не слова. Слова — гулкая пустота. Исцеляет любовь, заключенная в них”.

Философ подставил лицо ветру, чтобы ощутить вкус пены, и продолжал разговор с собой из глубины сердца.

“Таким образом, мы — целители, разве не так? Потому что любовь нужна не меньше, чем Чарм. Да, каждый из нас — целитель, потому что все мы — раненые”.

Он заглянул себе в душу, оценивая потери прошлого, которые надо будет запомнить. Подергивая бороду, он говорил, заполняя эту пустоту, и слова создавали в нем тепло, как излучение одинокой звезды.

— Одинокое в ветре своего танца, человечество представляется мне очень похожим на старого целителя на осыпи горного склона под безучастным простором безбрежного неба. Вся его душа парит в его заклинаниях. — Он вздохнул: — И чему же мы должны посвятить беспомощность этого танца, Бульдог? Чему? И я тебе скажу, друг мой: этой болью незнания, этой попыткой узнать и понять горе жизни мы познаем крайности любви.

Тиви с нежностью смотрела ему вслед, видя, как он разговаривает сам с собой, и рада была, что он так прямо воспринял тот совет, что дал ей. Снова ощутив благодарность за его дружбу, она коснулась талисманных бус у себя на шее, которые он ей дал, и они помогли ей пробудить в себе нежность после стольких тяжелых страданий.

Мысли ее вернулись к Дриву, и она задумалась, на что будет похожа их жизнь.

Пройдет еще день, и герцог встанет исцеленный, избавленный от всех ран, нанесенных Поездом Боли. Но пока что он странствует далеко от своего бесчувственного тела. В горячечном полете он опоясывает мир и снова ищет Габагалус. Ночь накрыла дальний край, и он видит под собой только светящееся море, глянцевое от света планет и звездного дыма.

На дневной стороне он летел среди растрепанных ветром облаков над священной вершиной Плавающего Камня. Сожженные поля в тени висящей горы уже оживали искрами зелени, исцеленные чармовой водой.

Проплывали луга, иногда мелькала степная деревушка, плавающая в спокойном море зелени. Далеко сверкали цепи мелей, приливных луж и морского горизонта. Уходили торжественно назад Сухие Болота с виноградниками, пастельными хижинами и небесными пристанями, возносящимися в облака вместе с торговыми дирижаблями.

Старый Черепок, колоссальный гранитный порт на мысах Мирдата, не терял времени, и обрушенные змеедемонами знаменитые спиральные башни уже стояли в лесах. Дрив не стал осматривать восстановительные работы, потому что ему не терпелось снова увидеть свою столицу.

Плавающий над изгибающимися грядами джунглей и облачными лесами Укса, Дорзен разбрасывал свет куполами минаретов и висячими лентами мостовых. Но герцог не успел приблизиться, как его позвал тихий настойчивый голос:

— Дрив…

Он очнулся навстречу ласковой улыбке Тиви. Ее руки, обветренные, как камни, соединились с его руками. Все узоры боли, все черные потеки на душе смыл Чарм.

Но он помнил.

Небо и земля, громоздящиеся в мучительной дороге в ад, не уходили из каких-то далеких глубин сознания, куда никогда не достает свет талисманов.

Он помнил. Путь в ад был очень медленным и с многими объездными путями в сознании. Конечно, дорогу надо будет починить, потому что она усеяна дырами пустых желаний и погибшей любви…

— Дрив, очнись! — настойчиво и нежно позвала Тиви.

На изможденном лице проступило понимание, и он заставил себя приподняться на локтях и осмотреться. Дневной свет дышал жемчужными волнами сквозь дрожащую парусину палатки. Колдовская ткань собирала первый Чарм нарождающегося дня. Сон закончился. Дрив собрал весь Чарм, который могло удержать тело. С этой минуты лечение требовало его сознания; дальше только он мог лечить себя.

Тиви помогла ему сесть, и он смотрел на нее, мгновение не узнавая, удивляясь, как изменил ее Чарм. Теперь это была не уличная мышь его снов, но близкая незнакомка со спокойной красотой, которая пряталась прежде под грязью и отчаянием. Он изучал ее черты, казавшиеся такими знакомыми — подбородок с ямочкой, кроличий прикус, густые брови, — и снова узнавание поставило его в центр жизни, в соприкосновение с той осью, которую мудрецы зовут предназначением. Рядом с Тиви он ощутил покой, расширяющий свои счастливые пределы. Он знал, что если закроет глаза, то провидением увидит это наверняка, но не мог оторвать он нее взгляда. Она притянула его к себе.

— Мы больше никогда не расстанемся, — шепнул он.

— Никогда.

Он отделился от нее, сильный, с прояснившимся разумом, и приложил ладонь к ее щеке.

— Мы много мелких смертей пережили порознь, Тиви, — сказал он, глядя ей в глаза, желая увериться, что понимает ее помимо Чарма. — Ты действительно думаешь, что мы можем прожить вместе долгую жизнь?

Ее объятие ответило ему без слов.

Через час они отбыли из Гнилого Болота, обнявшись, в ветровом крейсере, который вел сам Дрив. Корабль поднял их высоко над мелодичными островами и холмами Ирта. Он шел в чистом небе на автопилоте, и они стояли у леера, сияя счастливыми от свежего ветра лицами.

В этом мирном полете они поделились друг с другом всем, что знали и чего боялись. И только когда расцепились их сомкнутые любовью тела и они вылетели в сумерки и повернулись убегать от наступающей алой ночи, только тогда они поделились тем, что боялись знать.

— Что нас свело вместе? — спросила Тиви, сидя рядом с ним на скамье пилота. Их руки лежали на штурвале. У Тиви на шее блестела лента наговорных камней, оттачивающих ясность разума. Под их действием слова и мысли у нее двигались по-другому. — Это Чарм?

— Нет, не Чарм, — сонно прошептал Дрив, подняв лицо к вышитому золотом небу. — Не Чарм. Судьба.

— А что такое судьба?

— Я не Бульдог, — ответил он, глядя на нее уголком улыбающегося глаза. — У меня нет правильных ответов на такие вопросы.

— Ладно, а что ты сам думаешь? — спросила она, подставив щеку ароматному бризу.

— Узор, сплетаемый светом Извечной Звезды. — Он оглянулся на преследующий их пылающий закат. — Тени небес… не знаю. Или то, чем мы были, пока были светом, пока не остыли в тела.

— Значит, мы были знакомы на небесах. — Это ей было приятно, и она дала ему это понять поцелуем. Он стиснул ее руку с неистовой нежностью.

— Что я боюсь знать — это что нас развело на Ирте. Сделало пэром и беспризорницей. Что разбивает свет на привилегии и нищету? Ни один мудрец не мог мне этого удовлетворительно объяснить.

Тиви не сразу высказала очевидное:

— Вина в нас самих. “Пэры шепчутся с пэрами”, — разве не так гласит старая пословица? И бесчармовые никогда не слышат, что они говорят. Мы держимся отдельно друг от друга.

— Это мы сможем изменить.

— Ты действительно влюблен. — Она чуть слышно засмеялась. — Извини. У меня почти все сны были в мусорном ящике, потому они не так светлы, как твои, Дрив.

— Ты не думаешь, что мы можем положить конец пэрству? — Он поглядел на нее с притворным удивлением. — Мой прадед объединил слабые и сильные царства в семь доминионов. Моя бабка повесила над Иртом наговорную каменную звезду и соединила дальнее и ближнее. Но мы с тобой, Тиви, можем сделать даже больше. Мы соединим низкое и высокое и заставим небо коснуться Ирта.

— Вот теперь ты говоришь, как Бульдог, — сказала она с веселой улыбкой. — “Я надеюсь, что мы принесем Чарм во все трущобы Ирта”. Эту мечту я знаю наизусть.

— Ладно, — ответил он, минутку подумав, — даже если ты права и у нас ничего не выйдет, Ирт уже никогда не будет таким, как раньше. Мы теперь стали ближе к Темному Берегу. Все мы, даже беспризорники — пэры над этой Бездной.

Упоминание Бездны заставило их вздрогнуть, и они молча обнялись под красной ветвью ночи. Долго они так сидели, с сердцами, полными потерь, исцеленных Чармом.

— Поднимемся над тьмой, — предложил Дрив. Они отодвинулись, улыбнувшись в едином понимании, и; пошли по разным бортам крейсера, поворачивая наговоренные лопасти так, чтобы поймать последние красные лучи. Когда они встретились на носу и снова обнялись, паруса колдовского шелка туго наполнились сумерками. С этого момента время застыло неподвижно на корабле, поднявшемся к ярким слоям неба над тенью мира.

 

Поч сопровождал Джиоти, когда она представилась лорду Дриву с мечом Тараном. Герцог, только оправившийся от чармового сна, был худ до прозрачности и рвался как можно скорее покинуть Нхэт со своей обретенной невестой. Но он отпустил свиту и извинился перед возлюбленной, чтобы встретиться наедине с детьми лорда Кеона в серебряной тени своей палатки.

Он снова выразил им сочувствие по поводу страшной потери и услышал обо всем, что они перенесли после перехода через Каф. Он все это время думал, что уже никогда их не увидит. И все же они здесь — бледный брат и атлетическая маркграфиня, одинокие сироты Арвар Одола, уцелевшие на путях опасностей.

Торжественным жестом, в котором было столько же чуткости, сколько и справедливости, он передал им меч Таран, дабы тот служил гербом, отмечающим их поколение как родоначальников нового Дома Одола.

Сомнительная честь — получить меч, создавший то зло, которым был Врэт, подумал Поч. Что за благодать в мече, который вел мусорщиков против пэров? Для него, брата маркграфини, это было странное наследство — лезвие, которое пресекло нить жизни сестры герцога, Мивеи. Юноша мог бы посчитать, что этот меч — не трофей, а проклятие, если бы не победная гордость сестры, когда она его приняла.

— Вы несете с собой только то, что утратили, — сказал им герцог, вручая меч. — Несите свое бремя с легкостью, и да поможет вам этот меч вытесать будущее из пустоты.

Вскоре герцог со своей возлюбленной отбыли на крейсере, а Джиоти и Поч сели на бугорке неподалеку от лагеря, воткнув в землю меч, сиявший светом дня.

— Я не вернусь с тобой, Джио.

Джиоти только посмотрела на него с полным спокойствием.

— Нам надо отстроить город.

— Оставь Арвар в его развалинах. — Поч нахмурился, но его злоба смягчилась Чармом из амулетов на шее. — Не надо его отстраивать.

— Почему?

— Его никакой Чарм не восстановит, — горько ответил брат. — Он никогда не будет прежним.

Апатия Джиоти сменилась спокойным вниманием. Она вгляделась в тени на лице брата, вслушалась в цвета его голоса. С тех пор как змеедемоны растворились дымом, она все пыталась понять, что случилось с братом во Дворце Мерзостей. Он об этом не говорил, прячась за амулетами.

— Я завтра улетаю первым рейсом в Моодрун, — сказала она с тем же раздражением. — Как мы говорили. Я — маркграфиня…

— Маркграфиня развалин, — передразнил он и добавил уже спокойнее: — Оставь все как есть, Джио

— Ярл Моодрунский уже связывался с нами, ты это знаешь. Он посылает эскорт. — Она напряженно рассматривала брата, стараясь сквозь пелену дней увидеть того шумного и радостного ребенка, которым он когда-то был. — Илвр ищет нас как своих вождей, Поч. Мы теперь Арвар Одол.

— Ты теперь Арвар Одол.

— Я хочу, чтобы ты служил со мной. — Она взяла его за руку. — Одной слишком трудно.

— Ты не будешь одна. — Он порывисто пожал ее руку, и в глазах его сверкнула искра лукавства. — Есть ярл и десятки пэров по всему доминиону, готовых заменить наш павший род.

— Никто никогда не сможет его заменить… Поч возвел глаза к небу и отпустил ее руку.

— Так что же ты собираешься делать? — спросила она, довольная уже тем, что Чарм восстановил его настолько, что Поч может выбирать.

— Я остаюсь здесь.

— Здесь? — спросила она презрительно, пнув кочку высохших травяных колосьев. — Болота и развалины. И что ты тут будешь делать? Служить помощником сторожа в музее зверств?

— Я буду работать на Гнилое Болото, — сообщил он ей с самоуверенной улыбкой. — Бульдог говорит, что когда-нибудь эти палатки станут храмами исцеления. Люди со всех доминионов будут приезжать узнавать целебные свойства Чарма.

— Бульдог… — Остатки спокойствия покинули Джиоти, она напустилась на брата. — Он же вор с метками зверя! Это скопище светлых палаток — единственный для него шанс добыть себе хоть какую-то свободу! И ты хочешь служить ему в этой глухомани, когда можешь играть легитимную роль в большом мире?

Он рассмеялся в ответ на ее слова, полные знакомой горячности, с насмешливым укором.

— Ты сама себя слышишь, Джио? Ты говоришь как отец. “Легитимную роль в большом мире!” — Он состроил каменное лицо, пародируя ее торжественную интонацию, и тут же расплылся в ухмылке. — Что сталось с той Джиоти, которую дедушка Фаз бросал, как веселую глупую обезьяну? Где моя сестра, которая каталась со мной на песчаных санях?

— Она стала маркграфиней.

Он серьезно кивнул и погладил ее руку. Потом встал и посмотрел на сияющий золотом клинок.

— Этот меч твой. Я с ним ничего общего иметь не хочу. Он мне напоминает о Врэте.

— Не суди поспешно. — Джиоти поднялась на ноги и положила руку на рукоять. — Этот меч куда благороднее любой ненавистной лжи, которой мог запятнать его Врэт.

Она повернула лезвие, пустив солнечный зайчик по лицам.

— Это древний меч! — продолжала она. — Когда-то он принадлежал Освободителю, портному по имени Таран. А до того служил королям. — Она заглянула в меч глубже, и свет зазвучал музыкой в ее глазах. — Он был выкован на Хеллгейте в первые талисманные дни Тарсом Кулканом, слепым кузнецом, основателем сновидческой школы чародейства.

Поч потрепал ее по руке и отошел.

— Как я уже сказал, этот меч твой. Он пошел по переливающейся под ветром траве, в сторону от призматических палаток лечебницы.

— Куда ты?

— У меня встреча с Бульдогом, — ответил Поч. — Он строит периметр оповещения с помощью Глаз Чарма, на случай, если огры решат, что их слишком манят запасы в наших кладовых.

Джиоти поняла, что он решительно настроен идти своим путем, и вздохнула, поняв его и отпустив.

— Ладно. Я буду знать, где тебя найти, если ты мне будешь нужен, — произнесла она тоном старшей сестры. — Будем общаться по коммуникатору.

— Конечно, Джио, — бросил он через плечо. — Когда-нибудь сядем за стол переговоров и будем обсуждать торговые пути между Арваром и Гнилым Болотом.

— Когда-нибудь.

Он добродушно махнул рукой, не оглядываясь, и пошел дальше, уже в ней не нуждаясь. Джиоти со сладкой печалью улыбнулась ему вслед.

Она не стала ждать прибытия эскорта от ярла из Илвра. На следующее утро она на небесной барже отплыла от Гнилого Болота. Сдвоенные воздушные шары — всего сорок и с проворной командой из восемнадцати человек, направлялись в Моодрун, нагруженные последним уловом мусорщиков — костями кракенов и продуктами линьки морских драконов.

Стоя на корме, Джиоти глядела на болотного ангела, горящего над сумеречными просторами, освещающего булькающий черный пруд, где утонул Дворец Мерзостей. Баржа поплыла прочь, ангел стал тускло мигать среди островков джунглей и растворился в красках рассвета.

Среди высоких гряд блистающих облаков встало голубое утро. Внизу плескалось спокойное сильное море, покрытое пеной и брызгами выдохов левиафанов, поднимающихся к собственной тени.

Над горизонтом выросли зеленые плато Илвра и просторы джунглей. Вскоре небесная баржа выскользнула из морского ветра на Дорогу Облаков, главный торговый путь. Серебристые подмости небесных пристаней сверкали над лесом, принимая и выпуская дирижабли в утолщениях, где внизу лежали города.

Штурман баржи сообщил Джиоти, что они подходят к месту, наиболее близкому от упавшего Арвара. На пусковой площадке над грузовыми трюмами Джиоти привязала себя к одноместному глайдеру, и навигатор настроил заговоренную паутину на прием лучей Извечной Звезды под нужным углом, чтобы долететь до развалин. Он отдал швартовы, и глайдер поднялся в облачный туман.

Джиоти влетела прямо в миграционный маршрут переливчатых разноцветных водоплавающих птиц. Почти весь день она плыла над просторами девственных джунглей. Куда бы ни падал взгляд, виднелись только бурые речные разливы да изумрудные горизонты тропического леса.

Упавший Арвар Одол появился в косых лучах уходящего дня. Воронку от удара обступили плотные джунгли, язва расплавленного камня в ее середине застыла коркой с вкраплениями обломков города.

Все еще поднимались струйки тумана из этой горы перекрученных труб, каменных глыб и огромных кусков кладки. Подсвеченная разбухшей Извечной Звездой, гора напоминала лысый череп, тронутый разложением, уже покрытый губкообразными лишайниками джунглей и перевитый ганглиями лиан и лоз.

И другие глайдеры тоже парили на тепловых потоках над городом: зеваки, плакальщики, родственники погибших, и бдительный патруль хорошо вооруженных воздушных рейнджеров, посланных ярлом Моодруна, чтобы следить за мародерами. Когда она появилась на горизонте, рейнджеры в защитных шлемах сразу узнали Глазами Чарма свою маркграфиню и сопроводили ее, освещая зелеными светящимися жезлами путь к расчищенному откосу над хаосом крон и тумана.

Отсюда открывался вид на место катастрофы, окрашенное киноварью последних лучей дня. Воздушный рейнджер помог ей отстегнуться от глайдера, другой представил себя и свою команду.

Новые лица, новые имена, новый город — все новое.

Она бегло кивнула каждому рейнджеру, потом обратила внимание на разрушенную столицу, которую собиралась восстановить. В темно-коричневом свете и в ядовитых дымах лесов, поднимающихся от ночного прилива, она увидела новый Арвар. Он будет современным настолько, насколько классическим был старый. Она запустит его по широкой эллиптической траектории над доминионом, и в одном фокусе будет эта груда смертей, а в другом — полный жизни Моодрун.

У нее есть планы. И новые имена, новые лица помогут ей их осуществить. Она повернулась, чтобы обратиться к ним, и заметила поодаль какую-то суету. Несколько стражей боролись с кем-то под кровавыми лучами на краю поляны, а потом бросили человека наземь.

— Бесчармовый негодяй, — шепнул один из рейнджеров. — Скорее всего безумец. Говорит, что знает маркграфиню и настаивает, что должен ее видеть.

— Пропустите его, — велела Джиоти, любопытствуя, кто мог так быстро узнать о ее возвращении в Арвар Одол.

С земли поднялся бледный полуголый человек и прошел сквозь строй рейнджеров с надвинутыми шлемами. На нем не было амулетов, а из одежды — одни только воровские сапоги на мягкой подошве и черные вельветовые штаны. Тощий, как кот, он был лишен физической красоты и развитой мускулатуры зрелого пэра, и по всему его виду рейнджеры резонно заключили, что это — бродяга бесчармовый.

— Риис! — воскликнула она с открытым и неподдельным изумлением.

— Я знал, что ты сюда вернешься, — спокойно ответил он.

Она отпустила свою охрану и вперилась взглядом в этого человека с опушенным короткой бородкой лицом. В серебряном свете планет он казался ей более знакомым, чем она помнила.

— Ты растерял свою магию? — спросила она. — Почему ты позволил моим рейнджерам себя схватить?

— Я был уверен, что в конце концов увижу тебя, — откровенно ответил он. — В магии не было нужды. Она шагнула ближе, жадно его разглядывая.

— Убив Врэта, ты так быстро исчез… Поч и я, и лорд Дрив — все хотели благодарить тебя за то, что ты сделал.

— Благодарить меня? — Лицо Рииса омрачилось печалью. — Нет. Это я оставил открытой Дверь в Воздухе. И потому Врэт смог пройти сюда со своими змеедемонами. Это из-за меня пал Арвар. — Он посмотрел в дымящийся кратер и пробормотал еще тише: — Это из-за меня погибли тысячи людей — и твоя семья тоже. — А потом, опустив голову, он добавил с тайной надеждой: — Я не стою твоей благодарности — но надеюсь на твое прощение.

Джиоти протянула руку и подняла его лицо к своим пылающим глазам.

— Любовь вела тебя, Риис. Ты пришел найти Лару.

— Призрака. И разыскивая мертвую, я принес смерть. Она кивнула и прищурилась, поняв его.

— Ты вернулся отстраивать. Как и я. Вот почему ты знал, что я буду здесь. И вот почему ты не использовал темную магию. Ты хочешь того, что не может дать никакая магия.

— Да, — сказал Риис с надеждой. — У тебя есть город, который нужно построить заново. У меня — душа, которая требует той же работы. И я думал, быть может…

Он заглянул ей в лицо, и когда она тихо улыбнулась, туман в его костях испарился.

Глубоко в душе Джиоти при виде такого непомерного облегчения заиграл смех — смех узнавания — и она радостно обхватила Рииса руками и закачалась с ним под клубами звездных туманов и блеска планет Светлого Берега.

 


ПРИЛОЖЕНИЯ

ВИСЕЛЬНЫЕ СВИТКИ

 

Пояснение: в скобках указаны общеупотребительные неканонические варианты.

 

Свиток Первый (Священный Отрывок)

 

1. Молчание слушает.

2. Все наблюдает.

3. Нет тайн среди людей.

4. Прошлое меняется всегда. (Всегда меняется прошлое. )

5. (Каждый из нас) Ритуальная жертва, кровавое подношение, сделанное вечной побудительной силой сна смертной силе мира.

6. Каждый (поистине) священный акт сначала отзовется в аду.

7. Святой идет по убивающей земле Творения (и) неотличим от проклятого.

8. Нет (не может быть) лжи на убивающей земле.

9. Священное есть вещее. (Священное вещее. )

 

Свиток Второй (Пустой Отрывок)

 

10. Нет лжи для обреченных.

11. Все меняет все.

12. Много места в сердце человека.

13. Каждый горизонт — это нож.

14. Куда удаляются семеро, когда они разрывают круг?!

15. Богиня дает. Жизнь отнимает.

16. Нет свободы от (нашей) свободы.

17. Музыка — судья молчания.

18. Мудрость не всегда мудра.

19. В древнем театре ночи всякая пьеса правдива.

20. Чтобы выжить, смиряй противоток.

 

Свиток Третий (Светский Отрывок)

 

21. Жизнь куется на наковальне снов — а молотом служит смерть.

22. Для святых и проклятых время весит чуть меньше.

23. Тех, кто отдает свет, поглощает тьма.

24. Правда — самая необходимая выдумка.

25. Владеет ли поток своей водой?

26. Для заблудившихся и преследуемых время весит чуть больше.

27. Надежда — горькое желание.

28. Вот наше проклятие: на каждое “да” — свое “нет”.

 

Свиток Четвертый (Отрывок Любви)

 

29. Любовь возрождает обезьяну из зеркала.

30. Любовь нельзя ни создать, ни уничтожить.

31. Любовь сама есть свое оправдание.

32. Любовь — это полнота пустоты.

33. Любящие ждут поступи Охотника и едят из его руки.

34. Люби, и многих найдешь помощников.

35. Любовь — это вопрос.

36. Любовь. Может ли она летать?

 

Свиток Пятый (Отрывок Повелений)

 

37. Чтобы удержать весы, откажись от дороги.

38. Постигни свой предел.

39. Знай все.

40. Все остальное — тьма.

 

О ВИСЕЛЬНЫХ СВИТКАХ

 

Сорок афоризмов, известных под общим названием “Висельных Свитков”, восходят к доталисманическим временам. Примерно за 750 000 тысяч дней до того, как Одноглазый Герцог из дома Дорзена победил свирепые царства и создал современных семь доминионов, были собраны эти изречения. Оригинальные свитки погибли при разграблении Кери во время войн с гоблинами, но многочисленные копии, снятые за много веков, убеждают нас, что современные версии полностью совпадают с наиболее древними текстами.

В древние времена в Королевстве Пса (регион, включающий современные Мир дат и Брис), уголовные и политические преступники, приговоренные к смерти, должны были написать полное предложение, чтобы доказать свою грамотность и свое право на смерть через повешение. (Неграмотные и непокорные подвергались расчленению в суровом ритуале, который продлевал смерть на несколько дней. ) Тонкие дощечки, на которых приговоренные писали свои последние слова, прибивались им на лбы и уносились с ними ночным приливом.

Турбулентные потоки воздуха и частые бури над водопадами разбрасывали трупы в горах, и там их поглощали заросшие кустарником склоны. Безымянные мудрецы и ведьмы собирали эти останки и снова запускали в ночь. Легенда гласит, что мудрец Все Облака собирал рейки со лбов казненных и записывал фразы, которые дошли до нас в виде Висельных Свитков, хотя современные исследователи справедливо указывают, что такая работа почти наверняка выполнялась не одним человеком, а целой сектой.

Многие исследования посвящены тому, почему выбраны именно эти сорок строк и именно в такой последовательности включены в пять отдельных свитков, и здесь этот вопрос обсуждаться не будет. Вполне могло быть, что в прежние времена существовало более пяти свитков, и в истории часто встречаются заявления о нахождении шестого и даже седьмого свитка. Но ни одно такое заявление никогда не было подтверждено.

С доталисманических времен Висельные Свитки, также известные как Пять Отрывков, почитались многими религиозными и социополитическими группами. В нынешние времена этот сборник почти забыт пэрами в пользу “Талисманных Од” — компиляции спиритических и социологических откровений специалистов по чародейству.

 

 





Реклама: