Фрэнк Херберт. Гнездостроители

----------------------------------------------------------------------- Авт.сб. "Досадийский эксперимент". М., "Сигма-пресс", 1996. OCR & spellcheck by HarryFan, 10 January 2001 ----------------------------------------------------------------------- Жил некогда слорин с односложным именем. Верят, что он сказал: "Для каждого из нас свое место, и каждый из нас на своем месте". Народное сказание племени Корабля-Сеятеля В слорине, пославшем своего единственного отпрыска, необученного и неиспытанного юнца, на такую потенциально опасную миссию, как эта, должна быть толика безумия, сказал себе Смег. Логическое обоснование его решения было ясным: ядро колонии должно сохранять своих старших ради их обширной памяти. Самому младшему в группе было логично вызваться добровольцем на этот риск. Пока... Смег усилием воли выбросил подобные мысли из головы. Они ослабляли его. Он сосредоточился на управлении серым ведомственным "плимутом", который был заказан в правительственном гараже столицы государства. Машина требовала значительного внимания. "Плимуту" было только два года, но дороги из красного кирпича с глубокими выбоинами сделали его по крайней мере вчетверо старшим. Все части его болтались. Пока он преодолевал изрытый колеями склон и спереди, и сзади машины, доносились разнообразные скрипы. Дорога привела в тенистое ущелье, почти лишенное растительности, и пересекла дребезжащий настил деревянного моста, соединявшего берега сухого русла ручья. Машина вскарабкалась на другую сторону через древние овраги, миновала зону чахлого кустарника и выбралась на ровное место, которое пересекла за два часа. Смег рискнул посмотреть на молчаливо сидящего Рика, своего отпрыска. Юноша вышел из стадии куколки со сносным человеческим обликом. Нет сомнений, что в следующий раз у Рика получится лучше - если, конечно, у него будет возможность. Но он полностью уложился в семидесятипятипроцентный предел точности, установленный для себя слоринами. Было установленным фактом, что натренированные чувства видят то, что они ДУМАЮТ, что видят. Сознание склонно восполнять недостающие элементы. Подталкивание со стороны мыслеоблака слоринов, разумеется, помогало, но это несло свои опасности. Сознание, получившее толчок, иногда развивало свои собственные силы - с ужасающими результатами. Слорины давно научились полагаться на направленную передачу узкого мысленного луча и располагаться в сеть, ограниченную довольно коротким радиусом действия луча. Однако Рик не упустил ничего существенного для человеческой внешности. У него было мягкое тонкое лицо с трудно запоминающимися чертами. В глазах его была прозрачная ласковость, заставлявшая человеческих самок отбрасывать всякие подозрения, а самцов - ревниво прыгать. Волосы у Рика были грубыми, но приемлемо черными. Плечи были чуть высоки, а грудная клетка слишком широка, но общий эффект не вызывал лишних вопросов. Это был очень важный момент: никаких придирчивых вопросов. Смег позволил себе молча вздохнуть. Его собственная форма - этакий правительственный чиновник средних лет с сединой на висках, слегка полноватый и сутулый, со слабыми глазами за стеклами очков в золотой оправе - был более традиционен для слоринов. "Жить на обочинах, - подумал Смег. - Не привлекать никакого внимания". Иными словами, не делать того, что они делают сегодня. Сознание опасности принудило Смега к чрезвычайному контакту с этим телом, сформированным его пластичными генами. Это было хорошее тело, достаточно близкая копия, чтобы скрещиваться с туземцами. Сейчас Смег ощущал его изнутри, как оно было, тонкий слой новизны, натянутый поверх древней субстанции слорина. Оно было хорошо знакомо и в тоже время беспокояще незнакомо. "Я Самакторокселансмег, - напомнил он себе. - Я семисложный слорин, каждое дополнение к моему имени - это честь для моей семьи. Клянусь куколкой моего студнепредка, на произнесение имени которого требуется четырнадцать тысяч ударов сердца, я не потерплю неудачи!" Вот! Это тот дух, что нужен ему - вечный скиталец, временно связанный, но все же не знающий границ. - Если ты хочешь плыть, ты должен войти в воду, - прошептал Смег. - Ты что-то сказал, па? - спросил Рик. Ах, это очень хорошо, подумал Смег. Па - непринужденное разговорное словечко. - Я готовлюсь к "божьему суду", так сказать, - ответил Смег. - Через несколько минут мы должны разделиться. - Он кивнул вперед, где над горизонтом начал подниматься горб города. - Думаю, мне следует прямо войти и начать спрашивать про шерифа, - предложил Рик. Смег сделал резкий вдох, жест удивления, соответствующий этому телу. - Сначала разведай ситуацию, - сказал он. Смег все более и более начинал сомневаться в мудрости решения послать туда Рика. Опасно, чертовски опасно. Рика могут необратимо убить, разрушить вдали от способной восстановить его куколки. Хуже того, его могли разоблачить. Это была реальная опасность. Дайте аборигенам знать, с чем бороться, и они разработают чрезвычайно эффективные методы. Память слоринов хранит множество ужасных историй в подтверждение этого факта. - Слорин должен оставаться готовым принять любую форму, приспособиться к любой ситуации, - сказал Рик. - Это так? Рик высказал совершенную аксиому, подумал Смег, но действительно ли он ее понял? Как он мог это сделать? У Рика пока нет полного контроля над поведенческими шаблонами, которые приходят вместе с этой специфической телесной формой. Смег опять вздохнул. Если бы только они спасли инфильтрационную команду, незаменимых специалистов. Мысли, подобные этой, всегда вызывали еще более тревожащий вопрос: СПАСЛИ ИХ ОТ ЧЕГО? До неизвестного бедствия на Корабле-Сеятеле было пятьсот куколок. Теперь было четверо прародителей и один новый отпрыск, созданный на этой планете. Они были потерпевшими крушение, не знающими даже природы того действия, что заставило их бежать через пустоту на спасательной капсуле с минимальной защитой. Четверо из них появились из капсулы в виде базисных слориновских полиморфов и обнаружили, что находятся в темноте посреди степного ландшафта со скалами и деревьями. К утру там появились четыре новых дерева - наблюдающих, слушающих, сравнивающих с воспоминаниями, накопленными за промежуток времени, достаточный, чтобы биллионы подобных планет могли развиться и умереть. Капсула выбрала отличный участок для приземления: ни одной чувствующей структуры поблизости. Слорины теперь знали местное название района - Центральная Британская Колумбия. Это было место неизвестных опасностей, чья химия и организация требовали самой тщательной проверки. Спустя некоторое время с гор спустились четыре черных медведя. Приблизившись к цивилизации, они спрятались и наблюдали - слушали, всегда только слушали, никак не решаясь использовать мыслеоблако. Кто знает, какими ментальными силами могли обладать аборигены? В спрятанной среди кустарников пещере из куколок слоринов вылупились четверо охотников в грубой одежде. Охотники были проверены и усовершенствованы. Наконец охотники рассеялись. Слорины всегда рассеивались. - Когда мы покидали Вашингтон, ты сказал что-то насчет возможности ловушки, - нарушил молчание Рик. - Не думаешь ли ты на самом деле... - В некоторых мирах слорины были демаскированы, - сказал Смег. - Аборигены разработали ситуационные защитные приспособления. Это имеет некоторые характеристики подобной ловушки. - Тогда к чему это расследование? Почему бы не предоставить событиям идти своим чередом, пока мы не станем сильнее? - Рик! - Смег содрогнулся от грандиозного невежества юноши. - Может, и другие капсулы спаслись, - сказал он. - Но если там действительно слорин, то ведет он себя как последний дурак. - Тем больше причин для расследования. Здесь может оказаться поврежденная куколка, некто, утративший часть родовой памяти. Возможно, он не знает, как себя вести и руководствуется инстинктами. - Тогда почему бы не остаться за пределами города и не прозондировать лишь чуть-чуть мыслеоблаком? "Рику эту работу доверять нельзя, - подумал Смег. - Он слишком неподготовлен, слишком полон юношеского желания поиграть мыслеоблаком". - Ну почему? - повторил Рик. Смег остановил машину на обочине грязной дороги и открыл окно. Становилось жарко - до полудня осталось около часа. Пейзаж представлял собой сильно изрезанную плоскость, отмеченную редкой растительностью и группой зданий где-то в двух милях впереди. По обеим сторонам дороги выстроились полуразвалившиеся заборы. Низкие кусты хлопчатника справа выдавали присутствие сухого русла. Два чахлых дуба обеспечивали тенью нескольких молодых волов. Вдали, на границе пустоши, угадывались укрытые дымкой холмы. - Ты попробуешь то, что я предложил? - спросил Рик. - Нет. - Тогда почему мы стоим? Ты едешь только сюда? - Нет, - вздохнул Смег. - Это ТЫ едешь только сюда. Я изменил план. Ты будешь ждать. В деревню пойду я. - Но я моложе. Я... - А я твой командир здесь. - Остальным это не понравится. Они сказали... - Остальные поймут мое решение. - Но закон слоринов гласит... - Не цитируй мне закон слоринов! - Но... - Ты будешь учить своего деда, как придавать форму куколке? - покачал головой Смег. Рик должен научиться контролировать гнев, присущий этому телу. - Предел закона есть предел принуждения - реальный предел организованного общества. Мы не являемся организованным обществом. Мы - два слорина, одинокие, отрезанные от нашей жалкой сети. Одинокие! Два слорина с совершенно несоизмеримыми возможностями. Ты способен отнести сообщение. Я не считаю, что ты в состоянии принять вызов в этой деревне. Смег потянулся и открыл дверцу. - Это окончательное решение? - спросил Рик. - Да. Ты знаешь, что делать? - Я беру свое снаряжение из багажника и разыгрываю роль почвоведа из Департамента сельского хозяйства, - холодно проговорил Рик. - Не РОЛЬ, Рик. Ты и ЕСТЬ почвовед. - Но... - Ты будешь делать настоящие проверки, которые войдут в настоящий доклад и будут посланы в настоящую, реально функционирующую контору. В случае несчастья ты примешь мою форму и заступишь на мое место. - Я понимаю. - Я на самом деле надеюсь на тебя. Тем временем ты пойдешь через это поле. Там сухое русло. Видишь те кусты хлопчатника? - Я определил характеристики этого ландшафта. - Отлично. Не отклоняйся. Помни, что ты отпрыск Смега. Чтобы произнести имя твоего студнепредка, требуется четырнадцать тысяч ударов сердца. Живи с гордостью. - Предполагалось, что туда пойду я, приму этот риск... - И тут риск, и там риск. Помни, делай настоящие проверки для настоящего доклада. Никогда не изменяй своему месту. Когда сделаешь проверки, отыщи в том русле место, чтобы спрятаться. Закопайся и жди. Все время слушай узкий луч. Все, что ты должен делать - это слушать. В случае несчастья ты должен отправить сообщение остальным. В снаряжении есть собачий ошейник с поводком и табличкой с обещанием награды и адресом нашего чикагского гнезда. Ты знаком с формой гончей? - Я знаю план, па. Рик выскользнул из машины. Он вытащил из багажника тяжелую черную сумку, закрыл дверцу и посмотрел на родителя. Смег перегнулся через сиденье и открыл окно. Оно печально скрипнуло. - Удачи, па, - сказал Рик. Смег сглотнул. Это тело несло бремя привязанности к своему отпрыску, гораздо более сильное, чем любой в предыдущем опыте слорина. Он задумался, что чувствует отпрыск к родителю и попытался прозондировать свои собственные чувства к тому, кто его создал, обучил и запечатал куколку в Корабле-Сеятеле. Чувства потери не было. В каком-то смысле он и БЫЛ родителем. Однако, когда различные впечатления меняли его, Смег должен был бы становиться все более и более личностью. К его имени прибавлялись бы слоги. Возможно, в один прекрасный день он может почувствовать потребность в воссоединении. - Не теряй хладнокровия, па, - сказал Рик. - Боги слоринов не имеют формы, - ответил Смег. Он закрыл окно и выпрямился за рулем. Рик повернулся и побрел через поле к хлопчатнику. Его продвижение отмечало низкое облако пыли. Он легко нес сумку в правой руке. Смег привел машину в движение, сосредоточившись на управлении. Этот последний образ Рика, сильного и послушного, пронзил его нежданными эмоциями. Слорин разлучается, сказал он себе. Разлучаться естественно для слорина. Отпрыск - это просто отпрыск. Ему на ум пришла молитва слоринов. "Господи, дай мне владеть этим моментом без сожалений и, утратив его, обрести навек". Молитва помогла, но Смег все еще ощущал тяжесть расставания. Он уставился на запущенное здание в городе, что был его целью. Кто-то в этом скопище строений, куда въезжал сейчас Смег, не усвоил основной урок слоринов: "Жизнь имеет резон; слорин должен жить так, чтобы не уничтожать этот резон". Сдержанность - вот ключ. В направлении центра городка в пыльном солнечном сиянии стоял человек - одинокий человек возле грязной дороги, беспрепятственно убегающей к далекому горизонту. На мгновение у Смега возникло ощущение, что это не человек, а опасный, облаченный в иную форму враг, встречавшийся ему прежде. Ощущение прошло, когда Смег остановил машину неподалеку. Это был американский крестьянин, сообразил Смег, - высокий, тощий, одетый в вылинявший от стирки голубой полукомбинезон, грязную коричневую рубашку и теннисные туфли. Туфли разлезлись на части, демонстрируя голые пальцы. Зеленая малярская шапочка с пластиковым козырьком безуспешно пыталась прикрыть его желтые волосы. Ободок козырька был треснувший. С него свисала бахрома драной окантовки, колыхавшаяся, когда мужчина шевелил головой. Смег высунулся из окна машины и улыбнулся: - Привет. - Привет. Слух Смега, тренированный биллионами подобных встреч, уловил в голосе мужчины ксенофобию и нежелание идти на соглашение в войне. - Городок-то довольно тихий, - сказал Смег. - Угу. Чисто человеческая речь, решил Смег. Он позволил себе несколько расслабиться и спросил: - Тут вообще случается что-то необычное? - Ты из правительства? - Правильно, - Смег провел по служебной эмблеме на дверце. - Департамент сельского хозяйства. - Значит, ты не часть правительственного заговора? - Заговора? - Смег изучал мужчину в поисках ключа к скрытому смыслу. Не был ли это один из тех южных городков, где все, идущее от правительства, просто обязано было быть коммунистическим? - Полагаю, что нет, - сказал мужчина. - Разумеется, нет. - А ты это всерьез спрашивал... насчет... случаются ли необычные вещи? - Я... да. - Это смотря что называть необычным. - А что ВЫ называете необычным? - решился спросить Смег. - Так прямо не скажу. А ты? Смег нахмурился и высунулся из окна, оглядел улицу, изучая каждую деталь: собака, что-то вынюхивающая под крыльцом здания с вывеской "Главный склад", настороженная чернота окон. В них там и сям колышутся занавески, выдавая, что кто-то выглядывает наружу. Отсутствующие доски в боковой стене заправочной станции позади склада, один ржавый насос с пустой стеклянной камерой. Все в городке говорило о навеянной жарой дремоте... И все же это было не так. Смег чувствовал напряжение, мимолетные эмоциональные завихрения, раздражающие его высоковосприимчивые чувства. Он надеялся, что Рик уже в укрытии и слушает. - Это Вейдвилл, не так ли? - спросил Смег. - Угу. Раньше был столицей графства, до войны. Он говорит о войне. Между Штатами, сообразил Смег, припомнив изучение местной истории. Слорины, по обыкновению, использовали каждую свободную минуту, чтобы усваивать историю, мифологию, искусство, литературу, науку. Никогда не знаешь, какая информация окажется ценной. - Слышал вообще про кого-нибудь, кто может забраться прямо в твою голову? - спросил мужчина. Смег преодолел первый шок и искал теперь подходящую ответную реакцию. Смешливое недоверие, решил он, и ухитрился слегка хихикнуть. - Это и есть ваша необычная вещь? - Не то чтобы да и не то чтобы нет. - Тогда зачем вы спрашиваете? - Смег знал, что голос его сейчас звучит, как звук мнущейся бумаги. Он втянул голову обратно в тень салона машины. - Да мне любопытно, а не охотишься ли ты на телепата? Мужчина повернулся и отхаркнул табачную жвачку в грязь слева от себя. Налетевший порыв ветра подхватил слюну и украсил ею крыло машины Смега. - А, черт! - сказал мужчина. Он извлек грязный желтый носовой платок и, опустившись на колени, потер им крыло машины. Смег высунулся наружу и озадаченно наблюдал за этим спектаклем. Ответы мужчины, смутные намеки на ментальные силы - они сбивали с толку, не соответствуя примерам из предыдущего опыта слоринов. - У вас в округе появился кто-то, заявляющий, что он телепат? - спросил Смег. - Даже не скажу. - Мужчина встал, всматриваясь в Смега. - Ты уж извини за это. Ветер, знаешь. Нечаянно. Я не хотел. - Конечно. - Надеюсь, ты не скажешь шерифу. Я все уже с твоей машины вычистил. И не скажешь, где попал. Смег понял, что в голосе мужчины слышалась определенная нотка страха. Он устремил на этого американского селянина прищуренный изучающий взгляд. ШЕРИФ, он сказал. Неужели это будет так легко? Смег задумался над тем, как извлечь выгоду из этой возможности. Шериф. Это попахивало мистикой, с которой следовало бы разобраться. Поскольку молчание затягивалось, мужчина сказал: - Всю ее вычистил. Можешь вылезти и сам посмотреть. - Я уверен, что вы все сделали, мир... ээээ... - Пэйр. Джошуа Пэйр. Большинство зовут меня просто Джош, по моему первому имени, Джошуа Пэйр. - Рад был с вами повстречаться, мистер Пэйр. - Меня зовут Смег, Генри Смег. - Смег, - задумчиво произнес Пэйр. - Я не уверен, что вообще слышал такое имя раньше. - Обычно оно намного длиннее, - сказал Смег. - Венгерское. - А. - Мне любопытно, мистер Пэйнтер, почему вы боитесь, что я расскажу шерифу про то, как ветер сдул немного табачного сока на мою машину? - Никогда нельзя сказать, как иные ребята на это посмотрят, - сказал Пэйр. Он осмотрел машину от бампера до бампера и перевел взгляд обратно на Смега. - Ты правительственный человек, эта машина и все такое, я и решил, что уж лучше поговорить, как один здравомыслящий человек с другим. - У вас в округе были неприятности с правительственными людьми, так? - Большинство правительственных людей здесь радости не вызывают. Но шериф, он не позволяет нам ничего с этим поделать. Шериф - главный человек, иногда самый главный человек, и он заполучил мою Бартон. - Вашу бартон, - сказал Смег, отступая обратно в машину, чтобы скрыть свое недоумение. Бартон? Это был совершенно новый термин. Странно, что никто не сталкивался с ним ранее. Изучение языков и диалектов было уже по большей части завершено. Смег начал испытывать беспокойство по поводу беседы с этим Пэйнтером в целом. Беседа никогда не была по-настоящему под контролем. Он задумался, а понял ли он из нее хоть что-нибудь? Смег испытывал страстное желание рискнуть провести зондирование мыслеоблаком, подтолкнуть мотивы этого человека, заставить его ЗАХОТЕТЬ объяснить. - Ты один из тех ребят-инспекторов, что уже бывали у нас? - спросил Пэйр. - Можно и так сказать, - ответил Смег. Он расправил плечи. - Я бы хотел прогуляться и посмотреть на ваш город, мистер Пэйр. Могу я оставить здесь машину? - Да она вроде никому не мешает, как я вижу, - сказал Пэйр. Он ухитрялся выглядеть одновременно и заинтересованным, и незаинтересованным вопросом Смега. Взгляд его рыскал по сторонам - на машину, на дорогу, на дом за живой изгородью из бирючины. - Прекрасно, - произнес Смег. Он выбрался наружу, захлопнул дверцу и сунул руку в заднее окно за шляпой с плоской тульей в западном стиле, предпочитаемой им в здешних краях. Она помогала ломать некоторые барьеры. - Ты бумажки свои не забыл? - спросил Пэйр. - Бумажки? - Смег повернулся и взглянул на мужчину. - Ну те бумажки, набитые вопросами, что ваша правительственная публика нам всем задает? - А, - Смег покачал головой. - Сегодня про бумажки можно забыть. - Так ты просто пошляешься по округе? - спросил Пэйр. - Именно так. - Ну, некоторые с тобой поболтают, - сказал Пэйр. - Тут у нас каких только типов нет. - Он отвернулся и зашагал прочь. - Пожалуйста, еще минуточку, - сказал Смег. Пэйнтер остановился, словно налетел на барьер, и проговорил, не оборачиваясь: - Тебе что-то надо? - Куда вы направляетесь, мистер Пэйнтер? - Да просто по дороге. - Я... эээ, надеялся, что вы меня проводите, - сказал Смег. - Разумеется, если вы не слишком заняты. Пэйнтер повернулся и уставился на него. - Проводить? В Вейдвилл? - Он посмотрел вокруг, потом снова на Смега. На его губах проступила слабая улыбка. - Ну, где мне найти вашего шерифа, например? - спросил Смег. Улыбка исчезла. - А на что он тебе? - Шериф обычно в курсе всех дел в районе. - Ты уверен, что действительно хочешь его видеть? - Уверен. Где его контора? - Ну, мистер Смег... - Пэйнтер поколебался, потом сказал: - Его контора прямо здесь за углом, рядом с банком. - Не могли бы вы мне ее показать? - Смег двинулся вперед, из-под его ног клубилась уличная пыль. - За каким углом? - Это здесь, - Пэйнтер указал на здание из камня слева от себя. За ним тянулся заросший сорняками переулок. В переулок выступал угол деревянного крыльца этого здания. Смег шагал позади Пэйнтера, вглядываясь в переулок. Посередине и по обеим сторонам росли пучки травы, повсюду тянулись стелющиеся побеги. Смег засомневался, проезжал ли этим путем колесный транспорт в последние два года, а может быть, и дольше. Его внимание привлек ряд предметов на крыльце. Он подошел поближе, изучил их и повернулся к Пэйнтеру. - Для чего все эти сумки и пакеты на крыльце? - Эти? - Пэйнтер подошел к Смегу, постоял минуту, поджав губы и устремив взгляд куда-то позади крыльца. - Ну, и что это? - нажимал Смег. - Это банк тут, - сказал Пэйр. - А это ночные вклады. Смег обернулся к крыльцу. Ночные вклады? Бумажные сумки и тряпичные мешки, оставленные под открытым небом? - Люди оставляют их тут, ежели банк не открыт, - сказал Пэйр. - Банк сегодня немного припозднился открыться. Шериф загнал их просматривать книги прошлым вечером. "Шериф проверяет банковские книги?" - недоумевал Смег. Он надеялся, что Рик ничего из этого не упустил и сможет точно повторить... просто на всякий случай. Ситуация оказалась здесь более странной, чем указывали доклады. Смегу вообще не нравилось это место. - Это для удобства людей, кому надо рано вставать, и тем, кто собирает их деньги ночью, - объяснил Пэйр. - Их просто оставляют прямо на улице? - спросил Смег. - Угу. Это называется "ночной депозит". Людям не нужно приходить, когда... - Я знаю, как это называется! Но... прямо вот так, на улице... без охраны? - Банк не открывается до десяти тридцати, как правило, - сказал Пэйр. - Даже позже, когда шериф забирает их на ночь. - Есть же охрана, разве не так? - Охрана? А на что нам охрана? Шериф говорит, оставляйте эти штуки здесь, их и оставляют. "Снова шериф", - подумал Смег. - А кто... эээ, вкладывает деньги подобным образом? - спросил он. - Я же сказал: люди, которым рано вставать и... - Но КТО эти люди? - А. Ну, мой кузен Реб: у него заправка у развилки. Мистер Силвей с главного склада. Некоторые фермеры возвращаются из города поздно, с кучей наличных. Народ, что работает за границей округа на фабрике в Эндерсоне, когда они поздно получают зарплату по пятницам. Народ вроде этого. - Они просто... оставляют свои деньги на крыльце? - А почему бы и нет? - Бог знает, - прошептал Смег. - Шериф говорит не трогать, что ж - никто и не трогает. Смег огляделся, ощущая странность этой заросшей улочки с распахнутым настежь ночным депозитарием, защищенным лишь приказом шерифа. Кто такой этот шериф? ЧТО ТАКОЕ этот шериф? - Не похоже, чтобы в Вэйдвилле было много денег, - сказал Смег. - Заправочная станция, там, на главной улице, выглядит так, будто там прошелся ураган. Большинство прочих зданий... - Заправка закрыта, - пояснил Пэйр. - Если тебе нужно заправиться, просто выезжай к развилке, где мой кузен Реб... - Заправка прогорела? - спросил Смег. - Вроде того. - Вроде чего? - Шериф, он ее закрыл. - Почему? - Пожарная опасность. Шериф, он однажды прочел Указ о пожарах штата. На следующий день он велел старине Джеймисону выкопать резервуары с горючим и увезти их прочь. Они были больно старые и ржавые, недостаточно глубоко закопаны в землю, и на них не было бетона. Ну и потом, здание было слишком старое, деревянное и промасленное. - Шериф приказал сделать это... просто вот так? - Смег щелкнул пальцами. - Угу. Сказал, что придется снести эту заправку. Старина Джеймисон, конечно, бушевал. - Но раз шериф велел сделать, это сделали? - спросил Смег. - Угу. Джеймисон разобрал ее - по доске в день. А шериф, кажись, и внимания не обращал, что Джеймисон снимает по одной доске в день. Смег покачал головой. По доске в день. Что это значит? Отсутствие здорового чувства времени? Он оглянулся назад, на ночные вклады на крыльце и спросил: - И давно люди вкладывают свои деньги подобным образом? - Да где-то через неделю или вроде того, как прибыл шериф. - А это давно было? - Аааа... четыре, пять лет тому, может быть. Смег кивнул сам себе. Его маленькая группа слоринов находилась на планете чуть больше пяти лет. Это может быть... Это может быть... Он нахмурился. Но что, если нет? С главной улицы позади Смега послышался неясный звук тяжелых шагов. Он повернулся и увидел проходящего там высокого толстого мужчину. Тот с любопытством взглянул на Смега и кивнул Пэйнтеру. - Доброе утро, Джош, - сказал толстяк. У него был громкий голос. - Доброе утро, Джим, - ответил Пэйр. Толстяк обошел "плимут", прочитал, поколебавшись, надпись на дверце машины, снова взглянул на Пэйнтера и отправился дальше по улице и с их глаз. - Это был Джим, - сказал Пэйр. - Сосед? - Угу. Снова был у вдовы Мак-Нарби... всю эту чертову ночь. Шериф будет очень недоволен, уж поверь мне. - Он и за вашей моралью присматривает? - За моралью? - Пэйнтер почесал в затылке. - Так прямо не скажу, чтобы он присматривал. - Тогда почему б ему быть против, что... Джим... - Шериф, он говорит, что брать то, что тебе не принадлежит, - это грех и преступление, а давать - это благодеяние. Джим, тот шерифу возразил, что он-то как раз и ходит к вдове давать, так что... - Пэйнтер пожал плечами. - Значит, шерифа можно убедить? - Кое-кто, кажись, так и думает. - А вы нет? - Он заставил Джима бросить пить и курить. Смег энергично покачал головой, размышляя, правильно ли он расслышал. Беседа вертелась вокруг, казалось, несущественных моментов. Он поправил поля своей шляпы и посмотрел на свою руку. Это была хорошая рука, не отличимая от человеческого оригинала. - Курить и пить? - переспросил он. - Угу. - Но почему? - Сказал, если Джим берет на себя новые обязательства, вроде вдовы, то не может совершать самоубийства - даже медленного. Смег уставился на Пэйнтера, а внимание того, казалось, поглотила какая-то несуществующая точка в небе. Немного погодя Смег выдавил: - Это самое причудливое толкование закона, какое я когда-либо слышал. - Смотри, чтобы этого не услышал от тебя шериф. - Быстро гневается, а? - Не сказал бы. - А ЧТО бы вы сказали? - То же, что и Джиму: шериф присматривает за тобой, вот так. Придерживайся правил. Пока шериф за тобой присматривает, это еще не так плохо. Вот когда он тебя увидит - это конец. - За вами шериф тоже присматривает, мистер Пэйнтер? Пэйнтер потряс в воздухе сжатым кулаком. Рот его перекосила гримаса ярости. Выражение это постепенно исчезло. Вскоре, окончательно успокоившись, он вздохнул. - Совсем плохо, а? - спросил Смег. - Чертов заговор, - проворчал Пэйр. - Правительство сует свой нос туда, где его не касается. - А? - Смег пристально наблюдал за крестьянином, чувствуя, что они наконец вступили на плодотворный путь. - Что... - Чертова тысяча галлонов в год! - взорвался Пэйр. - Ох, - сказал Смег. Он облизал губы, жест, как он выяснил, обозначающий человеческую неуверенность. - И плевать, даже если ты участвуешь в заговоре, - продолжал бушевать Пэйр. - Мне ты уже ничего не можешь сделать. - Поверьте, мистер Пэйнтер, у меня нет намерений... - Я делал немного самогона, когда людям надо было. По меньшей мере, тысячу галлонов в год... почти. Не больно много, учитывая, какого размера кое-какие перегонные кубы по ту сторону Эндерсона. Но это же за границей! Другой округ! Того, что я делал, людям в округе хватало. - Шериф это прекратил? - Заставил меня разрушить перегонный куб. - Заставил ВАС разрушить перегонный куб? - Угу. Вот тогда он и заполучил мою Бартон. - Вашу... эээ... бартон? - отважился спросить Смег. - Прямо из-под носа у Лилли, - проворчал Пэйр. Ноздри у него раздувались, глаза сверкали. Ярость проступала в каждой черте лица. Смег огляделся, изучая пустые окна и дверные проемы. Во имя всех фурий слоринов, что такое бартон? - Кажется, ваш шериф весьма точно придерживается закона, - рискнул Смег. - Ха! - Никакого питья, - сказал Смег. - Никакого курения. Он строг с лихачами? - С лихачами? - Пэйнтер свирепо посмотрел на Смега. - А ну-ка скажи, на чем это нам лихачить, мистер Смег? - У вас тут что, нет машин? - Если бы заправка у кузена Реба была не на развилке, где он принимает транспорт из города, то он бы уже давно прогорел. Штат принял закон - машина должна останавливаться на чертовой уйме светофоров. Должны быть дворники. Должны быть покрышки с определенной глубиной протектора. Нужно водить абсолютно правильно. Машина не соответствует этим делам, значит это УТИЛЬ! Утиль! Шериф, он заставляет тебя продавать машину в утиль! В Вэйдвилле разве что двое-трое ребят могут себе позволить машину со всеми этими штучками. - Похоже, он весьма строг, - заметил Смег. - Бродячий святоша, торгующий библиями, с адским пламенем в очах и то лучше. Говорю тебе, если бы не моя Бартон у шерифа, давно бы отсюда сбежал. Взбунтовался бы, как в шестьдесят первом. И с остальным народом тут то же самое... с большинством. - У него ваши... эээ, бартоны? - спросил Смег, склонив голову набок в ожидании. Пэйнтер обдумывал это с минуту, потом ответил: - Ну... фигурально говоря, можно и так это назвать. Смег нахмурился. Рискнуть ли спросить, что такое бартон? Нет! Это может показать слишком большое невежество. Он страстно жаждал настоящей сети слоринов, слившихся детальных воспоминаний, где слорины странствовали в пределах узкой полосы частот, готовые транслировать вопросы, проверять гипотезы, выдвигать предложения. Но Смег был один, если не считать неопытного отпрыска, спрятавшегося где-то там, за полями. Впрочем, возможно, что Рик знает это слово. Смег отважился на слабый вопросительный импульс. Ответная реакция Рика была слишком уж громкой: - Отрицательно. Так что и Рику это слово незнакомо. Смег изучал Пэйнтера в поисках признака того, что человек заметил обмен в узкой полосе. Ничего. Смег сглотнул, естественная реакция страха, отмеченная им в этом теле, и решил предпринять более решительные шаги. - Вам никто не говорил, что у вас самый необычный шериф? - спросил он. - Те ребята-инспектора из правительства, они так говорили. Притащились со всеми этими бумажками и всеми этими вопросами, мол, они интересуются уровнем преступности у нас. Сказали, что не нашли преступности в округе Вэйд. Думали, они нам что-то новое сказали! - Это я просто про вас слышал, - попытал счастья Смег. - Нет преступности. - Ха! - Но должна же быть хоть какая-то преступность? - Не стало самогона, - проворчал Пэйр. - Не стало грабежей и воровства, никаких азартныхр. Не стало пьяных водителей, ну, разве что прикатят откуда-нибудь еще и потом горько жалеют, что катались в пьяном виде по округу Вэйд. Не стало, как это в городе говорят, малолетних правонарушителей. Не стало парней с патентованными средствами. Не стало ничего. - У вас должно быть страшно переполнена тюрьма, однако? - Тюрьма? - Ну, все эти преступники, задержанные вашим шерифом. - Ха! Шериф не бросает людей в тюрьму, мистер Смег. Ну, разве что тех, что из-за границы округа, если им нужно проспаться после небольшой попойки, пока не протрезвеют достаточно, чтобы заплатить штраф. - А? - Смег уставился на пустую главную улицу, припомнив толстяка Джима. - Местным жителям он дает чуть больше свободы? Как вашему другу Джиму? - Я же говорю, он просто направляет Джима в нужную сторону. - Что вы имеете в виду? - Вдова очень скоро захочет семейной жизни. Будет быстрая свадьба, младенец. И Джим будет точь-в-точь, как все остальные. Смег кивнул, как будто что-то понял. Это было похоже на завлекшие его сюда сообщения... но и не похоже. Пэйнтеровых "ребят-инспекторов" Вэйдвилл и округ Вэйд позабавили, так позабавили, что даже их строгая официальность не смогла этого скрыть. В таком развеселом настроении они и описали район - "чисто местный феномен", крутой шериф - южанин. Смега это не забавляло. Он медленно вышел на главную улицу, оглянулся на дорогу, по которой приехал. Рик был где-то там, прислушиваясь... ожидая. Что же принесет им ожидание? Внимание Смега привлекло заброшенное здание дальше по улице. Где-то внутри него скрипела дверь, в ритме порывов ветра, гонявших пыль по дороге. Со здания свисала на рваной растяжке вывеска "САЛУН". Вывеска раскачивалась на ветру, то частично скрываясь за навесом крыльца, то снова появляясь: "ЛУН"... "САЛУН"... "ЛУН"... "САЛУН"... Смег подумал, что тайна Вэйдвилла похожа на эту вывеску. Тайна двигалась и изменялась, становясь то одним, то другим. Смег задумался, а сможет ли он удержать тайну в покое достаточно долго, чтобы изучить и понять. Мечты его прервало далекое завывание. Оно становилось громче: сирены. - А вот и он, - сказал Пэйр. Смег взглянул на Пэйнтера. Крестьянин стоял рядом с ним, свирепо глядя в направлении сирены. - Это уж точно он, - проворчал Пэйр. Теперь сирене аккомпанировал другой звук - голодное урчание мощного двигателя. Смег посмотрел в сторону этого звука и увидел облако пыли, сквозь которое смутно просвечивало что-то красное. - Па! Па! - Это был Рик на узкой волне. Еще до того, как Смег смог послать вопрошающую мысль, он почувствовал это - нарастающее давление мыслеоблака, столь мощного, что слорин пошатнулся. Пэйнтер схватил его за руку, пытаясь найти опору. - Вот так он и достал некоторых в первый раз, - сказал крестьянин. Смег собрался, высвободил руку и застыл, дрожа. Еще один слорин! Это должен быть еще один слорин. Но глупец транслирует сигнал, приводящий всех в состояние хаоса. Смег посмотрел на Пэйнтера. У местных есть потенциал - это установила его собственная группа слоринов. Повезло ли им здесь? Было ли местное племя нечувствительным? Но ведь Пэйнтер говорил, что это захватило некоторых людей в первый раз. Он говорил о телепатах. Что-то очень неладно в Вэйдвилле... А мыслеоблако окутывало его, словно серый туман. Смег собрал всю свою ментальную энергию и с трудом освободился от контролирующей силы. Теперь он ощущал, что стоит, подобно островку ясности и спокойствия в сердцевине этого ментального урагана. Теперь повсюду раздавались резкие звуки - поднимались оконные ставни, хлопали двери. Начали появляться люди. Они стояли вдоль улицы с выражением угрюмого предчувствия и сердитой настороженности в глазах. Смег подумал, что все они на первый взгляд - приличные люди, но в них была какая-то схожесть, которую он не мог толком определить. Это было что-то в их неряшливом, пришибленном виде. - Сейчас ты увидишь шерифа, - сказал Пэйр. - Это уж точно. Смег обратил лицо к приближающемуся грохоту двигателя и сирены. Из облака пыли показалась красная пожарная машина с молодой блондинкой в зеленом трико, восседающей на капоте. Машина пронеслась по улице в сторону узкого прохода, где Смег припарковал свой автомобиль. За рулем сидел смуглокожий мужчина в белом костюме, синей рубашке и белой десятигаллоновой шляпе. На его груди блестела золотая звезда. Он вцепился в рулевое колесо, словно гонщик, опустив голову и глядя прямо перед собой. Смег, свободный от мыслеоблака, видел водителя таким, каким тот был на самом деле. Это был слорин. Все еще в полиморфной стадии, форма приближена к человеческой... но недостаточно хорошо... вообще недостаточно. Около тридцати детей теснились вокруг водителя. Они пристроились на сиденьях машины, облепили борта и лестницы наверху. Въехав в деревню, вся ватага начала вопить и верещать, выкрикивая приветствия. - Вот и шериф, - сказал Пэйр. - Ну и как? Он для тебя достаточно необычен? Пожарная машина свернула, чтобы избежать столкновения с автомобилем Смега, и остановилась, проехав юзом, на противоположной стороне переулка. Шериф встал, оглянулся на припаркованный автомобиль и закричал: - Кто поставил там этот автомобиль? Видите, как мне пришлось выворачивать, чтобы проехать мимо него? Снова кто-то содрал мое объявление "Парковка запрещена"? Смотрите у меня! Вы же знаете, что я все равно отыщу того, кто это сделал! Кто это был? Пока шериф кричал, дети посыпались с машины в какофонии приветствий. - Привет, мама! - Папа, видишь меня? - Мы все ездили купаться на озеро Команчи. - Ты видел, как мы приехали, па? - Ты сделала мне пирог, мама? Шериф говорит, что у вас есть пирог. Смег в замешательстве покачал головой. Из машины уже вышли все, кроме шерифа и блондинки на капоте. Мыслеоблако пропитывало ментальную атмосферу, подобно сильному запаху, но не подавляло выкриков. Внезапно раздался резкий, отрывистый треск винтовочного выстрела. Из белого костюма шерифа вырвалось облачко пыли, как раз пониже золотой звезды. На улице воцарилось молчание. Шериф медленно повернулся, единственная движущаяся фигура на застывшем полотне. Он смотрел прямо вверх по улице в направлении открытого окна на втором этаже дома позади заброшенной станции. Рука его поднялась, вытянулся палец. Шериф покачал пальцем, словно увещевая непослушного ребенка. - Я тебя предупреждал, - сказал он. Смег вполголоса произнес слоринское проклятье. Дурак! Неудивительно, что он остается в полиморфном состоянии и полагается на мыслеоблако - он восстановил против себя всю деревню. Смег перебирал весь накопленный слоринами опыт в поисках ключа к разрешению этой ситуации. Целая деревня сознает силу слорина! Ох, что за греховный глупец! Шериф перевел взгляд на толпу молчащих детей, пристально оглядев сначала одного, потом другого. Немного погодя, он указал на босоногую девочку лет восьми, с завязанными в хвостики желтыми волосами, в запачканном синем с белым платье на нескладной фигурке. - Ты тут, Молли Мэй, - сказал шериф. - Видела, что сделал твой папа? Девочка опустила голову и заплакала. Блондинка с гибкой грацией спрыгнула с капота машины вниз и дернула шерифа за рукав. - Не вмешивайся в процедуру исполнения закона, - сказал шериф. Блондинка уперлась руками в бедра и топнула ногой. - Тэд, если ты причинишь этому ребенку вред, я больше никогда не буду с тобой разговаривать, - гневно заявила она. Пэйнтер вполголоса забормотал: - Нет... нет... нет... нет... - Причинить вред Молли Мэй? - удивился шериф. - Нет, ты же знаешь, что я не причиню ей вреда. Но ей придется уйти, и она больше никогда не увидит свою семью. Ты это знаешь. - Но Молли Мэй не причинила тебе никакого вреда. Это был ее отец. Почему ты не можешь выслать его? - Есть некоторые вещи, которых ты просто не можешь понять, - сказал шериф. - Совершеннолетнего взрослого можно увести с греховного пути ненадолго, если вы не возьметесь за его маленького ребенка. Так вот, я бы совершил преступление, если бы делал различие между взрослыми и детьми. Маленькая девочка, вроде Молли Мэй, в данный момент ребенок. Но это никакого значения не имеет. Так вот оно что, подумал Смег. Вот в чем реальная власть шерифа над этой общиной. Смег внезапно понял, что должно означать слово "бартон". Заложник. - Это жестоко, - вздохнула молодая блондинка. - Закон должен быть иногда жесток, - сказал шериф. - Закон обязан искоренять преступность. Это уже почти сделано. За последнее время единственными преступлениями в окрестностях были преступления против меня. Так вот, вы все знаете, что не можете выйти сухими из воды после подобных поступков. И когда вы демонстрируете такое пренебрежение величием закона, вы должны быть наказаны. Вы обязаны помнить, вы все, что каждый член семьи ответственен за всю семью. "Чисто слоринское мышление", - подумал Смег. Он размышлял над тем, что можно предпринять, не выдавая своего собственного чуждого происхождения. Надо было что-то делать. И поскорее. Рискнуть запустить приветственный зонд в сознание глупца? Нет. Шериф ничего не разберет в этом шуме от мыслеоблака. - Тогда, может быть, ты делаешь что-то не так, - сказала блондинка. - Мне кажется ужасно забавным, что единственные преступления направлены на сам закон. "Весьма существенное наблюдение", - подумал Смег. Пэйнтер вдруг принудил себя двигаться и, пошатываясь, пробирался сквозь толпу детей к шерифу. Девушка повернулась и крикнула: - Папа! Не лезь в это! - А ну-ка, заткнись, Бартон Мери, слышишь? - прорычал Пэйр. - Ты же знаешь, что ничего не сможешь сделать, - запричитала девушка. - Он только вышлет меня. - Хорошо! Я сказал, хорошо! - рявкнул Пэйр. Он протолкался к девушке и встал перед ней, свирепо глядя на шерифа. - Итак, Джош, - мягко проговорил шериф. Они замолчали, меряя взглядами друг друга. В этот момент внимание Смега привлекла фигура, идущая по дороге в деревню. Она словно материализовалась из пыли - молодой мужчина, несущий огромную черную сумку. РИК! Смег уставился на своего отпрыска. Юноша шел, словно марионетка, ноги его волочились по земле. Глаза пристально смотрели перед собой, но в них зияла абсолютная пустота. "Мыслеоблако, - подумал Смег. - Рик молод, слаб. Он был на вызове, распахнут настежь, когда его поразило мыслеоблако. Сила, пошатнувшая вторичного предка, оглушила молодого слорина. Теперь он слепо идет к источнику раздражения". - А это еще кто пришел? - поинтересовался шериф. - Тот, кто незаконно припарковал машину? - Рик! - крикнул Смег. Тот остановился. - Стой, где стоишь! - завопил Смег. На этот раз он послал юноше пробуждающий зонд. Рик огляделся вокруг, в его глазах постепенно проявлялось сознательное выражение. Он сфокусировал взгляд на Смеге, открыв рот. - Па! - Ты кто? - требовательно спросил шериф, уставившись на Смега. Того сразу же покоробил удар мыслеоблака. Смег понял, что есть лишь один способ отделаться от этого. Против огня использовать огонь. Аборигены уже знакомы с мыслеоблаком. Смег начал открывать огораживающие ментальные щиты, потом резко сбросил их и хлестнул по шерифу. Слорин-полиморф отшатнулся назад и рухнул на сиденье пожарной машины. Его человеческая форма изгибалась и корчилась. - Кто ты? - задыхаясь спросил шериф. Перейдя на гортанную речь слоринов, Смег сказал: - Вопросы здесь задаю я. Назови себя. Смег двинулся вперед, дети перед ним расступились. Он мягко отодвинул в сторону Пэйнтера и девушку. - Ты понимаешь меня? - спросил Смег. - Я... понимаю тебя. - Гортанная речь слоринов была неровной и запинающейся, но узнаваемой. - Во вселенной много перекрестков, где могут встретиться друзья. Назови себя, - более мягко проговорил Смег. - Мин... я думаю. Пцилимин. - Шериф выпрямился на сиденье и восстановил кое-что в своем человеческом облике до прежней формы. - Кто ты? - Я Смег, вторичный прародитель. - Что такое вторичный прародитель? Смег вздохнул. Это было именно то, чего он боялся. Имя, Пцилимин, было основным ключом - третичный прародитель с Корабля-Сеятеля. Но этому бедняге слорину причинен ущерб, он каким-то образом утратил часть своей памяти. По ходу дела он создал здесь ситуацию, которая, возможно, не поддается исправлению. Впрочем, меру здешней путаницы еще надо изучить. - На твои вопросы я отвечу позднее, - сказал Смег. - Тем временем... - Ты знаешь этого олуха? - спросил Пэйр. - Ты участвуешь в заговоре? - Мистер Пэйнтер, предоставьте правительству самому управляться со своими проблемами. Этот человек - одна из наших проблем, - по-английски ответил Смег. - Ну, он точно проблема, это уж правда. - Вы позволите мне разобраться с ним? - А ты уверен, что сможешь? - Я... думаю, да. - Уж я надеюсь. Смег кивнул и повернулся к шерифу. - Ты хоть представляешь, что здесь натворил? - спросил он на базовом слоринском. - Я... нашел себе подходящее официальное положение и занял его, чтобы наилучшим способом проявить свои способности. Никогда не изменяй своему месту. Я это помню. Никогда не изменяй своему месту. - Ты знаешь, что ты такое? - Я... слорин? - Правильно. Третичный прародитель слоринов. Ты что-нибудь знаешь о том, как получил повреждения? - Я... нет. Получил повреждения? - Он посмотрел вокруг, на придвинувшихся поближе людей. Они все уставились на него с любопытством. - Я... проснулся там, в... поле. Не могу... вспомнить... - Очень хорошо, мы... - Я вспомнил! Предполагалось, что мы понизим уровень преступности, подготовим пригодное общество, где... где... я... не знаю. Смег глянул поверх детских голов на Рика, который остановился позади пожарной машины, снова уставился на Пцилимина. - Я здесь довел уровень преступности почти до неустранимого минимума, - сказал шериф. Смег закрыл глаза рукой. Неустранимый минимум! Он уронил руку и свирепо глянул на бедного глупца. - Ты заставил этих людей узнать о слоринах, - произнес Смег обвиняющим тоном. - Хуже того, ты заставил узнать их самих себя. Ты заставил их задуматься над тем, что скрывается за законом. То, что каждый служитель закона на этой планете знает инстинктивно, а ты, слорин - поврежденный или нет - не мог видеть. - Видеть что? - спросил Пцилимин. - Без преступности нет надобности в служителях закона! И ты вел к тому, чтобы оставить себя без работы! Первым правилом в таких случаях является сохранение для этой работы достаточно требуемой активности, чтобы иметь уверенность в своей постоянной занятости. И не только это. Ты должен расширять свою сферу, открывать еще больше подобных возможностей. Вот что подразумевается под "не изменять своему месту". - Но... предполагалось, что мы создадим общество, где... где... - Предполагалось, что ты устранишь случаи жестокости и насилия, дурак! Ты должен перевести преступность в более легкоуправляемые формы. А ты оставил им насилие! Один из них стрелял в тебя! - О... они пробовали способы и похуже. Смег посмотрел направо и встретился с вопрошающим взглядом Пэйнтера. - Это еще один венгр? - спросил Пэйр. - Ээээ, да! - решил согласиться Смег. - Так и думал, вы двое говорите на этом иностранном языке. - Пэйнтер сверкнул глазами на Пцилимина. - Его нужно депортировать. - Вот именно, - кивнул Смег. - Вот зачем я здесь. - Ну, ей-богу! - сказал Пэйр. Он посерьезнел. - Я лучше предупрежу тебя, однако. Шериф, он завел себе какую-то машинку, вроде как забираться в мозги. Нельзя толком думать, когда он ее включает. Носит ее в своем кармане, я подозреваю. - Мы обо всем этом знаем, - буркнул Смег. - У меня самого есть такая же машинка. Это военная тайна, и мы не можем использовать ее просто так. - Держу пари, ты вовсе не из Департамента сельского хозяйства, - хмыкнул Пэйр. - Держу пари, твой департамент называется ЦРУ. - Это мы не будем обсуждать, - сказал Смег. - Однако, надеюсь, что ни вы, ни ваши друзья никому не расскажете о том, что здесь произошло. - Мы стопроцентные американцы, мистер Смег. Можете не беспокоиться. - Отлично, - потер руки Смег и подумал: "Как удобно. Может, они считают меня полным идиотом?" Он спокойно повернулся обратно к Пцилимину и спросил: - Ты следил за разговором? - Они считают тебя секретным агентом. - Кажется, так. Это облегчает нашу задачу. А теперь расскажи, что ты натворил с их детьми? - Их детьми? - Ты слышал меня. - Ну, я просто кое-что стирал в их мозгах и сажал на поезд, идущий на ср. Это я делал, чтобы наказать их семьи. У этих созданий очень сильный инстинкт защиты своего молодняка. Не стоит о них беспокоиться... - Об их инстинктах я знаю, Пцилимин. Нам придется найти их детей, восстановить и вернуть родителям. - Как же мы их найдем? - Очень просто. Мы будем кататься взад и вперед по всему континенту, слушая на узкой волне. Мы будем искать их по твоей матрице, Пцилимин. Нельзя стереть сознание, не привнеся своих собственных струр. - Так именно это произошло, когда я пытался изменить взрослого? Смег вытаращился на него в полном смятении чувств. Пцилимин не мог этого сделать, уговаривал он себя. Он не мог придать аборигену структуру слорина, владеющего полной мощью трансляции, и выпустить его на свободу. Ни один слорин не мог быть настолько туп! - Кто? - выдавил Смег. - Мистер Мак-Нарби. МАК-НАРБИ? МАК-НАРБИ? Смег знал, что уже где-то слышал это имя. МАК-НАРБИ? ВДОВА МАК-НАРБИ! - Шеф, он говорит что-то про вдову Мак-Нарби? - спросил Пэйр. - Кажется, я слышал... - А что случилось с последним мистером Мак-Нарби? - поинтересовался Смег, повернувшись к крестьянину. - Он утонул к югу отсюда. В реке. Тело его так и не нашли. Смег повернулся к Пцилимину. - Если ты... - О, нет! Он просто сбежал. Нам сообщили, что он утонул и я просто... - Собственно говоря, ты убил аборигена. - У меня не было намерения. - Пцилимин, перебирайся из этого транспортного средства на заднее сиденье моей машины. Мы забудем, что я неправильно припарковался, не так ли? - Что ты собираешься делать? - Я собираюсь забрать тебя отсюда. А теперь выметайся из этой машины! - Да, р. - Пцилимин покорно двинулся. В движениях его колен угадывалось что-то резиновое, нечеловеческое. Это вызвало у Смега содрогание. - Рик, - позвал Смег. - Ты поведешь. - Да, па. Смег повернулся к Пэйнтеру. - Надеюсь, вы понимаете, что если хоть что-то из происходящего здесь станет известно, то это будет иметь для вас очень серьезные последствия? - Конечно, мистер Смег. Можете на меня положиться. - Я полагаюсь на вас, - сказал Смег и подумал: "Пусть проанализируют это маленькое утверждение... После того, как мы уедем". Он все более и более был благодарен богу слоринов, который надоумил его поменяться местами с Риком. Одно неверное движение привело бы к катастрофе. Коротко кивнув Пэйнтеру, Смег прошел к своей машине и забрался на сиденье рядом с Пцилимином: - Поехали, Рик. Они развернулись и отправились обратно, в столицу штата. Рик инстинктивно пытался выжать из "плимута" все, что тот мог проделать по столь грязной дороге. Не оборачиваясь, он через плечо заговорил со Смегом: - Ты по-настоящему хладнокровно справился с этим, па. Мы теперь возвращаемся прямо в гараж? - Мы исчезаем при первой же возможности, - сказал Смег. - Исчезаем? - спросил Пцилимин. - Мы все окуклимся и выйдем в новом качестве. - Зачем? - спросил Рик. - Не спорь со мной! Та деревня позади совсем не то, чем кажется. Пцилимин уставился на него. - Но ты сказал, что нам надо найти их детей и... - Этот спектакль был разыгран для них. Игра в неведение. Подозреваю, что они уже давно вернули детей. Быстрее, Рик. - Я еду так быстро, как это только возможно, па. - Ладно. Это не имеет значения. Они не собираются нас преследовать. - Смег стянул свою шляпу и почесал затылок. - Я не уверен. Но они с такой легкостью отдали нам Пцилимина. Подозреваю, что они причастны к катастрофе с нашим кораблем. - Тогда почему бы им просто не... уничтожить Пцилимина и... - А почему Пцилимин не уничтожил тех, кто ему противостоял? - спросил Смег. - Насилие порождает насилие, Рик. Этот урок усвоили многие разумные существа. У них были свои причины, чтобы поступать таким образом. - Что мы будем делать? - поинтересовался Рик. - Зароемся в землю, как лисы. Расследуем эту ситуацию со всеми необходимыми предосторожностями. Вот чем мы займемся. - Разве они этого не понимают... там, сзади? - Они несомненно должны понимать. Это было бы очень интересно. Пэйнтер стоял посреди улицы, пристально глядя вслед удаляющейся машине, пока она не скрылась за облаком пыли. Он разок кивнул сам себе. К нему подошел высокий толстяк и сказал: - Итак, Джош, это сработало. - Я же вам говорил, что это сработает, - согласился Пэйр. - Я чертовски хорошо знал, что еще одна капсула этих слоринов ускользнула от нас, когда мы захватили их корабль. Девушка сказала, прохаживаясь между ними: - Мой па ловок, это точно. - А сейчас послушай-ка меня, Бартон Мери, - рявкнул Пэйр. - В следующий раз, если найдешь какой-нибудь шарик, что лежит просто так в поле, то оставишь его в покое, понятно? - Откуда мне было знать, что он такой сильный? - запротестовала девушка. - Вот именно! - отрезал Пэйр. - Никогда не знаешь. Вот поэтому оставляй такие штуки в покое. Это ведь ты сделала его таким опасно сильным, непродуманно подтолкнув. Слорины все не такие уж сильные, если их не доведешь, слышишь? - Да, па. - Пять чертовых лет рядом с ним, - вздохнул толстяк. - Не думаю, что смог бы выдержать еще хотя бы год. Он все время становился хуже. - Они всегда так, - объяснил Пэйр. - А что с этим Смегом? - поинтересовался толстяк. - Это мудрый старина слорин, - сказал Пэйр. - Семь слогов, если я правильно услышал его имя. - Думаешь, он подозревает? - Весьма уверен, что да. - Что же нам делать? - То же, что всегда. Мы захватили их корабль. На какое-то время съедем с квартиры. - Ооо, опять это! - жалобно возопил толстяк. Пэйнтер шлепнул его по брюшку. - О чем стонешь, Джим? Когда понадобилось, ты поменялся в это тело из Мак-Нарби. Такова жизнь. Меняешься, когда приходится. - Я только начал привыкать к этому перемещению. Бартон Мери топнула ногой. - Но это такое красивое тело! - Есть другие тела, дитя, - сказал Пэйр. - Такие же красивые. - Сколько времени у нас осталось, как ты думаешь? - спросил Джим. - А, мы получили несколько месяцев. Единственное, в чем можно быть уверенным со слоринами, так это в их осторожности. Они не многое делают быстро. - Я не хочу уходить, - заныла Бартон Мери. - Это же не навсегда, детка, - попытался ее успокоить Пэйр. - Однажды они про нас забудут, и мы вернемся. Слорины хорошо приспосабливают планеты для нашего вида. Вот почему мы их терпим. Разумеется, они изрядно тупы. Они слишком усердно работают. Даже корабли и то сами делают... за что мы им весьма благодарны. Они не знают другого общества, кроме бюрократического. Но это их проблемы, а не наши. - А что ты сделал с правительственными инспекторами? - спросил Смег, хватаясь за плечо Пцилимина, когда машину бросало в особенно глубокую рытвину. - Я их порасспросил у себя в офисе, затенив его как следует и надев темные очки, - ответил Пцилимин. - Не пользовался... мыслеоблаком. - Это хорошо, - сказал Смег. Он замолчал на какое-то время, потом буркнул: - Никак не могу выбросить из головы это проклятое стихотворение. Крутится и крутится. - Стихи, говоришь? - спросил Рик. - Да. Это написано каким-то местным юмористом. Что-то похожее на "На блохе есть меньшие блошки, что ее терзают. А на них еще меньше, и тоже кусают". И все это продолжается до бесконечности.
Last-modified: Fri, 11 Jan 2002 20:35:02 GMT HERBERT/nest_bld.txt



Реклама: