Роберт Шекли. Спецзаказ золотоискателя

----------------------------------------------------------------------- Robert Sheckly. Prospector's Special. OCR & spellcheck by HarryFan, 18 August 2000 ----------------------------------------------------------------------- Вездеход плавно двигался вперед, мягко переваливаясь через волнистые песчаные дюны. Шесть его толстенных колес поочередно поднимались и опускались на неровностях почвы, словно тяжеловесные слоновьи ноги. Небо было затянуто мертвенно-бледной пеленой. Скрытое ею солнце посылало вниз всепроникающие невидимые лучи, которые раскаляли сиденье водителя. Не помогал даже полотняный тент над головой. Пустыня дышала обжигающим зноем. - Не спать! - приказал сам себе Моррисон. Вездеход сбился с курса, пришлось его уточнять по компасу. Сегодня двадцать первый день с того момента, как он отправился в Пустыню Скорпиона на Венере. И двадцать первый день он боролся со сном. Вездеход тем временем переползал через дюны, подминая под себя их волнистую поверхность. Ночью было бы легче передвигаться, но на пути попадалось слишком много ущелий с отвесными стенами, которые требовали объезда, и огромных валунов, о которые можно было разбить вездеход. Теперь Моррисон понимал, почему люди отправляются в пустыню группами. Один из них управляет машиной, а остальные следят за тем, как бы он не заснул. - Но лучше в одиночку, - вслух сказал он. - Требуется вдвое меньше припасов, и снижается риск преждевременной смерти. Голова его склонилась на грудь. Он выпрямился рывком. Сквозь лобовое стекло с фирменным знаком "Поляроид" он увидел перед собой ослепительный пляшущий ландшафт. Вездеход предательски мягко раскачивался и кренился. Моррисон протер глаза и включил радио. Со стороны он выглядел крупным, загорелым, мускулистым молодым человеком с копной черных волос и серыми глазами. Он прибыл на Венеру с солидным кушем в двадцать тысяч долларов в кармане и вознамерился найти свое счастье в Пустыне Скорпиона. Прежде это кое-кому удавалось. Снаряжение для экспедиции он приобрел в Престо - последнем городке на краю обжитых мест. На покупку вездехода и необходимого снаряжения он истратил все привезенные деньги. Оставалась одна десятка. Десять долларов стоила рюмка спиртного в единственном городском ресторанчике Престо. Поэтому Моррисон заказал себе рис и воду. Вместе с шахтерами и старателями он от души смеялся над старыми байками про волков и про стаи прожорливых птиц, которые якобы обитали во внутренней части пустыни. Он знал, что от солнечного перегрева может наступить слепота, тепловой удар, а также выйти из строя телефон. Но он был в полной уверенности, что ни одна из этих бед с ним не приключится. Однако сейчас, на двадцать первый день путешествия, когда позади остались тысяча восемьсот миль, он уже с большим уважением относился к этим безжизненным, лишенным влаги пескам. Пустыня Скорпиона по площади втрое превышала размеры Сахары. Здесь действительно можно было расстаться с жизнью! Но тут была возможность и разбогатеть. Именно это входило в планы Моррисона. В приемнике раздался треск. Он повернул регулятор на полную громкость. Шла передача из Венусборга - до него доносились едва различимые мелодии танцевальной музыки. Потом музыка куда-то исчезла, остался только треск. Моррисон выключил радио и обеими руками ухватился за рулевое колесо. Потом отнял одну руку - с часами - и взглянул на циферблат. Девять пятнадцать утра. В половине одиннадцатого нужно будет остановиться и немного вздремнуть. В такую жару следует передохнуть. Но только с полчасика. Где-то там, впереди, его ждет богатство. Его нужно найти, пока не иссякли припасы. Там должны быть бесценные россыпи золотого камня! Вот уже в течение двух дней он видит очевидные признаки этих россыпей. Может, ему, как и другим, привалит настоящая удача. Кирк, например, нашел золото в 89 году, а Эдмонсон и Арслер - в 93-м. Если ему повезет, он поступит точно так же, как и они. Он сделает Спецзаказ Золотоискателя. Черт с ним, сколько бы это ни стоило! Вездеход катился вперед, делая стабильно тридцать миль в час. Моррисон старался сосредоточить внимание на раскаленном желто-коричневом ландшафте. Вот там, в стороне, показался участок песчаника рыжевато-кирпичного цвета. Точь-в-точь такого цвета волосы у Джэни. Когда он разбогатеет, они с Джэни поженятся. Он возвратится на Землю и купит подводную ферму у океанских берегов. И никакого тебе больше старательства! Только бы найти сейчас золото для покупки достаточно глубокого участка в голубой Атлантике. Может быть, некоторые думают, что разведение рыбы - скучное занятие, но ему оно как раз подходит. Он мысленно представил себе такую ферму. Стаи макрели резвятся в загонах и насыщаются планктоном. Сам же он с помощью обученного дельфина внимательно следит, не сверкнет ли где-нибудь серебристая чешуя зубастой барракуды или серовато-стальное тело акулы, которая подкрадывается к ферме, прячась за раскидистыми кустами кораллов... Моррисон вдруг почувствовал, что вездеход накренился. Он стряхнул с себя сон, крепко ухватился за рулевое колесо и с усилием его повернул. Забылся он на какое-то мгновение, и в это время машина вползла на край дюны, грозивший осыпаться. Двигатель надсадно завыл, из-под толстых колес вездехода в стороны полетели песок и камни. Машина начала угрожающе раскачиваться. Колеса с воем врезались в песок. Наконец они получили сцепление с почвой, и машина начала медленно подниматься вверх по склону. И тут неожиданно весь склон обрушился. Вездеход упал набок и начал безудержно катиться по склону. Моррисону засыпало песком рот и глаза, но он цепко сжимал руль, кашляя и отплевываясь. Машина тем временем снова перевернулась и провалилась куда-то в пустоту. В течение нескольких секунд он чувствовал, что летит в воздухе. Вездеход свалился в расщелину, встав прямо на колеса. С грохотом лопнули два задних баллона. Моррисона оглушило, да еще он ударился головой о лобовое стекло. Когда он пришел в себя, то первым делом взглянул на часы. Они показывали десять тридцать пять утра. - Вот сейчас бы и вздремнуть, - сказал он сам себе. - Но кажется, вначале нужно оглядеться. Он обнаружил, что находится на дне неглубокой расщелины, усыпанном острыми, словно бритва, камнями. При ударе о землю два колеса лопнули, лобовое стекло куда-то унесло и одна из дверей деформировалась. Все имущество Моррисона было разбросано кругом, но вроде бы все было цело. - Могло быть и хуже, - успокоил он себя. Моррисон нагнулся, чтобы внимательнее осмотреть колеса. - Уже хуже, - констатировал он. Два колеса разнесло в куски, так что их было не починить. Резины и них осталось столько, что не хватило бы даже на детский мяч. Запасные колеса Моррисон использовал десять дней назад, когда очутился в местности, называемой Чертовой Сковородкой. Старые покрышки он выбросил. А теперь не мог без них двинуться дальше. Моррисон распаковал видеотелефон. Вытер пыль с черной пластиковой панели, затем набрал номер гаража Ола в Престо. Мгновение спустя засветился небольшой экран. На нем появилось угрюмое, сильно вытянутое лицо человека, перепачканного мазутом. - Гараж Ола. У телефона Эдди. - Привет, Эдди! Это Том Моррисон. Примерно месяц назад я купил у вас вездеход. Помнишь меня? - Конечно, я вас помню, - подтвердил Эдди. - Вы тот парень, который отправился в одиночку по Юго-западному пути. Как бежит наша тележка? - Великолепно! Прекрасный компактный автомобиль. Я звоню по поводу... - Послушайте, - вдруг перебил его Эдди, - что у вас с лицом? Моррисон дотронулся рукой до лба и почувствовал, что там кровь. - Ничего особенного, - сказал он. - Я скатился с дюны, и у меня лопнули два баллона. Он повернул телефон так, чтобы Эдди мог увидеть вдрызг изорванные покрышки. - Ремонту не подлежат, - констатировал Эдди. - И я так думаю. Запасные колеса я уже использовал, когда попал на эту Чертову Сковородку. Послушай, Эдди, я хочу просить тебя, чтобы ты телепортировал мне две запаски. Пусть даже с восстановленным протектором. Без них я не строну вездеход с места. - Конечно, - сказал Эдди, - но дело в том, что у меня нет покрышек с восстановленным протектором. Придется телепортировать вам новые по цене пятьсот долларов за штуку. Прибавьте сюда четыреста долларов за телепортацию. Итак, мистер Моррисон, с вас одна тысяча четыреста долларов! - Согласен. - Да, сэр! Я тут же их вам переправлю, если вы предъявите мне наличные деньги или подписанный вами чек, который вы отправите обратно вместе с распиской. - В данный момент, - сказал Моррисон, - у меня при себе нет ни цента. - Банковский счет? - Совершенно пуст. - Облигации? Имущество? Все что угодно, что может быть продано... - Ничего, кроме этого вездехода, который я купил у вас за восемь тысяч долларов. Когда вернусь, я продам машину и расплачусь по счетам. - Если вы вернетесь... Извините, мистер Моррисон. Сделка не состоится. - Что вы хотите этим сказать? - спросил Моррисон. - Вы же знаете, я заплачу за покрышки. - Но вам же известно, какие на Венере правила, - возразил Эдди, при этом на его угрюмом лице обозначились упрямые складки. - Никаких кредитов! Деньги наличными - тогда извольте! - Я не могу ехать без колес, - пытался втолковать ему Моррисон. - Вы хотите, чтобы я застрял в этой пустыне? - Кто вас там, к черту, держит? - спросил Эдди. - Такие происшествия случаются с золотоискателями ежедневно. Вы сами знаете, мистер Моррисон, что вам надлежит сейчас сделать. Свяжитесь по телефону со Службой социального сервиса и объявите себя банкротом. Передайте в их руки остатки вашего вездехода, старательское снаряжение и все то, что вы нашли по пути. Они вас оттуда вытащат. - Я не поверну назад! - твердо сказал Моррисон. - Послушай! - Он опустил телефонный аппарат так, что едва не коснулся им земли. - Вот следы золотого камня, Эдди. Видишь их? Эти красные, почти пурпурные крапинки? Они признак того, что неподалеку настоящее богатство! - Каждому старателю мерещатся эти крапинки! - проворчал Эдди. - Проклятая пустыня полна всяких следов. - Это бесспорные признаки, - возразил Моррисон. - Они приведут меня к большому богатству, к ценнейшему месторождению. Эдди, я знаю, что прошу слишком много, но если бы ты мог устроить мне два колеса... - Я не могу этого сделать! - отрезал Эдди. - Я здесь всего лишь рядовой работник. Я не могу телепортировать вам колеса до тех пор, пока вы не предъявите мне деньги. В противном случае меня уволят. Возможно, посадят в тюрьму. Вы знаете закон. - Деньги наличными - тогда извольте! - хмуро повторил Моррисон. - Вот именно. А потому будьте благоразумны и сейчас же поверните обратно. Может быть, вам удастся попытать счастье еще разок. - Я потратил двенадцать лет на то, чтобы добыть все необходимое и попасть сюда, - сказал Моррисон. - Назад я не поверну. Он выключил телефон и принялся размышлять. Кому еще он мог позвонить на Венере? Только своему маклеру Максу Крэнделлу. Он ювелир и промышляет оценкой драгоценностей. Но Макс вряд ли сможет собрать нужные тысячу четыреста долларов. Он ютится в тесной, два на четыре ярда, комнатушке, рядом с ювелирной биржей Венусборга. Макс едва способен заработать себе на скромное существование, и его мало заботят попавшие в беду золотоискатели. - Просить Макса о помощи бесполезно, - решил Моррисон. - Во всяком случае, до тех пор, пока я не нашел золотой камень. Настоящее золото, а не его запах. Так что придется выпутываться самому. Он открыл задний багажник вездехода и начал выгружать снаряжение, складывая его прямо на песке. Моррисон тщательно обдумывал, что он возьмет с собой. Ведь всю поклажу ему придется тащить на собственной спине. Без телефона ему не обойтись. Без комплекта для производства анализов - тоже. Пищевые концентраты, револьвер, компас. И конечно же вода - столько, сколько он сможет унести. Остальное придется бросить. Перед наступлением темноты Моррисон был готов к походу. С сожалением оставлял он двадцать канистр с содой. Ведь в пустыне вода - самая большая ценность. С ней может сравниться лишь телефон. Но делать нечего. Напоследок он напился всласть, поднял свою ношу и отправился через пески на юго-запад. Три дня без перерыва он двигался в этом направлении, на четвертый день повернул на юг. По всем признакам золотой камень следовало искать там. Солнце, скрытое за белой пеленой, обрушивало на него всю свою мощь. Это мертвенно-бледное небо над головой напоминало ему раскаленный лист железа. Моррисон шел по следу золотого камня. В то же время кто-то преследовал его самого. На шестой день боковым зрением он заметил в пустыне какое-то движение. На седьмой день он наконец увидел, кто шел за ним. На Венере существовала особая разновидность волка - песчаный. Он был небольшой, поджарый, с желтой шкурой и длинными челюстями. Оскал этих челюстей создавал впечатление, будто волк смеется. Это было одно из немногих млекопитающих, которые обитали в Пустыне Скорпиона. Пока Моррисон разглядывал волка, рядом появились еще два. Он расстегнул кобуру револьвера. Волки не делали попыток приблизиться к нему. У них было достаточно времени. Моррисон продолжал шагать по пустыне, досадуя, что не взял с собой ружье. Но тогда ему бы пришлось нести лишних восемь фунтов. А значит, на восемь фунтов меньше воды. На восьмой день в сумерках он уже начал располагаться на ночевку, как вдруг услышал какой-то треск. Моррисон обернулся и зр. Футах в десяти от него в воздухе возникла небольшая серебристая воронка наподобие миниатюрного смерча, какие обычно появляются над морем. Воронка вращалась и издавала характерный треск, которым сопровождается телепортация различных предметов. - Интересно, кто это вздумал мне что-то прислать? - удивился Моррисон и стал ждать. Воронка постепенно становилась шире. Нужно пояснить, что на Венере переброска грузов на значительные расстояния от базового передающего устройства в любую точку на местности обычно осуществлялась путем телепортации - мгновенного перемещения предметов в пространстве. На расстояние можно было передать любой груз. Живые существа не подлежали телепортации, поскольку это вызывало нежелательные изменения в протоплазме на молекулярном уровне. Когда опыты с телепортацией только начинались, некоторые люди жестоко пострадали от этого, подвергнувшись процедуре, которая оказалась для них мучительной. Моррисон ждал. Воздушная воронка достигла уже трех футов в диаметре. Тогда из нее вышел стальной хромированный робот, державший в металлических руках большой фирменный мешок. - А, - догадался Моррисон, - это почта. - Да, сэр, - отвечал робот, который был уже за пределами телепортирующего устройства. - Перед вами Уильямс Четвертый, служащий Венерианской Почты. Робот был среднего роста, с тонкими металлическими ногами и плоскими ступнями. По внешнему виду - гуманоид. Нрава он был дружелюбного. В течение двадцати трех лет он был на Венере единственным почтальоном, ответственным за сортировку, доставку и хранение почтовых отправлений. Конструкция его была надежная и долговечная, так что на протяжении двадцати трех лет почта всегда попадала по назначению. - Имеется кое-что для вас, мистер Моррисон, - сказал Уильямс Четвертый. - Очень жаль, что почта доставляется в пустыню лишь дважды в месяц, но зато быстро, и в этом наше спасение. Вот это вам... И это. Кажется, есть что-то еще. Я слышал, вездеход сломался? - К сожалению, да, - ответил Моррисон, принимая от робота письма. Уильямс Четвертый продолжал рыться в фирменном мешке. Этот старый робот трудился, конечно, безупречно, но был известен на трех обитаемых планетах как самый ужасный сплетник. - Где-то тут еще одно затерялось, - сказал Уильяме Четвертый. - Как вам не повезло с вездеходом! Просто их перестали делать столь же тщательно, как в мои молодые годы. Послушайте мой совет, молодой человек! Если у вас есть еще возможность выбраться отсюда, поворачивайте обратно! Моррисон покачал головой. - Глупо, просто глупо! - не унимался старый робот. - Жаль, что вы не видели все то, что довелось мне. Много раз я находил в пустыне таких, как вы. Они лежали на песке, похожие на высохшие мумии. Попадались и одни кости, изглоданные волками и проклятыми черными ястребами. В течение двадцати трех лет я доставлял почту таким симпатичным молодцам, как вы, и каждый из них был уверен, что он особенный и не похож на других. Глазные ячейки робота затуманились - он предался воспоминаниям. - Но они ничем не отличаются от других, - продолжал Уильямс Четвертый. - Такие же одинаковые, как роботы, которые сходят с конвейера. Особенно после того, как до них доберутся волки. А потом мне приходится отправлять обратно на Землю их письма и личные вещи - тем, кто их любил. - Знаю, - сказал Моррисон. - Но некоторые все же добиваются своего, правда? - Конечно, - подтвердил робот. - Мне встречались ребята, которые находили одно, два и три месторождения. А потом они погибали в песках, пытаясь найти четвертое. - Мне это не грозит, - сказал Моррисон. - Найти бы одно месторождение! Тогда я куплю на Земле подводную ферму в океане. Робота передернуло. - До ужаса боюсь соленой воды! Но каждому свое. Желаю удачи, молодой человек! Робот внимательно осмотрел Моррисона, возможно, желал определить для себя, какие у того есть личные вещи. Затем Уильямс Четвертый снова вошел в воздушную воронку. Через мгновение он пропал. Вслед за этим исчезла и воронка. Моррисон опустился на песок и принялся читать письма. Первое было от ювелирного маклера Макса Крэнделла. В нем говорилось о депрессии, которая обрушилась на Венусборг. Маклер намекал даже на то, что если некоторые золотоискатели не обнаружат хорошие месторождения, то фирма Крэнделла может обанкротиться. Во втором конверте было извещение от Телефонной компании на Венере. Моррисон задолжал компании двести десять долларов и восемь центов за двухмесячное пользование телефонной связью. Сообщалось также, что, если абонент немедленно не погасит эту задолженность, его телефон отключат. Последнее письмо было издалека - с самой Земли - от Джэни. В нем было множество новостей о его двоюродных братьях и сестрах, о тетушках и дядюшках. Джэни рассказывала ему о пригодных для устройства фермы участках на берегу Атлантики, которые она осмотрела. В Карибском море, неподалеку от острова Мартиника, она нашла небольшое уютное местечко. Джэни умоляла его бросить затею с золотоискательством, если оно окажется опасным делом. Они придумают, как раздобыть деньги для покупки фермы. Джэни писала, что любит его, и - заранее - поздравляла с днем рождения. - День рождения? - изумился Моррисон. - Постой-ка, сегодня двадцать третье июля... Нет, уже двадцать четвертое, а день моего рождения - первое августа. Спасибо за то, что ты об этом помнить, Джэни! Ночью ему снилась Земля и голубые просторы Атлантического океана. Ближе к рассвету, когда снова он ощутил зной венерианских песков, ему начали грезиться бесконечные россыпи золотого камня, стаи смеющихся волков и Спецзаказ Золотоискателя. Каменистая почва сменилась песком. Моррисон шел, увязая по щиколотку, по дну давно исчезнувшего озера. Потом снова начались камни - мелкие россыпи причудливых конфигураций. Перед глазами мелькали красные, желтые и коричневые пятна. И во всей этой пустыне не было ни единого зеленого пятнышка. Потом пришла очередь беспорядочных каменных лабиринтов внутренней пустыни. Волки преследовали его, держась с обеих сторон на почтительном расстоянии. Моррисон не обращал на них внимания. Он ломал себе голову, как ему одолеть отвесные скалы и целые поля битого камня, которые преграждали ему путь на юг. На одиннадцатый день после того, как он бросил вездеход, признаки золотых россыпей стали настолько явственными, что в пору было заняться анализами. Волки по-прежнему не отставали от него. Вода была на исходе. Еще день - и ему придет конец. Моррисон на мгновение задумался, затем достал телефон и набрал номер Службы социального сервиса в Венусборге. На экране появилось неприветливое женское лицо. Волосы у нее были стального цвета. Одета женщина была очень строго. - Служба сервиса, - сказала она. - Какая требуется помощь? - Доброе утро, - приветливо произнес Моррисон. - Какая погода в Венусборге? - Жара, - ответила женщина. - А как там у вас, в пустыне? - Я даже не заметил, - со смешком сказал Моррисон. - Слишком занят - подсчитываю найденное сокровище! - Вы нашли золотой камень? - оживилась женщина. Выражение ее лица сделалось чуточку мягче. - Без сомнения, - подтвердил Моррисон. - Но пока никому ни слова. Определяю размеры месторождения. Мне кажется, вы могли бы наполнить мои канистры... С невинной улыбкой он приподнял канистру для воды. Иногда такой трюк удавался - в тех случаях, когда проситель держался достаточно уверенно. Служба сервиса могла снабдить водой, даже не проверив состояние банковского счета. Конечно, это смахивало на жульничество, но в трудных обстоятельствах не рассуждают о порядочности. - Надеюсь, ваш счет в порядке? - поинтересовалась женщина. - Конечно, - заверил ее Моррисон, чувствуя, что улыбка ему больше не удается. - Меня зовут Том Моррисон. Можете проверить... - Это не моя обязанность, - заметила женщина. - Держите крепче вашу канистру. Наливаю. Моррисон схватил канистру обеими руками. Вода, телепортируемая за четыре тысячи миль из Венусборга, появилась в виде тонкой кристальной струйки. Вода начала наполнять канистру, издавая при этом чудесный булькающий звук. Моррисон вдруг почувствовал, как у него со рту начала выделяться слюна. Затем вдруг струя воды иссякла. - Что случилось? - спросил Моррисон. Экран видеотелефона погас. Потом снова засветился, и Моррисон увидел перед собой человека с узким лошадиным лицом. Человек этот сидел за большим письменным столом. Перед ним была табличка с надписью: МИЛТОН П.РИД ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ РАСЧЕТНАЯ ЧАСТЬ - Мистер Моррисон, - обратился к нему Рид, - на вашем счету ничего нет. Вы пытались получить воду обманным путем. Это уголовное преступление. - Я заплачу за воду, - заверил его Моррисон. - Когда? - Как только вернусь в Венусборг. - Чем вы собираетесь платить? - поинтересовался мистер Рид. - Золотом, - сказал Моррисон. - Посмотрите вокруг, мистер Рид. Вы видите признаки очень богатого месторождения. У знаменитого Кирка они были намного скромнее. Еще день - и я найду эти россыпи... - Так думает каждый золотоискатель, - возразил мистер Рид. - Каждый старатель, попавший на Венеру, уверен, что он на следующий же день найдет золотой камень. И все они жаждут получить кредит от Службы сервиса. - Но в моем случае... - Служба сервиса, - неумолимо продолжал мистер Рид, - не филантропическая организация. Ее устав категорически запрещает продление кредита. Венера - граница обитаемого мира, мистер Моррисон, причем граница дальняя. Доставка любого товара с Земли, который продается на Венере, стоит бешеных денег. У нас есть своя вода, но найти ее, очистить, а затем куда-то телепортировать - удовольствие дорогостоящее. Наша компания, как и все другие, осуществляющие свою деятельность на Венере, по необходимости довольствуется минимальной прибылью. Она неизбежно идет на дальнейшее расширение производства. По этой причине на Венере речь о кредите не может идти. - Мне все это известно, - сказал Моррисон. - Но я же вам говорю, что мне еще нужны день-два... - Это абсолютно исключено. Согласно нашим правилам мы не обязаны даже помогать вам выбраться из пустыни. Вы должны были объявить о своем банкротстве еще неделю назад, когда сломался ваш вездеход. Об этом в соответствии с законом нам сообщили из гаража Ола, где вы приобрели эту машину. Но вы не объявили о банкротстве. Мы сохраняем за собой право оставить вас там, где вы есть. Вам это понятно? - Да, конечно, - усталым голосом произнес Моррисон. - Однако наша компания решила пойти вам навстречу. Если вы немедленно повернете обратно, мы будем снабжать вас водой на протяжении всего обратного пути. - Но я не думаю возвращаться. Я почти у цели! - Вы должны вернуться! Будьте благоразумны, Моррисон! Что станется с нашей компанией, если мы позволим каждому старателю бродить по пустыне и будем при этом бесплатно снабжать его водой? Да там, вероятно, бродит тысяч десять! И года бы не прошло, как мы бы обанкротились! В данный момент мы делаем для вас исключение из правил. Поворачивайте обратно! - Нет! - отрезал Моррисон. - Подумайте хорошенько. Если вы сейчас же не повернете обратно, Служба сервиса не берет на себя дальнейшую ответственность за снабжение вас подои. Моррисон кивнул. Если он пойдет дальше, у него будут реальные шансы умереть в пустыне. А если он повернет обратно? Он окажется в Венусборге без единого цента в кармане, в долгу, как в шелку, и будет искать работу в этом перенаселенном городе. Придется спать в ночлежке и питаться супом из кухни для безработных вместе с другими старателями, которые повернули обратно. И какими судьбами тогда он заработает себе на обратный билет до Земли? Увидит ли он когда-нибудь Джэни? - Я решил, что пойду дальше, - упрямо сказал Моррисон. - В таком случае Служба сервиса не несет больше за вас никакой ответственности, - повторил Рид и дал отбой. Моррисон упаковал телефон и сделал глоток из полупустой канистры. Затем снова пустился в путь. Волки продолжали его сопровождать. Они бежали с обеих сторон и постепенно приближались к нему. Над головой появился ястреб с дельтовидными крыльями. Он балансировал на восходящих воздушных потоках, день и ночь ожидая, когда волки прикончат человека. Потом появилась стая небольших крылатых скорпионов, которые набросились на ястреба. Крупный хищник устремился вверх и исчез в облаках. Крылатые членистоногие поджидали добычу в течение целого дня. Потом в свою очередь их прогнала стая черных ястребов. Признаки близких россыпей были теперь особенно явственны. Шел пятнадцатый день с того момента, как он покинул вездеход. По всем расчетам он уже должен был шагать но золотому камню. Золото должно было быть кругом. И все же он еще ничего не нашел. Моррисон присел отдохнуть и встряхнул канистру. Никаких признаков воды. Он отвинтил крышку и перевернул канистру вверх дном. В его пересохший рот стекли две капли. Со времени разговора со Службой сервиса прошло примерно четыре дня. Вода, по всей видимости, кончилась еще вчера. А может быть, позавчера? Он завинтил пустую канистру и огляделся по сторонам. Песок и камни раскалились от зноя. Быстрым движением Моррисон извлек из поклажи телефонный аппарат и набрал номер Макса Крэнделла в Венусборге. На экране четко проступило круглое озабоченное лицо маклера. - Томми, - изумился он, - ты ужасно выглядишь! - У меня все в порядке, - заверил его Моррисон. - Просто пить хочется, пот и все. Макс, я почти у цели. - Ты уверен? - спросил Крэнделл. - Сам посмотри, - предложил Моррисон, описывая дугу с помощью телефонного аппарата. - Обрати внимание на строение этого камня! Видишь на нем красные и золотистые отметины? - Да, вижу, - не совсем уверенно ответил Крэнделл. - Это значит, что золото рядом, - сказал Моррисон. - Оно должно быть здесь! Послушай, Макс, я знаю, что у тебя неважно с деньгами, но я все же прошу тебя кое-что для меня сделать. Пришли мне пинту воды. Всего одну пинту, и это даст мне возможность продержаться день или два. Мы оба можем разбогатеть, потратившись всего на одну пинту воды! - К сожалению, - с мрачным видом сказал Крэнделл, - я не могу это сделать. - Не можешь? - Именно не могу, Томми. Я послал бы тебе воду, даже если бы вокруг тебя были только песчаник и гранит. Неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе умереть от жажды, если бы был в состоянии помочь? Но я ничего не могу сделать. Посмотри сам. Крэнделл повернул аппарат так, что стал виден интерьер комнаты. Моррисон увидел, что из нее исчезли стулья, стол, конторка, шкаф для досье и сейф. Остался только телефон. - Не могу понять, почему они оставили телефон, - признался Крэнделл. - Я задолжал им за два месяца. - Я тоже, - сказал Моррисон. - Теперь я нищий, - продолжал Крэнделл. - У меня нет и десяти центов. Пойми меня правильно. За себя я не беспокоюсь. Суп для безработных никуда от меня не денется. Но я не могу телепортировать тебе воду. Ни тебе, ни Ремстаатеру. - Ты говоришь про Джима Ремстаатера? - Да. Он отправился в северном направлении искать золотой камень за Забытой Рекой. На прошлой неделе у его вездехода сломалась ось, но он тоже не захотел возвращаться. Вчера у него кончилась вода... - Я помог бы ему, если бы мог, - сказал Моррисон. - И он бы тебе помог, если бы мог, - подхватил Крэнделл. - Но он не может, и ты не можешь, и я не могу. Томми, у тебя только один выход. - Какой же? - Найти золотой камень. Не признаки месторождения, а настоящее золото, за которое платят звонкой монетой. Потом позвонить мне. Если у тебя в руках окажется настоящий золотой камень, я возьму за грудки Уилкеса из компании "Шахты трех планет" и заставлю его выдать нам аванс. Но он, вероятнее всего, потребует свои пятьдесят процентов. - Но это же грабеж! - Нет, это просто высокая стоимость кредита на Венере, - ответил Крэнделл. - Не беспокойся, тебе достанется значительно больше. Но вначале нужно найти золотой камень. - Договорились, - сказал Моррисон. - Россыпи должны быть поблизости. Макс, какое сегодня число? - Тридцать первое июля. А что? - Да просто так. Я позвоню тебе, когда что-нибудь обнаружу. Моррисон положил трубку и уселся на небольшой камень. Вид у него был мрачный. Тридцать первое июля. Завтра у него день рождения. Родные будут о нем вспоминать. Тетушка Бесс в Пасадене, близнецы в Лаосе, дядюшка Тед в Дуранго. И конечно же Джэни, которая ждет его в Тампе. Моррисон вдруг подумал, что завтра, может быть, его последний день рождения. Если он не отыщет золотой камень... Он поднялся на ноги, упаковал телефон, поместив его рядом с пустыми канистрами, и двинулся на юг. Он был не один. Птицы и звери пустыни по-прежнему сопровождали его. Над головой неутомимо и беззвучно кружили черные ястребы. Волки все больше приближались к нему с двух сторон. Они бежали, высунув красные языки, в ожидании, когда он упадет. - Я еще не умер! - крикнул им Моррисон. Он выхватил револьвер и выстрелил в ближайшего к нему зверя. На расстоянии двадцати шагов он промахнулся. Тогда Моррисон встал на одно колено, крепко сжал револьвер двумя руками и снова выстрелил. Волк взвыл от боли. Вся стая тут же набросилась на раненого собрата, а ястребы спланировали вниз, чтобы урвать свою долю. Моррисон сунул револьвер обратно в кобуру и пошел дальше. Всем своим существом он ощущал, что потерял слишком много влаги. Окружающий ландшафт плясал и прыгал у него перед глазами. Походка его сделалась неуверенной. Он выбросил пустые канистры, избавился от всего, кроме набора для производства анализов, телефона и револьвера. Либо он выйдет из пустыни с высоко поднятой головой, либо не выйдет совсем. Признаки близкого месторождения были очевидны. И все же он до сих пор не нашел желанного богатства. В тот вечер в основании одной из скал Моррисон обнаружил неглубокую пещеру. Он забрался внутрь и забаррикадировал камнями вход. Потом достал револьвер и откинулся на противоположную от входа стену. Волки были снаружи, они нюхали воздух и щелкали зубами. Моррисон сел и приготовился к ночному бдению. Он не спал, но в то же время не мог постоянно бодрствовать. Его мучили сны и видения. Будто бы он снова на Земле, и Джэни говорит ему: - Это тунец. Видимо, мы их неправильно кормим. Вся рыба больна. - Черт бы их всех побрал! - ругнулся Моррисон. - Стоит только одомашнить какую-то рыбу, как она тут же превращается в неженку. - Ты что собираешься делать? - спросила его Джэни. - Философствовать или рыбу лечить? - Вызови ветеринара. - Уже пыталась. Но его нет на месте, он уехал к Блейкам осмотреть их молочного кита. - Ладно, я пока нырну и взгляну на них. - Моррисон надел на лицо маску. - Не успеваю даже обсохнуть, как снова приходится лезть в воду. Голова и грудь у него были мокрые. ...Моррисон открыл глаза. Голова и грудь у него были мокрые - он весь вспотел. Выглянул наружу поверх баррикады из камней и увидел сквозь просвет зеленые волчьи глаза - их было два... четыре... шесть... восемь! Он выстрелил в них, но они не ушли. Он снова выстрелил, но пуля пошла рикошетом, и мелкие осколки камня впились ему в лицо. Он выстрелил еще несколько раз, и ему удалось ранить одного из волков. Стая ушла. Но его револьвер был разряжен. Моррисон порылся в карманах и обнаружил еще пять патронов. Он аккуратно зарядил револр. До рассвета было уже недалеко. И снова он впал в дрему. На этот раз ему пригрезился Спецзаказ Золотоискателя. О нем можно было услышать в любой пивнушке на границе с Пустыней Скорпиона. Заросшие колючей щетиной немолодые старатели рассказывали об этом сотни небылиц, а наглые буфетчики встревали со своими комментариями. В 89 году Спецзаказ Золотоискателя сделал Кирк и получил огромный и ни на что не похожий. В 93-м его обладателями стали Эдмонсон и Арр. И это не враки. Другие тоже делали такой заказ, когда набредали на месторождение золотого камня. Во всяком случае, так говорят люди. Но так ли оно было на самом деле? Существовал ли вообще этот Спецзаказ Золотоискателя? Стоило, наверное, жить, чтобы увидеть эго радужное чудо высотой с церковную колокольню, широкое, словно каменное здание, и более ценное и дорогое, чем сам по себе золотой камень? Конечно, стоило! Да ведь он почти у цели... Моррисон вздрогнул и проснулся. Утро уже наступило. Он с трудом выбрался из пещеры навстречу новому дню. Моррисон то шел спотыкаясь, то полз, неизменно на юг. Теперь со всех сторон его окружали волки, а вверху парили крылатые хищники. Его пальцы ощущали то песок, то камень. А признаки золотого камня были все явственнее! Но где в этой окаянной пустыне было золото? Где? Ему было уже почти все равно. Моррисон с трудом передвигал с места на место свое обожженное солнцем, высохшее тело, останавливаясь только для того, чтобы выстрелить, когда волки подбирались слишком уж близко. Осталось четыре патрона. Ему пришлось снова выстрелить, когда ястребы, проявляя нетерпение, начали пикировать, целясь ему в голову. Удачным выстрелом он подстрелил сразу двоих. Волки перегрызлись из-за добычи. Моррисон теперь полз вперед, не разбирая дороги. Наконец он споткнулся о выступ скалы и упал. Падение было пустяковым, но у него выпал из рук револр. Волки тут же оседлали его. Моррисона спасла только их жадность. Они начали драться из-за него, и он успел отползти в сторону и схватить револр. Два выстрела разогнали стаю. Остался один патрон. Он решил оставить его для себя, поскольку уже слишком устал, чтобы продолжать борьбу. Моррисон встал на колени. Признаки сокровища совершенно несомненные. Просто фантастические. Оно где-то рядом... - Ну, черт меня побери... - пробормотал Моррисон. Небольшая расщелина, в которую он свалился, была из чистого золотого камня. Он поднял небольшой осколок и поднес его к глазам. Даже в необработанном виде был явственно заметен золотистый блеск. Огненно-красные и волосистые блестки сняли в глубине камня. - Проверь, - сказал сам себе Моррисон. - Не нужно ложных тревог, фантастических видений, несбыточных надежд. Сделай анализ. Он разбил осколок с помощью рукоятки револьвера. На изломе было отчетливо видно, что это золотой камень. Моррисон достал набор для производства анализа и несколько раз капнул на камень белым раствором. На поверхности камня выступила зеленая пена. - Золотой камень - нет сомнения! - констатировал Моррисон, разглядывая окружавшие его, сверкавшие золотым блеском стены расщелины. - Наконец-то я богат! Он взял в руки телефон. Дрожащими пальцами набрал номер Крэнделла. - Макс! - крикнул Моррисон. - Я нашел золото! Я разбогател! - Меня зовут не Макс, - прозвучал в телефонной трубке незнакомый голос. - Что? - Моя фамилия Бойард, - сказал мужской голос. Изображение на экране стало отчетливым, и Моррисон увидел перед собой щуплого человечка с плоским лицом, на котором красовались тоненькие усики. - Извините, мистер Бойард, - сказал Моррисон. - Вероятно, я набрал не тот нр. Я звоню... - Кому вы звоните, не имеет значения, - перебил его мистер Бойард. - Я районный инспектор Телефонной компании на Венере. Вы просрочили платеж по счету уже на два месяца. - Я могу оплатить его хоть сию минуту, - с улыбкой произнес Моррисон. - Прекрасно, - сказал мистер Бойард. - Как только вы это сделаете, мы возобновим обслуживание. Экран начал бледнеть. - Погодите! - крикнул Моррисон. - В данный момент я не могу явиться в вашу контору. А мне нужно обязательно сейчас позвонить. Всего один звонок, с тем чтобы я... - Невозможно! - решительным тоном произнес мистер Бойард. - Только после того, как вы оплатите счет. Тогда вас немедленно подключат снова. - У меня деньги с собой! - сказал Моррисон. - Вот они, в руке! Бойард помедлил. - Ситуация довольно необычная, но я думаю, что по такому случаю мы могли бы направить к вам специального робота. Если вы желаете оплатить расходы... - Да, я хочу заплатить! - Хм, это против правил, но осмелюсь заметить, мы... Где деньги? - Вот они, - сказал Моррисон. - Вы их узнаете, не правда ли? Это золотой камень! - Я устал от ваших трюков. Вы, старатели, почему-то думаете, что вам удастся нас провести. Наберете в руку несколько камешков... - Это настоящий золотой камень! Неужели вы не видите? - Я бизнесмен, - заявил мистер Бойард, - а не ювр. Я не отличу золотой камень от золотарника... [травянистое растение семейства сложноцветных с желтыми соцветиями] Экран погас. Моррисон предпринимал отчаянные попытки связаться с телефонистом. Трубка молчала, в ней не слышно было даже сигнала. Его телефон был отключен. Моррисон положил аппарат к ногам и принялся обдумывать ситуацию. Узкая расщелина, в которую он свалился, примерно ярдов двадцать шла прямо, затем делала поворот налево. В ее отвесных стенах не было углублений или других подходящих мест, где бы он мог соорудить баррикаду против волков. Сзади послышался шум. Моррисон повернулся всем телом и увидел, что на него во всю прыть несется огромный матерый волк. Не колеблясь ни секунды, Моррисон выхватил револьвер и выстрелил в р. Зверю снесло верхнюю часть черепа. - Будь ты проклят! - выругался Моррисон. - Я берег эту пулю для себя. Но ему удалось выиграть несколько секунд. Моррисон побежал по расщелине, ища какое-нибудь углубление в стене. Она сверкала у него перед глазами красными и золотистыми искрами. Волки устремились за человеком. Моррисон остановился. Впереди, за поворотом, расщелина заканчивалась отвесной стеной. Он прижался к ней спиной, схватив револьвер за ствол. Волки остановились в пяти шагах от него, изготавливаясь к броску. Их было десять или двенадцать, так что в узкой расщелине они сгрудились по трое в ряд. Над головой, в ожидании своего часа, кружились ястребы. В этот момент Моррисон услышал характерные щелчки, которыми обычно сопровождалась телепортация. Над головами волков возникла серебристая воронка, и они поспешили ретироваться. - Как раз вовремя! - сказал Моррисон. - Почему вовремя? - спросил почтовый робот Уильяме Четвертый, ибо это был он. Он выбрался из воронки и осмотрелся. - Ну, молодой человек, - сказал Уильямс Четвертый, - в хорошенькую историю вы вляпались. Разве я нас не предупреждал? Разве не советовал вернуться? А теперь нот полюбуйтесь! - Вы были абсолютно правы, - согласился Моррисон. - Что мне прислал Макс Крэнделл? - Макс Крэнделл ничего не прислал, да и не мог. - Так с чем вы прибыли? - Я прибыл по поводу вашего дня рождения, - уточнил Уильямс Четвертый. - Мы в Почтовом департаменте специально обслуживаем тех, у кого день рождения. Вот, держите! Уильямс Четвертый вручил Моррисону целую пачку почтовых отправлений, включая поздравления от Джэни, от тетушек, дядюшек и двоюродных братьев и сестер со всех концов Земли. - А вот тут что-то еще, - вспомнил Уильямс Четвертый, роясь в фирменном мешке. - Мне помнится, что-то должно быть. Погоди-ка... Да вот она. И он вручил Моррисону небольшую бандероль. Моррисон торопливо разорвал обертку. Это был подарок ко дню рождения от тетушки Мины из Нью-Джерси. Он открыл бандероль. В ней была коробка приторно-сладких тянучек, доставленных прямо из Атлантик-сити. - Изысканный деликатес, как мне говорили, - заметил Уильямс Четвертый, заглядывая через плечо Моррисона. - Но не очень к месту в данных обстоятельствах. Поверьте, молодой человек, мне больно видеть, как кто-то умирает в свой день рождения. Самое лучшее, что я могу вам пожелать, так это чтобы смерть наступила быстро и безболезненно. Робот направился к воздушному конусу. - Подождите! - крикнул Моррисон. - Вы не можете просто так меня оставить! Вот уже несколько дней у меня капли не было во рту! А эти волки... - Знаю, - сказал Уильямс Четвертый. - Неужели вы думаете, что мне все безразлично? Даже роботы не лишены эмоций! - В таком случае помогите мне! - Не могу. Правила Почтового департамента категорически и недвусмысленно это запрещают. Помнится, в 97-м году меня о том же просил Эбнер Лейз. Затем похоронная команда искала его три года... - У вас есть телефон для экстренной связи, верно? - спросил Моррисон. - Да. По я имею право им пользоваться только в чрезвычайных обстоятельствах, касающихся лично меня. - А можете вы хотя бы взять у меня письмо? Заказное... - Конечно, могу, - подтвердил металлический почтальон. - Для того я здесь. Я могу даже снабдить вас карандашом и бумагой. Моррисон взял бумагу и карандаш и попробовал сосредоточиться. Если он сейчас напишет Максу письмо, которое будет срочно доставлено, тот получит его через несколько часов. Но сколько времени понадобится Максу для того, чтобы раздобыть деньги и отправить ему воду и боеприпасы? День, два? Как ему продержаться все это время? - У вас, наверное, есть при себе почтовая марка? - спросил робот. - Нет, - ответил Моррисон. - Но я куплю ее у вас. Специальную, для телепортации. - Прекрасно, - сказал робот. - Мы только что выпустили новую серию под названием "Треугольники Венусборга". Их эстетическое оформление безупречно! Каждая такая марка стоит три доллара. - Хорошо. Нормальная цена. Продайте мне одну. - Чем вы будете платить? - Вот этим, - сказал Моррисон и протянул роботу кусок золотого камня стоимостью по меньшей мере пять тысяч долларов. Почтальон осмотрел камень и вернул его старателю. - Извините, я могу принять только наличные. - Но это стоит больше, чем тысяча таких почтовых марок! - возразил Моррисон. - Это золотой камень! - Все может быть, - сказал Уильямс Четвертый. - Но в меня никогда не вводили аналитических данных. К тому же оплата почтовых услуг на Венере не предусматривает товарообмен. Мне нужно получить от вас три доллара - бумажных или в виде металлических монет. - У меня нет таких денег. - Очень сожалею, - сказал Уильямс Четвертый и повернулся, чтобы уйти. - Вы не можете уйти просто так и обречь меня на смерть! - Могу и должен, - грустно произнес Уильямс Четвертый. - Я ведь только робот, мистер Моррисон. Меня сделали люди, и, естественно, в меня заложена частица их интеллекта. Так оно и должно быть. Я подчиняюсь запретам, которые по своей природе аналогичны запретам, обязательным для большинства людей на этой негостеприимной планете. И в отличие от людей я не могу переступать запреты. С этими словами робот начал забираться в воздушную воронку. Моррисон бездумно наблюдал за ним. От него не укрылось то, что позади воронки дожидается волчья стая. Он видел и мягкое, золотистое свечение стен расщелины. Золотого камня здесь было на несколько миллионов долларов. И вдруг внутри у Моррисона словно сработал какой-то механизм. Он издал нечленораздельный звук, рванулся вперед и схватил робота за лодыжки. Уильямс Четвертый, который только наполовину погрузился в воронку, начал отбиваться. Он отчаянно махал руками и едва не освободился от хватки Моррисона. Но тот держал его с упорством маньяка. Дюйм за дюймом он вытаскивал робота из воронки, затем бросил его на землю и прижал руками. - Вы нарушаете почтовую связь! - запротестовал Уильямс Четвертый. - Я нарушу не только связь! - пообещал Моррисон громовым голосом. - Я не боюсь умереть. Уж таковы условия игры. Но черт бы меня побрал, если я захочу умереть теперь, через пятнадцать минут после того, как стал богат! - У вас нет выбора. - Выбор есть. Я воспользуюсь вашим телефоном для экстренной связи. - Не имеете права! - сказал Уильямс Четвертый. - Я отказываюсь его открывать. А сами вы никогда до него не доберетесь без специальных приспособлений. Они имеются только в мастерской. - Может быть, - согласился Моррисон. - Проверим! Он вытащил из кармана незаряженный револр. - Что вы собираетесь делать? - испугался Уильямс Четвертый. - Хочу попробовать превратить тебя в металлический лом без помощи специальных приспособлений. Думается, что твои глазные ячейки - самое подходящее место, откуда логичнее всего было бы начать. - Все правильно, - сказал робот. - Конечно, у меня нет инстинкта самосохранения. Но разрешите обратить ваше внимание на то, что вся Венера останется без почтальона. Многие люди пострадают в результате вашего антиобщественного поступка. - Вероятно, - отозвался Моррисон и занес револьвер над головой робота. - Кроме того, - поспешно сказал робот, - вы посягаете на собственность правительства. Это тяжкое преступление! Моррисон рассмеялся и занес револьвер для удара. Робот быстро увернулся. При этом он попытался освободиться, но Моррисон крепко прижимал его к земле. Он давил на грудную клетку робота всей тяжестью своих двухсот фунтов. - На этот раз я не промахнусь, - пообещал Моррисон, снова поднимая револр. - Стойте! - вскричал Уильямс Четвертый. - Я обязан оберегать собственность правительства, если даже эта собственность - я сам. Можете воспользоваться моим телефоном, мистер Моррисон! Но имейте в виду, что вы совершаете насилие, которое карается заключением в исправительном доме "Солнечные Болота" на срок от пяти до десяти лет. - Давай-ка сюда телефон! - приказал Моррисон. На груди робота открылась крышка, и из нее выдвинулся миниатюрный телефонный аппарат. Моррисон позвонил Максу Крэнделлу и объяснил ситуацию. - Понимаю, - ответил Крэнделл. - Хорошо, я постараюсь разыскать Уилкеса. Но, Том, я не уверен, что мне удастся все сделать. Присутственные часы уже закончились. Большинство контор закрыто... - Сделай так, чтобы они открылись, - предложил Моррисон. - Я им всем заплачу. И постарайся также помочь Джиму Ремстаатеру. - Это просто так не делается. Ты еще не заявил свои права на это золото. Ты даже не доказал, что найденное тобою месторождение имеет реальную ценность. - Взгляни-ка сюда, - предложил Моррисон и повернул телефон так, чтобы Крэнделл мог увидеть сверкающие стены расщелины. - Выглядит натурально, - подтвердил Крэнделл. - Но, к сожалению, весь этот блеск не заменит золотой камень. - Что мы можем сделать? - спросил Моррисон. - Давай все по порядку. Я телепортирую к тебе Общественного инспектора. Он проверит твою заявку, определит размеры месторождения и уточнит, не претендует ли на него кто-нибудь еще. Ты передашь ему кусок золотого камня для отправки в Венусборг. Выбери кусок покрупнее. - Как мне его отколоть? У меня нет никаких инструментов... - Придумай что-нибудь! Он должен привезти с собой кусок породы для производства анализов. Если она окажется достаточно богатой, то дело сделано. - А если нет? - Давай не будем об этом говорить, - предложил Крэнделл. - Начинаю действовать немедленно. Будь здоров, Томми! Моррисон положил трубку. Он встал и помог роботу подняться на ноги. - Впервые за двадцать три года, - начал Уильямс Четвертый, - под угрозу была поставлена жизнь государственного почтового служащего. Мистер Моррисон! Я обязан заявить об этом полицейским властям Венусборга. У меня нет другого выхода. - Понимаю, - сказал Моррисон. - Но мне кажется, что лучше провести пять или десять лет в исправительном доме, чем расстаться с жизнью. - Сомневаюсь. Туда я тоже доставляю почту, так что месяцев через шесть вы мне расскажете о своих впечатлениях. - Когда? - удивленно спросил Моррисон. - Месяцев через шесть после того, как я закончу развозить почту по всей планете и вернусь в Венусборг. О таких происшествиях принято докладывать лично. Наиболее важная и первоочередная задача - доставка почты по назначению. - Спасибо, Уильямс. Я просто не знаю, как тебя... - Я всего лишь исполняю свой долг, - сказал робот и забрался в воздушную воронку. - Если через шесть месяцев вы все еще будете торчать на Венере, мне придется доставлять вам письма в исправительный дом. - Моей ноги здесь не будет! - заверил его Моррисон. - Пока, Уильямс! Робот скрылся в воздушном конусе. Вслед за этим маленький смерч исчез. Моррисон остался один в наступающих сумерках. Ему удалось обнаружить выступ золотого камня, который был крупнее человеческой головы. Моррисон принялся бить по нему рукояткой револьвера. В воздухе искорками вспыхивали отлетающие частицы золотого камня. Через час работы на рукоятке образовались четыре глубоких вмятины, а Моррисону удалось лишь слегка поцарапать необыкновенно твердую поверхность выступа. Волки снова начали надвигаться на него. Моррисон швырял в них камнями, старался отпугнуть своим надтреснутым голосом. Волки ретировались. Он повторно осмотрел выступ и с одного края обнаружил топкую трещину. Моррисон возобновил работу, стремясь попасть рукояткой поближе к трещине. Золотой камень не поддавался. Моррисон отер пот со лба и задумался. Ему бы зубило... Он снял поясной ремень. Вставил в трещину край стальной пряжки и начал бить по ней рукояткой. Ему удалось вогнать пряжку в камень на какую-то долю дюйма. Еще три сильных удара - и пряжка крепко засела в трещине. Моррисон ударил еще раз - и камень раскололся, обнажив ровную поверхность. От выступа откололся кусок примерно фунтов двадцать. При цене пятьдесят долларов за одну тройскую унцию [31,1035 грамма] этот осколок стоил примерно двенадцать тысяч. Но еще требовался анализ на содержание в нем золота. Вечерний сумрак заметно сгустился, когда прибыл Общественный инспер. Это был невысокий коренастый робот с иссиня-черным защитным покрытием. - Добрый день, сэр, - приветствовал инспектор Моррисона. - Хотите сделать стандартную заявку? На право ничем не ограниченной разработки? - Точно, - подтвердил Моррисон. - А где центр месторождения, которое вы заявляете? - Что? Центр? Думаю, что я стою в самом его центре. - Прекрасно, - сказал робот. Он извлек откуда-то рулетку со стальной лентой и быстро пошел прочь от Моррисона. Отсчитав двести ярдов, он остановился. Затем с помощью стальной ленты обозначил квадрат, в центре которого находился Моррисон. Закончив измерения, робот надолго застыл в неподвижности. - Что вы сейчас делаете? - поинтересовался Моррисон. - Фотографирую местность в глубину, - ответил инспер. - Но при таком освещении, как сейчас, это довольно трудно. Нельзя ли подождать до утра? - Нет! - Тогда мне придется поработать теперь, - оказал робот. Несколько раз он передвигался с места на место и застывал. По мере того как сгущались сумерки, время экспозиции увеличивалось. Общественный инспектор работал с таким напряжением, что, не будь он металлическим, наверняка бы вспотел. - Ну вот, - сказал он наконец, - все формальности соблюдены. У вас найдется образец породы, который я мог бы захватить с собой? - Вот он. - Моррисон поднял кусок золотого камня и подал его инспектору. - Это все? - Абсолютно все, - заверил его робот. - Только вы не предъявили Акт на право старательства. Моррисон захлопал глазами. - Что такое я вам не предъявил? - Акт на право старательства. Его выдает правительство. Этот документ удостоверяет, что в заявляемом вами месторождении, как то предусмотрено указом правительства, расщепляющихся материалов содержится не более пятидесяти процентов от общей массы породы на глубину до шестидесяти футов. Это всего лишь формальность, но без нее не обойтись. - Слышу об этом в первый раз, - признался Моррисон. - Это правило ввели только на прошлой неделе, - пояснил инспер. - У вас нет такого документа? В таком случае, как вы понимаете, ваша стандартная заявка на право неограниченной разработки не имеет законной силы. - А можно что-нибудь сделать? - Ну, - сказал робот, - у вас есть возможность заменить стандартную заявку на право неограниченной разработки на специальную заявку с ограниченными правами. В таком случае Акт на право старательства не требуется. - Что означает специальная заявка с ограниченными правами? - Она предусматривает, что через пятьсот лет все Права на разработку переходят к правительству Венеры. - Прекрасно! - воскликнул Моррисон. - Великолепно! Хорошо! И это все? - Абсолютно все, - подтвердил инспер. - Я захвачу с собой этот образец для анализов и немедленной оценки. На их основании и исходя из данных глубинной фотографии мы сможем сделать оценку и определить размеры заявляемого вами месторождения. - Пришлите мне что-нибудь для борьбы с волками, - попросил Моррисон. - Немного еды. И, послушайте, я хочу получить Спецзаказ Золотоискателя. - Да,р. Все это будет вам телепортировано, если ваша заявка того стоит и можно будет покрыть расходы. Робот забрался в воздушную воронку и исчез. Время шло, и волки снова начали надвигаться на Моррисона. Старатель отбивался от них камнями, они огрызались, но окончательно не отступали. Пасти их были разинуты, языки вывалены наружу. Они потихоньку подползали к Моррисону. Вдруг их вожак отпрыгнул в сторону и завыл. Над волчьей стаей вновь появилась серебристая воронка. Из нее выпало ружье, которое угодило прямо в переднюю лапу вожака. Волки попятились. Второе ружье упало на песок. Потом свалился большой ящик с надписью: "Ручные гранаты. Обращаться с осторожностью". За ним последовал еще ящик, на котором значилось: "Рацион для пустыни. Тип К". Моррисон застыл в ожидании, поглядывая на сверкающий конус воронки. Она удалилась от него на расстояние с четверть мили и замерла. Затем из воронки показалась огромная медная подставка округлой формы. Воронка еще более расширилась, и из нее появился медный сосуд еще более значительных размеров. Вместе с подставкой сосуд опустился на землю. Размеры его были огромны: он протянулся от горизонта до горизонта. Это была гигантская медная чаша, украшенная замысловатым орнаментом. Воронка поднялась повыше и снова замерла, как раз над чашей. Моррисон ждал - саднило его пересохшее горло. Внезапно из воронки - прямо в чашу - полилась тонкая струйка воды. Моррисон все еще стоял неподвижно. Потом началось главное. Тоненькая струйка превратилась в бурный поток. Волки в страхе разбежались, ястребы улетели. Из воронки в огромную чашу низвергался целый водопад... Моррисон покачиваясь пошел по направлению к чаше. "Я мог бы заказать одну канистру воды", - подумал он, изнемогая от жажды и с трудом одолевая последние четверть мили по раскаленному песку. Наконец он остановился под гигантским сооружением. Это и был Спецзаказ Золотоискателя - выше церковной колокольни, шире, чем солидное каменное здание, наполненный водой, более драгоценной, чем сам золотой камень. Внизу был кран, и Моррисон отвернул его. Вода побежала ручейками вниз по дюне, впитываясь в желтый песок. "Нужно было заказать стакан или кружку воды", - подумал Моррисон, лежа на спине с открытым ртом.




Реклама: