Роберт Шекли. Идеальная женщина

--------------------------------------------------------- Перевод А. Мельникова Сканирование и проверка: Несененко Алексей tsw@inel.ru 4.1.1999 --------------------------------------------------------- Перевод А. Мельникова Мистер Морчек пробудится с ощущением какого-то кисловатого привкуса во рту Последнее, что он помнил со вчерашней вечеринки, устроенной Триад-Морганом, был раскатистый смех Джорджа Оуен-Кларка. Ах, какая была вечеринка! Жители всей Земли праздновали начало нового тысячелетия. Наступил 3000-и год! Всеобщий мир и благоденствие, счастливая жизнь... -- Вы счастливы? -- с хитрой улыбкой спросил Оуен-Кларк, слегка пошатываясь от принятого. -- Я имею в виду, счастливы ли вы со своей милой женушкой? Какая бестактность! Все знали, что Оуен-Кларк был сторонником примитивизма, но это еще не давало ему права соваться в чужие дела только потому, что сам Оуен-Кларк женат на обычной женщине, которых теперь называют Примитивными? -- Я люблю свою жену, -- с достоинством отвечал Морчек. -- Она намного нежнее и заботливее, чем та неврастеничка, которую вы называете своей женой. Но, конечно, примитивистов трудно пронять: у них толстая шкура. Примитивисты любят недостатки своих жен больше, чем их достоинства, -- они просто обожают их капризы. Улыбка Оуен-Кларка сделалась еще загадочнее, и он сказал: -- Знаете, старина Мор 1ек, мне кажется, что ваша жена нуждается в диспансеризации. Вы обращали в последнее время внимание на ее рефлексы? Непроходимый идиот! Припомнив весь этот разговор, мистер Морчек встал с постели, жмурясь от яркого утреннего солнца, которое пробивалось сквозь шторы. Мирины рефлексы, черт бы их побрал! В том, что сказал Оуен-Кларк, была крупица истины. В последнее время Мира была как будто не в себе. -- Мира! -- позвал Морчек. -- Где мой кофе? Мгновение с первого этажа никто не отвечал. Затем раздался приятный женский голос: -- Сию минуту! Морчек натянул брюки, все еще сонно мигая глазами. Хорошо, что три следующих дня объявлены праздничными. За это время он успеет прийти в себя после вчерашней вечеринки. Спустившись по лестнице, Морчек увидел суетящуюся Миру, которая наливала кофе, раскладывала салфетки и выдвигала для него кресло. Он уселся, а она поцеловала его в лысину. Он любил, когда она его целовала в лысину. -- Как моя женушка чувствует себя сегодня? -- спросил он. -- Великолепно, мой дорогой! -- ответила она, помедлив секунду, -- Сегодня я приготовила тебе биффсольнички. Ты же их любишь... Морчек надкусил биффсольник, он оказался очень сочным, и запил его кофе. -- Так как твое самочувствие? -- снова поинтересовался он. Мира намазала маслом кусочек поджаренного хлеба и подала мужу. -- Великолепно! Ты знаешь, вечеринка вчера была прекрасная. Мне там так понравилось! -- Я немного захмелел, -- признался Морчек, изобразив на лице подобие улыбки. -- Мне нравится, когда ты немного под хмельком, -- сказала Мира. -- У тебя голосок тогда становится, как у ангела, конечно, как у очень умного ангела. Я готова была слушать тебя не переставая. Она намазала маслом еще кусочек хлеба и подала мужу. Мистер Морчек сиял, как красное солнышко, потом вдруг нахмурился. Он положил на тарелку биффсольник и поскреб пальцами щеку. -- Знаешь, у меня была небольшая стычка с Оуен-Кларком. Он разглагольствовал о примитивных женщинах. Мира ничего не отвечала, она готовила для мужа пятый кусок поджаренного хлеба с маслом. На столе выросла уже целая горка из бутербродов. Она принялась намазывать шестой, но Морчек легонько дотронулся до ее руки. Она подалась вперед и поцеловала его в кончик носа. -- Примитивные Женщины! -- с презрением произнесла она. -- Кто бы говорил! Эти неврастенички? Тебе же со мной лучше, правда, милый? Ну и что из того, что я модернизированная? Ни одна Примитивная Женщина не будет любить тебя так, как я! А я тебя обожаю! То, что она говорила, было правдой. За всю писанную историю человечества мужчина никогда не был счастлив с обычной Примитивной Женщиной. Эгоистичные, избалованные натуры, они требовали, чтобы о них всю жизнь заботились и проявляли к ним внимание. Всех возмущало то, что жена Оуен-Кларк заставляла мужа вытирать тарелки. И он, дурак, с этим мирился! Примитивным женщинам постоянно требовались деньги, на которые они покупали себе тряпки и разные безделушки, им нужно было подавать завтрак в постель, они уходили из дому для игры в бридж, часами висели на телефоне и выделывали черт знает что. Они пытались отнять у мужчин выгодные должности. В конечном счете, они доказали свое равенство. Некоторые идиоты, вроде Оуен-Кларка, соглашались, что эти женщины ни в чем не уступают мужчинам. После таких бесспорных проявлений безграничной любви к нему со стороны жены мистер Морчек почувствовал, что неприятные ощущения после вчерашней ночи постепенно улетучиваются. Мира между тем ничего не ела. Он знал, что она имела привычку перекусить без него, с тем чтобы все свое внимание переключить на то, чтобы накормить мужа. Вот эти так называемые мелочи и делали обстановку в доме совершенно особенной. -- Оуен-Кларк сказал, что у тебя замедленная реакция. -- Неужели? -- спросила Мира, немного помедлив. -- Эти примитивисты воображают, будто им все известно. Это был правильный ответ, но было очевидно, что он чуть-чуть запоздал. Мистер Морчек задал жене еще несколько вопросов. Время реакции он проверял по секундной стрелке на кухонных часах. Сомнений не было -- ее реакция запаздывала. -- Почту принесли? -- быстро спросил он ее. -- Кто-нибудь звонил? Я не опоздаю на работу? Спустя три секунды она раскрыла рот и снова его закрыла. Случилось нечто непоправимое. -- Я тебя люблю, -- было все, что она смогла вымолвить. Мистер Морчек почувствовал, как у него тревожно забилось сердце. Ведь он ее любил! Любил безумно, страстно! Но этот проклятый Оуен-Кларк был прав. Миру нужно подлечить Казалось, она читает его мысли. Она вновь оживилась и произнесла -- Я хочу только одного, дорогой, чтобы ты был счастлив. Кажется, я заболела... Ты позаботишься о том, чтобы меня вылечили? Возьмешь меня обратно после обследования? И не позволяй им изменять меня -- я не хочу никаких перемен! Она закрыла лицо руками. И заплакала -- беззвучно, чтобы не досаждать ему. -- Это будет обычная проверка, дорогая, -- сказал Морчек, сам едва сдерживая слезы. Но он знал, также как и Мира, что она действительно больна. "Как это несправедливо! -- думал он. -- Примитивная Женщина с ее грубым мозговым веществом почти не подвержена таким болезням. Но здоровье нежной Современной Женщины с ее тонкой чувствительностью чрезвычайно уязвимо. Какая чудовищная несправедливость! Именно поэтому Современная Женщина вобрала в себя все самые драгоценные качества женской натуры. Ей не хватает только выносливости". Мира снова оживилась. С усилием поднялась на ноги. Она была очень красива. На ее щеках выступил болезненный румянец, а утреннее солнце высветило ее прекрасные волосы. -- Милый, -- сказала она слабым голосом, -- Ты не позволшь мне остаться еще ненадолго? Может быть я сама собой поправлюсь? Но глаза се уже застилала пелена. -- Милый... Она попробовала собрать вес силы, держась за край стола. -- Когда у тебя будет другая жена, не забывай, как я тебя любила. Она села. Выражение ее лица сделалось бессмысленным. -- Я подгоню машину, -- пробормотал Морчек и поспешил выйти из кухни. Он почувствовал, что еще немного и сам расклеится. Он направился в гараж усталой походкой. Мира его покинула! И современная наука, несмотря на все ее достижения, не в силах ей помочь! Он подошел к гаражу и сказал: -- Подавай задним ходом! Машина плавно подалась назад и остановилась рядом с хозяином. -- Что-нибудь случилось, босс? -- спросила машина. -- Вы чем-нибудь расстроены? Никак не отойдете после вчерашнего. -- Нет, это из-за Миры. Она сломалась. Машина мгновение помолчала. Потом негромко сказала: -- Мне очень жаль, мистер Морчек. Мне бы очень хотелось вам помочь. -- Спасибо, -- сказал Морчек, который обрадовался тому, что в тяжелый час рядом есть друг. -- Боюсь, что мне уже никто сможет помочь. Машина подъехала задним ходом к самой двери дома, и Морчек помог Мире устроится на заднем сиденье. Машина плавно тронулась. Всю дорогу до завода она тактично хранила молчание.




Реклама: