Роберт Шекли. Первый день Президента

Dukakis and the Aliens #title 1992 #year_of_publication 1999 #год_издания Robert Sheckley #author фантастика #жанр science fiction #ganre short story #type рассказ #тип И.Тогова #перевод ISBN 5-04-002504-1 #ISBN_перевод Москва ЗАО "ЭКСМО-Пресс", 1999 - 4 (Серия "Стальная крыса") #издание tymond #scan tymond #OCR tymond #spellcheck Эта история привиделась мне, наверно, в кошмарном сне. И, несмотря на всю ее смехотворность, я воспроизвожу ее с почти документальной точностью. Быть может, это всего лишь сценарий для повести или, чего доброго, целого романа, навеянный слишком пристальным вниманием к президентской гонке. Хотя кто на самом деле знает, чем определяется выбор американского народа и судьбы американских президентов. ПРОБУЖДЕНИЕ Дукакис всегда знал, что первый день в Белом доме будет для него необычным. Но не мог даже предположить, насколько причудливым все окажется на самом деле. Странности начались с того самого момента, когда он наконец остался один в Овальном Кабинете, опустился в огромное кресло и прикрыл глаза, буквально на мгновение, чтобы прочувствовать момент: мечта стала реальностью, вот он, президент, сидит в Овальном Кабинете... -- Господин президент, сэр? Дукакис резко вскинул голову. Он попросил, чтобы его не беспокоили. Он так долго представлял, как останется один, в Овальном Кабинете, сядет в кресло, закроет глаза и прочувствует всю значимость произошедшего... Откуда взялся этот лысеющий тип, лет тридцати с небольшим, нетерпеливо наклонившийся к самому лицу? -- Господин президент? -- Ну что там еще? -- спросил Дукакис. -- Кто такой? -- Уоткинс, сэр, -- ответил человек. -- Сотрудник секретной службы. -- Хорошо, Уоткинс. Чем могу помочь? Он даже не слышал, как этот тип вошел в комнату. Не иначе, носит туфли на резиновой подошве. Как открылась дверь, Дукакис тоже не слышал. С другой стороны, он дремал, чего и следовало ожидать от человека, которого только что избрали на самую высокую должность на планете, а может, и в Солнечной системе со всеми ее кометами и астероидами. -- Я знаю, сэр, что вы объявили сотрудникам с утра выходной, однако нового президента необходимо ввести в курс дел сразу же после его появления в Овальном Кабинете. Надеюсь, вы понимаете нашу спешку. Существуют чрезвычайно важные обстоятельства, о которых мало кому известно. В подробности не посвящен даже самый близкий круг советников и экспертов. Президент обязан знать все. Он держит в руках все нити и принимает окончательное решение. Конечно, ему требуется совет и одобрение Конгресса, но все-таки решать приходится только ему. Именно поэтому, сэр, я пришел, чтобы рассказать, а лучше показать вам самый большой секрет этой, а равно всех прошлых и будущих администраций. Дукакис рассмеялся. -- Что же это за секрет? Уж не хотите ли вы познакомить меня с пришельцами? Уоткинс неожиданно побледнел. -- С вами уже кто-то беседовал, сэр? ПРИШЕЛЬЦЫ ОБЪЯВИЛИСЬ! -- Что ты болтаешь? -- рассердился Дукакис. -- Я пошутил. -- Пришельцы -- это не шутка, -- возразил Уоткинс. -- Идемте со мной, р. Я отведу вас к ним. -- Не понял? -- Пришельцы,р. Я хочу вас с ними познакомить. -- В другой раз, -- поморщился Дукакис. -- Сейчас мне не до пришельцев. Кстати, через пятнадцать минут у меня встреча с президентом Нигерии. Уоткинс изобразил на лице глубокую печаль. -- Я надеялся, сэр, что мы сделаем это немедленно. -- Как насчет следующего вторника, между десятью и одиннадцатью утра?-- Боюсь, сэр, что так долго они ждать не станут, -- возразил Уоткинс. Дукакис рассмеялся, но, заметив, что Уоткинс даже не улыбается, нахмурился и тоном, который можно было посчитать как шутливым, так и очень серьезным, произнес: -- А мне все равно, станут они ждать или нет. I- -- Боюсь, что не все равно, сэр, -- покачал головой Уоткинс. -- Вопрос действительно не терпит отлагательств. Пожалуйста, пойдемте со мной, мистер Дукакис, вам необходимо встретиться с некоторыми людьми. Полагаю, слово "люди" в данном случае подходит лучше всего. Дукакис нервно заерзал в кресле. Первая встреча с сотрудниками секретной службы проходила совсем не так, как он предполагал. Почему раньше никто не доложил ему об этих пришельцах? Он чувствовал себя не в своей тарелке.-- Я хочу позвонить своим советникам, -- произнес Дукакис почти капризным тоном. -- Это было бы нежелательно, -- сказал Уоткинс. -- Переговоры с пришельцами -- прерогатива исключительно президента. Вы можете посоветоваться с помощниками только после того, как сами ознакомитесь с проблемой. Не раньше. Информация предназначена только для вас. Затем вы вольны распоряжаться ею по своему усмотрению. Слушайте меня внимательно, р. Когда я закончу, вы решите, кому из советников можно доверить подобную тайну. Если, конечно, вы вообще решитесь ее кому-либо доверить. -- Не понимаю, из-за чего такая секретность, -- проворчал президент. -- Скоро поймете,р. Пойдемте. Похоже, Уоткинс прекрасно ориентировался в Овальном Кабинете. Он подошел к высокому шкафу и открыл дверцу своим ключом. Дукакис заглянул через плечо секретного агента. В шкафу на плечиках висели костюмы. Уоткинс отодвинул их в сторону, открыв проход к стальной кабине лифта. -- Я и не знал, что здесь такое... -- пробормотал Дукакис. -- Вам не положено было этого знать, -- улыбнулся Уоткинс. -- До тех пор, пока я вам не покажу. -- Кто установил лифт? -- Этот сделан по приказу Франклина Делано Рузвельта. Предполагалось, что по нему можно будет спуститься в безопасное место в случае вторжения немцев во время Второй мировой войны. Разумеется, это был всего лишь предлог. Рабочих привели к строжайшей присяге. Вы тоже обязаны хранить тайну. -- Конечно, -- сказал Дукакис. Изнутри лифт напоминал небольшой спортивный зал. На полу валялись маты, имелась перекладина и несколько гимнастических снарядов. -- Это все для видимости? -- спросил Дукакис. -- Вы чрезвычайно догадливы, сэр, -- кивнул Уоткинс. Дукакис подошел к панели с кнопками, сотрудник секретной службы запер двери лифта. -- Здесь отмечены четыре этажа, -- сказал Дукакис. -- На какую кнопку нажимать? -- Ни на какую, -- отозвался Уоткинс. -- Отсюда можно спуститься только в подземный гараж Белого дома. -- А мы куда направляемся? -- Увидите. Уоткинс нажал на панель, и она отошла в сторону. За ней оказалась защищенная проволочным каркасом красная кнопка. Уоткинс сдвинул каркас в сторону. -- Теперь можете нажимать,р. Дукакис надавил на кнопку. Механизм тихо загудел, лифт заскользил вначале вниз, потом куда-то вбок. Скорость стремительно нарастала. -- Каким образом работает это устройство? -- спросил Дукакис. -- Тесловые катушки, -- ответил Уоткинс. -- Никогда о них не слышал, -- проворчал Дукакис. -- Технология держится в секрете. -- Зачем держать в секрете то, что может хорошо работать? -- удивился Дукакис. -- Это вы тоже скоро узнаете,р. -- Куда мы направляемся? -- повторил Дукакис. -- На секретный подземный объект в Дулсе, штат Нью-Мексико. -- Нью-Мексико? Но это же в нескольких тысяч миль отсюда! -- Если точно, то от Вашингтона до Дулса две тысячи семь миль. При помощи магнитной индукции мы проделаем этот путь очень быстро. -- Вы сказали "секретный объект"? -- Так точно,р. -- Я не знал, что у нас существуют секретные объекты в Нью-Мексико. -- Строго говоря, у нас их там нет. У нас есть база ВВС, а на ней существует секретный объект. Под землей. На девятом уровне. -- Да это целый город! -- заметил Дукакис. -- Именно так, р. Уоткинс нажал на кнопку, и из стен лифта выдвинулись удобные сиденья. Еще одна кнопка отвечала за небольшойр. -- Все предусмотрели! -- восхищенно пробормотал Дукакис. -- Здесь есть даже факс,р. Хотя мы перемещаемся так быстро, что он нам не понадобится. КАК БЫТЬ С ВТОРЖЕНИЕМ РЕПТИЛОИДОВ Поездка все-таки длилась довольно долго. Один раз пассажирам даже подали обед. Бутерброды с индюшатиной показались Дукакису сухими, зато пиво было великолепно. По крайней мере в пиве эти люди разбираются, решил он. В лифте имелись свежие газеты. Дукакис попытался скоротать время за чтением, потом решил прикинуть, с какой же все-таки скоростью они несутся. Цифра не укладывалась в голове. Он взглянул на Уоткинса. Тот стоял, заложив руки за спину, и покачивался с носка на пятку. Секретный агент был человеком среднего роста, с темными волосами, короткой стрижкой и пробором на левой стороне. В петлице темно-синего пиджака красовался цветок. Дукакис все еще не мог как следует прийти в себя. Между тем пора было задуматься. Не заговор ли это? Может, кто-то замышляет против него недоброе? Он вспомнил своих политических соперников. Не их ли это происки? Дукакис всегда смеялся над параноиками, страдающими особой подозрительностью. А ведь дело принимает серьезный оборот. Где кончается паранойя и начинается разумная осторожность? Наконец лифт плавно остановился. Уоткинс открыл двери. Снаружи просматривался какой-то корр. Судя по всему, они находились под землей. -- Дальше пойдем пешком, -- объявил Уоткинс. -- Сооружение транспортной системы не закончено. Думаю, вам не надо объяснять, в чем причина задержки. Дукакис как раз ждал объяснений, но Уоткинс, видимо, решил, что президент догадался сам. Вообще, для первого раза впечатлений было чересчур многовато. -- Где мы? -- резко спросил Дукакис. -- На подземной базе под городом Дуле, штат Нью-Мексико. -- Зачем мы сюда приехали? -- Они хотят знать ваше решение, господин президент. -- Какое решение? -- Относительно рептилоидов. Все эти годы мы считали их своими главными противниками. О страшной угрозе предупредили взбунтовавшиеся рабы рептилоидов -- низкорослые сероиды. Мы попытались вступить в союз с высокими блондинами с Плеяд, они очень на нас похожи. С большим трудом удалось заключить соглашение, но тут выяснилось, что нас опять обманули. Низкорослые сероиды оказались не такими простыми. А обитатели Плеяд не такими дружелюбными. Так что, господин президент, необходимо решать: либо мы меняем политику, либо идем прежним курсом... В КОРИДОРЕ Тоннель плавно изгибался, в потолок были встроены лампы. Казалось, тоннель сделан из полированного алюминия. Слышался приглушенный гул, словно за стеной работала тяжелая техника. Дукакис и Уоткинс молча шли по тоннелю. Президент начинал по-настоящему нервничать. Не стоило отправляться сюда без охраны. И Уот-кинса следовало бы проверить, а не тащиться за ним, как слепому котенку. Дали хотя бы день или два побыть президентом, привыкнуть к положению и людям... Он слишком легко позволил себя увести. "Надеюсь, -- подумал Дукакис, -- мне не придется за это расплачиваться". Они продолжали идти по длинному тоннелю, освещенному встроенными в потолок лампочками. Что это на полу -- ковер? А может, резиновая дорожка? О чем должен думать президент, шагая по этому коридору? Как бы то ни было, пора переходить к следующей сцене. В конце тоннеля дверь. Возле нее охранник. Он очень высокий, вместо лица неразличимое бледное пятно. -- Кто это? -- шепотом спросил Дукакис. -- А, это один из Синтетических. Не волнуйтесь, они на нашей стороне. ОБСЛЕДОВАНИЕ НА ПРЕДМЕТ ИМПЛАНТАНТОВ -- Одну минуту, -- произнес охранник, сжимавший в руке странного вида пистолет. -- Наши удостоверения, -- сказал Уоткинс и протянул запаянные в пластик карточки. Охранник кивнул. -- Теперь я должен провести внешний оср. -- Его трогать нельзя! -- воскликнул Уоткинс. -- Это президент! -- У меня приказ, -- упрямо повторил охранник. -- Вы же знаете, как они говорят: во вселенной Гоблинов каждый может надеть чужое лицо. -- Это место полностью защищено от несанкционированного проникновения. -- Так же думали и в Аде, штат Оклахома. Пожалуйста, сэр, не заставляйте меня применять силу. -- Ну, ладно, -- проворчал Уоткинс и обернулся к Дукакису: -- Это всего лишь формальность, р. Он должен проверить ваши ноздри специальным инструментом. -- Ничего не... -- выдохнул Дукакис, но в следующий момент стражник подтянул его к себе, запрокинул ему голову и посветил маленьким фонариком вначале в одну, а потом в другую ноздрю. Осмотрев ноздри через увеличительное стекло, он выключил фонарик и произнес: -- Вы можете проходить. Видя, что опешивший Дукакис намерен устроить настоящий скандал, Уоткинс потащил его по коридору. -- Что все это значит? -- возмущенно выкрикивал Дукакис. -- Ищут имплантанты, сэр, -- объяснил Уоткинс. -- Приборы, которые подключаются к мозгу. Их вводят через ноздри, в область оптического нерва. Дукакис нахмурился. -- Через ноздри нельзя выйти к оптическому нерву. -- Знаю,р. Поэтому вначале лазером просверливают отверстие. -- Кто этим занимается? -- Мы точно не знаем. Вначале думали, что сероиды, но выяснилось, что мы сильно преувеличиваем их возможности. По всей видимости, за этим стоят еще более зловещие существа, рептилоиды с Драко. -- Кто такие сероиды? -- спросил Дукакис. -- Раньше мы считали их друзьями, -- сказал Уоткинс. -- Теперь нет. Только, пожалуйста, не говорите им про мои слова. -- Куда вы меня тащите? -- Вы должны встретиться с пришельцами, господин президент. ПЛАН ЭВАКУАЦИИ НА МАРС Дверь открылась. В комнату заглянул человек и спросил, обращаясь к Уоткинсу: -- Новый президент здесь? -- Здесь. Но он занят. -- Не мог бы он заскочить на минуту и одобрить поправки к плану эвакуации? -- Дружище Дженкинс, он только что ознакомился с режимом секретности. Мы не успели посвятить его в планы эвакуации. В этот момент Дукакис произнес: -- Секунду. Я хочу знать, что происходит. С этими словами он прошел в соседнюю комнату. За ним последовал раздраженный Уоткинс. Около дюжины человек сидели за длинным столом. Дженкинс тут же обратился к Дукакису: -- Суть дела в том, господин президент, что мы намерены отказаться от плана, согласно которому в случае атаки пришельцев все правительственные чиновники, начиная с уровня GSC-04 и выше, будут вывезены на Марс. Сопровождать их смогут только люди, имеющие специальный допуск. Члены семьи в эту категорию не попадают. -- Считаю, что правительственные служащие должны оставаться на своих местах, даже если корабль пойдет ко дну, -- отрезал Дукакис. -- Хорошо, хорошо, -- торопливо сказал Уоткинс. -- Нам пора,р. Но было уже поздно, президент успел понять, что его заманили в ловушку. ДУКАКИС БЕЖИТ, ЕГО ПРЕСЛЕДУЮТ -- Все, хватит, мне надо отсюда уходить, -- сказал Дукакис и огляделся.Вокруг белели фанатичные, нечеловеческие лица. Кто-то поднял руку с чем-то белым и омерзительным, и Дукакис бросился бежать. За его спиной прогремел взрыв. Первый осколок просвистел в дюйме от его головы. Дукакис завернул за угол и обнаружил разветвление. Он выбрал левый тоннель и помчался по отполированной стальной трубе. МЕТАМОРФОЗА Пойманный в перекрестье лучей, Дукакис дергался, извивался, скользил, но не падал. Лицо президента изменилось, вытянулось, побледнело, стало неузнаваемым. Руки выросли и приобрели бутылочно-зеленый оттенок. Он схватился за лучи и резко дернул их в разные стороны. Лучи разлетелись, как осколки стекла. Дукакис принял угрожающую стойку и двинулся на противника. В этот момент в дверях показался Уоткинс со странным пистолетом. Из ствола вырвалось белое пламя, коснулось Дукакиса и тут же окутало его ослепительным облаком энергии. Жидкости в теле Дукакиса закипели, он дико закричал. Долго мучиться и агонизировать ему не пришлось. Лучевой пистолет был выставлен на самую высокую отметку. Влага мгновенно испарилась, сухая плоть и нервы вспыхнули и тут же сгорели. На пол упали черные хлопья золы. -- Ты в порядке? -- спросил Уоткинс. -- Кажется, да, -- ответил Дженкинс. -- Что это было? -- То, чего мы не предвидели, -- сказал Уоткинс. -- Похоже, вмешались синие чироки с Альдебарана. До сих пор они не проявляли к Земле никакого интереса. Только их еще нам не хватало. Господи, синие чироки!.. -- Я считаю, что сдаваться рано, -- сказал Дженкинс. -- Тебе надо немедленно связаться с Главной Программисткой. Попроси ее изъять пару месяцев из Основного Времени Земли и переиграть выборы на победу Буша. Уоткинс неуверенно покачал головой. -- Ты же знаешь, как она не любит переделывать историю. Считает, что большое количество аномалий портит конструкцию. -- Это необходимо, -- твердо заявил Дженкинс. -- Временная линия президентства Буша -- единственный вариант, не допускающий победы синих чироков. Он даст нам возможность перевести дух и построить защиту, прежде чем они сообразят, что мы сделали. -- Хорошо, -- кивнул Уоткинс. -- Постараюсь. А тебе известно, что с Бушем мы получим вторжение в Кувейт и иракский кризис? -- Известно, -- проворчал Дженкинс. -- Только выбора все равно нет. Либо мы, либо синие чироки. -- Ладно. -- Уоткинс подошел к двери и обернулся. -- Что делать с Дукакисом в новом временном варианте? -- Что хотите, то и делайте. Теперь надо думать о Буше.




Реклама: