---------------------------------------------------------------------------- 
     Аполлон Григорьев. Воспоминания
     Издание подготовил Б. Ф. Егоров
     Серия "Литературные памятники"
     Л., "Наука", 1980
     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
---------------------------------------------------------------------------- 
 
                            Дражайший папинька. 
 
     Свидание с добрым Ксенофонтом Тимофеичем, {1} который привез мне  вести
о Вас и от Вас, убедило меня в той крайне грустной истине, что Вы не  хотите
понять меня, не хотите потому, что не решаетесь выслушать меня серьезно, что
слишком легко смотрите на многое, что я уже несколько  раз  Вам  высказывал.
Простите меня... но это так!
     Ксенофонт Тимофеич, как и Вы же, вовсе  не  способен  к  наставительной
роли, но между тем из немногих его слов я мог заключить, что Вы меня  любите
по-прежнему - и между тем обвиняете... Не оправдывать себя  я  хочу  -  ибо,
право, я сам  сознаю  вполне,  что  виноват  перед  Вами,  -  но  ради  бога
выслушайте же меня серьезнее:
     I. Связь моя с Милановским {2} действительно  слишком  много  повредила
мне в материальном отношении, но вовсе уже не была  же  так  чудовищна,  как
благовестит об этом Москва на основании слов  Калайдовича  и  тому  подобных
господ. Лучшее  доказательство  -  что  _многие_  и  слишком  даже  _многие_
порядочные люди состоят со мною в отношениях вполне  дружественных.  Москва,
как это мне известно из одного письма Погодина, рассказывала, что я  -  _пью
горькую_ и что у меня - _раны на голове_, а между тем - я  здоров  и  жив  и
трезв  по  обыкновению.  Тяжело  мне  расплачиваться  за  эту  связь  только
материально, ибо, как я писал Вам с  Дмитрием  Калошиным,  я  взял  на  себя
(давно еще) долг этого мерзавца. Но - бог милостив, авось  я  стрясу  с  шеи
печальные последствия неосторожной доверчивости. Одно, за что я обвиняю себя
вполне, это то, что Вы уехали, не простясь со мною, но, во-первых, вспомните
мое фанатическое тогдашнее ослепление, а во-вторых, я  от  души  просил  Вас
простить меня за это. Дело-то в том, что, запутанный этим гнусным человеком,
я и не мог тогда поступить иначе. Связь же моя с ним и  ослепление  зависели
слишком много от моей болезненной расстроенности. Ксенофонт  Тимофеич  узнал
меня вскоре после моего приезда в Петербург, и он может засвидетельствовать,
что мое нравственное состояние было слишком грустно. Да и Вы  сами,  немного
посерьезнее взглянувши на мой несчастный характер, поймете, что  я  чересчур
способен к отчаянью, не только уж к тоске и хандре: тосковать и  хандрить  я
начал, право, чуть ли не с 14  лет.  Вы  скажете,  может  быть,  что  это  -
_блажь_; положим, но во всяком случае это болезнь. Я уехал... т. е., я хотел
сказать, бежал из Москвы  -  уж  конечно  не  от  долгов,  которые  все-таки
Heпревышали годового оклада моего жалованья, и не от расстройства  служебных
дел, которое было бы очень легко поправить: нет! здесь были другие  причины,
разумеется, - и вот они: 1) Мне стало  несносно  -  простите  за  прямоту  и
наготу выражений - мне стало  несносно  жить  _ребенком_  (вспомните  только
утренние головочесания, посылания за  мною  по  вечерам  к  Крыловым  Ванек,
Иванов и сцены за лишний высиженный час), мне стало _гадко_  притворствовать
перед разным людом и уверять, что я занимаюсь разными _правами_, когда  пишу
стихи, мне стало постыдно выносить  чьи  бы  то  ни  было  наставления.  Все
терзало меня, все - даже Вы,  даже  Вы,  которого  мне  так  жарко  хотелось
любить. Мне не забыть одной,  по-видимому  мелочной  сцены:  ко  мне  пришел
Кавелин, человек, с которым я хотел быть по  крайней  мере  -  _равным_;  мы
сошли с ним в залу. Вы вышли и стали  _благодарить_  его  за  знакомство  со
мною. О господи! верите ли Вы, что и теперь даже, при воспоминании об  этом,
мне делается тяжело; спросите у дяди, {3}  какое  впечатление  это  на  меня
сделало. Ясно, что это происходило от любви Вашей ко мне, но зачем же Вы  не
щадили моей раздражительной гордости? 2) Любопытно бы мне знать тоже, как Вы
смотрели и смотрите на мою страсть к А
<нтонин>
е Корш, на мою первую и, может
быть,  единственную  страсть.  И  я,  и  она,  мы  оба  были  равны  летами,
общественным положением, даже состоянием; столько  же,  как  и  какой-нибудь
Константин Дмитриевич Кавелин, имел бы я право _надеяться_. А у меня не было
_надежд_;  ребенок,  которому  чесали  головку,  я,  однако,   был   столько
благороден, чтобы отречься от всяких надежд. Да и на что мне было надеяться?
Кавелин, правда, не был выше меня ни положением, ни даже состоянием,  но  он
был _почти_ свободен - а я?.. Вы не виноваты в этом: виновата судьба, на тем
не менее мои лучшие, мои благороднейшие впечатления были отравлены ... И что
же вышло из этого? Хотя бы в жертву  Вашему  счастью  мог  я  принести  свое
счастье! но мог ли я? посудите сами. Я бледнел и худел ежеминутно, - я,  как
сумасшедший, метался по постели, возвращаясь  оттуда,  при  мысли,  что  она
будет женою другого... но я бы скорее вырвал себе язык, чем позволил бы себе
сказать хоть одно слово ей, хоть одно слово Вам... Боже мой! и теперь, когда
я пишу к Вам это письмо, когда я подымаю  со  дна  души  всю  осевшую  давно
желчь, - и теперь я плачу, как ребенок. Скверно, смешно, а это так, и  пусть
мой ропот - горькое проклятие на так называемое Провидение, я не боюсь гнева
этого Провидения, я ему не молюсь, я его проклинаю  потому,  что  оно  ровно
ничего для меня не сделало. Простите меня, может быть, я оскорбляю Вас  этим
богохульством, но дайте мне хоть один раз говорить с Вами как  с  человеком.
Душа моя больна, больна до сих пор... ни в безумствах разврата, ни  в  любви
женщин, которых я напрасно пытался любить, мне не удалось найти  забвения...
И Вы, будете ли Вы в состоянии, как человек, как отец, винить меня  за  этот
разврат? Человеку, у которого  _отравлена_  жизнь,  остается  только  ловить
минуты. Что мне в моем будущем, в моей  известности,  в  моей,  может  быть,
будущей славе?.. Не знаю - любила ли меня эта женщина, говорю  искренно,  не
знаю, ибо я слишком глубоко  и  свято  любил  ее,  чтобы  говорить  о  своей
любви... но если я живу до сих пор, если из  меня  что-нибудь  будет,  виною
этому мысль о ней. Для нее - я хотел быть _выше_ многих и _равным_ со всеми.
Этой цели я достигаю. Голова ее мужа склоняется перед многими -  моя  голова
ни перед кем не преклоняется.
     Страшным безумством покажутся Вам эти строки, но они  пояснят  Вам,  от
чего я бежал из Москвы и отчего я не могу приехать в Москву. Да не будут они
Вам упреком - нет: Вы меня любили, за что же я буду упрекать Вас? нет, пусть
они заставят Вас только пожалеть немного, о Вашем бедном сыне, лишенном даже
возможности верить во что-нибудь.
     Да и во что верить?.. О! если бы я мог возвратить веру в Вас,  если  бы
Вы могли возвратить веру в меня... Но долго, долго ждать  этого  возврата  -
надо мною отяготели следствия моих неосторожных глупостей и когда-то  еще  я
отстраню эти следствия! - в душе - жажда привязанности,  жажда  спасения,  а
кругом все так пусто и, с позволения сказать,  _подло_.  Да  -  _подло_!  Я,
например, имел пошлую глупость привязаться к старому дураку Варламову и  еще
горшую глупость отказаться от весьма здорового и дешевого _удовольствия_,  и
за это меня сделали извергом, {4} чуть не  _каторжником_,  и  разные  добрые
люди, вроде Межевича, при явной невозможности  поверить  даже  сплетням,  от
меня отступились. Фуй! как же как не подлостью прикажете называть эти вещи!
     А Вы, которому я хотел бы, в замену  бога,  передавать  все,  Вы  также
смеялись над моим _рыцарством_.
     Все это, со включением того, что  вещи,  достающиеся  потом  и  кровью,
нужно иногда продавать за 10 целковых, - удивительно  весело  и  удивительно
способно наполнить душу _верою_!.. Я один, совершенно один, ибо не  могу  же
считать  привязанностями  привычку  видеться  со   многими   порядочными   и
благородными людьми: с какою бы радостью полетел бы я теперь к  Вам  с  тем,
чтобы посвятить Вам одним мою жизнь... но это невозможно. В Москве ждет меня
одно: _унижение_ - и лучше самоубийство, чем унижение в глазах  единственной
женщины, которую любил я искренно... О, поймите это - и простите меня.
     Я хотел оставить Петербург, потому что был  взбешен  _подлостью_  всего
меня окружающего, но это не сбылось -  и  прекрасно!  Я  нашел  круг  людей,
равных себе, немного холодных, может быть, но независимых и  свободных,  как
я. Пусть нет у меня в тяжелые минуты жизни ни одного сердца, которому мне не
стыдно было бы высказаться, - видно уж,  суждено  пить  эту  чашу  одинокой,
безрадостной жизни.
     Простите же меня, папинька, и  лучше  пожалейте  обо  мне,  ибо  только
Вашего сожаления не буду я стыдиться. Верьте, что тяжел, иногда не по плечам
тяжел крест моей жизни.
     Целую руки Ваши и руки маменьки - благословите меня!
 
     1846 года.
     Июля 23.
 
 

 
     При жизни Григорьева его автобиографическая проза печаталась в журналах
большинство произведений опубликовано  с  опечатками  и  искажениями.  Новые
издания его прозы появились лишь в XX в., по истечении 50-летнего  срока  со
смерти  автора  (до  этого  наследники  были,  по  дореволюционным  законам,
владельцами сочинений покойного, и издавать можно было только с их  согласия
и с учетом их требований). Но большинство этих изданий, особенно книжечки  в
серии  "Универсальная  библиотека"  1915-1916  гг.,  носило  не  научный,  а
коммерческий характер и только добавило число искажений текста.
     Лишь Материалы (здесь и  далее  при  сокращенных  ссылках  см.  "Список
условных  сокращений")  -  первое  научное  издание,  где  помимо  основного
мемуарной произведения "Мои литературные и нравственные скитальчества"  были
впервые  напечатаны  по  сохранившимся  автографам   "Листки   из   рукописи
скитающегося софиста", "Краткий послужной список..." (ранее  воспроизводился
в сокращении) письма Григорьева. Архив  Григорьева  не  сохранился,  до  нас
дошли лишь единичные рукописи; некоторые адресаты сберегли письма Григорьева
к ним. В. Н. Княжнин, подготовивший Материалы, к сожалению, небрежно отнесся
к публикации рукописей, воспроизвел их с ошибками; комментарии к тексту были
очень неполными.
     Наиболее авторитетное научное издание - Псс; единственный вышедший  том
(из предполагавшихся двенадцати) содержит из интересующей нас  области  лишь
основное мемуарное произведение  Григорьева  и  обстоятельные  примечания  к
нему.  Р.  В.  Иванов-Разумник,  составитель  Воспоминаний,  расширил   круг
текстов, включил почти все автобиографические произведения писателя, но тоже
проявил небрежность: допустил ошибки и пропуски в текстах, комментировал  их
весьма выборочно.
     Тексты настоящего издания печатаются  или  по  прижизненным  журнальным
публикациям, или по рукописям-автографам (совпадений нет: все  сохранившиеся
автографы публиковались посмертно), с исправлением явных опечаток  и  описок
(например, "Вадим  Нижегородский"  исправляется  на  "Вадим  Новгородский").
Исправления спорных и сомнительных случаев комментируются  в  "Примечаниях".
Конъектуры публикатора заключаются в угловые скобки; зачеркнутое самим авто-
ром воспроизводится в квадратных скобках.
     Орфография и пунктуация текстов  несколько  приближена  к  современным;
например,  не  сохраняется  архаическое  написание  слова,   если   оно   не
сказывается существенно на произношении (ройяль - рояль, охабка -  охапка  и
т. п.).
     Редакционные переводы иностранных слов и выражений даются в тексте  под
строкой, с указанием в скобках языка, с которого осуществляется перевод. Все
остальные подстрочные примечания принадлежат Ап. Григорьеву.
     Даты писем и событий в России приводятся  по  старому  стилю,  даты  за
рубежом - по новому.
     За  помощь  в  комментировании  музыкальных   произведений   выражается
глубокая благодарность А. А. Гозенпуду, в переводах французских текстов - Ю.
И. Ороховатскому, немецких - Л. Э. Найдич.
 
 

 
     Белинский - Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. I-XIII. М., изд-во  АН
СССР, 1953-1959.
     Воспоминания  -  Григорьев  Аполлон.  Воспоминания.  Ред.  и   коммент.
ИвановаРазумника. М.-Л., "Academia", 1930.
     Егоров  -  Письма  Ап.  Григорьева  к  М.  П.  Погодину  1857-1863  гг.
Публикация и комментарии Б. Ф. Егорова. - Учен. зап. Тартуского ун-та, 1975,
вып. 358, с. 336-354.
     ИРЛИ  -  рукописный  отдел  Института  русской   литературы   АН   СССР
(Ленинград).
     ЛБ - рукописный отдел Гос. Библиотеки СССР им. В. И. Ленина (Москва).
     Лит. критика -  Григорьев  Аполлон.  Литературная  критика.  М.,  "Худ.
лит.", 1967.
     Материалы - Аполлон Александрович Григорьев. Материалы  для  биографии.
Под ред. Влад. Княжнина. Пг., 1917.
     Полонский (следующая затем цифра означает столбец-колонку) -  Полонский
Я. П. Мои студенческие воспоминания. - "Ежемесячные литературные приложения"
к "Ниве", 1898, декабрь, стб. 641-688.
     Пcс - Григорьев Аполлон. Полн. собр. соч. и  писем.  Под  ред.  Василия
Спиридонова. Т. 1. Пг., 1918.
     ц. р. - цензурное разрешение.
     ЧБ - Григорьев Ап. Человек будущего.  М.,  "Универсальная  библиотека",
1916.
 
 
                      ПИСЬМО К ОТЦУ ОТ 23 ИЮЛЯ 1846 г. 
 
     Впервые: Материалы, с. 365-367. Автограф: ИРЛИ, 3883. XIII,  с,  1,  на
четырех листах тетрадного формата; старательно написанный беловик.
 
     1 ... с... Ксенофонтом Тимофеичем... - Лицо неустановленное,  очевидно,
кто-то из близких к Александру Ивановичу Григорьеву.
     2 Милановский Константин Соломонович - знакомый Г. по совместной  учебе
в Московском университете. Как установил  Г.  П.  Блок,  Милановский  учился
вместе с Фетом в 1838-1840  гг.  на  первом  и  втором  курсах  философского
факультета,  но  в  конце  второго  курса  сдал  лишь  экзамен  по   русской
словесности; в последующие годы данных о Милановском в  архиве  университета
нет; видимо, на этом закончилась его студенческая жизнь  (Блок  Г.  Рождение
поэта. Повесть о  молодости  Фета.  Л.,  1924,  с.  104).  Я.  П.  Полонский
вспоминал, что профессор словесности И. И. Давыдов  неожиданно  прочитал  на
своей лекции его (Полонского) стихотворение "Душа", а после лекции  в  толпе
студентов "некто Малиновский (так, - В. Е.), недоучившийся проповедник новых
философских идей Гегеля, а потому и влиятельный, стал стыдить и уличать меня
в подражании Кольцову" (Полонский, 644). Фет рассказал в своих воспоминаниях
о  сокурснике  Мариновском  (некоторые  фамилии  Фет  сознательно  изменил),
"весьма начитанном и слывшем не только за весьма умного человека, но даже за
масона", которому, однако, Фет не мог простить  грубый  обман:  однажды  тот
нагло пообедал на деньги Фета (Фет А. А. Ранние годы моей жизни.  М.,  1893,
с. 177-178). Затем Милановский оказывается в Петербурге, входит в круг В. Г.
Белинского, но быстро там разоблачается; Белинский писал  В.  П.  Боткину  9
декабря 1842 г.: "Г-н М. дал мне хороший урок - он гаже и  плюгавее,  чем  о
нем думает К" (Белинский, XII, 126). К. - очевидно,  Кавелин,  оставивший  в
воспоминаниях колоритный очерк о Милановском, который  "подкупил  Белинского
либеральными  фразами,  но  оказался  проходимцем  и  эксплуататором   чужих
карманов 
<..>
.  Белинский  приходил  в  ужас  от  того,  что  пускался  в
либеральные откровенности с таким господином, трусил, что он на  него  и  на
весь кружок донесет. Это не  помешало  ему  выгнать  Милановского  из  своей
квартиры с скандалом" (Кавелин К. Д. Собр. соч.,  т.  3.  СПб.,  1899,  стб.
1085). Приехавший в Петербург Г. в очень кризисную для  себя  пору  встретил
Милановского, как он писал Погодину в 1859 г.: "... некогда, в 1844  году  я
вызывал на распутий дьявола и получил его  на  другой  же  день  на  Невском
проспекте в особе Милановского" (наст, изд., с.  304);  Г.,  видимо,  быстро
оказался  в  руках  хитрого  и  умного  "масона",  чем   тот   беззастенчиво
воспользовался; об этом писал журналист И. В.  Павлов:  "А  года  через  два
(речь выше шла о 1843 г., - Б. Е.)  бедняга  попал  в  умственную  кабалу  к
известному тогда  проходимцу  Милановскому,  выдававшему  себя  чуть  не  за
Калиостро. К нему относится экспромт Некрасова, напечатанный в альманахе  "1
апреля":
 
                          Ходит он меланхолически, 
                          Одевается цинически 
                          И ворует артистически. 
 
     И вот на этого-то вора, архижулика, Аполлон Григорьев чуть не молился и
рабски повиновался ему во всем" (Учен. зап.  Тартуского  ун-та,  1963,  вып.
139, с. 344; исправлено по автографу). Осуждающе о  подчинении  Г.  "масону"
писал Полонскому Фет 30 июля 1848 г.: "Вот что значит ложное  направление  и
слабая воля. Милановского надобно  бы  как  редкость  посадить  в  клетку  и
сохранить для беспристрастного потомства. Впрочем, он только и мог  оседлать
такого сумасброда, как Григорьев" (Материалы, с. 338). Но Г. и сам  раскусил
характер Милановского и, как видно из письма к отцу, уже к середине 1846  г.
порвал с проходимцем.
     3 Дядя - Николай Иванович Григорьев.
     4 ... за это меня сделали извергом... - Смысл этой фразы непонятен.
Last-modified: Sat, 10 May 2003 06:18:15 GMT LITRA/GRIGORIEW/grigoriev1_10.txt



Реклама: